Бичурин Иакинф
Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.90*4  Ваша оценка:


   ?

Китай

Его жители, нравы, обычаи, просвѣщеніе

Сочиненіе

Монаха Іакинѳа.

САНКТПЕТЕРБУРГЪ.

Въ типографіи Императорской Академіи Наукъ.

1840.

OCR Бычков М. Н.

http://az.lib.ru

  

Чертежъ перваго начала.

0x01 graphic

  

ПРЕДИСЛОВІЕ.

  
   Все, что только написано мною общаго касательно нравовъ, обычаевъ и просвѣщенія въ Китаѣ, при всей краткости своей, достаточно подать вѣрное и ясное понятіе о гражданскомъ образованіи китайскаго государства. Въ Европѣ до сего времени полагали Китай въ Азіи не по одному географическому положенію, но и въ отношеніи къ гражданскому образованію -- разумѣя подъ образованіемъ одно варварство и невѣжество: но сами не могли примѣтить своего заблужденія по сему предмету. Первые Католическіе миссіонеры, при своемъ вступленіи въ Китай, превосходно описали естественное и гражданское состояніе сего государства: но не многіе изъ нихъ, и тѣ только слегка касались нравовъ и обычаевъ народа. Въ послѣдствіи другіе Католическіе же миссіонеры, увлеченные ревностію къ христіанству, описали языческую нравственность Китайцевъ, разумѣется, довольно черными красками, и это столь польстило умной Европѣ, что лучшіе писатели ея, касавшіеся Китая, одинъ предъ другимъ старались вполнѣ выказать свое краснорѣчіе, чтобъ усилить черноту красокъ, какъ будтобы отъ этого преимущество христіанскихъ народовъ выказывалось въ краскахъ свѣтлѣе обыкновенныхъ. Въ новѣйшее время Мориссонъ и Дависъ сообщили истинное понятіе о Китаѣ: но они ограничились чрезвычайно краткими очерками, которыми могли возбудить одно изумленіе, и потомъ оставить въ недоумѣніи. Надлежало глубоко вникнуть въ законодательство и дѣйствія правительства, чтобъ постигнуть духъ законовъ, политику управленія, и потомъ опредѣлить степень просвѣщенія. Съ перваго взгляда можно только примѣтить, что чернь въ Китаѣ въ образованіи стоитъ нѣсколькими степенями выше черни многихъ Европейскихъ государствъ, а касательно религіи ничего положительнаго не имѣетъ. Дѣйствительно мы нынѣ знаемъ въ свѣтѣ одинъ только народъ, у котораго философія, къ необыкновенному удивленію Европы -- связана съ религіею самыми тѣсными узами. Я разумѣю здѣсь религію государственную, народную, которая носитъ названіе жу-цзяо. Внутренній составъ сей религіи основанъ на чисто-философскихъ началахъ, и притомъ той самой философіи, которая чрезъ училищное воспитаніе проникла всѣ сословія народа, подобно какъ вода чрезъ слои губки. Наоборотъ большая часть древнихъ положеніи сей филосовіи состоитъ изъ началъ религіозныхъ -- той самой религіи, которая возникла съ первоначальнымъ гражданскимъ образованіемъ Китайскаго народа. Здѣсь предстоитъ намъ вопросъ, что въ Китаѣ древнѣе: религія или философія? Предоставимъ рѣшить этотъ вопросъ Китайской Исторіи, которая хронографическою жизнію живетъ съ самаго основанія Китайской Имперіи, и была очевиднымъ свидѣтелемъ всего происходившаго въ народѣ въ теченіе сорока двухъ вѣковъ. Китай достоинъ нашего взгляда.
  

ОГЛАВЛЕНЕ

  
   I. O Китайскомъ языкѣ и письмѣ
   II. Краткія статистическія свѣденія о Китаѣ
   III. Взглядъ на просвѣщеніе въ Китаѣ
   Училища
   Педагогическій институтъ Го-цзы-цзянь
   Астрономическій институтъ цинъ-тъхянь-цзянь
   Приказъ ученыхъ Хань-линь-юанъ
   IѴ. Общественная и частная жизнь Китайцевъ
   Дворецъ и другія государственныя зданія въ Пекинѣ
   Строеніе и расположеніе зданій
   Лѣтосчисленіе
   Времесчисленіе
   Дань и поздравительный адресъ
   Родовыя прозванія и имена
   Церемояіалъ большаго и малаго выхода при дворѣ
   Церемоніалъ семейственныхъ при дворѣ поздравленій на новый годъ
   Церемоніалъ вступленія на престолъ
   Церемоніалъ брака государева
   Церемоніалъ женитьбы царевича
   Погребеніе государей
   Церемоніалъ землепашества совершаемаго Государемъ
   Обрядъ шелкодѣлія совершаемый Государынею
   Церемоніалъ большаго пира при дворѣ
   Общіе брачные обряды
   Обряды при родинахъ
   Похоронные обряды
   Трауръ
   Народные праздники
   Правила учтивости
   Пища Китайцевъ
   Одѣяніе Китайцевъ
   V. Мѣры народнаго продовольствія въ Китаѣ
   VI. Уголовное законодательство
   VII. Шаманство
   VIII. Китайская газета
   IX. Поясненіе отвѣтовъ Г. Крузенстерна
   X. Нравы
   XI. Система міробытія
   XII. Прибавленія
   Французское начертаніе Китайскихъ выговоровъ
   Англійское начертаніе Китайскихъ выговоровъ
  

I.

О КИТАЙСКОМЪ ЯЗЫКѢ И ПИСЬМѢ.

  
   Китайскій языкъ совершенно отличенъ отъ всѣхъ извѣстныхъ и древнихъ и новѣйшихъ языковъ, и отличенъ изумляющею странностію въ томъ, что нѣтъ въ немъ ни словопроизводства отъ корней, ни измѣненія словъ по окончаніямъ; даже, если можно такъ сказать, нѣтъ въ немъ и словъ, а Китайцы говорятъ звуками, которые безъ связи съ другими звуками не могутъ представлять опредѣлительныхъ понятій; потому что число всѣхъ звуковъ не простирается выше 446, и каждый изъ нихъ заключаетъ въ себѣ множество различныхъ понятій; а если случится выразить что нибудь однимъ звукомъ не въ связи съ другими звуками; то нужно бываетъ присовокуплять къ оному другой звукъ, составляющій съ нимъ извѣстное выраженіе, или сказать условный знакъ (букву) произнесеннаго звука. Равнымъ образомъ письмо Китайское есть идеографическое, въ которомъ нѣтъ буквъ для изображенія звуковъ голоса; а мѣсто ихъ занимаютъ условные знаки, которые сами собою представляютъ или предметъ или понятіе. По сему опредѣленію Китайскія письмена имѣютъ совершенное сходство съ мимическимъ языкомъ глухонѣмыхъ, которые къ выраженію мыслей употребляютъ знаки. Жители разныхъ странъ, неразумѣя языковъ другъ друга, если знаютъ Китайское письмо, свободно могутъ разговаривать между собою. Столь странныя свойства и языка и письма Китайскаго представляютъ иностранцу ихъ изученіе очень труднымъ: но сія трудность скоро и легко уравнивается при внимательномъ разсматриваніи состава ихъ. Въ Китайскомъ языкѣ есть умственное измѣненіе, которое оттѣняетъ въ немъ качества, дѣйствіе, состояніе, взаимное отношеніе предметовъ и связь сужденіи, и такимъ образомъ вполнѣ замѣняетъ употребляемое для сего во всѣхъ другихъ языкахъ словоизмѣненіе въ окончаніяхъ по склоненіямъ и спряженіямъ, по родамъ и числамъ. Умственное измѣненіе въ Китайскихъ звукахъ заключается въ измѣненіи самаго смысла ихъ и есть двоякое: словопроизводное, опредѣляющее разряды словъ, и грамматическое, которое показываетъ измѣненіе въ окончаніяхъ сообразно словосочиненію того языка, на который дѣлается переложеніе съ Китайскаго. Словопроизводное измѣненіе состоитъ въ томъ, что одно и тоже слово принимаетъ качества разныхъ частей рѣчи по одному отношенію къ мѣсту, которое занимаетъ оно въ связи съ прочими словами, составляющими рѣчь. По правиламъ же грамматическаго измѣненія имена существительныя и прилагательныя умственно измѣняются въ окончаніяхъ соотвѣтственно своему значенію въ рѣчи и тѣмъ словамъ, съ которыми онѣ въ связи; такимъ же образомъ и глаголы измѣняются въ окончаніи сообразно обстоятельствамъ рѣчи. Вмѣстѣ съ Китайскими звуками и такимъ же точно образомъ измѣняются и условные знаки -- неизмѣняемые въ начертаніи.
   Что касается до произношенія Китайскихъ звуковъ, въ Европѣ давно ввели и утвердили единообразный выговоръ и единообразное начертаніе ихъ на своихъ языкахъ. Русскіе синологи напротивъ только что начинаютъ съ робостію показываться на поприщѣ словесности восточныхъ народовъ. Новость предметовъ и упражненій почти на каждомъ шагу представляетъ имъ сомнѣнія, и это колебаніе примѣтно даже въ различіи выговора и начертанія однихъ и тѣхъ же звуковъ. Въ подобномъ затрудненіи надобно вслушаться въ произношеніе самихъ Китайцевъ, и по оному сдѣлать положеніе для правильнаго выраженія Китайскихъ звукомъ Русскими буквами.
   Изъ буквъ, входящихъ въ составъ Китайскихъ звуковъ, нѣтъ ни одной, которой бы не было въ Русскомъ языкѣ; замѣтное же въ Китайскомъ языкѣ отличіе нѣкоторыхъ звуковъ не составляетъ новыхъ буквъ, а происходитъ отъ произношенія. Въ изданной много Китайской грамматикѣ я показалъ, въ чемъ состоитъ это отличіе, но не показалъ естественныхъ причинъ тому.
   Русскія буквы, входящія въ произношеніе Китайскихъ звуковъ, по выговору раздѣляются на:
   1) произносимыя въ гортань и изъ гортани,
   2) произносимыя въ гортань, и
   3) произносимыя изъ гортани.
   Буквы произносимыя въ гортань и изъ гортани суть:
   А. Въ началѣ слова произносимое въ гортань образуетъ мягкое а подходящее къ а съ преддыханіемъ '; напр. , ?нь, ?о; произносимое же изъ гортани образуетъ мутное а подходящее къ нга или къ нъ-а, напр. нгай, нъ-ань. Но произношеніе того и другаго зависитъ отъ воли говорящаго, и разность въ произношеніи не измѣняетъ смысла въ рѣчи.
   К. Произносимое въ гортань образуетъ густое к, которое подходитъ къ гк слитно выговариваемымъ, а въ сѣверномъ Китаѣ къ твердому г; напр. гканъ, гко, гу; произносимое же изъ гортани образуетъ мягкое к, какъ бы послѣ него слѣдовало преддыханіе или знакъ протяженія --; напр. к-?нъ или к-анъ, к-о, к-у, Мы выражаемъ первое чрезъ твердое г, а послѣднее чрезъ кх слитно выговариваемыя {Неправильно Европейскіе оріенталисты первое, а Русскіе синологи послѣднее пишутъ и говорятъ одною буквою к; ибо Русское канъ въ самомъ смыслѣ противорѣчитъ Европейскому канъ, подъ которымъ разумѣется ганъ или гканъ; въ такомъ же отношеніи къ сему замѣчанію будутъ буквы и п и т. Ибо при неправильномъ ихъ начертаніи и произношеніи легко допустить противорѣчіе въ переводѣ, а Китаецъ въ разговорахъ съ иностранцемъ можетъ затрудниться въ подлинности смысла въ рѣчи.}.
   П. Произносимое въ гортань образуетъ густое и подходящее къ бп слитно выговариваемыя, и даже къ мягкому б; напр. бпа, бпо, бу, бэнь; произносимое же изъ гортани образуетъ мягкое и, какъ бы слѣдовало послѣ него преддыханіе ', или знакъ протяженія --; напр. п--'анъ, п-о. Мы выражаемъ первое чрезъ б, а послѣднее чрезъ пх слитно выговариваемыя.
   Т. Произносимое въ гортань образуетъ густое т, подходящее къ дт слитно выговариваемымъ, и даже къ мягкому д: напр. дта, дтанъ, дти, ду, произносимое же изъ гортани образуетъ мягкое т, какъ бы слѣдовало послѣ него преддыханіе, или знакъ протяженія --; напр. т'--анъ, т-о, m-у. Мы выражаемъ первое чрезъ д, а послѣднее чрезъ тх слитно выговариваемыя.
   Ц. Произносимое въ гортань перелетомъ чрезъ оконечность языка образуетъ густое ц подходящее къ цз слитно выговариваемымъ; напр. цзанъ, цзо, цзы, цзя; произносимое же изъ гортани образуетъ мягкое ц, подходящее предъ гласными а, o и э къ ц', ц--; а предъ гласными е, и, ю, я къ це слитно выговариваемымъ; напр. ц-а', ц-о, ц-у: ци какъ цеи; ця какъ цься.
   Ч. Произносимое въ гортань перелетомъ чрезъ оконечность языка образуетъ густое ч подходящее къ чж слитно выговариваемымъ; напр. чжань, чжи, чжу, произносимое же изъ гортани образуетъ мягкое ч подходящее ч' или къ ч-; напр. мягкое ч ч-'ань, ч 'о. ч-ень.
   По разнозвучію одной и той же буквы, производимому голосомъ при произношеніи оной съ разныхъ точекъ гортани, двойные звуки каждой буквы въ Китайскомъ тоническомъ словарѣ подъ названіемъ ву-инъ-цзи-янь поставлены попарно въ противоположности одинъ другому; напр. пхань -- бпанъ, кханъ-гканъ, тханъ-дтанъ, цань-цзань, ч'ань-чжань. Вотъ почему при тоническомъ переложеніи Китайскихъ звуковъ на Русскій языкъ принято нами за правило писать цза, чжа, а не дза, джа. Буквы произносимыя въ гортань суть:
   В. Произносится какъ у Маллороссовъ въ гортань глухо, образуя уа слитно выговариваемыя, напр. ванъ произносится какъ уанъ или вуанъ.
   Ж. Въ сѣверномъ Китаѣ въ произношеніи не имѣетъ отличія отъ русскаго Ж; въ южномъ же Китаѣ различно измѣняется.
   И. Въ началѣ слова произносится въ гортань густо, образуя йа слитно выговариваемыя; напр. йинь, йинъ; соединенное съ о образуетъ іо.
   Л. Въ сѣверномъ Китаѣ произносится также, какъ русское л; въ южномъ же Китаѣ столь густо стягивается въ гортань, что не возможно различить ли отъ ни, линъ отъ нинъ.
   М. П. Ѣ. въ произношеній не имѣютъ отличія отъ таковыхъ же русскихъ.
   Ю. Въ звукахъ юй и юе выговариваются очень мягко, а въ прочихъ звукахъ какъ русское ю.
   Я. Въ началѣ слова произносится какъ русское я, а послѣ согласныхъ произносится мягко, образуя іе слитно выговариваемыя; напр. цянь какъ бы ціень.
   Буквы произносимыя изъ гортани суть:
   С. Ф. Ш. Х. Всѣ сіи буквы въ произношеніи ихъ не имѣютъ отличія отъ таковымъ же русскихъ.
   Что касается до Европейскихъ языковъ, для правильнаго тоническаго переложенія Китайскихъ звуковъ недостаетъ въ нихъ буквъ ъ, м, ь, ю, э, я. Для изображенія первой на Французскомъ языкѣ къ конечной согласной буквѣ прибавляютъ Франц. g, а для изображенія второй оканчиваютъ слово одною согласною; букву ю пишутъ чрезъ іещ э, ѣ, е чрезъ простое е. напр. бэй, реі; я пишутъ чрезъ іа или ів; изъ согласныхъ буквъ чже пишутъ чрезъ tche, че чрезъ tchhe, цзѣ чрезъ tse, цэ чрезъ thse, цю или кю чрезъ khieou. Сіе переложеніе на языкахъ Латинскомъ и Англійскомъ еще сбивчивѣе. Русскіе литераторы, не зная ключа къ правильному произношенію Китайскихъ звуковъ на помянутыхъ языкахъ, при переводѣ статей о Китаѣ иногда столь уродуютъ собственныя имена, что не возможно и по догадкамъ дойти до правильнаго ихъ выговора; а отъ сего самыя любопытныя статьи теряютъ свою занимательность. Въ подобныхъ случаяхъ совѣтую пользоваться VI-ю таблицею, которая напечатана въ изданной мною Китайской грамматикѣ на стр. 116 и сл. и въ концѣ сей книги приложена подъ общимъ названіемъ прибавленій. Въ сей таблицъ помѣщенъ сводъ, въ которомъ Китайскіе выговоры на трехъ Европейскихъ языкахъ: Французскомъ, Латинскомъ и Англійскомъ подведены къ Русскимъ по пекинскому произношенію.
   Сверхъ сего еще есть одно обстоятельство, которое новому Русскому синологу знать нужно предварительно. Не довольно того, что звуки, т. е. слова въ китайскомъ языкѣ не измѣняются; но по чрезвычайной краткости своей они не удобны къ принятію измѣненій въ окончаніяхъ даже во всѣхъ другихъ языкахъ; напр. ла, по, ли, лу, мо, мы, му, и т. д. Европейскіе оріенталисты замѣтили это съ перваго вступленія въ Китай, и съ того времени приняли за правило не измѣнятъ китайскихъ звуковъ тонически перелагаемыхъ на свои языки. Русскіе синологи, по привычкѣ измѣнять иностранныя собственныя имена, еще не замѣтили, что въ русскомъ языкѣ въ отношеніи къ китайскому конечныя приставки могутъ своею сбивчивостію затруднять иностранныхъ переводчиковъ и даже вводить ихъ въ погрѣшности, что уже и случалось. И такъ кто желаетъ заниматься китайскою словесностію не для себя, а для ученаго свѣта, тому необходимо сообразоваться съ общепринятымъ въ Европѣ правиломъ по сему предмету -- даже для одного избѣжанія странности: ибо нынѣ упражненіе въ китайской словесности сдѣлалось общимъ въ цѣлой Европѣ.
  

КРАТКІЯ СТАТИСТИЧЕСКІЯ СВѢДѢНІЯ О КИТАѢ

  
   Китай, взятый въ значеніи Государства, заключаетъ въ себѣ 18 губерній и Маньчжурію; взятый въ значеніи Имперіи объемлетъ всю Монголію съ Хухэноромъ, Восточный Туркистанъ и Тибетъ,-- какъ владѣнія состоящія въ совершенномъ подданствѣ его.
   Губерніи раздѣляются на Области, управляющія Коммиссарства и Управляющіе Округи:
   Области, по земскому управленію, дѣлятся на Коммиссарства, Округи и Уѣзды; управляющіе Округи дѣлятся на Уѣзды. Управляющія Коммиссарства составляютъ отдѣльныя части, состоящія въ зависимости отъ Казенныхъ Палатъ, а на Уѣзды не раздѣляются, исключая Сюй-юнъ-тьхинъ въ губерніи Сы-чуань. Управляющими называются тѣ Коммиссарства и Округи, которые по управленію зависятъ непосредственно отъ начальниковъ Губерній. Неуправляющіе Коммиссарства и Округи считаются въ качествѣ уѣздовъ и зависятъ отъ областныхъ начальствъ.
   Управленіе губерній ввѣрено Генералъ-Губернаторамъ и Губернаторамъ, которые управляютъ оными чрезъ Казенныя палаты. Казенныя палаты въ управленіи дѣйствуютъ чрезъ областныя правленія; областныя правленія чрезъ уѣздныя правленія, которыя непосредственно управляютъ народомъ и приводятъ въ исполненіе распоряженія высшаго начальства.
   Военные начальники отдѣльно управляютъ ввѣренными имъ городами или крѣпостями съ принадлежащими къ онымъ землями и жителями.
   Первая губернія есть Чж_и_-ли, въ которой одна Казенная палата; главное правленіе въ Бао-динъ-фу {Т. е. главный въ губерніи городъ есть областной городъ Бао-динъ-фу, а Пекинъ считается столицею т. е. мѣстопребываніемъ государя. -- Для правильности въ произношеніи я ставилъ надъ словами знакъ ударенія. Въ словахъ, не имѣющихъ знака, должно разумѣть удареніе на послѣднемъ слогѣ; на пр.: Чжи-ли, Бао-динъ-фу.}. Сія губернія содержитъ въ себѣ 11 областей, 6 управляющихъ Округовъ и 3 управляющія Коммиссарства (въ Чжанъ-цзя-каэу (Калганѣ), Ду-ши-кхэу и Долон-норѣ); а Области и Округи раздѣлены на 17 округовъ и 124 уѣзда.
   Примѣч. Губернія Чжи-ли съ сѣверной стороны заключаетъ въ себѣ весь Чахарскій Аймакъ и часть Карциньскаго Аймака, лежащіе за Великою стѣною.
   Вторая губернія есть Шань-дунъ, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Цзи-кань-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ 10 областей, и 2 управляющихъ округа, а области и округи раздѣлены на 9 округовъ и 96 уѣздовъ.
   Третья губернія С_а_нь-си {Она же и Шань-си, потому что звукъ Шань произносится и Сань. Послѣдній выговоръ употребленъ мною для отличенія сей губерніи отъ другой губерніи, называемой Ш_а_нь-си. Различіе заключается въ удареніи.}, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Тхай-юань-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ 9 областей, 10 управляющихъ округовъ и 6 Коммиссарствъ, а области и округи раздѣлены на 6 округовъ и 85 уѣздовъ.
   Къ сей губерніи причисляется Аймакъ Тумотъ, лежащій за Великою стѣною, въ коемъ главный городъ есть Гуй-хуа-ченъ, по Монгольски Хухэхота. Онъ раздѣленъ на 6 Коммиссарствъ.
   Четвертая губернія есть Хэ-нань, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Кхай-фынъ-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ 9 областей, 4 управляющихъ округа, а области и округи раздѣлены на 6 округовъ, 91 уѣздовъ и одно Коммиссарство.
   Страна, лежащая отъ губерніи Шань-дунъ на Югъ, называется Лянъ-цзянъ что зн: по обѣ стороны рѣки Цзянъ. Она содержитъ въ себѣ три губерніи: Цзянъ-су и Ань-хой (въ Цзянъ-нань) и Цзянъ-си.
   Пятая губернія есть Цзянъ-су въ которой двѣ казенныя палаты: одна съ Цзянъ-нинъ-фу, другая въ Су-чжеу-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 8 областей, 1 управляющее коммиссарство, 3 управляющихъ округа и 62 уѣзда.
   Шестая губернія есть Ань-хой, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Ань-цинь-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 8 областей и 5 управляющихъ округовъ; а области и округи раздѣлены на 4 округа и 50 уѣздовъ.
   Седьмая губернія есть Цзянъ-си, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Нанъ-чанъ-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 13 областей, 1 управляющій округъ, кой раздѣлены на 2 коммиссарства и 75 уѣздовъ.
   Осьмая губернія есть Фу-цзянь, въ которой одна казенная палата, главное правленіе въ Фу-чжеу-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 10 областей, 2 управляющихъ округа; а области и округи раздѣлены на 4 коммиссарства и 62 уѣзда.
   Девятая губернія есть Чже-цзянъ, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Ханъ-чжеу-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 11 областей раздѣленныхъ на одно коммиссарство, одинъ округъ и 16 уѣздовъ.
   Страна лежащая отъ губерніи Хэ-нань на Югъ, пазывается Ху-гуанъ, что зн: обширность озеръ. Она содержитъ въ себѣ двѣ губерніи: Ху-бэй и Ху-нань.
   Десятая губернія есть Ху-бэй, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Ву-чанъ-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 10 областей, которыя раздѣлены на 7 округовъ и 60 уѣздовъ.
   Одиннадцатая губернія есть Ху-нань, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Чинъ-ша-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ; 9 областей, 4 управляющихъ округа, а области и округи раздѣлены на 3 округа и 64 уѣзда.
   Страна, лежащая отъ губерніи Сань-си на Западъ, называется Шань-гань, что зн: Шань и Гань и составляетъ двѣ губерніи: Шань-си и Гань-су; страна лежащая отъ губерніи Гань-су на западъ называется Или; а лежащая на юго-западъ называется Цинъ-хай, по Монгольски Хухэноръ (или Кукэ-норъ).
   Двѣнадцатая губернія есть Шань-си, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Си-ань-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 7 областей, 5 управляющихъ округовъ; а области и округи раздѣлены на 6 коммиссарствъ, 5 округовъ и 73 уѣзда.
   Тринадцатая губернія есть Гань-су, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Ланъ-чжеу-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 9 областей и 6 управляющихъ округовъ; а области и округи раздѣлены на 9 коммиссарствъ, 7 округовъ и 51 уѣздъ. Сверхъ сего находится 42 инородческихъ племенъ, управляемыхъ своими старшинами, называемыми по Китайски Тху-сы что зн: Туземный начальникъ. Инородческія племена состоятъ изъ Тангутовъ, живущихъ внутри Китая.
   Подъ вѣдомствомъ Генералъ-Губернатора губерній Шань-си и Гань-су состоитъ Хухэноръ, а въ Чжунгаріи Баркюль и Урумци, кой по географическому своему положенію, а болѣе для сообщенія съ западными землями причисляются къ губерніи Ганьсу.
   Четырнадцатая губернія есть Сы-чуань, въ которой одна казенная палата, главное правленіе въ Ченъ-ду-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 11 областей, 6 управляющихъ коммиссарствъ, 9 управляющихъ округовъ, а области и округи раздѣлены на 6 коммиссарствъ, 11 округовъ и 111 уѣздовъ. Сверхъ сего находится 269 инородческихъ племенъ, кой состоятъ изъ Тангутовъ, обитающихъ въ предѣлахъ Китая.
   Тибетъ по географическому положенію причисляется къ губерніи Сы-чуань. Два Китайскіе чиновника 4-го класса управляютъ симъ государствомъ подъ зависимостію Генералъ-Губернатора въ Сы-чуань.
   Примеч. Страна, лежащая отъ губерніи Цзянъ-си и Ху-нань на югъ, называется Лянъ-гуанъ что значитъ; двѣ Гуанъ и раздѣляется на двѣ губерніи: Гуанъ-дунъ (Кантонъ) и Гуанъ-си.
   Пятнадцатая губернія есть Гуанъ-дунь, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Гуанъ-чжеу-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 10 областей, и 3 управляющіе округа; а области и округи раздѣлены на 2 коммиссарства, 7 округовъ и 79 уѣздовъ.
   Шестнадцатая губернія есть Гуанъ-си, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Гуй-линь-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 11 областей и одинъ управляющій округъ, кой дѣлятся на 5 коммиссарствъ, 16 округовъ, 47 уѣздовъ. Сверхъ сего находятся 46 инородческихъ племенъ.
   Примѣч. Страна, лежащая отъ губерніи Сы-чуань на югъ, называется Юнъ-гуй что зн. юнъ и гуй, и раздѣляется на двѣ губерніи: Юнь-нань и Гуй-чжеу.
   Семнадцатая губернія есть Юнь-нань, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Юнь-нань-фу. Сія губернія заключаетъ въ себѣ: 14 областей, 3 управляющихъ коммиссарства и 4 управляющихъ округа, а области и округи дѣлятся на 9 коммиссарствъ, 21 округовъ и 57 уѣздовъ. Сверхъ сего находится 50 инородческихъ племенъ (Тангутскаго и Индійскаго происхожденія).
   Осьмнадцатая губернія есть Гуй-чжеу, въ которой одна казенная палата; главное правленіе въ Гуй-янъ-фу. Сія губернія содержитъ въ себѣ: 13 областей, а области раздѣлены на 11 коммиссарствъ, 13 округовъ и 34 уѣзда. Сверхъ сего находится 81 инородчесное племя.
   Къ Китайской Имперіи отдѣльно принадлежитъ Маньчжурія, которая состоитъ изъ трехъ военныхъ губерній: Шенъ-цзинъ, Ги-ринь и Хэ-лунъ-цзянъ. Шенъ-цзинъ содержитъ въ себѣ двѣ области, раздѣленныя на три коммиссарства, 4 округа и 8 уѣздовъ. Главнокомандующій имѣетъ пребываніе въ Фынъ-тьхянь-фу; изъ помощниковъ его: одинъ въ Цзинь-чжеу-фу, второй въ Синь-ю-ченъ. Кромѣ сего еще считается 11 укрѣпленныхъ мѣстъ занимаемыхъ гарнизонами.
   Гиринь раздѣляется на три коммиссарства, въ коихъ считается 8 городовъ или укрѣпленныхъ мѣстъ. Главнокомандующій имѣетъ пребываніе въ Гиринь-хотонь; четыре помощника его занимаютъ города: Нингуту, Бэдунэ, Арчукъ и Сань-синъ.
   Хэ-лунъ-цзянъ раздѣляется на три части, имѣющія названіе отъ городовъ. Главнокомандующій имѣетъ пребываніе въ Цицикарѣ; два помощника его занимаютъ города Мэргынь и Хэ-лунъ-цзянъ-ченъ.
   Мѣстныя начальства ежегодно составляютъ вѣдомость о народонаселеніи въ подчиненныхъ имъ мѣстахъ и представляютъ въ Палату Финансовъ.
   Племена, населяющія Китай, суть; 1) Китайцы, 2) Маньчжуры; 3) Монголы; 4) Туркистанцы; 5) Фань; 6) Цянъ; 7) Miаo; 8) Яо; 9) Ли; 10) И.
   Китайцы какъ коренные обитатели составляютъ самое многочисленное племя, и обитаютъ по всѣмъ губерніямъ.
   Маньчжуры очень малочисленны; но какъ племя господствующее въ Китаѣ, содержитъ только гарнизоны въ важныхъ городахъ.
   Монголы, вошедшіе въ Китай вмѣстѣ съ Маньчжурами, служатъ въ Пекинѣ и въ гарнизонахъ по губерніямъ.
   Туркистанцами называются Татары, обитающіе въ разныхъ губерніяхъ, и причисленные къ податному сословію. Только Саларскіе Татары въ губерніи Гань-су находятся подъ вѣдомствомъ своихъ родовыхъ старшинъ.
   Фанъ есть Китайское общее названіе Тангутовъ, обитающихъ въ губерніяхъ: Гань-су, Сы-чуань и Юнь-нань. Это-же названіе носятъ инородцы острова Тхай-вань, состоящіе подъ зависимостію Китая.
   Цянъ есть древнее Китайское названіе нѣкоторыхъ Тангутскихъ родовъ, обитающихъ въ Сѣ-чжеу въ губерніи Гань-су и въ Мэу-чжеу въ губерніи Сы-чуань.
   Miаo суть предки Тангутовъ, разсѣянно живущіе въ губерніяхъ Ху-нань, Сы-чуань, Гуанъ-си и Гуй-чжеу.
   Яо есть названіе инородцевъ, обитающихъ въ губерніяхъ Ху-нань и Гуанъ-дунъ.
   Ли суть инородцы, обитающіе на островѣ Хай-нань.
   И суть также инородцы, живущіе въ губерніи Ху-нань.
   Въ отношеніи къ счисленію народа податныхъ сословій, совершеннолѣтіе мужеска пола полагается съ 16, а устарѣлость въ 60 лѣтъ.
   Населенность Китая ежегодно возрастаетъ не въ одинаковомъ содержаніи. По вѣдомостямъ представленнымъ изъ губерній въ 1812 году, считалось обоего пола:
  
   I. Въ Чжи-ли -- 27,990,810
   II. -- Шань-дунъ -- 28,958,764
   III. -- Сань-си -- 14,004,210
   IV. -- Хэ-нань -- 23,037,171
   V. -- Цзинъ-гу -- 37,843,501
   VI. -- Ань-хой -- 34,168,059
   VII. -- Цзянь-си -- 23,046,999
   VIII. -- Фу-цзянь -- 14,777,410
   IX. -- Чже-цзянъ -- 26,256,184
   X. -- Хубэй -- 27,310,098
   XI. -- Ху-нань -- 10,207,256
   XII.-- Шань-си -- 18,652,507
   XIII. -- Гань-су -- 15,354,875
   XIV. -- Сы-чуань -- 21,435,678
   XV. -- Гуанъ-дунъ -- 19,474,030
   XVI. -- Гуанъ-си -- 7,313,895
   XVII. -- Юнь-нань -- 5,561,320
   XVIII. -- Гуй-чжеу -- 5,288,279
   XIX.-- Маньчжуріи (Китайцевъ) -- 1,249,184
   Итого -- 361,691,430 душъ.
  
   Примѣч. Въ помянутую вѣдомость не внесены восемь знаменъ военнаго сословія, заключающаго въ себѣ людей трехъ націй: Маньчжуровъ, Монголовъ и Китайцевъ, пришедшихъ изъ Маньчжуріи.
   Инородцы, состоящіе въ подданствѣ Китая, особо исчисляются семействами и частію по душамъ. Сихъ инородцевъ считается.
  
   Тангутовъ въ губерніи Гань-су -- 26,644 семействъ.
   -- -- -- Сы-чуань -- 72,374
   -- -- -- Хухунорѣ -- 7,842
   -- -- -- Тибетѣ -- 4,889
   Туркистанцевъ въ Туркистанъ и Или -- 69,644
   -- -- -- Хухунорѣ -- 2,368
   Таннускихъ Урянхайцевъ -- 1,007
   Алтайскихъ Урянхайцевъ -- 685
   Алтайнорскихъ -- -- -- 208
   Усть-Амурскихъ Тунгусовъ -- 2,398
   Всего -- 188,123
  
   Внутри Китая каждому семейству или дому дается отъ мѣстнаго начальства воротная табель съ прописаніемъ живущихъ въ домѣ, которая ежегодно перемѣняется.
   При перемѣнѣ табели, выбывшихъ исключаютъ, а прибывшихъ вносятъ. Кто перемѣняетъ жительство, обязанъ объявить мѣстному начальству, чтобъ получить воротную табель {Воротная табель есть письменный видъ, скрѣпленный печатью мѣстнаго начальства. Сія табель налепляется на наружной сторонѣ воротъ каждаго дома и всякаго торговаго заведенія.}.
   Десять домовъ составляютъ десятокъ, Пхай; въ десяткѣ есть десятникъ, Пхай-тхэу. Десять десятковъ составляютъ сотню, Цзя; въ сотнѣ находится сотникъ, Цзя-чжанъ. Десять сотенъ составляютъ волость, Бао; въ волости поставляется Управитель, Бао-чженъ. Это учрежденіе соблюдается и между Китайцами за границею живущими.
   Десятники, Сотники и Управители избираются изъ народа на время. Они должны быть изъ грамотныхъ и семейныхъ людей. Обязанность ихъ состоитъ въ наблюденіи за нравственностію людей своего вѣдомства, т. е. нѣтъ ли между ними снискивающихъ пропитаніе не позволительными средствами, или пришлыхъ подозрительныхъ людей, о коихъ они обязаны доносить по начальству. Это земское управленіе одинаково во всѣхъ городахъ, слободахъ и деревняхъ.
   Десятники, Сотники и Управители обязаны ежегодно составлять вѣдомость, каждый по своему вѣдомству. Въ вѣдомость вносятъ безъ различія всѣхъ жителей, имѣющихъ постоянную осѣдлость, какъ то: ученыхъ, купцевъ, земледѣльцевъ, ремесленниковъ, канцелярскихъ служителей и солдатъ приписанныхъ къ селеніямъ.
   Вѣдомости въ началѣ обыкновенно представляются въ уѣздное правленіе, которой, составивъ изъ нихъ общую вѣдомость уѣзда, препровождаетъ въ областное или окружное правленіе. Сіи правленія, составивъ общую вѣдомость цѣлой области или округа, препровождаютъ въ казенную палату; а сія, составивъ общую вѣдомость цѣлой губерніи, представляетъ оную чрезъ начальника губерніи въ Палату Финансовъ. Вѣдомости военнопашцевъ препровождаются по своему начальству. Палата Финансовъ изъ вѣдомостей присланныхъ изъ губерній, къ концу слѣдующаго года составляетъ перечень народонаселенія, и переписавъ на желтой бумагѣ, представляетъ Государю {Такимъ образомъ въ Китаѣ ежегодно составляются ревизскія вѣдомости.}.
   По вѣдомости, представленной отъ мѣстныхъ начальствъ въ 1812 году, количество удобныхъ земель во всѣхъ губерніяхъ, включая и Маньчжурію, простиралось до 7,915,251 цинъ.
   A сколько оныхъ въ каждой губерніи порознь, сіе можно видѣть въ нижеслѣдующей таблицѣ.
  
   I. Въ Чжй-ли -- 741,434 цинъ.
   II. -- Шань-дунъ -- 986,345 --
   III. -- Сань-си -- 552,611 --
   IV. -- Хэ-нань -- 721,146 --
   V. -- Цзянъ-су -- 120,894 --
   VI. -- Ань-хой -- 414,368 --
   VII. -- Цзянъ-си -- 412,141 --
   VIII. -- Фу-цзянь -- 138,643 --
   IX. -- Чже-цзянъ -- 465,003 --
   X. -- Ху-бэй -- 605,185 --
   XI. -- Ху-нань -- 315,816 --
   XII. -- Шань-си -- 306,115 --
   XIII. -- Гань-су -- 236,841 --
   XIV. -- Сы-чуань -- 465,411 --
   XV. -- Гуанъ-дунъ -- 320,348 --
   XVI. -- Гуанъ-си -- 89,760 --
   XVII. -- Юнь-нань -- 93,151 --
   XVIII. -- Гуй-чжеу -- 27,660 --
   ІХХ. -- Маньчжуріи -- 282,195 --
   Итого -- 1,903,954 цинъ.
  
   Примѣч. И такъ вѣдомости превосходятъ итогъ таблицы 14.300 цинъ. Количество удобныхъ земель въ теченіи послѣднихъ 40 лѣт должно возрасти. Сія разность произошла отъ того что въ нѣкоторыхъ губерніяхъ часть земель измѣрена подъ другими названіями, какъ то:
  
   Въ губерніи Фу-цзянь -- 57,884 цзя.
   -- -- -- Гань-су -- 216,514 дуань.
   -- -- -- Гуанъ-си -- 6,629 -- --
   -- -- -- Юнь-нань -- 882 -- --
   -- -- -- Гуй чжеу -- 190 фынь.
  
   Нѣтъ сомнѣнія, что въ сихъ участкахъ заключается вышеупомянутый недостатокъ. Но надобно замѣтить, что не все показанное въ вѣдомости коли чество земель находится внутри Китая. Къ губерніи Чжи-ли причислено 4,925 цинъ въ Монголіи въ Аймакахъ Карцинскомъ и Чахарскомъ; къ губерніи Сань-си причислены 18.071 цинъ въ Аймакѣ Тумотскомъ; къ губерніи Фу-цзянь 2,097 цинъ на островѣ Тхай-вань (Формоза); къ губерніи Гань-су 10,206 цинъ въ Урумци и Баркюли, 115 въ Кобдо, 393 въ Туркистанѣ. Всѣ сіи земли воздѣлываются Китайскими переселенцами. Напротивъ земли, при надлежащія Тангутамъ въ губерніяхъ Гань-су и Сы-чуань и инородцамъ въ губерніи Юнь-нань, всѣ оставлены безъ измѣренія; потому что инородцы живутъ на особливыхъ правахъ, болѣе ведутъ кочевую жизнь и платятъ ясакъ. Обширное пространство заповѣдныхъ и звѣроловныхъ мѣстъ въ Маньчжуріи оставлено безъ измѣренія.
   Природные Маньчжуры, также Монголы и Китайцы, пришедшіе съ ними изъ Маньчжуріи въ Китай, отдѣльно составляютъ военное состояніе раздѣленное на знамена. Каждое знамя дѣлится на три дивизіи; дивизія дѣлится на роты, а рота состоитъ изъ 150 человѣкъ.
  
   Маньчжуры въ Пекинѣ составляютъ -- 581 роту.
   Монголы -- 204 ----
   Китайцы -- 266 ----
   Маньчжуры и Монголы въ губернскихъ гарнизонахъ и въ Маньчжуріи -- 840
   Къ симъ причисляются звѣроловы, изъ коихъ
   Дахуры составляютъ -- 39 ----
   Солоны -- 41 ----
   Тунгусы въ Олунчунь -- 11 ----
  
   Всего 2.081 ротъ, въ которыхъ считается 313.200 душъ мужескаго пола, отъ 15 до 60 лѣтъ.
   Въ Пекинѣ въ каждой дивизіи находятся: начальникъ дивизіи, два помощника; полковники и ротные начальники. Въ губерніяхъ военные Маньчжуры и Монголы составляютъ гарнизоны подъ начальствомъ корпусныхъ начальниковъ.
   Чрезъ каждые два года въ третій производится перепись военнаго состоянія. Въ эту перепись вносятъ всѣхъ мущинъ достигшихъ 15 года.
   Обыкновенно составляютъ два списка, изъ которыхъ одинъ остается въ дивизіонной канцеляріи, а другой препровождается въ Палату Финансовъ.
   Монголія раздѣляется на Южную, Сѣверную, Западную и Хухуноръ. Монголы раздѣляются на Аймаки. Аймаки на знамена, управляемыя Чжасаками. Знамена дѣлятся на полки, полки на эскадроны.
   Аймакъ есть поколѣніе, составляющее отдѣльную часть народа. Знаменемъ называется дивизія или княжество. Нѣкоторые аймаки раздѣлены на нѣсколько дивизій.
   Южные Монголы занимаютъ пространство земли вдоль великой стѣны, отъ границы Маньчжуской до Ордоса включительно. Они составляютъ 24 аймака, раздѣленныхъ на 48 знаменъ, какъ то:
  
   1. Корцинь содержитъ въ себѣ -- 6 знаменъ.
   2. Чжалайтъ -- 1 -- --
   3. Дурботъ -- 1 -- --
   4. Корлосъ -- 2 -- --
   5. Аохань -- 1 -- --
   6. Наймань -- 1 -- --
   7. Баринь -- 2 -- --
   8. Чжаротъ -- 2 -- --
   9. Аро-Корцинь -- 1 -- --
   10. Ушотъ -- 2 -- --
   11. Кэшиктынъ -- 1 -- --
   12. Калка лѣваго крыла -- 1 -- --
   13. Карцинь -- 3 -- --
   14. Тумотъ -- -- --
   15. Учжумцинь -- 2 -- --
   16. Хаоцитъ -- 2 -- --
   17. Сунитъ содержитъ въ себѣ -- 2 знам.
   18. Абага (Абга) -- 2 -- --
   19. Абханаръ -- 2 -- --
   20. Дурбэнь-хубутъ -- 1 -- --
   21. Мао-мингань -- 1 -- --
   22. Уратъ (Оратъ) -- 3 -- --
   23. Калка праваго крыла -- 1 -- --
   24. Ордосъ -- 7 -- --
   Сѣверные Монголы называются Халха. Они занимаютъ пространство земель по сѣверную сторону Великой степи, отъ Аргуни на западъ до предѣловъ Чжуньгаріи, и составляютъ четыре аймака, раздѣленныхъ на 86 знаменъ.
  
   Въ Аймакѣ Тусѣту-Хана -- 20 знаменъ.
   -- Саинь-Ноиня -- 22 -- --
   -- Цицинъ-Хана -- 23 -- --
   -- Чжасакту-Хана -- 21 -- --
  
   Монголы разсѣянно-кочующіе отъ Ордоса на западъ до Эцзинэй-гола и въ Чжуньгаріи принадлежатъ къ разнымъ аймакамъ, и составляютъ 34 знамени, какъ~то:
  
   Элюты за Ордосомъ -- 1 знам.
   Торготы по Эцзинэю -- 1 -- --
   Дурботы въ Чжуньгаріи -- 14 -- --
   Хойты -- -- -- -- 2 -- --
   Торготы -- -- -- -- 12 -- --
   Хошоты -- -- -- -- 4
  
   Хухунорскіе Монголы кочуютъ вокругъ озера Хухунора. Они составляютъ пять аймаковъ, раздѣленныхъ на 29 знаменъ.
  
   Въ аймакѣ Хошотъ -- 21 знам.
   -- -- -- Чоросъ -- 2 -- --
   -- -- -- Хойтъ -- 1 -- --
   -- -- -- Торготъ -- 4 -- --
   -- -- -- Калка -- 1 -- --
  
   Монголы, считающіеся непосредственными подданными Китая, не имѣютъ Чжасаковъ, а подчинены Китайскимъ военнымъ начальникамъ. Къ симъ принадлежатъ Чахары и Тумоты, кочующіе за Калганомъ между Ордосомъ и Долонноромъ, и Урянхайцы кочующіе отъ Кобдо на сѣверозападъ.
   Каждый полкъ состоитъ изъ 6 эскадроновъ, эскадронъ изъ 150 человѣкъ, изъ коихъ 50 человѣкъ отправляютъ военную службу, а прочіе числятся свободными.
  
   Въ Южной Монголіи считается -- 1,293 эскадр.
   -- Сѣверной т. е. Халхъ -- 169 -- --
   За Ордосомъ -- 9 -- --
   Въ Чжуньгаріи -- 94 -- --
   -- Хухунорѣ -- 100 1/2 -- --
   Чахарскіе пастухи составляютъ -- 120 -- --
   Тумоты въ Гуй-хуа-ченъ -- 49 -- --
   Всего -- 1,828 1/2 эскадр.
  
   Слѣдовательно, во всѣхъ эскадронахъ считается 214,215 мужескаго пола, исключая малолѣтныхъ, устарѣлыхъ, больныхъ, невольниковъ, женщинъ и Ламъ.
   Въ каждомъ знамени есть владѣтельный князь подъ названіемъ Чжасака, что значитъ: Управляющій. Подъ княземъ находится помощникъ его Тосалакчи; начальникъ знамени Хошо-Чжангинъ, помощникъ его Мэйренъ-Чжангинъ; полковники, Чжалань-Чжангинъ и эскадронные начальники, Сомо-Чжангинъ.
   Въ каждомъ эскадронѣ опредѣлено по шести унтеръ офицеровъ. Надъ каждыми 10 юртами или семействами поставляется одинъ десятникъ.
   Чрезъ каждые три года производится перепись народа, въ которую вносятъ имѣющихъ отъ 18 до 60 лѣтъ. Перепись составляютъ Тосолакчи съ Чжангинами и препровождаютъ въ Пекинъ. За утайку людей, отъ князя до послѣдняго офицера, всѣ подвергаются штрафу, а унтеръ-офицеры и десятники наказываются плетьми.
   Количество удобныхъ земель хотя извѣстно по межевымъ книгамъ, но свѣдѣнія по сей части не обнародованы Положеніемъ опредѣлено: чтобы каждые 15 человѣкъ, внесенные въ перепись, имѣли участокъ земли въ 20 квадратныхъ ли (квадратная ли равняется 29 1689/2400 десятинамъ).
   Китайскія войска раздѣляются на два разряда, изъ коихъ въ первомъ служатъ Маньчжуры, Монголы и Китайцы, пришедшіе въ Китай изъ Маньчжуріи, а второй состоитъ изъ однихъ природныхъ Китайцевъ. Первые избираются изъ Знаменъ, и посему называются осьми-знаменными, Бпа-ци-бинъ; послѣдніе имѣютъ знамена зеленаго цвѣта, и посему называются войсками зеленаго знамени лу-инъ-бинъ.
   Маньчжуры, Монголы и Китайцы, пришедшіе изъ Маньчжуріи, содержатъ гарнизоны въ важныхъ мѣстахъ Имперіи, а войска Зеленаго знамени составляютъ внутреннюю стражу, какъ внутри, такъ и внѣ Китая.
   Число знаменныхъ войскъ простирается до 266,000 человѣкъ.
   Изъ нихъ въ Пекинѣ -- 80,000
   При нихъ офицеровъ -- 3,000
   -- кантонистовъ -- 21,400
   Дворцовыхъ -- 16,600
   Въ казармахъ за городомъ -- 13,200

Въ гарнизонахъ по губерніямъ:

   Въ Маньчжуріи -- 40,666
   Внутри Китая -- 55,818
   На Новой Линіи -- 15,140
   Пастуховъ -- 10,800
   Офицеровъ въ гарнизонахъ -- 3,295
  
   Число войскъ Зеленаго знамени простирается до 666,300 человѣкъ. Изъ нихъ:
  
   Въ губерніи Чжи-ли -- 52,536
   -- -- Шань-дунъ -- 20,174
   -- -- Сань-си -- 25,534
   -- -- Хэ-нань -- 13,835
   -- -- Цзянъ-су и Ань-Хой -- 58,812
   -- -- Цзянъ-си -- 13,832
   Въ губерніи Фу-цзянь -- 67,332
   -- -- Чже-цзянъ -- 39,030
   -- -- Ху-бэй -- 22,739
   -- -- Ху-нань -- 35,580
   -- -- Шань-си -- 42,960
   -- -- Гань-су -- 52,507
   -- -- Сы-чуань -- 33,099
   -- -- Гуанъ-дунъ -- 62,259
   -- -- Гуанъ-си -- 21,963
   -- -- Юнь-нань -- 42,762
   -- -- Гуй-чжеу -- 48,417
   При нихъ офицеровъ -- 8.283
   Унтеръ-офицеровъ -- 8,582
   Изъ сего числа въ 16 флотскихъ дивизіяхъ -- 88,337
   Въ трехъ дивизіяхъ по водяному сплаву -- 11,961
   -- корпусъ путей водянаго сообщенія -- 15,667
   -- двухъ дивизіяхъ военнопашцевъ -- 16,339
  
   Примѣч. Касательно народонаселенія и раздѣленія земель въ Туркистанѣ и Тибетѣ ничего необнародовано, хотя и находятся списки въ канцеляріяхъ страноправителей. Въ Тибетѣ регулярныхъ войскъ 3000; а сколько иррегулярныхъ, содержащихъ караулы по границамъ, достовѣрно неизвѣстно; а полагаютъ до 60,000 человѣкъ. Въ Туркистанѣ въ одномъ только Кашгарѣ 500 человѣкъ природныхъ солдатъ. Гарнизоны во всѣхъ городахъ китайскіе и при томъ самые малочисленные, присылаемые изъ губерніи Гань-су.
  

III.

ВЗГЛЯДЪ НА ПРОСВѢЩЕНІЕ КИТАЯ.

   Много говорили, много писали о Китаѣ. Одни увѣряютъ, что сіе государство есть одно изъ просвѣщеннѣйшихъ въ Азіи; другіе положительно утверждаютъ, что Китайцы находятся въ большомъ невѣжествѣ {Это очень нерѣдко доводится мнѣ слышать отъ ученыхъ людей.}. По моему мнѣнію, и тѣ и другіе основываются на шаткихъ началахъ. Чтобы безошибочно изложить свое мнѣніе по сему предмету, надобно съ большимъ вниманіемъ обозрѣть состояніе наукъ и приспособленіе оныхъ къ политическому быту народа, и потомъ сдѣлать заключеніе о степени его образованія.
   Кругъ просвѣщенія въ Китаѣ ограниченъ тѣсными предѣлами. Онъ объемлетъ только четыре рода ученыхъ заведеній, болѣе или менѣе сложныхъ. Это суть училища -- часть наиболѣе сложная, Институты Педагогическій Го-цзы-цзянъ, Астрономическій Цинъ-тхянъ-цзянъ и Приказъ Ученыхъ Ханъ-линь-юань соотвѣтствующій Академіямъ Наукъ въ Европѣ.
   Въ Училищахъ занимаютъ воспитанниковъ одною Словесностію, которая смѣшанно объемлетъ Исторію, Поэзію, Религію, Правовѣдѣніе и Политическую экономію. Знаніе музыки и обрядовъ составляетъ существенную часть въ образованіи юношества, Географіи своего отечества, Математикѣ, Химіи, Медицинѣ, Ботаникѣ, Архитектурѣ и Гидравликѣ обучаются произвольно и безъ отдѣльнаго преподаванія упомянутыхъ наукъ. Все, что ненужно на службѣ отечеству, Китайцы считаютъ безполезнымъ; и посему предубѣжденію никакого вниманія не обращаютъ на то, что донынѣ сдѣлано въ Европѣ по части наукъ.
   Педагогическій Институтъ занимается приготовленіемъ учителей для училищъ. Въ Астрономическомъ Институтѣ исключительно упражняются въ Математическихъ наукахъ. Приказу ученыхъ предоставлено сочиненіе книгъ, въ которыхъ ясность въ изложеніи, вѣрность въ описаніи и сообразность съ духомъ законодательства требуютъ общаго усилія ученыхъ. Въ послѣднемъ, по моему мнѣнію, Китайцы имѣютъ преимущество предъ образованнѣйшими въ Европѣ народами.
   Въ Училищахъ нѣтъ никакихъ учебныхъ книгъ, приведенныхъ въ систему; а въ основаніе приняты четырекнижіе Сы-шу, и такъ называемыя пять классическихъ книгъ, которыя по ихъ древности признаны основными, и имѣютъ предъ всѣми прочими такую же важность, какъ у Христіянъ Библейскія книги. Сіи пять книгъ суть: Книга перемѣнъ И-цзинъ, Древняя Исторія Шу-цзинъ; Древнія стихотворенія Ши-цзинъ, Весна и Осень Чунь-цю и Записки объ Обрядахъ Ли-цзи.
   Четырекнижіе состоитъ изъ четырехъ разныхъ небольшихъ сочиненій, извѣстныхъ подъ названіями: Лунь-юй, Мынъ-цзы. Великая Наука Дта-сю и Обыкновенная средина Чжунъ-юнъ. Лунь-юй значитъ: разговоры, бѣсѣды, содержитъ въ себѣ мнѣнія мудреца Кхунъ-цзы, записанныя и собранныя пятью его учениками. Мынъ-цзы есть нравственное сочиненіе одного древняго мудреца, извѣстное подъ его же именемъ. Великая наука и Обыкновенная средина суть два нравственныя сочиненія. Первое изъ нихъ написано ученымъ Цзэнъ-цзы, ученикомъ мудреца Кхунъ-цзы, а второе написано внукомъ послѣдняго. Четырекнижіе почитается вмѣстилищемъ Богословія и Философіи; а потому сія книга составляетъ основаніе первоначальнаго ученія.
   Книга перемѣнъ содержитъ въ себѣ понятіе о Богѣ и естествѣ, изложенныя не словами, а параллельнымъ начертаніемъ трехъ цѣльныхъ и трехъ ломаныхъ линій, представленныхъ въ 64 разныхъ видахъ. Государь Фу-си, жившій по увѣренію древнихъ преданій, почти за 3000 лѣтъ до Р. X., первый постигъ тайну изображать помянутыми чертами мысли, и симъ открытіемъ проложилъ путь къ изобрѣтенію Китайскихъ письменъ. Вслѣдъ за симъ Государь Янь-ди сдѣлалъ нѣкоторыя измѣненія въ его системѣ. Наконецъ Государь Вынъ-ванъ не съ большимъ за 1120 лѣтъ до Р. X. написалъ третью систему, въ которой каждому изъ 64 расположеній чертъ примѣнилъ нравственное правило, и въ толкованіи объяснилъ послѣдствія, происходящія отъ исполненія или нарушенія онаго. Первыя двѣ системы сожжены за 2йЗ лѣтъ до Р. X. и даже не осталось никакихъ свѣдѣній объ ихъ расположеніи. Нынѣ существующая книга перемѣнъ есть сочиненіе Государя Вынъ-ванъ.
   Древняя Исторія содержитъ въ себѣ событія Китайскаго Государства съ 2365 до 255 года до Р. X., т. е. съ 1 года царствованія Государя Яо до паденія династіи Чжеу. Сія Исторія составлена изъ дворцовыхъ записокъ, въ свое время писанныхъ придворными исторіографами, извѣстными нынѣ при Китайскомъ дворѣ подъ названіемъ придворныхъ журналистовъ, и была, по увѣренію древнихъ Китайскихъ писателей, довольно пространна: но Кхунъ-цзы, желая представить ее основаніемъ законодательства, исключилъ все несообразное съ здравымъ разумомъ и чрезъ то сократилъ во это главъ. Въ 213 году до Р. X. Древняя Исторія какъ представительница помѣстнаго правленія, имѣла общую съ прочими книгами участь и совершенно погибла бы, если бы въ тоже время не нашелся девяностолѣтній ученый, по имени Фу-шенъ, который на память могъ прочесть и написать 29 главъ. Вслѣдъ за симъ при разламываніи дома, въ которомъ жилъ Кхунъ-цзы, нашли въ стѣнѣ полный экземпляръ сокращенной Древней Исторіи, который отъ сырости столь повредился, что изъ 100 главъ едва 59 могли привесть въ порядокъ. Этотъ самый экземпляръ и составляетъ Древнюю Исторію Китая, дополненную во многомъ изъ другихъ источниковъ.
   Древнія Стихотворенія писаны частію при династіи Шанъ почти за 1700 лѣтъ до Р. X., а болѣе при династіи Чжеу, въ исходѣ втораго и въ началъ послѣдняго тысячелѣтія до Р. X Сіи стихотворенія состоятъ изъ 4 частей. Первая часть названа: Нравы Царствъ, Го-фынъ. Удѣльные князья собирали въ своихъ владѣніяхъ народныя пѣсни и представляли Главѣ Имперіи, который судилъ по онымъ о нравахъ и правленіи въ удѣлахъ. Вторая часть содержитъ въ себѣ Малыя Кантаты, Сяо-я которыя пѣвались при случаѣ, когда удѣльные князья и чины ихъ являлись ко двору Главы Имперіи, или удѣльные Владѣтели угощали пословъ его. Третья часть содержитъ въ себѣ Большіе Кантаты Да-я, которыя пѣвались, когда Глава Имперіи угощалъ удѣльныхъ князей и посланниковъ ихъ, или дѣлалъ пиры для своихъ вельможъ. Въ четвертой части собраны Гимны, Сунь, которые пѣвались при жертвоприношеніяхъ, совершаемыхъ Главою Имперіи въ храмѣ предкамъ своимъ, или въ храмахъ Небу и землѣ.
   Весна и Осень есть названіе историческихъ записокъ удѣльнаго княжества Лу, составлявшаго южную половину нынѣшней губерніи Шань-дунъ. Сіи записки начинаются 122 и оканчиваются 481 годомъ до Р. X. Кунъ-цзы написалъ Весну и Осень такимъ слогомъ, выраженія котораго впослѣдствіи приняты въ исторіи положительными реченіями въ похвалу или порицаніе вельможъ. Слогъ записокъ очень кратокъ; и похвала или порицаніе кому либо заключаются не болѣе, какъ въ одномъ или двухъ словахъ. Записки объ обрядахъ составлены изъ собранія 185 древнихъ мелкихъ сочиненій о музыкѣ, обрядахъ и пр. Дай-дэ, жившій около временъ Р. X., сократилъ оныя сочиненія въ 85 главъ, а Дай-шенъ, племянникъ его, еще сократилъ въ 49 главъ, въ числѣ коихъ занимаютъ мѣсто Великая Наука и Обыкновення Средина, помѣщенныя въ четырекнижіи. Послѣднее сокращеніе включено въ число пяти классическихъ книгъ подъ названіемъ: Записки объ обрядахъ.
   Въ настоящее время четырекнижіе и пять классическихъ книгъ суть единственныя книги, изъ которыхъ малолѣтныя дѣти въ началѣ учатъ на память одни тексты, а съ 13 года преподаютъ имъ тоже съ толкованіемъ; при чемъ они начинаютъ сочинять учиться.
   Изъ сего краткаго обозрѣнія просвѣщенія въ Китаѣ каждый усмотритъ, что только четыре предмета заслуживаютъ обратить вниманіе на нихъ: Училища, два Института и Ученый Приказъ. Разсмотримъ каждый порознь.
  

УЧИЛИЩА.

  
   Училища раздѣляются на три разряда. Въ первомъ разрядѣ поставлены Училища Общественныя или Народныя И-сю; во второмъ Уѣздныя Сянь-сю, въ третьемъ Губернскія Шу-юань.
   Народныя Училища учреждены во всѣхъ городахъ и состоятъ подъ вѣдѣніемъ мѣстныхъ начальствъ которымъ предоставлена власть принимать въ оныя дѣтей и увольнять ихъ, какъ скоро они не пожелаютъ продолжать ученіе, опредѣлятъ къ нимъ учителей изъ людей свободныхъ, извѣстныхъ своею нравственностію и образованіемъ. Ежегодно представляютъ попечителю училищъ записки: какъ, учащихъ такъ и учащихся.
   Въ сихъ училищахъ дѣти получаютъ первоначальное образованіе и какъ скоро получатъ при испытаніи степень Студента; то переводятся въ Уѣздныя Училища. Но при семъ должно сказать, что большая часть дѣтей изъ достаточныхъ домовъ учатся у домашнихъ учителей, а въ Народныя Училища болѣе поступаютъ бѣдныя дѣти и сироты, потому что здѣсь пользуются ученіемъ безъ платы.
   Уѣздныя Училища также находятся во всѣхъ городахъ, но состоятъ на особливыхъ правахъ, что ниже увидимъ во всей подробности.
   Губернскія Училища находятся въ губернскихъ городахъ, по одному въ каждомъ отъ правительства, и по нѣскольку въ губерніи, основанныхъ частными людьми. Казенныя Училища содержатся доходами съ приписанныхъ къ нимъ земель. Начальникамъ губерній предоставлена власть опредѣлять частныхъ учителей, избирая ихъ изъ людей образованнѣйшихъ и служащихъ и не служащихъ. Въ сихъ училищахъ образуются вольнослушающіе, которые допускаются сюда по усмотрѣнію предсѣдателя казенной палаты съ губернскимъ Прокуроромъ, а оставляютъ училище, по собственному желанію. Изъ сего краткаго обзора открывается, что училища перваго и третьяго разряда суть пріуготовительныя, въ которыхъ нѣтъ ни постояннаго ученія, ни постоянныхъ учениковъ.
   Уѣздныя Училища дѣлятся на Большія, Среднія и Малыя, иначе Областныя, Окружныя и Уѣздныя. Существенное различіе между ними состоитъ не въ разности преподаваемыхъ предметовъ, а въ числѣ студенческихъ вакансій. Въ большей части Областныхъ Училищъ штатъ студентовъ болѣе противъ штата Окружныхъ, а штатъ Окружныхъ болѣе штата Уѣздныхъ Училищъ.
   Достигшіе достаточнаго образованія въ Народныхъ Училищахъ, или у домашнихъ учителей являются въ свой областной городъ на испытаніе, на которомъ получившіе степень Студента поступаютъ въ Уѣздныя Училища, гдѣ они, ставъ казенными воспитанниками, совершенно теряютъ право располагать выборомъ состоянія и должности для себя. Они считаются кандидатами государственной службы: почему и обязаны продолжать дальнѣйшее образованіе подъ руководствомъ казенныхъ учителей подъ непосредственнымъ надзоромъ начальства по учебной части.
   Въ каждомъ Уѣздномъ училищѣ (съ небольшимъ исключеніемъ) находятся одинъ Старшій и одинъ Младшій Учитель. Всѣхъ учителей по губерніямъ считается:
  
   Областныхъ -- 180
   Окружныхъ -- 210
   Уѣздныхъ -- 1111
   Младшихъ -- 1621
   Всего -- 3022 *).
   {*) Въ сіе число не включены учители народныхъ и высшихъ училищъ, также учители деревенскихъ школъ.}
   Студенты раздѣляются на казеннокоштныхъ, сверхштатныхъ и прибавочныхъ. Штатъ каждаго изъ этихъ разрядовъ ограниченъ положеніемъ.
   Вакансій казеннокоштныхъ студентовъ считается:
  
   Въ областяхъ -- 5915.
   -- управляющихъ округахъ -- 2400.
  
   Вакансій сверхштатныхъ студентовъ считается:
  
   Въ областяхъ -- 5915.
   -- управляющихъ округахъ -- 2400.
  
   Вакансій прибавочныхъ студентовъ считается въ областяхъ и округахъ -- 24,000.
   Всего -- 40,630.
  
   Въ каждой губерніи находится Попечитель Сю-чжень, завѣдывающій управленіемъ училищъ и распоряженіями при испытаніяхъ. Въ тѣхъ городахъ, въ которыхъ Попечители имѣютъ пребываніе, находятся особливые домы для произведенія испытаній; а въ прочихъ городахъ правительство строитъ для сего временные балаганы. Попечители училищъ по порядку объѣзжаютъ мѣста испытанія. Имъ дозволяется для просмотра задачъ приглашать съ собою сотрудниковъ изъ ученыхъ той же губерніи не менѣе пяти или шести человѣкъ въ малой губерніи.
   И ученики и студенты къ испытанію препровождаются изъ уѣздовъ въ главный городъ своей области или округа. Во время испытанія Областному и Окружному Правителю препоручается должность Пристава, на коего возлагается соблюденіе внутренняго порядка при семъ случаѣ. Приставъ и учитель, имѣя донести Попечителю о чемъ либо, должны лично говорить съ нимъ въ залѣ присутствія, а являться къ нему частно запрещается. Попечитель не можетъ принимать частныхъ писемъ, кромѣ дѣлъ по должности, ни по какому другому поводу не можетъ видѣться съ чиновниками, письмоводителями, учителями и учениками. Находящіеся при немъ чиновники и служители до единаго должны быть заперты и запечатаны въ экзаминальномъ дворъ, въ которомъ въ сіе время ни одному лицу, не принадлежащему къ училищамъ, быть не дозволяется.
   Испытаніе студентовъ раздѣляется на годичное и предварительное. На годичномъ испытаніи обязаны быть всѣ студенты, исключая воспитанниковъ Астрономическаго Института, студентовъ, отправленныхъ въ армію и студентовъ за примѣрное благонравіе получившихъ 12-й классъ. Что касается до тѣхъ студентовъ, которые находятся въ штатѣ около 30 лѣтъ или имѣютъ около 70 лѣтъ отъ роду, дозволяется наградить ихъ платьемъ, и, уволивъ отъ годичнаго испытанія, не допускать на испытаніе въ кандидаты.
   Годичное испытаніе студентовъ производится ежегодно, а предварительное чрезъ два года въ третій т. е. предъ отправленіемъ ихъ къ испытанію на степени кандидата, которое производится въ главномъ городѣ губерніи.
   На годичномъ испытаніи даются два предложенія для разсужденія:. одно изъ четырекнижія, другое изъ прочихъ классическихъ книгъ, и сверхъ сего пятисловные стихи (отъ четырехъ до десяти строкъ). На предварительномъ испытаніи дается предложеніе для разсужденія, политическая программа и пятисловные стихи. Предъ открытіемъ каждаго испытанія въ началѣ производится особливое испытаніе въ изъясненіи классическихъ книгъ и поэзіи.
   При разсматриваніи задачъ, сочиненныхъ на испытаніи, слогъ и сужденіе постоянно правильные поставляются въ первомъ разрядѣ; слогъ и сужденіе довольно правильные во второмъ разрядѣ; слогъ и сужденіе нѣсколько правильные въ третьемъ разрядѣ; слогъ и сужденіе съ недостатками въ четвертомъ разрядѣ; слогъ сбивчивый и сужденіе погрѣшительное въ пятомъ разрядѣ; слогъ неправильный и сужденіе безъ смысла въ шестомъ разрядѣ. Симъ образомъ ученики и студенты, по сочиненію задачъ, раздѣляются на шесть разрядовъ. Изъ студентовъ перваго разряда сверхштатные, прибавочные и деревенскіе повышаются на вакансіи казеннокоштныхъ {Подъ деревенскими разумѣются студенты, въ наказаніе за худыя задачи сосланные въ Народныя и Деревенскія Училища, и деревенскіе студенты губерніи Чжи-ли.}. Если нѣтъ казеннокоштныхъ вакансій, то прибавочные и деревенскіе прежде помѣщаются въ штатъ сверхштныхъ. Если нѣтъ вакансій, то деревенскіе прежде помѣщаются въ штатъ прибавочныхъ и всѣ получаютъ право ожидать казеннокоштныхъ вакансій. Пониженные прежде изъ казеннокоштныхъ въ сверхштатные опять принимаются въ штатъ казеннокоштныхъ. Изъ студентовъ втораго разряда сверхштатные; повышаются въ штатъ казеннокоштныхъ; прибавочные и деревенскіе помѣщаются на вакансіи сверхштатныхъ. Если нѣтъ вакансій, то деревенскіе прежде помѣщаются въ штатъ прибавочныхъ, пониженные въ штатъ прибавочныхъ опять помѣщаются въ штатъ сверхштатныхъ. Изъ студентовъ третьяго разряда тѣ, которые исключены были изъ казеннокоштныхъ, опять получаютъ право ожидать казеннокоштныхъ вакансій; пониженные изъ сверхштатныхъ въ штатъ прибавочныхъ, снова помѣщаются въ штатъ сверхштатныхъ; изъ прибавочныхъ сосланные въ деревенское училище опять помѣщаются; въ штатъ прибавочныхъ; казеннокоштныхъ же, пониженныхъ въ штатъ сверхштатныхъ, помѣщать въ число казеннокоштныхъ не дозволяется. Изъ студентовъ четвертаго разряда казеннокоштные на время лишаются содержанія, а не мѣста, и дается имъ шестимѣсячный срокъ, чтобы при новомъ испытаніи показали себя достойными прежняго мѣста; давать же сей срокъ прежде пониженнымъ изъ казеннокоштныхъ не дозволяется, а предоставляется имъ заслужить прежнее мѣсто на слѣдующемъ годичномъ испытаніи; сверхштатнымъ, прибавочнымъ и деревенскимъ дѣлается замѣчаніе. Изъ студентовъ пятаго разряда казеннокоштные понижаются въ сверхштатные; изъ сверхштатныхъ понижаются въ прибавочные, изъ прибавочныхъ въ деревенскіе; деревенскіе отсылаются въ деревенскія yчилища: а преждесосланные въ деревенскія училища исключаются въ податное состояніе. Изъ студентовъ шестаго разряда, если нѣтъ еще шести лѣтъ отъ поступленія въ училище, также пользующіеся казеннымъ содержаніемъ болѣе десяти лѣтъ, отсылаются въ деревенское училище; пользующіеся болѣе шести лѣтъ казеннымъ содержаніемъ, также находящіеся болѣе десяти лѣтъ въ штатѣ прибавочныхъ отсылаются на родину для опредѣленія въ письмоводители; прочіе всѣ исключаются въ податное состояніе.
   По вскрытіи стола во-первыхъ распечатываютъ задачи шестаго разряда и съ поименною перекличкою выдавъ оныя, прежде выпускаютъ сихъ воспитанниковъ. Потомъ, поименно перекликаютъ пониженныхь и выдаютъ имъ задача. Студентамъ перваго и втораго разряда назначаютъ въ награду шелковыя матеріи, цвѣты изъ тневаго шелка, тушь и писчія кисти; изъ студентовъ третьяго разряда первымъ десяти назначается писчая бумага, писчія кисти и бумажные цвѣты Студенты остальныхъ трехъ разрядовъ наказываются по положенію. По окончаніи всего, студенты перваго разряда образуютъ первое, студенты втораго разряда второе отдѣленіе; а студенты третьяго разряда, по ихъ многолюдности, образуютъ нѣсколько отдѣленій. Всѣ сіи, при полученіи задачь, получаютъ и награды. Потомъ благонравнѣйшіе становятся впереди; за ними студенты перваго разряда, а потомъ студенты втораго разряда. Всѣ сіи, предшествуемые музыкою, выходятъ изъ экзаминальнаго двора большими воротами; Студенты третьяго разряда выходятъ восточною боковою дверью, а студенты четвертаго и пятаго разряда западною боковою дверью: сосланнымъ же и небывшимъ на испытаніи; по снятіи шариковъ съ нихъ, дается одинъ мѣсяцъ срока для заглажденія стыда на второмъ испытаніи. И на годичномъ и на предварительномъ испытаніи купно производится испытаніе и ученикамъ (см. введеніе), изъ которыхъ лучшими пополняется штатное число студентовъ въ уѣздныхъ училищахъ. Имъ даютъ два предложенія изъ четырекнижія для сочиненія разсужденія и пятисловные стихи; сверхъ сего назначается написать одну главу изъ царскихъ наставленій. Кто изъ учениковъ можетъ на память прочитать всѣ пять классическихъ книгъ, или Обряды династіи Чжеу съ изъясненіемъ, также пишетъ гладкимъ слогомъ, тѣхъ дозволяется помѣщать на вакансіи студентовъ.
   Учащіе предъ годичнымъ испытаніемъ составляютъ разграфованную вѣдомость, въ которую приказываютъ каждому студенту самому вписать свой возрастъ, обликъ, три колѣна на родинѣ (т. е., что отецъ и дѣдъ его жили на мѣстѣ его рожденія), годъ и мѣсяцъ поступленія въ училище, исключеніе изъ казеннокошныхъ, пониженіе, пребываніе въ траурѣ по родителяхъ, перемѣну имени, бытіе въ отпуску по болѣзни. Сію вѣдомость заблаговременно представляютъ Попечителю училищъ, Еще составляютъ вторую вѣдомость полнаго числа студентовъ съ показаніемъ, сколько казеннокоштныхъ, сверхштатныхъ, прибавочныхъ и деревенскихъ; сколько изъ нихъ явилось на испытаніе, сколько въ траурѣ по родителяхъ и въ отпуску по болѣзни, сколько какого разряда по прежнему испытанію, сколько отличнаго и средственнаго поведенія. Сію вѣдомость представляютъ Попечителю въ день его прибытія. Приставъ экзаминальнаго двора (т. е. Областный или Окружный Правитель) подаетъ третью вѣдомость, въ которой по статьямъ изложено:
   1) Кто есть приставъ.
   2) Служба подчиненныхъ ему чиновниковъ.
   3) Служба учащихъ.
   4) Храмы и могилы мудрецовъ и славныхъ мужей сей страны, поклоняемыхъ въ настоящее время, древнихъ премудрыхъ и мудрецовъ.
   5) Донесеніе объ отцепочтительныхъ, справедливыхъ и сохранившихъ дѣвство и цѣломудріе.
   6) Сколько и кто находится изъ ученыхъ не желающихъ выказать своихъ способностей и добродѣтелей, и кто представлялъ о нихъ.
   7) Показаніе учебныхъ заведеній, деревенскихъ училищъ, слободскихъ общинъ.
   8) Количество земель и число домовъ, принадлежащихъ училищамъ и количество собираемыхъ съ нихъ доходовъ.
   9) Карта съ описаніемъ сей страны.
   10) Книги, сочиненныя извѣстными учеными сей страны.
   11) Каменные памятники съ изсѣченными на нихъ надписями и древнія достопамятности въ сей странѣ.
   12) Списокъ студентовъ назначенныхъ къ испытанію.
   Предъ испытаніемъ учениковъ требуется отъ каждаго взаимное свидѣтельство пяти товарищей, явившихся съ нимъ на испытаніе и поручительство казеннокоштнаго студента: почему мѣстные начальники составляютъ особливые списки, въ которые ученики сами вписываютъ свой возрастъ, обликъ, три поколѣнія на родинѣ, прозваніе и имя поручителей и свидѣтелей. Послѣ сего учениковъ вмѣстѣ со списками отправляютъ въ уѣздныя училища, гдѣ они проходятъ предварительное испытаніе и потомъ препровождаются въ областный или окружный городъ для испытанія на степень Студента. Сіи испытанія производятся съ соблюденіемъ всѣхъ правилъ предписанныхъ для испытанія, производимаго Попечителями училищъ.
   За испытаніемъ областнымъ слѣдуетъ испытаніе на степень Кандидата, на которое всѣ студенты должны собраться въ главномъ городѣ губерніи. На сіе испытаніе допускаются студенты не только учащіеся; но и служащіе; даже ученые, не бывшіе на студентческомъ испытаніи. Число допускаемыхъ къ испытанію на степень Кандидата ограничено положеніемъ. Въ большихъ губерніяхъ, какъ-то: въ Цзянъ-нань {Т. е. въ Цзянъ-су и Ань-Хой.}, Чже-цзянъ, Цзянъ-си, Фу-цзянь, Ху-нань и Ху-бэй по 80 человѣкъ на одну вакансію; въ среднихъ губерніяхъ: Чжи-ли, Шань-ндунъ, Сань-си, Хэ-нань, Шань-си, Сы-чуань, и Гуанъ-дунъ по 60; въ малыхъ губерніяхъ: Гуанъ-си, Юнь-нань и Гуй-чжеу по 50. На каждую вакансію прибавочнаго Кандидата въ большихъ губерніяхъ допускаютъ по 40, въ среднихъ по 30, въ малыхъ по 20 человѣкъ.
   Ученики допускаются на испытаніе съ строгимъ соблюденіемъ правилъ предосторожности. Представляясь къ испытанію, иногда они присвоиваютъ себѣ чужую родину и родъ, утаиваютъ трауръ по родителяхъ, принимаютъ ложное прозваніе и имя; иногда бываютъ преступники, бывшіе подъ тѣлеснымъ наказаніемъ, или имѣющіе предосудительное происхожденіе, какъ-то: рожденные отъ слугъ, полицейскихъ сыщиковъ, судебныхъ сторожей, полицейскихъ трупосвидѣтельствователей, оружейныхъ мастеровъ, актеровъ, невольниковъ и музыкантовъ. Всѣ сіи по законамъ не должны быть допускаемы на испытаніе. Но если откроется сіе, то поручитель и пять свидѣтелей изъ учениковъ подвергаются отвѣтственности. Казеннокоштный студентъ лишается званія и предается суду. Студентъ, безъ законной причины не явившійся на годовое испытаніе, или три раза отпрашивавшійся отъ испытанія, исключается изъ сего званія. Носящій трауръ по родителяхъ цѣлый годъ не можетъ являться на испытаніе. Для того, кто скажется больнымъ, Приставъ долженъ вытребовать свидѣтельство отъ учителя и лекаря, и за полмѣсяца до открытія испытанія представить Попечителю училищъ. Таковымъ дается трехмѣсячный срокъ для дополнительнаго испытанія. Отпрашивающіеся въ домовой отпускъ обязаны показать мѣстопребываніе. Принимающіе прежнее прозваніе должны представить свидѣтельство отъ родственниковъ обѣихъ сторонъ. Перемѣняющіе родину должны взять свидѣтельство отъ мѣстнаго чиновника и подать Попечителю для препровожденія въ Палату. О перемѣнѣ имени также должны предъявить Попечителю, а сей доноситъ Палатъ о перемѣненіи онаго въ спискахъ. Поступившіе въ училище подъ ложнымъ прозваніемъ и именемъ лишаются званія. Если откроется, что ученикъ и студентъ, идущіе на испытаніе, скрытно имѣютъ при себѣ исписанную бумагу, или золото и серебро, или ложно показали родину и имя, таковые предаются суду. Если послѣ раздачи экзаминальныхъ (бѣлыхъ) тетрадей будутъ безъ причины переходить съ мѣста на мѣсто, или сѣвъ на мѣсто будутъ смотрѣть въ разныя стороны, таковыхъ выводятъ вонъ; передачу же во время испытанія подвергаютъ изслѣдованію. Студентъ, пересѣвшій на другое мѣсто, перемѣнившій бѣловую тетрадь или потерявшій бумагу, исключается, ученикъ же наказывается. Для предупрежденія разныхъ другихъ злоупотребленій случающихся при испытаніи студентовъ и учениковъ, запираютъ ихъ въ отдѣленіяхъ еще до объявленія предложенія.
   Касательно самаго образованія юношей предписывается учащимъ:
   1) Обучать ихъ религіознымъ обрядамъ.
   Въ три главные праздника, т. е. въ день рожденія Государева, въ новый годъ и въ зимній поворотъ, при поклоненіи предъ табелью съ титуломъ Государя, въ среднемъ весеннемъ и въ среднемъ осеннемъ мѣсяцахъ въ первый день подъ названіемъ Динъ при возліяніи предъ Древнимъ Учителемъ, употребляютъ четырехъ церемоніальныхъ глашатаевъ, избираемыхъ изъ студентовъ опытныхъ въ церемоніяхъ, а лучшихъ студентовъ повѣщаютъ присутствовать при совершеніи обрядовъ. Живущіе въ отдаленности обязаны по очереди являться въ городъ для упражненія въ совершеніи обрядовъ. По прибытіи новаго начальника губерніи, также когда учащіе предъ испытаніемъ являются въ Храмъ ученыхъ; по Китайски вынь-міао, (такъ называется Храмъ посвященный мыслителю Кхунъ-цзы съ прочими), учащіеся: всѣ обязаны присутствовать при сихъ случаяхъ. Въ первомъ и десятомъ мѣсяцахъ при совершеніи деревенскаго пиршества въ общемъ залѣ училища, избираютъ изъ студентовъ двухъ глашатаевъ, двухъ предводителей церемоніальныхъ и одного чтеца положеній. Учитель представляетъ лице начальствующаго и предварительно обучаетъ учащихся обрядамъ.
   2) Изъяснятъ имъ содержаніе классическихъ книгъ.
   Всѣ книги, издаваемыя по Государеву повелѣнію, разсылаются въ училищныя библіотеки, дабы учащіеся; пользовались оными, Книгопродавцамъ дозволяется перепечатывать оныя. Книги, разосланныя по губерніямъ, суть: многоразличныя изъясненія или примѣчанія на классическія книги, и разныя исторіи китайскаго народа. Начальникамъ губерній поставляется въ обязанность покупать оныя и разсылать въ училищныя библіотеки въ областныхъ, окружныхъ и уѣздныхъ городахъ, что бы учащіе хранили оныя для употребленія студентамъ; сверхъ сего наблюдать, чтобы никто не смѣлъ печатать классическихъ и другихъ книгъ, сокращенныхъ частными людьми. Вообще печатаніе несообразныхъ изъясненій на классическія книги, вольномысленныхъ сочиненіи, соблазнительныхъ повѣстей, подрывающихъ нравственность въ народѣ, однимъ словомъ, всякихъ книгъ, противныхъ духу премудрыхъ, строжайше запрещается. Учители, при назначеніи мѣсячныхъ и трехмѣсячныхъ упражненій, обязаны лично давать студентамъ одно предложеніе изъ четырекнижія и одни стихи или политическую программу, а на другой день изъяснять Уголовное Право и Политическую Экономію. Чрезъ мѣсяцъ или два въ третій должны испытывать ихъ въ изъясненіи сомнительныхъ мѣстъ въ пяти классическихъ книгахъ и знаніи исторіи, раздѣлять ихъ на разряды по успѣхамъ, и задачи лучшихъ студентовъ чрезъ каждые три мѣсяца: представлять Попечителю на разсмотрѣніе. Если студентъ, исключая болѣзни и траура по родителяхъ, подъ другими какими-либо предлогами три раза не явится въ училище, учитель долженъ сдѣлать ему замѣчаніе, а если во весь онъ не будетъ упражняться, то долженъ представить объ исключеніи.
   3) Давать имъ форму для сочиненія задачь.
   Разсужденіе, сочиняемое на испытаніи, должно содержать въ себѣ не болѣе: 300, а отвѣтъ на политическую программу не болѣе 500 буквъ. Предложеніе начинается въ третьей клѣткѣ отъ верха. Если предложеніе длинное, то послѣ второй строки еще понижается одною клѣткою. Въ отвѣтѣ на программу запрещается употреблять нѣкоторыя буквы. Слова небо и предокъ {Нынѣ царствующей династіи.} должно выносить выше обыкновенныхъ словъ тремя клѣтками; слово императоръ выносить двумя клѣтками; слова: дворъ, дворецъ и тронная одною клѣткою. Не дозволяется въ выносимыхъ буквахъ дѣлать прописокъ и подчистокъ. Такимъ же образомъ поступать и въ перепискѣ царскихъ поученій. Предложеніе и выносныя буквы и въ черновомъ сочиненіи должно писать полууставнымъ, т. е. прямымъ почеркомъ.
   4) Внушатъ имъ правила, приличныя людямъ приготовляющимся къ государственной службѣ.
   Въ каждомъ училищѣ по лѣвую сторону главнаго зала поставленъ при государѣ Чжанъ-ди каменный въ горизонтальномъ положеніи памятникъ съ высѣченною для наставленія студентовъ надписью слѣдующаго содержанія: "Верховная власть основала "училища; принимаемыхъ въ оныя студентовъ освободила отъ подушной подати; опредѣлила имъ достаточное содержаніе. Сверхъ сего открыла для образованія юношества высшія учебныя заведенія {Разумѣются губернскія училища.}, опредѣлила надзирателей ученія и учителей. Чиновники присутственныхъ мѣстъ, обращаясь между собою по обрядамъ, должны своимъ примѣромъ приготовлять для государственной службы людей съ дарованіями. Студенты впервыхъ должны стараться оказывать себя достойными милостей государя, а во вторыхъ утвердить себя въ правилахъ доброй нравственности. На сей конецъ ниже наечертаны слѣдующія наставленія:
   1) Студенты, имѣя благоразумныхъ родителей, должны повиноваться ихъ наставленіямъ; имѣя родителей грубыхъ и худаго поведенія, должны въ благоразумныхъ представленіяхъ умолять ихъ о перемѣнѣ поступковъ, дабы симъ образомъ предохранить ихъ отъ несчастія и погибели.
   2) Студенты должны учиться быть вѣрными подданными, праводушными чиновниками; приводить себѣ изъ исторіи примѣры вѣрности и праводушія; особенно должны обращать вниманіе на дѣянія полезныя для государства, благодѣтельныя для народа.
   3) Студенты должны вести себя благонравно во всѣхъ отношеніяхъ; подъ симъ только условіемъ могутъ получить дѣйствительную пользу отъ своего ученія. Опредѣлившись къ должности, они будутъ благонравными чиновниками. Но если заразятся превратными правилами, то не могутъ пріобрѣсти успѣховъ въ ученіи, а сдѣлавшись чиновниками не преминутъ навлечь несчастіе на себя.
   4) Студентамъ предосудительно искать въ высшихъ и входить въ связи съ сильными, предполагая чрезъ сіе скорѣе возвыситься. Кто имѣетъ доброе сердце и совершенныя добродѣтели, Верховное Небо знаетъ сіе, и безъ сомнѣнія сугубо его благословитъ счастіемъ.
   5) Студенты должны быть осторожны и имѣть терпѣніе; не обдумавши не должны входить въ судебныя мѣста. Если случатся какія нибудь касающіяся до нихъ дѣла, то должны поручить исправленіе оныхъ родственникамъ, равно запрещается имъ входить въ тяжбы постороннихъ, а симъ не дозволяется приводить студентовъ въ свидѣтели.
   6) Учащіеся должны имѣть почтеніе и уваженіе къ учителямъ, и преподаваемое ими принимать съ искреннимъ сердцемъ. Если не понимаютъ чедо нибудь, то спокойно спросить не заводя пустыхъ преній. Учители также обязаны со всею тщательностію обучать, не предаваясь лѣности и нерадѣнію.
   7) Воспрещается студентамъ сочинять для военныхъ и простолюдиновъ представленія государю. Но если кто напишетъ хотя одно представленіе, то какъ нарушитель закона исключается изъ сего званія и предается суду.
   8) Не дозволяется студентамъ составлять тайныя общества, и обязываться взаимною клятвою между собою. Сверхъ сего запрещается самовольно печатать свои сочиненія. Приставу предоставляется судить нарушающихъ сіе положеніе.
   Кромѣ вышеизложенныхъ правилъ находятся: наставленія учащимся, сочиненныя государемъ Жень-ди, шестнадцать главъ царскихъ поученій, пространныя поученія государя Сянь-ди, состоящія изъ 10,000 буквъ, разсужденіе о скопахъ, сочиненное симъ же государемъ, наставленія учащимся изданныя государемъ Шань-ли. Всѣ сіи сочиненія напечатаны и разосланы во всѣ училищныя библіотеки. Ежемѣсячно въ 1-е и 15-е числа, также при вступленіи новыхъ начальниковъ губерній въ должность и по прибытіи Попечителя училищъ въ храмъ Древняго Учителя, учащіе должны собрать студентовъ въ главный залъ, и обратясь къ дворцу, совершить три колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами. Послѣ сего учащій читаетъ вышеупомянутыя наставленія, приказавъ студентамъ слушать со вниманіемъ. Неявившіеся безъ достаточной причины подвергаются наказанію, а живущіе въ отдаленности обязаны по очереди являться въ городъ для слушанія наставленій. Сварливыхъ студентовъ, въ наказаніе, должно заставлять слушать, стоя на колѣнахъ. Въ пріѣздъ Попечителя училищъ для испытанія, учители и Приставъ обязаны тайно донести ему о поведеніи хорошихъ и дурныхъ студентовъ; а Попечитель развѣдавъ о томъ обстоятельно, послѣ испытанія долженъ донести Палатъ. Не перемѣняющіе дурнаго поведенія исключаются изъ званія ученыхъ.
   Студенты не должны принимать на себя ни должности письмоводителей, ни военной службы, ни торговлею заниматься. О бѣдныхъ учители обязаны доносить Попечителю училищъ, который при испытаніи лично можетъ оказать имъ пособіе. Не дозволяется мѣстнымъ начальникамъ противъ воли избирать студентовъ въ деревенскіе старшины, словомъ, студенты освобождаются отъ всѣхъ общественныхъ службъ и повинностей; напротивъ и сами студенты обязаны воздерживаться отъ всѣхъ неприличныхъ ихъ званію поступковъ.
   Въ Китаѣ гражданскій чиновникъ вмѣстѣ съ должностію принимаетъ на себя обязанность жреца: посему всѣ почти студенты обучаются музыкѣ и мимикѣ. На сей конецъ при каждомъ училищѣ есть штатъ музыкантовъ и пантомимовъ. Какъ скоро откроется вакантное мѣсто, то Правители округовъ и уѣздовъ, по испытаніи назначаютъ лучшихъ студентовъ и представляютъ Попечителю училищъ на утвержденіе по его усмотрѣнію. Въ губерніи Чжи-ли при каждомъ областномъ и уѣздномъ храмѣ ученыхъ {При каждомъ училищѣ находится храмъ ученыхъ, въ которомъ Кхунъ-цзы занимаетъ первое мѣсто.} положено 36 музыкантовъ и 36 пантомимовъ, и еще четыре человѣка для замѣны больныхъ и отлучившихся.
   Сверхъ сего въ каждой губерніи находятся храмы, посвященные древнимъ славнымъ мудрецамъ. Студенты изъ ихъ потомковъ, въ той же губерніи живущихъ, опредѣляются при сихъ храмахъ подъ названіемъ Жрецовъ-Студентовъ, коихъ обязанность состоитъ въ приношеніи жертвъ покойнымъ предкамъ ихъ. Сіи студенты избираются Начальниками губерній обще съ Попечителями училищъ и списки о нихъ представляются въ Палату на утвержденіе. Въ каждой губерніи они находятся въ извѣстномъ числѣ.
   Общественное воспитаніе оканчивается въ уѣздныхъ училищахъ. Студенты, въ слѣдующій годъ по полученіи сей степени, препровождаются въ главный городъ губерніи для испытанія на степень Кандидата Цзюй-жинь, что значитъ: представляемый. Сіе испытаніе производится чрезъ два года въ третій. Сверхъ сего, по случаю милостиваго манифеста, бываетъ особливое испытаніе, подъ названіемъ Эць-кхо, что значитъ: испытаніе по милостивому манифесту. Число получающихъ на губернскомъ испытаніи степень Кандидата ограничено положеніемъ, какъ-то:
  
   Въ губерніи Чжй-ли-- 147 *)          8850**)
   -- -- -- Шань-дунъ -- 69          4140
   -- -- -- Шань-си -- 60          3600
   -- -- -- Хэ-нань -- 71          4260
   -- -- -- Цзянъ-су -- 69          5520
   -- -- -- Ань-хой -- 45          3600
   Въ губерніи Цже-цзянъ -- 94          7520
   -- -- -- Цзянъ-си -- 94          7520
   -- -- -- Фу-цзянь -- 85          6800
   -- -- -- Ху-бэй -- 47          3760
   -- -- -- Ху-нань -- 46          8680
   -- -- -- Шань-си -- 61          3660
   -- -- -- Сы-чуань -- 60          3600
   -- -- -- Гуанъ-дунъ -- 71          4260
   -- -- -- Гуанъ-си -- 45          1800
   -- -- -- Юнь-нань -- 54          2160
   -- -- -- Гуй-чжеу -- 40          1600
   Итого -- 1158          76,330
  
   *) Число вакансій. Въ семъ же числѣ 41 вакансія для военнаго состоянія осьми знаменъ.
   **) Число допускаемыхъ на испытаніе.
  
   Въ семъ числѣ дѣти гражданскихъ чиновниковъ отъ 1 до 6-го, а военныхъ чиновниковъ отъ 1 до 4-го класса считаются благородными студентами. Число кандидатовъ, избираемыхъ изъ благородныхъ студентовъ, простирается въ большихъ губерніяхъ до 31, въ среднихъ до 23, въ малыхъ до 16 человѣкъ.
   Сверхъ штатнаго числа кандидатовъ, въ тоже время еще избираютъ сверхштатныхъ кандидатовъ, коихъ объявляютъ въ одно время съ штатными. На пять штатныхъ Кандидатовъ избирается одинъ сверхштатный, что составляетъ:
  
   Въ губерніи Чжи-ли -- 29
   -- -- -- Шань-дунъ и Хэ-нань -- по 13
   Въ губерніи Сань-си, Шань-си и Сы-чуань -- по 12
   -- -- -- Цзянъ-су -- 13
   -- -- -- Ань-хой -- 9
   -- -- -- Чже-цзянъ и Цзянъ-си -- по 18
   -- -- -- Фу-цзянь -- 17
   -- -- -- Ху бэй, Ху-нань и Гуанъ-си -- по 9
   --. -- -- Гуанъ-дунъ -- 14
   -- -- -- Юнь-нань -- 10
   -- -- -- Гуй-чжеу -- 8
   Всего -- 216.
  
   Такое же число кандидатовъ штатныхъ и сверхштатныхъ избирается на испытаніи по милостивому манифесту.
   Въ слѣдующій годъ послѣ губернскаго испытанія, всѣ кандидаты препровождаются въ столицу, гдѣ по испытанію должны получить степень Гунъ-ши, что значитъ; Ученый представляемый двору; а сіи вслѣдъ за столичнымъ испытаніемъ еще проходятъ дворцовое испытаніе въ тронной Бао-хо-дянь, по которому получаютъ степень Магистра, подъ общимъ названіемъ Цзинь-ши, что значитъ: Поступающій въ службу. Симъ образомъ каждое изъ трехъ испытаній на ученыя степени производится чрезъ два года въ третій, на степень Студента въ областномъ или окружномъ, на степень Кандидата въ губернскомъ городѣ, на степень Магистра въ столицѣ.
   Попечители училищъ завѣдываютъ испытаніемъ воспитанниковъ однихъ народныхъ и уѣздныхъ училищъ. Экзаминаторы для Произведенія губернскихъ испытаній присылаются изъ столицы. Предъ отправленіемъ въ губерніи экзаминаторовъ и помощниковъ ихъ для испытанія студентовъ Обрядовая Палата сообщаетъ въ разныя присутственныя мѣста о доставленіи ей свѣдѣній о чиновникахъ отъ 3 до 6 класса, вышедшихъ изъ магистровъ 2-го разряда и потомъ сообщаетъ Палатѣ, чтобъ избрать изъ нихъ экзаминаторовъ для представленія Государю. Въ каждую губернію назначается одинъ экзаминаторъ и одинъ помощникъ съ устраненіемъ отъ родины {Никто не можетъ быть экзаминаторомъ въ той губерніи, въ которой онъ родился.}. Въ каждой губерніи придаютъ имъ отъ 8 до 18 сотрудниковъ въ испытаніи, смотря до населенности губерніи. Сіи сотрудники избираются Начальниками губерній изъ окружныхъ и уѣздныхъ чиновниковъ, вышедшихъ изъ магистровъ и кандидатовъ.
   Особливые экзаминаторы назначаются для произведенія столичнаго испытанія. Сихъ экзаминаторовъ избираетъ Государь изъ Министровъ, Президентовъ Палатъ и другихъ высшихъ чиновниковъ, вышедшихъ изъ магистровъ, а сотрудниками ихъ назначаются чиновники, посыланные въ минувшемъ году экзаминаторами на губернскія испытанія. Для просмотра задачъ столичнаго испытанія равнымъ образомъ назначаются первые государственные чиновники, вышедшіе изъ магистровъ.
   Симъ образомъ, при произведеніи испытанія, дѣлаются слѣдующія распоряженія:
   1) Сверхъ экзаминаторовъ приставляютъ нужныхъ чиновниковъ и служителей.
   На губернскомъ испытаніи въ Пекинѣ всѣ распоряженія зависятъ отъ мѣстнаго начальства, а на столичномъ отъ Обрядовой Палаты съ утвержденія государева. На обоихъ испытаніяхъ избираются по два главныхъ смотрителя изъ высшихъ чиновниковъ, по одному приставу, по осьми внѣшнихъ надзирателей и но два внутреннихъ {Внѣшніе надзиратели находятся при воротахъ, а внутренніе, внутри экзаминальнаго двора.}. На губернскомъ испытаніи одинъ управитель, а на столичномъ два. Въ камерѣ принятія задачъ бываетъ восемь чиновниковъ; въ камерѣ запечатыванія, въ камерѣ переписыванія и въ камерѣ повѣрки по четыре. Всѣ сіи чиновники должны быть вышедшіе изъ магистровъ, кандидатовъ или отличныхъ студентовъ. На губернскомъ испытаніи четыре письмоводителя изъ Государственнаго Кабинета, по два члена отдѣленія изъ Палатъ: Чиновъ, Обрядовой Военной и Строительной, по шести членовъ отдѣленія изъ Палатъ: Финансовой и Уголовной; по одному чиновнику изъ всѣхъ прочихъ присутственныхъ мѣстъ въ столицѣ. При недостаткѣ чиновниковъ для исправленія разныхъ порученій Педагогическій Институтъ отряжаетъ учителей. На столичномъ испытаніи бываетъ 30 чиновниковъ отъ Палатъ и другихъ присутственныхъ мѣстъ. Всѣ сіи чиновники въ день испытанія входятъ въ экзаминальный дворъ вмѣстѣ съ экзаминаторами. Для досмотра при большихъ воротахъ отряжаются четверо, за воротами у палисада восьмеро Стряпчихь, Юй-ши. Начальниками досмотра, особенно при обыскѣ кандидатовъ при входѣ на испытаніе, избираются приближенные князья и первые государственные чиновники. Для содержанія карауловъ внутри и внѣ двора, присылаются военные отряды подъ начальствомъ высшихъ офицеровъ, а вкругъ двора разставляются полицейскіе караулы, Врачебный Приказъ отряжаетъ лекарей. Для прочихъ порученій собираютъ студентовъ изъ ближайшихъ училищъ и отдаютъ въ распоряженіе Пристава. Для снятія копій съ задачъ собираютъ для губернскаго испытанія 1000, а для столичнаго 700 писцовъ. Сіи писцы набираются изъ окружныхъ и уѣздныхъ писарей. Для исправленія мелкихъ порученій по ученой части, отряжаютъ отъ 6 до 8 приказныхъ изъ каждаго присутственнаго мѣста въ столицъ. Людей для прислуги нанимаютъ. При чиновникахъ: при экзаминаторѣ три служителя, при его помощникѣ два; при князьяхъ, отряженныхъ для обыска, по три офицера и по четыре служителя; при первыхъ государственныхъ лицахъ по два чиновника и по три служителя. У воротъ при чиновникахъ 1 и 2 класса, по четыре служителя. Далѣе постепенно однимъ менѣе. Въ губерніяхъ смотрителями бываютъ Начальники губерній, а прочее мало разнствуетъ отъ губернскаго испытанія въ столицѣ.
   Чиновниковъ на дворцовое испытаніе назначаетъ самъ Государь безъ представленія Обрядовой Палаты. Назначаются четыре надзирателя изъ Стряпчихъ, четыре чиновника изъ Государственнаго Кабинета для принятія задачь, шесть низшихъ чиновниковъ для запечатыванія задачь. Главные смотрители бываютъ изъ князей и первыхъ государственныхъ лицъ. Четыре члена отдѣленія изъ Обрядовой Палаты вводятъ кандидатовъ на дворцовое испытаніе. Битэши' ставитъ столъ съ предложеніемъ для задачь. Восемь членовъ отдѣленія раздаютъ бумагу съ предложеніемъ.
   2) Объявляется порядокъ испытанія.
   Бумага для губернскихъ испытаній выдается изъ Казенныхъ Палатъ, а для столичнаго изъ Обрядовой Палаты. Тетрадь стоитъ 12,090 лана серебра {Ланъ серебра -- 227 коп. серебромъ безъ примѣси.}. Въ длину имѣетъ одинъ футъ, въ ширину четыре дюйма. Для первыхъ двухъ входовъ одна тетрадь въ семь бѣлыхъ листовъ для черневаго сочиненія. Въ началѣ и концѣ оной поставлено по красной буквѣ для замѣтки (для избѣжанія подлога). Другая тетрадь изъ 14 листовъ, съ красною клѣтчатою графировкою, для переписки на бѣло. На каждомъ листѣ 12 строкъ (по шести на страницѣ). Въ каждой строкѣ 25 клѣточекъ для 25 буквъ. На концѣ тетради печать чиновника выдавшаго бумагу. На первой страницѣ бѣловой тетради означаютъ губернію, прозваніе съ именемъ, возрастъ и родину. На губернскомъ испытаніи подписываютъ: въ такомъ-то году, въ такой то губерніи былъ на губернскомъ испытаніи. На тетрадяхъ для губернскихъ испытаній прикладывается печать Казенной Палаты, а для столичнаго испытанія печатать Обрядовой Палаты. Печать прикладывается на лицевой сторонѣ на каждой склейкѣ листовъ. Когда принесутъ бумагу въ экзаминальный дворъ, то смотрители еще кладутъ на оную свои печати. Для одѣянія, въ какомъ быть на испытаніи, также есть положеніе. Шапочка валяная, однорядная, кафтанъ, курма и платье исподнее безподкладные, чулки валяные однорядные, башмаки съ тонкими подошвами; вмѣсто тюфяка войлокъ съ тонкимъ подкладомъ, чернильная плитка тоненькая, трубочка съ кистью просверленная, подсвѣчникъ изъ оловяннаго листа съ пустымъ стволомъ. Хлѣбцы и прочее съѣстное, изрѣзанное въ кусочки; дровяной уголь длиною въ два дюйма. Корзинка съ вещами должна быть изъ бамбуковыхъ, или таловыхъ прутьевъ рѣшетчетая {Всѣ сіи предосторожности берутся для того, что бы не пронесли съ собою готовыхъ сочиненій.}. Отдѣленія съ комнатами означены формою буквъ изъ Цянь-цзы-вынь (1000 буквъ), исключая буквъ: Небо, Государь, Императоръ, Мынь-цзы, числительныхъ знаковъ и буквы Хуанъ (Августѣйшій). Подъ каждою буквою сто номеровъ. Бумага для сочиненія и перепискѣ задачь разносится по номерамъ. Въ отвѣтахъ на программы и въ стихахъ дозволяется прибавлять и поправлять; но въ концѣ тетради должно означить, сколько буквъ прибавлено или поправлено. Черновыя и бѣловыя тетради вмѣстѣ подаются. Прозваніе съ именемъ на бѣловыхъ заклеивается бумажкою въ особой камерѣ. Фирма на обѣихъ тетрадяхъ ставится одинаковая. Съ черновыхь снимаютъ копіи, въ которыя не вносятъ только прибавленныхъ и поправленныхъ буквъ. Сіи копіи поступаютъ на разсмотрѣніе экзаминаторовъ и ихъ помощниковъ. Разсматриваніе задачь производится въ назначенной камерѣ, а уносить въ свои комнаты не дозволяется. Сей порядокъ есть общій для испытанія по всѣмъ губерніямъ.
   Предъ дворцовымъ испытаніемъ письмоводителямъ, назначеннымъ для переписки задачь, не дозволяется проводить ночь въ Государственномъ Кабинетѣ, въ Конторѣ герольдмейстерскихъ дѣлъ и въ Домѣ Историческаго Общества {Сіи мѣста суть ближайшія къ тронной, въ которой производится испытаніе.}, дабы чрезъ сіе отнять способы къ развѣдыванію и порученіямъ. Отрядъ Гвардіи содержитъ караулы за всѣми воротами, дабы ни одно извѣстіе не могло выйти изъ внутренности. Вельможи, назначенные для просмотра задачь, Надзиратели и другіе чиновники должны ночевать въ двухъ флигеляхъ тронной Вынь-хуа-дянь съ запертыми воротами. По представленію Обрядовой Палаты, Государь назначаетъ членовъ Государственнаго Кабинета и другихъ присутственныхъ мѣстъ для повѣрки сужденій, написанныхъ экзаминаторами на задачахъ.
   3) Все нужное доставляется отъ Правительства.
   Правительство выдаетъ кандидатамъ извѣстныя суммы на путевыя издержки до столицы, а кандидаты изъ отдаленныхъ губерній слѣдуютъ по почтѣ. Какъ на столичномъ, такъ и на губернскомъ испытаніи книги, нужныя для справокъ, предварительно доставляются Правительствомъ, а съ собою приносить не дозволяется. Вода для употребленія ставится за дверями съ фирмою. Столъ всѣмъ чиновникамъ и служителямъ, находящимся при испытаніи, доставляется на счетъ казны. Испытываемымъ выдаютъ по чашкѣ кашицы, а прочее должны сами заготовить. Кандидатамъ на столичномъ испытаніи выдаются казенныя постели, а на дворцовомъ испытаніи евнухи подаютъ имъ чай.
   4) Получившимъ на испытаніи ученыя степени даются награды и производится угощеніе.
   На губернскомъ испытаніи, въ день вступленія въ экзаминальный дворъ, учреждается столъ для угощенія экзаминаторовъ ихъ, помощниковъ, главныхъ смотрителей, пристава, надзирателей и чиновниковъ, исправляющихъ порученія. На другой день послѣ вывѣски объявленія (о получившихъ высшую степень на испытаніи) угощаютъ экзаминаторовъ и прочихъ, также и студентовъ, получившихъ степень кандидата. Сіе угощеніе производится въ присутственномъ какомъ-либо мѣстѣ. Экзаминатору и прочимъ чиновникамъ выдаются золотые и серебряные цвѣты, кубки, блюды и шелковыя ткани. Каждому кандидату выдается по шарику съ шляпою и одѣяніемъ. На столичномъ испытаніи и въ день вступленія и въ день выхода изъ экзаминальнаго двора, экзаминаторъ и прочіе чиновники угощаются столомъ въ Обрядовой Палатѣ. Въ экзаминальный дворъ входятъ съ церемоніею. Экзаминатору выдаютъ шелковыхъ тканей на два платья, а изъ прочихъ чиновниковъ каждому на одно, и сверхъ сего серебряные цвѣты. Въ день объявленія о получившихъ степень, первыхъ трехъ магистровъ изъ перваго разряда угощаютъ въ Пекинскомъ Областномъ Правленіи, а на другой въ Обрядовой Палатѣ. При семъ столѣ бываютъ всѣ новые магистры. Чиновники и магистры имѣютъ на головѣ серебряныя вѣтки съ цвѣтами, а у перваго магистра изъ перваго разряда позолоченная. Магистрамъ на сооруженіе почетныхъ воротъ выдается по 30, а первымъ тремъ изъ перваго разряда по 50 ланъ серебра, а сверхъ того каждому верхъ и подбой на одно платье. Государь назначаетъ день раздачи сихъ наградъ за воротами Ву-мынь {Южные ворота дворцовой крѣпости.}. Первый магистръ получаетъ шарикъ 12-го класса и одѣяніе съ привѣсками.
   5) Производится строгое разсматриваніе задачь.
   Для пересмотра задачь и на губернскомъ и на столичномъ испытаніи, назначается по 40 человѣкъ, вышедшихъ изъ магистровъ и кандидатовъ. Для вторичнаго пересмотра оныхъ назначается во осьми изъ первыхъ государственныхъ чиновниковъ. Задачи студентовъ, получившихъ степени кандидата, изъ всѣхъ губерній отправляются въ Обрядовую Палату для пересмотра, который продолжается около года Пересмотръ задачь столичнаго испытанія производится по объявленіи на другой день. Палата отряжаетъ четырехъ членовъ отдѣленія для принятія и выдачи задачь и въ тоже время представляетъ Государю о назначеніи четырехъ Стряпчихъ для надзора. Изъ чиновниковъ, назначенныхъ для пересмотра задачь, каждый собственноручно долженъ отмѣчать хорошія мѣста и надписывать на задачѣ свое сужденіе. Послѣ сего коммиссія, составленная изъ осьми высшихъ чиновниковъ, вторично пересматриваетъ тѣ же задачи; и если найдетъ какія либо ошибки, или злоупотребленіе въ пересмотръ, то и экзаминаторы и чиновники пересматривавшіе подвергаются суду, и смотря по важности випы, или понижаются чинами, или наказываются вычетомъ годоваго и полугодоваго жалованья. Сочинители задачь за свои ошибки въ сочиненіи наказываются недопущеніемъ на слѣдующее испытаніе, что составляетъ потерю шести лѣтъ.
   И губернское и столичное испытаніе состоитъ изъ трехъ входовъ, а для испытанія задаются разсужденія (хріи), стихи и политическія программы. Въ первый входъ даютъ три предложенія изъ четырекнижія и одно для стиховъ; во второй задаютъ пять разcужденій на предложенія изъ пяти классическихъ книгъ: въ третій входъ пять политическихь программъ. Въ Пекинѣ и на губернскомъ и на столичномъ испытаніи предложенія для перваго входа самъ Государь назначаетъ. Предложенія для губернскаго испытанія получаетъ отъ него Пекинскій Градоначальникъ, а для столичнаго членъ Обрядовой Палаты, и относятъ въ экзаминальный дворъ, гдѣ главный смотритель принимаетъ оное и относитъ во внутренность; ключь же отъ ларчика съ предложеніями передается изъ Государственнаго Кабинета экзаминатору. Предложенія для втораго и третьяго входа назначаются экзаминаторомъ. По окончаніи испытанія Пекинское Областное Правленіе и Обрядовая Палата препровождаютъ доклады въ Государственный Кабинетъ для представленія Государю. Въ губерніяхъ предложенія даетъ экзаминаторъ съ прочими чиновникамй. Для дополнительнаго испытанія послѣ столичнаго, Палата испрашиваетъ у Государя одно предложеніе изъ четырекнижія и одно изъ стихотвореній.
   По полученіи 2-й и 3-й ученой степени на испытаніи слѣдуетъ объявленіе ихъ именъ. Предъ объявленіемъ экзаминаторъ полагаетъ мнѣніе, что бываетъ на губернскомъ испытаніи въ половинѣ четвертаго мѣсяца. Касательно губернскаго испытанія въ Пекинѣ Областное Правленіе представляетъ Государю и сообщаетъ Обрядовой Палатѣ для свѣдкнія, а о столичномъ испытаніи Палата представляетъ Государю. По полученіи указа отрядъ солдатъ отъ Военной палаты за денъ до вывѣски объявленія вступаетъ въ экзаминальный дворъ съ нѣкоторыми другими чиновниками, назначенными для надзора. Въ началѣ составляютъ черновое объявленіе, при чемъ внѣшніе чиновники не должны находиться. Предъ самымъ назначеніемъ экзаминаторъ съ главными смотрителями и приставомъ, снова повѣряютъ въ общемъ собраніи, согласны ли между собою красныя фирмы въ бѣловыхъ и черновыхъ тетрадяхъ; послѣ сего распечатываютъ заклеенныя прозванія и имена сочинителей. Помощникъ экзаминатора пишетъ прозванія и имена по бѣловымъ, а экзаминаторъ тоже дѣлаетъ по черновымъ спискамъ. Письмоводитель громко высказываетъ слова: такой то губерніи, такой-то области, округа и уѣзда, такой-то студентъ включается. Послѣ сего вносятъ его въ объявленіе. Подобнымъ образомъ составляется и второе объявленіе. По окончаніи сего прикладываютъ къ объявленіямъ печать: въ Пекинѣ Градоначальникъ, въ губерніяхъ Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ; а на столичномъ испытаніи прикладывается печать Обрядовой Палаты. Печать прикладывается на показаніи года, мѣсяца и числа на склейкахъ. Симъ образомъ скрѣпленное объявленіе подъ военнымъ прикрытіемъ препровождается для выставки. Объявленіе столичнаго испытанія выставляется предъ воротами Обрядовой Палаты; объявленіе губернскаго испытанія выставляется въ Пекинѣ предъ воротами Областнаго Правленія, а въ губерніяхъ предъ, воротами Казенныхъ Палатъ. И настоящее и второе объявленіе въ одно время выставляются; а по прошествіи трехъ дней объявленіе столичнаго испытанія относятъ въ архивъ Обрядовой Палаты, а объявленіе губернскихъ испытаній въ архивъ Казенныхъ Палатъ. Послѣ сего представляютъ Государю списки получившихъ ученыя степени по испытанію.
   На дворцовомъ испытаніи дается политическая программа, а послѣ испытанія выставляется золотое объявленіе, что происходитъ въ слѣдующемъ порядкѣ.
   За день предъ дворцовымъ испытаніемъ чтецъ задачь тайно представляетъ Государю программу на утвержденіе, а по утвержденіи относитъ оную въ Государственный Кабинетъ для напечатанія. Въ день испытанія онъ съ прочими чиновниками въ церемоніальномъ одѣяніи является у тронной Бао-хо-дянь, и они становятся по обѣимъ сторонамъ краснаго крыльца (сходъ изъ тронной). Чиновникъ Государственнаго Кабинета въ церемоніальномъ одѣяніи полагаетъ предложеніе въ тронной на столъ, стоящій на восточной сторонѣ. Министръ беретъ у Государя программу и, среднею мостовою {Чрезъ дворецъ проходитъ каменная мостовая, раздѣленная на три дороги одна послѣ другой.} дошедъ до краснаго рыльца, полагаетъ на столъ. Какъ скоро чиновники и представленные кандидаты совершатъ обрядъ поклоненія, то членъ отдѣленія изъ Обрядовой Палаты раздаетъ программу.
   По окончаніи дворцоваго испытанія представляютъ Государю десять первыхъ кандидатовъ. Послѣ сего чтецъ задачь является съ задачами въ комитетъ красныхъ докладовъ, записываетъ десять первыхъ человѣкъ изъ перваго разряда, а потомъ идетъ съ задачами въ Государственный Кабинетъ, вписывастъ тамъ прозванья и имена остальныхъ по порядку задачь и отдаетъ сей реестръ 12-ти письмоводителямъ для переписки онаго и на Маньчжускомъ и Китайскомъ языкахъ. По окончаніи сего Сіô-ши {Статсъ-Секретари Пекинскаго двора, причисленные къ Государственному Кабинету.}. Государственнаго Кабинета, взявъ объявленіе, приходитъ къ воротамъ Цянь-цинъ-мынь получить Императорскую печать для, приложенія къ объявленію. Въ назначенный срокъ Государь входить въ тронную Тхай-хо-дянь, гдѣ объявленіе въ его присутствіи утверждается царскою печатію. До окончаніи церемоніи объявленія (см. ниже), чиновникъ назначенный нести объявленіе, беретъ оной и приноситъ къ воротамъ Ву-мынь, гдѣ съ колѣнопреклоненіемъ полагаетъ объявленіе въ портшезъ и дѣлаетъ три поклона. Служители придворной Экипажной, предшествуемые музыкою, царскимъ кортежемъ и девятью Битэши, выносятъ объявленіе за ворота Чанъ-ань-мынь и выставляютъ на городской стѣнѣ. Первый магистръ со всѣми прочими магистрами приходитъ посмотрѣть объявленіе, а отсюда областное Правленіе съ особенною церемоніею препровождаетъ перваго магистра въ его квартиру. По прошествіи трехъ дней объявленіе относятъ въ Государственный Кабинетъ для храненія, а за воротами Педагогическаго Института, называемыми Да-ченъ-мынь, поставляютъ каменный памятникъ съ поименованіемъ всѣхъ новыхъ магистровъ по разрядамъ.
   Студентъ, до старости не получившій степени на губернскомъ испытаніи, увольняется отъ испытаній съ степенью кандидата. Таковая награда производится студентамъ, имѣющимъ отъ 70 до 90 лѣтъ.
   A если это будетъ престарѣлый кандидатъ, то по окончаніи испытанія награждается шелковыми тканями въ присутствіи Обрядовой Палаты, и получаетъ титулъ Областнаго или Окружнаго Учителя.
   Если кто изъ низшихъ князей императорскаго дома, образовавшійся у частныхъ учителей, или въ казенномъ училищѣ, объявитъ желаніе быть на губернскомъ или столичномъ испытаніи, то Княжеское Правленіе прежде испытываетъ его въ конномъ и пѣшемъ стрѣляніи изъ лука, и потомъ препровождаетъ для губернскаго испытанія въ Областное Правленіе, а для столичнаго въ Обрядовую Палату, которыя испрашиваютъ ему у государя предложеніе для разсужденія и другое для стиховъ. Столичное испытаніе желтопояснымъ производится 8 числа 3 мѣсяца, а губернское 8 же числа 8 мѣсяца, съ соблюденіемъ предписанныхъ закономъ предосторожностей. На дворцовомъ испытаніи они бываютъ вмѣстѣ съ прочими кандидатами; но при представленіи государю становятся въ передней линіи.
   Испытаніе учениковъ въ переводъ особо производится чрезъ два года въ третій. И губернское и столичное испытаніе въ переводахъ производятся въ одинъ годъ съ таковыми же испытаніями въ Словесности, а дворцоваго испытанія въ переводѣ не бываетъ.
   Упражненіе въ переводѣ состоитъ въ изученіи двухъ языковъ: маньчжускаго и китайскаго, или монгольскаго и маньчжускаго. Сіе упражненіе въ языкахъ усвоено маньчжурамъ, монголамъ и китайцамъ Осьми знаменъ. На испытаніе допускаются такіе ученики, которые живутъ въ Пекинѣ въ третьемъ колѣнѣ, т. е. коихъ дѣды переселены были въ Пекинъ. Испытаніе въ переводахъ нѣсколько отлично отъ испытанія въ китайской Словесности.
   Обозрѣвъ вообще ходъ образованія въ Китаѣ, любопытно отдѣльно взглянуть:
   1) На деревенскій пиръ въ уѣздныхъ училищахъ.
   2) На угощеніе получившихъ степень кандидата.
   3) На блистательную церемонію яри полученіи степени магистра.
   Деревенскій пиръ бываетъ во всѣхъ уѣздныхъ училищахъ дважды въ году: въ 15 день 1 весенняго мѣсяца и въ 1 день перваго зимняго мѣсяца. Къ сему пиру приглашаются служащіе чиновники, уважаемые по лѣтамъ и добродѣтелямъ. Одного изъ нихъ назначаютъ большимъ и одного младшимъ гостемъ, Прочіе назначаются простыми гостями, кромѣ трехъ старшихъ, подъ названіями: перваго, втораго и третьяго гостя. Изъ студентовъ избираютъ двухъ церемоніальныхъ предводителей. Въ Пекинѣ сей пиръ происходитъ въ слѣдующемъ порядкѣ: Областный Правитель представляетъ лице хозяина. По прибытіи гостей, онъ съ своими чиновниками выходитъ встрѣтить ихъ за воротами и привѣтствуетъ легкимъ наклоненіемъ головы, съ сложенными у груди руками. Тѣмъ же отвѣтствуютъ имъ и гости; послѣ чего всѣ входятъ во дворъ. Гости, подошедъ къ крыльцу по западной, а хозяинъ по восточной сторонѣ, троекратно дѣлаютъ другъ предъ другомъ вышесказанную учтивость, троекратно уступаютъ другъ другу передъ, и потомъ входятъ въ залъ; Большой гость, подошедъ къ своему мѣсту, приглашаетъ младшаго гостя сѣсть; младшій гость, подошедъ къ своему мѣсту, приглашаетъ сѣсть прочихъ гостей. Когда гости всѣ сядутъ, то хозяинъ дѣлаетъ предъ ними легкое наклоненіе головы; гости тѣмъ же отвѣтствуютъ ему. Послѣ сего хозяинъ и его подчиненные садятся по своимъ мѣстамъ. При входѣ распорядителя, гости встаютъ на ноги. Распорядитель дѣлаетъ предъ ними легкое наклоненіе головы, съ сложенными у груди руками. Гости отвѣтствуютъ ему тою же учтивостію. Наконецъ входитъ чтецъ законовъ и всѣ привѣтствуютъ его такимъ же образомъ. Когда подадутъ кушанье, то хозяинъ подчиваетъ большаго гости виномъ; гость взаимно подчиваетъ хозяина; оба двукратно кланяются другъ другу. Потомъ хозяинъ подчиваетъ младшаго гостя, а сей взаимно подчиваетъ его и оба кланяются другъ другу, какъ выше. Послѣ сего всѣ садятся и служители подають кушанье. По окончаніи стола всѣ встаютъ. Хозяинъ съ своими чиновниками становится на восточной, а гости на западной сторонѣ и двукратно кланяются другъ другу. Послѣ сего гости выходятъ, а хозяинъ съ своими чиновниками провожаетъ ихъ за ворота училища и, сдѣлавъ имъ легкое наклоненіе головы, возвращается.
   На деревенскомъ пирѣ преимущественно исполняются два обряда: подчивать и читать законы. Когда распорядитель встанетъ посреди зала, то служитель подаетъ ему кубокъ съ виномъ. Распорядитель, принявъ кубокъ, говоритъ къ присутствующимъ: "Деревенскій пиръ не для того учрежденъ, чтобы здѣсь пить и ѣсть; но чтобы выставить важность обрядовъ и просвѣщенія. Здѣсь младшіе поучаются отъ старшихъ соревнованію въ усердіи къ престолу, въ почтеніи къ родителямъ. Здѣсь каждый поучается соблюдать свои отношенія: старшій братъ дружелюбіе къ младшему, младшіе уваженіе къ нему, въ семействѣ любовь между родными, внѣ согласіе съ сосѣдями, и симъ образомъ поддерживаются въ нравственности, къ славѣ родившихъ." Послѣ сего мимики и музыканты областнаго училища, избранные изъ студентовъ, составляютъ оркестръ по западную сторону крыльца, и поютъ извѣстные четыре канта, въ коихъ изображается къ роднымъ любовь и благонравіе. Четверо поютъ на голосахъ, четверо играютъ на гармоникахъ, четверо на флейтахъ, четверо на гобояхъ, трое на гусляхъ, одинъ на сэ (видъ кимвала), одинъ на висячихъ блюдцахъ, одинъ бьетъ въ литавру и одинъ въ дощечки (вмѣсто камертона). По окончаніи кантовъ поперемѣнно одинъ изъ пѣвчихъ поетъ и одинъ играетъ на гармоникѣ, чѣмъ и оканчивается пиръ {Въ уѣздныхъ училищахъ учители представляютъ лице хозяина.}.
   Угощеніе новыхъ кандидатовъ состоитъ въ слѣдующемъ:
   На губернскомъ испытаніи за день до вступленія въ экзаминальный дворъ, Областной Правитель въ Правленіи угощаетъ чиновниковъ, назначенныхъ быть при испытаніи; а на другой день по выходѣ изъ экзаминальнаго двора дѣлаетъ вторичное угощеніе; на которое приглашаются всѣ получившіе степень Кандидата. Въ Пекинѣ въ день перваго угощенія чиновники, назначенные быть при испытаніи, по выходѣ изъ дворца садятся на верховыхъ лошадей и, предшествуемые музыкою и церемоніальнымъ кортежемъ, пріѣзжаютъ къ воротамъ Областнаго Правленія, гдѣ Помощникъ Правителя встрѣчаетъ ихъ и вводитъ во внутренній дворъ. По входѣ на крыльце всѣ становятся предъ столомъ съ куреньями въ ряды, и совершаютъ троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами. Послѣ сего входятъ въ залъ, гдѣ привѣтствуютъ другъ друга легкимъ наклоненіемъ головы, и потомъ садятся за столъ. По окончаніи стола вторично совершаютъ поклоненіе предъ столомъ съ куреніемъ послѣ чего Главноуправляющій и Областный Правитель провожаютъ гостей въ экзаминальный дворъ, гдѣ и сами остаются. Точно такимъ же образомъ дѣлается угощеніе и по выходѣ изъ экзаминальнаго двора, но только съ прибавленіемъ столовъ для новыхъ кандидатовъ, располагаемыхъ по обѣимъ сторонамъ помоста (на дворѣ). Гости по возвращеніи изъ дворца совершаютъ обрядъ поклоненія, входятъ въ залъ, и по взаимномъ привѣтствіи садятся, а первый кандидатъ съ товарищами совершаетъ обрядъ благодаренія. Они становятся на колѣни, и по порядку кланяются чиновникамъ, бывшимъ при испытаніи. Высшимъ дѣлаютъ по четыре поклона, на которые тѣ не отвѣствуютъ; среднимъ по четыре, а сіи отвѣтствуютъ имъ двумя; низшимъ по два, на которые и они отвѣтствуютъ имъ двумя же.
   Церемонія при полученіи, степени Магистра заключаетъ въ себѣ три обстоятельства: утвержденіе новыхъ магистровъ, угощеніе ихъ и благодареніе, приносимое ими въ храмъ мудреца Кунъ-цзы.
   Предъ объявленіемъ кандидатовъ, получившихъ на дворцовомъ испытаніи степень Магистра, становятъ два стола: одинъ въ тронной Тхай-хо-дянь, другой предъ тронною на красномъ крыльцѣ. Одинъ магистръ и Президентъ Обрядовой Палаты становится внѣ тронной, на восточной сторонѣ подъ свѣсомъ. Князья и вельможи дежурные, чтецы и разные чиновники, бывшіе при испытаніи, становятся позади церемоніальнаго кортежа у восточнаго крыльца; кандидаты становятся отъ кортежа на югъ по обѣимъ сторонамъ. Три чиновника для трехъ передачь приказовъ порознь становятся по церемоніалу {Глашатаи имѣютъ мѣсто, опредѣленное имъ общимъ церемоніаломъ придворныхъ собраній.}. Лишь только, Государь вступитъ въ тронную и сядетъ на престолъ, чиновники совершаютъ обрядъ троекратнаго колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами. Послѣ сего министръ входитъ въ тронную восточною дверью, беретъ со стола объявленіе о получившихъ степень магистра и по выходъ передаетъ Президенту Обрядовой Палаты, а Президентъ, принявъ оное съ колѣнопреклоненіемъ, полагаетъ, на желтый столъ, поставленный на красномъ крыльцѣ, кланяется троекратно на сѣверъ и потомъ отходитъ на прежнее мѣсто подъ свѣсомъ. Новые магистры выстраиваются у классныхъ горокъ, предъ которыми становятся лицемъ на сѣверъ. Какъ скоро глашатай провозгласитъ: указъ, то они становятся на колѣни. Чтецъ указа становится на восточной сторонѣ, лицемъ на западъ, и читаетъ указъ: "Такого-то года, мѣсяца и дня производимо было дворцовое испытаніе на степень магистра. Государю благоугодно было магистрамъ перваго разряда дать титулъ магистровъ Цзинь-ши; магистрамъ втораго разряда дать титулъ вышедшихъ изъ магистровъ Цзинь-ши чу-шень; магистрамъ третьяго разряда дать титулъ вмѣстѣ вышедшихъ изъ магистровъ Тхунъ-цзи-ньши чу-шень." Послѣ сего чиновникъ сообщающій объявленіе, возглашаетъ: "Первый магистръ перваго разряда такой-то." Когда сіе объявленіе передано будетъ по красному крыльцу внизъ, то распорядитель ведетъ сего магистра къ класснымъ горкамъ 12 класса и становитъ на колѣни. Вторично возглашаетъ: "Второй магистръ перваго разряда такой-то." Послѣ двухъ передачь объявленія ведутъ сего къ класснымъ горкамъ 13 класса и становятъ на колѣни. Въ третій разъ возглашаетъ: "Третій магистръ перваго разряда такой-то." Послѣ трехъ передачь объявленія ведутъ къ класснымъ торкамъ 14 класса и становятъ на колѣни. Глашатай возглашаетъ въ четвертый разъ: "Первый магистръ втораго разряда такой-то и съ нимъ столько-то; первый магистръ третьяго разряда такой-то и съ нимъ столько-то." О магистрахъ втораго и третьяго разряда три раза передаютъ; но ихъ не выводятъ изъ рядовъ. По выслушаніи указа магистры дѣлаютъ троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами. Послѣ сего Президентъ Обрядовой Палаты подходитъ къ столу, съ колѣнопреклоненіемъ снимаетъ объявленіе, и сходитъ съ крыльца среднимь сходомъ. Членъ отдѣленія церемоній принимаетъ объявленіе на блюдо, и въ предшествіи желтаго зонта выходитъ изъ воротъ Тхай-хо-мынь среднимъ проходомъ. За нимъ идутъ три магистра перваго разряда, а потомъ и прочіе. По выходѣ изъ дворца они становятся у воротъ Ву-мынь, а чиновникъ полагаетъ объявленіе въ драконовую бесѣдку и дѣлаетъ три поклона. Какъ скоро служители дворцовой экипажной вынесутъ объявленіе за ворота Чанъ-ань-мынь, то вывѣшиваютъ на городской стѣнѣ.
   Церемоніалъ угощенія Магистровъ состоитъ въ слѣдующемъ.
   Какъ скоро новые магистры выйдутъ изъ дворца за ворота Чанъ-ань-мынь, то Главноуправляющій, Областный Правитель и помощникъ его приглашаютъ магистровъ въ балаганъ, нарочно устроенный на сей случай при помянутыхъ воротахъ. По учиненіи взаимнаго привѣтствія, три первые магистра изъ перваго разряда надѣваютъ приготовленное для нихъ почетное одѣяніе. Главноуправляющій, Областный Правитель и Помощникъ его троекратно гостямъ подносятъ вино, которое и сами съ ними пьютъ, стоя на ногахъ. Послѣ сего, по учиненіи взаимнаго привѣтствія, садятся на верховыхъ лошадей и предшествуемые музыкою, пріѣзжаютъ въ Областное Правленіе. Первый магистръ съ товарищами всходитъ по западному, а Главноуправляющій, Правитель и Помощникъ его по восточному сходу, и на крыльцѣ предъ столомъ съ куреніями совершаютъ обрядъ поклоненія, а по вступленій въ залъ привѣтствуютъ другъ друга легкимъ наклоненіемъ головы. Главноуправляющій, Правтель и Помощникъ его, подчивая магистровъ виномъ, двукратно кланяются; магистры тѣмъ же отвѣтствуютъ и потомъ взаимно подчивая, также кланяются двукратно, на что имъ тѣмъ же отвѣтствуютъ. Чиновники Правленія, поздравляя магистровъ, двукратно кланяются, на что магистры тѣмъ же отвѣтсвуютъ. По окончаній пира совершаютъ обрядъ поклоненія предъ столомъ съ куреніями, послѣ чего Главноуправляющій, Правитель и Помощникъ его, переодѣвшись въ обыкновенное платье съ нашивками, провожаютъ перваго магистра до его квартиры.
   Вслѣдъ за сею церемоніею новые магистры являются въ Педагогическій Институтъ снять шерстяное одѣяніе, предъ которымъ обыкновенно совершаютъ обрядъ предложенія явствъ. Они входятъ въ храмъ учителя Кхунъ-цзы, предъ которымъ выстраиваются въ ряды, и по возгласу церемоніймейстера совершаютъ предъ табелью съ титуломъ Государя троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами. Послѣ сего первые три магистра перваго разряда совершаютъ обрядъ предложенія, первый магистръ предъ табелью Кхунъ-цзы и сопредстоящихъ ему четырехъ мудрецовъ, вторый предъ табелями мудрецовъ на восточной, третій предъ табелями мудрецовъ на западной сторонѣ. Въ тоже самое время первый магистръ втораго разряда совершаетъ предложеніе въ восточномъ, а первый магистръ третьяго разряда въ западномъ флигелѣ. Прочіе магистры исполняютъ сей же обрядъ, стоя въ рядахъ. По окончаніи сего обряда ведутъ магистровъ къ храмовой кладовой снять шерстяное одѣяніе. Когда же Ректоры и Инспекторы въ церемоніальномъ одѣяніи придутъ въ залъ собранія, то магистры изъ храма идутъ въ Институтъ и на площади предъ заломъ дѣлаютъ имъ привѣтствіе наклоненіемъ головы, которое Ректоры и Инспекторы сидя принимаютъ. Послѣ сего первыхъ трехъ магистровъ перваго разряда вводятъ въ залъ избранія, при чемъ Ректоры и Инспекторы встаютъ на ноги. Служители подносятъ магистрамъ вино. Послѣ трехъ кубковъ магистры выходятъ, а Ректоры и Инспекторы провожаютъ ихъ до дверей. Такимъ же образомъ угощаютъ и прочихъ магистровъ, стоящихъ на дворѣ.
  

ПЕДАГОГИЧЕСКІЙ ИНСТИТУТЪ.

  
   Въ Педагогическомъ Институтѣ присутствуютъ: Главноуправляющій, два Ректора и три Инспектора. Они завѣдываютъ образованіемъ учителей.
   Воспитанники Института -- всѣ изъ студентовъ и учениковъ казенныхъ училищъ въ Пекинѣ.
   Студенты раздѣляются на представляемыхъ ко Двору подъ разными наименованіями, и на принимаемыхъ по милости государевой подъ названіемъ студентовъ Института.
   Представляемые поступаютъ въ Институтъ изъ уѣздныхъ училищъ подъ шестью наименованіями. которыя суть:
   1) Студенты, ежегодно представляемые. Подъ симъ названіемъ посылаются въ Институтъ студенты, долго пользовавшіеся казеннымъ содержаніемъ. Изъ нихъ старшій по времени назначается старшимъ, а два слѣдующіе за симъ младшими кандидатами, и сіе назначеніе утверждается Попечителемъ училищъ. Положеніемъ опредѣлено представлять изъ областнаго училища ежегодно по одному студенту, изъ окружнаго по два въ три года, изъ уѣзднаго по одному въ два года.
   2) Студенты, представляемые по государевой милости. Сихъ студентовъ, по случаю милостиваго манифеста, отправляютъ въ институтъ по одному изъ каждаго областнаго, окружнаго, уѣзднаго и военно-окружнаго училища.
   3) Студенты представляемые по превосходству. Подъ симъ названіемъ посылаются въ Институтъ студенты, одобряемые начальствомъ отличными по ученію и поведенію. Попечитель училищъ, по окончаніи трехлѣтней своей службы, вмѣстѣ съ начальникомъ губерніи производитъ имъ особливое испытаніе, на которомъ задается сочинить одно разсужденіе, отвѣтъ на политическую программу и стихи. Оказавшіеся на семъ испытаніи лучшими посылаются въ Институтъ. Таковыхъ студентовъ дозволено отправлять изъ большихъ губерній не болѣе шести, изъ среднихъ не болѣе четырехъ, изъ малыхъ не болѣе двухъ.
   4) Студенты пріобщенные. Извѣстное число изъ студентовъ, оказавшихся отличными на губернскомъ испытаніи, получаютъ степень Кандидата, а остальныхъ пріобщаютъ къ списку сихъ и отправляютъ въ Институтъ.
   5) Студенты представляемые по положенію. Сіе названіе носятъ студенты всѣхъ трехъ отдѣленій, поступающіе въ Институтъ по положенію.
   6) Студенты, представляемые изъ отличнейшихъ. Студентовъ подъ симъ названіемъ представляютъ въ Институтъ по прошествіи каждыхъ 12 лѣтъ. Педагогическій Институтъ входитъ по сему предмету докладомъ къ Государю, а по полученіи указа Попечители училищъ производятъ выборъ студентовъ, и дѣлаютъ имъ два испытанія, изъ коихъ на первомъ задаютъ сочинить два разсужденія и изъясненіе на классическія книги, а на другомъ одно разсужденіе, отвѣтъ на, политическую программу и стихи. Предъ губернскимъ испытаніемъ Попечители училищъ обще съ Начальниками губерній производятъ таковымъ студентамъ еще одно испытаніе, и потомъ препровождаютъ ихъ въ Пекинъ. Здѣсь Обрядовая Палата представляетъ Государю о произведеніи имъ испытанія во дворцѣ. Государь даетъ имъ одно предложеніе изъ Четырекнижія для разсужденія и одно предложеніе для стиховъ. Въ концѣ каждой тетради прикладываютъ печать, означающую губернію. При подачѣ задачь прозванія и имена бываютъ заклеены. Государь назначаетъ первыхъ государственныхъ чиновниковъ для просмотра задачь, которыя, по раздѣленіи на разряды, представляютъ ему на утвержденіе. Задачи съ неправильнымъ слогомъ и сбивчивыми сужденіями уничтожаются; съ погрѣшностями обращаются въ училища и Попечители училищъ съ Начальниками губерній подвергаются отвѣтственности. О студентахъ поставленныхъ въ первомъ и второмъ разрядѣ Обрядовая Палата представляетъ Государю, чтобы произвести имъ дополнительное испытаніе въ тронной Бао-хо-дянь, Государь самъ даетъ предложеніе и назначаетъ высшихъ государственныхъ чиновниковъ для пересмотра задачь, которыя опять представляются ему на утвержденіе. Послѣ сего одни получаютъ 14 классъ и распредѣляются по Палатамъ для пріученія къ дѣламъ, другіе для испытанія опредѣляются Уѣздными Правителями, или учителями; остальные поступаютъ въ очередь избираемыхъ для опредѣленія въ учители.
   Студенты институтскіе раздѣляются на четыре разряда, кой суть:
   1) Студенты Института по государевой милости. Сіе наименованіе получаютъ:
   а) Студенты изъ потомства славныхъ ученыхъ, поставленныхъ въ храмѣ учителя Кхунъ-цзы, бывшіе при посѣщеніи Государемъ Педагогическаго Института.
   б) Отличные студенты, опредѣленные для жертвоприношенія предкамъ ихъ.
   в) Отличные ученики изъ военныхъ училищъ и студенты изъ Китайцевъ, обучающіеся Математикѣ.
   2) Студенты Института пе службѣ отцовъ. По случаю милостиваго манифеста, у гражданскихъ чиновниковъ въ столицъ отъ 1 до 8, а въ губерніяхъ отъ 1 до 6, у военныхъ чиновниковъ въ столицѣ отъ 1 до 4 кл. одинъ сынъ принимается въ Институтъ студентомъ. Сверхъ того у каждаго Чиновника, въ пути по дѣламъ службы погибшаго отъ бури на морѣ, на большомъ озерѣ или рѣкъ, одинъ сынъ принимается въ Институтъ студентомъ. Всѣ сіи получаютъ названіе студентовъ Института по службѣ отцовъ.
   3) Студенты Института по отличію. Сіе названіе получаютъ поступившіе, въ Институтъ лучшій студента всѣхъ трехъ разрядовъ.
   Ученики казенныхъ училищъ раздѣляются на два разряда:
   1) Казенные ученики Осьми Знаменъ,
   2) Обучающіеся Математикѣ. Послѣдніе избираются изъ лучшихъ учениковъ военныхъ училищъ и лучшихъ уѣздныхъ студентовъ.
   Воспитанникамъ въ 15 день каждаго мѣсяца производится испытаніе, а ученикамъ военныхъ училищъ чрезь полгода: первымъ Ректоръ или Инспекторъ Института даетъ одно предложеніе для сочиненія въ прозѣ, а другое для стиховъ; а ученики Осьми Знаменъ дважды въ году, весною и осенью, собираются въ Институтъ, гдѣ упражняющимся въ китайской словесности даютъ одно предложеніе изъ Четырекнижія для прозаическаго сочиненія и другое для стиховъ. Задачи разсматриваются обще всѣми Ректорами и Инспекторами. Обучающихся маньчжускому языку испытываютъ въ переводѣ, а задачи ихъ пересматриваютъ Ректоръ и Инспекторъ изъ Маньчжурокъ. Такимъ же образомъ производится испытаніе упражняющимся въ монгольской словесности. Сверхъ сего военныхъ учениковъ испытываютъ въ конномъ и пѣшемъ стрѣляніи изъ лука, и въ спискахъ по успѣхамъ раздѣляютъ на три разряда.
   Въ концѣ каждаго года учители Института и казенныхъ училищъ пересматриваютъ обыкновенныя упражненія студентовъ и учениковъ, за весь годъ, и потомъ при спискахъ о степени ихъ прилежанія представляютъ Присутствію. По симъ спискамъ производится исключеніе лѣнивыхъ.
   По прошествіи опредѣленнаго для образованія времени успѣшные студенты представляются къ опредѣленію въ службу; а полный срокъ ученія ограничивается 36 мѣсяцами. По истеченіи сего времени о студентахъ представляемыхъ подъ названіями: по государевой милости, отличнѣйшихъ и пріобщенныхъ, сообщаютъ въ Палату Чиновъ съ одобреніемъ къ опредѣленію ихъ въ уѣздные учители; о студентахъ подъ названіями: представляемыхъ ежегодно, представляемыхъ по превосходству и по положенію, изъ казеннокоштныхъ сообщаютъ въ Палату Чиновъ для опредѣленія въ младшіе уѣздные учители. О прочихъ студентахъ таковыя же распредѣленія дѣлаются. Штатнымъ ученикамъ Осьми Знаменъ полагается на ученіе десять лѣтъ. Если въ теченіе сего времени упражняющіеся въ китайской словесности не получатъ на испытаніи степени студента, а упражняющіеся въ переводѣ не получатъ степени переводчика (Битэши) или письмоводителя въ Государственномъ Кабинетѣ, то обращаютъ ихъ къ своимъ начальникамъ для опредѣленія въ фрунтовую службу, гдѣ они дослуживаются до унтеръ-офицерскаго чина {Въ бытность мою въ Пекинѣ находился при нашемъ подворьѣ Бошко (унтеръ-офицерь), имѣвшій за 60 лѣтъ. Родной братъ его былъ главнокомандующимъ Китайскихъ войскъ, ходившихъ чрезъ Тибетъ въ Индію.}.
   По способу обученія въ Институтѣ введено упражненіе въ извѣстныхъ предметахъ. Занимающимся Словесными Науками преподаютъ изъясненіе на классическія книги, занимающимся политикою даютъ политическія задачи. О студентахъ, которые въ теченіе трехъ лѣтъ окажутся отличными въ Словесности, или въ знаніи Политики, Присутствіе Института представляетъ Государю, и послѣ сего еще на три года оставляютъ ихъ для дальнѣйшаго образованія. По прошествіи трехъ лѣтъ производятъ имъ испытаніе, послѣ котораго представляютъ ихъ Государю и опредѣляютъ Уѣздными Правителями:
   Въ Институтѣ находятся:
   1) Правленіе по надзирательской части.
   2) Правленіе по учебной части.
   3) Правленіе письменныхъ дѣлъ.
   4) Библіотека.
   5) Казначейство.
   Въ Правленіи по надзирательской части засѣдаютъ два инспекторскіе помощника, которые завѣдываютъ:
   1) Принятіемъ и опредѣленіемъ воспитанниковъ.
   Воспитанники допускаются въ Институтъ по свидѣтельству за печатью мѣстнаго начальства или единоземца, служащаго въ столицѣ. Принятые въ штатъ казеннокоштныхъ помѣщаются въ институтѣ, а прочіе живутъ въ частныхъ домахъ не далѣе 30 ли отъ Института. Живущіе въ столицѣ не принимаются въ штатъ казеннокотшныхъ.
   2) Наблюденіемъ за упражненіями воспитанниковъ.
   Если казеннокоштный воспитанникъ безъ законной причины пропуститъ одно классическое упражненіе, то помѣщается въ штатъ своекоштныхъ. Ежели же прогуляетъ три классическихъ упражненій, то исключается. Кто прогуляетъ упражненіе, заданное учителемъ, и сверхъ того дважды будетъ замѣченъ въ проступкахъ, у того вычитается освѣщеніе за одинъ мѣсяцъ, а за три замѣчанія онъ перемѣщается въ штатъ своекоштныхъ. Изъ своекоштныхъ кто дважды прогуляетъ и трижды будетъ замѣченъ въ проступкахъ, у того вычитаютъ за мѣсяцъ изъ платяной суммы. Неисправляющійся выключается изъ Института.
   3) Запискою поступковъ въ книгу.
   Кто изъ воспитанниковъ поступаетъ несообразно съ правилами, введенными въ Институтѣ, тѣхъ поступки записываются въ книгу.
   4) Наблюденіемъ срочнаго времени, положеннаго разнымъ разрядамъ студентовъ для окончанія ученія въ Институтѣ.
   5) Надзоръ за упражненіями учи елей въ казенныхъ училищахъ въ Пекинѣ.
   Упражненія учителей въ училищахъ Осьми знаменъ въ Пекинѣ ревизуются чрезъ каждые три мѣсяца, и какъ прилежаніе такъ и нерадѣніе отмѣчаются въ книгѣ. По истеченіи срочныхъ трехъ лѣтъ по симъ отмѣткамъ опредѣляютъ ихъ къ другимъ должностямъ.
   Въ Правленіи по учебной части присутствуютъ два Профессора Словесности, коихъ обязанность состоитъ:
   1) Въ изъясненіи классическихъ книгъ.
   Въ 1 и 13 числа каждаго мѣсяца они собираютъ воспитанниковъ въ одно мѣсто и читаютъ имъ изъясненіе на классическія книги; изданныя Правительствомъ, при чемъ cтapaются, чтобы воспитанники правильно понимали смыслъ оныхъ. Сверхъ сего приказываютъ воспитанникамъ выучивать ихъ изъясненія на память. Даютъ имъ текстъ изъ классическихъ книгъ для Сочиненій изъясненія и политическую программу.
   2) Въ разсматриваніи упражненій воспитанниковъ Института и казенныхъ учениковъ.
   Порядокъ упражненія воспитанниковъ есть слѣдующій. Въ 1 число каждаго мѣсяца Правленіе по учебной части даетъ предложеніе; въ 11 число отбираютъ задачи, а въ 21 представляетъ оныя Присутствію на разсмотрѣніе. Въ 3 число каждаго мѣсяца учители даютъ предложеніе воспитанникамъ, а въ 11 число представляютъ чрезъ Правленіе задачи ихъ на разсмотрѣніе Присутствія. Въ 18 число младшіе учители даютъ воспитанникамъ предложеніе, а въ 26 представляютъ чрезъ Правленіе Присутствію задачи ихъ. По прошествіи срока задачи не принимаются, а время считается въ прогулѣ. Воспитанникамъ имѣются списки, въ которые поденно вносятъ, что выучено было на урокъ, и сіи списки въ 1 и 15 числа каждаго мѣсяца представляютъ въ Присутствіе. Порядокъ упражненія казенныхъ учениковъ состоитъ въ слѣдующемъ. Упражняющіеся въ языкахъ маньчжускомъ и монгольскомъ обязаны ежемѣсячно выучивать на память и замѣчать извѣстное число словъ, что назначаютъ учители, смотря по способностямъ учащихся, и чрезъ каждые три мѣсяца подаютъ въ Правленіе меморіалъ, а Правленіе представляетъ оный Маньчжускому Ректору на разсмотрѣніе. О ежемѣсячныхъ упражненіяхъ въ переводѣ съ китайскаго на языки маньчжускій и Монгольскій, учители въ 1 число слѣдующаго мѣсяца подаютъ меморіалы въ Правленіе, а Правленіе представляетъ Присутствію на разсмотрѣніе. Упражняющіеся въ китайской словесности, обязаны ежедневно выучивать на память извѣстное число строкъ изъ классическихъ книгъ, что учители назначаютъ, смотря по способностямъ учащихся и записываютъ въ меморіалъ, и чрезъ каждые три мѣсяца подаютъ въ Правленіе, а Правленіе представляетъ Присутствію на разсмотрѣніе. Занимающіеся сочиненіемъ задачь обязаны сверхъ мѣсячныхъ упражненій выучить извѣстное число главъ изъ новѣйшихъ сочиненій, извѣстное число статей изъ уложеній, что назначаютъ учители, смотря по способностямъ учащихся, и чрезъ каждые три мѣсяца представляютъ Правленію меморіалъ, а Правленіе представляетъ Присутствію на разсмотрѣніе. Что касается до ежемѣсячныхъ упражненій въ сочиненіи, учители въ 1 число слѣдующаго мѣсяца обязаны подавать въ Правленіе меморіалъ, а Правленіе по записаніи въ журналъ, въ 6 число представляетъ Присутотвію. Въ концѣ года учители, собравъ упражненія за весь годъ, помѣчаютъ оныя и чрезъ Правленіе представляютъ Присутствію на разсмотрѣніе. При поступленіи ученика въ училище вносятъ въ списокъ его, какія изучилъ онъ классическія книги,и какія учитъ въ настоящее время. Ученикамъ, упражняющимся въ китайской словесности, дозволяется, по ихъ желанію, учиться и маньчжускому языку.
   Правленіе письменныхъ дѣлъ завѣдываетъ не правленіемъ письменныхъ дѣлъ, надзоромъ за писарями и служителями и сверхъ сего храненіемъ жертвенныхъ сосудовъ, употребляемыхъ въ храмѣ учителя Кунъ-цзы.
   Въ библіотекѣ Института находятся:
   1) Всѣ сочиненія государей настоящей династіи.
   2) Всѣ сочиненія, изданныя Приказомъ Ученыхъ при настоящей династіи въ теченіе 1644--1817 г., къ симъ должно присовокупить полное собраніе книгъ, Сы-кху-цюань-шу, составляющее дворцовую библіотеку.
   3) Разныя сочиненія, вырѣзанныя на камняхъ; памятники разныхъ династій.
   4) Стереотипныя доски разныхъ огромныхъ книгъ, изданныхъ Государями настоящей династіи.
   Къ сей библіотекѣ причислены каменные памятники съ надписями на покореніе разныхъ народовъ Государями настоящей династіи, и памятники, поставленные разными, Государями въ честь учителю Кхунъ-цзы и четырехъ сопредстоящихъ ему древнихъ мудрецовъ.
   Образованіе воспитанниковъ раздѣлено на шесть классовъ, изъ коихъ въ каждомъ есть одинъ старшій и два младшихъ учителя:
   Сіи шесть классовъ суть.
   1) Шуай-синъ-тханъ.
   2) Сю-дао-тханъ.
   3) Ченъ-сицъ-тханъ.
   4) Чжень-и-тханъ.
   5) Чунъ-чжи-тханть,
   6) Гуамъ-ѣ-тханъ.
   Принимаемые въ Институтъ воспитанники раздѣляются на казенныхъ и своекоштныхъ. Въ каждомъ изъ шести классовъ положено 25 казенныхъ и 20 своекоштныхъ воспитанниковъ. Полный штатъ состоитъ изъ 270 человѣкъ. Какъ скоро откроется вакантное мѣсто въ которомъ либо классѣ, то доносятъ Правленію по учебной части, а Правленіе по ежемѣсячному испытанію отмѣчаетъ студентовъ представленныхъ изъ губерній и по порядку опредѣляетъ ихъ на открывшіяся мѣста.
   Въ казначействѣ присутствуютъ два чиновника изъ Правленій и два старшихъ учителя, назначаемые по усмотрѣнію присутствующихъ. Они завѣдываютъ пріемомъ и расходомъ суммы, употребляемой на содержаніе, награды и пособія воспитанникамъ.
   На содержаніе воспитанниковъ ежегодно отпускается по 5,000 ланъ серебра (около 40,000 рублей на ассигнаціи) {Сія сумма исключительно употребляется на содержаніе воспитанниковъ Чиновники получаютъ жалованье изъ Палаты Финансовъ, а поправка зданій производится на счетъ Строительной Палаты.}. Изъ сей суммы каждому воспитаннику производится по 2 1/2 лана на столъ, а въ 11 и 12 мѣсяцахъ прибавляется; до полулану на дровяные уголья. Изъ своекоштныхъ воспитанниковъ каждому выдается по полулану серебра въ мѣсяцъ на одѣяніе. Послѣ годичнаго испытаній первому изъ перваго разряда выдается въ награду 1 2/10 лана серебра; которому и третьему по 8 чинъ, и т. д. Ученикамъ казенныхъ училищъ, послѣ весенняго и осенняго испытанія, даютъ въ награжденіе китсти и бумагу. Если воспитаннику Института по смерти отца или матери нужно отправиться на родину, или самъ онъ умретъ отъ болѣзни, то выдается денежное пособіе, смотря по разстоянію. Отравляющемуся въ дальнія губерніи выдается 8 ланъ, а умершему отъ болѣзни 12 ланъ серебра; отправляющемуся въ среднія губерніи отъ 6 до 10 ланъ, а въ ближнія отъ 4 до 8 лань. По окончаніи года представляютъ Государю отчеты.
   Въ вѣдѣніи Института состоятъ 8 училищъ Осьми Знаменъ въ Пекинѣ, изъ коихъ въ каждомъ находится по три старшихъ и по семи младшихъ учителей. Число учащихся ограничено положеніемъ.
   На содержаніе воспитанниковъ ежегодно отпускается по 5,000 ланъ серебра (около 40,000 рублей на ассигнаціи) {Сія сумма исключительно употребляется на содержаніе воспитанниковъ Чиновники получаютъ жалованье изъ Палаты Финансовъ, а поправка зданій производится на счетъ Строительной Палаты.}. Изъ сей суммы каждому воспитаннику производится по 2 1/2 лана на столъ, а въ 11 и 12 мѣсяцахъ прибавляется; до полулану на дровяные уголья. Изъ своекоштныхъ воспитанниковъ каждому выдается по полулану серебра въ мѣсяцъ на одѣяніе. Послѣ годичнаго испытаній первому изъ перваго разряда выдается въ награду 1 2/10 лана серебра; которому и третьему по 8 чинъ, и т. д. Ученикамъ казенныхъ училищъ, послѣ весенняго и осенняго испытанія, даютъ въ награжденіе китсти и бумагу. Если воспитаннику Института по смерти отца или матери нужно отправиться на родину, или самъ онъ умретъ отъ болѣзни, то выдается денежное пособіе, смотря по разстоянію. Отравляющемуся въ дальнія губерніи выдается 8 ланъ, а умершему отъ болѣзни 12 ланъ серебра; отправляющемуся въ среднія губерніи отъ 6 до 10 ланъ, а въ ближнія отъ 4 до 8 лань. По окончаніи года представляютъ Государю отчеты.
   Въ вѣдѣніи Института состоятъ 8 училищъ Осьми Знаменъ въ Пекинѣ, изъ коихъ въ каждомъ находится по три старшихъ и по семи младшихъ учителей. Число учащихся ограничено положеніемъ.
   Въ каждомъ училищѣ положено:
   Изъ Маньчжуской дивизіи -- 60 чел.
   -- Монгольской -- 20
   -- Китайской..... 20 --
   Всего въ Осьми Знаменахъ 300 чел.
   Начальникъ каждой дивизіи самъ избираетъ понятныхъ мальчиковъ отъ 12 до 15 лѣтъ, и при сообщеніи препровождаетъ ихъ въ Институтъ съ старшими учителями, которые представляютъ ихъ Присутствію для освидѣтельствованія и выбора. Каждому ученику изъ Маньчжуровъ и Монголовъ ежемѣсячно производится на содержаніе по 1 1/2 лана, ученикамъ изъ Китайцевъ по одному лану серебра въ мѣсяцъ.
   Ученики порознь обучаются маньчжуской и китайской словесности.
   Учители маньчжускаго языка ежедневно задаютъ ученикамъ уроки на маньчжускомъ языкѣ, а 3 и 8 числа каждаго мѣсяца задачу въ прозѣ и задачу въ стихахъ для перевода. Такимъ же образомъ поступаютъ и монгольскіе учители. Упражняющимся въ китайской словесности даютъ въ тѣ-же дни одно предложеніе для разсужденія и одно для стиховъ. Кто не въ состояніи сочинить полнаго разсужденія, дозволяется принимать половину.
   Ученикамъ производится испытаніе. Старшіе и младшіе учители ежемѣсячно одинъ разъ собираются въ одно мѣсто, и даютъ старшимъ ученикамъ по китайской словесности предложеніе для сочиненія разсужденія, а младшихъ заставляютъ на память читать выученное. Обучающихся языкамъ маньчжускому и монгольскому испытываютъ въ переводѣ. Все сіе вносятъ въ меморіалъ и представляютъ въ Правленіе по учебной части для справокъ.
   Казенныхъ учениковъ, имѣющихъ свыше 12 лѣтъ, обучаютъ пѣшему стрѣлянію изъ лука, а имѣющихъ выше 16 лѣтъ обучаютъ конному стрѣлянію изъ лука. Симъ занимаются младшіе учители изъ Монголовъ. Старшіе учители ежемѣсячно со всѣми учениками выходятъ за городъ для испытанія ихъ въ стрѣляніи, а весною и осенью собираются въ Институтъ, гдѣ Ректоръ и Инспекторы лично испытываютъ ихъ въ стрѣляніи.
   Къ Институту принадлежитъ отдѣленіе Математическихъ Наукъ, въ которомъ находится Главноначальствующій высшій чиновннкъ, назначаемый Государемъ и два учителя изъ Китайцевъ.
   Въ семъ училищѣ положено 12 учениковъ изъ Маньчжуровъ и шесть изъ Монголовъ, которымъ производится по 1 6/10 лана серебра на содержаніе; еще шесть человѣкъ изъ дивизіонныхъ Китайцевъ, которымъ производится по 1 1/2 лана серебра. Курсъ ученія ограниченъ пятью годами. По прошествіи каждыхъ трехъ мѣсяцевъ производится имъ частное испытаніе, а въ концѣ года главное испытаніе въ присутствіи чиновниковъ изъ Астрономическаго Института. По прошествіи пяти лѣтъ производится имъ окончательное испытаніе.
  

АСТРОНОМИЧЕСКІЙ ИНСТИТУТЪ.

  
   Астрономическій Институтъ состоитъ изъ Присутствія и трехъ Коммиссій, изъ коихъ:
   1) Для сочиненія мѣсяцослова.
   2) Для астрономическихъ наблюденій.
   3) Для наблюденія водяныхъ часовъ.
   Въ Институтѣ присутствуютъ Главноуправляющій, назначаемый Государемъ; два Предсѣдателя, два Вице-предсѣдателя и четыре Совѣтника.
   Въ первый день средняго весенняго мѣсяца (мартовской луны) Институтъ представляетъ Государю образецъ мѣсяцослова на будущій годъ; по полученіи же указа приступаютъ къ печатанію.
   Месяцословъ бываетъ двоякій: одинъ сочиняемый для Государя, другой для всей Имперіи. Въ обоихъ излагаются: астрономическое расдѣленіе времени на мѣсяцы, два поворота, два равноденствія, начало весны, лѣта, осени и зимы; сверхъ сего показано восхожденіе и захожденіе солнца въ разныхъ мѣстахъ имперіи, "время точное" рожденія, полнолунія и четвертей мѣсяца. Сверхъ сего означены счастливые и несчастливые дни, съ показаніемъ, что въ который день слѣдуетъ и не слѣдуетъ дѣлать, и миѳологическое распредѣленіе странъ свѣта разнымъ духамъ въ годовое управленіе. Государевъ мѣсяцословъ отличается отъ общаго небольшимъ распространеніемъ послѣдней статьи; и сверхъ того представляется только на маньчжускомъ и китайскомъ языкахъ, а общій мѣсяцословъ печатается на трехъ языкахъ: маньчжускомъ, монгольскомъ и китайскомъ. Сверхъ обыкновеннаго мѣсяцослова еще издается мѣсяцословъ, показывающій ежедневное стояніе семи планетъ.
   Институтъ, кончивъ печатаніе мѣсяцослова, въ 1 день 4 мѣсяца (майской луны), препровождаетъ въ Военную Палату по одному для каждой губерній экземпляру на китайскомъ языкѣ, а Палата разсылаетъ оные къ Предсѣдателямъ Казенныхъ Палатъ, которые печатаютъ по симъ образцамъ нужное для своихъ губерній число экземпляровъ, и въ свое время разсылаютъ по областямъ, округамъ и уѣздамъ. Институтъ подноситъ Государю одинъ письменный экземпляръ на маньчжускомъ и китайскомъ языкахъ, одинъ печатный экземпляръ на трехъ языкахъ и одинъ печатный же экземпляръ о стояніи планетъ на двухъ языкахъ, въ шелковой желтой оболочкѣ и безъ приложенія печати. Государынѣ подносятъ одинъ экземпляръ на трехъ языкахъ, одинъ экземпляръ о стояніи планетъ на двухъ языкахъ; таковое же число тремъ первымъ побочнымъ супругамъ, всѣмъ въ желтой оболочкѣ и безъ печати, a четвертой побочной супругѣ безъ оболочки. Послѣ сего Институтъ разсылаетъ мѣсяцословы, куда слѣдуетъ. Каждому князю посылаетъ по одному экземпляру на маньчжускомъ и китайскомъ языкахъ. Въ Канцеляріи Осьми Знаменъ, Палаты, Приказы и разныя присутственныя мѣста каждому чиновнику по одному экземпляру, Маньчжурамъ на маньчжускомъ, Монголамъ на монгольскомъ, дивизіоннымъ Китайцамъ на китайскомъ языкахъ.
   Сверхъ сочиненія мѣсяцослова Институтъ занимается еще наблюденіемъ вѣтровъ. На пекинской обсерваторіи поставлена вѣха съ флюгеромъ показывающимъ направленіе вѣтровъ. По сей вѣтреной вѣхѣ на новый годъ въ первомъ часу по полуночи, въ оба поворота, въ оба равноденствія и въ началѣ четырехъ годовыхъ временъ, въ минуту между окончаніемъ одной и началомъ другой перемѣны наблюдаютъ, съ какой стороны дуетъ вѣтеръ, и чрезъ три дни доносятъ Государю. Такимъ же образомъ наблюдаютъ, въ какой странѣ услышанъ будетъ первый громъ, и также доносятъ Государю.
   Что касается до солнечныхъ и лунныхъ затмѣній, Институтъ еще за пять мѣсяцовъ до затмѣнія вычисляетъ, въ какихъ мѣстахъ, въ какое время и какое затмѣне видимо будетъ, и представляетъ Государю чертежъ, который при указѣ сдается Обрядовой Палаты, а Палата обнародываетъ оный по Имперіи. Предъ самымъ затмѣніемъ Предсѣдатели Института съ своими чиновниками и съ чиновниками Обрядовой Палаты всходятъ на обсерваторію для наблюденія; а въ присутственныя мѣста отправляютъ воспитанниковъ, которые, при затмѣніи солнца и луны, показываютъ начало, полноту и конецъ затмѣнія. Въ пасмурные дни не дѣлаютъ наблюденіи.
   Въ Коммиссіи для сочиненія мѣсяцослова находитоя 33 астронома и 63 воспитанника, которые занимаются сочиненіемъ мѣсяцослова, вычисленіемъ солнечныхъ и лунныхъ затмѣній, опредѣленіемъ стоянія планетъ.
   Для сочиненія мѣсяцослова предварительно вычисляютъ:
   1) Годовыя перемѣны въ атмосферѣ.
   Годовыхъ перемѣнъ въ атмосферѣ считается 24. Онѣ вычисляются по истинному теченію солнца. Эклиптика раздѣляется на 12 звеньевъ. Каждое звено содержитъ въ себѣ 30 градусовъ. Въ 1° т. е. въ первомъ градусѣ перваго звена Эклиптики зимній поворотъ -- средина 11 мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ малые морозы -- колѣно 12 мѣсяца. Въ 1° {Подъ ° разумѣется градусъ.} втораго звена большіе морозы -- средина 12 мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ начало весны -- колѣно 1-го мѣсяца. Въ 1° третьяго звена дождевыя воды -- средина 1-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ пробужденіе животныхъ и насѣкомыхъ въ лежкѣ -- колѣно 2-го мѣсяца. Въ 1° четвертаго звена весеннее равноденствіе -- средина 2-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ ясность -- колѣно 3-го мѣсяца. Въ 1° пятаго звена хлѣбный дождь -- средина 3-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ начало лѣта -- колѣно 4-го мѣсяца. Въ 1° шестаго звена наливъ -- средина 4-го мѣсяца; чрезъ 15ть градусовъ созрѣваніе -- колѣно 5-го мѣсяца. Въ 1° седьмаго звена лѣтній поворотъ -- средина 5-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ малые жары -- колѣно 5-го мѣсяца. Въ 1° осьмаго звена большіе жары -- средина 6-го мѣсяца; чрезъ пятнадцать градусовъ начало осени -- колѣно 7-го мѣсяца. Въ 1° девятаго звена конецъ жаровъ -- средина 1-го мѣсяца; чрезъ 1 1/2 градусовъ бѣлая (холодная) роса -- колѣно 8-го мѣсяца. Въ 1° десятаго звена осеннее равноденствіе -- средина 8-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ мерзлая роса -- колѣно 9-го мѣсяца. Въ 1° одиннадцатаго звена паденіе инея -- средина 9-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ начало зимы -- колѣно десятаго мѣсяца. Въ 1° двѣнадцатаго звена малые снѣги -- средина 10-го мѣсяца; чрезъ 15 градусовъ большіе снѣги -- колѣно 11 мѣсяца.
   Начало двадцати четырехъ перемѣнъ атмосферы въ 1835 году опредѣлено въ Пекинѣ въ слѣдующее время:
   1) Начало весны 24 Генваря, въ 5 ч. 11 м. по полудни.
   2) Дождевыя воды 8 Февраля въ часъ и 12 м. по полудни,
   3) Пробужденіе окестенѣвшихъ въ лежкѣ 23 Февраля въ часъ и 52 минуты по полудни.
   4) Весеннее равноденствіе 10 Марта въ 3 ч 19 м. по полудни.
   5) Ясность 25-го Марта въ 5 ч. 51 м. по полудни.
   5) Хлѣбный дождь 10 Апрѣля въ 3 ч. 45 м. по полуночи.
   1) Начало лѣта 25 Апрѣля въ 2 ч 36 м. по полудни.
   8) Наливъ 11-го Мая въ 4 ч. 24 м. по полуночи.
   9) Созрѣваніе 26-го Мая въ 5 ч. 38 м. по полуночи.
   10) Лѣтній поворотъ 11 Іюня въ 51 м. 1 часа по полудни.
   11) Малые жары 26 Іюня въ 6 ч. 28 м. по полуночи.
   12) Большіе жары 9 Іюля въ 11 ч. 42 м. по полудни.
   13) Начало осени 27 Іюля въ 4 ч. 22 м. по полудни.
   14) Конецъ жаровъ 12 Августа въ 6 ч. 32 м. по полуночи.
   15) Бѣлая роса 27 Августа въ 6 ч. 25 м. пополудни.
   16) Осеннее равноденствіе 12 Сентября въ 3 ч. 21 м. по полуночи.
   17) Мерзлая роса 21 Сентября въ 9 ч. 19 м. по полуночи.
   18) Паденіе инея 12 Октября въ 11 ч. 35 м. по полуночи.
   19) Начало зимы 21 Октября въ 11 ч. 20 м. по полуночи.
   20) Малые снѣги 11 Ноября въ 1 ч. 58 м. по полуночи.
   21) Большіе снѣги 26 Ноября въ 2 ч. 48 м. по полуночи.
   22) Зимній поворотъ 10 Декабря въ 6 ч. 20 м. по полудни.
   23 Малые морозы 25 Декабря въ часъ и 19 м. по полудни.
   24) Большіе морозы 9 Генваря въ 6 ч. 35 м. по полуночи.
   2) Новолуніе и полнолуніе.
   Чрезъ вычисленіе разстоянія луны отъ солнца доходятъ, когда солнце и луна сходятся въ одномъ градусѣ одного котораго либо звена эклиптики, и сіе соединеніе называется рожденіемъ луны. Удаленія луны отъ солнца на три звена эклиптики или на 90° производитъ первую четверть; разстояніе на 180° производитъ полнолуніе; разстояніе на 210° производитъ послѣднюю четверть.
   3) Восхожденіе и захожденіе солнца въ разныхъ мѣстахъ имперіи.
   Время восхожденія и захожденія солнца на каждомъ мѣстѣ вычисляется по градусамъ географической широты, иначе высоты надъ сѣвернымъ полюсомъ.
   4) Опредѣленіе, года, мѣсяцевъ и дней.
   Годъ есть двоякій: солнечный и лунный. Первый считается отъ точки зимняго поворота и содержитъ въ себѣ 365 дней, 5 часовъ, 48 минутъ и 51 секунду. Лунный годъ считается съ 1-го дня 1-го мѣсяца до истеченія 12-го. Въ немъ остатки противъ солнечнаго года простираются до 11 сутокъ. Когда изъ сихъ остатковъ составится цѣлый мѣсяцъ сверхъ обыкновенныхъ 12 мѣсяцовъ, то опредѣляется високосъ, и мѣсяцъ, неимѣющій средины, поставляется високоснымъ, въ которомъ время выше колѣна соединенія относится къ предыдущему, а время ниже колѣна соединенія къ послѣдующему мѣсяцу: напр. въ 1835 году второй шестой мѣсяцъ былъ високоснымъ. Онъ начался 14 Іюля, кончился 11 числомъ Августа. Средина высшаго мѣсяца была 9 Іюля, а средина послѣдующаго 12 Августа. Такимъ образомъ високосный мѣсяцъ между 14 Іюля и 11 Августа не имѣлъ средины. Мѣсяцъ бываетъ большой и малый, иначе полный и краткій. Первый имѣетъ 30 второй 29 дней или сутокъ. Сутки содержатъ въ себѣ 12 часовъ. Часъ дѣлится на первую и вторую половину, или на два малыхъ часа. Малый часъ содержитъ въ себѣ четыре четверти. Сутки начинаются 11 и оканчиваются 10-мъ часомъ по полудни.
   5) Опредѣленіемъ счастливыхъ и несчастливыхъ дней.
   Раздѣленіе дней на счастливые и несчастливые и приноровленіе дѣлъ къ онымъ производится не на основаніи вліянія небесныхъ свѣтилъ, а на мнѣніи, что въ какой день приличнѣе дѣлать, сообразуясь съ свойствами духовъ, которымъ извѣстные дни поручаются для благотворенія.
   Въ слѣдствіе сего въ числа счастливыхъ дней въ году помѣщены:
   1) Дни, въ которые Небо милости оказываетъ.
   2) Дни, въ которые Небо прощаетъ.
   3) Дни, любимые Небомъ.
   4) Дни, счастливые для хлѣбныхъ магазиновъ.
   5) Благодѣтельные дни луны.
   6) Четыре взаимосходныхъ дня.
   7) День соединенія луны съ солнцемъ.
   Дней, въ которые Небо милости оказываетъ, считается пятнадцать въ шестидесяти. Въ 1835 году сіи дни были: въ первомъ мѣсяцѣ отъ 21 до 25 въ Генваръ, отъ 4 до 9 въ Февралѣ; во второмъ мѣсяцѣ отъ 1 до 11 въ Mapтѣ включительно. Дни, въ которые Небо прощаетъ, были: весною 4 Февраля и 5 Апрѣля; лѣтомъ 4 Іюня и 2 Августа; осенью 1 Октября; зимою 30 Ноября и 16 Генваря 1836 года
   Государь имѣетъ 67, а подданные 37 дѣлъ, которыхъ исполненіе приспособляется къ счастливымъ днямъ; почему таковыя дѣла начинаются или производятся въ тѣ дни, которые въ мѣсяцословѣ означены благопріятствующими для нихъ.
   Въ Коммиссіи наблюденій на обсерваторіи находится 11 астрономовъ и 43 воспитанника, которые занимаются наблюденіемъ небесныхъ явленій, какъ то:
   1) Измѣреніемъ дней по солнечной тѣни, что производятъ въ полдень весенняго и осенняго равно действія.
   2) Измѣреніемъ ночей по средней звѣздѣ {Смотри ниже: Земледѣльч. мѣсяцословъ Династіи Ся.}.
   3) Измѣреніемъ взаимнаго разстоянія планетъ между собою.
   5) Наблюденіемъ явленій въ солнцъ, лунѣ и планетахъ.
   4) Замѣчаніемъ разныхъ воздушныхъ явленій, прохожденія кометъ и блудящихъ звѣздъ. Сіи наблюденія денно и ночно производятся на обсерваторіи помощію математическихъ орудій.
   Въ Коммиссіи наблюденія водяныхъ часовъ находится 13 астрономовъ и 18 воспитанниковъ. Они занимаются:
   1) Опредѣленіемъ истиннаго времени дня и ночи на разныхъ мѣстахъ.
   2) Наблюденіемъ времени по водянымъ часамъ.
   3) Назначеніемъ счастливыхъ дней для тѣхъ жертвоприношеній, для совершенія которыхъ нѣтъ опредѣленныхъ дней.
   4) Назначеніемъ счастливыхъ дней для тѣхъ выѣздовъ Государя, для которыхъ нѣтъ опредѣленнаго времени.
   5) Выборомъ мѣстъ, имѣющихъ счастливое расположеніе.
   Примѣч. Послѣдняя статья составляетъ науку, приведенную въ систему. Мѣстоположеніе хорошее во всѣхъ физическихъ отношеніяхъ почитается счастливымъ, т. е. имѣющимъ счастливое вліяніе на здоровье и обстоятельства жизни живущихъ на ономъ По сему мнѣнію Китайцы часто домашнія несчастія приписываютъ обитаемому мѣсту, если оно имѣетъ неблагопріятное положеніе.
  

ПРИКАЗЪ УЧЕНЫХЪ.

  
   Приказъ Ученыхъ раздѣляется на Присутствіе и Канцелярію.
   Въ Присутствіи засѣдаютъ Главноуправляющій, назначаемый самимъ Государемъ изъ министровъ, президентовъ и совѣтниковъ Палатъ, и два Сіо-ши.
   Канцелярія раздѣляется на Ученый Комитетъ и Камеры: журнальную и корректурную.
   Ученый Комитетъ состоитъ изъ 25 членовъ, въ числѣ коихъ 10 Маньчжуровъ и 15 Китайцевъ. При нихъ находится неопредѣленное число старшихъ и младшихъ сочинителей и корректоровъ.
   Послѣ каждаго дворцоваго испытанія первый магистръ перваго разряда поступаетъ въ старшіе сочинители. Второй и третій магистръ, также магистры 2-го разряда поступаютъ въ младшіе сочинители. Магистры 3-го разряда поступаютъ въ корректоры.
   Изъ членовъ Комитета составляются частныя коммисіи, которымъ поручается сочиненіе книгъ, правительствомъ издаваемыхъ. Отъ начала нынѣшней династіи въ Китай до настоящаго времени (1664--1817), трудами ихъ издано 132, большею частію многотомныхъ сочиненій, какъ-то: Исторія и Статистика Китая, разные Словари и Энциклопедіи {Пространную Исторію Китая составляютъ 270, Статистику 18, Энциклопедію 20, Словарь 6 огромныхъ томовъ.} разныя историческія описанія. Естественная Исторія съ чертежами, изъясненія на всѣ классическія (священныя) книги и проч. {Въ Европѣ еще не напали на эту мысль; и по сей причинѣ всеобщая Исторія и землеописаніе въ вѣрности описанія еще далека отъ совершенства.}. Но первое мѣсто между всѣми сочиненіями занимаетъ полное собраніе всѣхъ до нынѣ изданныхъ книгъ, составляющее дворцовую библіотеку -- собранное трудами Приказа Ученыхъ.
   Сверхъ сего члены Комитета обязаны сочинять:
   1) Молитвы для случайныхъ жертвоприношеній.
   2) Граматы на полученіе царской печати.
   3) Граматы на возведеніе въ княжескія достоинства.
   4) Молитвы, посылаемыя государемъ покойной особѣ, удостоиваемой имъ жертвоприношенія.
   Членамъ Ученаго Комитета обще съ членами Наслѣдничьяго Правленія производится большое испытаніе. Время сего испытанія неопредѣлено: оно бываетъ чрезъ нѣсколько лѣтъ. Государь самъ даетъ предложенія для двухъ піесъ стиховъ, доклада и разсужденія. Для пересмотра задачь Государь назначаетъ высшихъ чиновниковъ Испытуемые дѣлятся на четыре разряда, Поставленные въ первый разрядъ преимущественно повышаются; поставленные во второй разрядъ или повышаются чиномъ, или при повышеніи другихъ и объ нихъ упоминаютъ въ докладѣ. Поставленные въ третій разрядъ оставляются при прежней должности; иногда штрафуются вычетомъ жалованья, понижаются чинами съ переводомъ. Поставленные въ четвертый разрядъ штрафуются вычетомъ жалованья, понижаются чинами съ переводомъ; иногда исключаются изъ службы. Все сіе производится по утвержденію государеву.
   Въ Журнальной Камеръ исправляютъ письменныя дѣла, завѣдываютъ канцелярскими служителями и сторожами и имѣютъ въ своемъ вѣдѣніи библіотеку.
   Въ корректурной Камерѣ занимаются повѣркою бѣловыхъ бумагъ какъ на маньчжускомъ, такъ и на китайскомъ языкахъ, также переводомъ китайскихъ бумагъ на маньчжускій языкъ.
   Къ Приказу Ученыхъ принадлежатъ еще Академія Словесности, Коммиссія Придворныхъ Журналистовъ и Общество Историческое.
   Въ Академіи Словесности два учителя, Маньчжуръи Китаецъ, занимаются высшимъ образованіемъ магистровъ, поступившихъ въ Приказъ Ученыхъ. Сіи учители назначаются государемъ изъ Сіо-ши, управляющихъ Приказомъ Ученыхъ, изъ Сіо-ши Государственнаго Кабинета, изъ Министровъ, Президентовъ и Совѣтниковъ Палатъ. Образующимся академикамъ ежемѣсячно дважды задаютъ по двѣ піесы стиховъ. Сверхъ сего управляющіе Приказомъ Сіо-ши и нѣсколько членовъ Ученаго Комитета высшаго образованія назначаются младшими учителями, которые также ежемѣсячно дважды задаютъ упражненія академикамъ. Нѣкоторымъ изъ нихъ назначается обучаться маньчжускому языку.
   Коммиссія Придворныхъ Журналистовъ состоитъ изъ 22 членовъ отряжаемыхъ изъ членовъ Ученаго Комитета и членовъ Наслѣдничьяго Правленія. Они занимаются составленіемъ дворцоваго дневника.
   Веденіе дворцоваго дневника заключается въ замѣчаніи дѣйствій и словъ при разныхъ событіяхъ при дворѣ. На сей конецъ Придворные Журналисты должны быть:
   1) При торжественныхъ собраніяхъ при Дворѣ.
   Когда въ три главные праздника, т. е. въ день государева рожденія, въ новый годъ и въ зимній поворотъ бываетъ большой выходъ въ тронную Тхай-хо-дянь, то четыре журналиста въ церемоніальномъ одѣяніи прежде являются предъ тронною Чжунъ-хо-дянь, и становятся по западную сторону царской мостовой. По совершеніи поклоненія государю въ Чжунъ-хо-дянь, они переходятъ въ тронную Тхай-хо-дянь и становятся на западной сторонѣ у третьей колонны отъ дверей. Какъ скоро государь, что принятіи поздравленія, возвратится въ свои комнаты, то и журналисты расходятся. Тоже исполняютъ они и при обыкновенныхъ т. е. малыхъ выходахъ при Дворѣ, для которыхъ государь входитъ въ тронную.
   2) Когда государь совершаетъ ученый пиръ или посѣщаетъ Би-юнъ.
   3) Когда государь производитъ большой смотръ войскамъ.
   4) Когда государь совершаетъ обрядъ землепашества.
   5) Когда государь самъ совершаетъ жертвоприношеніе гдѣ либо.
   6) Когда государь является на царскія кладбища своихъ предковъ.
   Журналисты пишутъ дневникъ по возвращеніи изъ церемоніи. Они ведутъ его въ слѣдующемъ порядкѣ: впервыхъ вписываютъ именные указы, потомъ доклады Палатъ, далѣе доклады ихъ губерній, донесенія государю изъ Осьми знаменъ, потомъ донесенія столичныхъ и губернскихъ высшихъ чиновниковъ. Что касается до порядка по дѣламъ, го прежде записываютъ казенныя дѣла, потомъ частныя; впослѣди записываютъ представленіе чиновниковъ государю отъ Палатъ, Приказовъ и разныхъ присутственныхъ мѣстъ; послѣ сихъ представленіе офицеровъ изъ Осьми Знаменъ. Именные указы каждаго дня вносятся прежде по важнымъ, а потомъ по маловажнымъ дѣламъ; по дѣламъ же, касающимся до жертвенниковъ, храма царскимъ предкамъ и кладбищъ ихъ, въ самомъ началѣ пишутся. Изъ палатскихъ докладовъ прежде вписываютъ доклады Государственнаго Кабинета, потомъ доклады Княжескаго Правленія, Приказа Ученыхъ, шести Палатъ и Приказа внѣшнихъ сношеній. Если же случатся доклады Обрядовой Палаты о поздравленіи Двора, или изъ Комитета Тхай-чанъ-сы о жертвоприношеніи, то вписываютъ сіи выше докладовъ Государственнаго Кабинета. Изъ губернскихъ докладовъ прежде вносятъ доклады отъ Генералъ-Губернаторовъ, потомъ отъ Губернаторовъ и при томъ по старшинству губерній одной предъ другою. Касательно чиновниковъ, представляемыхъ государю Палатою Чиновъ, прежде вносятъ ежемѣсячно выбираемыхъ, потомъ изъ Приказа Ученыхъ; далѣе присутствующихъ въ столичныхъ судебныхъ мѣстахъ, членовъ шести Конторъ и 15 отдѣленій Прокурорскаго Приказа, чиновниковъ, служащихъ въ Палатахъ и низшихъ чиновниковъ, служащихъ въ столицѣ. Губернскихъ чиновниковъ вносятъ по старшинству классовъ. Въ дневникъ записываютъ происшествія съ означеніемъ года, мѣсяца, дня, прозваній и именъ дежурныхъ журналистовъ, и потомъ полагаютъ въ ящикъ; а въ концѣ года препровождаютъ дневникъ сей въ Государственный Кабинетъ и сдаютъ въ архивъ.
   Сей дневникъ сочиняется ежемѣсячно въ двухъ книжкахъ, что въ продолженіе года составитъ 24 книжки {Это составляетъ современную хронику Китая.}. Прежде сочиняютъ вчернѣ, и старшіе журналисты, просматривая книжку по статьямъ, прибавляютъ или убавляютъ что-либо и потомъ представляютъ управляющимъ Приказомъ Сіо-ши на разсмотрѣніе и утвержденіе. Потомъ, подписавъ годъ, мѣсяцы и дни, прозванія и имена журналистовъ, скрѣпляютъ печатью Приказа Ученыхъ, полагаютъ въ желѣзный ящикъ и запираютъ замкомъ съ печатью, а въ концѣ года препровождаютъ сей дневникъ въ Государственный Кабинетъ, гдѣ Сіо-ши обще съ журналистами еще пересматриваютъ его и сдаютъ въ архивъ.
   Примѣч. Дворцовой дневникъ собственно есть собраніе матеріаловъ для государственной исторіи Китая. Ежедневная Пекинская газета есть сокращеніе сего дневника, составляемое изъ дневныхъ выписокъ Палатскихъ Конторъ. Сему дневнику начало положено слишкомъ за двѣ тысячи лѣтъ до Р. X.
   Историческое Общество состоитъ изъ главноуправляющихъ, назначаемыхъ Государемъ въ неопредѣленномъ числѣ, четырехъ смотрителей, десяти исторіографовъ, 34 сочинителей, и 18 корректоровъ. Оно занимается сочиненіемъ (ежегодной) исторіи китайскаго государства. Штатныхъ членовъ не имѣетъ, а для исправленія должности смотрителей отряжаютъ членовъ отдѣленій изъ Государственнаго Кабинета и членовъ Ученаго Комитета, для исправленія должности Исторіографа отряжаются чиновники изъ Государственнаго Кабинета, Палатъ, Прокурорскаго Приказа и члены Ученаго Комитета. Составъ исторіи заключаетъ въ себѣ:
   1) Записки о Государяхъ.
   Записки о государяхъ извлекаются изъ жизнеописанія каждаго Государя, составляемаго преемникомъ его.
   2.) Жизнеописанія (Некрологіи) чиновникъ.
   Сія статья дѣлится на некрологію вельможъ, вѣрныхъ престолу чиновниковъ, ученыѵь, искусныхъ дѣлопроизводителей, почтительныхъ и дружелюбивыхъ, цѣломудренныхъ женъ и дѣвицъ, инородческихъ чиновниковъ и иностранцевъ.
   3) Записки о разныхъ предметахъ.
   Это записки объ Астрономіи, Мѣсяцословѣ и Обрядахъ; о войскѣ, наказаніяхъ и музыкѣ, о Наукахъ и художествахъ, о землеописаніи; о рѣкахъ и каналахъ (путяхъ водянаго сообщенія), о экипажахъ и костюмахъ, о царской свитѣ, о промышленности, о чинахъ и выборахъ чиновниковъ.
   4) Изложенія.
   Подъ изложеніями разумѣются: 1) поздравительные адресы Государю отъ чиновниковъ; 2) описаніе заслугъ, оказанныхъ Князьями царствующаго Дома и 3) некрологіи Монгольскихъ и Туркистанскихъ князей.
   Примѣч. Къ обзору просвѣщенія въ Китаѣ можно было бы присовокупить Врачебный Приказъ; но въ этомъ мѣстѣ нѣтъ воспитанниковъ и медицинѣ вообще частно обучаются у лекарей.
  

IV.

ОБЩЕСТВЕННАЯ И ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ КИТАЙЦЕВЪ.

  
   Въ наше время безпрерывныхъ преобразованій въ жизни народовъ, какъ въ Европѣ такъ и на западѣ Азіи, существуетъ одно государство, которое, по своей противоположности со всѣми прочими государствами, составляетъ рѣдкое, загадочное явленіе въ политическомъ мірѣ. Это Китай, въ которомъ видимъ все тоже, что есть у насъ, я въ тоже время видимъ, что все это не такъ какъ у насъ. Тамъ люди также говорятъ, но только не словами, а звуками; тамъ также пишутъ, но только не буквами, а знаками; строки ведутъ отъ правой руки къ лѣвой, но не поперегъ, а сверху внизъ: книгу начинаютъ тамъ, гдѣ мы оканчиваемъ ее. Мы молимся о успокоеніи родителей по смерти,; а тамъ молятся покойнымъ родителямъ о ниспосланіи счастія оставшемуся семейству; мы молимся въ храмахъ, а тамъ напротивъ въ домахъ и на кладбищахъ; однимъ словомъ, тамъ находится очень много другихъ вещей, которыя всѣ почти и мы имѣемъ, но тамъ все въ другомъ видѣ.
   Китай еще непонятнѣе для насъ въ другихъ противоположностяхъ. Коснетесь ли его просвѣщенія? Китайцы имѣютъ свою литературу, свои науки, и думаютъ, что они образованнѣе всѣхъ народовъ въ свѣтѣ. Въ послѣднемъ, въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ, можно было бы согласиться съ ними; потому что каждый ученый Китаецъ обстоятельно знаетъ свое отечественное, особенно то, что ему нужно на поприщи государственной службы; но съ другой стороны, по странному народному самолюбію, ничего не желаетъ знать и совершенно не знаетъ ничего, что находится за предѣлами его отечества. Видя въ ярославскомъ гербѣ медвѣдя, стоящаго на заднихъ лапахъ, съ алебардою на плечъ, онъ отъ всего сердца вѣритъ, что чешуйка идетъ въ Китай изъ такого государства, гдѣ люди имѣютъ собачьи головы. Если бы все сіе не передъ нашими глазами происходило, то показалось бы столь невѣроятнымъ, что мы не преминули бы причислить этотъ народъ къ миѳамъ. Обратите ли вниманіе на учрежденія и законы Китая? Даже просвѣщеннѣйшіе народы Европы могли бы кое-что заимствовать изъ нихъ; со всѣмъ тѣмъ нѣкоторыя злоупотребленія столь твердо укоренились, что правительство не можетъ придумать средствъ къ истребленію оныхъ. Это родимыя пятна на тѣлѣ, которыя хотя и неизтребимы, но со всѣмъ тѣмъ не вредятъ тѣлу, а только безобразятъ его наружность.
   Но при столь странной смѣси просвѣщенія и невѣжества, при совершенствѣ въ законодательствѣ и слабости законовъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ, Китай, къ удивленію Европейскихъ политиковъ, существуетъ болѣе 4000 лѣтъ въ качествѣ имперіи; и между тѣмъ, какъ самые памятники существованія многихъ сильныхъ въ древности царствъ давно изгладились съ лица земли, сіе государство съ незапамятныхъ временъ до нынѣ постоянно удерживаетъ первоначальный свой языкъ и письмена, древнюю религію и обычаи, свои уложенія, измѣняемыя по времени въ маловажномъ, но неизмѣнныя въ основаніи. Въ такомъ государствѣ, безъ сомнѣнія, есть много любопытнаго, еще неизвѣстнаго намъ; есть много хорошаго, поучительнаго для Европейцевъ, кружащихся въ вихрѣ разныхъ политическихъ системъ. Въ продолженіе послѣднихъ двухъ сотъ лѣтъ, Европейцы обозрѣвали и описывали Китай съ разныхъ точекъ; но мы и до сего времени не имѣемъ удовлетворительныхъ свѣдѣній о внутреннемъ устройствѣ столь древней и вмѣстѣ съ тѣмъ столь твердой политической машины, каковою Китай представляется въ наше время.
   Выше уже было сказано, что въ Китаѣ все тоже, что есть у насъ, и все не такъ, какъ у насъ. Сообщаютъ ли что-нибудь любопытное о семъ государствъ -- мы читаемъ и по большой части не такъ понимаемъ, а когда начнемъ судить по своему, то на второмъ, или много на третьемъ шагу вступаемъ въ какой-то хаосъ, гдѣ во всемъ видимъ одну не сообразность и странную противоположность понятій съ ихъ предметами. Отъ чего же это, спросите вы? отъ того, что мы судимъ о вещахъ по нашимъ о нихъ понятіямъ, а въ Китаѣ, въ отношеніи къ намъ въ одно время и все тоже и все не тоже. Въ отношеніи къ законодательству, Китай составляетъ такое цѣлое, въ которомъ всѣ части болѣе или менѣе связаны взаимными между собою отношеніями; и чтобы получить самое полное понятіе объ одномъ чѣмъ-либо, надобно получить полное же понятіе и о другихъ предметахъ, прикосновенныхъ къ сему по какимъ-либо отношеніямъ. Но это до извѣстнаго времени невозможно, и Китай все еще остается лабиринтомъ, въ которомъ, безъ нити указанія, и нѣсколько шаговъ иногда сдѣлать безъ ошибки трудно. Я принимаю на себя трудъ описать извѣстнѣйшіе церемоніалы китайскаго двора, обыкновенія и праздники народные; но могу ли представить сіи вещи въ надлежащей ясности, не объяснивъ напередъ нѣкоторыхъ постороннихъ предметовъ, не отдѣлимыхъ отъ нихъ?
   И такъ, прежде чѣмъ приступлю къ описанію, я долженъ познакомить васъ съ тѣми мѣстами, на которыхъ буду представлять разныя явленія общественной и частной жизни Китайцевъ; я долженъ изложить вамъ порядокъ ихъ лѣтосчисленія и времясчисленія; изъяснять что значитъ въ понятіи Китайцевъ дань и поздравительный адресъ, и дать еще понятіе о важности родовыхъ прозваній въ Китаѣ. Это въ послѣдствіи будетъ служить вамъ краткимъ руководствомъ къ удобопонятному чтенію правильныхъ переводовъ съ Китайскаго языка, если эти переводы когда нибудь появятся.
   Я употребилъ слово "правильныхъ" въ отношеніи къ собственнымъ именамъ и словамъ тонически перелагаемымъ. Въ Европейскихъ языкахъ вообще недостаетъ нѣкоторыхъ буквъ къ правильному тоническому переложенію Китайскихъ звуковъ; а письмо англійское, по выговору нѣкоторыхъ буквъ на изнанку, еще сбивчивѣе въ семъ случаѣ. Напримѣръ, звукъ минъ на французскомъ языкѣ пишутъ ming, на латино-португальскомъ mim; здѣсь прибавленіемъ буквы g и превращеніемь n на m хотѣли выразить твердую безгласную букву ъ, которой нѣтъ въ помянутыхъ языкахъ. Такимъ же образомъ звукъ цинъ на французскомъ пишутъ thsing, но латино-португальскомъ èim. На англійскомъ пьхи и би безъ различіи пишутъ peih, няо пишутъ пеаои. Русскіе литераторы, не зная ключа къ правильному произношенію подобныхъ словъ при переводѣ статей о Китаѣ иногда такъ переиначиваютъ выговоръ китайскихъ звуковъ, что китайскія слова, тонически переложенныя, совершенно не походятъ на китайскія; а отъ того въ нѣкоторыхъ мѣстахъ невозможно добиться, о чемъ рѣчь идетъ.
  

I. ДВОРЕЦЪ И ДРУГІЯ ОБЩЕСТВЕННЫЯ ЗДАНІЯ ВЪ ПЕКИНѢ.

  
   Въ Китаѣ каждый городъ, по буквальному значенію сего слова, долженъ быть обнесенъ стѣною и служить средоточіемъ управленію, промышленности и торговлѣ на извѣстномъ пространствѣ. По сему опредѣленію каждый городъ тамъ, въ полномъ Европейскомъ смыслъ, есть гостинный дворъ, который тѣмъ только отличается отъ гостиныхъ дворовъ въ Европѣ, что между торговыми лавками въ каждой улицѣ найдете и гостинницы, и монастыри, и аптеки, и мануфактуры, и магазины разныхъ ремеселъ и проч. и проч. Самый Пекинъ, эта пестрая, шумная, многолюднѣйшая столица на востокѣ Азіи, есть обширнѣйшій въ мірѣ гостинный дворъ, со множествомъ присутственныхъ мѣстъ, княжескихъ дворцовъ, храмовъ и монастырей. Небольшое число жилыхъ домовъ разбросано въ отдаленныхъ частяхъ города, близь городскихъ стѣнъ.
   Разверните планъ Пекина {Планъ Пекина съ описаніемъ сей столицы изданъ мною въ 1829 году.}. Я покажу вамъ его расположеніе, а потомъ отъ среднихъ, южныхъ воротъ городскихъ поведу васъ по прямой чертѣ на сѣверъ къ тому мѣсту, откуда богда-ханъ изъ за девяти стѣнъ повелѣваетъ имперіею почти съ 400 милліонами жителей.
   Пекинъ раздѣляется на два города: Внутренній и внѣшній. Четвероугольный городъ къ сѣверу (на планѣ по угламъ означенный No III), называется внутреннимъ потому только, что въ половинѣ XVI столѣтія положено было обвести его предмѣстія второю стѣною, которой предварительно дано было названіе внѣшняго города. Но по смутнымъ обстоятельствамъ тогдашнимъ, успѣли обвести стѣною только южное предмѣстіе, которое нынѣ составляетъ внѣшній городъ (означенный по угламъ No IV). Во внутреннемъ городѣ есть императорскій городъ (на планѣ по угламъ означенный No 11). Въ центрѣ сего города лежитъ кремль, иначе дворцовый городъ (означенный на планѣ No I). Кто желаетъ знать Китайскія названія помянутыхъ мѣстъ, пусть потрудится заглянуть въ "Описаніе Пекина".
   Въ 1648 году правительство купило у жителей весь внутренній городъ для помѣщенія столичнаго гарнизона, а императорскій городъ назначенъ былъ для пребыванія служащихъ при дворѣ; но нынѣ весь внутренній городъ и частію императорскій превращены въ гостиный дворъ. Въ первомъ большія улицы содержатъ по шести верстъ длины въ прямую линію отъ юга къ сѣверу, и это все лавки, магазины, гостинницы и проч. и проч.
   Обратимся къ южной стѣнѣ внѣшняго города. Среднія въ ней ворота (No 175) называются Юнъ-динъ-мынь. Когда пойдете отъ сихъ воротъ прямо на сѣверъ, то по правую сторону дороги представится вамъ обширное пространство, обнесенное стѣною (No 97). Это жертвенникъ Небу. Государь, ежегодно, въ день зимняго поворота, совершаетъ здѣсь великое жертвоприношеніе Небу (Богу).
   Противъ сего жертвенника, по западную сторону дороги, также есть довольно обширное мѣсто, обнесенное высокою стѣною (No 109). Это жертвенникъ Изобрѣтателю земледѣлія. Здѣсь государь ежегодно въ третьей весенней лунѣ (Апрѣль), въ счастливый день подъ названіемъ хай, совершаетъ извѣстный обрядъ землепашества.
   Далѣе къ сѣверу ворота внутренняго города, называемый Чженъ-янъ-мынь (No 91), а еще далѣе первыя ворота императорскаго города, называемыя Дай-цинъ-мынь (No 60). За этими воротами лежитъ обширная площадь съ дворцовыми по бокамъ зданіями для засѣданія временныхъ комитетовъ по разнымъ дѣламъ. Далѣе къ сѣверу еще двое воротъ императорскаго города, называемыя Тьхянь-ань-мынь (No 61) и Дуань-мынь (No 62). По правую сторону сихъ воротъ Тхай-міао (No 63), что значитъ великій храмъ. Это храмъ предкамъ царствующей династіи. Здѣсь въ началѣ каждаго изъ четырехъ годовыхъ временъ князья царствующаго дома совершаютъ жертвоприношеніе, а въ концѣ года приносятъ общую жертву предкамъ своего дома.
   Насупротивъ сего храма, по западную сторону дороги жертвенникъ Ше-цзи-тхань (No 64), посвященный Ше и Цзи, покровителямъ земледѣлія. Здѣсь ежегодно приносятъ имъ жертву въ среднихъ мѣсяцахъ, весеннемъ и осеннемъ (въ Мартѣ и Сентябрѣ, то есть въ началѣ и по окончаніи полевыхъ работъ), въ день подъ названіемъ сюй.
   Далѣе къ сѣверу южные ворота дворцоваго города, называемыя Ву-мынь (No 1) Надъ сими воротами есть двуэтажная башня въ девять звеньевъ. По бокамъ сей башни, въ открытыхъ галлереяхъ на восточной сторонѣ, повѣшенъ колоколъ, на западной литавра. При каждомъ шествіи государя въ тронную Тхай-хо-дянь, бьютъ въ колоколъ {Въ Китаѣ бьютъ въ колоколъ съ бока большимъ деревяннымъ отрубкомъ.} и литавру; при выѣздѣ и въѣздѣ чрезъ сіи ворота бьютъ въ колоколъ, при жертвоприношеніи въ великомъ храмѣ бьютъ въ литавру. За сими же воротами выдаютъ подарки иностраннымъ посланникамъ и ихъ государямъ, и ежегодно въ 1-е число десятой луны раздаютъ мѣсяцословы на будущій годъ.
   Отъ сихъ воротъ далѣе къ сѣверу ворота Txaй-хо-мынь (No 2), за которыми находятся три тронныя одна за другою въ близкомъ разстояніи.
   Первая и главная тронная есть Тхай-хо-дянь (No 3), опредѣленная для большихъ выходовъ при дворѣ. Государь входитъ въ сію тронную для принятія поздравленій въ новый годъ, въ зимній поворотъ, въ день своего рожденія и по другимъ важнымъ какимъ-либо случаямъ.
   Сія тронная есть огромное одноэтажное зданіе. Цоколь ея имѣетъ въ вышину 20, а все зданіе съ кровлею 110 футовъ; въ фасадъ 11, а въ поперечникѣ 5 звеньевъ, съ двойнымъ свѣсомъ. Крыльцо предъ сею тронною называется краснымъ, обведено перилами изъ бѣлаго мрамора, раздѣлено на 5 сходовъ, каждый съ тремя площадками; между площадками по десяти ступеней. Предъ тронною, на помостѣ, называемомъ краснымъ, чиновники при большихъ выходахъ совершаютъ обрядъ троекратнаго колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю {Дѣлаютъ три колѣнопреклоненія, и при каждомъ по три раза бьютъ челомъ въ землю.}. Для сего по правую и лѣвую сторону мостовой, ведущей въ тронную, поставлены въ видѣ болванчиковъ бронзовые столбики, на которыхъ вырѣзаны классы чиновъ отъ 1 до 9 {Т. е. отъ 1-го до 18-го; потому что каждый классъ подраздѣляется на два: старшій и младшій.}. Для каждаго класса сдѣлано по одной линіи: на восточной сторонѣ для гражданскихъ чиновниковъ, на западной для военныхъ. Надобно знать, что въ Китаѣ восточная, т. е. лѣвая сторона при обращеніи лицомъ къ югу считается старшею, и гражданскіе чиновники, по ихъ образованію, имѣютъ преимущество предъ военными.
   Отъ тронной Тхай-хо-дянь на сѣверъ стоитъ вторая тронная, называемая Чжунь-хо-дянь (No 4). Она содержитъ и въ фасадѣ и въ глубину по три звена, т. е. четвероугольная, но съ круглою кровлею. Предъ тронною два флигеля -- оба изъ тридцати звеньевъ -- служатъ кладовыми для бронзовыхъ вещей. Въ сію тронную входитъ государь смотрѣть молитвы, сочиненныя для жертвоприношеній, хлѣбъ и земледѣльческія орудія, приготовленныя для церемоніальнаго землепашества. Здѣсь же подносятъ ему родословную царствующаго дома, вновь переписываемую по изтеченіи каждыхъ десяти лѣтъ.
   Отъ сей тронной далѣе на сѣверъ стоитъ тронная Бао-хо-дянь (No 5), имѣющая въ фасадѣ девять звеньевъ, съ двойнымъ свѣсомъ и нависшими коньками. Въ сей тронной государь угощаетъ иностранцевъ наканунѣ новаго года, производитъ испытаніе магистровъ. Здѣсь же съ торжественною церемоніею подносятъ ему жизнеописаніе покойнаго его родителя.
   Вышеописанныя три тронныя отдѣлены одна отъ другой стѣнами, и назначены единственно для церемоніальныхъ выходовъ при дворѣ: почему въ каждой тронной у сѣверной стѣны противъ самаго входа совнѣ въ залъ поставленъ престолъ для государя.
   Отъ тронныхъ далѣе на сѣверъ лежатъ ворота Цянь-цинь-мынь (No 19), въ пять звеньевъ съ тремя проходами. Въ сихъ воротахъ находится кабинетъ, въ которомъ государь занимается разсматриваніемъ государственныхъ дѣлъ.
   За сими воротами къ сѣверу возвышается огромное зданіе, имѣющее девять звеньевъ въ фасадѣ и пять въ глубину. Это есть дворецъ Цянь-цинь-гунь (No 20), въ которомъ государь имѣетъ пребываніе, разсуждаетъ съ государственными чиновниками о дѣлахъ и принимаетъ чиновниковъ, представляемыхъ къ опредѣленію и повышенію. Здѣсь онъ ежегодно въ новый годъ даетъ столъ для князей своего рода. Здѣсь же, на обширномъ помостѣ, между воротами и дворцомъ, въ 1711 и 1785 годахъ угощали собранныхъ со всего Китая стариковъ, имѣвшихъ выше шестидесяти лѣтъ отъ роду {Отъ Юнъ-динъ-мынь до Цязь-цинъ-мынь считается восемь воротъ. Вотъ почему въ Китайской литературѣ введено выраженіе, что Богда-ханъ обитаетъ за девятью стѣнами.}.
   Отъ сего дворца далѣе на сѣверъ, стоитъ тронная Цзяо-тхай-дянь (No 21), построенная по образцу тронной Чжунъ-хо-дянь, т. е. въ три звена со всѣхъ сторонъ, съ круглою кровлею. Въ сей тронной Государыня принимаетъ поздравленія отъ разныхъ лицъ своего пола и своихъ дѣтей.
   За тронною Цзяо-тхай-дянь лежитъ дворецъ Кхунь-нинъ-гунь (No 22), въ которомъ Государыня имѣетъ пребываніе. Обширностію онъ равенъ дворцу Цянь-цинъ-гунъ.
   Далѣе къ сѣверу, ворота Кхунь-нинъ-мынь (No 23), ведущія во дворецъ Государыни съ сѣверной стороны. За сими воротами на сѣверъ прелестный садъ съ искуственными озерами и горами. Садъ къ сѣверу оканчивается воротами Юй-юань-мынь, а садомъ оканчивается дворецъ Богдахана, взятый въ европейскомъ смыслѣ. Царевичи живутъ по восточную, четыре классныя наложницы государевы по западную сторону сего дворца, каждый въ особливомъ дворцѣ. За садомъ къ сѣверу лежатъ ворота Шень-ву-мынь (No 24), ведущія въ дворцовый городъ съ сѣвера. Отъ сихъ ворогъ къ сѣверу лежитъ садъ съ прелестною о пяти холмахъ горою, называемою Цзянь-шань (No 43). На этой горѣ повѣсился послѣдній государь изъ дома Минъ. У сѣверной стѣны въ семъ саду лежитъ траурная тронная Шеу-хуань-дянь, въ которой гробъ съ тѣломъ покойнаго государя обыкновенно стоитъ отъ его кончины до погребенія. По симъ двумъ причинамъ садъ никѣмъ изъ царскихъ лицъ непосѣщается.
  

II. СТРОЕНІЕ И РАСПОЛОЖЕНІЕ ЗДАНІЙ.

  
   Выше я показалъ только расположеніе тронныхъ и дворцовъ государевыхъ. Но еще необходимо нужно узнать внутреннее расположеніе зданій. Начнемъ съ воротъ.
   Въ Китайскомъ зодчествѣ три вида воротъ: городскія, форменныя и обыкновенныя.
   Городскими воротами называется высокій со сводомъ проходъ сквозь стѣну городскую. Въ самой срединѣ прохода деревянные затворы во всю вышину прохода. Надъ воротами на стѣнѣ строится башня, коей наружный и внутренній видъ совершенно сходствуетъ съ расположеніемъ жилыхъ огромныхъ зданій. Башни бываютъ двуэтажныя съ двойнымъ и тройнымъ свѣсомъ.
   Второй видъ составляютъ форменныя ворота названныя такъ потому что они строятся по формѣ закономъ предписанной; соотвѣтственно мѣсту или классу чина. Сіи ворота состоятъ изъ одноэтажнаго зданія съ однимъ, тремя и пятью проходами. По наружному виду они не отличаются отъ обыкновенныхъ жилыхъ зданій; но вмѣсто лицевой и задней стѣны имѣютъ по самой срединѣ длины своей воротныя полотенцы по два и по четыре. Въ воротахъ и на воротахъ бываютъ еще жилыя комнаты. Вотъ почему Государь занимается государственными дѣлами въ воротахъ Цянь-цынъ-мынь и на воротахъ Ву-мынь. Форменныя ворота строятся при публичныхъ зданіяхъ, какъ-то: при дворцахъ, храмахъ, присутственныхъ мѣстахъ и монастыряхъ. Они состоятъ изъ одного, трехъ и пяти звеньевъ, но болѣе одного прохода имѣть не могутъ, исключая воротъ въ царскомъ дворцѣ. Обыкновенныя ворота состоятъ изъ верей каменныхъ, кирпичныхъ и деревянныхъ, на которыхъ вѣшаются полотенца. Сіи ворота бываютъ разной величины и разныхъ формъ.
   Зданія вообще, какъ и форменныя ворота, имѣютъ составъ деревянный, кровлю черепичную, стѣны кирпичныя. Построеніе начинается тѣмъ, что на выбитомъ изъ глины съ извѣстью основаніи кладутъ цоколь изъ камня или кирпича на одинъ на два и болѣе футовъ отъ земли. На семъ основаніи раскладываютъ каменныя подстолбія, наблюдая, чтобъ положенныя на сѣверной сторонѣ были на одной линіи съ противоположными на лицевой сторонѣ. На подстолбія ставятъ деревянные столбы, которые вверху разперты продольными брусьями, вложенными въ пазы. На каждый передній столбъ съ противоположнымъ ему заднимъ кладутся поперечныя балки, или матицы, на которыхъ утверждаютъ стропила, а къ стропиламъ приколачиваютъ рѣшетинникъ, на который настилаютъ свинцовые листы, или зонтъ или соломенныя рогожки, потомъ слой глины или извести, разтворенной съ глиною, и кладутъ черепицу. Симъ оканчивается главная работа въ зданіи. Кладка стѣнъ и внутренняя отдѣлка послѣ продолжаются. Разстояніе отъ столба до столба по лицевой сторонѣ называется звеномъ {Это слово весьма часто встрѣчается.}, котораго длина и глубина, соотвѣтственно вышинъ зданія, бываетъ отъ 7 до 15 футовъ. Зданія вообще имѣютъ нечетное число звеньевъ, напр: три, пять, семь, девять. Въ построеніи флигелей, службъ и казармъ не наблюдаютъ сего правила. Кровли вообще двускатныя, исключая дворцовъ и храмовъ, которые кроются на четыре стороны. Въ зданіяхъ съ двойнымъ и тройнымъ свѣсомъ бываетъ одна кровля, нижній свѣсъ внутреннимъ бокомъ прикрѣпляется къ главному зданію, а наружнымъ лежитъ на деревянныхъ колоннахъ, и составляетъ довольно широкій крытый ходъ вкругъ зданія. Въ зданіяхъ двух-этажныхъ колонны ставятся сквозными до кровли, а второй этажъ утверждается на брусьяхъ, лежащихъ на особенныхъ подставкахъ, прислоненныхъ къ колоннамъ.
   Въ большихъ домахъ фасадъ главнаго зданія всегда обращенъ на югъ; впереди по бокамъ флигели, восточный лицомъ на западъ, западный на востокъ. Вкругъ главнаго корпуса крытый ходъ. Центральное звено, всегда нечетное, какъ въ нашихъ строеніяхъ число оконъ, составляетъ входъ въ пріемный залъ съ тремя дверями, изъ коихъ среднія состоятъ изъ двухъ полотенецъ, и боковыя одностворчатыя. У сѣверной стѣны въ залъ прямо противъ входа дѣлается огромный щитъ, подъ которымъ ставится дивамъ или кресла. За щитомъ выходъ изъ зала на задній дворъ. Выходъ изъ зала въ боковыя комнаты закрытъ, вмѣсто дверей, занавѣсами. Таково и самое раcположеніе тронныхъ прихожихъ небываетъ, а изъ зала выходъ на крыльцо, съ котораго сходъ по ступенямъ ведетъ на мостовую, а мостовая. ведетъ чрезъ весь дворъ къ щиту, закрывающему церемоніальныя ворота отъ входа въ залъ; за церемоніальными воротами лежатъ наружныя иначе большія ворота, стоящія лицомъ на улицу, а внутри ихъ службы для привратниковъ. Въ присутственныхъ мѣстахъ за уличными воротами еще есть палисадъ съ рѣшетчатыми деревянными воротами. Главный корпусъ назначается для принятія гостей и для занятія дѣлами, а жилыя комнаты и службы для людей отдѣльно расположены за главнымъ корпусомъ.
  

III. ЛѢТОСЧИСЛЕНІЕ.

  
   Китай имѣлъ древнюю исторію своего существованія, которая, при всей краткости тогдашняго слога содержала въ себѣ очень много любопытнаго и, до сокращенія ея славнымъ мудрецомъ Кхунъ-цзы, начиналась гораздо древнѣе; ибо она по преданіямъ, восходила къ тѣмъ первобытнымъ временамъ, когда обитатели нынѣшняго Китая только что начали выходить изъ дикаго состоянія, т. е., начали строить шалаши на деревьяхъ, прикрываться древесною корою, добывать огонь посредствомъ тренія дерева объ дерево. Сіи первыя времена восточнаго міра въ Азіи сколь ни кажутся отдаленными, но по Китайскимъ преданіямъ не восходятъ далѣе 3000 лѣтъ до Р. X.
   По баснословнымъ преданіямъ неизвѣстнаго сочинителя, отъ сотворенія міра до Р. X. прошло 3,267,000 лѣтъ. Столь длинный періодъ заключаетъ въ себѣ царствованіе десяти колѣнъ, изъ коихъ каждому опредѣлено извѣстное число лѣтъ продолженія. Но сіи преданія какъ сказки, составленныя изъ несбыточныхъ повѣстей, учеными Китайцами безусловно отвергнуты. Въ XII вѣкъ славный Китайскій астрономъ Шао-цзы составилъ систему міробытія. По сей системѣ существованіе міра раздѣляется на положительные періоды, изъ коихъ каждый заключаетъ въ себѣ продолженіе 126,600 лѣтъ, т. е. отъ начала міра по его разрушеніи должно протечь 126,600 лѣтъ.
   Каждый періодъ міра раздѣляется на 12 круговъ, подобно какъ годъ раздѣляется на 12 мѣсяцевъ. Кругъ содержитъ въ себѣ 30 оборотовъ, а оборотъ содержитъ въ себѣ 12 тридцатилѣтнихъ вѣковъ, подобно какъ мѣсяцъ содержитъ въ себѣ 30 дней, а день 12 часовъ (Китайскій часъ содержитъ въ себѣ два часа европейскіе). Симъ образомъ каждый кругъ заключаетъ въ себѣ продолженіе 10,800 лѣтъ. Круги называются именами 12 земныхъ вѣтвей (см. ниже). Въ первомъ кругѣ подъ названіемъ Цзы {О значеніи буквъ цзы, чеу, инь, ву, сюй и хай см. въ слѣд. отдѣленіи этой статьи.}, образовалась земля, въ третьемъ подъ названіемъ Инь, явились одушевленныя твари, и теперь только родился человѣкъ. Нынѣ (со временъ государя Но, т. е. съ 2,357 года до Р. X.) продолжается шестой кругъ подъ названіемъ Ву. Въ 11-мъ кругѣ подъ названіемъ Сюй, исчезнетъ все одушевленное, и людей уже не будетъ. Въ 12-мъ кругѣ, подъ названіемъ Хай, послѣдуетъ совершенное разрушеніе міра и превращеніе въ хаосъ. По окончаніи сихъ перемѣнъ, въ слѣдующемъ періодѣ, подъ названіемъ Цзы, начнется новое образованіе міра, по прежнимъ естественнымъ законамъ. Небо и земля, вновь произшедшія будутъ подобные нынѣшнимъ, и таковое послѣдованіе періодовъ одного за другимъ будетъ безконечно.
   Сія система міробытія, какъ предположеніе, основанное на одномъ ариѳметическомъ вычисленіи, китайскими историками непринята; а между тѣмъ, бывъ передана въ Европу безъ объясненія, породила множество нелѣпостей о истинномъ историческомъ лѣтосчисленіи Китайцевъ.
   Древняя исторія Китая еще во времена мудреца Кунъ-цзы, т. е. за пять вѣковъ до Р. X., по ея древности считалась священною подъ названіемъ Шу-цзинъ; но какъ она содержала въ себѣ разныя заблужденія и суевѣрія, свойственныя тогдашнимъ временамъ; то Кунъ-цзы, желая поставить ее основаніемъ государственнаго управленія и нравственности въ народѣ, исключилъ все несообразное съ здравымъ разумомъ, и сокративъ ее во 100 главъ, уничтожилъ 9/10 древнихъ свѣдѣній о Китаѣ. Въ его время способъ писанія былъ очень затруднителенъ; почему ученые, единодушно принявъ новое сокращеніе, тотчасъ оставили все старое. Во время книгосозженія, случившагося за два съ небольшимъ столѣтія до Р. X., истреблены были всѣ историческія книги и стихотворенія, исключая "Книги Перемѣнъ", которая, какъ гадательная, пощажена была. Вскорѣ послѣ сего произшествія нашли древнюю исторію Китая, закладенную въ стѣнѣ одного дома, но до половины согнившую. Симъ образомъ самая большая часть древнѣйшихъ свѣдѣній о Китаѣ безвозвратно утрачена,
   Сы-ма-цянь, глава историковъ, жившій во второмъ вѣкѣ предъ Р. X., первый написалъ систематическую полную исторію Китая, доведенную отъ древнихъ временъ до 140 года предъ Р. X. Сей историкъ говоритъ, что въ его время старики много помнили разныхъ преданій о древнихъ событіяхъ Китая, и на основаніи сихъ преданій онъ началъ свою исторію съ 61 года царствованія государя Хуань-ди, а по нашему лѣтосчисленію съ 2637 года до Р. X; Но историкъ XII вѣка, Чжу-си, въ своей лѣтописи Китая, подъ названіемъ Ганъ-му, основываясь на древней исторіи, сокращенной мудрецомъ Кунъ-цзы, началъ лѣтосчисленіе съ царствованія государя Яо, т. е. съ 2351 года, отнюдь не опровергая существованія государей, бывшихъ до Яо, и его мнѣніе всѣми учеными признано основательнымъ.
   И такъ по хронологіи нынѣ принятой въ Китаѣ:
   Яо, царствовалъ отъ 2351 до 2255, всего. 102 г.
   Шунь царствовалъ отъ 2255 до 2205 всего 50 л.
   I. Династія Ся царствовала отъ 2205 до 1166. всего 439 л.
   II. Династія Шанъ отъ 1766 до 1122, всего 644 года. Династія Шанъ съ 1401 года приняла названіе Инь.
   III. Династія Чжеу царствовала отъ 1122 до 255, всего 867 лѣтъ. Государи династіи Ся назывались царями, по Китайски хэу; напр. Ся-хэу-юй. Ся-хэу значитъ царь изъ дома Ся, Юй есть имя перваго царя изъ сего дома. Въ послѣдствіи Ся-хэу обращено въ прозваніе сему дому. Государи династіи Шанъ титуловались Вань, что нынѣ значитъ: великій князь, и ciе слово поставлялось предъ ихъ именами; напр. Ванъ Ченъ-тханъ, что значитъ: великій князь Ченъ-тханъ. Государи династіи Чжеу назывались также великими князьями; но слово Ванъ поставляли послѣ имени. Это произошло отъ того, что въ началѣ сей династіи сдѣлано было положеніе по кончинѣ государей давать имъ особливыя имена, подъ которыми они остаются въ исторіи; а имена сіи означали свойства или качества ихъ; напр. Ву-ванъ, что значитъ "воинственный король;" ибо сей государь оружіемъ взялъ у династіи Шанъ престолъ имперіи. Въ продолженіе династіи Чжеу находятся два частные періода: а) Чунь-цю, что значитъ весна и осень. Собственно Весна и осень есть названіе лѣтописи удѣльнаго княжества Лу, сочиненной мудрецомъ Кунъ-цзы. Сей періодъ составляетъ цѣпь фамильныхъ споровъ между удѣльными князьями и удѣльныхъ князей съ своими вельможами. Онъ продолжается съ 722 до 480, всего 242 года. б) Чжань-го, что значитъ Война царствъ: ибо въ сіе время семь сильныхъ царствъ, на которыя Китай раздѣлился, вели между собою упорную войну, защищая престолъ имперіи, существовавшій въ одномъ мнѣніи ихъ. Сей періодъ продолжался отъ 480 до 223, всего 251 лѣтъ.
   IV. Династія Цинь царствовала отъ 255 до 206, всего 49 л.
   V. Старшая династія Хань царствовала съ 206 года до Р. X. до 23 по Р. X. 228 л.
   Послѣднія четырнадцать лѣтъ сей династіи составляютъ царствованіе престохищника Ванъ-манъ (онъ же Синь-манъ).
   VI. Младшая династія Хань, одного дома съ старшею царствовала съ 23 до 226, всего 198 л.
   VII. Династія Вэй царствовала отъ 221 до 265, всего 44 г.
   Сей же самый періодъ составляетъ и Троецарствіе, по китайски Сань-го: ибо въ царствованіе династіи Вэй, Китай раздѣлялся на три царства или Дома: а) Вышеупомянутый домъ Вэй царствовавшій въ сѣверной половинѣ Китая; б) Домъ Хань, отрасль младшей династіи Хань, царствовавшій на юго-западѣ отъ 221 до 264, всего 43 года; Домъ Ву, царствовавшій на юго-востокѣ, отъ 222 до 280, всего 58 лѣтъ.
   VIII. Династія Цзинь царствовала отъ 265 до 420, всего 155 лѣтъ.
   IX. Династія Сунь царствовала отъ 420 до 419, всего 59 лѣтъ. Сія династія въ отличіе отъ послѣдующей большой династіи Сунь, нерѣдко называется Лю-сунь, отъ основателя своего Лю-юй.
   X. Династія Ци царствовала отъ 419 до 502 всего 23 года. Сія династія называется южною, Нань-ци, въ отличіе отъ сѣверной династіи Ци.
   XI. Династія Лянь царствовала отъ 502 до 551, всего 55 лѣтъ.
   XII. Династія Чень царствовала отъ 551 до 581, всего 24 года. Собственно сія династія пресѣклась въ 589 году; но 9 лѣтъ причислены къ династіи Суй. Послѣднія четыре династіи: Сунъ, Ци, Лянь и Чень, въ исторіи названы Южными Дворами, Наньчао потому что онъ царствовали въ южной половинѣ Китая. Въ сѣверной половинѣ возстали разные домы изъ Монголовъ и Тангутовъ, изъ коихъ должайшій былъ Монгольскій Домъ Тоба, царствовавшій подъ названіемъ младшей династіи Вэй и Юань-вэй, отъ 386 до 558, всего 172 года. Домъ сей предъ своимъ паденіемъ раздѣлился на два: а) на востокѣ сѣверный Ци, царствовавшій отъ 550 до 578, всего 28 лѣтъ; б) на западѣ Чжеу, царствовавшій отъ 551 до 582, всего 25 лѣтъ.
   XIII. Династія Суй царствовала отъ 581 до 618, всего 31 лѣтъ.
   XIV. Династія Тхань царствовала отъ 618 до 907, всего 289 лѣтъ.
   XV. Пять династій, по Китайски Ву-дай царствовали отъ 901 до 960, всего 53 года. Изъ сихъ пяти династій Домъ Лянь царствовалъ 16, младшій Домъ Тхань 13, младшій Домъ Цзинь 11, младшій Домъ Хань 4, младшій Домъ Чжеу 9 лѣтъ. Царствованіе младшаго Дома Хань еще продолжалось подъ названіемъ сѣвернаго Дома Хань до 980 года.
   XVI. Династія Сунь царствовала отъ 960 до 1280, всего 320 лѣтъ. Въ продолженіе сей династіи, въ сѣверной половинѣ Китая царствовали еще три дома: а) Ляо, произшедшій отъ племени Киданьскихъ (въ нынѣшнемъ Баринь) Монголовъ, царствовалъ отъ 916 до 1115, всего 199 лѣтъ; б) Гинь, произшедшій отъ тунгусскихъ князей, царствовалъ отъ 1115 до 1234, всего 121 годъ; в) Ся, произшедшій отъ тангутскихъ князей, царствовалъ отъ 1034 до 1228, всего 194 года, а со включеніемъ первыхъ двухъ его королей, 242 года.
   XVII. Династія Юань царствовала отъ 1280 до 1368, всего 88 лѣтъ. Сей Домъ, считая съ Чингисъ-ханова объявленія себя ханомъ, царствовалъ 160, съ возшествія Хубилаева на престолъ китайскій 104, отъ покоренія подъ свою власть всего Китая 88 лѣтъ.
   ХѴШ. Династія Минь царст. отъ 1368 до 1644, всего 216 лѣтъ.
   XIX. Династія Цинь царствуетъ отъ 1644 до настоящаго года, 196 лѣтъ.
   Что касается до самаго образа лѣтосчисленія, Китайцы употребляютъ эпохи, періоды и эры особеннаго рода. Вступленіе династіи на престолъ составляетъ эпоху, а продолженіе ея царствованія до слѣдующей династіи періодъ. Вступленіе каждаго государя на престолъ составляетъ эру, отъ которой лѣтосчисленіе продолжается до конца его царствованія.
   Съ того времени, какъ Китайская Исторія начинаетъ лѣтосчисленіе, т. е. съ 2351, до 140 года до Р. X., Китайцы считали годы отъ возшествія государей на престолъ; а со 140 года Государь В^ли первый ввелъ положеніе давать наименованіе царствованію или правленію каждаго государя, и какъ сей Государь приписывалъ симъ наименованіямъ вліяніе на счастливыя произшествія, то и перемѣнялъ оныя каждый разъ, когда встрѣчались ему трудныя обстоятельства въ правленіи. Такой предразсудокъ продолжался до 1368 года по Р. X.; а съ сего времени Хунъ-ву, основатель династіи Минъ, и преемники его имѣли одно наименованіе правленія во все свое царствованіе, что и настоящая династія Цинь продолжаетъ.
   Симъ образомъ слова: Шунь-чжи, Кханъ-си, Юнь-чжень, Цянь-лунь, Цзя-цинь, Дао-гуань, подъ которыми у насъ разумѣютъ государей настоящей династіи Цинъ, не суть имена сихъ государей, но наименованія ихъ правленій. Въ Китаѣ великою неучтивостію считается назвать человѣка по имени; относительно же имени царствующаго государя, при самомъ его вступленіи на престолъ, правительство предписываетъ не употреблять на письмѣ самой буквы, изображающей оное; имѣющіе же эту букву въ именахъ личныхъ должны замѣнить ее другою. Въ бумагахъ и въ разговорахъ называютъ государя "Императоръ" "Государь"; покойныхъ государей называютъ тѣмъ качественнымъ именемъ, которое по смерти дается каждому, соотвѣтственно образу его правленія, или проименованіемъ, даннымъ ему въ храмъ предковъ. Когда же въ разговорахъ нужно указать на время, то употребляютъ наименованіе правленія; напр. Кхань-си-ши-хэу, что значитъ "во время правленія Кхань-си"; Дао-гуанъ-ши-бпа-нянь, что значитъ "въ 18 лѣто правленія Дао-гуанъ"; а для означенія самихъ государей прибавляютъ къ наименованію правленія слова ди или ѣ; напр. Кханъ-си-ди, что значитъ "Императоръ правленія Кханъ-си Цянь-лунъ-ѣ, что значитъ "государь правленія Цянь-лунъ."
   Сіе общее употребленіе наименованіе правленій ввело первоприбывшихъ въ Китай Европейцевъ въ обманъ принять оныя за собственныя имена государей. Не упражнявшись еще въ китайской словесности, они не могли предвидѣть той запутанности, какую въ послѣдствіи встрѣтили при переводѣ сихъ именъ: ибо многіе государи имѣли отъ двухъ до пяти и болѣе наименованій своему правленію. Нынѣ, при умноженіи переводовъ съ Китайскаго языка, необходимость заставляетъ исправить сію погрѣшность, и, сообразуясь съ правиломъ, принятымъ въ Китаѣ, называть государей тѣми именами, подъ которыми они извѣстны въ имперіи, а наименованіями правленій означать только порядокъ времени, присовокупляя, для ясности, къ ихъ лѣтосчисленію и годы христіанской эры. Вотъ почетныя названія покойныхъ государей нынѣшней династіи въ Китаѣ и наименованія ихъ правленій:
  
   Государи -- ихъ правленія:
   Гао-ди. -- Тьхянь-минъ.
   Вынь-ди. -- Тьхянь-цунъ.
   (Оба въ Маньчжуріи).
   Чжанъ-ди. -- Шунь-чжи.
   Жень-ди. -- Кханъ-си.
   Сянь-ди. -- Юнъ-чженъ.
   Шунь-ди. -- Цянь-лунъ.
   Жуй-ди. -- Цзя-цинъ
   Жуй-ди. -- Дао-гуанъ.
   (Всѣ въ Китаѣ).
  

V. ВРЕМЕСЧИСЛЕНІЕ.

  
   Въ Китаѣ принятъ лунный годъ; почему въ продолженіи 19 лѣтъ бываетъ 12-годовъ изъ 12, и семь изъ 13 мѣсяцевъ. Тринадцатый мѣсяцъ называется высокоснымъ, жунь-юе; но годы состоящіе изъ 13 мѣсяцевъ, не называются высокосными. Каждый мѣсяцъ начинается съ точки нарожденія луны, а годъ съ нарожденія февральской луны. Первый мѣсяцъ года называется Чжень-юе, а послѣдній Ла-юе; прочіе мѣсяцы не имѣютъ собственныхъ названій, а считаются порядочными числами; напр. вторая луна, или мѣсяцъ, третья луна и такъ далѣе.
   Сутки дѣлятся на 12 часовъ; часъ на двѣ половины, первую и вторую; половина часа имѣетъ четыре четверти, а четверть пятнадцать минутъ. Часы не считаются порядочными числами, какъ это дѣлаютъ въ Европѣ; а называются собственными именами, заимствованными отъ названій 12 земныхъ вѣтвей, соотвѣтствующихъ 12 животнымъ. Къ названію первой половины часа прибавляютъ звукъ чу, что значитъ: начало; къ названію второй половины звукъ чженъ, что значитъ ровно, а счетъ самыхъ часовъ начинаютъ съ 11-го часа пополудни. Такимъ образомъ Китаецъ говоритъ:
  
   Цзы-чу. 11 часовъ пополудни, мышь.
   Цзы-чженъ. 12 часовъ пополудни, мышь.
   Чеу-чу. часъ пополуночи, волъ.
   Чеу-чженъ. 2 часа пополуночи, волъ.
   Инь чу. 3 часа пополуночи, тигръ.
   Инь-чженъ. 4 часа пополуночи, тигръ.
   Мао-чу. 5 часовъ пополуночи, заяцъ.
   Мао-чженъ. 6 часовъ пополуночи, заяцъ.
   Чень-чу. 7часовъ пополуночи, драконъ.
   Чень-чженъ. 8 часовъ пополуночи, драконъ.
   Сы-чу. 9 часовъ пополуночи, змѣя.
   Сы-чженъ. 10 часовъ понолуночи, змѣя.
   Ву-чу. 11 часовъ пополуночи, конь.
   Ву-чженъ. 12 часовъ пополуночи, конь.
   Вэй-чу. часъ пополудни, олень.
   Вэй-чженъ. 2 часа пополудни, олень.
   Шень-чу. 3 часа пополудни, обезьяна.
   Шень-чженъ. 3 часа пополудни, обезьяна.
   Ю-чу. 5 часовъ пополудни, пѣтухъ.
   Ю-чженъ. 6 часовъ пополудни, пѣтухъ.
   Сюй-чу. 1 часовъ пополудни, песъ.
   Сюй-чженъ. 8 часовъ пополудни, песъ.
   Хай-чу. 9 часовъ пополудни, свинья.
   Хай-чженъ. 10 часовъ пополудни, свинья.
  
   Время по часамъ считается включительно; напр. вмѣсто "въ половинѣ третій" Китаецъ говоритъ "два часа и двѣ четверти".
   Китайцы астрономическій годъ раздѣляютъ на 24 части, называемыя "перемѣнами атмосферы," которыя происходятъ отъ годоваго обращенія солнца по эклиптикѣ. Сіи перемѣны суть:
   1) Начало весны, ли чунь. Начало весны полагается за полтора лунныхъ мѣсяца до весенняго равноденствія, т. е. оно составляетъ точку, раздѣляющую время между зимнимъ поворотомъ и весеннимъ равнодействіемъ на двѣ равныя части. Въ день начала весны Государь съ князьями и первыми чинами встрѣчаетъ весну въ жертвенникѣ солнцу. Здѣсь становятся они подъ зеленое знамя. На жертвенникъ ставятъ вола и землепашцевъ изъ глины слѣпленныхъ; приносятъ жертву Цинъ-ди, божеству зелени. По окончаніи жертвоприношенія разбиваютъ вола и землепашцевъ, и гадаютъ по нимъ объ урожаѣ года. Правители областей, округовъ и уѣздовъ симъ же образомъ поступаютъ въ своихъ городахъ.
   2) Дождевыя воды, юй шуй. Чрезъ 15 дней отъ начала весны слѣдуетъ перемѣна, называемая дождевыми водами. Въ сіе время раскрывается царство растеній, и обыкновенно ожидаютъ дождя для содѣйствія произращенію. Во всѣ четыре времени года бываютъ дожди {Говорится о южныхъ странахъ Китая, гдѣ въ Январѣ, вмѣсто снѣга идутъ дожди.}; только дожди падающіе послѣ начала весны въ сравненіи съ лѣтними и осенними особенно полезны, отъ чего и время это названо "перемѣною дождевыхъ водъ".
   3) Сотрясеніе т. е. пробужденіе куколокъ, цзинъ-чже. Куколка есть насѣкомое, образовавшееся, но еще не превратившееся. Подъ сотрясеніемъ разумѣется время, когда куколка равнымъ образомъ животныя и гады, въ продолженіе зимы находящіеся въ мертвомъ оцѣпенѣніи, пробуждаются отъ своего безчувствія, и жизнь начинаетъ развиваться въ нихъ. Коль скоро послѣ начала весны случится громъ, то насѣкомыя, находящіяся въ землѣ, начинаютъ послѣ сотрясенія превращаться; посему и время это наименовано "перемѣною сотрясенія," иначе пробужденія куколокъ.
   4) Весеннее равноденствіе, чунъ-фынь. Въ день весенняго равноденствія день и ночь бываютъ равмы. Это черта между зимою и лѣтомъ. Въ день весенняго равноденствія Государь отправляется въ жертвенникъ Солнцу, и тамъ въ пять часовъ по полудни приноситъ жертву Духу свѣта.
   5) Ясность, цинъ-мини. Ясность есть перемѣна, при наступленіи которой каждое семейство въ маломъ траурѣ отправляется на кладбище принести жертву покойнымъ родителямъ и предкамъ своего рода по мужеской линіи. Это есть священный и неизмѣняемый обрядъ, подобный русскимъ поминкамъ.
   6) Хлѣбный дождь, гу-юй. Послѣ ясности слѣдуетъ перемѣна атмосферы, названная хлѣбными дождями, въ знакъ того, что отъ дождей зависитъ произращеніе хлѣбовъ.
   7) Начало лѣта, ли-ся. Начало лѣта составляетъ точку, раздѣляющую время между весеннимъ равноденствіемъ и лѣтнимъ поворотомъ на двѣ равныя части. Въ сіе время хвостъ сѣверной медвѣдицы обращенъ бываетъ къ югу.
   Примѣч. Сѣверная медвѣдица, по китайскому звѣздословію, содержитъ въ себѣ семь звѣздъ и называется Бэй-дэу, что значитъ сѣверная мѣрка; ибо она видомъ своимъ изображаетъ мѣрку съ ручкою; хвостъ медвѣдицы по вечерамъ между 8 и 10 часами обращенъ бываетъ весною къ востоку, лѣтомъ къ югу, осенью къ западу, зимою къ сѣверу.
   8) Наливъ, сяо-манъ. Въ сіе время наливаются хлѣба.
   9) Созрѣваніе, манъ-чжунъ. Въ южныхъ странахъ Китая созрѣваютъ хлѣба въ это время. Подъ словомъ "манъ-чжунъ" еще разумѣютъ пересадку риса.
   10) Лѣтній поворотъ, ся-чжи. Лѣтній поворотъ составляетъ точку, съ которой дни начинаютъ убывать, а ночи прибывать. Съ сего времени водородъ начинаетъ дѣйствовать.
   11) Малые жары, сношу. За лѣтнимъ поворотомъ слѣдуютъ малые жары, т. е. съ сего времени атмосфера начинаетъ день-ото-дня разгорячаться, и потому оно названо "перемѣною малыхъ жаровъ."
   12) Большіе жары, да-шу. За малыми жарами слѣдуютъ большіе жары. Какъ въ сіе время атмосфера чрезъ-мѣру разгорячается, то въ отличіе оно названо "перемѣною большихъ жаровъ."
   13) Начало осени, ли-цю. Начало осени составляетъ точку, раздѣляющую время между лѣтнимъ поворотомъ и осеннимъ равноденствіемъ на двѣ равныя части. Въ день начала осени государь на военной колесницъ отправляется въ жертвенникъ Луны встрѣчать осень, и тамъ приноситъ жертву.
   14) Конецъ жаровъ, чу-шу, За началомъ осени слѣдуетъ конецъ жаровъ. Въ промежуткѣ лѣта съ осенью теплородъ начинаетъ ослабѣвать, а водородъ усиливаться. Въ концѣ жаровъ теплородъ перестаетъ уже дѣйствовать: почему это время названо "перемѣною конца жаровъ."
   15) Бѣлая роса, бай-лу. Испаренія земли, поднявшіяся вверхъ, составляютъ туманъ: опустившіяся на землю превращаются въ росу. Во всѣ четыре времени года по утрамъ бываютъ росы {Говорится о странахъ южнаго Китая, гдѣ не бываетъ зимы.}, но только около осенняго равноденствія росы начинаютъ смерзаться и сплошь кажутся бѣлыми; отъ чего и самое время это названо "перемѣною бѣлыхъ росъ."
   16) Осеннее равноденствіе, цю-фынь. Въ день осенняго равноденствія день и ночь бываютъ равны; это черта между лѣтомъ и зимою.
   11) Мерзлыя росы, ханъ-лу. Самое названіе объясняетъ значеніе сей перемѣны.
   18) Паденіе инеевъ, щуанъ-цзянъ. Иней составляется изъ смерзающейся росы. Въ сіе время атмосфера бываетъ холодна, и росы, смерзаясь, производятъ иней, отъ чего и названіе перемѣны взято.
   19) Начало зимы, ли-дунъ. Зима есть время, въ которое все растущее и живущее скрывается, и атмосфера бываетъ пронзителѣно-холодна. Въ сей день Государь встрѣчаетъ зиму въ Жертвенникѣ земли.
   20) Малые снѣга, сяо-сюе.
   21) Большіе снѣга, да-сюе. Сіи двѣ перемѣны составляютъ время, въ которое должны итти снѣга, отъ чего и названіе получили.
   22) Зимній поворотъ, дунъ-чжи. Зимній поворотъ составляетъ точку, съ которой начинаютъ дни прибывать, а ночи убывать. Съ сей точки теплородъ начинаетъ имѣть силу.
   23) Малые морозы сяо-шу. 24) Большіе морозы, да-шу. Cіи двѣ перемѣны слѣдуютъ за зимнимъ поворотомъ. Отъ степени холода заимствовано ихъ названіе.
   Вышеизложенныя 24 перемѣны слѣдуютъ одна за другою, считая по эклиптикѣ -- ровно чрезъ 15°, что составляетъ около 15 сутокъ промѣжутка одной перемѣны отъ другой. Начало весны и весеннее равноденствіе, начало лѣта и лѣтній поворотъ, начало осени и осеннее равноденствіе, начало зимы и зимній поворотъ суть главныя перемѣны четырехъ годовыхъ временъ; прочія 16 перемѣнъ атмосферы считаются малыми {Въ статьѣ подъ заглавіемъ: "Взглядъ на просвѣщеніе въ Китаѣ" изложены мною самыя точки времени, съ котораго начинается каждая перемѣна атмосферы -- по Пекинскому меридіану.}.
  

VI. ДАНЬ И ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЙ АДРЕСЪ.

  
   При сношеніяхъ Европейскихъ державъ съ китайскимъ Дворомъ, открывшихся за 200 предъ симъ лѣтъ, встрѣтились два обстоятельства, которыя до сего времени полагаютъ неотвратимое препятствіе къ политическому сближенію Европы съ Китаемъ. Эти препятствія заключаются не въ обширности и безводности безплодныхъ степей Монголіи, не въ вѣчныхъ туманахъ каменныхъ,, непроходимыхъ горъ китайскаго запада, а только въ двухъ словахъ: дань и поздравительный адресъ.
   Въ дипломатическомъ языкѣ китайскаго Двора дань называется гунъ, поздравительный адресъ біао. Чтобы во всей обширности постигнуть важность значенія, которое симъ словамъ даютъ Китайцы, надобно войти къ началу ихъ происхожденія.
   Китай отъ древнихъ лѣтъ до 231 года до Р. X. имѣлъ помѣстное правленіе, и дѣлился на множество княжествъ.
   Удѣльная система династіи Ся въ продолженіи 2205--1766 годовъ, мало извѣстна. Любопытныя хартіи удѣлѣной системы династіи Шанъ, 1766--1122, и династіи Чжеу, 1122--255 годовъ до Р. X., сохранены въ древней Исторіи Китая. Въ помянутыхъ хартіяхъ съ точностію опредѣлены права удѣльныхъ князей и отношенія ихъ къ Главѣ имперіи, который, имѣя собственный удѣлъ, управлялъ имперіею какъ глава большаго семейства, не вмѣшиваясь во внутреннія распоряженія удѣловъ.
   Владѣтели удѣловъ были: 1) однофамильные родственники Великаго Князя; 2) инофамильные потомки прежнихъ династій или древнѣйшихъ государей Китая; 3) иноземные владѣтели, помогавшіе царствующей династіи къ полученію престола имперіи. Всѣ сіи удѣльные владѣтели имѣли общую обязанность -- для изъявленія своей зависимости отъ Главы имперіи ежегодно представлять ему извѣстную часть исключительныхъ произведеній своей земли для употребленія при жертвоприношеніи предкамъ царствующаго дома. Сіи-то мѣстныя произведенія, представляемыя отъ вассаловъ своему повелителю, названы словомъ гунъ, которое существенно не означало дани съ какого нибудь народа, но личное отъ удѣльныхъ князей приношеніе Главъ имперіи.
   Удѣльное постановленіе о дани есть одно изъ древнѣйшихъ по времени и важнѣйшихъ по отношенію къ религіи Китая, которая жертвоприношеніе родителямъ по смерти и предкамъ возлагаетъ на всѣхъ, какъ обязанность священнѣйшую предъ другими обязанностями. Донесеніе князя Юй объ осушеніи болотистыхъ странъ въ Китаѣ, оконченное въ 2278 году до Р. X., названо Юй-гунъ, что значить: дани князя Юй; потому что сей князь, при описаніи гидравлическихъ своихъ работъ, въ томъ же донесеніи показалъ, какія мѣстныя произведенія, откуда и какою дорогою шли ко двору Великаго князя. Въ V столѣтіи предъ Р. X. владѣтель иноземнаго удѣла Чу прекратилъ отправленіе ко двору Великаго князя травы, чрезъ которую процеживали вино, употреблявшееся при жертвоприношеніи. Удѣльные князья на общемъ совѣтѣ положили наказать сего владѣтеля и въ 656 году послали въ удѣлъ Чу союзное войско, поставляя предлогомъ войны то, что владѣтель удѣла Чу удерживалъ Великаго князя отъ жертвоприношенія предкамъ {Въ это время владѣтель удѣла Чу усилился покореніемъ разныхъ странъ въ южномъ Китаѣ, и образовалъ новое союзное государство. Онъ отдѣлился отъ сѣвернаго союза; но войну ему объявили подъ священнымъ предлогомъ.}.
   Въ послѣдствіи помѣстное правленіе сдѣлалось источникомъ долговременныхъ междоусобій въ Китаѣ, и въ 231 году до Р. X. было уничтожено. Владѣтели семи царствъ, на которыя раздѣлился Китай, около 250 лѣтъ вели между собою кровопролитную войну, защищая престолъ имперіи отъ похитителя, и между тѣмъ каждый имѣлъ въ виду овладѣть онымъ. Побѣдителемъ остался Цинь-ши-хуанъ, который, по истребленіи побѣжденныхъ, превратилъ помѣстное правленіе въ монархическое. Съ измѣненіемъ образа правленія, онъ измѣнилъ и значеніе дани. Земли, бывшія до того времени общими, чрезъ продажу превративъ въ личную собственность владѣтелей, онъ превратилъ поземельный оброкъ въ государственную подать, взимаемую съ землевладѣтелей, а прежнюю обязанность удѣльныхъ владѣтелей -- представлять мѣстныя произведенія Главѣ имперіи -- возложилъ на страноправителей и иноземныхъ владѣтелей, зависѣвшихъ отъ Китая. Съ сего времени слову гунъ дано положительное значеніе, съ одной стороны тѣснѣе, а съ другой обширнѣе прежняго. Всѣ мѣстныя произведенія, покупаемыя въ губерніяхъ для Двора; всѣ рѣдкія произведенія искуства, въ новый годъ подносимыя Богдахану отъ начальниковъ губерній, носятъ общее названіе гунъ. Дары, привозимые Китайскому Двору посланниками иностранныхъ державъ, не могутъ быть приняты иначе, какъ подъ названіемъ гунъ, которое, какъ выше мы видѣли, означаетъ личное отъ подданнаго или отъ вассала приношеніе своему повелителю.
   Біао въ книжномъ языкѣ значитъ наружность вещи; но сіе слово, взятое въ переносномъ смыслѣ, означаетъ изліяніе вѣрноподданническихъ чувствъ предъ государемъ, по случаю важнаго какого-либо торжества. Это собственно есть поздравительный адресъ, составляющій существенную часть большихъ выходовъ при Китайскомъ Дворѣ.
   Не могу опредѣлить, сколь давно слово біао введено въ дипломатическій языкъ Китайскаго Двора. Извѣстно только, что въ предпослѣднемъ столѣтіи предъ Р. X. Китайскій Дворъ, вступивъ въ сношенія съ разными владѣтелями на западѣ, требовалъ, чтобы грамоты, посылаемыя къ нему отъ независимыхъ иностранныхъ государей, называемы были біао, и сіе требованіе въ послѣдствіи превращено въ неизмѣняемый законъ. По сей-то причинѣ въ настоящее время, при самомъ вступленіи иностраннаго посольства въ предѣлы Китая, предварительно требуютъ показать вѣрющую грамоту, подъ предлогомъ узнать ея содержаніе; и если сія граммата въ переводѣ имѣетъ другое названіе, то предлагаютъ замѣнить оное словомъ біао; въ противномъ случаѣ рѣшительно отказываютъ въ пропускѣ посольства.
   И такъ гунъ и біао въ дипломатическомъ языкѣ Китайскаго Двора суть два клейнода мечтательнаго первенства его предъ Дворами всѣхъ другихъ державъ въ свѣтѣ, и сіи клейноды нѣкогда были запечатлѣны кровію многихъ миліоновъ людей,-- ибо Китай, для удержанія исключительнаго первенства при себѣ, велъ въ разныя времена жестокія и продолжительныя войны съ сосѣдними народами. Подобная война съ Тибетомъ началась въ 118, а кончилась въ 822 году признаніемъ Тибета равною съ Китаемъ державою. Къ утѣшенію Китайскаго Двора, тибетскій Каньбу (императоръ) родился отъ сестры китайскаго государя, съ которымъ былъ заключенъ миръ, и посему въ клятвенномъ договорѣ названъ былъ племяішикомъ, а послѣдній дядею -- съ удержаніемъ родственнаго старшинства надъ пернымъ.
   Съ другой стороны должно сказать, что сіи же два слова суть самые вѣрные посредники къ сближенію съ Китаемъ: стоитъ только признать себя зависимымъ отъ него и положить въ договорѣ постоянно представлять дань въ извѣстные годы. Симъ средствомъ нынѣ пользуются разные мелкіе владѣтели въ Азіи, и посланцы ихъ частенько посѣщаютъ столицу Китая, потому что за доставляемую данъ получаютъ равноцѣнную награду, и сверхъ сего пользуются безденежнымъ проѣздомъ чрезъ китайскія владѣнія и безпошлиннымъ ввозомъ своихъ и вывозомъ китайскихъ товаровъ изъ Пекина.
  

VII. РОДОВЫЯ ПРОЗВАНІЯ И ИМЕНА.

  
   Каждый Китаецъ имѣетъ прозваніе и имя:, а это сіе сверхъ того имѣютъ почетныя названія и про именованія.
   Въ Китаѣ для 360 мильйоновъ жителей находится около 400 прозваній {Въ Китаѣ всѣ прозванія собраны въ одну учебную книжку подъ названіемъ Бо-цзя-синъ, что зн. прозванія ста семействъ. Отсюда Европейскіе Оріенталисты вывели, что Китайскій народъ первоначально состоялъ не болѣе какъ изъ ста семействъ. Названіе сей книжки относится къ ХІ вѣку по Р. X. и слово сто означаетъ только множеств. собир. число; напр. сотни, тысячи и пр.}, издревле принятыхъ и сдѣлавшихся неизмѣнными, потому что каждый мущина обязанъ носить прозваніе того дома, изъ котораго онъ происходитъ по мужеской линіи; а произвольно принимать постороннія или пріобрѣтать новыя прозванія запрещено законами.
   Дѣвица до выходѣ въ замужество обыкновенно принимаетъ мужнино прозваніе. Что касается до мущинъ, то пріемышь, усыновленный съ дозволенія правительства для продолженія рода чьего-либо, долженъ принять прозваніе своего воспитателя. Но если по обстоятельетвамъ какимъ-либо нужно будетъ ему поступить обратно въ прежній родъ, то на принятіе прежняго прозванія также долженъ испросить дозволеніе правительства. Въ древности было обыкновеніе, что государи своихъ вассаловъ и вельможъ, оказавшимъ великія услуги отечеству, удостоивали собственнаго прозванія, но сіе исключеніе изъ законовъ давно прекратилось.
   Въ Китаѣ нѣтъ опредѣлительныхъ именъ, а coставляются они и даются дѣтямъ по произволенію родителей или старшихъ, и могутъ быть перемѣняемы при каждомъ обстоятельствѣ, показывающемъ значительное измѣненіе въ возрастѣ дитяти. Только имени, принятаго при поступленіи въ казенное училище, или при опредѣленіи въ должность перемѣнить уже невозможно, и кто самовольно сдѣлаетъ это, судится какъ самозванецъ. Но касательно перемѣны именъ находятся законныя исключенія. Чиновникъ, имѣющій имя одинаковое съ именемъ какого-либо князя или вельможи, долженъ перемѣнить оное. Если случится, что два чиновника, служащіе въ одной губерніи, будутъ имѣть одинаковое имя, то младшій изъ нихъ долженъ перемѣнить свое. Если имя чиновника противно приличію, или одинаково съ названіемъ царскаго кладбища, то также должно перемѣнить оное. Но во всѣхъ сихъ случаяхъ перемѣна имени производится по начальству.
   Ими въ понятіи Китайцевъ заключаетъ въ себѣ что-то унизительное. Буквы, которыми изображаются имена древнихъ святыхъ, или имена государей царствующей династіи, запрещено употреблять въ сочиненіяхъ и судебныхъ бумаѵахъ, исключая тѣхъ мѣстъ, гдѣ по необходимости слѣдуетъ написать ихъ имена. Прежде даже чтецы при жертвоприношеніи, читая молитву вмѣсто государя, произносили имя его, скрадывая голосъ; но съ 1683 года Государь Жень-ди указалъ, чтобы при чтеніи молитвы имя государево произносили вслухъ и ясно.
   Съ другой стороны только государи подданныхъ, родители дѣтей, дядя племянника, господинъ слугу, старшій низшаго или мальчика могутъ назвать именемъ; прочимъ же называть другаго по имени вмѣняется въ неучтивость и даже принимается за большое личное оскорбленіе.
   Если въ учтивыхъ разговорахъ случится лично спросить кого-нибудь о его имени, то для избѣжанія самаго слова имя употребляютъ слово непроизносимое; напр. вмѣсто вопроса: позвольте узнать ваше имя, надобно сказать: позвольте узнать ваше непроизносимое. Въ разговорахъ вообще одинъ другаго называютъ прозваніемъ, прибавляя къ нему другія учтивыя слова, смотря по чину, возрасту и состоянію, или вмѣсто прозванія употребляютъ ближе принятыя учтивыя наименованія {Сіи учтивыя наименованія помѣщены мною въ изданной мною "Китайской Грамматикѣ" на стр. 214.}. Въ судебныхъ бумагахъ и частныхъ актахъ обыкновенно подписываются своимъ прозваніемъ и именемъ.
   Почетное названіе извлекается изъ смысла словъ, составляющихъ имя, а проименованіе, изъ смысла словъ, составляющихъ названіе; но не рѣдко проименованія, даваемыя отличнымъ людямъ, заимствуются отъ ихъ качествъ, родины и мѣстопребыванія. Въ письмахъ и сочиненіяхъ равный равнаго можетъ назвать почетнымъ названіемъ и проименованіемъ. Иногда можно въ письмѣ или сочиненіи и самому подписаться и названіемъ и проименованіемъ; но сіе могутъ дѣлать только люди отличныхъ достоинствъ; прочимъ же вмѣняется это въ неучтивость и даже въ гордость.
   Въ Китаѣ существуетъ законъ давать имена, или точнѣе сказать, качественныя наименованія по смерти. Сіи наименованія государю и государынѣ по кончинѣ ихъ полагаются министрами въ общемъ собраніи членовъ девяти высшихъ правительственныхъ мѣстъ и шести прокурорскихъ конторъ; потомъ представляются государю на утвержденіе. Наименованіе побочнымъ царицамъ, князьямъ и вельможамъ одни министры полагаютъ и также представляютъ государю на утвержденіе.
   Проименованія государямъ въ Храмѣ Предкамъ и качественныя наименованія имъ по смерти частію утверждены въ началѣ династіи Чжеу, за 1120 лѣтъ до Р. X. Нынѣ они изложены въ трехъ книжкахъ съ объясненіемъ смысла ихъ.
   Первая книжка содержитъ въ себѣ 44 проименованія государямъ въ Храмъ предкамъ, 115 качественныхъ наименованій государямъ по кончинѣ ихъ, и 48 качественныхъ наименованій, даваемыхъ государынямъ по кончинѣ ихъ. Вторая книжка содержитъ въ себѣ 41 наименованіе для побочныхъ царицъ и 134 наименованія для князей но кончинѣ ихъ. Въ третьей книжкѣ содержатся 146 качественныхъ наименованій, даваемыхъ отъ государя высшимъ чиновникамъ по смерти ихъ.
  

VIII. ЦЕРЕМОНІАЛЪ БОЛЬШАГО и МАЛАГО ВЫХОДА ПРИ ДВОРѢ.

  
   Хотя придворные церемоніалы по разнымъ случаямъ опредѣлены закономъ, но предъ каждою церемоніею Палата (министерство) Обрядовъ представляетъ Государю церемоніалъ, по утвержденіи котораго предписываетъ разнымъ присутственнымъ мѣстамъ производить каждому по своей части пріуготовительныя распоряженія. Но, къ сожалѣнію, я не могу изложить сихъ распоряженій по множеству соединенныхъ съ ними предметовъ, совершенно неизвѣстныхъ у насъ. Не говорю при подробномъ, даже при краткомъ описаніи оныхъ вы будете въ хаосѣ, или ближе сказать, не въ состояніи понимать предметовъ. И такъ необходимость предписываетъ мни начать описаніе съ той точки, гдѣ кончатся пріуготовительныя распоряженія, и начинается самая церемонія.
   При большомъ выходѣ при Дворѣ поздравительный адресъ заблаговременно относятъ въ тронную Тхай-хо-дянь и полагаютъ на столъ {Каждое дѣйствіе въ церемоніи совершается по возгласу церемоніймейстера.}. Князья, назначенные къ совершенію церемоніи, становятся на красномъ крыльцѣ, раздѣляясь на два крыла: восточное и западное, -- каждое въ два ряда: первые лицомъ на западъ, а вторые на востокъ, обращаясь нѣсколько къ сѣверу. Чиновники, и гражданскіе и военные, становятся на красномъ крыльцѣ; они также раздѣляются на два крыла, и образуютъ за кортежемъ по девяти группъ на восточной и западной сторонѣ -- по числу рядовъ классныхъ горокъ. Какъ скоро наступитъ минута церемоніи, то чиновникъ Астрономическаго Института, стоящій въ воротахъ Цянь-цинъ-мынь, чрезъ евнуха докладываетъ Государю о времени выѣзжать.
   Послѣ сего какъ скоро на воротахъ Ву-мынь ударятъ въ колоколъ и литавру, Государь въ церемоніальномъ одѣяніи садится въ крытыя носилки и выѣзжаетъ изъ дворца. Дежурные и десять изъ высшихъ чиновниковъ предшествуютъ ему, а два изъ первыхъ чиновниковъ сопровождаютъ его. Позади тронной Бао-хо-дянь Государь, оставя носилки, входитъ въ тронную Чжунъ-хо-дянъ, и садится на престолъ. Бывшіе при немъ чиновники становятся на помостѣ предъ тронною, и совершаютъ троекратное поклоненіе съ девятью поклонами въ землю. Послѣ сего они уходятъ къ своимъ мѣстамъ предъ тронною Тхай-хо-дянь, и начинаетъ играть музыка у тронной Чжунъ-хо-дянь. Государь входитъ въ тронную Тхай-хо-дянь и садится на престолъ. Музыка перестаетъ, а предшествовавшіе и сопровождавшіе отходятъ къ мѣстамъ, назначеннымъ для нихъ въ церемоніалѣ. Послѣ троекратнаго удара плетью начинаетъ играть музыка, поставленная на красномъ крыльцѣ, по восточную и западную сторону выхода изъ тронной. Въ сіе время Князья и чиновники выступаютъ къ мѣстамъ, на которыхъ должны совершать обрядъ поклоненія, и становятся на колѣни. Музыка умолкаетъ. Чиновникъ, назначенный читать адресъ, входитъ въ тронную восточною дверью, и, взявъ адресъ со стола, выходитъ изъ тронной и становится на колѣни подъ свѣсомъ прямо противъ престола. Два Министра становятся по сторонамъ его на колѣни и развертываютъ адресъ. Чиновникъ, кончивъ чтеніе, опять полагаетъ адресъ на столѣ въ тронной. Въ это время играетъ музыка на красномъ крыльцѣ, въ продолженіе которой Князья и чины дѣлаютъ троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью поклонами въ землю. По совершеніи сего обряда всѣ они уходятъ къ своимъ мѣстамъ и музыка умолкаетъ. Послѣ троекратнаго удара плетью играетъ музыка у тронной Чжунъ-хо-дянь. Государь садится въ носилки и возвращается въ свой дворецъ; а князья и чиновники разходятся. Симъ оканчивается большой выходъ при Китайскомъ дворѣ.
   Если случится милостивый манифестъ по какому либо случаю, то Министръ выноситъ оный изъ тронной восточною дверью и подъ свѣсомъ передаетъ Президенту Обрядовой Палаты; а сей, по принятіи манифеста, сходитъ на среднюю площадку краснаго крыльца, и съ колѣнопреклоненіемъ полагаетъ манифестъ на столъ; потомъ, учинивъ предъ нимъ одно колѣнопреклоненіе съ тремя поклонами., сноситъ его съ крыльца и передаетъ чиновнику, а сей, принявъ манифестъ на чеканное блюдо, поднимаетъ (обѣими руками) вверхъ и въ семъ положеніи выходитъ изъ воротъ Тхай-хо-мынь среднимъ проходомъ. (Государь и лица изъ царскаго дома также посланники государевы проходятъ чрезъ ворота среднимъ проходомъ). Такимъ же образомъ выносятъ изъ дворца манифестъ и царскіе дары.
   Когда Государь празднуетъ вступленіе въ 60 или 70 годъ своей жизни, то чиновники, пріѣхавшіе изъ губерній, совершаютъ обрядъ поклоненія за воротами Ву-мынь и Тьхянь-ань-мынь
   Большой выходъ при Дворѣ бываетъ только три раза въ году: въ новый годъ, въ день рожденія государева и въ зимній поворотъ. Но какъ въ день зимняго поворота, Государь самъ приноситъ жертву въ Жертвенникѣ Небу, то съѣздъ ко Двору и большой выходъ по сему случаю бываютъ на другой день. Малые выходы при Дворѣ ежемѣсячно бываютъ въ 5, 15 и 25 числа. Церемоніалъ прихода государева такой же, но при малыхъ выходахъ Государь не заходитъ въ тронную Чжунъ-хо-дянь, и не представляютъ ему поздравительнаго адреса; а только чиновники, долженствующіе благодарить, вышедъ изъ рядовъ, дѣлаютъ троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами; прочіе всѣ стоятъ на своихъ мѣстахъ.
   Въ тотъ день малаго выхода, въ который Государь не входитъ въ тронную, князья и чиновники въ церемоніальномъ одѣяніи одни совершаютъ церемонію. Первые становятся за воротами Тхай-хо-мынь, составляя по два ряда на восточной и западной сторонѣ, подобно какъ предъ тронною Тхай-хо-дянь; а послѣдніе становятся за воротами Ву-мынь, составляя по девяти рядовъ на восточной и западной стороны. Обрядъ поклоненія совершаютъ зимою и весною въ восемь, а лѣтомъ и осенью въ пять часовъ пополуночи.
  

IX. ЦЕРЕМОНІАЛЪ СЕМЕЙСТВЕННЫХЪ ПРИ ДВОРЪ ПОЗДРАВЛЕНІЙ ВЪ НОВЫЙ ГОДЪ.

  
   Въ новый годъ Государь, по совершеніи церемоніи въ тронной Тхай-хо-дянь, возвращается въ Цянь-цинь-гунъ, для принятія поздравленія отъ Государыни, своей супруги. Не за долго предъ новымъ годомъ Обрядовая Палата представляетъ Государю церемоніалъ, по которому Государыня съ побочными царицами должна принесть ему поздравленіе. Государь отдаетъ сей церемоніалъ въ Дворцовое Правленіе, а Дворцовое Правленіе чрезъ главнаго евнуха представляетъ оный Государынѣ. По сему церемоніалу главный евнухъ въ новый годъ заблаговременно поставляетъ труппу музыкантовъ подъ свѣсомъ дворца Цянь-цинъ-гунъ и другую у воротъ Цянь-цинъ-мынь. При возвращеніи Государя изъ тронной Тхай-хо-дянь начинаетъ музыка, и умолкаетъ, какъ скоро онъ сядетъ на престолъ. Въ сіе время Государыня, въ церемоніальномъ одѣяніи, входитъ въ Цянь-цинъ-вунъ и становится посреди тронной на мѣстѣ поклоненія, побочныя царицы становятся по сторонамъ ея и всѣ лицомъ на сѣверъ. Онѣ дѣлаютъ шесть су {Су состоитъ изъ поднятія распростертой правой руки къ правому виску и въ самомъ легкомъ присѣданіи; это книгсенъ Китайскій.}, три колѣноприклоненія и три поклона, и по совершеніи сего обряда тотчасъ уходятъ. Въ слѣдъ за ними являются къ Государю царевичи и совершаютъ обрядъ троекратнаго колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами.
   Государыня, послѣ поздравленія учиненнаго Государю, возвращается въ свой дворецъ; а евнухи между тѣмъ заблаговременно располагаютъ у тронной Цзяо-тхай-дянь государынинъ кортежъ и труппу музыкантовъ {Здѣсь въ кортежѣ люди, употребляемые для держанія регалій, и труппы музыкантовъ состоятъ изъ евнуховъ.}, а другую труппу ставятъ позади дворца Цянь-цинъ-гунъ. Двѣ церемоніальныя предводительницы изъ классныхъ дамъ приводятъ побочныхъ царицъ къ тронной и поставляютъ ихъ на двухъ сторонахъ крыльцовой площади. Евнухи приводятъ царевенъ, княгинь и дамъ отъ 1 до 4-го класса и ставятъ ихъ на крыльцѣ предъ тронною. Послѣ сего церемоніальная предводительница про ситъ Государыню въ тронную. Государыня, въ церемоніальномъ одѣяніи, входитъ въ тронную и садится на престолъ. Церемоніальная предводительница пока зываетъ побочнымъ царицамъ, княгинямъ и класснымъ дамамъ сдѣлать шесть су, три колѣнопреклоненія и три поклона. По совершеніи сей церемоніи, Государыня возвращается въ свой дворецъ, а поздравляющія лица уходятъ. Въ слѣдъ за симъ къ Государынѣ являются царевичи, и дѣлаютъ предъ нею три колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами и уходятъ {Дѣти отъ наложницъ обязаны признавать своею матерью законную жену своего отца.}.
  

X. ЦЕРЕМОНІАЛЪ ВСТУПЛЕНІЯ НА ПРЕСТОЛЪ.

  
   Вступленіе на престолъ произходитъ во время глубокаго траура по кончинѣ покойнаго государя: почему самый церемоніалъ совершается съ большею скромностію, и сверхъ того по обстоятельствамъ имѣетъ нѣкоторыя измѣненія.
   Въ 1-е лѣто правленія Шунь-чжи, въ 1 день 10-го мѣсяца (въ Ноябрѣ 1644 года) Чжанъ-ди вступилъ на престолъ слѣдующимъ образомъ. Престолъ былъ поставленъ по восточную сторону Жертвенника небу, лицемъ на югъ, а предъ престоломъ столъ. По наступленіи времени разставили полный кортежъ съ царскими регаліями отъ дворца до Жертвенника Небу. Чжанъ-ди въ церемоніальномъ одѣяніи явился въ Жертвенникъ Небу и съ благоговѣніемъ объявилъ Духамъ Неба и Земли о вступленіи своемъ на престолъ. Послѣ сего Министръ съ колѣнопреклоненіемъ донесъ, что церемонія кончилась. Государь возвратился на царскую квартиру по восточную сторону Жертвенника Небу, и, перемѣнивъ церемоніальное одѣяніе на траурное, сѣлъ на престолъ. Князья и чины стали на колѣни. Одинъ изъ Министровъ, возведенный Церемоніймейстеромъ на крыльцо, всталъ на самой срединѣ противъ престола на колѣни. Сё-ши (Статсъ-Секретарь), взявъ со стола царскую печать, вручилъ Министру, который, сказавъ рѣчь Государю, возвратилъ печать Сё-ши, который по принятіи оной, опять съ колѣнопреклоненіемъ положилъ на столъ и отошелъ къ своему мѣсту. Чины совершили обрядъ троекратнаго колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю. По окончаніи сего, Государь возвратился во дворецъ. Между тѣмъ поставили престолъ посреди воротъ Тхай-хо-мынь, а столъ съ поздравительнымъ адресомъ подъ свѣсомъ ихъ на восточной сторонѣ. Князья встали по сѣверную, а чиновники по южную сторону внутренняго моста Цзинь-шуй-цяо, первые лицемъ на западъ, послѣдніе на востокъ. Чжанъ-ди сѣлъ на престолъ и музыка умолкла. Послѣ ударовъ плетью чиновники и церемоніймейстеры, стоявшіе на крыльцѣ воротъ, совершили обычный обрядъ поклоненія, а князья и чины съ колѣнопреклоненіемъ поднесли ему поздравительный адресъ. Министръ, принявъ поднесенный адресъ, съ колѣнопреклоненіемъ положилъ на столъ. Чиновникъ, назначенный читать адресъ, взялъ оный со стола. Два министра, ставъ ка колѣни, развернули адресъ. Чиновникъ, по прочтеніи адреса, опять положилъ его на столъ, и, сдѣлавъ три поклона, отошелъ къ своему мѣсту. Началась музыка. Чины совершили троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами, и музыка умолкла. Послѣ ударовъ плетью началась задняя музыка, и Государь возвратился во дворецъ. По прошествіи девяти дней, обнародовали манифестъ.
   Подобная же церемонія въ 18 лѣто правленія Шунь-чжи въ первый мѣсяцъ (въ началѣ 1661 года), совершена была съ нѣкоторыми измѣненіями. Жень-ди, въ траурномъ одеяніи учинилъ предъ гробомъ государя Чжанъ-ли троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами и съ благоговѣніемъ объявилъ о своемъ вступленіи на престолъ; потомъ, въ боковой тронной одѣвшись въ церемоніальное одѣяніе, явился къ тремъ Государынямъ въ ихъ дворцахъ, и предъ каждою сдѣлалъ троекратное колѣнопреклоненіе съ девятью земными поклонами. По вступленіи въ тронную Чжунъ-хо-дянъ, принялъ отъ дежурныхъ и окружающихъ его чиновниковъ поклоненіе и вошелъ въ тронную Тхай-хо-дянь. На воротахъ Ву-мынь ударили въ колоколъ и литавру; но музыки не было. Князья и чины поднесли поздравительный адресъ, но не читали его; а только учинили обычное поклоненіе и возвратились на свои мѣста. Министръ, вступивъ въ тронную восточною дверью, принялъ манифестъ съ восточнаго стола, положилъ на средній, и, отступивъ нѣсколько, остановился лицемъ къ западу. Сё-ши, подошедъ къ столу лицемъ къ Государю, приложилъ къ манифесту государственную печать, и отступилъ на прежнее мѣсто. Министръ, взявъ манифестъ, вышелъ изъ тронной и передалъ его Президенту Обрядовой Палаты. При семъ случаѣ Государь не дѣлалъ пиршества, а угостивъ чины чаемъ, возвратился во дворецъ, и опять надѣлъ трауръ. манифестъ въ тотъ же день былъ обнародованъ.
  

XI. ЦЕРЕМОНІАЛЪ БРАКА ГОСУДАРЕВА.

  
   Бракъ Государевъ хотя совершается съ большою пышностію и отличными преимуществами, но въ основныхъ обрядахъ ни мало не отступаетъ отъ общенародныхъ обычаевъ, исключая сватовства, которое здѣсь не допускается; потому что Государь самъ назначаетъ себѣ невѣсту изъ дочерей вельможъ; но при его женитьбѣ предъ бракосочетаніемъ совершается обрядъ возведенія невѣсты въ достоинство императрицы. Симъ образомъ бракъ Государя раздѣляется на три статьи: сговоръ, возведеніе невѣсты въ достоинствo императрицы и бракосочетаніе.
   Сговоръ. Предъ женитьбою Государя избираютъ счастливый день {Желающій имѣть понятіе о счастливыхъ и несчастливыхъ дняхъ можетъ заглянуть въ статьѣ подъ заглавіемъ Взглядъ на "просвѣщеніе въ Kumaѣ" въ отдѣленіи: Астрономическій Институтъ.} для препровожденія къ тестю сговорныхъ даровъ и свадебныхъ подарковъ. Сговорные дары, опредѣленные закономъ, состоятъ изъ слѣдующихъ вещей: 10 осѣдланныхъ лошадей, 10 латъ съ шлемами; 100 кусковъ атласа; 200 концовъ китайки.
   Свадебные подарки: 200 ланъ золота 10,000 ланъ серебра; 1 золотая домба {Домба есть высокая кружка къ верху нѣсколько съуженная; употребляется Монголами для содержанія варенаго чая.}; 2 серебряныя домбы; 2 серебрнные таза; 20 осѣдланныхъ лошадей; 20 лошадей безъ сѣделъ; 20 верблюдовъ,
   Подарки лично для Государыни {Невѣсту государеву съ самаго назначенія въ супруги титулуютъ императрицею.}: 100 ланъ золота; 5000 ланъ серебра; 1 золотая домба; 1 серебряная домба; 1 серебряный тазъ; 6 осѣдланныхъ лошадей; 1 латы; 1 лукъ; 1 стрѣла: 2 платья: зимнее и лѣтнее; 2 мѣха собольихъ.
   Свадебные подарки для ея братьевъ и ея спутницъ неодинаковы. Всѣ сіи дары заготовляетъ Дворцовое Правленіе {Т. е. изъ Кабинетнаго казначейства.}. Для относа даровъ избираютъ двухъ посланниковъ: старшаго и младшаго. Первый бываетъ Президентъ Обрядовой Палаты, а вторый изъ Главноуправляющихъ въ Дворцовомъ Правленіи. По наступленіи времени ставятъ въ тронной Тхай-хо-дянь столъ для бунчука; сговорные дары полагаютъ въ портшезы осрбеннаго вида: латы и ткани разкладываютъ на красномъ крыльцѣ по правую и по лѣвую сторону входа въ тронную; лошадей ставятъ внизу по сторонамъ краснаго крыльца. Изъ свадебныхъ подарковъ вещи разкладываются на красномъ крыльцѣ, а лошадей и верблюдовъ ставятъ у краснаго крыльца. Министръ, назначенный для бунчука, чиновникъ, назначенный читать указъ, церемоніймейстеръ и глашатай всѣ въ церемоніальномъ одѣяніи ожидаютъ церемоніи. Посланники всходятъ на красный помостъ съ восточной стороны, и совершаютъ три колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами. Поднявшись восточнымъ сходомъ на красное крыльцо, они становятся на колѣна лицемъ къ сѣверу, выслушиваютъ указъ и принимаютъ бунчукъ пр церемоніалу Служители Экипажной Конторы берутъ портшезы съ дарами; тѣлохранители ведутъ лошадей, кортежъ съ царскими регаліями идетъ впереди. Процессія выходитъ среднихъ проходомъ воротъ. Посланники садятся на верховыхъ лошадей и отправляются въ домъ Государыни. Не доѣзжая до воротъ они сходятъ съ лошадей. Государыня, въ церемоніальномъ одѣяніи, ожидаетъ ихъ внутри вторыхъ (т. е. церемоніальныхъ) воротъ по правую сторону дороги, и во время прохожденія ихъ становится на колѣни. Посланники входятъ среднимъ проходомъ воротъ, всходятъ на верхъ среднимъ крыльцомъ и вступаютъ въ залъ. Старшій посланникъ полагаетъ бунчукъ на столъ и съ товарищемъ своимъ становится по восточную сторону стола, лицемъ на западъ. Въ слѣдъ за симъ вносятъ портшезы съ дарами и остановляются за вторыми ворогами. Чиновники принимаютъ подарочныя вещи и вносятъ въ залъ. Тѣлохранители вводятъ лошадей во дворъ. Сговорные дары разкладываютъ въ залѣ на столы, поставленные на восточной и западной сторонѣ; лошадей становятъ по сторонамъ крыльца. Отецъ Государыни входитъ на крыльцо по западную сторону, и за среднею дверью въ залъ по самой срединѣ становится на колѣни лицомъ къ сѣверу. Старшій посланникъ, нѣсколько выступивъ, объявляетъ ему указъ Государя, и опять отходитъ на свое мѣсто. Отецъ Государыни съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ указъ, потомъ дѣлаетъ три колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами. Послѣ сего старшій посланникъ, принявъ со стола бунчукъ, возвращается къ своимъ товарищемъ донести Государю о исполненіи возложеннаго на нихъ порученія.
   Въ этотъ день у Государыни дѣлается пиръ. Посланныя Государемъ царевны и вельможескія супруги угощаютъ Государыню въ внутреннемъ залѣ; а придворные и другіе чины отъ 1 до 4 класса угощаютъ отца ея во внѣшнемъ залѣ. Сговорные дары разкладываютъ въ залѣ, свадебные подарки на крыльцѣ, а лошадей и верблюдовъ ставятъ у крыльца.
   Поѣздъ за невѣстою и возведеніе ея въ достоинство императрицы. Въ день женитьбы церемонія брачнаго соединенія совершается чрезъ граммату. При семъ обстоятельствѣ старшимъ посланникомъ назначается Министръ, а младшимъ Президентъ Палаты Обрядовъ. Въ тронной Тхай-хо-дянь предварительно поставляютъ столъ для бунчука и столъ для грамматы съ печатью. Предъ тронною разставляютъ кортежъ съ царскими регаліями и музыку. Церемоніальный экипажъ Государыни разполагается за воротами Тхай-хо-мынь и Ву-мынь. Когда Президентъ и Вице-президентъ Палаты Обрядовъ доложатъ Государю о изготовленіи всего; то онъ въ торжественномъ одѣяніи входитъ въ тронную Тхай-хо-дянь. По совершеніи обычнаго поклоненія посланниками, чиновникъ Церемоніальной Конторы объявляетъ имъ указъ, а Министръ вручаетъ бунчукъ. Граммату и царскую печать, также надпись для грамматы и печати кладутъ въ портшезы. Все это совершается по церемоніалу. Послѣ сего Государь возвращается во дворецъ, а портшезы выносятъ за ворота Тхай-хо-мынь среднимъ проходомъ. Посланникъ съ бунчукомъ идетъ впереди; за нимъ несутъ портшезы съ грамматою и печатью, далѣе слѣдуетъ экипажъ и одѣяніе для Государыни {Женихъ обязанъ доставить невѣстѣ брачное одѣяніе.}. Десять изъ первыхъ придворныхъ чиновниковъ и десять тѣлохранителей заключаютъ шествіе. Между тѣмъ, десять дамъ отъ 1 до 4 класса, назначенныя для принятія Государыни, заблаговременно приходятъ, къ тронной Цзяо-тхай-дянь -- всѣ въ церемоніальномъ одѣяніи. Четыре классный дамы для предшествія, семь классныхъ дамъ для сопровожденія, четыре статсъ-дамы, двѣ придворныя дамы для управленія церемоніею и двѣ для чтенія, всѣ въ церемоніальномъ одѣяніи, заблаговременно пріѣзжаютъ въ домъ Государыни. При нихъ евнухи для переговоровъ. Посреди зала ставятъ столъ для бунчука и другой для куреній. На восточной сторонѣ ставятъ столъ для грамматы, на западной другой для печати. Государынѣ назначается мѣсто для поклоненія. Все это дѣлается по церемоніалу. Статсъ-дамы должны стоять по правую и лѣвую сторону Государыни, одни лицомъ на востокъ, другія на западъ. Придворная дама, назначенная для чтенія, должна стать по южную сторону восточнаго стола, лицомъ на западъ. Евнухъ, стоящій у крыльца зала, соотвѣтствуетъ ей. По прибытіи посланниковъ, отецъ Государыни съ своими родственниками съ колѣнопреклоненіемъ встрѣчаетъ ихъ по церемоніалу. Посланники всходятъ на крыльцо но среднему сходу и становятся по восточную сторону зала, лицомъ на западъ. Портшезы съ грамматою и печатью на время поставляютъ по сторонамъ зала. Чиновникъ Дворцоваго Правленія передаетъ одѣяніе Государыни евнуху, а евнухъ отдаетъ статсъ-дамѣ для представленія Государынѣ. Брачные носилки поставляютъ посреди крыльца, церемоніальный кортежъ разставляютъ по обѣимъ сторонамъ отъ крыльца до воротъ; передовая музыка по обѣимъ сторонамъ дороги за большими воротами. Отецъ Государыни всходитъ по западному сходу къ средней двери зала, и на самой срединѣ становится на колѣни. По выслушаніи указа, онъ совершаетъ поклоненіе по церемоніалу. Старшій посланникъ отдаетъ бунчукъ евнуху, а младшій посланникъ отдаетъ евнуху же граммату и печать, что все уносятъ внутрь. Государыня надѣваетъ на себя церемоніальное одѣяніе, и дама, управляющая церемоніею выводитъ ее изъ внутреннихъ комнатъ и становитъ но правую сторону дороги. Мать Государыни и прочія дамы, при проходѣ Государыни мимо ихъ, становятся на колѣни, а потомъ слѣдуютъ за него. Евнухи, принявъ бунчукъ, граммату и печать, полагаютъ на столъ и отходятъ. Государыня, слѣдуя за дамою, остановляется на мѣстѣ поклоненія и преклоняетъ колѣни. Дама, назначенная читать, по порядку читаетъ надписи грамматы и печати. Государыня, принявъ граммату и печать, дѣлаетъ три колѣнопреклоненія и три наклоненія головою, по церемоніалу возведенія въ достоинство императрицы. По окончаніи сего, евнухъ выноситъ бунчукъ и передаетъ посланнику. Государыня и мать ея провожаютъ по церемоніалу. Статсъ-дама беретъ граммату и печать и отдаетъ евнуху, который порознь кладетъ оныя въ портшезы.
   Поѣздъ невѣсты къ жениху и бракосочетаніе. Какъ скоро чиновникъ Астрономическаго Института донесетъ о наступленій счастливаго часа садиться въ носилки, то служители внутренней экипажной (евнухи) подаютъ брачные носилки къ крыльцу внутренняго зала и поставляютъ на самой срединѣ, передомъ на югъ. Предшествующія дамы ведутъ Государыню, а сопутствующія поддерживаютъ ее. Мать Государыни съ прочими дамами провожаетъ ее до носилокъ. Государыня садится въ носилки, а мать съ прочими дамами возвращается. Посланникъ съ бунчукомъ напередъ отправляется отецъ Государыни съ колѣнопреклоненіемъ провожаетъ его. Музыканты идутъ впереди, но не играютъ; за музыкою слѣдуетъ церемоніальный кортежъ, за кортежемъ портшезы съ грамматою и печатью, а за сими Государыня въ брачныхъ носилкахъ. При выѣздѣ изъ большихъ воротъ, предшествующія и сопровождающія классныя дамы садятся на верховыхъ лошадей {Также какъ у насъ мужчины.}, а евнухи идутъ пѣшіе, поддерживая носилки съ обѣихъ сторонъ. Процессію сопровождаютъ высшіе придворные чиновники и тѣлохранители, всѣ конные. Въѣзжаютъ въ ворота Дай-цинъ-мынь среднимъ проходомъ. У моста Цзинь-шуй-цяо посланники сходятъ съ лошадей, и съ бунчукомъ вступаютъ во дворецъ. Какъ скоро носилки Государыни приближатся къ воротамъ Ву-мынь, то ударяютъ въ колоколъ и литавру. Церемоніальный кортежъ остановляется. Впереди несутъ царскій парасоль. Классныя дамы сходятъ съ лошадей, и пѣшія идутъ впереди и позади носилокъ. Придворные вельможи и тѣлохранители отъ моста Цзйнь-шуй-цяо идутъ пѣшіе. Наконецъ портшезы остановляются у воротъ Цянь-цинъ-мынь. Посланники доносятъ Государю о исполненіи порученія, и вмѣстѣ съ придворными вельможами и тѣлохранителями уходятъ. Евнухи, принявъ граммату и печать, идутъ впередъ. Предшествующія дамы входятъ предъ носилками Государыни въ ворота Цянь-цинъ-мынь среднимъ проходомъ, и доходятъ до крыльца Цянь-цинь-гунъ. Евнухъ проситъ Государыню оставить носилки и войти въ тронную Цзяо-тхай-дянь. Послѣ сего дамы предшествующія и сопровождающія всѣ уходятъ. Статсъ-дамы принимаютъ Государыню и уводятъ во внутренній дворецъ. Евнухъ передаетъ граммату и печать евнуху-хранителю печатей, и уходитъ. По наступленіи счастливаго часа пить сочетальную чашу, приготовляютъ пиршественный столъ съ сочетальною чашею (см. ниже, X отд. сей статьи). Главный евнухъ проситъ Государя идти во внутренній дворецъ, въ церемоніальномъ одѣяніи, а дамы оставляютъ Государыню и разходятся. На другой день Государь входитъ въ тронную Тхай-хо-дянь. Князья и чины подносятъ ему поздравительный адресъ и совершаютъ обрядъ поклоненія (это большой выходъ). Побочныя супруги и классныя дамы приносятъ поздравленіе Государынѣ по церемоніалу (см. выше, VII отдѣл. статьи).
  

XII. ЦЕРЕМОНІАЛЪ ЖЕНИТЬБЫ ЦАРЕВИЧА.

  
   Женитьба Царевича состоитъ изъ трехъ статей: сватовства, помолвки и принятія невѣсты.
   Сватовство при женитьбѣ Царевича называется назначеніемъ брака, потому что Государь предварительно назначаетъ ему невѣсту. Церемоніалъ назначенія брака совершается слѣдующимъ образомъ: сватовство препоручается старому вельможѣ. Сей повѣренный вельможа и отецъ назначенной невѣсты -- оба въ парадномъ одѣяніи -- являются къ крыльцу дворца Цянь-цинъ-гунъ, и здѣсь становятся на колѣни, обратясь лицомъ на сѣверъ. Повѣренный вельможа, обратясь къ отцу невѣсты, объявляетъ ему волю Государя, на что послѣдній отвѣчаетъ изъявленіемъ благодарности тремя колѣнопреклоненіями и девятью поклонами въ землю. Симъ оканчивается назначеніе брака. Потомъ избираютъ счастливый день, въ который Царевичъ,-- въ парадномъ одѣяніи,-- отправляется сдѣлать посѣщеніе родителямъ своей невѣсты. Свиту его составляютъ придворные вельможи, тѣлохранители и гвардейскіе офицеры. Когда прибудутъ къ дому невѣсты; то ея отецъ -- въ парадномъ одѣяніи -- встрѣчаетъ ихъ за воротами. Царевичь, по вступленіи въ гостинный залъ, дѣлаетъ ему поклонъ. Отецъ невѣсты взаимно кланяется ему, и сію учтивость они повторяютъ три раза. Такимъ же образомъ Царевичь видится и съ матерью невѣсты. При отъѣздѣ царевича отецъ невѣсты провожаетъ его за ворота.
   За назначеніемъ брака слѣдуетъ помолвка или сговоръ, при которомъ невѣста царевича предварительно получаетъ титулъ супруги. Помолвка, по принятому обыкновенію, утверждается посылкою сговорныхъ даровъ дли супруги и свадебныхъ подарковъ дли ея родителей. Сговорные дары для супруги состоятъ изъ: 1) трехъ большихъ золотыхъ головныхъ булавокъ, изъ коихъ каждая оправлена пятью жемчужинами; 2) трехъ малыхъ золотыхъ головныхъ булавокъ, оправленныхъ одною жемчужиною; 3) золотаго фермуара, оправленнаго семью жемчужинами; 4) трехъ паръ золотыхъ серегъ, оправленныхъ восточнымъ жемчугомъ; 5) двухъ паръ золотыхъ брасслетовъ; 6) 100 золотыхъ пуговицъ для платья; 7) 200 серебреныхъ пуговицъ для платья; 8) 100 кусковъ атласа для крыши и подкладки; 9) 300 гиновъ хлопчатой бумаги; 10) трехъ соболей на шапку; 11) 150 соболей на платье; 12) семи выдръ для опушки придворнаго платья; 13) 250 лисицъ на одѣяло и постелю.
   Все это составляетъ будущее приданое супруги. Свадебные подарки для ея отца состоятъ изъ: 10 ланъ золота; 100 ланъ серебра: одного придворнаго одѣянія изъ лисицъ:, одной шапки изъ черныхъ соболей; одного прибора золотыхъ привѣсокъ къ поясу; одной пары шитыхъ чулокъ, и одного сѣдла.
   Подарки для матери супруги состоятъ изъ: трехъ паръ золотыхъ серегъ, оправленныхъ жемчугомъ; одного кафтана изъ лисьихъ пашинокъ; шести выдръ, для опушки придворнаго платья, и одного сѣдла.
   Ежели отецъ супруги не имѣетъ достоинства, то вмѣсто придворнаго одѣянія и выдръ, посылается ему одна шуба изъ лисьихъ пашинокъ. Всѣ подарочныя вещи относятъ въ цвѣтныхъ носилкахъ, а порученіе исправляютъ Члены Дворцоваго Правленія. При семъ случаѣ отецъ супруги -- въ парадномъ одѣяніи -- встрѣчаетъ повѣреннаго вельможу за воротами. Сговорные дары, то есть, подарки для супруги, раскладываютъ въ гостиномъ залѣ, а свадебные подарки, на крыльцѣ. Отецъ супруги съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ дары; потомъ съ своими родственниками сходитъ по среднему крыльцу на площадь двора, становится по восточную сторону крыльца, и, обратясь къ государеву дворцу, дѣлаетъ три колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю. Мать супруги съ прочими дамами также сходитъ по среднему крыльцу, становится по западную его сторону, и, обратясь къ государеву дворцу, дѣлаетъ три колѣнопреклоненія (на одно колѣно) и три наклоненія головою. По совершеніи сего, повѣренный вельможа уѣзжаетъ, и провожаютъ его по церемоніалу. Въ этотъ день отъ Двора дается театръ и пиръ изъ 50 столовъ съ 36 баранами, учреждаемый въ домѣ супруги во внутреннемъ и внѣшнемъ дворѣ. Къ сему пиру приглашаются родственники супруги, низшіе Князья, придворные вельможи, свободные отъ дежурства тѣлохранители и чиновники отъ 1-го до 4го класса. Они съѣзжаются предъ полуднемъ, всѣ въ парадномъ одѣяніи, входятъ въ залъ и садятся за столы. Родственники супруги, вельможи и тѣлохранители своего знамени (т. е. къ которому супруга принадлежитъ) садятся на восточной сторонъ лицомъ къ западу (т. е. занимаютъ старшія мѣста); князья и чиновники прочихъ знаменъ садятся на западной сторонѣ, лицомъ къ востоку. Подаютъ чай. Гости, выпивъ по чашкѣ чая, дѣлаютъ по одному поклону. Потомъ подаютъ плоды и закуски и просятъ виномъ. При питіи вина начинаетъ играть музыка, и какъ скоро перестанетъ, гости выходятъ изъ-за столовъ, перемѣняютъ парадное одѣяніе и опять садятся. Между тѣмъ снимаютъ плоды и закуски, а вмѣсто сего подаютъ кушанье, и снова просятъ виномъ. При концѣ пира музыка умолкаетъ. Гости выходятъ изъ зала на дворъ, и, обратясь къ государеву дворцу, дѣлаютъ три колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю. Родственники супруги и дамы отъ 1-го до 4-го класса собираются во внутреннихъ комнатахъ и угощаются виномъ по церемоніалу внѣшняго ппра.
   За день до бракосочетанія, изъ дома супруги относятъ ея приданое во дворецъ къ жениху. Въ день бракосочетанія, Царевичь, въ парадномъ одѣяніи, является къ Государю, а потомъ къ Государынѣ для поклоненія. Если онъ родился отъ побочной супруги, то и предъ ней дѣлаетъ поклоненіе по церемоніалу, т. е., съ уменьшеніемъ 1/3. Экипажная Контора изготовляетъ свадебные носилки въ оболочкѣ съ красными кистями. Одинъ изъ Главноуправляющихъ Дворцоваго Правленія съ 30 своими офицерами и гвардейскій Полковникъ съ 4 офицерами и 60 рядовыхъ отправляются въ домъ супруги для сопровожденія ея. Придворная дама, исправляющая должность церемоніймейстера, докладываетъ о счастливомъ часъ садиться въ носилки. Супруга -- въ церемоніальномъ одѣяніи и окруженная спутницами -- садится въ носилки. Дворцовые служители берутъ ихъ на плечи. Впереди несутъ 16 фонарей и 20 факеловъ. Сопровождающія придворныя дамы, по выходѣ изъ воротъ, садятся на верховыхъ лошадей. Офицеры Дворцоваго Правленія и гвардейскіе слѣдуютъ за ними. У воротъ дворцовой крѣпости (кремля), всѣ сходятъ съ лошадей и въ крѣпость входятъ пѣшіе. Придворныя дамы слѣдуютъ за носилками супруги. По прибытіи къ воротамъ царевичева дворца, супруга выходитъ изъ носилокъ, и придворныя дамы вводятъ ее въ внутреннія комнаты. При наступленіи пить сочетальную чашу, изготовляютъ столъ изъ пяти барановъ. Для распоряженій при семъ случаѣ избираются двѣ пожилыя классныя дамы. По совершеніи церемоніи, всѣ расходятся. Въ сей день въ окружности царевичева дворца разставляютъ палатки, убранныя разноцвѣтными шелковыми тканями, и учреждаютъ пиръ изъ 60 столовъ съ 45 баранами -- для угощенія родителей супруги. На другой день Царевичь съ супругою -- оба въ церемоніальномъ одѣяніи -- сопровождаемые придворными дамами, являются прежде къ Государю, потомъ къ Государынѣ. Царевичь дѣлаетъ предъ ними троекратное колѣнопреклопѣніе съ девятью поклонами въ землю, а супруга дѣлаетъ три колѣнопреклоненія и три наклоненія головою. A если являются къ побочной которой-либо супругѣ, то почесть сія уменьшается. Такова же точно церемонія при бракосочетаніи императорскаго внука {Царевичь и внукъ Императорскій имѣютъ сіи титулы, пока еще не отдѣлены отъ Императорскаго семейства. При отдѣленіи они получаютъ княжескія достоинства и титулуются князьями по степенямъ.} -- съ небольшимъ уменьшеніемъ и даровъ и столовъ.
  

XIII. ПОГРЕБЕНІЕ ГОСУДАРЕЙ.

  
   Въ Домѣ нынѣ царствующей въ Китаѣ династіи обряды при погребеніи государей и государынь время отъ времени умножались, и болѣе по обстоятельствамъ. Похороны первыхъ двухъ государей, происходившіе въ Маньчжуріи, были еще довольно просты.
   Въ 11 лѣто Правленія Тьхянь-минъ, въ 11 день 8 мѣсяца (въ Сентябрѣ 1826 года) скончался Гао-ди, основатель династіи Цинъ. На другой день гробъ его поставленъ былъ въ сѣверозападномъ углу города Шенъ-цзинъ (онъ же Мугдэнь, столица въ Маньчжуріи). Вынь-ди, преемникъ его, отрѣзалъ косу у себя и надѣлъ трауръ; обнародовалъ манифестъ и всепрощеніе, и отложилъ пиршества, совершаемыя при Дворѣ наканунѣ новаго года и въ новый годъ. Въ третіе лѣто правленія Тьхянь-цунъ (1029), совершено было погребеніе. Вынь-ди съ князьями и вельможами, ставъ предъ столомъ съ явствами у гроба, учинилъ поклоненіе и возліяніе вина. По прочтеніи молитвы, онъ самъ выносилъ гробъ, а вельможи поставили на погребальную колесницу и похоронили на кладбищъ Фу-линъ. Въ 1-е лѣто правленія Чунъдэ (1636) поднесено ему почетное названіе. Въ 8-е лѣто правленія Чунъ-дэ, въ 9 день 8-го мѣсяца (въ Сентябрѣ 1643 года) Государь Вынь-ди скончался. Государь Чжамъ-ди, преемникъ его, въ тотъ же день отрѣзалъ у себя косу и надѣлъ трауръ. Князья и чиновники до ротныхъ начальниковъ, также остригли волосы у себя и наложили на себя трауръ. Царевны и княжны, бывшія въ замужествѣ (надобно разумѣть за границею), надѣли трауръ, но не остригли волосъ. На другой день гробъ выставленъ былъ въ тронной, и предъ нимъ поставленъ столъ съ яствами, князья и чиновники дважды приходили ко гробу и 18 дней держали постъ -- первые препровождая ночи въ своихъ дворцахъ, а послѣдніе въ своихъ Присутственныхъ мѣстахъ. Сто дней они не молились, не приносили жертвъ, не дѣлали пиршествъ; а солдаты и разночинцы продолжали тоже только 18 дней. Запрещено было закалать животныхъ въ продолженіе 13 дней. (Употребленіе мясъ народу не запрещается). Чиновники по губерніямъ, со дня полученія манифеста, сняли кисти съ шляпъ и надѣли трауръ. Въ продолженіе трехъ дней они исполняли обычный обрядъ поклоненія и производили плачь, находясь въ своихъ Присутственныхъ мѣстахъ. Чрезъ 27 дней сняли трауръ и совершили обрядъ перваго жертвоприношенія и великаго жертвоприношенія, а на другой день исполнили обрядъ вторичнаго жертвоприношенія. Круглый годъ совершали ежемѣсячно жертвоприношеніе (т. е. въ первый денъ каждаго мѣсяца). Послѣ сего поднесли (т. е. дали) покойному Государю почетное наименованіе. Предъ отправленіемъ на кладбище (Чжао-линь) совершено моленіе; по приносѣ гроба на кладбище, совершено жертвоприношеніе и поклоненіе, и наконецъ самое погребеніе. Обѣ сіи церемоніи происходили въ Маньчжуріи.
   Въ 18-е лѣто правленія Шунь-чжи, въ 7 день 1-го мѣсяца (въ началѣ 1661 года) Государь Чжанъ-ди скончался (въ Пекинѣ). Въ сей день Государь Жень-ди, преемникъ его, отрѣзалъ косу свою и одѣлся въ трауръ. Князья, гражданскіе и военные чиновники сняли кисти съ шляпъ и отрѣзали у себя косы. Царевны, княгини, княжны и всѣ дамы отъ 1-го до 8-го класса сняли съ себя серги и остригли волосы. Поставили гробъ покойнаго Государя въ дворцѣ Цянь-цинъ-гумъ, и предъ гробомъ столъ съ яствами. Утромъ, въ полдень и въ вечеру совершали возліяніе вина. Государь Жень-ди самъ ставилъ яства на столъ. Князья и вельможи, царевны, княгини, княжны и дамы первыхъ классовъ дважды въ день дѣлали предъ столомъ возліяніе вина и совершали плачь. Корпусные начальники, помощники ихъ (2 и 3-го класса), гражданскіе и военные чиновники, въ столицѣ служащіе, ежедневно дважды совершали плачь {Сей обрядъ состоитъ въ минутномъ изъявленіи глубокой печали о потерѣ.} -- первые за воротами Цянь-цинъ-мынь, вторые за воротами Цзинъ-юнъ-мынь, послѣдніе за воротами Лунъ-цаунъ-мынь. Заграничные чиновники, пріѣхавшіе съ данію, три дня носили одѣяніе изъ бѣлаго холста, отъ правительства имъ выданное. Низшіе гражданскіе и военные чиновники, даже до студентовъ, также начальники хошановъ и даосовъ три дня приходили въ Пекинское Областное Правленіе совершатъ плачь. Съ четвертаго дня князья въ Областномъ Правленіи, княгини въ своихъ дворцахъ, чиновники въ своихъ Присутственныхъ мѣстахъ, а служащіе при разныхъ должностяхъ за воротами Ву-мынь, держали постъ 21 дней, включая и первые три дня. Послѣ сего Князья, вельможи и чиновники до 12 класса ежедневно однажды являлись во дворецъ (Цянь-цинъ-гунъ) и, становясь въ ряды по классамъ, совершали плачь. Прочіе чиновники совершали плачь за дворцовыми воротами. По прошествіи 21 дней со дня кончины, Государь Жень-ди, а за нимъ и прочіе всѣ сняли съ себя трауръ. Въ продолженіе ста дней Князья и чиновники, какъ гражданскіе такъ и военные, не совершали ни пировъ ни браковъ. Солдаты и разночинцы 21 дней носили трауръ и не имѣли кистей на шляпахъ; одинъ мѣсяцъ не совершали браковъ; сто дней не дѣлали пиршествъ, 49 дней не закалали животныхъ; 21 не совершали ни моленія, ни жертвоприношенія духамъ. Обнародовано по Имперіи завѣщаніе покойнаго Государя. Князья и Начальствующіе надъ войсками по губерніямъ, со дня полученія манифеста, сняли кисти съ шляпъ и наложили на себя трауръ; три дня совершали плачь, а на четвертый по прежнему приступили къ отправленію должностей. Гражданскіе и военные чиновники, со дня полученія манифеста, также сняли кисти съ шляпъ и надѣли трауръ. Въ продолженіе трехъ дней утромъ и въ вечеру совершали плачь. Классныя дамы носили трауръ 21 дней, солдаты и разночинцы 13 дней; одинъ мѣсяцъ не совершали браковъ, сто дней не дѣлали пиршествъ.
   При переносѣ гроба въ траурную тронную Шеу-хуанъ-дянь Государь Женъ-ди пѣшій шелъ за нимъ и производилъ рыданіе. Князья и чиновники сѣтовали, павъ ницъ на землю. При всѣхъ случаяхъ, при которыхъ положено приносить покойнымъ жертвы и совершать возліяніе, государь Жень-ди самъ совершалъ оныя въ продолженіе 27 мѣсяцевъ. Князья, гражданскіе и военные чиновники собирались по церемоніалу. Похоронили на кладбищѣ Сяо-линъ. Въ продолженіе пути гробъ поставляли въ желтой ставкѣ. Утромъ и въ вечеру совершали предъ нимъ возліяніе.
   Погребеніе Государынь и прочихъ членовъ императорскаго дома совершается такимъ же образомъ. Для каждаго Государя строится особливое кладбище съ собственнымъ названіемъ. Каждая Государыня хоронится подлѣ покойнаго своего мужа. Трауръ по ней въ народѣ продолжается только 27 дней.
   Примѣч. Всѣ вышеописанные обряды, также почетныя наименованія Государямъ по смерти, суть китайскія: Нынѣшній Домъ Цинъ, еще въ бытность свою въ Маньчжуріи, принялъ всѣ китайскіе обряды, а изъ своихъ обрядовъ удержалъ, при себѣ одно шаманство.
  

XIV. ЦЕРЕМОНІАЛЪ ЗЕМЛЕПАШЕСТВА, СОВЕРШАЕМЫЙ КИТАЙСКИМЪ ГОСУДАРЕМЪ.

  
   Въ южномъ предмѣстіи Пекина, извѣстномъ подъ названіемъ Внѣшняго города, по правую сторону средней большой улицы, находится храмъ подъ названіемъ Жертвенника Изобрѣтателю земледѣлія, Сянъ-нунь-тханъ. Сей храмъ обнесенъ высокою каменною стѣною, имѣющею въ окружности 1,368 китайскихъ, а русскихъ 1966 саженъ. Внутри ограды собственно находится три жертвенника: первый Изобрѣтателю земледѣлія, вторый Духу Неба, третій Духу земли; сверхъ сего храмъ Планетѣ Юпитеру. Мы будемъ говорить о жертвенникѣ Изобрѣтателю земледѣлія.
   Слово "жертвенникъ" имѣетъ здѣсь два значенія: въ тѣсномъ смыслѣ значитъ возвышенное мѣсто, устроенное для приношенія жертвъ; въ пространномъ смыслъ означаетъ всѣ зданія принадлежащія къ жертвеннику и обнесенныя стѣною.
   Жертвенникъ Изобрѣтателю земледѣлія есть четвероугольная насыпь, одѣтая кирпичемъ; въ поперечникѣ содержитъ 47, въ вышину 4 1/2 фута. Всходъ на жертвенникъ съ южной стороны. По сѣверную сторону жертвенника находится храмъ, въ которомъ хранится табель съ наименованіемъ Изобрѣтателя земледѣлія. Предъ сею табелью совершается жертвоприношеніе ему. На юговостокъ отъ жертвенника находится курганъ Гуань-гынъ-тхай, съ котораго государь смотритъ на землепашество. Сей курганъ содержитъ въ поперечникѣ 50, въ вышину 5 футовъ; снаружи одѣтъ золотистымъ изразцовымъ кирпичемъ. На срединѣ его разбиваютъ царскую палатку, а передъ нимъ лежитъ воздѣлываемая пашня.
   Преданія повѣствуютъ, что въ первыя времена міра, когда люди не знали еще земледѣлія, а питались плодами съ травъ и деревъ, мясомъ птицъ и звѣрей, Государь Янь-ди первый научилъ людей воздѣлывать землю и сѣять хлѣбъ. Благодарные потомки дали ему проименованіе Шень-нунъ-шы, что значитъ "божественный земледѣлецъ", и начали обожать его подъ названіемъ Сянъ-нунъ, что значитъ "Изобрѣтатель земледѣлія". Царствованіе сего государя полагаютъ въ XXVIII вѣкъ до Р. X.
   Нынѣ, въ день жертвоприношенія Изобрѣтателю земледѣлія, ежегодно совершаемаго въ апрѣльской лунѣ въ счастливый день подъ названіемъ хай, купно совершаютъ священный обрядъ землепашества. Еще въ XVII столѣтіи закономъ постановлено., чтобъ Государь лично исполнялъ сей обрядъ, если ничто не воспрепятствуетъ тому; въ противномъ случаѣ можетъ назначить сановника вмѣсто себя.
   Церемоніалъ землепашества состоитъ въ слѣдующемъ: Пекинское Областное Правленіе изготовляетъ для Государя шелковую плеть и соху желтаго цвѣта, вола подъ соху рыжаго, сѣятельное вѣно темное, для трехъ князей и членовъ Девяти Правительственныхъ мѣстъ шелковыя плети и сохи краснаго цвѣта, воловъ подъ сохи черныхъ, сиятельныя вѣна темныя, Вѣно государево съ сѣменами риса, вѣно для князей съ просомъ, вѣна для членовъ Девяти Правительственныхъ мѣстъ съ пшеницею и черными бобами (волчьими лупинами). Незадолго предъ совершеніемъ сей церемоніи, избираютъ 34 шестидесятилѣтнихъ стариковъ, 30 простыхъ земледѣльцевъ, и 4-хъ классныхъ, 14 пѣвцовъ для полевой пѣсни, 34 музыканта, и 20 работниковъ съ вилами, граблями и лопатами. Почетные старики для Государя одѣты въ шелковые цвѣтные кафтаны и въ курмы въ нашивками; почетные старики для князей и чиновъ одѣты въ китайные кафтаны; шляпы на всѣхъ съ шариками. Земледѣльцы въ валяныхъ шапочкахъ съ кистями; въ китайныхъ рубахахъ и порткахъ (обыкновенное одѣяніе крестьянъ); работники въ травяномъ одѣяніи (дѣлаемомъ изъ осоки отъ дождя) и въ соломенныхъ шляпахъ.
   Участокъ воздѣлываемой земли содержитъ въ длину 210, въ поперечникѣ 40 футовъ. Государь, по прибытіи къ этой пашнѣ, становится лицомъ на югъ. Начинается полевая пѣснь на голосахъ и на орудіяхъ музыкальныхь. Членъ Палаты Финансовъ съ колѣнопреклоненіемъ представляетъ Государю соху: Пекинскій Градоначальникъ съ колѣнопреклоненіемъ подаетъ ему плеть (въ сихъ случаяхъ привстаютъ на одно лѣвое колѣно). Государь правою рукою берется за соху, а въ лѣвую принимаетъ плеть. Два почетные старика ведутъ вола, два земледѣльца поддерживаютъ соху. Чиновникъ Пекинскаго Областнаго Правленія несетъ вѣно. Членъ Палаты Финансовъ сѣетъ сѣмена, Государь проходитъ три борозды впередъ и три борозды обратно. По совершеніи обряда, Членъ Палаты Финансовъ съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ соху, а Пекинскій Градоначальникъ такимъ же образомъ принимаетъ плеть. Членъ Обрядовой Палаты проситъ Государя посмотрѣть на землепашество, и Государь всходитъ на курганъ. Послѣ сего, три Князя проходятъ по пяти бороздъ впередъ и обратно; Члены Девяти Правительственныхъ мѣстъ проходятъ съ князьями по одной бороздѣ, а потомъ одни проходятъ по девяти бороздъ впередъ и обратно. У каждаго изъ нихъ старикъ ведетъ вола и по два земледѣльца поддерживаютъ соху. Чиновники Пекинскаго Областнаго Правленія сѣютъ сѣмена. Какъ скоро окончатъ посѣвъ, то Областный Правитель съ своими чиновниками, почетными стариками и земледѣльцами становится по южную сторону кургана лицомъ къ сѣверу, и, исполнивъ съ ними три колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю, остается ожидать, пока Пекинскіе Уѣздные Правители (два) съ почетными стариками и земледѣльцами вспашутъ остальную землю. По окончаніи всего, Государь возвращается во дворецъ, а старикамъ и земледѣльцамъ выдаютъ каждому по четыре конца китайки. По уборѣ посѣва Пекинское Областное Правленіе въ избранный Астрономическимъ Институтомъ счастливый день представляетъ рисъ, просо, пшеницу, и бобы въ жертвенный анбаръ для употребленія при жертвоприношеніяхъ.
   Въ каждомъ губернскомъ городѣ находится жертвенникъ Изобрѣтателю земледѣлія, и въ тотъ же самый день, въ который Государь совершаетъ обрядъ землепашества въ столицѣ, каждый Начальникъ губерніи обязанъ совершать тотъ же обрядъ въ своемъ городѣ. Къ этому дню всѣ чиновники ближайшихъ городовъ обязаны собраться къ Губернатору.
   При совершеніи обряда землепашества въ губерніяхъ, вѣна съ зернами должны быть темныя, плеть и соха красныя, волы подъ сохами черные. Какъ скоро Начальникъ губерніи съ чиновниками прибудетъ къ пашнѣ, то распорядители подаютъ имъ сохи и плети, и они правою рукою берутся за сохи, въ лѣвую принимаютъ плети При Начальникъ губерніи одинъ изъ низшихъ чиновниковъ Областнаго Правленія несетъ вѣно, а другой сѣетъ сѣмена. При Предсѣдателяхъ Казенной Палаты и Уголовнаго Суда исправляютъ это низшіе чиновники изъ Окружнаго и Уѣзднаго Правленія; при Областныхъ и Уѣздныхъ Правленіяхъ исправляютъ это канцелярскіе служители. При каждомъ лицѣ одинъ шестидесятилѣтній старикъ ведетъ вола, два земледѣльца поддерживаютъ соху. Каждое лице проходитъ девять бороздъ впередъ и девять обратно. Старики и земледѣльцы допахиваютъ остальное. По окончаніи работы чиновники, совершившіе обрядъ, вмѣстѣ съ стариками и земледѣльцами, обратясь къ столицѣ, дѣлаютъ три колѣнопреклоненія съ девятью земными поклонами. Если Областный городъ удаленъ отъ губернскаго, или окружный и уѣздный удаленъ отъ областнаго то начальникъ города обязанъ исполнять сей обрядъ съ своими чиновниками. За каждымъ изъ нихъ шестидесятилѣтній чиновникъ несетъ вѣно, а другой сѣетъ сѣмена. Прочее сходствуетъ съ обрядомъ губернскаго города.
  

XV. ОБРЯДЪ ШЕЛКОДѢЛІЯ, СОВЕРШАЕМЫЙ КИТАЙСКОЮ ГОСУДАРЫНЕЮ.

  
   Въ сѣверозападномъ углу дворцоваго сада, называемаго Си-юань, находится жертвенникъ, посвященный Изобрѣтательницѣ шелкодѣлія, по Кит: Сянь-цань-тхань. Жертвенникъ имѣетъ четвероугольный видъ; въ поперечникѣ содержитъ 40, въ вышину 4 фута. Отъ жертвенника на юговостокъ находится храмъ, въ которомъ хранится табель съ наименованіемъ Изобрѣтательницы шелкодѣлія, а на сѣверной сторонѣ яма для сожженія жертвенныхъ вещей. На восточной сторонѣ жертвенника находится курганъ, называемый Цай-сань-тхай, что значитъ "возвышеніе для срыванія тутовыхъ вѣтокъ". Курганъ имѣетъ четвероугольный видъ, въ поперечникѣ содержитъ 32, въ вышину 4 Фута. Предъ курганомъ тутовая роща, а позади него тронная.
   По древнимъ преданіямъ, царица Лэй-цзу, по прозванію Си-линь-цзы, первая научила народъ воспитывать шелковыхъ червей и выдѣлывать шелкъ. За это открытіе въ послѣдствіи дали ей наименованіе Изобрѣтательницы шелкодѣлія Сянь-цань, и начали приносить жертвы. Си-линъ-шы была старшая супруга государя Хуанъ-ди, коего царствованіи полагаютъ въ 2697--2598 годахъ до Р. X.
   Нынѣ ежегодно въ апрѣльской лунѣ въ счастливый день подъ названіемъ сы, Государыня лично приноситъ жертву Изобрѣтательницѣ шелкодѣлія, а въ слѣдующій послѣ жертвоприношенія день срываетъ вѣтки съ тутовъ. Для совершенія послѣдняго обряда, Государь назначаетъ къ ней двухъ побочныхъ своихъ супругъ -- третью и четвертую, одну царевну {Императорская дочь получаетъ титулъ царевны по выходѣ въ замужество.}, трехъ княгинь и четырехъ классныхъ дамъ. Для срыванія тутовыхъ вѣтокъ изготовляютъ корзинки и крючья: для Государыни -- золотой крюкъ, для побочныхъ супругъ серебреные; корзинки для всѣхъ желтыя; для царевны и княгинь посеребреные крючья, для классныхъ дамъ лакированные (металлическіе); корзинки для всѣхъ красныя.
   За день до совершенія обряда, осматриваютъ крючья и корзинка въ Дворцовомъ Правленіи; потомъ Членъ Правленія съ церемоніею препровождаетъ оные въ дворецъ Государыни, и сдаетъ евнуху, который корзинку и крюкъ Государыни полагаетъ въ тронной Цзяо-тхай-дянь; корзинки и крючья побочныхъ супругъ, царевны и княгинь раскладываетъ на крыльцѣ; а корзинки и крючья классныхъ дамъ у крыльца предъ тронною. Корзинка ставится на восточной, а кручья на западной сторонъ. Вслѣдъ за тѣмъ, евнухъ проситъ Государыню смотрѣть корзинки и кручья, что совершаетъ она вмѣстѣ съ побочными супругами, и по осмотрѣ возвращается въ свай дворецъ, а корзинки и крючья препровождаются въ жертвенникѣ. Все это происходитъ въ день жертвоприношенія Изобрѣтательницѣ шелкодѣлія. На другой день царевна, княгини и классныя дамы -- въ парадномъ одѣяніи съѣзжаются въ жертвенникъ, а вслѣдъ за ними и Государыня съ побочными супругами пріѣзжаетъ. Ей подносятъ корзинку и крюкъ, и начинаютъ играть пѣснь на срываніе тутовыхъ вѣтокъ. Государыня, взявъ въ правую руку крюкъ, а въ лѣвую корзинку, подходитъ къ первому тутовому дереву на восточной сторонѣ, и, ставъ лицемъ къ востоку, пригибаетъ вѣточку; двѣ мастерицы помогаютъ ей сорвать. Потомъ она подходитъ къ первому туту на западной сторонъ, и, ставъ лицемъ на востокъ, пригибаетъ двѣ вѣточки. Двѣ мастерицы помогаютъ ей сорвать ихъ. Кончивъ срываніе вѣтокъ, Государыня отдаетъ корзинку и крюкъ дамѣ, исправляющей должность церемоніймейстера, а сама всходитъ на курганъ и садится на престолъ. Вслѣдъ за симъ побочныя супруги подходятъ къ второму (на обѣихъ сторонахъ), царевна и княгини къ третьему туту, и срываютъ по пяти вѣточекъ; классныя дамы подходятъ къ четвертому туту и срываютъ по девяти вѣточекъ. По окончаніи сего, мастерицы и работницы преклоняютъ колѣна предъ Государыней; потомъ принимаютъ корзинки и крючья и относятъ въ комнаты, гдѣ воспитываютъ шелковичныхъ червей. Симъ оканчивается церемонія и пѣснь прекращается. Государыня входитъ въ тронную. Побочныя супруги, царевна, княгини, классныя дамы, мастерицы и работницы становятся по своимъ мѣстамъ, дѣлаютъ предъ Государынею шесть су, три колѣнопреклоненія и три наклоненія головою. Послѣ ceго разъѣзжаются.
   Какъ скоро коконы будутъ готовы къ сматыванію, то Дворцовое Правленіе проситъ Государыню въ жертвенникъ Изобрѣтательницы шелкодѣлія совершить обрядъ поднесенія шелка, смотаннаго съ коконовъ. Евнухъ, смотритель жертвенника, предварительно изготовляетъ вино и плоды для предложенія Духу Изобрѣтательницы шелкодѣлія, и сверхъ сего орудія для сматыванія шелка. Къ сему обряду не приглашаютъ ни царевны съ княгинями, ни классныхъ дамъ; а Государыня съ побочными супругами пріѣзжаетъ въ жертвенникъ въ обыкновенномъ одѣяніи. Мастерица, наложивъ въ корзинку крупныхъ и чистыхъ коконовъ, съ колѣнопреклоненіемъ представляетъ Государынѣ; а она выбравъ лучшіе для представленія Государю, остальные раздѣляетъ побочнымъ супругамъ Послѣ сего, евнухъ,-- смотритель жертвенника, проситъ Государыню въ отдѣленіе, гдѣ должно сматывать шелкъ съ коконовъ. Двѣ сослужительницы изъ вельможныхъ женъ наливаютъ воду въ золотой тазъ. Мастерица кладетъ коконы въ тазъ и помогаетъ Государынѣ мотать шелкъ. Государыня троекратно мотаетъ шелкъ съ вымытыхъ коконовъ, послѣ чего служительницы уносятъ тазъ. Вслѣдъ за тѣмъ, работницы помогаютъ побочнымъ супругамъ мотать шелкъ, что дѣлаютъ онѣ пять разъ. Остальные коконы отдаютъ работницамъ для сматыванія. По совершеніи обряда, Государыня возвращается въ свой дворецъ; а Дворцовое Правленіе сообщаетъ въ Астрономическій Институтъ о избраніи счастливаго дня, въ который выдѣланный шелкъ должно сдать въ красильну для окрашенія. Сей шелкъ употребляется на ткани для одѣянія, въ которомъ государь совершаетъ торжественныя жертвоприношенія.
   Въ случаѣ, если какія-либо причины воспрепятствуютъ Государынѣ лично совершить обрядъ срыванія тутовыхъ вѣтокъ., то она предписываетъ надзирательницѣ шелковичнаго завода исполнить это съ своими мастерицами.
  

XVI. ЦЕРЕМОНІАЛЪ БОЛЬШАГО ПИРА ПРИ ДВОРѢ.

  
   Большіе пиры при дворѣ даются въ тронной Тхай-хо-дянь, и ежегодно бываютъ только въ Новый годъ и въ день рожденія государева, исключая необыкновенные какіе-либо случаи. Большой пиръ состоитъ изъ трехъ частей: приготовленія, расположенія и церемоніала.
   Приготовленіе состоитъ въ слѣдующемъ: Обрядовая Палата предварительно представляетъ Государю росписаніе (что ниже увидимъ). Для исправленія пира разбиваютъ одну желтую ставку на красномъ крыльцѣ предъ дверями тронной. Въ сей ставкѣ становятъ столы для посуды. По лѣвую и правую сторону ставки предъ крыльцомъ ставятъ для восточнаго и западнаго крыла по восьми изъ синей китайки палатокъ съ посудою для столовъ. Внутри тронной предъ престоломъ ставятъ столъ для царскаго кушанья. Подалѣе въ тронной же и внѣ тронной на обѣихъ сторонахъ помоста разставляютъ столы для князей и чиновниковъ. Все это приготовляется Дворцовымъ Правленіемъ. Члены Обрядовой Палаты, Начальники тѣлохранителей, Члены Дворцоваго Правленія и Приказа внѣшнихъ сношеній надсматриваютъ за распоряженіемъ столовъ. Комитетъ Гуанъ-лу-сы представляетъ посуду. Экипажная Контора разставляетъ царскій кортежъ.
   Расположеніе состоитъ въ слѣдующемъ: въ тронной Тхай-хо-дянь, на восточной и западной сторонѣ, разставляютъ по семи рядовъ столовъ для князей Пекинскихъ и заграничныхъ, для гражданскихъ чиновниковъ отъ 1 до 4 класса, для тайцзи, табунановъ и туркистанскихъ бековъ. Восточные столы лицомъ къ западу, а западные къ востоку. Столы церемоніальныхъ предводителей поставляются по правую и лѣвую сторону трона, отступя нѣсколько назадъ. Позади трона по обѣимъ сторонамъ, столы для тѣлохранителей съ бобровыми хвостами; отъ нихъ на западъ столы для дворцовыхъ журналистовъ. За дверями тронной подъ западнымъ свѣсомъ столы для Прокурорскаго Приказа, подъ восточнымъ свѣсомъ столы для Президента и Совѣтниковъ Приказа внѣшнихъ сношеній -- первые лицомъ на востокъ вторые на западъ. На красномъ крыльцѣ, по обѣимъ сторонамъ, по три ряда столовъ для чиновниковъ отъ 1 до 4 класса; у восточнаго крыльца палатка для начальствующаго надъ плясками, для двухъ Членовъ Обрядовой Палаты, управляющихъ поздравительными плясками -- для одного столъ по восточную, для другаго по западную сторону желтой ставки, на этой же сторонѣ столъ для Главноначальствующаго въ Дворцовомъ Правленіи. У синихъ палатокъ ставятся столы для гражданскихъ и военныхъ чиновниковъ отъ 5 класса и ниже, лицомъ восточные на Западъ, а западные на оборотъ. Пониже западныхъ палатокъ -- столы для иностранныхъ посланниковъ, пріѣхавшихъ съ данью.
   Церемоніалъ пира состоитъ въ слѣдующемъ: въ день пира на разсвѣтѣ съѣзжаются во дворецъ Князья и чиновники въ церемоніальномъ одѣяніи, Полковники и прочіе офицеры гвардіи въ парадныхъ кафтанахъ и курмахъ; а чиновники, долженствующіе служить при столѣ въ однихъ парадныхъ кафтанахъ. По окончаніи распоряженій, Князья и чиновники входятъ во дворъ тронной Тхай-хо-дянъ, и занимаютъ мѣста по порядку степеней и классовъ. Послѣ сего Члены Обрядовой Палаты докладываютъ Государю о времени шествовать въ тронную Тхай-хо-дянь. На воротахъ Ву-мынь бьютъ въ колоколъ и литавру. Государь, въ церемоніальномъ одѣяніи, при играніи музыки садится на престолъ. Музыка умолкаетъ. Бьютъ плетью три раза. Князья и чиновники, ставъ у своихъ столовъ дѣлаютъ по одному поклону и садятся. Полковники гвардіи, чиновники Дворцоваго Правленія (изъ Полковниковъ дворцовыхъ войскъ) и начальникъ евнуховъ подходятъ къ государеву столу и, отступивъ назадъ, становятся на свои мѣста. Подаютъ чай, при чемъ играетъ духовая музыка на красномъ крыльцѣ. Государь кушаетъ чай. Князья и чиновники, вставъ съ мѣстъ своихъ, дѣлаютъ поклонъ и садятся. Тѣлохранители подаютъ чай князьямъ и вельможамъ. Чиновники Дворцоваго Правленія разносятъ чай чиновникамъ на красномъ крыльцѣ и помостъ. Чиновники, вставъ съ своихъ мѣстъ, дѣлаютъ поклонъ; выпивъ чай, опять дѣлаютъ поклонъ и садятся. Музыка перестаетъ. Развертываютъ чехлы на столахъ. Чиновники Церемоніальнаго Отдѣленія (изъ Обрядовой Палаты) входятъ въ желтую ставку. Одинъ беретъ со стола сосудъ съ виномъ, другой кубокъ, третій золотую чару; одинъ за другимъ всходятъ на крыльцо по среднему сходу и останавливаются у тронной по восточную сторону средней двери, лицомъ къ западу Играетъ музыка на красномъ крыльцѣ. Вельможа, подносящій кубокъ, встаетъ съ своего мѣста, снимаетъ съ себя парадную курму, а если на немъ соболья доха, то снимаетъ доху; князья и прочіе тоже дѣлаютъ; вельможа, назначенный подносить кубокъ, выступаетъ впередъ и становится на колѣни. Чиновникъ Церемоніальнаго Отдѣленія беретъ винный сосудъ, наливаетъ вино въ кубокъ, входитъ въ тронную среднею дверью, и ставъ на колѣни лицомъ къ западу, подаетъ кубокъ вельможѣ, который, по принятіи кубка всходитъ по ступенямъ трона съ лѣвой стороны и съ колѣнопреклоненіемъ подноситъ оный Государю. Государь принимаетъ кубокъ, а вельможа, отступивши на мѣсто прежняго колѣнопреклоненія, опять становится на колѣни. Государь кушаетъ вино. Вельможа дѣлаетъ поклонъ до земли. Князья и прочіе вслѣдъ за нимъ дѣлаютъ также поклонъ до земли. Вельможа опять всходитъ по ступенямъ трона съ правой стороны и съ колѣнопреклоненіемъ принявъ кубокъ сходитъ со ступеней, и опять становится на колѣни на прежнемъ мѣстѣ. Членъ Церемоніальнаго Отдѣленія съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ кубокъ и уходитъ. Князья и прочіе встаютъ на ноги. Чиновникъ Церемоніальнаго Отдѣленія наливаетъ вино въ золотую чару, и, стоя на ногахъ подноситъ вельможѣ, подносившему кубокъ Государю; вельможа съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ чару, дѣлаетъ поклонъ до земли и пьетъ. Тотъ же чиновникъ, стоя на ногахъ, принимаетъ у него чару и отходитъ на прежнее свое мѣсто. Вельможа послѣ сего дѣлаетъ поклонъ до земли и опять надѣваетъ парадную курму или доху. Музыка умолкаетъ. Князья и вельможи садятся. Вельможа, подносившій вино, также садится на свое мѣсто. Государь принимаетъ пищу, при играніи духовой музыки. Подаютъ кушанья князьямъ и вельможамъ. Четверо изъ придворныхъ вельможъ, вставъ на своихъ мѣстахъ, смотрятъ за пиромъ. Когда тѣлохранитель подноситъ вино князьямъ и прочимъ, то послѣдніе, вставъ съ своихъ мѣстъ дѣлаютъ,поклонъ до земли, и, выпивъ по чарѣ, дѣлаютъ опять поклонъ до земли. Въ это время членъ Обрядовой Палаты и члены ея Отдѣленій выводятъ плясуновъ на красное. крыльцо. Начальникъ хора начинаетъ пѣсню, начальникъ плясуновъ открываетъ пляску {Эти пляски состоятъ изъ мимики, каковую употребляли при царскихъ столахъ въ продолженіе первыхъ трехъ династій до Р. X.}. Высшіе чиновники въ церемониальномъ одѣяніи выходятъ на средину зала, дѣлаютъ три поклона до земли и, отступивъ, становятся на восточной сторонѣ; а отселѣ каждый однажды проходитъ танецъ; по окончаніи пляски они опять становятся посреди тронной и, сдѣлавъ три поклона до земли, уходятъ. Послѣ нихъ являются съ монгольскими свирѣлями и играютъ монгольскія пѣсни. Потомъ слѣдуетъ музыка и пляска корейская и другихъ народовъ. Всѣ сіи потѣхи оканчиваются театромъ Наконецъ все скрывается. Играетъ музыка на красномъ крыльцѣ. Князья и чиновники встаютъ съ своихъ мѣстъ и дѣлаютъ три поклона до земли. Музыка умолкаетъ. Бьютъ плетью. Начинаетъ играть задняя музыка и Государь возвращается во внутренній дворецъ. Послѣ сего умолкаетъ задняя музыка и гости расходятся.
   Точно такимъ же образомъ -- съ небольшимъ только измѣненіемъ -- совершается пиръ, дѣлаемый Государемъ, по случаю своей женитьбы. На другой день послѣ брака, онъ входитъ въ тронную Тхай-хо-дянь угощать тестя и родственниковъ своей супруги. Столъ для тестя ставится въ самой тронной, въ концѣ княжескить столовъ; а прочіе родственники сидятъ по классамъ чиновъ въ своихъ знаменахъ. Какъ скоро Государь сядетъ на престолъ, тесть съ своими родственниками становится на восточной сторонѣ краснаго помоста, и, обратясь лицомъ къ сѣверу, совершаетъ три колѣнопреклоненія съ девятью поклонами въ землю, чего не бываетъ при обыкновенномъ большомъ пирѣ. Послѣ сего всѣ отходятъ и садятся на своихъ мѣстахъ. Пиръ совершается по вышеизложенному церемоніалу; а пиръ при выдачѣ царевны дается въ тронной Бао-хо-дянь, съ нѣкоторыми измѣненіями въ самомъ церемоніалѣ.
   Когда дается большой пиръ въ тронной Тхай-хо-дянь, или пиръ по случаю выдачи царевны, то Обрядовая Палата предварительно распредѣляетъ мѣста, какъ для Князей и вельможъ, такъ для гражданскихъ и военныхъ чиновниковъ, и составивъ раскрашенный чертежъ, представляетъ вмѣстѣ съ церемоніаломъ Государю на утвержденіе; а по полученіи указа сообщаетъ этотъ чертежъ въ разныя Присутственныя мѣста для свѣдѣнія. Сверхъ того Палата сообщаетъ куда слѣдуетъ, сколько Князья должны представить барановъ, вина и посуды для стола; сколько приготовить столовъ, разной посуды, палатокъ и даже дровяныхъ углей для согрѣванія вина.
   На большой пиръ въ тронной Тхай-хо-дянь употребляется 82 барана; а столы, барановъ и вино обязаны Князья доставить. Князья 1-й и 2-й ст. должны представить по три, князья 3-й и 4-й ст. по два, а прочіе князья, включенные въ число осьми долей, по одному барану. Недостающее число Обрядовая Палата пополняетъ; Для пира по случаю выдачи царевны, царскій зять представляетъ 90 столовъ съ 81 бараномъ, которыхъ препровождаетъ въ Обрядовую Шлату для обряженія.
   На прочіе пиры, даваемые отъ имени Государя, число барановъ опредѣлено закономъ; а для обряженія барановъ Обрядовая Палата содержитъ 10 человѣкъ, выбираемыхъ изъ низшихъ пяти знаменъ.
  

XVII. ОБЩІЕ БРАЧНЫЕ ОБРЯДЫ.

  
   Въ Китаѣ бракъ, сколь ни важенъ по его отношеніямъ къ общественной жизни, не имѣетъ связи съ религіею; а процессъ брачнаго соединенія двухъ половъ утвержденъ только гражданскими постановленіями.
   Два дома однофамильные, т. е. имѣющіе одно прозваніе, не могутъ вступать въ брачныя связи, хотя бы они выше ста колѣнъ не имѣли никакого родства между собою. Касательно родства съ женской стороны нѣтъ никакого ограниченія; два родные брата могутъ жениться на двухъ родныхъ сестрахъ; даже по смерти жены можно жениться на родной,ея сестрѣ. Маньчжуру и Монгольцу ни жениться на Китаянкахъ, ни дочерей своихъ выдавать за Китайцевъ не дозволяется. Но существенные обряды при бракахъ -- сватовство и сочетальная чаша -- одинаковы какъ дял Китайца, такъ и для Маньчжура, и для Монгола въ Пекинѣ; только есть разность въ видахъ по отношенію къ лицамъ. Браки при дворъ, женитьба князей и выдача княженъ, отъ начала сватовства до сочетальной чаши, совершаются по цермоніалу, въ которомъ количество и качество даровъ со стороны жениха и угощеніе при сговорѣ и бракосочетаніи предписаны законами соотвѣтственно достоинству лицъ. Это суть чистые политическіе браки, въ которыхъ дѣйствуетъ одна воля Государя, а не допускаются ни взаимное согласіе жениха и невѣсты, ни частные мелочные обычаи. Брачные обряды между лицами изъ Китайцевъ также ограничены гражданскими постановленіями по отношенію къ достоинству лицъ мужескаго пола, но въ видахъ нѣсколько многосложнѣе и сверхъ того допускаются частные мелочные обычаи до безконечности различнѣіе по отношенію къ странамъ.
   Родители имѣютъ полную власть утверждать брачную связь, не разбирая возраста, даже иногда по дружескимъ связямъ условливаются въ этомъ до рожденія жениха и невѣсты. Что касается до сватовства между возрастными, для сего употребляютъ сватовъ, и чаще своихъ родственниковъ и друзей. Посредствомъ сихъ людей, двѣ фамиліи могутъ вступить въ переговоры, взаимно вызнать о качествахъ жениха и невѣсты, и какъ скоро обѣ стороны согласны на бракъ, то слѣдуютъ уже предписанному порядку.
   Со стороны жениха отецъ его объясняетъ въ письмѣ, за кого именно сватаетъ онъ дѣвушку, и проситъ увѣдомить его о годѣ, мѣсяцѣ и днѣ (и часѣ) ея рожденія {Китайцы вымыслили десять пней небесныхъ и двѣнадцать вѣтвей земныхъ. Каждый пень имѣетъ собственное названіе, соотвѣтствующее какому-либо цвѣту краски; каждая вѣтвь также имѣетъ собственное названіе, соотвѣтствующее названію какого-либо звѣря, домашняго животнаго, или пресмыкающагося. Они соединяютъ одно съ другимъ названія пней и вѣтвей, начиная съ первыхъ ихъ буквъ цзя и цзы и продолжаютъ до-тѣхъ-поръ, пока помянутыя двѣ буквы опять сойдутся вмѣстѣ, что происходитъ по окончаніи числа 60. Сими спаренными названіями считаютъ годы; мѣсяцы и дни.}), что называется бпа-цзы, восемь буквъ; при семъ же случаѣ въ особливой при письмѣ записочкѣ увѣдомляетъ о годѣ, мѣсяцѣ, днѣ и часѣ женихова рожденія, а между тѣмъ предварительно посылаетъ сваху отобрать рѣшительное мнѣніе въ невѣстномъ домѣ. По полученіи изъ дома невѣстина согласія на бракъ, отецъ жениховъ назначаетъ одного изъ младшихъ своихъ родственниковъ повѣреннымъ для переговоровъ съ домомъ невѣсты. Повѣренный является къ нему въ приличномъ одѣяніи. Онъ также выходитъ къ повѣренному въ приличномъ одѣяніи и отдаетъ ему изготовленное письмо, стоя лицомъ къ западу; а потомъ обязанъ дѣлать ему двукратный поклонъ; но повѣренный, какъ младшій, принявъ письмо не допускаетъ его до поклоновъ.
   Когда повѣренный войдетъ въ домъ невѣстинъ, то отецъ ея принимаетъ его въ залѣ, стоя на восточной сторонѣ, а посланный подаетъ ему письмо, стоя на западной сторонѣ; сопровождающіе раскладываютъ принесенные дары въ залѣ. Отецъ невѣсты обращаясь къ сѣверу, дѣлаетъ двукратное поклоненіе и принимаетъ письмо. Гость уклоняется отъ принятія поклона. Отецъ невѣсты объявляетъ сіе письмо въ домашнемъ храмѣ своимъ предкамъ {Чиновники отъ 1-го до 14-го класса имѣютъ въ домѣ храмы, въ которыхъ покланяются своимъ предкамъ. Чиновники отъ 15-го класса и ниже, солдаты и разночинцы не могутъ имѣть храмовъ: почему табели съ именами предковъ ставятъ въ моленной комнатѣ, или посреди зала у сѣверной стѣны -- противъ самаго входа со-внѣ.}. Послѣ этаго онъ пишетъ письмо въ отвѣтъ, и при семъ письмѣ прилагаетъ записочку о происхожденіи, также о годѣ, мѣсяцѣ и двѣ (и часѣ) рожденія своей дочери. Вторично пригласивъ повѣреннаго въ залъ, отецъ невѣсты, ставъ на восточной сторонѣ, отдаетъ ему письмо и дѣлаетъ двукратное поклоненіе. Посланный, принявъ письмо, удерживаетъ его отъ поклоненія и потомъ отдаетъ письмо сопровождающему. Послѣ сего, отецъ невѣсты угощаетъ повѣреннаго виномъ. Столъ съ закусками становится посреди зала. Повѣренный, какъ гость, садится на восточной, а отецъ невѣсты на западной сторонѣ. Послѣ троекратнаго питья гость встаетъ и откланивается. Отецъ невѣсты отвѣтствуетъ поклономъ и провожаетъ его за дверь по церемоніалу {Для обращенія между собою есть особливый церемоніалъ, объемлющій всѣ случаи свиданія между равными, высшими и низшими, начальствующими и подчиненными.}. По возвращеніи повѣреннаго, отецъ жениховъ принимаетъ отъ него письмо на церемоніалу принятія писемъ и угощаетъ его какъ своего домашняго человѣка. Письмо со стороны жениховой называется сговорнымъ, а со стороны невѣстиной -- отвѣтнымъ.
   Въ слѣдъ за симъ, изъ дома женихова отправляютъ въ домъ невѣстинъ свадебные дары при письмѣ. Количество сихъ даровъ опредѣлено законами. Гунъ (князь пятой степени изъ Китайцевъ) посылаетъ золотую головную повязку, четыре золотыя головныя булавки, одни золотыя серги, четыре платья атласныя и три атласныя одѣяла съ постелями. Хэу и Бо (князья 6 и 7 степени) посылаютъ три золотыя головныя булавки, прочее какъ и Гунъ. Чиновники 1-го и 2-го класса посылаютъ три атласныя платья, прочее какъ Хэу и Бо. Чиновники 3-го и 4-го классовъ посылаютъ два платья и два одѣяла съ постелями атласныя, прочее какъ чиновники 1-го и 2-го классовъ. Чиновники 5-го и 6-го классовъ посылаютъ двѣ золотыя головныя булавки, прочее какъ чиновники 3-го и 4-го классовъ. Чиновники 7-го и 8-го классовъ не имѣютъ золотыхъ булавокъ, а посылаютъ одно платье и одно одѣяло съ постелью атласныя; ожерелье и серги по достатку. Чиновники отъ 9-го класса и ниже -- такимъ же образомъ. Въ день отправленія свадебныхъ даровъ, въ домъ жениховомъ приготовляется пиръ, на которой Гунъ употребляетъ 9 скотинъ {Подъ скотиною разумѣется свинья, потому что Китайцы телятъ и барановъ не употребляютъ.}, Хэу и Бо восемь, чиновники 1-го и 2-го класса шесть, 3-го и 4-го класса четыре, 5-го и 6-го три; отъ 7-го и ниже только гуся и вино. Свадебными дарами совершенно утверждается сговоръ; но разстояніе отъ сговора до свадьбы не ограничено временемъ, и зависитъ болѣе отъ взаимнаго согласія обѣихъ сторонъ. Обыкновенно дѣлается это слѣдующимъ образомъ: изъ дома женихова посылаютъ нарочнаго въ домъ невѣстинъ просить о назначеніи времени брака. Отецъ невѣсты изъ учтивости отказывается отъ этой чести. Послѣ сего посланный подаетъ ему письмо съ назначеніемъ времени. Отецъ невѣсты съ поклономъ принимаетъ письмо и написавъ отвѣтъ, отдаетъ гостю, а гость возвращается съ отвѣтомъ къ своему господину. Все сіе производится по церемоніалу отсылки даровъ. Чиновники отъ 15-го класса и ниже посылаютъ свахъ просить о назначеніи времени.
   За день до бракосочетанія отправляютъ изъ дома невѣстина въ домъ зятя приданое, состоящее въ одеждѣ, головныхъ уборахъ и мебели; а въ день бракосочетанія приготовляютъ въ жениховомъ домѣ пиръ. Поставляютъ столы на восточной и западной половинѣ зала -- одни противъ другихъ. У оконъ, на длинномъ столѣ ставятъ кувшинчикъ (ненюфоръ, лотосъ), четыре нефритовыя чарки и двѣ сочетальныя чары, сдѣланныя изъ двухъ половинокъ разрѣзанной и высушенной тыквы. Предъ заломъ на восточной сторонѣ поставляютъ кубокъ. Въ сумерки женихъ становится предъ заломъ внизу, а отецъ въ приличномъ одѣяніи выходитъ изъ зала совершить возліяніе за него и становится по восточную сторону зала лицомъ къ западу. Женихъ всходитъ на крыльцо западною стороною и дѣлаетъ два поклона, послѣ чего служитель подаетъ ему жертвенный кубокъ; Женихъ съ колѣнопреклоненіемъ принимаетъ кубокъ и, опорожнивъ, возвращаетъ служителю, а отецъ указываетъ принять. По совершеніи сей церемоніи женихъ сходитъ внизъ, садится на верховую лошадь и отправляется за невѣстою. Поѣзжане ѣдутъ впереди имѣя предъ собою два фонаря. За ними несутъ пару дикихъ гусей, а за гусями носилки для невѣсты, и на коихъ оболочка увязана цвѣтными шелковыми тканями, съ кистями по угламъ. У чиновниковъ отъ 10-го класса и выше по два висячія пера на каждомъ углу носилокъ, у чиновниковъ отъ 11-го до 14-го класса по одному перу, а отъ 15-го и ниже только по двѣ распущенныя тафтицы.
   Въ этотъ день, въ невѣстиномъ домѣ объявляютъ въ храмъ предкамъ, а у чиновниковъ отъ 15-го класса и ниже въ моленной предкамъ. По окончаніи сего совершаютъ возліяніе за дочь во внутреннихъ комнатахъ. Отецъ ея становится на восточной, мать на западной сторонъ. Невѣста, уже наряженная, выходитъ съ мамкою, становится предъ отцомъ и матерью, лицомъ къ сѣверу, и дѣлаетъ предъ ними двукратное поклоненіе. Прислужникъ наливаетъ вино и мать дѣлаетъ возліяніе за дочь по церемоніалу, какъ отецъ совершаетъ возліяніе за сына. Отецъ даетъ наставленія дочери, а мать, поправляя на ней наряды, повторяетъ его наставленія.
   Въ это время пріѣзжаетъ женихъ. Тесть, встрѣтивъ его за воротами, проситъ войти въ комнаты, и женихъ, держа въ рукахъ дикихъ гусей, слѣдуетъ за нимъ. Тесть всходитъ по восточной сторонѣ крыльца, обращая лице къ западу, а зять по западной сторонѣ держа лице къ сѣверу; потомъ, остановившись, подноситъ тестю гусей и дѣлаетъ двукратное поклоненіе. Тесть не кланяется, Мамка выводитъ невѣсту подъ покрываломъ. Женихъ, сдѣлавъ ей учтивый поклонъ, сходитъ внизъ; невѣста слѣдуетъ за нимъ, а отецъ остается въ залѣ. Мамка сажаетъ невѣсту въ носилки. Предъ носилками несутъ два фонаря; а зять на верховой лошади ѣдетъ впереди. Невѣста, по вступленіи въ домъ жениховъ, выходитъ изъ носилокъ и женихъ ведетъ ее по западной сторонѣ крыльца. Какъ скоро невѣста войдетъ въ комнаты (въ опочивальню жениха), то ея служанка ставитъ для жениха столъ на восточной, а служанка женихова ставитъ столъ для невѣсты на западной сторонѣ. Какъ скоро женихъ съ невѣстою взаимно раскланяются, то мамка снимаетъ покрывало съ невѣсты. Женихъ учтиво проситъ невѣсту сѣсть за столъ. Подаютъ кушанье. По окончаніи стола, невѣстина горничная беретъ чашу, наполняетъ виномъ и подчиваетъ жениха. Служанка женихова дома беретъ другую чашу, наполняетъ виномъ и подчиваетъ невѣсту. Симъ образомъ троекратно они пьютъ сочетальную чашу.
   Въ этотъ день, въ домѣ жениховомъ бываетъ пиръ; который долженъ состоять у Гунъ изъ 20, у Хэу изъ 18, у Бо изъ 17, у чиновниковъ 1-го и 2-го класса изъ 15, у чиновниковъ 3 и 4-го класса изъ 13, у чиновниковъ 5 и 6-го класса изъ 8, у чиновниковъ 7 и 8 го класса изъ 6, у чиновниковъ 9 и 10-го класса изъ пяти столовъ. Чиновники отъ 11-го класса и ниже употребляютъ только трехъ скотинъ.
   По окончаніи пира горничная, приготовивъ постелю, уноситъ свѣчи, а женихъ съ невѣстою остается въ спальнѣ.
   Въ южныхъ странахъ Китая, женихъ отправляется за невѣстою въ носилкахъ, и съ собою беретъ цвѣтныя носилки, головной уборъ, кафтанъ и поясъ для невѣсты. Когда онъ пріѣдетъ за невѣстою, то просятъ его въ залъ и сажаютъ на первое мѣсто, а церемоніальная сваха, пріѣхавшая съ нимъ, садится съ боку. Спустя нѣсколько, подаютъ чай, что оканчивается троекратнымъ поднесеніемъ. Между тѣмъ, невѣста умывается душистыми водами, убираетъ голову, и надѣваетъ кафтанъ съ поясомъ. Послѣ сего просятъ жениха войти въ комнату къ невѣстѣ. Они дѣлаютъ другъ другу привѣтствіе и женихъ накрываетъ невѣсту платкомъ; потомъ всѣ выходятъ изъ комнаты. Женихъ садится въ большія носилки, невѣста въ цвѣтныя. По прибытіи въ домъ жениховъ, женихъ и невѣста вмѣстѣ входятъ въ спальню и садятся на стулья, что называется "сидѣть за занавѣсомъ". Въ сіе время они пьютъ сочетальную чару вина и троекратно откушиваютъ чай, ѣдятъ ягоды и пр.; на сѣверѣ вмѣсто плодовъ подаютъ перьмени, называемыя потомственными перьменями. Послѣ сего набираютъ въ спальнѣ столъ, за которымъ новобрачные садятся другъ противъ друга. Это называется первымъ столомъ, по окончаніи котораго зажигаютъ свѣчи и ставятъ банку съ цвѣтами горныхъ піоновъ. Новобрачные поклоняются къ постели, потомъ другъ къ другу и симъ оканчиваютъ обрядъ сочетальной чаши. Послѣ того набираютъ столы для угощенія родственниковъ, а послѣ стола всѣ расходятся. Ввечеру женихъ съ невѣстою приходятъ къ своему отцу и матери, пожелать имъ покойнаго сна, и возвращаются въ спальню.
   На другой день молодая угощаетъ свекра съ свекровью, на третій представляется въ храмъ предкамъ, а у низшихъ чиновниковъ въ моленной предкамъ. Здѣсь учреждается пиръ. Столъ для женихова отца становится на восточной сторонѣ у крыльца, а назади его столъ для сына. Столъ для невѣстина отца становится у крыльца на западной сторонъ, а позади его столъ для дочери. Каждый, садясь за столъ, дѣлаетъ двукратное поклоненіе. Послѣ сего хозяинъ (жениховъ отецъ) входитъ въ храмъ, зажигаетъ благовонія (длинныя курительныя свѣчи), возливаетъ вино и читаетъ молитву; но окончаніи сего, повергается ницъ на землю и отходитъ на восточную сторону. Потомъ молодая становится у крыльца посредине, лицомъ къ храму, и, сдѣлавъ двукратное поклоненіе, возвращается ка прежнее мѣсто. Свекоръ также возвращается на прежнее мѣсто. Послѣ сего тесть и прочіе дѣлаютъ двукратное поклоненіе и расходятся.
   На другой послѣ сего день, зять ѣдетъ съ подарками къ тестю и тещѣ. Тесть встрѣчаетъ его за дверями и, поклонившись, проситъ въ комнаты. Зять на входѣ въ залъ представляетъ дары и, обратясь къ сѣверу, дѣлаетъ двукратное поклоненіе. Тесть, обратясь къ западу, отвѣтствуетъ ему поклономъ и проситъ увидѣть тещу. Теща становится въ дверяхъ, а зять, ставъ за дверью, дѣлаетъ предъ нею двукратное поклоненіе, на что теща отвѣчаетъ ему поклономъ. Зять выходитъ и тесть проситъ его виномъ.
   Ученые, еще не имѣющіе чиновъ, поступаютъ по церемоніалу, предписанному для чиновниковъ 15-го класса и ниже Чиновникъ, вступая въ бракъ до полученія перваго чина, одѣяніе заимствуетъ отъ чина своего отца; напримѣръ, сынъ чиновника отъ 6-го класса и выше можетъ употребить одѣяніе чиновника 13-го класса; сынъ чиновника 10-го класса и ниже можетъ употребить. одѣяніе чиновника 15-го класса. Солдаты и разночинцы отсылаютъ дары съ свахами. Если дорога далека, то въ домъ невѣсты приготовляютъ обѣдъ. Свадебные дары ихъ должны состоять изъ одного платья и одного одѣяла съ постелью. Пиръ приготовляется изъ одной скотины.
   Въ день бракосочетанія отецъ молится о сынѣ въ восточномъ флигелѣ. Невѣсту несутъ въ носилкахъ съ оболочкою безъ украшеній. На свадебный пиръ употребляютъ двухъ скотинъ.
   Переносъ сговорныхъ и свадебныхъ даровъ и приданаго, также и поѣздъ за невѣстою, производятся съ торжественною церемоніею, съ музыкою и Фонарями. Людей для сихъ процессій съ приличнымъ одѣяніемъ, носилками и прочею посудою для поклажи даровъ и приданаго, берутъ изъ магазиновъ за договорную, смотря по пышности вещей, цѣну; почему и на сіи случаи сдѣланы законныя постановленія. Чиновники вообще при свадебныхъ церемоніяхъ могутъ употреблять музыкантовъ не болѣе 12-ти, фонарей также не болѣе 12-ти, а распорядителей (церемоніймейстеровъ) изъ домашнихъ людей. Ученые, неимѣющіе чиновъ, студенты, солдаты и разночинцы не имѣютъ права употреблять распорядителей. Музыкантовъ они могутъ брать не болѣе 8-ми, въ даръ относить шелковыхъ тканей не болѣе четырехъ кусковъ, ставцевъ съ плодами не болѣе четырехъ же. Чиновникамъ и разночинцамъ запрещается посылать въ даръ золото и серебро. Женамъ и дочерямъ разночинцевъ не дозволяется употреблять головныхъ покрывалъ, присвоенныхъ чиновникамъ, ни одѣянія съ нашивками, ни большихъ носилокъ.
  

XVIII. ОБРЯДЫ ПРИ РОДИНАХЪ.

  
   Въ Китаѣ, гдѣ всѣ почти движенія человѣка подведены подъ законныя формы, нѣтъ закономъ постановленныхъ обрядовъ для родинъ. При семъ обстоятельствѣ руководствуются одними обычаями.
   Предъ разрѣшеніемъ отъ бремени обыкновенно приглашаютъ повивальную бабку, которая, при рожденіи младенца, исправляетъ все нужное около родильницы. Матери бѣдныхъ семействъ наиболѣе кормятъ дитя собственною грудью, а богатыя берутъ кормилицъ.
   На третій день по рожденіи младенца, собираются въ домъ родильницы родственники, и этотъ случай называется тридневнымъ омовеніемъ. По прошествіи мѣсяца, вторично собираются, что называется исполненіемъ мѣсяца. Въ этотъ день родильница въ первый разъ выходитъ изъ спальни. Сто дней отъ рожденія называется столѣтіемъ, по прошествіи котораго родственники опять собираются, и это почитаютъ настоящимъ поздравленіемъ. При каждомъ посѣщеніи учтивость требуетъ приносить небольшіе дѣтскіе подарки, которые отъ тестя и тещи бываютъ всегда значительнѣе прочихъ. Если родится сынъ, то приносятъ они мужское платье, шляпу, сапоги и проч. Если родится дочь, то приносятъ женское платье, головные уборы и проч., также шелковыя ткани, бумажный холстъ, съѣстное. Обряды одинаковы бываютъ при рожденіи сына и дочери. Круглый годъ называется днемъ перворожденія. Въ это время берутъ писчую кисть, чернильную плитку, тушь, бумагу, цвѣты, румяна, притиранья, разныя игрушки и показываютъ младенцу, чтобы онъ самъ взялъ что-нибудь, и по сему судятъ о будущихъ его склонностяхъ. Это называется вынимать годъ. Сынъ или дочь родится, родственники и друзья поздравляютъ одинаковымъ образомъ. Но рожденіе сына предпочитается рожденію дочери, потому что сынъ необходимъ для продолженія рода, а дочь считается членомъ совершенно постороннимъ для того семейства, въ которомъ она родилась.
   Примѣч. Родившіе трехъ близнецовъ мужескаго пола получаютъ награду отъ правительства; но если въ числѣ трехъ близнецовъ будетъ одна дѣвочка, то нѣтъ награды. Умерщвленіе младенцевъ въ Китаѣ, будто бы дозволенное законами, есть совершенная ложь, выдуманная миссіонерами и безъ всякаго основанія повторяемая близоумными путешественниками.
  

XIX. ПОХОРОННЫЕ ОБРЯДЫ.

  
   Похоронные обряды, и обычаями введенные, и гражданскими постановленіями утвержденные, имѣютъ равную силу. Разность состоитъ въ томъ, что въ первыхъ можно кое-что маловажное отмѣнить, а въ послѣднихъ выполнитъ въ маломъ размѣрѣ.
   Предъ кончиною покойника сожигаютъ деньги, лошадь и мостъ, сдѣланные изъ бумаги. Какъ скоро пресѣчется дыханіе, то полагаютъ его вверхъ лицомъ, которое накрываютъ бѣлою бумагою, называемою лицепокровною; предъ головою ставятъ курильницу и ночникъ, называемые путевыми.
   Одѣваютъ покойника въ тотъ же или на другой день; въ отношеніи же къ богатству одеждъ и украшенію гроба, каждый сообразуется съ собственнымъ достаткомъ. Платье вообще должно быть безподкладное; а которое на подкладкѣ, то считается за два. Когда наступитъ время одѣванія, призванный портной снимаетъ съ покойника все платье, въ которомъ онъ умеръ, и натуго обвертываетъ его шелкомъ или хлопчатою бумагою, что называется малымъ одѣваніемъ. Если умретъ женщина, то при маломъ одѣваніи употребляютъ женщинъ, а портнаго уже при большомъ одѣваніи. Окончивъ малое одѣваніе, обвертываютъ покойника въ большое одѣяло и обвязываютъ холщевою тесьмою, что называется большимъ одѣваніемъ.
   По окончаніи большаго одѣванія, кладутъ покойника въ гробъ, лицомъ кверху, и накрываютъ одѣяломъ. Боковые въ гробѣ промежутки наполняютъ мягкою писчею или хлопчатою бумагою, а сверху накрываютъ красною шелковою матеріею, которая называется гробовымъ покрываломъ. Гробовую крышку прибиваютъ деревянными гвоздями, а пазы замазываютъ лаковою замазкою, что называется замазывать пазы. Подъ гробомъ ставятъ опрокинутую лоханку, а подъ нею кантарную гирю, которая называется гнетомъ, въ томъ смыслѣ, что она придавляетъ искушенія.
   Послѣ сего гробъ ставятъ среди зала головою къ дверямъ; впереди гроба столикъ, на которомъ 49 сутокъ горитъ ночникъ или лампа. На семъ же столикѣ ставятъ чашечки съ чаемъ и виномъ, палочки (употребляемыя въ Китаѣ вмѣсто вилокъ), длинныя курительныя свѣчи (изъ древесной коры), и проч., а предъ сими вещами впереди поставляютъ дощечку, на которой съ лѣвой стороны написано, въ какомъ году и мѣсяцѣ, въ какой день и часъ родился; съ правой написано, въ которомъ году и мѣсяцѣ, въ какой день и часъ умеръ; равнымъ образомъ прописываютъ, гдѣ именно умеръ, на какой горѣ и въ какую обратясь сторону. Въ залѣ развѣшиваютъ бѣлаго холста занавѣсъ, изъ-за котораго видѣнъ только верхній конецъ гроба.
   По закрытіи гроба приглашаютъ даоса, который, держа въ рукѣ душепризывный значокъ (флюгоръ) читаетъ надъ покойникомъ молитву, что называется призываніемъ души. Обыкновенно думаютъ,, что если по смерти человѣка не призвать души его, то умершій еще подобенъ спящему; почему непремѣнно надобно призвать душу, чтобъ увѣриться, что онъ дѣйствительно умеръ. Даосъ, по окончаніи молитвы, ставитъ душепризывный значекъ предъ покойникомъ. На одной сторонѣ значка проведены семь чертъ наговоренныхъ (волшебныхъ), а на другой написано имя умершаго, годъ, мѣсяцъ, день и часъ его рожденія и смерти. Такъ вообще умершихъ одѣваютъ въ южныхъ странахъ Китая.
   Въ сѣверныхъ странахъ надѣваютъ на умирающаго нижнее платье, постилаютъ на кровать постель; потомъ, поднявъ больнаго, надѣваютъ на него верхнее платье, все тѣло накрываютъ бѣлою тафтою, дабы ни пыль, ни насѣкомыя не могли прикоснуться къ нему. Случается, что иные послѣ одѣванія выздоравливаютъ, а другіе до сего еще умираютъ: но вообще при кончинѣ отраднѣе сердцу, если умираютъ уже совершенно-одѣтые. Платье обыкновенно надѣваютъ стеганое на ватѣ, а послѣ одѣванія вторично уже не тревожатъ покойнаго. При одѣваніи насыпаютъ въ гробъ золы, и ставятъ въ немъ скамейку съ семью отверстіями. Гробъ снаружи оклеиваютъ шелковою тканію, потомъ кладутъ въ него покойника и накрываютъ его покрываломъ; а пустое мѣсто по бокамъ наполняютъ известкою и золою. Это дѣлается для того, чтобы известка и зола вбирали въ себя влажность въ гробъ; и когда гробовое дерево истлѣетъ въ землѣ, то коренья и насѣкомыя не могли-бы проникнуть къ тѣлу, потому-что помянутыя вещества не содержатъ въ себѣ растительной силы. Итакъ сѣверные обряды при наполненіи и закрытіи гроба нѣсколько отличны отъ южныхъ.
   Что касается до обрядовъ при смерти родителей, то сынъ въ приготовленіи одеждъ и гроба всегда поступаетъ соотвѣтственно своему достатку, дабы въ сихъ обрядахъ совершенно выполнитъ долгъ сыновній. Коль скоро отецъ или мать скончаются, то сынъ и жена его надѣваютъ на себя глубокій трауръ. Семью семь, т. е. сорокъ-девять дней онъ не долженъ брить волосъ, не знать супружескаго ложа; но денно и ночно неотлучно быть при гробѣ, что называется стереженіемъ праха. Его дней не долженъ онъ выходить изъ дома. Если родственники и друзья приходятъ къ нему для утѣшенія; то, не разбирая, равные ли они ему или младшіе, при каждомъ долженъ проливать слезы, повергшись ницъ на соломенномъ матрасѣ по лѣвую сторону гроба, а женщины и дѣвицы должны рыдать за траурною занавѣсою, что называется оплакивать кончину. По уходѣ утѣшающихъ, плачь женскій прекращается, а сынъ остается сидѣть на соломенномъ матрасѣ, подогнувъ ноги подъ себя.
   По прошествіи ста дней сынъ снимаетъ съ себя глубокій трауръ; а до окончанія 27-ми мѣсяцевъ употребляетъ одѣяніе бѣлаго цвѣта, шляпу безъ кисти. Если нужно выйти изъ дома, то употребляетъ на шляпъ черную кисть, кафтанъ бѣлаго, а курму чернаго холста пеньковые. Зимою носятъ теплую шляпу изъ чернаго холста безъ кисти, курму и кафтанъ чернаго же холста; иные носятъ курму бѣлой мерлушки на выворотъ. Въ продолженіи траура, и надписи и двустишія (замѣняющія у Китайцевъ картины) въ комнатѣ должны быть только на черной или на синей бумагѣ, и уже по окончаніи траура сіи цвѣта перемѣняются. Родственники и друзья, приходящіе для утѣшенія, обязаны приносить вырѣзанныя изъ бумаги деньги, курительныя свѣчи и другія вещи, потребныя при возліяніи.
   Въ каждомъ домѣ, гдѣ есть покойникъ, предъ воротами на улицъ и внутри двора предъ главнымъ корпусомъ, разбиваютъ траурный балаганъ, сдѣланный изъ связанныхъ жердинъ, и обитый соломенными рогожами. Предъ воротами налепляютъ описаніе всѣхъ дѣяній покойника, что называютъ лэй-вынь (краткій панигирикъ). Это дѣлаютъ родственники и друзья въ похвалу умершему.
   Въ третій или пятый день по смерти покойника, отворяютъ въ домѣ ворота, дабы родственники и друзья приходили для оплакиванія его. Каждому изъ такихъ посѣтителей при входѣ въ домъ даютъ траурный колпакъ изъ шелковой ткани. Изъ родственниковъ и друзей и равные и младшіе кланяются покойному, ставъ на колѣни; старшіе же дѣлаютъ только четыре поклона. При семъ сыновья, какъ выше сказано было, повергшись на землю по лѣвую сторону гроба, должны вмѣстѣ кланяться, а внуки то же самое дѣлаютъ по правую сторону гроба.
   Выносъ покойниковъ производится съ церемоніею, для которой одръ съ покровомъ, музыкантовъ, носильщиковъ, людей для похороннаго кортежа съ приличнымъ одѣяніемъ и вещами берутъ изъ тѣхъ магазиновъ, изъ которыхъ берутъ людей и вещи для свадебныхъ церемоній. Церемоніальный кортежъ обыкновенно предшествуетъ гробу. Впереди идутъ музыканты; за ними по два въ рядъ въ извѣстномъ пара отъ пары разстояніи -- несутъ различные щиты съ надписями, знамена, флюгера и любимыя покойникомъ вещи. Если покойникъ былъ чиновникъ изъ военнаго состоянія, то предъ кортежемъ несутъ еще похоронный флагъ на вѣхѣ и ведутъ осѣдланныхъ лошадей за повода; мущины, провожающіе покойника, идутъ за его гробомъ пѣшкомъ, а женщины ѣдутъ въ колясочкахъ, покрытыхъ оболочкою бѣлаго холста. Иногда, при сей процессіи бываютъ ламы, хошапы и даосы, монахи трехъ сектъ или религій. Они идутъ тремя отдѣленіями, въ извѣстномъ другъ отъ друга разстояніи, и каждое отдѣленіе, въ своемъ богослужебномъ одѣяніи, поетъ свои священныя пѣсни. Это дѣлаютъ не по уставу религій, а для пышности выноса. Впрочемъ, церемоніальнымъ образомъ хоронятъ только возрастныхъ. Дѣти, недостигшія семи лѣтъ, какъ еще не усовершившія нравственныхъ способностей души, не имѣютъ церемоніальныхъ похоронъ.
   Покойниковъ погребаютъ въ теченіе седьми седьмицъ или ста дней. Но если въ продолженіе сего времени не найдутъ удобнаго мѣста для похоронъ; то строятъ на избранномъ мѣстѣ хижину, и въ ней ставятъ гробъ. Это называется на время поставлять. Можно на время ставить и на возвышенныхъ и на ровныхъ мѣстахъ: но пріобрѣтеніе оставшемуся семейству счастія и навлеченіе бѣдствій, подобно какъ въ отношеніи къ погребальному мѣсту, не менѣе и здѣсь зависитъ отъ мѣстоположенія и воды. Еще и восемь буквъ покойника соображаютъ съ видомъ горы, дабы не было противоположности между ними. Въ противномъ случаѣ не ставятъ гроба въ предположенномъ мѣстѣ.
   Иногда сыновья, не желая скоро растаться съ прахомъ родителей, по исполненіи седьми седьмицъ еще ставятъ гробъ внѣ зала, и ограждаютъ стѣнками. Ежедневно здѣсь утромъ и вечеромъ предлагаютъ имъ пищу и чай; а если случится третной праздникъ, то возливаютъ вино и производятъ плачь. Когда же исполнится трехгодичный трауръ, то избираютъ мѣсто для погребенія. Если послѣ погребенія случится какое либо несчастіе въ домѣ, то нѣкоторые переносятъ гробъ на другое мѣсто, и снова похороняютъ.
   Кто умеръ на чужой сторонѣ, родственники въ то же время препровождаютъ гробъ на родину для погребенія; а если не въ состояніи сдѣлать сего, то умершаго на время хоронятъ на мѣстѣ кончины, а надъ могилою ставятъ камень съ подписаніемъ прозванія, имени и мѣсторожденія покойнаго -- въ ожиданіи, чтобы родственники пріѣхали и увезли гробъ на родину. Но если родственники не въ состояніи сдѣлать сего по отдаленности пути, то просушиваютъ на воздухѣ вынутыя изъ гроба изсохшія кости, завертываютъ каждую въ бумагу, и, положивъ въ ящикъ, увозятъ домой. По прибытіи въ домъ, раскладываютъ кости въ новомъ гробѣ на подобіе остава и погребаютъ. Иные же сожигаютъ кости въ пепелъ, кладутъ въ холщевомъ мѣшечкѣ въ ларчикъ и въ платяномъ сундукѣ увозятъ домой. Безродный навсегда остается погребеннымъ въ чужой землѣ. Приведите на память Евреевъ въ Египтѣ,
   Мелочные обряды при похоронахъ хотя невездъ одинаковы, но въ главныхъ статьяхъ довольно между собою сходны. Что касается до существенныхъ главныхъ обрядовъ, они общи для всѣхъ; но въ своихъ видахъ, качествѣ и количествѣ вещей силою гражданскихъ постановленій постепенно измѣняются соотвѣтственно достоинству лицъ. Сіи измѣненія суть:
  

1) Въ одѣваніи покойниковъ.

  
   На чиновниковъ отъ 1 до 6-го класса надѣваютъ три одежды съ подбоемъ и двѣ безъ подбоя; на чиновниковъ отъ 1 до 10-го класса двѣ одежды съ подбоемъ и одну безъ подбоя; на чиновниковъ отъ 12 класса и ниже одну съ подбоемъ и одну безъ подбоя. Всѣ одежды должны быть шелковыя.
  

2) Въ покрывалѣ на гробѣ при выносѣ.

  
   Покрывало на гробъ должно быть у чиновниковъ отъ 1 до 6-го класса пурпуроваго цвѣта; 7 и 8-го кл. темнаго цвѣта; 9 и 10-го кл. чернаго цвѣта; 11 и 12-го кл. краснаго цвѣта; 13 и 14-го кл. дымчатаго цвѣта; тесьмы изъ бѣлой шелковой ткани. Церемоніальное одѣяніе (на покойникѣ) должно быть соотвѣтственно достоинству.
  

3) Въ лакированіи гроба.

  
   Гробъ покрывается лакомъ до погребенія: у чиновниковъ отъ 1 до 6-го кл. ежемѣсячно по три раза, отъ 1 до 10-го кл. по два раза, отъ 11 до 14-го кл. однажды въ мѣсяцъ.
  

4) Въ мѣрѣ похороннаго флага у чиновниковъ изъ военнаго состоянія.

  
   Флагъ долженъ быть лимоннаго цвѣта, длиною у чиновниковъ отъ 1 до 6-го класса -- въ 9 футовъ; отъ 1 до 10-го кл. -- въ 8 футовъ, отъ 11 до 16-го кл. -- въ 7 футовъ, 17 и 18-го кл. также у имѣющихъ классные шарики -- въ 5 футовъ.
  

5) Въ цвѣтѣ одра.

  
   Одръ у чиновниковъ отъ 1 до 10-го класса, долженъ быть покрытъ киноварью, отъ 11 до 18-го класса -- красною охрою; у солдатъ и разночинцевъ съ обоихъ концовъ долженъ быть покрытъ черною, а по срединѣ красною охрою.
  

6) Въ кладбищахъ.

  
   Кладбище (могила) должно быть обнесено стѣною, окружностію -- у князей изъ китайцевъ въ 80 шаговъ {Шагъ есть линейная мѣра, содержащая пять футовъ, китайскій футъ = 1 1/24 англ. фута.}, съ четырьмя семействами для охраненія; у чиновниковъ отъ 1 до 4го класса -- въ 70 шаговъ, съ двумя семействами для охраненія; у чиновниковъ отъ 5 до 10-го кл. въ 60 шаговъ съ однимъ семействомъ для охраненія; у прочихъ чиновниковъ въ 24, у разночинцевъ въ 16 шаговъ; для смотрѣнія не болѣе двухъ человѣкъ.
  

7) Въ могилахъ.

  
   Могила должна имѣть у чиновниковъ 1 и 2-го класса въ окружности 90, въ вышину 16 футовъ; у чиновниковъ 3 и 4-го класса въ 80, въ вышину 14 футовъ; у чиновниковъ 5 и 6-го класса -- 70, въ вышину 12 футовъ; у чиновниковъ 7 и 8 класса 60, въ вышину 8 футовъ; у чиновниковъ 11 и 12-го класса 40, у чиновниковъ 13 и 14-го класса 20, въ вышину по 6 футовъ.
  

8) Въ мраморныхъ звѣряхъ.

  
   Мраморныхъ звѣрей должно быть у чиновниковъ отъ 1 до 6-го класса по 6; у чиновниковъ отъ 10-го класса и ниже по четыре. Сіи звѣри изъ бѣлаго мрамора и поставляются по обѣимъ сторонамъ дороги предъ могилою.
  

9) Въ каменныхъ памятникахъ.

  
   Чиновникамъ дозволяется ставить при могилѣ каменный съ надписью памятникъ. Этотъ памятникъ у чиновниковъ 1 и 2-го класса съ изсъченными на верху драконами, 3 и 4го класса -- съ изсѣченнымъ на верху баснословнымъ звѣремъ цилинь; 5 и 6-го класса съ просто изсѣченнымъ верхомъ; отъ 1 до 10-го класса съ округленнымъ верхомъ. Сіи памятники отвѣсно утверждаются на черепахѣ съ головою комолаго дракона; чиновникамъ 11-го класса и ниже предоставлено ставить камень съ округленною вершиною, отвѣсно утвержденный на каменной плитѣ. Разночинцамъ дозволяется занимать подъ могилу 9 футовъ и ставить простые камни съ надгробною надписью. Чиновники, исключая наемнаго одра съ покровомъ, прочее, какъ-то: осѣдланныхъ лошадей и ящики съ одеждою должны употреблять по положенію; а если достатокъ не дозволяетъ, то могутъ сократить; употребленіе искуственныхъ домиковъ запрещается. Равнымъ образомъ при жертвоприношеніи въ началѣ весны (въ цинъ минъ) не дозволяется втыкать цвѣты на могилѣ.
  

XX. ТРAУРЪ.

  
   Траурное одѣяніе вообще бѣлаго цвѣта и раздѣляется на пять разрядовъ 1) Чжань-цуй, необрубленное одѣяніе. 2) Ци-цуй, обрубленное одѣяніе. 3) Да-гунъ, большой трудъ. 4) Сяо-гунъ, малый трудъ. 5) Сы-ма, посконина.
   Всѣ сіи разряды траурнаго одѣянія имѣютъ степени въ качествѣ матеріи и въ продолженіи времени относительно къ степенямъ родства, учрежденнымъ гражданскими постановленіями.
   Необрубленное траурное одѣяніе шьется изъ самаго грубаго посконнаго холста съ полами и подоломъ необрубленными. При семъ одѣяніи колпакъ употребляется посконный, башмаки травяные, посохъ бамбуковый. Сей трауръ называютъ трехгодичнымъ, разумѣя подъ тремя годами 27 дѣйствительныхъ мѣсяцевъ, но съ исключеніемъ високоснаго мѣсяца. Носятъ его:
   1) Сынъ по родителяхъ и жена его.
   2) Сынъ по мачихѣ, по воспитательницѣ и по матери воздоившей; также и жена его.
   3) Побочный сынъ по законной матери {Сыновья отъ наложницы обязаны считать матерью законную жену отца.} и по матери родившей его; также и жена его.
   4) Усыновленный пріемышъ по своихъ воспитателяхъ; также и жена его.
   5) Невыданная дочь по своихъ родителяхъ, также и выданная, но возвратившаяся въ отцовскій домъ.
   6) Законный внукъ (по кончинѣ своего отца) ставшій преемникомъ рода.
   7) Пріемышъ, ставшій преемникомъ рода.
   8) Жена по мужѣ.
   9) Наложница по хозяйкѣ.
   Обрубленное одѣяніе шьется изъ грубоватаго посконнаго холста съ подоломъ и полами полуобрубленными. При немъ употребляется колпакъ посконный, башмаки травяные. Сей трауръ продолжается круглый годъ и раздѣляется на носимый съ кленовымъ посохомъ и безъ посоха. Обрубленное одѣяніе съ посохомъ носятъ:
   1) Законный сынъ по побочной матери, также и жена его.
   2) Сынъ по матери, вышедшей замужъ и по матери разведенной.
   Мужъ по женъ.
   Обрубленное одѣяніе безъ посоха носятъ:
   1) Дѣдъ по законномъ внукѣ.
   2) Родители по законномъ сынѣ, по женѣ старшаго законнаго сына, по дочери невыданной за мужа, по сынѣ, отданномъ въ пріемыши.
   3) Мачиха по старшемъ и другихъ сыновьяхъ.
   4) Сынъ по мачихѣ, вышедшей замужъ.
   5) Приведенный сынъ по дядѣ съ отцовой стороны и теткѣ невыданной, по родномъ братъ и сестрѣ невыданной, по племянникахъ отъ родныхъ братьевъ и по племянницахъ, невыданныхъ въ замужство.
   6) Внукъ и внука по дѣдъ и бабкѣ; побочный внукъ по родномъ дѣдѣ и бабкѣ; также внукъ отъ матери воздоившей и воспитавшей.
   7) Выданная дочь по отцѣ и матери.
   8) Пріемышъ по отцѣ и матери, родившихъ его.
   Да-гунъ шьется изъ грубаго холста; при немъ такой же колпакъ, а башмаки оторочены сырцовой тканью. Сей трауръ продолжается 9 мѣсяцевъ. Носятъ его:
   1) Дѣдъ по внукѣ и внучкѣ еще невыданной.
   2) Бабка по законномъ и другихъ внукахъ, также по внукъ еще невыданной.
   3) Родная бабка по побочномъ внукѣ; также бабка по внукѣ воздоенномъ и воспитанномъ.
   4) Родители по сыновниной женѣ, по дочери, выданной въ замужство; мать воздоившая и воспитавшая по женѣ воспитанника своего.
   5) Дядя и тетка по женѣ племянника и по племянницѣ, выданной въ замужство.
   6) Пріемышъ по родномъ братѣ, теткѣ и сестръ еще невыданной.
   7) Жена пріемыша по родномъ мужниномъ отцѣ и матери, по своемъ двоюродномъ братѣ и сестрѣ еще невыданной, по теткѣ и сестрѣ выданныхъ, по племянникѣ отъ брата, отданномъ въ пріемыши.
   8) Выданная дѣвушка по дядѣ и теткѣ съ отцовой стороны, по родномъ братѣ и племянникѣ отъ него, по родной теткѣ, сестрѣ и невыданной племянницѣ отъ брата.
   9) Жена по дядѣ и бабкѣ мужниныхъ, по мужниномъ дядѣ и теткѣ по отцѣ.
   Сяо-гунъ шьется изъ грубоватаго холста; при немъ такой же колпакъ и башмаки, отороченные сырцовою матеріею. Сей трауръ продолжается пять мѣсяцевъ. Носятъ его:
   1) Законный и прочіе внуки по побочной бабкѣ.
   2) По двоюродномъ дядѣ и теткѣ по отцѣ.
   3) По двоюродной сестрѣ, вышедшей въ замужство.
   4) По троюродномъ братѣ и троюродной сестрѣ еще невыданной.
   5) По двоюродномъ племянникъ и племянницѣ невыданной.
   6) По двоюродной теткѣ по отцѣ, еще невыданной.
   7) По родной невѣсткѣ.
   8) Дѣдъ по женѣ законнаго внука, по внукѣ своего брата и внучкѣ его еще невыданной.
   9) По дѣдѣ и бабкѣ съ матерней стороны.
   10) По дядѣ и теткѣ съ матерней стороны.
   11) По племянникѣ отъ сестры и племянницѣ еще невыданной.
   12) Отданный въ пріемыши по родномъ своемъ дѣдѣ и бабкѣ съ матерней стороны, по теткѣ съ отцовой стороны и по своей сестрѣ, выданной въ замужство.
   13) Жена по теткѣ своего мужа и сестрѣ его, и выданной и невыданной, по деверѣ и женѣ его, по племянникѣ отъ двоюроднаго брата своего мужа, по племянницѣ еще невыданной.
   14) Дѣвица, не вышедшая въ замужство, по сестрѣ изъ своего рода, вышедшей въ замужство, по двоюродномъ братѣ и по двоюродной сестрѣ еще невыданной.
   15) Наложница, имѣющая сыновей, по дѣдѣ и бабки своего хозяина.
   Сы-ма шьется изъ ровнаго выдѣланнаго холста съ такимъ же поясомъ и темными башмаками безъ узоровъ. Сей трауръ продолжается 3 мѣсяца. Носятъ его:
   1) Дѣдъ по женѣ внука.
   2) Прадѣдъ и прабабка по правнуку и правнукѣ.
   3) Прапрадѣдъ и прабабка по праправнуку и праправнукѣ.
   4) Бабка по женѣ законнаго и прочихъ внуковъ.
   5) По кормилицѣ.
   6) Вообще по дальнихъ родственникахъ и родственницахъ -- въ восходящей и низходящей линіи.
   Въ 21 мѣсячномъ траурѣ, обыкновенно называемомъ трехгодичнымъ, сто дней не брѣютъ головы. Во все продолженіе сего траура не пьютъ вина, не ѣдятъ мяса, не выходятъ изъ дома, не знаютъ супружескаго ложа, не бываютъ на пиршествахъ.
   И гражданскій и военный чиновникъ изъ Китайцевъ, по кончинѣ отца или матери, обязаны немедленно сложить должность съ себя и удалиться на родину, что называется: находиться въ траурѣ по родителяхъ, и уже по истеченіи 21 мѣсяцевъ, за исключеніемъ высокоснаго, снова опредѣляются къ такимъ же должностямъ, при какихъ прежде служили. Это называется возстановленіемъ. Подобный долгъ простирается, какъ видѣли выше, на пріемыша, внука и правнука, когда они остаются преемниками рода въ качествѣ сына или внука родныхъ.
   Гражданскіе и военные чиновники изъ Маньчжурокъ или Монголовъ, служащіе въ столицѣ, по кончинѣ отца или матери, также обязаны сложить должность съ себя. По прошествіи ста дней траура принимаютъ на себя временную должность: но быть въ собраніяхъ при Дворѣ и при жертвоприношеніяхъ не дозволяется имъ. Служащіе же въ губерніяхъ, по наложеніи траура на себя, обязаны возвратиться въ столицу къ своимъ Знаменамъ (корпусамъ), гдѣ, по прошествіи ста дней траура, могутъ исправлять временныя должности въ тѣхъ присутственныхъ мѣстахъ, въ которыхъ служили до отправленія своего въ губерніи, съ запрещеніемъ быть въ собраніяхъ при Дворѣ и при жертвоприношеніяхъ.
   Въ годовомъ траурѣ два мѣсяца не брѣютъ головы, во все продолженіе траура не совершаютъ браковъ.
   Въ девятимѣсячномъ и пятимѣсячномъ траурахъ, одинъ мѣсяцъ не брѣютъ головы.
   Въ трехмѣсячномъ траурѣ 10 дней не брѣютъ головы.
   Вообще, въ продолженіе всѣхъ трауровъ, носящему трауръ не дозволяется участвовать въ пиршествахъ и слушать музыку.
  

XXI. НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ.

  
   Въ Китаѣ два рода праздниковъ: народные и религіозные. Народные праздники суть общіе по всему государству и совершаются въ одно время, только не вездѣ съ одинаковыми обрядами. Религіозные праздники суть дни, которые монастырь какой-либо однажды въ году празднуетъ по религіознымъ причинамъ. Послѣдніе праздники суть мѣстные; потому-что исправляются только въ окрестностяхъ монастыря.
   Народные праздники въ Китаѣ по большой части суть только случаи, коими пользуясь достаточный человѣкъ, можетъ на время отложить свои дѣла и провести нѣсколько часовъ съ пріятнымъ отдыхомъ въ семейственномъ кругу. Да и самое число праздниковъ весьма ограничено, что увидимъ ниже при описанія ихъ.
   I. Новый годъ. -- Новый годъ есть главный и почти единственный, общій въ цѣломъ Китаѣ "праздникъ", если взять это слово въ европейскомъ о немъ понятіи, т. е. въ праздно-заботливомъ препровожденіи времени, которое, по приговору обычаевъ, опредѣлено для исполненія взаимныхъ обязанностей въ отношеніи къ вѣжливости.
   Годъ начинается съ нарожденія мѣсяца, который соотвѣтствуетъ февральскому новолунію. Въ самую полночь на первое число Государь съ князьями и вельможами одного маньчжускаго племени совершаетъ шаманское поклоненіе предъ духами во дворцѣ Кхунь-нинъ-гунъ (Государыни); потомъ отправляется въ шаманское капище, по китайски называемое Тханъ-цзы, гдѣ при поклоненіи Небу въ кругломъ храмѣ совершаетъ три коленопреклоненія съ девятью земными поклонами. По возвращеніи принимаетъ поздравленіе отъ князей и чиновъ въ тронной Тхай-хо-дянь, и отъ Государыни съ побочными царицами во дворцѣ Цянь-цинъ-гунъ.
   Въ народѣ сей праздникъ начинается также съ полуночи перваго дня. Во всѣхъ домахъ, включая лавки, магазины и гостинницы, разставляютъ на столѣ зазженныя красныя свѣчи, куренья и жертвенныя вещи; и какъ скоро минетъ 12ть часовъ ночи, то всѣ домашніе совершаютъ поклоненіе, ставъ на колѣни лицомъ къ раствореннымъ дверямъ. Это называется приносить жертву Духамъ неба и земли. Потомъ, обратясь внутрь къ столу съ жертвенными вещами, опять ставъ ка колѣни поклоняются домашнимъ духамъ и предкамъ своего рода. Сей обрядъ поклоненія одинаковъ и въ сѣверныхъ и въ южныхъ странахъ Китая. По окончаніи поклоненія, начинаютъ дѣти совершать поклоненіе предъ родителями, младшіе предъ старшими, стоя на колѣняхъ; равные съ равными кланяются въ поясъ. На югѣ, послѣ поклоненія въ честь небу, землѣ, домашнимъ духамъ и предкамъ, ставятъ на столъ различные плоды и яства. Въ сѣверномъ Китаѣ, напротивъ, подаютъ вино и вареные перьмени, которыми встрѣчаютъ новый годъ. Ими же подчиваютъ каждаго приходящаго для поздравленія съ новымъ годомъ.
   По исполненіи домашнихъ обрядовъ, вообще, спѣшатъ посѣщать родственниковъ и друзей, и эти посѣщенія стараются кончить въ продолженіе первыхъ пяти дней, по прошествіи которыхъ честь посѣщенія не уважается. Дальніе родственники и пріятели при посѣщеніи не входятъ въ домъ хозяина, выѣзжающаго для подобныхъ же посѣщеніи; но кладутъ визитные билеты въ бумажный мешечекъ, совнѣ прилѣпленный къ воротному столбу. Ввечеру хозяинъ пересматриваетъ сіи билеты, ц тѣмъ же платитъ своимъ посѣтителямъ.
   Въ продолженіе первыхъ пяти дней, купцы не производятъ торговъ, мастеровые не занимаются работами, и сіи пять дней составляютъ единственный въ году отдыхъ для всѣхъ сословій. За десять дней до новаго года закрываютъ въ судебныхъ мѣстахъ судейскую печать, которая употребляется для скрѣпленія бумагъ вмѣсто подписи, и открываютъ ее уже около 20-хъ чиселъ перваго мѣсяца. Это есть прекращеніе дѣлопроизводства и считается вакаціею для присутственныхъ мѣстъ. Для важныхъ дѣлъ, могущихъ случиться сверхъ чаянія, оставляютъ бланки, къ которымъ печать приложена.
   Въ Европѣ первую минуту новаго года встрѣчаютъ выстрѣлами шампанскаго, а въ Китаѣ громомъ нанизанныхъ на нитку ракетокъ, которыя послѣдовательнымъ своимъ разрывомъ производятъ сильный трескъ, но не взлетаютъ вверхъ. На разсвѣтѣ этотъ громъ умолкаетъ. Днемъ въ городѣ чрезвычайная тишина, исключая мѣстъ, служащихъ общими гульбищами; но и здѣсь увидите болѣе прогуливающихся въ дѣтьми, и тьму разныхъ дѣтскихъ игрушекъ, какъ будто бы новый годъ былъ дѣтскій праздникъ. Въ продолженіе праздника встрѣтить пьянаго на улицѣ есть необыкновенная рѣдкость. Дѣлать большія собранія въ домахъ по случаю праздника также не въ обыкновеніи. Коренную сему причину надобно полагать въ тѣснотѣ жилищъ. Но вмѣсто этого ввечеру всѣ гостинницы чрезвычайно наполнены людьми разныхъ сословій, исключая чиновниковъ, которымъ народныя зрѣлища исключительно запрещены. Имъ предоставлены однѣ семейственныя удовольствія въ кругу небольшаго числа родственниковъ и друзей. Равно и богатые люди по большой части ограничиваются забавами въ кругу домашнихъ.
   II. Шань-юань, иначе 15-е число перваго мѣсяца. При династіи Хань, около временъ Р. X., въ 15-е число перваго мѣсяца Дворъ приносилъ жертву божеству Тхай-и въ загородномъ дворцѣ Гань-цюань {Въ то время столица была въ Чанъ-ань, что нынѣ Си-ань-фу, глав. городъ въ губерніи Шань-си. Гань-цюань лежалъ въ 70 ли. отъ столицы на сѣверозападъ.}. Церемонія жертвоприношенія начиналась въ сумерки и оканчивалась съ разсвѣтомъ. Съ сего случая въ послѣдствіи ввели въ обычай ночь на 15-е число проводить въ смотрѣ на фонари. Нынѣ уже вошло въ обыкновеніе смотрѣть фонари съ 13-го до 15-го числа. Въ Пекинѣ въ сіе время богатые купцы, ежедневно по захожденіи солнца, наружную сторону лавокъ и гостинницъ украшаютъ множествомъ разноцвѣтныхъ, по большой части роговыхъ фонарей, въ нѣсколько рядовъ одинъ надъ другимъ повѣшенныхъ, а внутри развѣшиваютъ флеровые фонари съ изображеніемъ различныхъ видовъ. Въ средственныхъ лавкахъ дѣлаютъ то же самое, сообразуясь впрочемъ съ достаткомъ своимъ. Но это по большой части происходитъ на большихъ улицахъ, гдѣ въ то же время бываютъ разные потѣшные огни. Эти зрѣлища привлекаютъ такое множество гуляющихъ., что и на улицахъ и въ гостинницахъ бываетъ чрезвычайная тѣснота далѣе полуночи; только гуляющихъ женщинъ здѣсь вовсе не видно, кромѣ малаго числа проѣзжающихъ въ экипажахъ. Во время сего праздника и торгъ и работы ежедневно продолжаются, какъ и въ обыкновенные дни.
   III. Лунь-тхай-тхэу. -- Второе число втораго мѣсяца празнуется подъ названіемъ: хуа чжао; а обыкновенно сей праздникъ называется лунь-тхай-тхэу, что значитъ: драконъ поднимаетъ голову. Ученые въ этотъ денъ дѣлаютъ между собою дружескія собранія, на которыхъ забавляются импровизаціею стиховъ. Дѣтямъ, достигшимъ восьмилѣтняго возраста, по большой части съ сего дня позволяютъ роститъ и заплетать въ косу волосы, которые до того времени обыкновенно завязываются въ одинъ или два пучка по бокамъ маковки. Впрочемъ это есть частное обыкновеніе, праздникъ домашній, а не народный.
   IV. Шанъ-сы. -- Задолго до временъ Р. X. въ удѣльномъ княжествѣ Чженъ было обыкновеніе, для отвращенія несчастій срывать на водѣ цвѣты, называемые лань хуа {Magnolia japonica.}. Во времена династіи Хань, при Государѣ Чжанъ ли, жена селянина Сюй-шао родила прежде двухъ дочерей, а потомъ еще одну, которыя всѣ въ продолженіе двухъ дней померли. Жители того селенія почли это дивомъ, и въ день шанъ-сы начали, для отвращенія несчастій, молиться рѣкамъ, текущимъ на востокъ и купаться въ нихъ. Впрочемъ это принадлежитъ къ мѣстнымъ болѣе обыкновеніямъ, а не къ общимъ народнымъ праздникамъ.
   V. Дуань-ву.-- Цэюэ-пьхинъ, славный стихотворецъ удѣла Чу, въ пятое число пятаго мѣсяца, бросился въ рѣку И-ло цзянъ съ камнемъ на шеѣ и потонулъ. Это случилось въ 299 году до Р. X. Жители сего удѣла, сожалѣя о немъ, стали приносить ему жертву, бросая въ рѣку бамбуковую трубочку съ кашею изъ риса, заткнутую листьями и обвитую разноцвѣтными шелками, дабы рыбы не могли похитить каши. Въ послѣдствіи мало-по-малу ввели сіе обыкновеніе и въ прочихъ странахъ, такъ, что нынѣ день этотъ сдѣлался общимъ народнымъ праздникомъ подъ названіемъ Дуань-ву. Въ сей день въ каждомъ домѣ (въ южномъ Китаѣ) вѣшаютъ на дверяхъ наговоры съ палочникомъ и полынью. Родственники и друзья при взаимномъ поздравленіи посылаютъ другъ другу вино, плоды и разное съѣстное; но первое между подарками мѣсто занимаютъ небольшіе треугольники изъ густосвареннаго риса въ палочниковомъ листѣ, называемые цзунь-цзы. Люди всѣхъ сословій празднуютъ этотъ день, но работъ и торговли не прекращаютъ. Къ сему празднику торгующіе вообще стараются очищать долговые счеты за прошедшую треть. Вѣроятно, что послѣднее обстоятельство въ совокупности съ событіемъ составляетъ важность настоящаго праздника.
   VI. Ци-си.-- Ци-си въ переводѣ значитъ седьмой вечеръ; иначе сей праздникъ называется цяо-чжи, что значитъ искуство. Въ это время сближаются двѣ звѣзды: ню-ланъ и чжи-нюй; почему въ этотъ вечеръ женщины и дѣвицы продеваютъ въ семь иголъ нити, и ставятъ въ жертву помянутымъ двумъ звѣздамъ разные плоды и овощи, что называется просить объ искусствѣ". Еще въ этотъ же вечеръ придворныя дѣвицы кладутъ въ маленькій ставецъ паука и, раскрывши на другой день, смотрятъ на паутину. Если она часта, то заключаютъ о приращеніи искусства ихъ въ шитьѣ; а если рѣдка, то напротивъ. Въ простомъ народѣ женскій полъ также подражаетъ сему обычаю. Впрочемъ, и это не есть народный праздникъ, а только обыкновеніе введенное для забавы дѣвицъ.
   VII. Юйланъ-хой. -- Неизвѣстно, съ котораго времени введено въ обыкновеніе въ 15й денъ седьмаго мѣсяца выметать кладьбище и приносить жертву предкамъ. Хошаны {Хошанъ есть китайское названіе монаховъ древней буддійской религіи. Нынѣ тибетскіе и монгольскіе ламы, хотя туже религію исповѣдуютъ, но въ обрядахъ богослуженія и правилахъ жизни слѣдуютъ другимъ уставамъ.} къ этому обычаю присовокупили священную процессію, называемую юй-ланъ-хой, что значитъ "процессія цвѣтка магноліи." Дѣлаютъ на площади изъ жердей террассу, обитую снаружи соломенными рогожами; на этой террассѣ цѣлый день совершаютъ богослуженіе, по окончаніи котораго къ вечеру спускаютъ воздушные фонари и сожигаютъ большія изъ бумаги сдѣланныя лодки, для переправы, какъ говорятъ, душамъ умершихъ. И это не есть народный праздникъ, а священный обрядъ фоистовъ, для котораго торгъ и работы въ сей день не прекращаются; притомъ же этотъ обрядъ существуетъ только въ Сѣверномъ Китаѣ, гдѣ фоизмъ господствуетъ.
   VIII. Чжунъ-цю.-- Чжунъ-цю въ переводѣ значитъ: средній осенній мѣсяцъ, соотвѣтствующій сентябрскому новолунію. Восьмой мѣсяцъ въ день полнолунія бываетъ самый круглый и ясный -- по причинъ чистоты въ атмосферѣ, почему въ простомъ народѣ издревле вошло въ обычай въ вечеру 15-го числа ставить въ жертву лунѣ плоды и овощи. Въ этотъ день друзья и родственники взаимно поздравляютъ другъ друга съ праздникомъ и посылаютъ въ подарокъ вино съ плодами, между которыми первое мѣсто занимаютъ сдобные, начиненые сахарнымъ пескомъ круглые хлѣбцы, называемые юе бинъ, что значитъ "лунные хлѣбцы". И старые и молодые всѣхъ сословій проводятъ сей вечеръ подъ открытымъ небомъ въ саду или на дворѣ за полными столами съ виномъ и плодами, и уже довольно поздно расходятся; а дѣти съ самаго вечера до разсвѣта гуляютъ и играютъ. Этотъ праздникъ въ народѣ болѣе извѣстенъ подъ названіемъ: пятнадцатое число восьмой луны, и наравнѣ съ пятымъ числомъ пятаго мѣсяца есть праздникъ народный, въ который-торгъ хотя во весь день не прекращается, но мастеровые и работники работаютъ только до полудня. И къ сему празднику стараются очищать долговые счеты за прошедшіе четыре мѣсяца, т. е. за майскую треть; а долги за сентябрскую треть очищаютъ къ новому году; посему новый годъ, пятое число пятаго мѣся ца и 15-е число восьмаго мѣсяца носятъ общее названіе трехъ праздниковъ, по-китайски санъ-цзѣ; а собственно послѣднія два слова значатъ: "три колѣнца." Это въ прямомъ смыслѣ суть три общенародные праздника, въ которые въ каждомъ домѣ совершаютъ поклоненіе домашнимъ божествамъ; потому-что въ Китаѣ нѣтъ общественнаго богослуженія, ни особливыхъ храмовъ для поклоненія. Не смѣю объяснять произхожденія послѣднихъ двухъ праздниковъ по моимъ мнѣніямъ: но, по видимому, въ пятомъ мѣсяцъ празднуютъ окончаніе весеннихъ работъ, а въ восьмомъ уборку плодовъ и хлѣба.
   IX. Чунъ-янъ. -- Во время династіи Хань (около временъ Р. X.) нѣкто Хэ-чанъ сказалъ пріятелю своему Цуань-цзинъ: "Въ девятое число девятаго мѣсяца случится несчастіе въ твоемъ домѣ. Вели домашнимъ сшить мѣшокъ, наполнить его съѣстнымъ, взойди на возвышенное мѣсто и тамъ откушай вина съ кризантіею..... Симъ-образомъ можетъ избѣгнуть несчастія." Съ сего случая ввели въ обыкновеніе, чтобы въ девятый день девятаго мѣсяца съ пищею и питіемъ ходить на возвышенныя мѣста и тамъ веселитъся съ друзьями. Самъ государь часто слѣдуетъ этому обычаю. Чунъянъ собственно называется чунъ-цзю, а въ простомъ народъ болѣе извѣстенъ подъ названіемъ дынь-гао, что значитъ, всходить на высоту." Нынѣ сіе обыкновеніе хотя сдѣлалось общимъ, но только между богатыми, которые имѣютъ способы провесть этотъ день на возвышенномъ мѣстѣ въ саду или въ полѣ; но въ народъ торгъ и работы продолжаются, какъ и въ обыкновенные дни.
   X. Ла-бпа. -- Неизвѣстно, съ котораго времени и по какому случаю вошло въ обыкновеніе въ 8 день 12-го мѣсяца варить густую кашицу изъ смѣси разныхъ крупъ, Фасолей и сухихъ плодовъ съ медомъ. Эта кашица отъ -- слова -- въ -- слово называется ла бпа-чжу. Хошаны въ этотъ день совершаютъ священные ходы, варятъ помянутую кашицу и разносятъ ее по домамъ вкладчиковъ, отъ помощи которыхъ имѣютъ пропитаніе. Это также не есть народный праздникъ, а частное обыкновеніе, вѣроятно отъ фоистовъ заимствованное.
   XI. Цзы цзао. -- Цзи цзао значитъ жертвоприношеніе (божеству) Цзао. Жертву сію приносятъ ввечеру въ 23е число 12-го мѣсяца. Простой народъ вѣритъ, что Цзао отходитъ въ сей день отъ земли къ Небу (Богу), чтобы донесть ему о добрыхъ и злыхъ дѣяніяхъ человѣческихъ цѣлаго года. Еще почитаютъ Цзао божествомъ печекъ подъ названіемъ Цзао-шень: почему въ сей день во всѣхъ гостинницахъ, лавкахъ и домахъ не готовятъ кушанья, а починиваютъ печки. И это есть только обыкновеніе, для котораго ни торгъ, ни работы не прекращаются. Въ древности почитали Цзао-шень божествомъ многочадства, и въ жертву ему приносили дикихъ козъ.
   XII. Чу-си.-- Чу-си значитъ послѣдній вечеръ, а собственно есть предпослѣдняя ночь, въ которую съ сумерекъ до разсвѣта не спятъ, а веселятся и пьютъ, что называется стереженіемъ года. Предъ симъ вечеромъ въ каждомъ домѣ на воротахъ налѣпляютъ разныя картинки, а на дверныхъ и воротныхъ вереяхъ разныя надписи на красной бумагѣ и разныя фигуры вырѣзанныя изъ красной же бумаги, такъ что улицы дѣлаются пестрыми. Сверхъ сего пускаютъ (сожигаютъ) ракеты. Около полуночи отворяютъ ворота и снова пускаютъ ракеты. Это есть предпразднество новаго года. Къ послѣднему дню предъ новымъ годомъ стараются очистить какъ долги за прошлую треть, такъ и недоимки за прежнія двѣ трети: почему у нѣкоторыхъ вмѣсто веселія, послѣдніе дни предъ новымъ годомъ до самой полуночи на первое число проходятъ въ величайшихъ хлопотахъ и ссорахъ.
  

XXII. ПРАВИЛА УЧТИВОСТИ.

  
   Китайскія церемоніи, называемыя у насъ формами учтивости, по своей странности вошли въ Европѣ даже въ пословицы и поговорки; но, правду сказать, мы твердимъ только однѣ слова, а сущность дѣла мало знаемъ. Это произошло отъ того, что Европейскіе путешественники писали о разныхъ Китайскихъ обрядахъ, большею частію въ смѣшномъ видѣ и въ своихъ издѣвочныхъ описаніяхъ иное еще преувеличивали. Но если будемъ смотрѣть на физіогномію Китайцевъ и на ихъ движенія со вниманіемъ и безъ предубѣжденія; то ничего страннаго неувидимъ. Невѣрность взгляда много зависитъ отъ того, что мы наиболѣе судимъ о иностранномъ по сравненію съ своимъ, которое обыкновенно по привычкѣ кажется намъ естественнѣе, и ближе къ человѣку, нежели къ обезьянѣ.
   Въ Европейскихъ государствахъ извѣстные учтивые пріемы, употребляемые при свиданіяхъ, вводятся обыкновеніями, и со временемъ измѣняются, или совершенно замѣняются новыми. Однѣ только свиданія между военными чинами по должности имѣютъ предписанный образъ дѣйствій. Въ Китаѣ напротивъ формы свиданія вообще для всѣхъ сословій предписаны Правительствомъ, и включены въ число законныхъ постановленій, неизмѣняемыхъ въ продолженіе цѣлой династіи. Таковы формы относительно встрѣчъ, пріема и провожанія. Онѣ единообразны по существу, но измѣняются въ оттѣнкахъ по отношенію къ достоинству и чину гостя и хозяина, по отношенію къ сословіямъ, по отношенію къ обстоятельствамъ свиданія; и если что кажется нѣсколько сбивчивымъ, то это есть старшинство лѣвой стороны предъ правою. Китайцы почитаютъ лѣвую сторону старшею въ отношеніи къ востоку, который составляетъ главную страну свѣта, и начало четырехъ годовыхъ временъ -- весну. Для сего храмы, дворцы и главныя зданія въ домахъ лицевою стороною обращены на югъ; входъ во внутренность главнаго зданія дѣлается въ центрѣ лицевой стороны, а гостинный диванъ ставится въ пріемномъ залѣ у сѣверной стѣны прямо противъ входа. При свиданіи нѣсколькихъ лицъ одни, по самому расположенію зданія, должны быть на восточной, другіе на западной сторонѣ. Первенствующее лице, напр. истуканы въ храмахъ, Государь въ тронной и проч. всегда занимаютъ средину, имѣя лице обращенное на полдень. Симъ образомъ лѣвая сторона всегда означаетъ восточную, а востокъ -- лѣвую сторону; правая сторона на оборотъ. Это объясненіе довольно понятно.
   Церемоніальныя постановленія, касательно взаимнаго свиданія, имѣютъ четыре главныя подраздѣленія, которыя состоятъ:
   а) Въ обрядахъ свиданіи между Пекинскими и заграничными Князьями.
   Церемоніалы свиданія между Князьями имѣютъ измѣненіе соотвѣтственно отношенію одного лица къ другому по степени достоинства. Пекинскій Князь при свиданіи съ монгольскимъ Княземъ, равнымъ ему по степени, удерживаетъ старшинство предъ нимъ. Когда Монгольскій Князь 1 степени посѣщаетъ Пекинскаго 1-й же степени, то послѣдній встрѣчаетъ его у крыльца (предъ гостиннымъ заломъ) и занявъ лѣвую сторону входитъ съ нимъ въ залъ среднею дверью. Хозяинъ становится лицемъ къ западу {Т. е. хозяинъ занимаетъ старшую сторону.}, а гость лицемъ къ востоку, дѣлаютъ другъ другу два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами, и потомъ садятся. Чиновники сопровождающіе гостя, выстроившись у крыльца предъ заломъ, дѣлаютъ два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами, и, вошедъ въ залъ западною дверью, садятся позади гостя. Подаютъ чай. Гость, принявъ чашку, кланяется; хозяинъ отвѣтствуетъ только учтивымъ подчиваніемъ. Послѣ чаю сопровождающіе чиновники идутъ къ двернымъ колоннамъ, и сдѣлавъ поклонъ выходятъ изъ зала. Гость, вставъ cъ мѣста, дѣлаетъ колѣнопреклоненіе съ тремя поклонами; хозяинъ тѣмъ же отвѣтствуетъ гостю, и провожаетъ его съ крыльца до земли (т. е. до того же мѣста, на которомъ встрѣтилъ его), а чиновники его штата провожаютъ гостя за большія ворота -- Пекинскій Князь 1-й степени принимая заграничнаго Князя 2-й степени не сходитъ съ крыльца. Гость, по входѣ въ залъ, дѣлаетъ два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами, а хозяинъ отвѣтствуетъ ему половиною. -- Гость при прощаніи кланяется съ колѣнопреклоненіемъ; хозяинъ отвѣтствуетъ однимъ колѣнопреклоненіемъ безъ поклоновъ., Остальное сходствуетъ съ высшимъ. -- При свиданіи съ заграничнымъ Княземъ 3-й степени встрѣчаетъ его въ залѣ, вставъ съ мѣста. Гость входитъ въ залъ западною дверью и дѣлаетъ два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами. Хозяинъ принимаетъ его учтивость стоя, приподнявъ сложенныя руки противъ лица, Князь садится по срединѣ, а гость на западной сторонѣ бокомъ къ нему. Гость, прощаясь, кланяется съ колѣнопреклоненіемъ; хозяинъ какъ и прежде стоя принимаетъ учтивость его, и прощается въ залѣ. Остальное сходствуетъ съ высшимъ. При свиданіи съ заграничнымъ Княземъ 4 и 5-й степ. чиновники его штата вводятъ князей въ залъ, гдѣ они дѣлаютъ два колѣнопреклоненія съ шестью земными поклонами. Хозяинъ сидя принимаетъ ихъ учтивость, приподнявъ сложенныя руки. При прощаніи гость кланяется съ колѣнопреклоненіемъ; а хозяинъ по прежнему сидя принимаетъ его учтивость. Остальное сходствуетъ съ высшимъ. -- Пекинскій Князь 2-й степ. при свиданіи съ заграничнымъ Княземъ 1-й степени встрѣчаетъ его въ большихъ воротахъ; на крыльцо всходятъ хозяинъ восточною, а гость западною стороною. При прощаніи кланяются другъ другу съ однимъ колѣнопреклоненіемъ при поклонѣ. Остальное сходствуетъ съ церемоніаломъ Князя 1-й степ. При свиданіи съ заграничнымъ княземъ 2-й степени поступаетъ по церемоніалу свиданія Князей го ст. Пекинскаго и заграничнаго. Вообще при свиданіи Пекинскихъ Князей съ заграничными первые имѣютъ старшинство предъ послѣдними одною степенью, и эти старшинства составляютъ оттѣнку разности въ пріемахъ. Князья высшихъ пяти степеней въ каждомъ изъ пяти Знаменъ, послѣ новаго года одинъ разъ угощаютъ заграничныхъ Князей столомъ. При семъ пирѣ каждому заграничному Князю 1, 2, 3, 4 и 5-й ст., также каждому царскому зятю особливый столъ, изъ Тайцзи и Табунановъ каждымъ двумъ особливый столъ, а изъ чиновниковъ ихъ каждымъ десяти особливый столъ. На каждые два стола употребляется одинъ барашекъ, на три стола одинъ кувшинъ вина; сверхъ сего три большіе барана. Хозяиномъ пиршества бываетъ одинъ Князь 1 или 2-й степени. Прочіе Князья высшихъ пяти степеней въ семъ Знамени сопиршествуютъ. Столъ хозяина лицемъ къ западу; столъ гостей лицемъ къ востоку, а всѣ нѣсколько къ сѣверу. Сопровождающіе чиновники угощаются подъ кровельнымъ свѣсомъ (на крыльцѣ), или на возвышеніи подъ открытымъ небомъ.
   б) Въ обрядахъ представленія къ старшимъ чиновникамъ въ столицѣ.
   Церемоніалъ свиданія между чиновниками по должности раздѣляется:
   1) На представленіе офицеровъ къ своимъ Князьямъ въ столицѣ.
   Въ столицѣ Начальникъ дивизіи и прочіе офицеры до ротнаго начальника, при поздравленіи Князя III степ. въ своемъ Знамени въ день его рожденія и новый годъ, дѣлаютъ предъ нимъ два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами; при поздравленіи Князя 2-й ст. въ день его рожденія и въ новый годъ чиновники его штата дѣлаютъ два колѣнопреклоненія съ шестью до земли поклонами, а предъ Княземъ 3-й ст. одно колѣнопреклоненіе съ тремя земными поклонами. Все это дѣлается по возгласамъ церемонійместера при играніи музыки.
   2) На представленіе подчиненныхъ чиновниковъ къ своимъ начальникамъ въ столицѣ.
   Въ столицѣ во всѣхъ Присутственныхъ мѣстахъ подчиненный, являясь въ первый разъ къ должности, приходитъ въ парадномъ одѣяніи. Одинъ изъ низшихъ чиновниковъ подводить его къ залу и подаетъ билетъ съ прописаніемъ должности и имени {Маньчжуры и Монголы на билетахъ надписываютъ должность и имя; въ разговорахъ же первый слогъ въ ихъ именахъ составляетъ прозваніе въ Китайской формѣ; Напримѣръ: Фуминъ, Сулынга въ разговорахъ прозываются Фу,-- Су. Китайцы подписываютъ должность и прозваніе съ именемъ.}. По входѣ въ залъ онъ подходитъ къ старшему Члену сидящему за столомъ., и дѣлаетъ предъ нимъ три поклона въ поясъ; старшій членъ, вставъ съ мѣста, тѣмъ же ему отвѣчаетъ. Послѣ сего представлявшійся уходитъ. Если же подчиненный дѣлаетъ посѣщеніе старшему члену, то выходитъ изъ носилокъ или сходитъ съ лошади {Въ столицѣ только высшіе гражданскіе чиновники имѣютъ право употреблять носилки, а въ губерніяхъ всѣ чиновники безъ исключенія. Военные не имѣютъ права сего; почему выѣзжаютъ на верховыхъ лошадяхъ, что и Гражданскимъ чиновникамъ невоспрещено.} за большими воротами, подаетъ билетъ съ своимъ именемъ, и получивъ приглашеніе входитъ во дворъ, Старшій встрѣчаетъ его у крыльца и проситъ войти въ залъ. Младшій по входѣ въ залъ дѣлаетъ три поклона въ поясъ, и потомъ оба занимаютъ мѣста: старшій на лѣвой сторонѣ лицемъ къ западу, а младшій на правой -- линемъ къ сѣверовостоку. Младшій садясь кланяется старшему въ поясъ. При подачѣ чая опять поклонъ въ поясъ. По окончаніи переговора младшій дѣлаетъ три поклона въ поясъ и выходитъ. Старшій на каждый поклонъ тѣмъ же отвѣтствуетъ, и провожаетъ его за вторые вороты. Младшій по выходѣ за большія ворота, нѣсколько поодаль садится въ носилки или на верховую лошадь. Если же младшій докладываетъ о дѣлѣ въ Присутственномъ мѣстѣ, то старшій сидитъ, а младшій стоитъ предъ нимъ, не преклоняя колѣна. Если случится много дѣлъ, то младшій разстилаетъ на полу подушку и садится.
   3) На представленіе офицеровъ къ своимъ начальникамъ въ столицѣ.
   Знаменные, {Знаменными называются служащіе въ осьми Знаменахъ, или корпусахъ, состоящихъ изъ Маньчжуровъ, Монголовъ и Китайцевъ пришедшихъ изъ Маньчжуріи.} начиная съ Полковника и выше, доносятъ о дѣлахъ Дивизіонному начальнику или его помощнику въ канцеляріи стоя на ногахъ, прочіе офицеры, начиная съ ротнаго начальника, доносятъ съ преклоненіемъ одного колѣна. -- Низшіе офицеры доносятъ Полковнику приклоняя одно колѣно, а ротному начальнику стоя на ногахъ. Такимъ же образомъ поступаетъ офицеръ, докладывая о дѣлахъ старшему офицеру другаго Знамени. Предъ Князьями осьми долей, {Князьями осьми долей называются Князья происходящіе отъ Княжескихъ родовъ имѣющихъ нѣкоторыя личныя преимущества предъ обыкновенными Княжескими родами.} если они управляютъ дѣлами въ Канцеляріи, офицеры отъ Полковника и ниже дѣлаютъ колѣнопреклоненіе. Такимъ же образомъ поступаютъ предъ ними гражданскіе чиновники низшихъ судебныхъ мѣстъ. Желтопоясные, служащіе въ Знаменахъ, докладываютъ дивизіоннымъ начальникамъ о дѣлахъ, стоя на ногахъ.
   4) На представленіе низшихъ чиновниковъ къ начальникамъ въ губерніяхъ.
   Въ губерніяхъ вообще подчиненный, представляясь начальнику въ первый разъ, подаетъ билетъ {Изъ уваженія къ лицу -- вмѣсто словеснаго доклада о пріѣздѣ чьемъ либо подается билетъ съ прописаніемъ должности и прозванія съ именемъ.} съ прописаніемъ должности и имени; потомъ является въ Присутственное мѣсто въ парадномъ одѣяніи. Предсѣдатели {Въ каждой губерніи два предсѣдателя: въ Казенной Палатѣ 4-го класса, въ Уголовной Палатѣ 5-го класса. Классы чиновъ изложены по Русскому чинораздѣленію. --} и Прокуроры представляясь къ Генералъ Губернатору (въ 3 кл.) пли Губернатору (въ 4 кл.), выходятъ изъ носилокъ за большими воротами, во внутренній дворъ входятъ восточною дверью вторыхъ воротъ. Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ встрѣчаетъ ихъ на дворѣ у щита и въ залъ идетъ впереди; предсѣдатель или Прокуроръ слѣдуетъ за нимъ; а по входѣ въ залъ дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Хозяинъ садится по срединѣ, а Предсѣдатель или Прокуроръ садится на восточной сторонѣ бокомъ къ нему; а если проѣздомъ посѣщаютъ, то садятся лицемъ другъ къ другу. При подачѣ чая дѣлаютъ поклонъ въ поясъ, а при прощаніи дѣлаютъ три поклона въ поясъ. Хозяинъ отвѣтствуетъ имъ тѣмъ же и провожаетъ за церемоніальныя ворота. Предсѣдатель или Прокуроръ дѣлаетъ три поклона въ поясъ, и выждавъ пока хозяинъ войдетъ въ ворота, еще дѣлаетъ три поклона въ поясъ; потомъ выходитъ за большія ворота и садится въ носилки. На другой день Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ отвѣтствуетъ визитомъ съ малымъ билетомъ. {Подъѣхавъ къ воротамъ отдаетъ визитный билетъ, а лично не видится.} Ежели являются по казенному дѣлу, то бываютъ въ обыкновенномъ одѣяніи, подаютъ большой визитный билетъ, и послѣ трехъ поклоновъ въ поясъ занимаютъ мѣсто. Прочее по высшему церемоніалу. Ежели областный (въ 8 кл.) или окружный (управляющій) Правитель въ 9 кл. являются; то Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ не встрѣчаютъ и не провожаютъ. Прочее по высшему церемоніалу. Когда же они являются къ Предсѣдателямъ и Прокурорамъ, то Предсѣдатель встрѣчаетъ подъ свѣсомъ гостиннаго зала и провожаетъ также; а Прокуроръ встрѣчаетъ за внутренними воротами и провожаетъ также. Порядокъ сидѣнія въ залѣ есть слѣдующій: Областный Правитель и прочіе садятся на восточной сторонѣ лицемъ къ западу, а Предсѣдатель и Прокуроръ на югозападной сторонѣ, лицемъ къ сѣверовостоку. {Т. е. занимаетъ высшее мѣсто.} Прочее по церемоніалу представленія къ Генералъ-Губернатору и Губернатору. Предсѣдатель и Прокуроръ отвѣтствуютъ визитомъ съ малымъ билетомъ. Прочіе гражданскіе чиновники въ губерніяхъ, представляясь къ Генералъ-Губернатору или Губернатору, по входъ въ залъ становятся лицемъ къ сѣверу, дѣлаютъ двукратное поклоненіе до земли, а при выходѣ три поклона въ поясъ. Генералъ-Губернаторъ и Губернаторъ стоя принимаютъ ихъ учтивость. Если Помощникъ областнаго Правителя (въ 9 кл.) представляется къ Предсѣдателю или Прокурору, то послѣдніе не выходятъ встрѣчать? Предсѣдатель провожаетъ ихъ съ крыльца до низу, а Прокуроръ до воротъ за щитомъ. Прочее по церемоніалу Областнаго Правителя. Областный Правитель встрѣчаетъ его заворотами за щитомъ и провожаетъ также. Далѣе церемоніалъ свиданія старшихъ съ младшими сходствуетъ; т. е. старшіе удерживаютъ первенство. Ежели пріѣзжаетъ новый Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ; то Предсѣдатели и Прокуроры посылаютъ служителей встрѣтить ихъ на границѣ. Правители областные, окружные и уѣздные (въ 11 кл.) лично встрѣчаютъ, когда тѣ проѣзжаютъ не далѣе пяти ли отъ ихъ мѣстопребыванія: а если далѣе, то не встрѣчаютъ. Если новый Предсѣдатель или Прокуроръ пріѣзжаютъ, то подчиненные чиновники такимъ же образомъ поступаютъ.
   5) На представленіе военныхъ чиновниковъ къ своимъ начальникамъ въ губерніяхъ.
   Военные чиновники, представляясь къ своему начальнику въ первый разъ, подаютъ билетъ съ прописаніемъ должности и имени и развертываютъ видъ на должность. Если Фу-цзянъ (въ 4 кл.) является къ Тьхи-ду (во 2 кл.), то сходитъ съ лошади за палисадными воротами (на улицѣ) получаетъ увольненіе отъ развертыванія вида, надѣваетъ паратное платье съ саблею при бедрѣ, входитъ восточными воротами, по входѣ въ залъ становится лицемъ къ сѣверу, сказываетъ свою должность и имя; по окончаніи сего дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Тьхи-ду стоя на правой сторонѣ отвѣтствуетъ однимъ поклономъ и садится посреди зала, а Фу-цзянъ на сторонѣ. Послѣ чая прощается по прежнему тремя поклонами въ поясъ. Тьхи-ду провожаетъ его съ крыльца. Если запросто пріѣзжаетъ, то является только съ саблею при бедрѣ, подаетъ большой визитный билетъ, но освобождается отъ развертыванія вида на должность. Если онъ является къ Цзунъ-бинъ (въ 3 кл.) по своей инспекціи, то послѣдній встрѣчаетъ его на дворѣ у щита, а провожаетъ за щитъ. По окончаніи привѣтствія Фу-цзянъ садится на восточной сторонѣ лицемъ къ западу, а Цзунъ-бинъ на югозападной лицемъ къ сѣверовостоку. Прочее по церемоніалу представленія къ Тьхи-ду. Когда Цань-цзянъ (въ 5 кл.) и Ю-цзи (въ 6 кл.) являются къ Тьхи-ду, то въ залѣ дѣлаютъ одно колѣнопреклоненіе съ тремя земными поклонами; послѣ сего еще дѣлаютъ три поклона въ поясъ, и садятся. При прощаніи кланяются въ поясъ по прежнему. Тьхи-ду стоя отвѣтствуетъ поклономъ въ поясъ, но не провожаетъ. Прочее по церемоніалу Фу-цзянъ. Предъ начальникомъ своей инспекціи такимъ же образомъ поступаютъ: но предъ начальникомъ посторонней инспекціи поступаютъ какъ Фу-цзянъ предъ Тьхи-ду. Ду-сы (въ 1 кл.) и Шеу-бэй (въ 8 кл.) представляясь къ Тьхи-ду въ первый разъ развертываготъ видъ; становятся предъ нимъ на колѣна, лицемъ къ сѣверу; объявляютъ свою должность и имя; потомъ дѣлаютъ три земныхъ поклона. Если Тьхи-ду прикажетъ сѣсть, то садятся на полу на подушкѣ -- лицемъ къ западу. Чаю не подаютъ. При прощаніи дѣлаютъ три поклона и выходятъ. Тьхи-ду не встаетъ. Когда являются по казенному дѣлу, то бываютъ въ обыкновенномъ одѣяніи съ саблею при бедрѣ, и не объявляютъ своей должности и имени. Прочее по церемоніалу. Представляясь къ Цзунъ-бинъ, садятся подлѣ на сторонѣ; подаютъ чай. Прочее по церемоніалу представленія прочихъ низшихъ офицеровъ къ Тьхи-ду и другимъ старшимъ офицерамъ. Офицеры маньчжускихъ Гарнизоновъ въ губерніяхъ являются къ старшимъ по церемоніалу для осьми Знаменъ въ Пекинъ.
   6) На представленіе прочихъ чиновниковъ къ своимъ начальникамъ.
   Чиновники и гражданскіе и военные, служащіе при Главноначальствующихъ путей водянаго сообщенія и хлѣбнаго сплава, оба (во 2 кл.) представляются къ старшимъ по церемоніалу подчиненныхъ чиновниковъ въ отношеніи къ ихъ начальникамъ. Пристава соляной развозки и соляные Прокуроры (оба въ 1 кл.) представляются къ Главному соляному приставу также, какъ Областные Правители къ Генералъ-Губернатору. Учители представляются къ Попечителю училищъ какъ къ Генералъ-Губернатору и Губернатору. Попечитель училищъ стоя принимаетъ ихъ учтивость.
   7) На свиданіе гражданскихъ чиновниковъ взаимно не подчиненныхъ.
   Тьхи-ду, посѣщая Генералъ-Губернатора, въѣзжаетъ во дворъ среднимъ проходомъ, и сходитъ съ лошади. Генералъ-Губернаторъ садится по срединѣ, а Тьхи-ду на сторонѣ. Когда Цзунъ-бинъ представляется къ Генералъ-Губернатору, то послѣдній встрѣчаетъ его на крыльцѣ {T. e. у самаго входа въ залъ.}, и провожаетъ также. Прочее по церемоніалу представленія Предсѣдателей и Прокуроровъ. Генералъ-Губернаторъ, отвѣтствуя ему визитомъ, выходитъ изъ носилокъ подъ кровельнымъ свѣсомъ. Цзунъ-бинъ встрѣчаетъ его за церемоніальными воротами, и провожаетъ также. Когда Генералъ-Губернаторъ осматриваетъ губернскія войска, то Цзунъ-бинъ поступаетъ по церемоніалу, какъ Предсѣдатели и Прокуроры въ первый разъ являются къ Генералъ-Губернатору. Предъ его прибытіемъ Цзунъ-бинъ выѣзжаетъ для встрѣчи за городъ, и на дорогѣ разбиваетъ ставку для подчиванія чаемъ. По прибытіи на учебное поле Цзунъ-бинъ ожидаетъ, какъ Генералъ-Губернаторъ сядетъ; потомъ, обратясь лицемъ къ сѣверу, дѣлаетъ ему донесеніе, а послѣ сего три поклона въ поясъ. Генералъ-Губернаторъ вставъ съ мѣста отвѣчаетъ ему поклономъ. Цзунъ-бинъ садится на сторонѣ {У каждаго свой столъ.}. По окончаніи дѣла Генералъ-Губернаторъ садится въ носилки. Цзунъ-бинъ провожаетъ его до того мѣста, гдѣ встрѣтилъ, и опять въ ставкѣ подчиваетъ чаемъ. Фу-цзянъ, представляясь къ Генералъ-Губернатору, сходитъ съ лошади за большими воротами, и входитъ въ залъ восточною дверью. Генералъ-Губернаторъ увольняетъ его отъ развертыванія вида на должность. При первомъ свиданіи Фу-цзянъ бываетъ въ парадномъ одѣяніи съ саблею при бедрѣ; при обыкновенномъ же представленіи только съ саблею, и всегда дѣлаетъ три поклона обратясь къ сѣверу; при прощаніи дѣлаетъ три поклона въ поясъ и выходитъ. При первомъ представленіи къ Губернатору онъ также увольняется отъ развертыванія вида; обрядъ донесенія исполняетъ въ залѣ, и послѣ сего дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Губернаторъ провожаетъ его до воротъ у щита. Когда Цань-цзянъ, или Ю-цзи представляются къ Губернатору, то послѣдній встрѣчаетъ ихъ подъ кровельнымъ свѣсомъ и провожаетъ до сего же мѣста. Прочее сходствуетъ съ высшимъ. Низшіе офицеры представляются къ Генералъ-Губернатору и Губернатору по церемоніалу подчиненныхъ чиновниковъ.
   8) На представленіе инородческихъ чиновниковъ къ китайскимъ начальникамъ.
   Туркистанскіе Беки, Торготы и Тангуты изъ Цзинь-чуань, являясь къ мѣстнымъ китайскимъ Коммендантамъ въ Присутственное мѣсто въ 1 и 15-е числа каждаго мѣсяца, дѣлаютъ одно колѣнопреклоненіе, а при частномъ свиданіи по какимъ либо дѣламъ не дѣлаютъ сего.
   9) На представленіе гражданскихъ чиновниковъ къ военнымъ начальникамъ.
   Предсѣдатель, Прокуроръ и Приставъ соляной развозки представляясь къ Тьхи-ду выходятъ изъ носилокъ у церемоніальныхъ воротъ. Тьхи-ду встрѣчаетъ ихъ подъ кровельнымъ свѣсомъ и провожаетъ до тогожъ мѣста Онъ садится прямо, а тѣ на сторонѣ. Тьхи-ду, отвѣтствуя визитомъ сходитъ съ лошади у церемоніальныхъ воротъ, гдѣ и встрѣчаютъ его; провожаютъ до этого же мѣста. Областный Правитель и помощники его, представляясь къ Тьхи-ду, выходятъ изъ носилокъ или сходятъ съ лошадей за большими воротами и входятъ среднимъ проходомъ. Тьхи-ду встрѣчаетъ ихъ подъ кровельнымъ свѣсомъ, и провожаетъ до этого же мѣста. Въ залѣ садится онъ прямо, а тѣ на сторонѣ. Когда они представляются къ Цзунъ-бинъ, то выходятъ изъ носилокъ или сходятъ съ лошадей за вторыми воротами. Цзунъ-бинъ встрѣчаетъ ихъ на крыльцѣ и провожаетъ до этого же мѣста. Прочее сходствуетъ съ представленіемъ Предсѣдателей и Прокуроровъ къ Тьхи-ду. Окружные и уѣздные Правители, представляясь къ Тьхи-ду и Цзунъ-бинъ, выходятъ изъ носилокъ или сходятъ съ лошадей за большими воротами. Къ Тьхи-ду входятъ восточною дверью; ихъ не встрѣчаютъ и не провожаютъ; а Цзунъ-бинъ встрѣчаетъ ихъ подъ кровельнымъ свѣсомъ, и провожаетъ до этого же мѣста. Тьхи-ду и Цзунъ-бинъ садятся на старшемъ мѣстѣ, а тѣ на сторонѣ.
   10) На представленіе гражданскихъ чиновниковъ къ постороннимъ высшимъ чиновникамъ.
   Предсѣдатели, Прокуроры и другіе чиновники губерніи Чжи-ли представляются къ Главноначальствующимъ путей водянаго сообщенія и хлѣбнаго сплава по церемоніалу представленія къ Генералъ-Губернатору и Губернатору. Къ попечителю училищъ, если онъ 5-го класса и выше, такимъ же образомъ представляются Областные и независимые Окружные Правители, также Помощники Областнаго Правителя входятъ въ ворота среднимъ проходомъ и не докладываютъ о себѣ. Встрѣчаютъ ихъ за щитомъ, и провожаютъ до этого же мѣста. Прочее по церемоніалу представленія Предсѣдателей и Прокуроровъ къ Генералъ-Губернатору и Губернатору. попечитель училищъ отвѣтствуетъ визитомъ съ малымъ билетомъ. Окружные и уѣздные Правители совершаютъ обрядъ представленія въ залѣ. Попечитель училищъ, вставъ съ мѣста, отвѣтствуетъ имъ поклономъ въ поясъ, и провожаетъ ихъ до воротъ у щита. Прочее сходствуетъ съ представленіемъ къ начальнику губерніи. Низшіе гражданскіе чиновники представляются къ нему какъ къ начальнику губерніи. Предсѣдатели, Прокуроры и прочіе чиновники къ Главному соляному Приставу, и къ отправленному Государемъ чиновнику представляются какъ къ Попечителю училищъ, ежели онъ и выше 5 кл.
   в) Въ обрядахъ принятія гостей.
   Церемоніалъ принятія гостей раздѣляется
   1) На свиданіе лицъ равныхъ между собою въ столицѣ:
   При свиданіи столичныхъ чиновниковъ равныхъ по чину какъ скоро гость пріѣдетъ къ воротамъ, то слуга сказываетъ привратнику, а привратникъ докладываетъ хозяину, который въ приличномъ одѣяній встрѣчаетъ гостя въ большихъ воротахъ. Послѣ взаимнаго поклона въ поясъ входятъ во дворъ. Хозяинъ при каждыхъ воротахъ уступаетъ гостю передъ; предъ крыльцомъ проситъ его идти на верхъ, дошедъ до дверей проситъ войти. По входѣ и гость и хозяинъ дѣлаютъ двукратное поклоненіе къ сѣверу. Послѣ сего хозяинъ ставитъ для гостя стулъ лицемъ къ западу. Гость благодаря за учтивость кланястся въ поясъ. Хозяинъ отвѣтствуетъ такимъ же поклономъ. Гость и хозяинъ садятся. Слуга подаетъ чай. Гость, принявъ чай, кланяется въ поясъ; хозяинъ тѣмъ же отвѣтствуетъ. Пьютъ чай и продолжаютъ разговоръ. Гость, прощаясь кланяется въ поясъ; хозяинъ тѣмъ же отвѣтствуетъ. По сходѣ съ крыльца гость прощается; хозяинъ настоятельно желаетъ проводить его, и провожаетъ за большія ворота; и когда гость сядетъ въ носилки или на лошадь, то хозяинъ возвращается.
   2) На свиданіе высшихъ чиновниковъ между собою въ столицѣ.
   Президенты Палатъ и Члены Прокурорскаго Приказа (всѣ во 2 кл.) обращаются съ Министрами (въ 1 кл.) какъ равные. Если гость выше однимъ чиномъ, то хозяинъ поспѣшаетъ поставить стулъ для гостя. Гость благодаритъ и поспѣшаетъ поставить стулъ для хозяина. Хозяинъ благодаритъ. Прочее сходствуетъ съ высшимъ.
   3) На свиданіе низшихъ чиновниковъ съ высшими въ столицѣ.
   Члены Присутственныхъ мѣстъ отъ 3 кл. и ниже, когда представляются Министру; послѣдній встрѣчаетъ ихъ внутри церемоніальныхъ воротъ; провожаетъ за большія ворота; только не смотритъ, какъ гость садится въ носилки или на лошадь. Такимъ же образомъ Члены Конторъ (въ 9 кл.) и Прокуроры представляются къ Членамъ Прокурорскаго Приказа и къ Президентамъ Палатъ. Когда чиновники отъ 9 по 14 класса представляются Министру, то послѣдній встрѣчаетъ ихъ у крыльца. Гость всходитъ восточнымъ сходомъ въ слѣдъ за хозяиномъ. По входѣ въ залъ гость дѣлаетъ поклоненіе -- обратясь къ сѣверу, а послѣ привѣтствія дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Хозяинъ, обратясь къ востоку отвѣтствуетъ поклономъ же. Гость поспѣшаетъ, поставить стулъ для "хозяина; хозяинъ отклоняетъ учтивость". Гость настоитъ и ставитъ стулъ, и обратясь въ лѣво дѣлаетъ поклонъ въ поясъ. Хозяинъ отвѣтствуетъ такимъ же поклономъ. Гость садится лицемъ къ западу,: а хозяинъ къ сѣверовостоку. При прощаніи гость по прежнему дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Хозяинъ провожаетъ его за церемоніальныя же ворота. Прочее сходствуетъ съ высшимъ. Члены Приказа ученыхъ и Наслѣдничьяго Правленія, также Члены Конторъ когда являются къ чиновникамъ отъ 3 до 6 класса, принимаются какъ гость однимъ классомъ ниже хозяина, а при свиданіи съ чиновниками отъ 1 до 10-го класса обращаются какъ равные.
   4) На свиданіе гражданскихъ и военныхъ чиновниковъ въ губерніи Чжи-ли.
   Въ губерніи Чжи-ли при свиданіи гражданскихъ и военныхъ чиновниковъ равныхъ между собою, когда гость подъѣдетъ къ воротамъ Присутственнаго мѣста, то слуга сказываетъ его имя; привратники отворяютъ ворота и гость въѣзжаетъ среднимъ проходомъ. Слуги остаются за церемоніальными воротами. Хозяинъ выходитъ для встрѣчи, между тѣмъ гость подъѣзжаетъ къ гостинному залу, и подъ кровельнымъ свѣсомъ выходитъ изъ носилокъ или сходитъ съ лошади. Хозяинъ проситъ войти въ залъ -- по церемоніалу столичныхъ чиновниковъ. При прощаніи провожаетъ подъ кровельный свѣсъ, и смотритъ, пока гость сядетъ въ носилки или на лошадь Генералъ-Губернаторъ. Главноначальствующіе путей водянаго сообщенія и хлѣбнаго сплава, при свиданіи съ Губернаторомъ, Генералъ-Губернаторъ и Губернаторъ при свиданіи съ Главными Соляными Приставами, Директоры казенныхъ мануфактуръ при свиданіи съ чиновниками посланными отъ Государя съ порученіями, Тьхи-ду при свиданіи съ Цзунъ-бинъ, Тьхи-ду и Цзунъ-бинъ при свиданіи съ Губернаторомъ, Тьхи-ду съ княжескимъ достоинствомъ при свиданіи съ Генералъ-Губернаторомъ, въ Чжи-ли Корпусный Начальникъ и Помощникъ его при свиданіи съ Генералъ-Губернаторомъ и Тьхи-ду, Цзунъ-бинъ при свиданіи съ Фу-цзянъ -- неподчиненнымъ ему, Помощникъ Корпуснаго начальника и Цзунъ-бинъ при свиданіи съ Предсѣдателями и Прокурорами -- однимъ словомъ, гражданскіе и военные чиновники не подчиненные другъ другу, смотря по чинамъ, при взаимномъ свиданіи сообразуются съ вышеизложеннымъ церемоніаломъ. Ежели Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ губерніи Чжи-ли принимаетъ иностраннаго Короля (зависимаго), то по прибытіи гостя къ палисаднымъ воротамъ, сопровождающіе чиновники сказываютъ объ немъ; управляющіе чиновники докладываютъ далѣе. Гость въ носилкахъ подъѣзжаетъ къ гостинному залу. Генералъ-Губернаторъ или Губернаторъ ведетъ гостя въ залъ. Гость лицемъ къ западу, а хозяинъ къ востоку. Гость дѣлаетъ одно колѣнопреклоненіе съ тремя земными поклонами. Хозяинъ отвѣчаетъ ему поклоненіемъ. Всходятъ на крыльцо -- гость восточною, хозяинъ западною стороною, и подходятъ къ мѣстамъ, гдѣ должно сѣсть. Сопровождающіе чиновники у крыльца -- обратясь на сѣверозападъ дѣлаютъ одно колѣнопреклоненіе съ тремя земными поклонами. Распоряжающіе чиновники подносятъ чай. Гость, принявъ чай, дѣлаетъ поклонъ въ поясъ; хозяинъ отвѣтствуетъ такимъ же поклономъ. Послѣ чая хозяинъ чрезъ переводчика изъявляетъ учтивость. По окончаніи сего сопровождающіе чиновники у крыльца дѣлаютъ земной поклонъ съ колѣнопреклоненіемъ, и прежде выходятъ. Гость вставъ съ мѣста дѣлаетъ поклонъ и прощается. Хозяинъ отвѣтствуетъ ему; сошедъ съ крыльца провожаетъ гостя до носилокъ и возвращается. Предсѣдатели и Прокуроры принимаютъ его какъ гостя.
   г. Въ обрядахъ представленія учениковъ къ учителю.
   Церемоніалъ представленія учениковъ къ учителю имѣетъ отличіе отъ высшихъ церемоніаловъ. Учащійся, являясь въ первый разъ въ училище, бываетъ въ ученической Формѣ, и употребляетъ малый билетъ. Управитель вводитъ ученика въ залъ восточнымъ крыльцомъ; ученикъ по входѣ, обратясь лицемъ на сѣверъ, дѣлаетъ три поклона въ поясъ; учитель стоя принимаетъ его учтивость. Ученикъ становится на лѣвой сторонѣ. При выходѣ еще дѣлаетъ три поклона въ поясъ. Ежели посѣщаетъ учителя въ домѣ; то пока докладываютъ объ немъ, дожидается въ воротахъ, и по приглашеніи учителя входитъ. Учитель встрѣчаетъ на крыльцѣ; ученикъ поднявшись на крыльцо, дѣлаетъ поклонъ въ поясъ, и вслѣдъ за учителемъ идетъ въ залъ. По входъ двукратно кланяется до земли обратясь лицемъ къ сѣверу; учитель лицемъ къ западу отвѣчаетъ ему поклономъ въ поясъ. Ученикъ ставитъ стулъ для учителя. Учитель указываетъ ему мѣсто, и ученикъ лицемъ къ сѣверу дѣлаетъ поклонъ въ поясъ. Учитель садится лицемъ на сѣверовостокъ, а ученикъ лицемъ къ западу. Ежели ученикъ проѣздомъ видится съ учителемъ, то садятся оба лицемъ другъ къ другу, а при вопросахъ ученикъ кланяется въ поясъ. При подачѣ чая кланяется въ поясъ-же. При выходѣ дѣлаетъ -- лицемъ на сѣверъ -- три поклона въ поясъ. Учитель тѣмъ же отвѣчаетъ, и провожая ученика идетъ впереди, а ученикъ слѣдуетъ за нимъ. По выходѣ за вторыя ворота, ученикъ дѣлаетъ три поклона въ поясъ, и ожидаетъ, пока учитель обратно уйдетъ. Такимъ же образомъ учащіеся поступаютъ при свиданіи съ учителями и во всѣхъ другихъ мѣстахъ. Вообще низшіе предъ высшими, младшіе предъ старшими обязаны поступать, какъ ученики поступаютъ предъ учителями. Высшіе и старшіе не провожаютъ. Если же высшій или старшій дѣлаетъ посѣщеніе, то провожаютъ ихъ за большія ворота.
   Для князей 12-ти степеней пространно изложено, какимъ образомъ они должны поступать между собою, когда встрѣтятся на дорогѣ или въ воротахъ, т. е. кто долженъ посторониться, остановиться, или даже сойти съ лошади.
  

XXII. ПИЩА КИТАЙЦЕВЪ.

  
   Народы разныхъ странъ и климатовъ въ употребленіи снѣдныхъ вещей наиболѣе руководствуются привычкою; а привычка пріобрѣтается изобиліемъ оныхъ на мѣстѣ долговременнаго ихъ пребыванія. Азіатскіе народы теплыхъ странъ питаются болѣе рисомъ; народы жаркихъ странъ плодами пальмъ; въ сѣверной Европѣ хлѣбъ ржаный, въ южной пшеничный составляютъ коренную пищу; кочевые питаются мясомъ и молокомъ животныхъ, не разбирая породы ихъ. Это мы говоримъ о коренной пищѣ народовъ. Гастрономія усвоила себѣ снѣдное различныхъ климатовъ, даже часто противоположныхъ другъ другу: но здѣсь также много дѣйствуетъ привычка, которой подчиняются даже и прихоти вкуса. Только нужда и голодъ на время измѣняютъ нашу привычку, и приневоливаютъ иногда употреблять такія снѣди, къ которымъ мы отъ самаго рожденія имѣемъ отвращеніе. Истины сіи столь очевидны повсюду, что не требуютъ ни объясненій ни доказательствъ.
   Въ сѣверномъ Китаѣ хорошо родится просо и пшеница; рисъ сѣется въ небольшомъ количествѣ: почему и коренная пища сѣверныхъ Китайцевъ состоитъ въ кашъ изъ разныхъ просъ. Въ Пекинъ и другихъ городахъ употребляютъ для сего и рисъ, но болѣе доставляемый изъ южныхъ странъ; въ южномъ Китаѣ на оборотъ. Въ приправу для вкуса бѣдные обыкновенно употребляютъ шаткованную рѣдьку или другой какой либо овощь и зелень соленые. Очень не многіе и то изрѣдка лакомятся жаренымъ или жаренымъ мясомъ. Напротивъ достаточные употребляютъ говядину, свинину, баранину, поросятъ, курицъ, утокъ и разную рыбу, къ которой причисляются черепахи, снѣдныя лягушки, рѣчные раки, круглые раки (морскіе пауки), мясо рѣчныхъ раковинъ и улитокъ; изъ дичины: кабановъ, оленей, козуль, зайцевъ, Фазановъ, куропатокъ" рябчиковъ, перепелокъ, овсянокъ, воробьевъ, турпановъ. Крестецъ оленя считается чрезвычайно лакомымъ кушаньемъ и стоитъ дороже самаго оленя. Все упомянутое принадлежитъ къ разряду чистыхъ снѣдей. Въ губерніи Фу-цзянь и въ нѣкоторыхъ другихъ мѣстахъ, жирный щенокъ собачій, а въ губерніи Гуанъ-дунъ мясо полоза (болыыаго змѣя сѣроватаго) составляютъ лучшее блюдо въ этикетномъ столѣ. Мясо домашнихъ гусей считаютъ грубымъ; и потому неупотребляютъ ихъ въ пищу. Бѣднѣйшій классъ, при полномъ недостаткѣ всѣхъ средствъ къ пропитанію, ѣстъ все безъ разбора, верблюжину, коневину, ослятину, собакъ, кошекъ, жесткокрылыхъ насѣкомыхъ, разныхъ звѣрковъ и птицъ нечистыхъ, даже самоиздохшихъ. При неурожаѣ хлѣба ѣдятъ листъ съ разныхъ деревъ и коренья полевыхъ травъ отваренные въ водѣ. Но въ съѣстныхъ трактирахъ, особенно въ большихъ городахъ, ничего нечистаго въ приготовляемыхъ кушаньяхъ неупотребляютъ.
   Изъ пшеницы дѣлаютъ одну крупитчатую муку часто съ примѣсью бобовой; лучшая мука изъ риса. Изъ муки приготовляютъ сдобные хлѣбцы и пирожное въ многоразличныхъ видахъ; а также квашеныя булки. Крахмалъ изъ корней лотоса и сараны употребляютъ въ видѣ киселька больные и на завтракахъ. Изъ муки просяной, гороховой, ржаной и гречневой пекутъ булки для рабочаго народа, но въ самомъ маломъ количествѣ. Рожъ родится только по сѣверной границъ, и болѣе идетъ на винокуреніи и въ кормъ скоту.
   Для приправы кушаньевъ употребляютъ ласточкины гнѣзда, перья аккулы, черныхъ морскихъ червей (хай шень) {Принадл. къ роду холотуріевъ; морскихъ кубышекъ.}, голубиныя яица, разные свѣжіе и сушеные грибы, корневые ростки бамбука, морскую капусту, оленьи и воловьи жилы, уксусъ, горосчатый перецъ, свѣжій инбирь, развертывающіеся росточки пахучаго ясеня, разную огородную зелень, какъ-то: петрушку, пастарнакъ, шпинатъ, капусту, салатъ, портулакъ, чеснокъ, разные виды лука, молодыя стрѣлки чеснока, малороссійскую лебѣду и бѣлую и красную; изъ овощей: различные виды тыквъ, огурцы, морковь, рѣпу, паровую рѣдьку, брѣдовку, брюкву, горчичный корень, китайскій картофель. Но китайцы въ приправу вовсе не употребляютъ ни корицы, ни гвоздики, ни мушкатнаго цвѣта. Неболышой отзывъ сими вещами производитъ въ Китайцѣ позывъ на тошноту. Господствующій вкусъ требуетъ, чтобы менѣе было соли въ кушаньѣ: почему солятъ разную зелень и овощь для употребленія вмѣсто соли, которой неподаютъ на столъ.
   Въ домашнемъ столѣ щей и суповъ почти небываетъ; мѣсто ихъ занимаетъ пряженое мелко изрубленное мясо. Для сдобливанія и пряженія употребляютъ только кунжутное масло, и вытопленное почечное свиное сало. Въ Китаѣ нѣтъ скотоводства. Говядину, масло коровье и барановъ доставляютъ изъ Монголіи: почему изъ Китайцевъ только живущіе по сѣверной границѣ, также Маньчжуры и Монголы, переселившіеся въ Китай, могутъ употреблять говядину, баранину, коровье масло и молоко. Южные китайцы брезгуютъ этими вещами также, какъ въ Европѣ брезгуютъ падалью и всякою нечистою пищею, даже торгъ ими исключительно предоставленъ окитаившимся Туркистанцамъ., которые очень многочисленны въ сѣверной половинѣ Китая. Въ ихъ только лавкахъ можно найти молоко и кушанье изъ баранины.
   Общій вкусъ Китайцевъ въ приправѣ кушанья близокъ къ Европейскому. Небольшая пряность и кислота необходимы. Для первой употребляютъ свѣжій инбирь и горосчатый перецъ, а для второй видъ краснаго теста изъ гороховой муки, выкиснувшаго съ солью. Въ соузныя подливки вмѣсто пшеничной муки кладутъ крахмалъ изъ индійской чечевицы.
   Пищу приготовляютъ не на очагахъ, не въ печахъ и не на плитахъ, Вмѣсто этого складываютъ изъ кирпича низенькія печки лу-цзы въ видѣ жаровни -- съ двумя небольшими отверстіями, изъ коихъ одно въ низу съ боку, а другое сверху посрединѣ. Эти отверстія имѣютъ отъ 3 до 4 дюймовъ въ поперечникѣ. Чрезъ верхнее отверстіе кладутъ каменный уголь въ жаровую тушу, гдѣ онъ ложится на желѣзныя поперечинки; а огонь разводится:и поддерживается чрезъ нижнее отверстіе съ боку. Надъ огнемъ верхняго отверстія варятъ кашу въ глиняныхъ котелкахъ, соусы и жаркія готовятъ въ чугунныхъ чашахъ и желѣзныхъ ковшахъ. Мѣдной посуды не имѣютъ, исключая нелуженыхъ чайниковъ для согрѣванія воды на чай. Хлѣбцы и пирожное пекутъ въ чугунныхъ чашахъ и на противняхъ съ крышкою; или въ деревянныхъ обечайкахъ съ решетчатымъ дномъ, которыя -- одна надъ другою въ нѣсколько рядовъ -- ставятся въ чугунную чашу надъ паромъ кипячей воды, и сверху плотно накрываются. Послѣднимъ способомъ вообще подогрѣваютъ всѣ холодныя кушанья. Есть печи съ жаровою тушею -- цзао, складываемыя въ видѣ нашихъ каминовъ, но безъ дымоваго отверстія, которое какъ у русскихъ печей дѣлается снаружи. Въ сихъ печкахъ -- не закрывая дымоваго отверстія -- жарятъ утокъ, поросятъ, барановъ и свиней -- вѣшая ихъ на крючья въ печи, а жаръ сгребаютъ въ устье печки. Отъ сего огня кожа на жаркомъ безъ пригори такъ прожаривается, что разсыпается въ роту, и чрезвычайно бываетъ вкусна. Жарятся иногда цѣльныя штуки или части и на вертелѣ -- надъ прогорѣвшими углями.
   Китайцы не употребляютъ ни ножей ни вилокъ при столѣ, а всякую пищу, исключая жидкихъ, берутъ двумя палочками, имѣющими отъ 8 до 10 дюймовъ длины: почему мясо и проч., для удобности брать палочками, приготовляется изрѣзанное въ кусочки. Жареное цѣлыми штуками или большими частями подается на столъ разрѣзанное на кусочи, а въ похлебкахъ цѣлыя штуки или части увариваются до такой мягкости, что и палочками очень легко отдѣлять отъ нихъ небольшіе кусочки. Употреблять похлебки ложками -- не въ обыкновеніи: почему и ложекъ, если нужно, подаютъ на столъ не болѣе двухъ для нѣсколькихъ человѣкъ. Ложки у нихъ фаянсовыя или фарфоровыя маленькія.
   Китайцы обыкновенно ѣдятъ по три раза въ день. Въ пять и шесть часовъ утра подаютъ завтракъ дянь-синь; въ 9 и 10 часовъ -- обѣдъ цзао-фань; между 5 и 9 часомъ пополудни ужинъ ванъ-фанъ. При завтракѣ употребляютъ различные хлѣбцы съ чаемъ, пирожное паромъ печеное въ видѣ подовыхъ пирожковъ, лапшу въ бульонѣ, просяную кашицу -- иногда съ мелко-изрубленной солониной, кисельки изъ лотосовой или саранной муки, и горячую воду съ солью и выпускнымъ яицомъ. Здобные хлѣбцы, перенятые у Европейцевъ, хороши на вкусъ; собственные же ихъ, замѣшанные на салѣ, и начиняемые иногда саломъ и сахаромъ песчанымъ, очень невкусны. Для употребляющихъ молоко дѣлается мучной чай, который густо разводятъ мукою съ подбавкою молока и сахара.
   Для домашняго обѣденнаго стола нѣтъ правилъ въ приборѣ и подачѣ кушанья; что назначаютъ, то и приготовляется. Напротивъ столъ, приготовляемый для гостей, обыкновенно состоитъ изъ пяти блюдъ съ холодными и жаркими, и четырехъ чашекъ или мисъ съ разными похлебками. Иногда прибавляютъ къ нимъ четыре тарелочки съ мѣлкоискрошенными жаркими. Ѣдятъ всѣ кушанья безъ хлѣба -- прикусывая для вкуса солеными овощами. Вмѣсто хлѣба уже при концѣ стола подаютъ каждому по чашкѣ варенаго риса, изъ котораго отваръ сцѣженъ, лапшу безъ бульона и перьмени {Китайскія перьмени дѣлаются трехъ видовъ: маленькіе круглые Хунъ-тхунь, маленькіе плоскіе Бянъ-ши, большіе ухообразные Чжубъ-бо. Первые варятся въ водѣ, а подаются на столъ въ крѣпкомъ бульонѣ; послѣдніе оба варятся въ водѣ, по сцѣженіи которой подаются на столъ горячіе и употребляются съ уксусомъ или соею и толченымъ чеснокомъ; начинка во всѣхъ перьменяхъ изъ свинины. Въ Пекинѣ въ новый годъ каждаго гостя подчиваютъ перьменями чжу-бо-бо.}. Въ продолженіе обѣденнаго стола пьютъ ликеры, водку и хлѣбное вино -- все подогрѣтое, что придаетъ спиртнымъ напиткамъ большую крѣпость и пріятность. Пьютъ вообще весьма мало: почему и чарочки для крѣпкихъ напитковъ дѣлаются не много болѣе Русскаго наперстка. Вечерній столъ для гостей называется цзю-цай, что значитъ винная закуска. Обыкновенно подаются при семъ столѣ четыре тарелочки съ свѣжими, если находятся, и четыре съ сушеными плодами, четыре тарелочки съ обсахаренными или сухими ядрами, въ числѣ которыхъ занимаютъ мѣсто сухія арбузныя и тыквенныя сѣмена и огородные бобы поджареные; четыре тарелочки съ копчеными мясами и т. п., четыре тарелочки съ разными жаркими, четыре съ пирожнымъ, и нерѣдко четыре чашечки съ соусами. Каждое изъ сихъ отдѣленій подается одно за другимъ въ изложенномъ мною порядкѣ, и опорожненныя тарелочки не снимаются до тѣхъ поръ, пока не придетъ время подавать на столъ лѣтомъ утку и поросенка жареныхъ въ печи, а зимою самоваръ, въ которомъ набраны различныя мяса и приправы въ бульонѣ. Фазанъ, жулудочки домашней птицы, цыплята, почки и Филейное мясо свиныя, бѣлая утка, карпъ, бѣлой угорь и бамбуковые ростки считаются самыми лакомыми яствами. Вечерній столъ заключается также какъ и обѣденный, лапшею, перьменями, или варенымъ рисомъ, что иногда приправляется подливками изъ подъ жаркихъ. Вечерній столъ начинается винами, только не спиртными, а квашеными изъ риса. Сіи вина суть шао-синъ и му-гуа. Первое идетъ изъ области Шао-синъ-фу и называется шао-синъ-цзю; второе дѣлается изъ айвы му-гуа, отъ чего и называется му-гуа-цзю. Вина подаются подогрѣтыя, отъ чего онѣ теряютъ свойственную имъ крѣпость во вкусѣ. -- Въ продолженіе стола занимаются разговорами или импровизаціею стиховъ, пѣніемъ пѣсенъ или игрою Ламорра (Италіанское слово), въ которой проигравшій пьетъ чарку или полчарки вина. Чарочки для квашеныхъ винъ вдвое болѣе чарочекъ спиртныхъ. По окончаніи стола обыкновенно берутъ ивовыя зубочистки -- точно такія, какія подаются къ столу въ Португаліи, закуриваютъ трубки, пьютъ по чашкѣ крѣпкаго чая, который способствуетъ къ переваренію жирныхъ яствъ, жуютъ арекъ и расходятся.
   Столы вообще четвероугольные въ 1 1/4 и въ вышину и въ ширину. Когда гостей много, то не сплочиваютъ столовъ, а отдѣльно сажаютъ за каждый столъ по четыре, въ случаѣ же нужды но шести человѣкъ. Столовъ не накрываютъ скатерьтями, а съ лицевой стороны одѣваютъ краснымъ сукномъ. За столъ садятся въ креслахъ съ перекинутымъ чрезъ спинку краснымъ сукномъ; на стульяхъ и табуретахъ, за просто на скамейкахъ. Салфетку каждый гость долженъ имѣть собственную. Для каждаго ставится на столъ приборъ состоящій изъ пары палочекъ и тарелочки съ соей или уксусомъ, которой до конца стола не перемѣняютъ. Какъ вообще мало кладутъ соли въ кушанья, то какъ при обѣденномъ, такъ и при вечернемъ угощеніи прежде о всего подаютъ на столъ нѣсколько тарелокъ съ пикули и разнымъ соленымъ овощемъ; здѣсь почетное занимаютъ мѣсто порей и чеснокъ сырые.
   Гости берутъ палочками любое кушанье и обмакивая въ уксусъ употребляютъ, закусывая въ тоже время солеными прикусками. По окончаній стола каждый беретъ свои палочки обѣими руками за концы и приподнимаетъ предъ собою горизонтально -- въ одно время съ прочими. Это знакъ вставанія изъ за стола.
   Таковы суть общія правила угощенія китайскаго обѣденнымъ и вечернимъ столомъ; но должно замѣтить, что нѣтъ правилъ безъ исключенія, особенно въ гостинницахъ, гдѣ кушанья готовятся по назначенію гостей. Въ Китаѣ обычаи по сему предмету очень разнообразны. Этикетные столы при Дворѣ и у высшихъ чиновниковъ въ образѣ приготовленія кушанья мало разнятся отъ общихъ способовъ: но въ церемоніалѣ подчиванія со всѣмъ другіе пріемы употребляются.
   Въ Китаѣ найдено и обыкновеніемъ упрочено средство получать вспоможеніе въ нуждѣ самымъ простымъ и легкимъ образомъ. Это средство называется Фынь-цзы, что значитъ доля, пай; просьбу о такомъ вспоможеніи выражаютъ словами: цинъ-фынь-цзы, что значитъ: просить вынести долю. Это съ перваго взгляда кажется сколько непонятнымъ, столько же и страннымъ; но дѣло вотъ въ чемъ состоитъ: имѣющій нужду въ деньгахъ по какому либо случаю въ домѣ; напр. на женитьбу сына и проч. дѣлаетъ обѣдъ, къ которому приглашаетъ своихъ родственниковъ и друзей по билетамъ, и каждому изъ нихъ даетъ еще по нѣскольку лишнихъ билетовъ для приглашенія постороннихъ, желающихъ провести нѣсколько часовъ въ пріятномъ отдыхѣ. Въ семъ случаѣ дозволяется приглашать людей вовсе незнакомыхъ хозяину. Въ назначенное время гости съѣзжаются, и каждый стоящему при входъ человѣку отдаетъ свой билетъ со вложеніемъ серебра. Хозяинъ привѣтливо встрѣчаетъ гостей и проситъ каждаго къ столу, за которымъ пожелаетъ сѣсть; а въ семъ случаѣ всегда избираютъ собѣседниковъ знакомыхъ гостю. Угощеніе исправляютъ въ домѣ или гостинницѣ. Въ первомъ мѣстѣ оно ограничивается однимъ обѣдомъ, а въ гостинницѣ продолжается съ осьми часовъ утра до вечера, и состоитъ изъ завтрака, обѣда и ужина, въ продолженіе которыхъ безпрерывно играютъ актеры на сцѣнѣ. Подобныя угощенія въ домахъ вельможъ исправляются по церемоніалу. Цѣна обѣда назначается, смотря по приготовленію. Каждый изъ приглашенныхъ обязанъ приложить не менѣе условленной цѣны, а родственники и друзья прикладываютъ по давнему съ хозяиномъ соглашенію. Принимающій билеты записываетъ каждаго гостя съ показаніемъ его приноса. Въ послѣдствіи и хозяинъ, если кто нибудь изъ бывшихъ у него гостей проситъ его на подобный же обѣдъ, обязанъ отнести каждому столько же, сколько получилъ отъ него. Это есть средство взаимнаго вспоможенія, сопряженное съ удовольствіемъ дружескаго препровожденія времени въ большомъ кругу знакомыхъ и незнакомыхъ. Посторонніе, приходящіе по приглашенію, не ищутъ взаимосоотвѣтствія: почему чѣмъ болѣе приглашенныхъ побочнымъ образомъ, тѣмъ выгоднѣе для хозяина. Совершенно въ другомъ видѣ это происходитъ, когда начальникъ приглашаетъ своихъ подчиненныхъ. Послѣдніе не смѣютъ искать взаимосоотвѣтствія; а приложеніе при ихъ билетахъ должно быть тѣмъ значительнѣе, чѣмъ выше достоинство приглашающаго лица. Такъ по большой части Китайцы празднуютъ день рожденія, а въ послѣдствіи исподоволь уплачиваютъ, что принесено было гостями по пригласительнымъ билетамъ. Но многіе дѣлаютъ подобныя угощенія и безъ нужды въ деньгахъ, а только для продолженія дружескихъ связей между собою. Такое обыкновеніе нѣсколько походитъ на Русскія складчины, но въ отношеніи къ цѣли имѣетъ другое назначеніе. Европейцы привыкли насмѣшливымъ образомъ описывать тѣ иностранные обычаи, которые не имѣютъ сходства съ ихъ отечественными обычаями.
  

XXIII. ОДѢЯНІЕ КИТАЙЦЕВЪ.

  
   Въ Китаѣ -- отъ самаго основанія Имперіи -- правительство имѣло вліяніе какъ на покрой одѣянія, такъ и на самые цвѣта тканей; и сіе дѣлалось не для отличенія состояній одного отъ другаго, но даже для отличенія чиновниковъ одного класса отъ другаго. Каждая династія китайская -- касательно сего предмета -- дѣлала свои постановленія; а иностранныя династіи, царствовавшія въ Китаѣ, предписывали Китайцамъ употреблять одѣяніе побѣдителей. Такимъ образомъ въ царствованіе династіи Юань-вэй; Ляо и Юань Китайцы одѣвались по монгольски, а при династіи Гинь по Тунгусски. Нынѣ царствующая династія Цинъ снова облекла Китай въ тунгусское одѣяніе. Но сей законъ на покрой и цвѣта одѣянія -- при иностранныхъ династіяхъ -- не простирался на женскій полъ. И нынѣ маньчжурка и китаянка являются ко Двору -- каждая въ народномъ своемъ костюмѣ.
   Одѣяніе въ каждомъ народѣ -- соотвѣтственно поламъ и возрасту -- дѣлится на мужское, женское и дѣтское. Это есть видовое раздѣленіе: но каждый видъ изъ нихъ еще имѣетъ свои подраздѣленія, опредѣляемыя законами, временами года и обычаями. Я принялъ на себя обязанность описать только мужское китайское одѣяніе -- съ того цѣлію, чтобъ подать понятіе о самомъ характерѣ одѣянія. Послѣ сего описаніе одѣянія женскаго и дѣтскаго считаю ненужнымъ. Мужское одѣяніе раздѣляется на форменное, частное или домашнее и народное. Форменнымъ, называется такое одѣяніе, коего покрой и образцы утверждены законами. Частное дѣлается съ небольшимъ измѣненіемъ форменныхъ образцовъ; народное есть употребляемое крестьянами и чернорабочими.
   Полное форменное одѣяніе заключаетъ въ себѣ: курму, кафтанъ, шубу и шляпу. Рубахи верхняя и нижняя, фуфайка, портки и шальвары на ватѣ, воротникъ и поясъ со всѣми его принадлежностями, сапоги и чулки суть общіе и для форменнаго и для частнаго одѣянія.
   Курма Гуа-цзы есть верхній полукафтанъ, названный такъ съ маньчжускаго слова Курумэ {Изъ нынѣшняго одѣянія въ Китаѣ только одна курма есть чисто маньчжускаго покроя, кафтанъ и все прочее есть китайское болѣе или менѣе измѣненное: почему и названія всѣхъ вещей прибавленныя мною суть китайскія.}; онъ походитъ на греческую рясу, однобортный, съ пятью пуговицами, просторный, съ широкими рукавами; шьется изъ четырехъ прямыхъ полотнищъ съ небольшими клиньями, съ тремя разрѣзами по бокамъ и назади -- отъ подола почти до пояса, длиною за колѣно. Есть еще короткая курма, называемая конною ма-гуа-цзы, длиною до безъимянной кости на бедрѣ. Кафтанъ пхао-цзы шьется изъ четырехъ же прямыхъ полотнищъ, съ большими клиньями въ бокахъ, длиною до закоблучьевъ; рукава у него длинные, узкіе, съ овальными обшлагами; спереди и сзади по самой срединѣ разрѣзы отъ подола къ верху до трехъ четвертей. Сей же кафтанъ, подбитый мѣхомъ, называется шубою пхіао. Верхняя рубаха шань-цзы отличается отъ кафтана только широкими рукавами и небольшими разрѣзами по бокамъ, а по срединѣ не имѣетъ ихъ; въ длину полуфутомъ короче кафтана. Фуфайка ао и нижняя рубаха хань-тьхань-цзы одного покроя съ верхнею рубахой, но въ длину короче оной въ 3/4 аршина и рукава имѣетъ поуже у всѣхъ поименованныхъ одеждъ, исключая курмы, лѣвая пола на верху; отъ пуговокъ шейной и плечной она изгибается около плеча подъ правую пазуху, и потомъ идетъ внизъ прямою чертою -- застегиваемая тремя пуговками. Воротникъ линь-цзы шьется особливо, шириною въ вершокъ, съ застежкою спереди. Къ нему пришивается небольшая круглая манишка, придерживающая воротникъ. Шляпа мао-цзы бываетъ лѣтняя лянь-мао, осенняя цю-мао и зимняя пьхи-мао. Лѣтняя шляпа имѣеть видъ полушара внутри пустаго, безъ полей; плетется изъ тростинныхъ лычекъ; сверху прикрѣпляется красная кисть изъ волосъ тангутскаго яка; для чиновниковъ же шляпа шьется изъ бѣлой шелковой матеріи съ красною кистью изъ сученаго тѣневаго шелка. Внутри шляпы вмѣсто тульи пришивается тростинный обручикъ обтянутый краснымъ крѣпомъ, со снуркомъ, который обгибая подбородокъ прикрѣпляетъ шляпу къ головѣ. Осенняя шляпа имѣетъ форму овальную съ поднятыми вверхъ полями, которыя представляютъ видъ околыша, и бываютъ чернаго бархата или плиса; верхъ вишневаго атласа на картонѣ или на ватѣ. Зимняя шляпа имѣетъ одинаковую форму съ осеннею; но околышъ ея изъ соболей или куницъ подчерненныхъ, или изъ черной бухарской мерлушки и лапокъ черныхъ лисицъ.
   Сапоги сюе-цзы сходны съ Европейскими сапогами, и шьются изъ атласа или китайки чернаго цвѣта, съ бѣлыми подошвами толщиною въ дюймъ и болѣе. Подошвы набираются изъ толстой бумаги или ветошекъ; кожа снизу пришивается не смоленой дратвой: бока подошвъ простеганы и выбѣлены; каблуковъ нѣтъ, а швы поголовкѣ и голенищѣ проложены выпускнымъ зеленымъ ремешкомъ. Чулки ва-цзы шьются изъ шелковой матеріи, а болѣе изъ китайки, съ простеганными подошвами. Зимою подпоясываются сверхъ кафтана кушакомъ да-бао изъ чернаго травчатаго крѣпа, а у рабочихъ изъ черной китайки, а лѣтомъ плетенымъ или вязанымъ шелковымъ поясомъ дай-цзы съ пряжкою. Къ кушаку и поясу привѣшиваютъ на правомъ боку ножъ въ ножнахъ, карманные часы въ футлярѣ и сферическіе кошельки съ арекомъ и серебромъ, на лѣвомъ кошельки же, платокъ, а лѣтомъ еще вѣерникъ съ вѣеромъ.
   Господствующій и неизмѣняемый цвѣтъ для курмъ есть черный, для кафтановъ голубой. Впрочемъ для кафтановъ избираютъ и другіе цвѣта, исключая алаго и зеленаго, предоставленныхъ женскому полу. Верхняя рубашка осенью и зимою цвѣта голубаго и лимоннаго, а весною и лѣтомъ бѣлаго. Фуфайка и платье исподнее бываютъ шелковыя, а у бѣдныхъ китайчатыя,-- воротникъ употребляется при кафтанѣ и курмѣ; но лѣтомъ при безподкладномъ платьѣ и газовомъ одѣяніи не носятъ его.
   Въ холодное время курма и шуба подбиты долгошерстными мѣхами. У шубы обшлага изъ соболя, изъ хвоста камчатскаго бобра или изъ котика. Шляпа съ куньимъ или собольимъ околышемъ, воротникъ изъ хребтика или хвоста камчатскаго бобра. При переходѣ отъ холоднаго времени къ умѣренному курма и шуба подбиваются мелкошерстными мѣхами; шляпа и воротникъ изъ мелкошерстныхъ же шкурокъ; а послѣ сего курма и кафтанъ на ватѣ или суконные, прочее все на подкладкѣ безъ ваты, шляпа осенняя. Мѣха для шубъ употребляются изъ тигровыхъ, рысьихъ и лисьихъ черевокъ, долгошерстныхъ тибетскихъ мерлушекъ, разной русской мерлушки и бѣлки. Мѣха для курмъ шьются изъ камчатскихъ бобровъ, красныхъ и другихъ лисицъ, кошки, бѣлки, лисьихъ и собольихъ лапокъ. Курмы болѣе надѣваются шерстью наружу: и потому мѣха для нихъ подбираются съ отличнымъ вкусомъ и искуствомъ. При переходѣ отъ умѣреннаго времени къ теплому мѣстное начальство обнародываетъ повелѣніе перемѣнить осеннюю шляпу на лѣтнюю хуанъ-цзи, что зн. перемѣнить время. Съ этого времени начинаютъ употреблять курму и кафтанъ на подкладѣ, потомъ безподкладное; при переходѣ отъ теплаго времени къ жаркому курма и кафтанъ изъ плотнаго, а потомъ изъ рѣдкаго газа; прочее платье изъ легкихъ шелковыхъ матерій, или легкаго холста, тканаго изъ упругихъ волокнистыхъ растеній. Въ сіе время дозволяется чиновникамъ выѣзжать безъ курмъ. Далѣе при переходъ отъ теплаго времени къ умѣренному опять перемѣняютъ время, т. е. оставляютъ лѣтнюю и начинаютъ носить осеннюю шляпу и т. д.
   Чиновники и должностные люди должны носить форменное одѣяніе по обязанности, а частные люди по произволенію. Солдаты и присяжные по должности могутъ носить и частное одѣяніе, но при форменной шляпѣ. Въ частномъ одѣяніи шуба и кафтанъ не имѣютъ ни разрѣзовъ спереди и сзади, ни обшлаговъ на рукавахъ; вмѣсто курмы можно сверхъ кафтана надѣвать фуфайку, вмѣсто шляпъ осенью и зимою носить валяную или шитую на ватѣ шапочку; лѣтомъ феску или соломенную шляпу съ кистью, или вязанымъ шелковымъ шарикомъ на верху: но въ сильные жары по большой части носятъ одну верхнюю рубашку и ходятъ съ открытою головою съ вѣеромъ въ рукѣ. Въ ненастное время надѣваютъ короткую камлотовую курму. Чиновники могутъ такъ одѣваться только дома.
   Бѣдные люди, работники, крестьяне и ремесленники, для удобности, лѣтомъ носятъ одну рубашку и исподнее платье, а зимою фуфайку и штаны на толстой ватѣ; для нарядныхъ выходовъ употребляютъ фуфайку или рубаху длиною до колѣнъ, и всегда подпоясываются, исключая жаркихъ дней. Въ зимнюю дальную дорогу надѣваютъ нагольные и крытые тулупы овчинные. Лѣтомъ носятъ соломенныя шляпы, а зимою мѣховыя шапки съ ушами или валяные колпаки. -- Башмаки у нихъ съ тонкими прошивными подошвами. Закономъ предписано простолюдинамъ все одѣяніе носить китайчатое: но не смотря на запрещеніе, богатые по большой части одѣваются въ шелковое платье.
   Хотя покрой форменнаго одѣянія одинаковъ для всѣхъ сословій: но для чиновниковъ находятся нѣкоторыя исключительныя преимущества. Они одни имѣютъ право носить курмы вишневаго цвѣта и собольи; пришивать къ нимъ на груди и на спинъ нашивки съ изображеніемъ птицъ и звѣрей; носить на шляпъ сверхъ кисти шарикъ, на персяхъ четки. Роды птицъ и звѣрей, цвѣта шариковъ и форма въ расположеніи четочныхъ зеренъ назначены соотвѣтственно роду службы и классамъ чиновъ. Сверхъ обыкновеннаго форменнаго одѣянія еще находится одѣяніе церемоніальное употребляемое ими при торжественныхъ случаяхъ.
   Мущины разныхъ низшихъ сословій лѣтомъ ходятъ или работаютъ, какъ выше было уже сказано, безъ рубахъ. Въ торговыхъ лавкахъ, трактирахъ и театрахъ очень не рѣдко случается видѣть хорошихъ людей съ легкимъ вмѣсто рубахи нагрудникомъ надъ животомъ. Женщины въ бѣдныхъ домахъ такимъ-же образомъ пользуются прохладою въ знойные лѣтніе жары: для сего починивающій кровлю или дворовую стѣну въ своемъ домѣ обязанъ до прихода работниковъ извѣстить сосѣдей, дабы женщины заблаговременно распорядились къ избѣжанію неудовольствія потѣть цѣлый день въ душной комнатѣ. Для сей же причины запрещено въ продолженіе лѣта ходить по городской стѣнѣ подлѣ внутренняго парапета, особенно смотрѣть съ стѣны въ городъ.
   Зимою, скольбы холодно ни было, не употребляютъ ни рукавацъ, ни перчатокъ. Мущины согрѣваютъ руки, втягивая пальцы въ рукава, довольно для сей цѣли длинные и узкіе. Женское зимнее одѣяніе не очень выгодно для рукъ во время выѣздовъ со двора.
   Вышиваніе въ настилку и по канвѣ въ большомъ употребленіи: но сіи работы болѣе относятся къ женскимъ нарядамъ. Мущины употребляютъ только золотомъ и шелками шитые вѣерники, кошельки и платочки поясные, круглые вѣера и лѣтніе нагрудники. Кружева и вязаніе посредствомъ иголокъ совершенно еще неизвѣстны въ Китаѣ.
   Какъ у насъ мущины очень занимаются головою, что видимъ въ ежедневномъ измѣненіи бакенбардъ, а особенно хохолковъ волосныхъ; то надобно сказать слова два три о прическѣ волосъ у Китайцевъ, которую не прилично было-бы отдѣлять отъ нарядовъ. Здѣсь въ обыкновеніе введено отпускать усы въ 30, а бороду въ 40 лѣтъ; впрочемъ несчитается предосудительнымъ до старости не отпускать ни усовъ ни бороды. Голову брѣютъ, оставляя волосы только на темѣ, а заплетаютъ ихъ съ подкоскомъ, дабы коса сплетенная простиралась ниже крестца. Это придаетъ косѣ большую красу. Усовъ не подстригаютъ и не закручиваютъ въ сторону, а стараются отращивать ихъ внизъ для закрытія губъ. Вмѣсто полной, окладистой бороды оставляютъ клочекъ волосъ надъ ямкою подъ нижнею губою, и другой -- нѣсколько поболѣе -- на подбородкѣ; прочее все выбриваютъ. Излишество волосъ на головѣ и лицѣ тягостны въ лѣтніе жары. Китайцы обриваютъ волосы въ носу, въ ушахъ и даже въ глазахъ.
   Обыкновенное женское платье одинаковаго покроя для всѣхъ сословій: но въ покрои и даже цвѣтѣ форменнаго верхняго одѣянія знатныя Китаянки отличаются отъ Маньчжурокъ и Монголокъ живущихъ въ Китаѣ. Форменное одѣяніе китаянокъ есть пунцовое, а цвѣтъ и покрой форменнаго одѣянія для Маньчжурокъ и Монголокъ предписанъ законами. Что касается до плебеянокъ, хотя обыкновеніемъ предоставлены имъ цвѣта зеленый и красный: но хорошій вкусъ болѣе требуетъ цвѣтовъ голубаго и бѣлаго; а первые два цвѣта нынѣ уважаются только деревенскими красавицами. Жалѣю, что время не дозволило мнѣ приложить къ сей статьѣ нѣсколько картинокъ съ образцами женскихъ нарядовъ.

V.

МѢРЫ НАРОДНАГО ПРОДОВОЛЬСТВІЯ ВЪ КИТАѢ

   Въ Китаѣ, за исключеніемъ покоренныхъ земель, считается круглымъ числомъ около 360 милліоновъ жителей обоего пола, и около 41 милліоновъ десятинъ удобной земли, на которой помѣщается толикое многолюдство -- со всѣми своими заведеніями по хлѣбопашеству и промышленности. Многіе не вѣрятъ этому и полагаютъ, что въ одной которой-нибудь изъ сихъ статей должна быть ошибка. Я скажу на это, что наши математическія выкладки по сему предмету не могутъ быть постояннымъ правиломъ для всѣхъ странъ: мѣстныя обстоятельства болѣе или менѣе измѣняютъ его.
   Подъ землями удобными разумѣю всѣ земли, которыя своими произведеніями приносятъ доходъ владѣльцамъ, напримѣръ: низменныя мѣста превращенныя въ пруды для распложенія рыбы, песчаныя мѣста подъ водянымъ камышемъ, коноплемъ и бобартскимъ просомъ. Но здѣсь въ числѣ 47 милліоновъ десятинъ полагаю только хорошую землю, которая изключительно употреблена подъ хлѣбопашество. Сѣнокосовъ и паровыхъ полей не знаютъ въ Китаѣ. Въ южныхъ странахъ дважды въ году снимаютъ срацинское пшено, и въ средній урожай получаютъ сто на одинъ. Въ сѣверной половинѣ Китая болѣе сѣютъ пшеницу и просо, и также успѣваютъ снимать по двѣ жатвы, засѣвая въ одно время пшеницу и просо чрезбороздно. Пшеница созрѣваетъ въ исходѣ Мая и въ началѣ Іюня, а просо въ Сентябрѣ. Скотоводства нѣтъ, а потому содержаніе небольшаго числа домашняго скота мало требуетъ хлѣба.
   Присовокупите къ сему подвозъ риса съ острововъ Южнаго Океана и изъ Индіи, а съ другой стороны умѣренную жизнь Китайца, и вы найдете вѣроятнымъ, что при такихъ условіяхъ десятина земли можетъ дать годовое пропитаніе восьми человѣкамъ.
   Но здѣсь представляется намъ одно постороннее обстоятельство, которое съ перваго взгляда противорѣчитъ утверждаемой нами вѣроятности, и даже не рѣдко приводитъ самое Китайское Правительство въ затрудненіе. Это неурожай, случающійся отъ разныхъ причинъ.
   Въ сѣверномъ Китаѣ весна вообще суха, а лѣто бываетъ дождливо. Въ теченіе лунъ мартовской, апрѣльской и частію майской небо всегда почти ясно, а дождь есть случайность весьма рѣдкая. Съ половины Апрѣля начинаются постоянные жары выше 20° по реомюру въ тѣни. Ранніе хлѣбы напоеваемые изъ водопроводовъ, скоро и густо растутъ. Но когда засуха продолжится до Іюня и далѣе, и когда отъ непомѣрныхъ жаровъ пересыхаютъ самые источники, направленные къ поливкѣ полей, тогда хлѣбы тотчасъ выгараютъ, и неурожай неизбѣженъ. Съ другой стороны вредятъ урожаю и дожди, когда бываютъ въ продолженіе лѣта довольно часты, и нерѣдко въ полномъ смыслѣ проливные. Въ это время низменныя мѣста иногда долго бываютъ покрыты водою, и хлѣбы на корню согниваютъ. Но когда, при продолжительныхъ и проливныхъ дождяхъ, рѣки, усиливаемыя горными потоками, выйдутъ изъ береговъ, тогда воды разливаются на большое пространство, и подобное наводненіе нерѣдко сопровождается разрушеніемъ городовъ и селеній. Въ благополучные годы иногда поднимается сильная саранча, которая опустошаетъ поля -- особенно въ Южномъ Китаѣ -- не менѣе засухи и наводненія. Сіи физическія нещастія Правительство называетъ общимъ бѣдствіемъ, и опредѣляетъ ихъ мѣру въ 10 степеней, которыя собственно означаютъ мѣру потери сѣменъ, ожидаемыхъ отъ урожая. Симъ образомъ, когда не получаютъ ни одного зерна отъ посѣва, то это почитаютъ бѣдствіемъ въ десять степеней.
   При общемъ бѣдствіи, постигшемъ какую-либо страну, бѣдные прежде прочихъ начинаютъ чувствовать голодъ; но вмѣсто того, что бы, оставя домы, пуститься по міру для сбора даянія, они идутъ въ поля, гдѣ безъ разбора копаютъ коренья растеній, обрываютъ листъ съ деревъ, и все это сваривая употребляютъ вмѣсто риса и проса, обыкновенной пищи Китайцевъ. Между тѣмъ Правительство заботливо печется о вспоможеніи несчастнымъ, и его распоряженія по сему случаю показываютъ глубокое знаніе въ наукѣ управленія.
   Но прежде, нежели приступимъ къ обозрѣнію распоряженій Правительства въ подобныхъ случаяхъ, я обращу вниманіе читателей на состояніе хлѣбныхъ магазиновъ, которые составляютъ основаніе народнаго продовольствія.
   Для содержанія хлѣба въ запасъ учреждены магазины: 1) казенные, {Казенные магазины въ существѣ своемъ суть запасные магазины; а въ запасныхъ магазинахъ хранятся излишки запаснаго хлѣба.} 2) запасные, 3) деревенскіе, 4) общественные. Правительство наполняетъ магазины 1-го и 2-го разряда сборомъ поземельнаго оброка разнымъ хлѣбомъ въ зернѣ. Деревенскіе магазины основаны пожертвованіями народа и находятся въ непосредственномъ его распоряженіи, исключая губерніи Шань-си, гдѣ они заведены были правительствомъ, и потому состоятъ въ казенномъ вѣдомствѣ. Общественные магазины основаны пожертвованіями разныхъ сословій. Они въ существѣ своемъ одинаковы съ деревенскими магазинами, и по той же причинѣ состоятъ въ распоряженіи членовъ общества.
   Огромные хлѣбные магазины въ Пекинѣ и въ Тхунъ-чжеу, въ 21 верстѣ отъ Пекина на востокъ, также военные магазины по губерніямъ и складочные при судоходномъ каналѣ, не причисляются къ вышепомянутымъ четыремъ разрядамъ, потому что въ первыхъ хранятся хлѣбные запасы, доставляемые изъ казенныхъ магазиновъ для выдачи войскамъ, а въ послѣднихъ хлѣбъ временно складывается для нагрузки на сплавныя суда. Сколько ежегодно хранится наличнаго хлѣба въ казенныхъ и запасныхъ магазинахъ, можно видѣть въ слѣдующей табели, гдѣ хлѣбъ считается мѣшками, а мѣшокъ во 160 гиновъ, что равняется 5 пудамъ 32 8/11 фунтамъ.

Названія Губерній.

Количество хлѣба.

Въ казенныхъ магазинахъ.

Въ запасныхъ магазинахъ.

   Въ Чжй-ли
   1.191.524 проса.
  
   -- Шань-дунъ
   2.945.300-- --
  
   -- Сань-си
   2.213 032-- --
  
   -- Хэ-нань
   2.275.999-- --
   1.053.000 (*)
   -- Цзянь-су
   1.158.000-- --
  
   -- Ань-хой
   941.000 риса.
   200.000 прос.
   -- Цзянь-си
   1.320.113 проса.
  
   -- Фу-цзянь
   2.962.559-- --
  
   -- Чже-цзянъ
   2.926.561-- --
  
   -- Ху бэй
   1.955.433-- --
  
   -- Ху-нань
   1.487.712-- --
  
   -- Шань-си
   3.083.011 хлѣба.
  
   -- Гэнь-су
   6.630,428-- --
  
   -- Сы-чуань
   2.887.917 проса.
   800.000 прос.
   -- Гуанъ-дунъ
   2.860.830-- --
  
   -- Гуань-си
   1.214.388-- --
  
   -- Юнь-нань
   836.674 хлѣба.
  
   -- Гуй-чжеу
   2.000.000 проса.
   10.000 --
   всего
   41,049,991
   2,063,000
   *) Въ семъ количествѣ есть 697.000 мѣшковъ риса.
  
   Не совѣтую вѣрить неосновательнымъ извѣстіямъ, будто бы въ Китаѣ и казначейства и хлѣбные магазины опустошены злоупотребленіями чиновниковъ. Нѣтъ сомнѣнія, что по уѣздамъ есть недочетъ въ нѣкоторыхъ казначействахъ и недостатокъ въ наличномъ хлѣбъ въ магазинахъ: но ни недочеты и недостатки, почти непримѣтные въ общей сложности наличнаго, строго поправляются правительствомъ. Неурожай въ 1832 году отъ засухи, съ Апрѣля до Августа продолжавшейся, и въ 1835 году отъ саранчи, изтребившей хлѣбъ въ семи губерніяхъ -- не могли произвести волненій въ народѣ; а это довольно доказываетъ полноту въ хлѣбныхъ магазинахъ въ Китаѣ.
   Оброчный хлѣбъ, взносимый въ казенные магазины, дозволено принимать замѣною одного другимъ, смотря по мѣстнымъ произведеніямъ. Въ семъ случаѣ количество принимаемаго хлѣба равняютъ съ цѣною проса или пшеницы. Напримѣръ въ губерніи Цзянь-су мѣшокъ ячменя принимается за полмѣшка проса или пшеницы.
   Изъ хлѣба, хранящагося въ магазинахъ, вычитается убыль подъ названіемъ усышки и утечки. Вычетъ на сію убыль соразмѣряется съ сухостію и влажностію почвы въ губерніяхъ, и съ тѣмъ, какъ долго хлѣбъ лежитъ въ магазинахъ. Чиновники, завѣдывающіе магазинами, по усмотрѣнію измѣненія въ хлѣбѣ, могутъ продать оный низшею цѣною, а осенью наполнить покупкою новаго хлѣба. Симъ образомъ старый хлѣбъ обмѣнивается новымъ.
   Продажа хлѣба, хранящагося въ казенныхъ магазинахъ по губерніямъ, дозволяется въ количествѣ 3/10, а 7/10 должны оставаться въ запасѣ. Впрочемъ, смотря по свойству почвы, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ продаютъ половину и даже 7/10: но въ урожайные годы не продаютъ болѣе 1/10 или много 2/10. Хлѣбъ изъ магазиновъ продается обыкновенно въ урожайный годъ съ пониженіемъ пяти, а въ неурожайный десяти процентовъ противъ справочныхъ рыночныхъ цѣнъ. Послѣ осенней уборки магазины пополняются новымъ хлѣбомъ, покупаемымъ на вырученную сумму. Въ деревенскихъ же и общественныхъ магазинахъ хлѣбъ обмѣнивается ссудою онаго землепашцамъ -- съ обязательствомъ возвратить зерномъ же послѣ осенней уборки.
   О сдачѣ хлѣба въ магазинахъ отъ одного чиновника другому, оба обязаны донесть высшему начальству. Начальствующимъ чиновникамъ въ обязанность поставлено по временамъ свидѣтельствовать магазины и справляться, по какимъ цѣнамъ проданъ былъ старый, и по какимъ купленъ новый хлѣбъ. Что касается до деревенскихъ и общественныхъ магазиновъ, если завѣдывающіе оными старшины расхитятъ хлѣбъ, обывателямъ дозволено приносить на нихъ жалобы правительству.
   Обозрѣвъ положеніе казенныхъ хлѣбныхъ магазиновъ, обратимся къ обозрѣнію самыхъ мѣръ, на которыхъ правительство основываетъ свои распоряженія къ продовольствію народа при общемъ бѣдствіи.
   Въ такомъ государствѣ, гдѣ количество обработываемой земли несоразмѣрно -- мало въ отношеніи къ многолюдности, правительство первою мѣрою считаетъ поощрять и усиливать землепашество. На сей конецъ Уѣзднымъ Правителямъ дозволено избирать трудолюбивыхъ, бережливыхъ и благонравныхъ землепашцевъ, и давать имъ -- для поощренія прочихъ -- шарики 15-го класса (что соотвѣтствуетъ чину канцеляриста). Если въ какой губерніи откроются земли, удобныя для обработанія; то мѣстные начальники обязаны вызывать желающихъ разпахивать нови и снабжать ихъ волами и сѣменами на посѣвъ. На землѣ, удобной для посѣва хлѣба, запрещается садить табакъ.
   Второй предметъ попеченія правительства о земледѣліи есть предупрежденіе саранчи, т. е. изтребленіе оной въ самомъ началѣ. Саранча обыкновенно родится по низменнымъ мѣстамъ близь большихъ озеръ и рѣкъ, почему мѣстнымъ начальникамъ въ обязанность поставлено ежегодно въ Февральской и Мартовской лунахъ наблюдать приближеніе превращенія куколовъ ея. Какъ скоро саранча появится, то немедленно собираютъ солдатъ и крестьянъ которые, перекапывая землю, изтребляютъ самыя куколки, а въ сухое время выжигаютъ ихъ, пуская огонь по ветоши. Если же саранча успѣетъ окрылиться и подняться, мѣстные начальники предаются суду за безпечность.
   Чрезвычайныя наводненія въ Китаѣ очень-нерѣдки, особенно на равнинѣ, но которой Желтая-рѣка катится къ морю отъ поворота ея на востокъ. Хотя рѣка сія въ опасныхъ мѣстахъ укрѣплена двойною плотиною -- береговою и другою въ нѣсколькихъ верстахъ отъ берега; со всѣмъ тѣмъ отъ сильныхъ дождей въ Хухэнорскихъ горахъ и на западныхъ предѣлахъ Китая, она поднимается иногда неимовѣрно-высоко и получаетъ столь сильное стремленіе, что разрываетъ обѣ плотины, разрушаетъ города и селенія и потопляетъ большое пространство полей съ хлѣбомъ. Въ подобномъ случаѣ мѣстные начальники обязаны собирать народъ для спасенія погибающихъ, утопшихъ хоронить на счетъ казны, а разорившихся отъ наводненія ссужать деньгами на поправленіе. О количествѣ денежныхъ пособій при семъ несчастіи существуютъ особливыя положенія для каждой губерніи.
   Сильная засуха, равно какъ и большое наводненіе имѣютъ одно послѣдствіе -- неурожай хлѣба. Въ сихъ случаяхъ начальникъ губерніи, въ слѣдъ за донесеніемъ Государю о бѣдствіи народа, предписываетъ немедленно отворить магазины и предварительно снабдить бѣдныхъ жителей хлѣбомъ на одинъ мѣсяцъ; потомъ, опредѣливъ степень общаго бѣдствія и раздѣливъ жителей на бѣдныхъ и крайне -- бѣдныхъ, вторично представляетъ Государю о продолженіи вспоможенія. При общемъ бѣдствіи въ десять степеней, крайне -- бѣднымъ прибавляется хлѣбное вспоможеніе на четыре, а бѣднымъ на три мѣсяца. Сіе вспоможеніе понижается по степенямъ общаго бѣдствія такъ, что при шести степеняхъ прибавляется только крайне-бѣднымъ на одинъ мѣсяцъ, а ниже прекращается. Выдача хлѣба изъ магазиновъ ежедневно производится. Возрастнымъ выдаютъ по полугарнцу (риса или проса), а малолѣтнымъ въ половину менѣе.
   При неурожаѣ отъ засухи, наводненія и саранчи обыкновенно возвышаются цѣны на хлѣбъ по мѣрь недостатка въ ономъ: почему правительство, желая облегчить положеніе несчастныхъ, открываетъ продажу хлѣба изъ казенныхъ магазиновъ по цѣнамъ низшимъ противъ рыночныхъ. Ежели недостанетъ хлѣба въ магазинахъ, то на счетъ казны производится закупъ онаго въ смежныхъ губерніяхъ. По окончаніи всего, проданный хлѣбъ замѣняется вновь купленнымъ; а суммы, употребленныя на покупку хлѣба, возвращаются въ казначейство.
   Если послѣ неблагополучнаго года въ слѣдующую весну маломощные землепашцы будутъ нуждаться въ хлѣбъ на посѣвъ, то дозволяется заимообразно отпускать имъ оный и на посѣвъ и на пропитаніе. Если бѣдствіе отъ засухи или наводненія возпослѣдуетъ лѣтомъ, то сверхъ вспоможенія, закономъ положеннаго, еще ссужаютъ хлѣбомъ и на осенній посѣвъ. Сія ссуда хлѣба производится изъ казенныхъ магазиновъ на условіи возвратить оный послѣ осенняго убора въ будущемъ году, притомъ безъ процентной наддачи.
   Потерпѣвшимъ отъ общаго бѣдствія, сверхъ прочихъ льготъ и пособій, прощаются государственныя подати также сообразно степенямъ онаго. При бѣдствіи въ 10 степеней прощается 7/10, при бѣдствіи въ 9 степеней прощается 6/10, при бѣдствіи 6-ти и 5-ти степеней 1/10. Въ сіе время немедленно прекращается сборъ податей, и то, что слѣдуетъ собрать, за исключеніемъ прощеннаго, разсрочивается при бѣдствіи отъ 10 до 8-ми степеней на три года. Бѣдствіе ниже 5-ти степеней не считается бѣдствіемъ, и если по разрѣшенію государеву бываетъ отсрочка, то до лѣтней только уборки; а лѣтній сборъ сего времени откладывается до осени.
   Для продовольствія народа въ неурожайныхъ мѣстахъ требуется большой подвозъ хлѣба изъ сосѣднихъ мѣстъ: почему испрашиваютъ у Государя дозволенія обвѣстить объ этомъ купечество, торгующее хлѣбомъ. Въ семъ случаѣ хлѣбъ, отправленный на продажу въ неурожайныя мѣста, освобождается отъ пошлины въ таможняхъ; а препровождающимъ оный правительство выдаетъ свидѣтельства, которыя они обязаны предъявлять мѣстнымъ начальствамъ. Если же продадутъ хлѣбъ, недостигнувъ до назначеннаго мѣста, или тайно провезутъ оный въ другія губерніи; то, сверхъ взысканія двойной пошлины, предаются суду. Правительство, по употребленіи всѣхъ возможныхъ ему средствъ къ пособію, наконецъ дозволяетъ и частнымъ людямъ участвовать въ пособіи народу хлѣбомъ. Купецъ, изъявившій желаніе въ неурожайный годъ сдѣлать пожертвованіе хлѣбомъ, долженъ испросить дозволеніе у начальства; послѣ чего предоставляется ему самому распоряжать своимъ пожертвованіемъ, а уѣзднымъ чиновникамъ запрещается вмѣшиваться въ его распоряженія. О учинившихъ значительное пожертвованіе начальникъ губерніи обязанъ представлять Государю къ награжденію. Жители деревень въ неурожайные годы особенно затрудняются въ снисканіи пропитанія; почему правительство разрѣшаетъ начальниковъ губерній производить въ сіе время нужныя казенныя работы, какъ-то: прочищеніе каналовъ, починку городскихъ стѣнъ и плотинъ, и симъ образомъ доставлять народу способы къ снисканію пропитанія.
   Вышеизложенныя мѣры пособія народу во время общихъ бѣдствій не одну имѣютъ цѣль; но главная заключается въ томъ, что бы постигнутые общимъ бѣдствіемъ неоставляли своихъ жилищъ безъ крайней нужды: ибо движеніе народа въ подобныхъ случаяхъ нерѣдко начинается безпорядками, и потомъ, когда правительство употребитъ свои мѣры къ прекращенію оныхъ, превращается въ междоусобіе. Посемуто о бѣдствіи, постигшемъ какую либо страну, начальникъ губерніи обязанъ немедленно донести 'Государю, а въ слѣдъ за симъ отправить чиновниковъ опредѣлить степени бѣдствія; на мѣсто же, постигнутое необыкновеннымъ бѣдствіемъ, долженъ лично отправиться, и оттоль донести Государю о мѣрахъ, какія надлежитъ употребить для вспоможенія несчастнымъ.
   Въ 1832 году была въ Китаь засуха, незапамятная въ лѣтописяхъ исторіи. Съ половины Апрѣля до Августа т. е. въ продолженіе самыхъ жаркихъ мѣсяцевъ, невидали капли дождевой. Правительство было въ крайнемъ затрудненіи. Богдаханъ, для укрѣпленія народа въ терпѣніи, молился небеснымъ силамъ въ разныхъ мѣстахъ. Вотъ его молитва, читанная имъ въ храмѣ Духу земли въ 18 день 6-й луны (въ Іюлѣ):
   "Со смиреніемъ помышляю, что въ обширныхъ предѣлахъ поднебесныя я не въ силахъ оказывать помощь въ бѣдственное время наводненія или засухи. При продолжительномъ бездождіи со всею искренностію молюсь только о повсемѣстномъ неукоснительномъ изліяніи благотворныхъ дождей, и всѣ чаютъ исполненія благости сей. Въ нынѣшнемъ году въ самаго наступленія лѣта {Въ 1835 году начало лѣта опредѣлено 25 Апрѣля въ 2 часа 35 минутъ по полудни.} не было дождя въ продолженіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ. Это есть необыкновенная засуха. Я разтерзанъ горестію и страхомъ; но не въ силахъ отвратить бѣдствія. Пѣшій я ходилъ въ три жертвенника молиться Духамъ Ше и Цзи, но несподобился получить отъ нихъ отличной милости. Вѣроятно, съ продолженіемъ жизни умножились мои погрѣшности и вины. Увлекаясь надменностію, я могъ выступать изъ предѣловъ, начертанныхъ обрядами; иногда одною ошибочною мыслію навлекалъ гнѣвъ неба; а иногда по самонадѣянности погрѣшалъ въ выборѣ людей къ государственнымъ должностямъ. Во всѣхъ сихъ случаяхъ я заслуживалъ милосердое указаніе Неба. Нынѣ хотя глубоко раскаиваюсь и обвиняю себя, но уже не въ силахъ помочь бѣдствію. Съ благоговѣніемъ очистивъ духъ и тѣло, пѣшій прихожу въ жертвенникъ земли принести моленіе. Высочайшій духъ царицы-земли, соучаствующій въ дѣйствіяхъ верховнаго неба! призри на землю во дни настоящей засухи, достигшей крайняго предѣла. Послѣ малыхъ жаровъ {Малые жары въ 1835 году начались Іюня 26 числа въ 6 часовъ 28 минутъ по полуночи, а лѣтній уборъ хлѣба бываетъ въ исходѣ Мая и въ началѣ Іюня.} народъ отчаялся въ надеждѣ на урожай и, обращаясь къ своему Царю, обвиняетъ его въ безпечности о подданныхъ, безвинно -- страждущихъ. {Китайцы признаютъ, что Небо (Богъ) избираетъ богдахана для управленія въ его лицѣ народами на землѣ Въ слѣдствіе сего мнѣнія богдаханъ обязанъ управлять съ такою же справедливостію и святостію какъ бы Небо непосредственно управляло царствомъ. Когда случаются какія-нибудь физическія бѣдствія, какъ то: засухи, наводненія, саранча, землетрясенія и проч, то народъ полагаетъ, что богдаханъ допустилъ погрѣшности въ управленіи, и Небо чрезъ Физическія бѣдствія вразумляетъ его къ исправленію тѣхъ погрѣшностей. Вотъ почему причину физическихъ бѣдствій изключительно приписываютъ правителю государства.} Увы! стыдъ и трепетъ поперемѣнно объемлютъ меня, но не могу придумать мѣръ. Съ благоговеніемъ молю тебя, августѣйшій Духъ Земли! прости меня, клянущагося обновить (исправить) себя. Пролей некосненно тукъ милостей и спаси народъ мой. Изнемогая подъ тяжестію скорби и раскаянія, приношу тебѣ жертву."
  

VI.

УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО.

   Основаніе уголовныхъ законовъ касательно наказанія преступленій положено было еще государемъ Шунь въ 2282 году до Р. X. По его законоположенію за важныя преступленія опредѣлены были: клейменіе лица, рѣзаніе носа, отсѣченіе ногъ, холощеніе, а за важныя преступленія, заслуживающія по какимъ либо обстоятельствамъ снисхожденіе, назначена ссылка. За легкія преступленія опредѣлено было наказывать въ судебныхъ мѣстахъ плетью, въ учебныхъ заведеніяхъ планкою; легкія преступленія, заслуживающія почему либо снисхожденіе, подлежали умѣренію наказанія и даже прощенію. Но для легкихъ преступленій умышленныхъ и повторенныхъ не было даже снисхожденія. Такое существовало основаніе наказаній въ продолженіе 2282 -- 231 лѣтъ до Р. X. Домъ Цинь, уничтожившій феодальное правленіе, вынужденъ былъ прибѣгнуть къ жестокимъ наказаніямъ, чтобы подавить недовольныхъ монархическимъ правленіемъ; а слѣдовавшій за нимъ Домъ Хань хотѣлъ отмѣненіемъ оныхъ привлечь къ себѣ подданныхъ. Симъ образомъ оба Дома уклонились отъ средины -- первый къ жестокости, послѣдній къ слабости; и впослѣдствіи уголовное законодательство около шести вѣковъ подобнымъ образомъ переходило отъ одной крайности къ другой; и сверхъ сего самыя наказанія не имѣли опредѣленной мѣры. Домъ Суй въ 581 году по Р. X. впервые установилъ пять видовъ наказанія, какъ-то: малою и большою планкою, временною и вѣчною ссылкою и смертію.
   Наказаніе малою планкою производится для стыда: ибо маловажныя преступленія стыдомъ должны быть наказываемы. Наказаніе большою планкою производится для обузданія: ибо страхомъ сего наказанія удерживаются отъ преступленій. Временная ссылка есть неволя: ибо виновный по качеству преступленія долженъ быть наказанъ позоромъ рабства. Вѣчная ссылка есть смертная казнь для важнаго преступника заслуживающаго по обстоятельствамъ дѣла снисхожденіе: ибо онъ освобождается отъ смерти подъ условіемъ пожизненной разлуки съ родиною.
   Самыя важныя преступленія до династіи Суй наказываемы были удавленіемъ, отсѣченіемъ головы съ выставкою на показъ и разсѣченіемъ преступника на части. Наказанія плетью и планками, временною и вѣчною ссылкою неограниченно производились. Домъ Суй первый раздѣлилъ наказаніе малою планкою на пять степеней отъ 10 до 50 ударовъ; наказаніе большою планкою на пять же степеней отъ 60 до 100 ударовъ; наказаніе временною ссылкою на пять степеней отъ одного года до трехъ; наказаніе вѣчною ссылкою на три степени отъ 1 до 3т ли; смертную казнь на два степени: удавленіе и отсѣченіе головы; наказаніе плетью, выставку отсѣченной головы напоказъ и разсѣченіе на части отмѣнилъ; и сверхъ сего допустилъ уменьшеніе, искупъ и прощеніе. Въ самомъ началѣ наказаніе планкою производилось по ногамъ, ягодицамъ и спинѣ. Но какъ самыя важныя внутреннія части нашего тѣла лежатъ между спиною и грудью, то наказаніе по спинѣ съ 627 года отмѣнено. Впрочемъ какъ свойство преступленій измѣняется отъ разныхъ обстоятельствъ времени, то и примѣненіе къ нимъ наказаній не могло всегда быть постояннымъ. Но виды и порядокъ наказаній съ 581 года до сего времени удержаны при измѣненіяхъ очень маловажныхъ, что ниже увидимъ.
   По уложенію Уголовной Палаты, изданному нынѣ царствующимъ въ Китаѣ Домомъ Цинъ, преступники раздѣляются на зачинщиковъ и сообщниковъ. Винность первыхъ одною степенью тяжелѣе противъ винности послѣднихъ. Наказанія за преступленія раздѣлены на пять видовъ, каждый видъ еще дѣлится на степени съ небольшимъ измѣненіемъ противъ прежняго, какъ-то:
   1) Наказаніе малою планкою отъ 10 до 50 ударовъ имѣетъ пять степеней.
   2) Наказаніе большою планкою {Планка дѣлается изъ бамбука, и раздѣляется на малую и большую. Малая планка имѣетъ тяжелый конецъ шириною въ 1 1/2 дюйма, а легкій въ одинъ дюймъ; вѣсомъ 1 1/2 гина. Большая планка имѣетъ тяжелый конецъ шириною въ два, а легкій въ 1 1/2 дюйма; вѣситъ не болѣе двухъ гиновъ. Въ длину обѣ имѣютъ 5 1/2 футовъ. Колѣнцовыя на нихъ возвышенія и отростки сглажены. При наказаніи держатъ за легкій конецъ, а тяжелымъ бьютъ по обнаженной задницѣ.} отъ 60 до 100 ударовъ имѣетъ пять степеней.
   3) Временная ссылка въ той же губерніи отъ 1-го до 3-хъ годовъ имѣетъ пять степеней.
   4) Вѣчная ссылка отъ 1т. до 3т. ли отъ родины имѣетъ три степени.
   5) Смертная казнь состоитъ въ отсѣченіи головы и удавленіи по заточеніи. {За нѣкоторыя преступленія смертная казнь совершается немедленно по окончаніи суда; а за другія откладывается, до общей казни, совершаемой по всему государству наканунѣ зимняго поворота. Въ эту отсрочку преступники содержатся въ тюрьмѣ, и совершеніе казни надъ послѣдними называется казнить по заточеніи.}
   И временная и вѣчная ссылка сопровождаются наказаніемъ большою планкою. {Нынѣшнія мѣста ссылки суть: Гиринъ Амуръ, Или и Урумци.} Сосланному на годъ даютъ -- 60, сосланному на два года -- 70, на три года -- 80, на четыре года -- 90, на пять лѣтъ -- 100 ударовъ. Но сіе наказаніе производится уже на мѣстѣ ссылки. Нѣкоторымъ преступникамъ налагаютъ еще штемпелевые знаки на лицѣ и локотныхъ костяхъ. Смертная казнь по заточеніи, по прошествіи двухъ и трехъ лѣтъ, наиболѣе понижается, т. е. вмѣсто отсѣченія головы полагается удавленіе, а вмѣсто удавленія ссылка. Но есть преступники, которыхъ приговариваютъ къ рѣзанію въ куски и неотлагаемому по окончаніи суда отсѣченію головы съ выставкою на показъ. {Отрубленная голова выставляется въ деревянной клѣткѣ, притомъ въ предмѣстіи города.} Таковые преступники суть:
   1) Злоумышляющіе противъ государя или государства.
   2) Отцеубійцы, умышленно убившіе дѣда или бабку, отца или мать.
   3) Жены и наложницы, убившія мужнина дѣда или бабку. свекра или свекровь.
   4) Зачинщики изъ убившихъ болѣе трехъ человѣкъ въ одномъ семействъ, или разсѣкшихъ человѣка на части.
   5) Умышленно убившіе старшихъ родственниковъ, дѣда или бабку женниныхъ.
   6) Зачинщики изъ тѣхъ, которые умерщвляютъ младенцевъ, или отрезываютъ сосцы у женщинъ.
   7) Сынъ въ ссорѣ убившій отца или мать, и внукъ убившій въ ссоръ дѣда или бабку.
   8) Атаманъ шайки и сообщники его убившіе чиновниковъ при освобожденіи преступниковъ изъ тюрьмы.
   9) Старшіе, убившіе до трехъ человѣкъ въ семействѣ изъ младшихъ своихъ родственниковъ въ третьей боковой линіи и далѣе,-- въ предположеніи завладѣть имуществомъ, или получить наслѣдственную должность.
   10) Ссыльный невольникъ, убившій до трехъ человѣкъ въ семействѣ своего владѣльца.
   11) Жены и наложницы, по вступленіи въ любовную связь съ родственниками, намѣренно убившія своего мужа.
   12) Младшій родственникъ, по корысти или насилованію, намѣренно убившіе старшаго родственника.
   13) Сухопутные и морскіе разбойники при сопротивленіи убившіе посланныхъ отъ Правительства.
   Находится десять важныхъ преступленій, за которыя смертная казнь не прощается и милостивыми манифестами; таковыя преступленія суть:
   а) Злоумышленіе противъ общественнаго спокойствія.
   б) Злоумышленіе противъ царствующаго дома.
   в) Измѣна отечеству.
   г) Отцеубійство.
   Подъ отцеубійствомъ разумѣется убіеніе отца или матери, дѣда или бабы съ отцовой стороны старшаго брата или сестры, дѣда или бабки съ жениной стороны; также убіеніе мужа.
   д) Безчеловѣчіе.
   Подъ безчеловѣчіемъ разумѣется: 1) умерщвленіе семейства состоящаго изъ трехъ и болѣе человѣкъ; 2) разсѣченіе человѣка на части; 3) умерщвленіе родившагося младенца, {Восточные путешественники увѣряли Европу, будто въ Китаѣ дѣтоубійство позволено законами, а одному изъ путешественниковъ въ Кантонѣ сказали, что Кит. Правительство даже содержитъ людей, которые обучены ремеслу убивать младенцевъ. И просвѣщенная Европа до сего времени безусловно вѣрила этимъ нелѣпостямъ.} 4) отрѣзаніе сосцовъ у женщинъ; 5) составленіе ядовъ и чародѣйствъ; 6) неуваженіе къ верховной власти.
   Неуваженіемъ къ верховной власти считаются:
   1) Похищеніе царскихъ жертвенныхъ сосудовъ, колесницъ и одѣянія; 2) похищеніе и поддѣлка царскихъ печатей; 3) ошибочное противъ рецепта составленіе лекарствъ для государя; 4) ошибка при вложеніи докладовъ въ конвертъ; 5) приготовленіе не должныхъ яствъ для государева стола; 6) непрочное строеніе судовъ для государева путешествія.
   ж) Неуваженіе къ родителямъ.
   Подъ неуваженіемъ къ родителямъ разумѣется: 1) поношеніе дѣда и бабки, отца и матери, также мужнина дѣда и бабки, свекра и свекрови; 2) перемѣна родины и раздѣлъ съ дѣдомъ и бабкою, съ отцемъ и матерыо; 3) отказъ въ пропитаніи отца и матери; 4) женитьба въ траурѣ по отцѣ и матери; 5) утаеніе траура по дѣдѣ и бабкѣ, по отце и матери; 6) ложное объявленіе о кончинѣ дѣда или бабки; отца или матери.
   з) Семейственный раздоръ.
   и) Неоправедливость.
   Несправедливостью почитается: 1) когда разночинецъ убьетъ своего областнаго, окружнаго и уѣзднаго Правителя; 2) когда солдатъ убьетъ своего командира; 3) когда канцелярскій служитель или сторожъ убьетъ чиновника своего присутственнаго мѣста отъ 10 кл. и выше; 4) когда ремесленный убьетъ своего мастероваго учителя; 5) когда жена, утаивъ кончину своего мужа не будетъ носить траура и выдетъ за другаго.
   і) Кровосмѣшеніе.
   Кровосмѣшеніемъ почитаются прелюбодѣяніе съ родственницами до четвертой боковой линіи и съ наложницами дѣда и отца.
   Всего считается до 2,759 преступленій по которымъ подвергаются пяти видамъ наказанія, исключая преступленіи, кой законъ не можетъ вполнѣ обнять своею силою. Преступленій наказываемыхъ:
   10-ю ударовъ малою планкою -- 31.
   20-ю -- 49.
   30-ю -- 42.
   40-ю -- 111.
   50-ю -- 118.
   60-ю ударовъ большою планкою -- 118.
   70-ю -- 76.
   80-ю -- 241.
   90-ю -- 85.
   100 -- 400.
   Ссылкою на одинъ годъ -- 66.
   Ссылкою на 1 1/2 года -- 51.
   -- -- 2 -- -- 65.
   -- -- 2 1/2 -- -- 85.
   -- -- 3 -- -- 163.
   Ссылкою съ переселеніемъ -- 1.
   Смѣшанныхъ преступленій наказываемыхъ вѣчною ссылкою:
   За 2000 ли -- 2.
   -- 2500 ли -- 2.
   -- 3000 ли -- 8
   Ссылкою въ неволю (въ каторгу) -- 125.
   Ссылкою въ гарнизоны въ ближайшія мѣста -- 39.
   Ссылкою на ближайшія границы -- 100.
   Ссылкою на отдаленныя границы -- 11.
   Ссылкою на отдаленнѣйшія границы -- 11.
   Ссылкою въ заразительныя мѣста -- 40.
   Смѣшанныхъ преступленій наказываемыхъ:
   Удавленіемъ. г. -- 6.
   Отсѣченіемъ головы -- 8.
   Точныхъ преступленій наказываемыхъ:
   Удавленіемъ по заточеніи -- 213.
   Отcѣченіемъ головы по заточеніи -- 179.
   Неотлагаемымъ удавленіемъ -- 51.
   Неотлагаемымъ отсѣченіемъ головы -- 160.
   Рѣзаніемъ въ куски -- 21.
   Всего преcтупленій наказываемыхъ:
   Малою планкою -- 351.
   Большою планкою -- 925.
   Временною ссылкою -- 435.
   Вѣчною cсылкою -- 12.
   Ссылкою въ неволю -- 125.
   Ссылкою въ гарнизоны -- 26.
   Смертію -- 644.
   Всего -- 2759.
  
   По законамъ прошедшей династіи Минъ чиновники и гражданскіе и военные наравнѣ съ разночинцами подвергались тѣлесному наказанію: но при настоящей династія Цинъ съ 1644 года тѣлесное наказаніе чиновниковъ отмѣнено {У насъ и до сего дня ученые для пышности въ слогѣ возглашаютъ, что въ Китаѣ и Министра и крестьянина однимъ и тѣмъ же бамбукомъ чествуютъ. Г. Добель, прожившій десять лѣтъ въ Кантонѣ, торжественно увѣрялъ въ этомъ Европу и Европа, при своемъ просвѣщеніи, расхвалила его.}, а вмѣсто сего положено наказывать ихъ пенею и снятіемъ чиновъ напр.: за вину по должности:
   а) вмѣсто 10 ударовъ планкою вычетомъ жалованья за мѣсяцъ;
   б) за 20 и 30 ударовъ вычетъ надбавляется за месяцъ.
   в) за 40 и 50 ударовъ вычетъ надбавляется за 3 месяца, т. е. вычетъ за полгода.
   г) вмѣсто 60 ударовъ планкою вычетомъ жалованья за цѣлый годъ.
   д) вмѣсто 10 ударовъ пониженіемъ однимъ чиномъ.
   е) вмѣсто 80 ударовъ -- двумя чинами.
   ж) вмѣсто 90 ударовъ -- тремя чинами съ оставленіемъ при прежней должности.
   з) вмѣсто 100 ударовъ пониженіемъ четырьмя чинами съ переводомъ (къ должности по оставшемуся чину). {Законы въ отношеніи къ чиновникамъ и опредѣлительны и снисходительны.}
   Но чиновники за преступленія по личному поведенію наказываются однимъ степенемь выше. Отъ ссылки и смертной казни хотя они и неизъяты, но имѣютъ право откупаться, исключая преступленій непрощаемыхъ законами.
   Допускается изъятіе нѣкоторыхъ людей отъ суда по общимъ законамъ, какъ то:
   1) Изъятіе родственниковъ государевыхъ и родственниковъ вдовстующей государыни -- матери до 5й боковой линіи, а родственниковъ государыни до 4 и боковой линіи.
   2) Изъятіе столповыхъ вельможъ, долго служившихъ при государяхъ и пользовавшихся милостями ихъ.
   3) Изъятіе заслуженныхъ, отличившихся важными военными подвигами.
   4) Изъятіе добродѣтельныхъ, коихъ поведеніе и образъ мыслей служатъ примѣромъ для другихъ.
   5) Изъятіе способныхъ, которые по своимъ великимъ способностямъ служатъ подпорою престолу и въ гражданской и военной службѣ.
   6) Изъятіе ревностныхъ, которые неутомимо занимаются дѣлами службы, или бывъ отправлены куда-либо преодолѣваютъ всѣ трудности для исполненія возложеннаго порученія.
   7) Изъятіе знатныхъ, подъ которыми разумѣются гражданскіе и военные чиновники отъ 1 до 6 класса.
   8) Изъятіе гостей, подъ которыми разумѣются потомки государей прежнихъ династій.
   Ежели подлежащій изъятію учинитъ преступленіе; то начальство не можетъ само собою судить его, а обязано донести государю, и уже по полученіи указа произвести слѣдствіе; а по окончаніи суда и самое дѣло представить государю на утвержденіе. Сила сего закона простирается на дѣда и бабку, родителей, жену, сыновей и внуковъ подлежащаго изъятію. Но въ десяти важныхъ преступленіяхъ законъ сей не имѣетъ дѣйствія.
   Исключая изъемлемыхъ, прочіе судятся по законамъ общимъ для каждаго состоянія: но подъ сіе положеніе несовершенно подходитъ:
   1) Чиновники: Если чиновникъ отъ 10 класса и выше учинитъ преступленіе; то начальство, неприступая къ допросамъ, доноситъ государю къ прописаніемъ его дѣла, а по полученіи указа изслѣдовавъ дѣло и сдѣлавъ приговоръ на основаніи законовъ, представляетъ государю на утвержденіе. Чиновники отъ 1-го до 6-го класса берутся къ допросамъ по отрѣшеніи отъ должности: но допрашиваются безъ пытокъ. Если же обстоятельства дѣла неизбѣжно потребуютъ допросить кого чрезъ пытки, то испрашиваютъ у государя разрѣшеніе на то. Если судимый чиновникъ оправдается, то снова опредѣляется къ прежней должности.
   2) Знаменные, т. е. родившіеся въ военномъ состояніи Осьми знаменъ.
   Знаменные подвергнувшіеся наказанію планками, наказываются вмѣсто сего плетью, временною и вѣчною ссылкою, но избавляются отъ ссылки въ неволю. Сей законъ простирается только на Маньчжуровъ, Монголовъ и Знаменныхъ Китайцевъ, находящихся въ дѣйствительной службѣ.
   3) Воспитанники Астрономическаго Института.
   Изъ сихъ воспитанниковъ обучающимся съ отличными успѣхами дозволяется отъ ссылки и тѣлесныхъ наказаній до 100 ударовъ откупаться, и потомъ продолжать ученіе.
   4) Женщины и дѣвицы.
   Женщины и дѣвицы, приговоренныя къ наказанію большою планкою, наказываются безъ сниманія шальваровъ; за легкія же преступленія наказываются въ безподкладномъ одѣяніи; отъ штемпелеванія освобождаются; а отъ ссылки и временной и вѣчной дозволено имъ откупаться. Женамъ чиновниковъ дозволяется откупаться отъ тѣлеснаго наказанія. Всякая женщина по маловажнымъ дѣламъ и по оговору, исключая блуда, воровства и убійства, можетъ вмѣсто себя послать въ судъ брата, сына или племянника, а при слѣдствіяхъ по постороннимъ и маловажнымъ дѣламъ, производимыхъ въ окружныхъ и уѣздныхъ правленіяхъ, совершенно увольняется отъ свидѣтельства и очныхъ ставокъ. Ежели беременная женщина подлежитъ къ допросу чрезъ пытки; то сей допросъ отлагается за сто дней по рожденіи младенца. Такимъ же образомъ и смертная казнь совершается надъ ними: но приговоренныя къ рѣзанію въ куски предаются казни чрезъ мѣсяцъ по рожденіи младенца.
   5) Престарѣлые и малолѣтные.
   Имѣющіе выше 70 и недостигшіе 15 лѣтъ, также больные, при допросахъ по какому либо преступленію, освобождаются отъ пытокъ, и приговоръ объ нихъ составляется на доказательствахъ свидѣтелей; сверхъ сего дозволяется имъ откупаться отъ ссылки и другихъ наказаній и т. д.
   Доносъ на самаго себя уничтожаетъ преступленіе, и донесшій на самаго себя до открытія его преступленія освобождается отъ наказанія: но въ дѣлѣ по воровству покража отбирается отъ него. Ежели судимый по какому либо маловажному преступленію добровольно признается въ другомъ важномъ преступленіи, то освобождается отъ наказанія за важное преступленіе. Донесеніе на самаго себя въ судѣ отличается отъ добровольнаго признанія при допросѣ. Важные преступники изъ зачинщиковъ не подходятъ подъ сей законъ.
   Родственники, живущіе не въ раздѣлѣ, также дѣдъ и бабка женины, тесть и теща, внуки отъ дочери, зять по дочери, внучнина жена, деверья и жены ихъ могутъ скрывать преступленія другъ друга. Невольники, невольницы и наемные люди, таившіе о преступленіи своихъ господъ избавляются отъ суда, и самое дѣло, открытое по сему предмету, оставляется безъ судопроизводства. Даже если бы преступникъ въ бѣгствѣ скрывался у своихъ родственниковъ, и сіе неставится имъ въ вину. Но сей законъ непростирается на измѣнниковъ и другихъ государственныхъ преступниковъ.
   Доносъ на старшихъ родственниковъ не принимается въ уваженіе. Ежели сынъ доноситъ на отца или мать, внукъ на дѣда или бабку, жена и наложница на мужа, также на мужнина дѣда или бабку, на свекра или свекровь, младшіе родственники на старшихъ; всѣ сіи доносители предаются суду, хотя бы ихъ доносы и справедливы были, а обвиняемые избавляются отъ суда. Сей законъ простирается на невольниковъ и невольницъ., когда они доносятъ на своихъ господъ.
   Ябѣда считается преступленіемъ, имѣющимъ относительную важность. При сочиненіи жалобы другимъ представляющій дѣло въ ложномъ видѣ, т. е. или увеличивающій или уменьшающій оное, судится за ябѣду. Если истецъ вовсе не думалъ подавать жалобы, а ябѣдникъ подалъ мысль и побудилъ его къ тому; то послѣдній считается зачинщикомъ, а истецъ сообщникомъ. Если истецъ самъ вознамѣрился подать жалобу, а ябѣдникъ со стороны подстрекнулъ его къ тому, то послѣдній судится одинаково съ преступникомъ; и если сей приговоренъ къ смерти, то ябѣдникъ наказывается однимъ степенемъ ниже его. Подкупленный къ подачъ ложнаго доноса судится какъ бы самъ ложно доносилъ, и бывъ приговоренъ къ смерти не освобождается отъ казни; а подкупившій судится какъ преступникъ законовъ. Для уничтоженія ябѣды Земскимъ начальникамъ поставлено въ обязанность избирать въ народѣ вѣрныхъ и правдивыхъ людей, знающихъ грамоту, и возлагать на нихъ сочиненіе жалобъ для просителей. Желающіе производить искъ должны прибѣгать къ симъ писарямъ, которые обязаны писать прошенія со словъ просителей, а подъ прошеніемъ подписывать свое прозваніе и имя; а безъ сего запрещается судебнымъ мѣстамъ принимать прошенія.
   Принимать прошенія отъ истцовъ дозволяется одному только Земскому начальнику, т. е. Окружному или Уѣздному Правителю, которые уполномочены окончательно рѣшать маловажныя дѣла, а важныя дѣла обязаны представлять на разсмотрѣніе Областнаго Правленія и такъ далѣе.
   Для производства слѣдственныхъ дѣлъ законами назначены сроки. Для изслѣдованія дѣла по обыкновенному убійству опредѣленъ шестимѣсячный срокъ, а для производства слѣдствій по важнымъ уголовнымъ дѣламъ, какъ то, по грабежу, разбою и гробокопательству -- четырехмѣсячный срокъ. Изъ шестимѣсячнаго срока назначено три мѣсяца Земскому начальнику для представленія дѣла въ областное правленіе; одинъ мѣсяцъ Областному Правителю для представленія дѣла въ уголовный судъ; одинъ мѣсяцъ уголовному суду для представленія дѣла начальнику губерніи; одинъ мѣсяцъ начальнику губерніи для представленія дѣла въ Уголовную Палату и Государю. Подобнымъ же образомъ изъ четырехмѣсячнаго срока назначено два мѣсяца Земскому начальнику, 20 дней Областному Правителю, 20 дней Уголовному суду и 20 дней начальнику губерніи. Ежели за непоимкою главнаго преступника и неявкою нужныхъ свидѣтелей невозможно привести дѣло въ ясность, то представляютъ государю о продолженіи срока.
   Въ страдовое время т. е. съ 1-го числа 4-го мѣсяца до истеченія 1-го мѣсяца {Въ 1835 году 1-е число 4-го мѣсяца было 17-е Апрѣля, а послѣдній день 7-го мѣсяца случился 9-го Сентября.} прекращается судъ по всѣмъ дѣламъ, исключая важныхъ, какъ -- то: измѣны, смертоубійства, воровства, лихоимства съ нарушеніемъ законовъ, также по злоупотребленіямъ маклеровъ и мошенническому грабежу товаровъ у гостей. Ежели у преступника приговореннаго къ смерти отецъ или мать, дѣдъ или баба выше 70 лѣтъ или тяжко больные или увѣчные, требующіе призрѣнія, а въ семействѣ нѣтъ возрастнаго по немъ имѣющаго выше 15 лѣтъ; дозволяется освободить его отъ смертной казни -- съ утвержденія государева; и если онъ будетъ оставленъ для пропитанія, то наказывается только двухмѣсячнымъ ношеніемъ шейной колодки, 40 ударами планкою, а по смертоубійству въ ссорѣ еще платитъ 20 ланъ серебра семейству убитаго на пропитаніе. Такимъ же образомъ оставляется сынъ вдовы, получившей за доброе свое поведеніе титулъ цѣломудренной.
   По случаю милостиваго манифеста оказывается прощеніе на различныхъ положеніяхъ, смотря по качеству преступленій. Маловажныя вины совершенно прощаются, а изъ важныхъ нѣкоторыя прощаются, а другія только смягчаются. Въ манифестахъ 1736 и 1796 годовъ, состоявшихся по случаю вступленія на престолъ, изъяты были изъ прощенія десять дѣйствительныхъ преступленій: 1) смертоубійство; 2) похищеніе имущества и воровство съ насиліемъ; 3) зажигательство; 4) гробокопательство; 5) принятіе взятокъ съ нарушеніемъ и безъ нарушенія законовъ; 6) подлоги; 7) прелюбодѣяніе; 8) хитрое завлеченіе людей въ худыя общества; 9) смертоубійство, произведенное чрезъ навѣты; 10) попущеніе преступленія за знаемо, и дозволеніе производить лихоимство и переводъ денегъ въ ходатайствѣ по преступленіямъ.
   Въ Уголовной Палатѣ по истеченіи каждыхъ пяти лѣтъ учреждается Коммисія для краткаго пересмотра, а чрезъ десять лѣтъ для полнаго исправленія законовъ. Сія Коммисія съ должнымъ вниманіемъ разсматриваетъ именные указы и одобренныя Палатою положенія, изложенныя въ докладахъ государственныхъ чиновниковъ для опредѣленія мѣры преступленій, также свѣряетъ старыя и новыя постановленія противорѣчившія другъ другу; по окончаніи сего исправляетъ законы, излагая подъ старыми статьями новыя постановленія, коими отмѣняются первыя. Для краткаго исправленія назначается десятимѣсячный, а для полнаго годичный срокъ. Вновь введенныя постановленія Коммиссія представляетъ Государю; и какъ скоро онѣ будутъ утверждены, обнародываются къ исполненію. Законы положительно опредѣляютъ мѣру вины, а постановленія, по стеченію обстоятельствъ, смягчаютъ или увеличиваютъ оную, и потому считаются только пополненіемъ законовъ. Случайныя государевы рѣшенія по уголовнымъ дѣламъ отнюдь не считаются положительными законами: почему запрещается подводить оныя для смягченія или усиленія винности.
  
   Примѣч. Уголовные законы, имѣюшіе дѣйствіе въ арміи въ продолженіе войны какъ мѣры случайныя, не принадлежатъ къ уголовному законодательству.
  

VII.

О ШАМАНСТВѢ

   Въ одно время съ покореніемъ сибирскихъ странъ мы получили первое свѣдѣніе о шаманствѣ, дотолѣ неизвѣстномъ Европѣ. Наши ученые путешественники обозрѣвавшіе Сибирь, недовольствуясь неотчетливыми о немъ разсказами простыхъ очевидцевъ, старались лично удостовѣриться въ справедливости этихъ разсказовъ; они видѣли шамановъ и шаманокъ, совершающихъ мистическіе обряды, и, судя по страннымъ ихъ дѣйствіямъ при семъ, единогласно заключили, что шаманство есть ремесло, которымъ хитрые шарлатаны подъ благовидными формами грубо обманываютъ легковѣрныхъ простаковъ изъ личныхъ выгодъ. Долго въ Европѣ безусловно вѣрили сему мнѣнію. Наконецъ наши миссіонеры, живущіе въ Китаѣ, узнали уставъ шаманскаго служенія, изданный въ Пекинѣ въ 1747 году на Маньчжускомъ языкѣ, и съ сего времени открылось, что мы очень обманывались въ своихъ мнѣніяхъ насчетъ шаманства. То, что намъ казалось грубымъ обманомъ въ кочевыхъ шарлатанахъ, составляетъ религію, господствующую нынѣ при Китайскомъ дворѣ и въ Маньчжуріи. Древнія обряды ея, изложенные въ вышепомянутомъ уставѣ, представляютъ стройную систему, основанную на понятіяхъ чисто-религіозныхъ. Кочевые сибирскіе шаманы, изучая обряды шаманства по устнымъ преданіямъ, съ теченіемъ времени не могли ее обезобразить ихъ грубыми измѣненіями и прибавленіями, происходившими отъ ихъ невѣжества, но совсѣмъ тѣмъ удержали существенныя части шаманскаго служенія, какъ ниже увидимъ.
   Начало шаманской религіи, судя по простотѣ обрядовъ ея, должно относить къ тѣмъ временамъ міра, когда люди еще не имѣли ни храмовъ для жертвоприношеній ни особливыхъ сословій, посвятившихъ себя служенію при жертвенникахъ. Религія эта и нынѣ совершенно-чужда фанатической вѣронетерпимости, свойственной прочимъ языческимъ религіямъ {Маньчжуры, кромѣ шаманской религіи, слѣдуютъ обрядамъ всѣхъ другихъ религій, терпимыхь Китайскими законами. У нихъ въ похоронной процессіи не рѣдко бываютъ монахи трехъ религій, идущіе въ нѣкоторомъ отдаленіи одни отъ другихъ. Каждое отдѣленіе облачено въ свой служебный костюмъ и поетъ свои молитвы. Въ торжественные дни въ самомъ дворцѣ тибетскіе и монгольскіе ламы отправляютъ молебствія сряду по нѣскольку дней. Исламизмъ изключенъ по причинѣ собственнаго его фанатизма.}. Мы называемъ ее шаманствамъ отъ слова шаманъ, заимствованнаго отъ тунгузскаго слова саманъ, которое означаетъ человѣка, соединяющаго въ себѣ качества жреца, врача и волхва. Исторія хотя представляетъ намъ таковыхъ людей въ Азіи за долго до временъ Р. X., но уже принадлежащими къ особливымъ сословіямъ, исключительно посвятившимъ себя служенію при храмахъ. Къ сожалѣнію, до сего времени еще не открыто ни памятниковъ, ни свидѣтельствъ историческихъ, по которымъ бы можно было заключить, въ чемъ и до какой степени нынѣшнее шаманство разнствуетъ отъ древняго. Что касается до нынѣшнихъ шамановъ въ Маньчжуріи, они принадлежатъ къ разнымъ сословіямъ въ обществѣ, и названіе шамана носятъ только по исправленію должности жреца, которую они изучаютъ и принимаютъ на себя добровольно, безъ всякихъ обрядовъ посвященія и безъ утвержденія правительствомъ. Сверхъ сего въ Маньчжуріи и не было, и доселѣ нѣтъ ни храмовъ для шаманскаго служенія, ни дней опредѣленныхъ для сего. Шамановъ безвременно призываютъ въ домъ, гдѣ нужно ихъ религіозное содѣйствіе по какому либо случаю. Одинъ Богдаханъ, по преимуществу, пользуется правомъ имѣть храмы и жрецовъ для шаманскаго служенія.
   Въ Пекинѣ шаманское служеніе совершается въ двухъ мѣстахъ: во дворцѣ государыни и въ шаманскомъ капищѣ, которое лежитъ во внутреннемъ городѣ, на юго-востокъ отъ дворцовой крѣпости, и по китайски называется Тханъ-цзы, что значитъ храмъ. Маньчжуры превратили сіе слово въ танеэ, а собственнаго названія -- безъ вещи -- не имѣютъ.
   Въ шаманскомъ капищѣ находятся три храма, какъ-то: главный храмъ, состоящій изъ одного зала въ три звена; круглый храмъ, имѣющій видъ не большаго павильона, и малый храмъ, похожій на бесѣдку. Въ этихъ храмахъ нѣтъ ни мебели, ни украшеній какихъ-либо; даже наружность ихъ очень проста. Во дворцѣ государыни, въ служебномъ залѣ, развѣшивается на шестикѣ занавѣсъ: при утреннемъ служеніи -- на западной сторонѣ, при вечернемъ -- въ сѣверо-западномъ углу, а по срединѣ зала ставится вѣха, утвержденная на каменной тумбѣ. Въ шаманскомъ капищѣ вѣха ставится предъ круглымъ храмомъ, а отъ вѣхи проводится чрезъ круглый храмъ въ главный три бечевки, которыя привязываются къ сѣверной стѣнѣ надъ занавѣсомъ. Какъ при шаманскомъ служеніи иногда сама государыня присутствуетъ, а при ней ни одинъ мужчина, исключая евнуховъ, быть не можетъ; то должность шамановъ исправляютъ женщины: почему въ обоихъ храмахъ служеніе совершается одною шаманкою въ шаманскомъ одѣяніи; по правую ея сторону, нѣсколько отступя назадъ, стоитъ подшаманка въ обыкновенномъ своемъ одѣяніи. Шаманка читаетъ молитвы и поетъ гимны плавно и тихимъ голосомъ, съ важнымъ и благоговѣйнымъ видомъ. Но какимъ образомъ она дѣйствуетъ въ тайныхъ молитвахъ при жертвоприношеніи, я не имѣлъ случая видѣть. У государыни въ храмѣ Онготамъ, хранителямъ лошадей, при вечернемъ жертвоприношеніи употребляютъ по двѣ свиньи; а при большомъ жертвоприношеніи, во 2-й день каждаго мѣсяца, также при большомъ жертвоприношеніи весною и осенью при водруженіи вѣхи, употребляютъ по одной свиньѣ.
   Штатъ шаманокъ при дворѣ состоитъ изъ 12 женщинъ. Должность сію исправляютъ жены дворцовыхъ офицеровъ, и за это получаютъ отъ Двора одно только одѣяніе. Сверхъ шаманокъ еще находится 36 подшаманокъ, которыя прислуживаютъ шаманкамъ при обрядахъ, 37 женщинъ для толченія коры, и 19 женщинъ, дѣлающихъ изъ той коры курительныя свѣчи для шаманскаго служенія. Всѣ эти женщины суть жены дворцовыхъ солдатъ. Онѣ получаютъ отъ Двора на содержаніе отъ половины до 2-хъ ланъ серебра и по полумѣшку риса -- ежемѣсячно.
   Вотъ краткій очеркъ шаманства въ древнемъ, сколько извѣстно., и нынѣшнемъ его состояніи. Взглянемъ на нынѣшніе обряды его.
   Шаманское служеніе состоитъ въ жертвоприношеніи Небу и Онготамъ. По вѣроученію шамановъ, подъ "небомъ" разумѣется сила, управляющая міромъ -- Богъ, подъ "онготами" -- души людей, которые въ жизни сей дѣлали добро людямъ, да и по смерти продолжаютъ благотворить имъ.
   Шаманское жертвоприношеніе раздѣляется на обыкновенное и временное или случайное; первое совершается во дворцѣ государыни, послѣднее наиболѣе въ шаманскомъ капищѣ. Обыкновенное жертвоприношеніе раздѣляется на ежедневное и ежемѣсячное.
   Обыкновенное ежедневное жертвоприношеніе совершается каждый день утромъ въ 3 и 4 часу по полуночи, вечеромъ въ 3 и 4 часу пополудни. При утреннемъ жертвоприношеніи молятся онготамъ: Шагямони, Бодисатва и Гуанъ-ди при вечернемъ молятся онготамъ: Ахунь -- няньси, Аньчунь -- аяра, Мури -- муриха, Надань -- дайхунь, Нархунь -- сюаньчу, Эндури -- сэнчу, Баймань -- чжангинъ, Надань -- вэйхури, Эньду -- монголо, Катунь -- ноинь. {Послѣдніе десять онготовэь суть Тунгусы, что видно изъ ихъ именъ, чисто -- тунгузскихъ. Что касается до первыхъ трехъ, Шагямони и Бодясатва суть Индійцы, жившіе за десять вѣковъ до Р. X. -- Они основали буддайскую религію, Гуань-ди родомъ былъ Китаецъ, жившій въ III столѣтіи по Р. X. -- Онъ обоготворенъ за вѣрность къ законному государю. По всей вѣроятности, сіи три лица внесены въ число тунгузскихъ онготовъ уже по завоеваніи Китая Маньчжурами -- по видамъ чисто -- политическимъ.}
   Обрядъ ежедневнаго утренняго жертвоприношенія заключается въ слѣдующемъ: въ служебномъ залъ Государыни, на столѣ, поставленномъ у самаго занавѣса предъ изображеніями трехъ онготовъ, ставятъ три блюдца съ куреніями, три чарочки съ чистою водою и хлѣбенное. Шаманка начинаетъ служеніе молитвою, которую читаетъ на распѣвъ, а ей подъигрываютъ на балалайкѣ и гитарѣ. При молитвѣ предъ закланіемъ животнаго снимаютъ со стола чарчоки съ чистою водою, стоявшія предъ изображеніемъ Бодисатвы,-- и какъ скоро затворятъ храмъ и закроютъ изображенія трехъ онготовъ, то приводятъ жертвенное животное, и когда шаманка кончитъ чтеніе молитвы, то вливаютъ воду въ ухо животному; потомъ, выпустивъ кровь изъ него, раздѣляютъ животное на части и варятъ. Сварившееся мясо шаманка ставитъ на столъ и чтеніемъ молитвы оканчиваетъ служеніе.
   При вечернемъ служеніи ставятъ на столъ предъ изображеніями онготовъ пять блюдцевъ съ куреніями, пять чарочекъ съ чистою водою и хлѣбенное. Шаманка, опоясавшись поясомъ съ бубенчиками и съ привскакиваніемъ ударяя въ ручной бубенъ, поетъ гимнъ, а ей подъигрываютъ на гитарѣ и стучатъ въ тактъ деревяннымъ камертономъ. По троекратномъ совершеніи сего обряда, шаманка читаетъ молитву предъ изображеніями онготовъ. Послѣ сего приводятъ жертвенное животное и поступаютъ съ нимъ по обряду утренняго служенія. Сварившееся мясо шаманка ставитъ на столъ и читаетъ молитву предь онготами. По окончаніи сей молитвы потушаютъ куренія въ блюдцахъ и огонь въ фонаряхъ, скутываютъ печь, въ которой мясо варилось, и опускаютъ темный занавѣсъ; присутствующіе выходятъ изъ храма, и дверь затворяется. Оставшаяся въ храмѣ шаманка, потрясая бубенчиками въ рукѣ и на поясницѣ своей, читаетъ молитву на распѣвъ и молится; ей подъигрываютъ на гитарѣ съ деревяннымъ камертономъ. По четверократномъ совершеніи сего обряда, поднимаютъ занавѣсъ, отворяютъ дверь храма, зажигаютъ фонари, уносятъ жертвенное мясо и снимаютъ изображенія онготовъ. Если государь и Государыня присутствуютъ при жертвоприношеніи; то они дѣлаютъ поклоненіе, а на утреннемъ служеніи и жертвенное мясо получаютъ.
   Ежемѣсячное обыкновенное жертвоприношеніе онготамъ раздѣляется на утреннее и вечернее, и въ обрядахъ тѣмъ только разнится отъ ежедневнаго жертвоприношенія, что здѣсь, вмѣсто чистой воды, употребляется квашеное изъ проса вино, которое также вливается въ ухо жертвенному животному.
   Жертвоприношеніе Небу нѣсколько разнствуетъ отъ ежедневнаго жертвоприношенія. Предъ каменною тумбою съ вѣхою, поставленною посреди служебнаго зала, ставятъ длинный столъ съ тремя серебренными тарелками для предложеній; изъ нихъ средняя тарелка съ рисомъ, а прочія пустыя. На сѣверо-востокъ отъ вѣхи ставится длинный столъ для жертвеннаго мяса. Во время служенія подшаманка окропляетъ рисъ священною водою дважды предъ молитвою и дважды по окончаніи молитвы. Послѣ сего приводятъ жертвенное животное, выпускаютъ изъ него кровь, разнимаютъ по хребетнымъ позвонкамъ, срѣзываютъ съ нихъ мясо и варятъ. Изъ двухъ пустыхъ тарелокъ на правую кладутъ позвонки, на лѣвую желчь. Свареное мясо изрѣзываютъ въ куски и кладутъ въ ссуда, между которыми еще поставляютъ дна сосуда съ просяною кашею, Подлѣ сосудовъ кладутъ разливную ложку и палочки, употребляемыя вмѣсто вилокъ, а остальное мясо изрѣываютъ въ куски и, положивъ въ лаханки, накрываютъ кожею. Подшаманка вторично окропляеть рисъ водою, дважды предъ молитвою и дважды послѣ молитвы; между -- тѣмъ нанизываютъ шейные позвонки на ниточку и вѣшаютъ на вѣхѣ, а срѣзанное съ нихъ мясо, окропленный рисъ и желчь кладутъ въ сосудъ, прикрѣпленный къ верхнему концу вѣхи.
   Къ временнымъ жертвоприношеніямъ принадлежатъ.
   1) Жертвоприношеніе онготамъ въ началѣ каждаго изъ четырехъ годовыхъ временъ.
   Въ началѣ каждой четверти года совершается особенное утреннее и вечернее жертвоприношеніе онготамъ, при которомъ въ служебномъ залѣ опускаютъ занавѣсъ и ставятъ блюдцы съ куреніями; но, вмѣсто жертвеннаго животнаго, приводятъ къ дворцу Государыни двухъ бѣлыхъ лошадей и двухъ бычковъ; приносятъ два слитка золота, два слитка серебра, два куска штофа съ полозами, два куска штофа съ драконами, 10 кусковъ бархата, голи и разноцвѣтныхъ атласовъ, 40 концовъ китайки. Приведенныхъ лошадей ставятъ по правую, а бычков, по лѣвую сторону дворцовыхъ воротъ; а золото, серебро и ткани евнухи приносятъ въ храмъ и раскладываютъ на столѣ предъ онготами и при утреннемъ и при вечернемъ служеніи. По окончаніи обряда и лошадей и бычковъ обратно уводятъ, а чрезь три дня уносятъ золото, серебро и ткани, и все отдаютъ въ контору жертвеннаго скота, гдѣ про даютъ и скотъ и ткани въ пользу конторскихъ расходовъ.
   2) Моленіе онготамъ о низпосланіи счастія.
   О низпосланіи счастія просятъ онготовъ Фули -- Фуду и Омоши -- мама, которымъ жертву приносятъ при утреннемъ и вечернемъ служеніи вмѣстѣ съ прочими онготами. Изключеніе состоитъ въ томъ, что подшаманка заблаговременно вырубаетъ въ западномъ дворцовомъ саду иву -- вышиною въ девять футовъ, въ нижнемъ отрубѣ трехъ дюймовъ -- и предъ самымъ жертвоприношеніемъ водружаетъ ее предъ окнами Государыни; предъ онготами ставитъ вино и хлѣбенное, а на южной половинъ ставитъ столъ моленія о счастіи; на семъ столѣ разставляетъ девять сосудцевъ съ виномъ, два блюда съ вареными карпами, два блюда съ вареными перьменями, два блюда съ просяною кашею и разное хлѣбенное. Послѣ сего шаманка начинаетъ пѣть гимнъ, легко потрясая можемъ съ бубенчиками и молится по чиноположенію утренняго служенія. Подшаманка подаетъ ей стрѣлу съ привязанною къ ней пенькою, послѣ чего столъ, приготовленный для моленія о счастіи, выносятъ на дворъ и ставятъ предъ водруженною вѣхою. Въ слѣдъ за симъ и шаманка выходитъ на дворъ, легко потрясая лѣвою рукою ножъ, а въ правой держа стрѣлу съ пенькою. Она становится предъ столомъ по правую сторону ивы, поднимаетъ стрѣлу вверхъ и, пенькою пригибая къ себѣ вѣтвь ивы, троекратно поетъ гимнъ и молится. Въ сіе время Государь и Государыня совершаютъ поклоненіе и получаютъ жертвенное мясо. Такимъ же образомъ совершается и вечернее служеніе, послѣ котораго относятъ иву въ шаманское капище.
   3) Жертвоприношеніе въ кругломъ храмѣ.
   Въ кругомъ храмѣ приносятъ жертву онготамъ Ніохонь -- Тайцзи и Удубынь -- Сэйзэ. Въ новый годъ жертвоприношеніе совершается во 2е, а въ прочіе мѣсяцы въ 1е число. Предложеніе имъ состоитъ изъ временныхъ яствъ, вина и бумаги развѣшиваемой на шестѣ. Шаманка, легко потрясая можемъ, поетъ молитвенный гимнъ и читаетъ молитву; ей подъигрывьютъ на гитарѣ съ деревяннымъ камертономъ, чемъ и оканчивается служеніе.
   Въ юговосточномъ углу шаманскаго капища есть малый храмъ, въ которомъ также въ 1е число каждаго мѣсяца приносятъ жертву онготу Шаньси. Сія жертва состоитъ изъ временныхъ яствъ, вина и бумаги развѣшиваемой на шестѣ. Евнухъ, совершающій служеніе, читаетъ молитву и молится съ колѣнопреклоненіемъ, съ открытою головою, безъ курмы (верхнее одѣяніе) и пояса, и кланяется до земли.
   4) Омовеніе онготовъ.
   Ежегодно въ 8е число четвертаго мѣсяца (въ Маѣ), онготовъ, чествуемыхъ утреннимъ жертвоприношеніемъ, переносятъ изъ дворца Государыни въ главный храмъ въ Шаманскомъ капищъ. Изображенія Бодисатвы и Гуань-ди предварительно развѣшиваютъ на занавѣсѣ, а кивоты ихъ вымываютъ въ желтой чашѣ, наполненной чистою водою, разведенною медомъ (сытою). По совершеніи обряда, изображенія обоихъ онготовъ влагаютъ въ кивоты, поставляютъ предъ ними вино и хлѣбенное и развѣшиваютъ бумагу на шестѣ. Въ этотъ же день совершаютъ моленіе и предъ онготами круглаго храма. Въ обоихъ мѣстахъ шаманка, легко потрясая ножемъ въ рукъ, поетъ гимнъ и читаетъ молитву. По окончаніи служенія, изображенія онготовъ, чествуемыхъ утреннимъ жертвоприношеніемъ, обратно относятъ во дворецъ Государыни.
   5) Жертвоприношеніе при водруженіи шаманской вѣхи.
   Ежегодно весною и осенью совершаютъ большое жертвоприношеніе при водруженіи шаманской вѣхи. За день или за два предъ симъ обрядомъ бываетъ во дворцѣ Государыни предварительное жертвоприношеніе, совершаемое по чину утренняго и вечерняго жертвоприношенія. Послѣ сего, изображенія онготовъ, чествуемыхъ утреннимъ жертвоприношеніемъ, переносятъ изъ дворца Государыни въ главный храмъ въ шаманскомъ капищѣ. Незадолго до перенесенія онготовъ, евнухъ отправляется въ горы въ округи Цинъ-чжеу и срубаетъ тамъ ель, длиною въ 20 футовъ, въ поперечникѣ пять дюймовъ, съ десятью колѣнцами или рядами сучьевъ. Это шаманская вѣха, которую водружаютъ предъ входомъ въ круглый храмъ. Въ день жертвоприношенія и въ главномъ и въ кругломъ храмъ поставляютъ предъ онготами вино и хлѣбенное. Отъ занавѣса въ главномъ храмѣ протягиваюгь чрезъ оба храма до вѣхи три бечевки, на которыхъ развѣшиваютъ бумагу, а на вѣхъ выставляютъ флагъ. На местѣ въ кругломъ храмѣ также развѣшиваютъ бумагу. Въ обоихъ храмахъ шаманки совершаютъ обыкновенное моленіе. При троекратномъ чтеніи молитвы вторятъ имъ на балалайкѣ, гитарѣ и деревяннымъ камертономъ. Если Государь и Государыня присутствуютъ при семъ жертвоприношеніи, то и они предъ молитвою совершаютъ поклоненіе въ обоихъ храмахъ. Государь получаетъ жертвенное мясо.
   По окончаніи служенія при водруженіи вѣхи, изображенія онготовъ обратно переносятъ изъ шаманскаго капища во дворецъ Государыни, гдѣ въ тотъ же день приносятъ имъ жертву по обряду мѣсячнаго жертвоприношенія, а на другой день по сему же обряду приносятъ жертву небу,
   6) Жертвоприношеніе онготамъ -- хранителямъ лошадей.
   Онготы Ніохонь -- Тайцзи и Удубынь -- Бэйзэ почитаются хранителями лошадей. Имъ приносятъ жертву сряду два дня. Въ первый день просятъ ихъ о сохраненіи царскихъ лошадей, а во второй о сохраненіи казенныхъ лошадей на пастбищахъ. Въ первый день, при утреннемъ жертвоприношеніи, вѣшаютъ на конскихъ волосахъ изъ гривы и хвоста 70 паръ шелковыхъ лоскутковъ краснаго цвѣта, а при вечернемъ 30 паръ шелковыхъ лоскутковъ чернаго цвѣта, которые шаманка, по окончаніи служенія, отдаетъ въ дворцовыя конюшни. Въ слѣдующій день при утреннемъ жертвоприношеніи развѣшиваютъ 280, а при вечернемъ 30 паръ шелковыхъ лоскутковъ чернаго цвѣта, которые, по окончаніи служенія также раздаются по конюшнямъ. При семъ случаѣ въ первый день купно приносятъ моленіе тѣмъ же онготамъ въ кругломъ храмѣ, куда приводятъ изъ царскихъ конюшенъ 10 лошадей. Къ хвостамъ сихъ лошадей, и при утреннемъ и при вечернемъ жертвоприношеніи, во время молитвы привязываютъ темно-красныя и темныя шелковыя ткани для принятія счастія.
   Въ новый годъ, въ полночь на le число, Государь совершаетъ поклоненіе предъ онготами во дворцѣ Государыни; а потомъ, сопровождаемый Князьями и вельможами маньчжурскаго алемени, отправляется въ шаманское капище, гдѣ поклоняется Небу въ кругломъ храмѣ, дѣлая три коленопреклоненія съ девятью поклонами въ землю. Отправляясь въ походъ, онъ такимъ же образомъ является въ шаманское капище, гдѣ прежде совершаетъ поклоненіе въ кругломъ храмѣ, а потомъ предъ главнымъ знаменемъ съ изображеніемъ желтаго дракона. Ежели Государь вмѣсто себя отправляетъ главнокомандующаго въ армію, то вмѣстѣ съ нимъ исполняетъ сей обрядъ напутственнаго поклоненія. Такимъ же образомъ онъ совершаетъ поклоненіе по счастливомъ возвращеніи изъ похода.
  

VIII.

КИТАЙСКАЯ ГАЗЕТА.

   Въ Китаѣ извѣстна одна только газета которая въ мою тамъ бытность издавалась въ Пекинѣ подъ названіемъ Цзинъ-бао, что значитъ: Столичный вѣстникъ. Сія газета какъ по содержанію, такъ и по наружному своему составу мало имѣетъ сходства съ политическими газетами издаваемыми въ Европѣ.
   Внутри Пекинскаго дворца находится Государственный Кабинетъ, по Китайс. называемый Нэй-гкэ. Четыре Министра и два Вице-министра составляютъ присутствіе сего мѣста. Доклады и донесенія о дѣлахъ, слѣдующіе къ Государю отъ высшихъ Присутственныхъ мѣстъ въ столицѣ и правительственныхъ лицъ въ губерніяхъ, прежде поступаютъ въ Государственный Кабинетъ, гдѣ Министры разсматриваютъ содержаніе бумагъ, и потомъ уже при запискѣ съ своимъ мнѣніемъ представляютъ Государю на разсмотрѣніе или на утвержденіе. Доклады и донесенія, разсмотрѣнные и утвержденные Государемъ, чрезъ два дня послѣ подачи сдаются въ Военный Комитетъ, Цзюнь цзи-чу, а отсюда тѣ изъ нихъ, которые слѣдуютъ къ объявленію, опять поступаютъ въ Государственный Кабинетъ. Сіи бумаги суть факты государственнаго управленія, изъ которыхъ въ послѣдствіи составляется Исторія Китайской Имперіи: по сей причинѣ всѣмъ Присутственнымъ мѣстамъ и казеннымъ заведеніямъ въ Пекинѣ поставлено въ обязанность ежедневно посылать въ Государственный Кабинетъ дежурныхъ списывать копіи съ бумагъ сошедшихъ отъ Государя и хранить оныя въ архивахъ. Таковая же обязанность возложена на всѣ судебныя мѣста и въ губерніяхъ: на сей конецъ въ Пекинѣ имѣютъ пребываніе шестнадцать Почтовыхъ Экспедиторовъ Тъхитханъ, которымъ поручено печатать обнародованныя Государственнымъ Кабинетомъ бумаги и разсылать каждому въ свою губернію. Но что бы и народъ имѣлъ нѣкоторое понятіе о теченіи государственныхъ дѣлъ, то правительство дозволило въ Пекинѣ печатать вышепомянутыя выписки безъ малѣйшихъ опущеній и прибавленій или перемѣны словъ.
   Въ составъ описанной нами газеты входятъ разныя дѣла, представляемыя государю на утвержденіе, или только доводимыя до его свѣденія -- въ столицѣ отъ всѣхъ высшихъ Присутственныхъ мѣстъ и гражданскихъ и военныхъ, извнѣ отъ Правителей губерній, военныхъ начальниковъ и управляющихъ дѣлами по особенной какой либо части. Содержаніе докладовъ и донесеній по большой части составляютъ опредѣленіе или перемѣщеніе высшихъ чиновниковъ къ должностямъ, повышеніе или переводъ низшихъ чиновниковъ и гражданскихъ и военныхъ, преданіе виновныхъ изъ нихъ суду или приговоры къ наказанію, извѣстія о разныхъ приключеніяхъ, разныя распоряженія по государственному хозяйству. Въ сей газетѣ помѣщается почти все, что въ Европейскихъ кабинетахъ считается государственною тайною, даже переговоры съ иностранными посланниками, что можно видѣть изъ обнародованныхъ дипломатическихъ бумагъ относящихся до Англійскаго посольства, бывшаго въ Пекинѣ въ 1816 году. Иногда обнародываются частныя представленія высшихъ чиновъ съ изложеніемъ ихъ замѣчаній на какія либо временныя политическія обстоятельства, или ихъ мнѣній на счетъ дѣйствій по онымъ правительства; а въ донесеніяхъ правителей губерній изрѣдка встрѣчаются случайныя произшествія какъ въ физическомъ такъ и нравственномъ мірѣ, очень любопытныя для наблюдателей природы. -- По сему описанію Пекинской газеты не трудно будетъ заключить, что она представляетъ собою зеркало, въ которомъ ясно и чисто отражается образъ государственнаго управленія въ Китаѣ.
   Пекинская газета издается и печатная и письменная. Всѣ бумаги помѣщаются въ ней на другой же день послѣ объявленія ихъ въ Государственномъ Кабинетѣ. Газета ежедневно выходитъ -- письменная въ одной тетрадкѣ содержащей отъ 8 до 12-ти листовъ въ 12°; а печатная на цѣломъ листѣ, иногда съ прибавленіемъ. На полученіе газеты можно подписываться на неопредѣленное время, даже на одинъ мѣсяцъ и нѣсколько дней. Отказаться отъ полученія также всегда можно, и деньги платятся только за полученные нумера. Подписная цѣна и съ доставкою въ домъ не простирается выше 1 1/2 ланы серебра за мѣсяцъ, что составляетъ 3 руб. 40 коп. серебромъ. Даже можно за не большую плату получать газету для одного чтенія: но въ такомъ случаѣ она иногда поздо доставляется; потому что одинъ нумеръ долженъ пройти нѣсколько домовъ. Это есть единственная газета въ цѣломъ Китаѣ. О повременныхъ изданіяхъ по части литтературы, наукъ и художествъ Китайцы еще и понятія не имѣютъ.
  

IX.

ПОЯСНЕНІЕ ОТВѢТОВЪ

Г. КРУЗЕНШТЕРНА НА ВОПРОСЫ ПРЕДЛОЖЕННЫЕ ЕМУ Г. ВИРСТОМЪ КАСАТЕЛЬНО КИТАЯ

   Г. Крузенштернъ предъ своимъ отправленіемъ въ путешествіе кругомъ свѣта получилъ отъ Г. Вирста 27 вопросовъ относящихся до Китая. Кратковременное пребываніе славнаго нашего мореплавателя въ Кантонѣ -- безъ знанія Китайскаго языка, недозволило ему приобрѣсть столько свѣдѣній о Китаѣ, что бы онъ самъ по себѣ могъ составить удовлетворительные отвѣты; и, вѣроятно, воспользовался для сего показаніями Англичанъ, живущихъ подъ Кантономъ по торговымъ своимъ дѣламъ. Сіи то показанія Г. Крузенштернъ помѣстилъ въ своемъ путешествіи кругомъ свѣта. Но краткость, а болѣе не точность отвѣтовъ ясно показываютъ, что Члены Англинской Факторіи въ Китаѣ мало имѣли свѣдѣній о внутреннемъ состояніи Китая. Въ настоящее время открыто уже, что нелѣпыя мнѣнія на счетъ сего Государства, замѣчаемыя въ сочиненіяхъ ученыхъ Европейцевъ, произошли большею частію отъ несправедливыхъ извѣстій сообщенныхъ путешественниками. Многіе изъ вопросовъ Г. Вирста не относятся къ статистикѣ Китая, между тѣмъ правильные отвѣты на нихъ могутъ прояснить весьма многое относительно частнаго быта Китайцевъ. Вотъ единственная причина, которая побудила меня принять на себя трудъ исправить и пояснить самые отвѣты Г. Крузенштерна на данные ему вопросы.
  

1.

  
   Какъ велики въ Китаѣ обыкновенные на занимаемыя деньги проценты, и какова разность между залогомъ и довѣренностію къ лицу занимающаго?
   Отв. "Въ Кантонѣ платятъ по 12 и по 18-ти процентовъ, судя по обстоятельствамъ и благонадежности заимодавца".
   Проценты въ отношеніи къ различному образу займа и ссуды неодинаковы. Частные ссудные банки называемые Дтапъ-пху, выдаютъ небольшія суммы -- подъ залогъ разныхх движимыхъ вещей -- за два, а подъ залогъ мѣховыхъ, шерстяныхъ и каменныхъ вещей за три процента на мѣсяцъ. Но если заемъ простирается до 1000 рубл. серебромъ, въ такомъ случаѣ берутъ отъ одного до полупроцента. Это и говорю о Пекинѣ, гдѣ всѣ вещи вдвое дороже противъ губерній; въ другихъ мѣстахъ проценты на займы должны стоять въ равномъ содержаніи съ мѣстною цѣнностію вещей. Находятся еще такіе банки, которые ссужаютъ на имя торговаго дома по одному ручающагося мѣста виду для полученія суммы по частямъ. Проценты на таковую ссуду очень умѣренны, и всегда тѣмъ менѣе, чѣмъ короче сроки уплаты. Напр. если занять 360 рублей съ условіемъ начать съ слѣдующаго по займѣ дня ежедневную уплату по рублю, по такому займу берутъ не болѣе пяти процентовъ въ годъ: но банкиръ, не смотря на малость процентовъ, получаетъ весьма значительную прибыль, ежели обратить вниманіе на беспрерывное обращеніе капитала. Еще существуетъ въ Пекинѣ исключительный образъ ссуды для чиновниковъ, которые при своемъ отправленіи изъ столицы къ должности имѣютъ нужду въ деньгахъ какъ для уплаты прежнихъ долговъ, такъ и для будущихъ путевыхъ издержекъ. Какъ эта ссуда всегда простирается до значительной суммы, и при томъ производится безъ залоговъ и поручительствъ; то и проценты, смотря по разстоянію мѣста и надежности доходовъ съ онаго, бываютъ не одинаковы; но вообще очень высоки -- иногда выше ста на сто. Причина сему заключается въ томъ, что чиновникъ, занимающій деньги при опредѣленіи къ новому мѣсту, хотя и обезпечиваетъ свой долгъ письменнымъ видомъ, даннымъ ему отъ правительства на должность: но если по непредвидимому обстоятельству, онъ лишится мѣста, или умретъ еще до истеченія срока назначеннаго къ уплатѣ; то заимодавцы не имѣютъ права требовать ни процентовъ, ни капитала. Это значить ссужать на страхъ, и составляетъ главную причину высокихъ процентовъ. Для таковыхъ ссудъ существуютъ банки только въ Пекинѣ, и находятся особыя общества маклеровъ, которые должны обстоятельно знать положительные доходы всѣхъ должностей въ государствѣ, и сверхъ сего освѣдомляться о состояніи новоопредѣляемыхъ чиновниковъ, т. е. какого они поведенія, какихъ лѣтъ и не имѣютъ ли родителей въ преклонныхъ лѣтахъ {Чиновники изъ Китайцевъ, по кончинѣ отца или матери, совершенно отрѣшаются отъ должности на 27 мѣсяцевъ для совершенія траура; а чиновники изъ Маньчжуровъ и Монголовъ, служащіе въ губерніяхъ, по сему случаю возвращаются въ Пекинъ, гдѣ по окончаніи 3-хъ мѣсячнаго траура, опредѣляются на остальное время траура къ должностямъ въ Канцеляріяхъ тѣхъ дивизій, въ которыхъ они родились.}. Маклера предварительно развѣдываютъ объ опредѣляющихся къ выгоднымъ должностямъ и сообщаютъ о нихъ банкамъ; а сіи по договору ссудивъ чиновника извѣстною суммою денегъ отправляютъ съ нимъ своего прикащика для полученія долга на мѣстѣ. Между частными людьми еще производится ссуда по займу подъ залоги имѣнія движимаго и недвижимаго, иногда и безъ залоговъ, но съ письменнымъ обязательствомъ и поручительствомъ. Проценты по сему образу ссуды, смотря по количеству суммы, безопасности залога и довѣренности къ поручителямъ и должнику отъ полу -- до трехъ процентовъ на мѣсяцъ. Обыкновенно чѣмъ болѣе сумма и безопаснѣе залогъ, тѣмъ въ равномъ содержаніи и проценты менѣе. Довѣренность къ лицу и поручителямъ имѣетъ мѣста при полной надеждѣ къ полученію: но безъ надежнаго залога мало способствуетъ къ пониженію процентовъ: ибо въ Китаѣ неположено законами, что бы брать отъ правительства виды для отъѣзда или переселенія изъ одного мѣста въ другое. Изложенныя мною замѣчанія наиболѣе относятся къ Пекину; въ другихъ мѣстахъ безъ сомнѣнія есть небольшое различіе въ образѣ заимодавства. Китайцы наиболѣе руководствуются обычаями, которые вездѣ одинаковы быть не могутъ. Законами утверждено только не брать выше трехъ процентовъ въ мѣсяцъ, и прекращать уплату оныхъ, какъ скоро сумма ихъ сравняется съ капиталомъ.
  

2.

  
   Существуетъ ли рабство, или временное подданство?
   Отв. "Не существуетъ. Китаецъ родится свободнымъ". {Съ сего мѣста до конца статьи, мѣста въ отвѣтахъ напечатаныя курзивомъ, относятся къ ложнымъ понятіямъ.} Знатный и богатый должны нанимать людей для услуги и работы. Впрочемъ весьма обыкновенно, что родители продаютъ дѣтей своихъ; только мужескаго пола рѣже нежели женскаго; но и сіи остаются въ неволѣ до совершеннолѣтія, по достиженіи коего дѣлаются свободными. За женскій полъ, который въ Китаѣ, равно какъ и во всѣхъ восточныхъ земляхъ, не пользуется одинаковыми преимуществами съ мущинами, полиція нестрого вступается; а потому проданныя дѣти сего пола остаются во всю жизнь свою въ рабствѣ...
  
   Въ Китаѣ существуетъ рабство двухъ видовъ, утвержденныхъ государственными постановленіями. Китайцы за нѣкоторыя преступленія ссылаются на отдаленныя предѣлы въ неволю и отдаются въ работу офицерамъ Маньчжускаго происхожденія, которые впрочемъ не имѣютъ права ни продавать ни освобождать, а разрѣшеніе отъ сего наказанія предоставлено верховной власти. Мятежники, взятые въ плѣнъ, законнымъ образомъ поступаютъ въ рабство къ военнымъ маньчжускаго происхожденія, и остаются въ неволѣ изъ рода въ родъ, пока владѣльцы не отпустятъ ихъ на волю съ возвращеніемъ крѣпостей, по которымъ владѣютъ ими. Есть еще третій видъ рабства. Родители имѣютъ право продавать своихъ дѣтей; но сіе рабство въ письменныхъ актахъ называется кабаленіемъ; оно простирается только на одно лице; а съ возвращеніемъ покупной суммы, или съ прошествіемъ условныхъ лѣтъ работы прекращается. Всѣ сіи три вида рабства простираются только на Китайцевъ. Маньчжуры и Монголы за преступленія вмѣсто неволи ссылаются въ казенныя работы.
  

3.

  
   Естьли въ Китаѣ великіе богачи изъ частныхъ людей? владѣютъ ли они обширными помѣстьями, или имѣніе ихъ, яко торгующихъ состоитъ въ богатствахъ ?
   Отв. Богатѣйшіе изъ частныхъ людей въ Китаѣ суть обыкновенно торгующіе, а наипаче нѣкоторые изъ содержателей солянаго откупа. Соль составляетъ одну изъ важнѣйшихъ частей доходовъ Китайскаго правительства. Въ каждой провинціи находятся сообщества купцовъ, коимъ предоставляется единоторжіе въ продажѣ соли. Они по мандаринамъ важнѣйшія лица въ цѣломъ Государствѣ. Они одни пользуются правомъ носить оружіе, держатъ вооруженныя лодки, входитъ во всякій домъ съ обыскомъ, если подозрѣваютъ, что хозяинъ имѣетъ соль, которая не у нихъ куплена. За ними слѣдуютъ, яко богачи изъ частныхъ людей, сочлены Когонга. Имѣніе Панкиквы, перваго купца сего общества, полагаютъ въ 4-м. теловъ, или въ 6-м. піастровъ. Владѣтелей обширными помѣстьями, сказывали, въ Китаѣ совсемъ неимѣется."
  
   Въ Китаѣ много большихъ богачей, а число средственныхъ капиталистовъ очень велико. Они бываютъ изъ чиновниковъ, а болѣе изъ торговыхъ людей. Богатство ихъ состоитъ въ земляхъ, строеніяхъ и наличномъ капиталѣ какъ въ серебрѣ, такъ и въ то варахъ. Въ одномъ Пекинѣ считается до 200 частныхъ ссудныхъ банковъ, и самый бѣдный изъ нихъ имѣетъ не менѣе милліона (ассигнаціями) рублей въ оборотѣ. Въ Китаѣ всѣ почти земли принадлежатъ собственникамъ. Каждый, не разбирая сословій, преимущественно старается имѣть часть капитала въ земляхъ: ибо сей капиталъ приноситъ вѣрные доходы, и сверхъ того неподверженъ никакимъ не предвидимымъ опасностямъ, исключая политическихъ переворотовъ. Но обладаніе землями никому не даетъ названія помѣщиковъ.
  

4.

  
   Употребительны ли въ Китаѣ по торговлѣ вексели, или ассигнаціи, и какіе по сему существуютъ законы ?
   Отв. Торгующіе векселей не употребляютъ, какъ то дѣлаютъ Европейцы: слѣдовательно и нѣтъ на то законовъ. Вообще очень рѣдко случается, что бы одинъ Китаецъ занималъ у другаго деньги. Въ государствѣ, въ коемъ богатство удобно можетъ быть виною несчастія владѣющаго онымъ стараются скрывать свое имѣніе. Самъ Панкиква, будучи весьма тщеславенъ, не охотно говоритъ о великомъ своемъ богатствѣ. Впрочемъ переводы денегъ между торгующими Китайцами неизбѣжны; для того и употребляютъ росписки: но онѣ по настоящему состоятъ только въ засвидѣтельствованіи полученія денегъ и обѣщанія уплаты въ опредѣленное время. Если случится, что должникъ не платитъ и вѣритель принесетъ на него жалобу мандарину, то сей удостовѣрившись въ справедливости требованія принуждаетъ его къ платежу -- или сильно дѣйствующею въ Китаѣ Бамбу, или налагаетъ запрещеніе на имѣніе и удовлетворяетъ изъ онаго вѣрителя. Однако Китаецъ весьма рѣдко приноситъ жалобу на должника своего. Онъ охотнѣе ждетъ долгое время, въ надеждѣ какимъ либо образомъ получить ему принадлежащее. Сему главною причиною то, что мандаринъ требуетъ обыкновенно за труды свои половину долга; въ случаѣ же на то несогласія не принимаетъ жалобъ."
  
   Въ Китаѣ употребляютъ вексели троякаго вида. Къ первому виду принадлежатъ переводные вексели Хой-пьхіао, которые употребляются только банкирами подъ печатью фирмы купеческаго Дома, безъ маклерской скрѣпы. Такіе вексели называются переводными; потому что полученіе вручаемой банку суммы назначается въ банкѣ другаго города принадлежащемъ тому же банкиру. Переводъ векселя на посторонніе банки, или уплата оными долговъ допускается по взаимному согласію. Ко второму виду векселей принадлежатъ заемныя векселя Цзѣ-пьхіао. Это суть обязательства, которыми торгующіе обязываются закупленные въ одномъ мѣстѣ товары уплатить въ другомъ мѣстѣ наличными деньгами. Но какъ въ Китаѣ нѣтъ торговаго устава, то всѣ между купцами сдѣлки производятся по добровольнымъ условіямъ, основаннымъ на давнихъ обыкновеніяхъ. Маклеровъ при сихъ сдѣлкахъ неупотребляютъ: но всю довѣренность основываютъ на состояніи торгующаго дома, или на состояніи поручителей. Къ третьему виду векселей принадлежатъ ассигнаціи называемыя въ Китаѣ денежными билетами цянь-пьхіао;-- такіе билеты употребляются мѣнялами, когда промѣнивающій серебро на мѣдную монету требуетъ для удобности выдать ему вексель или билетъ на желаемую сумму. На билетѣ находится печать мѣняльной лавки, и надпись съ означеніемъ ея названія и количества заключающейся въ билетѣ суммы. Но вексели мѣняльныхъ лавокъ принимаются въ оборотѣ за наличныя деньги только въ томъ городѣ или мѣстечкѣ, гдѣ они выпущены, а внѣ тѣхъ мѣстъ не имѣютъ силы. Заемныя письма цзѣ-цзы по обыкновеннымъ денежнымъ ссудамъ не причисляются къ векселямъ. Исключительныхъ по вексельнымъ дѣламъ постановленій нѣтъ въ Китайскихъ уложеніяхъ.
  

5.

   Естьли гильдіи и цѣхи; каковы оныхъ постановленія ?
   Отв. "Всѣ ремесленники раздѣляются на общества, изъ коихъ каждое имѣетъ своего старшину. Въ Кантонѣ разные мастеровые живутъ даже въ особенныхъ улицахъ; такъ напр: въ одной портные, въ другой сапожники, въ третьей стекольщики, въ четвертой аптекари, и такъ далѣе. Они дѣлаютъ и особенныя свои празднества, для коихъ нанимаютъ обыкновенно комедіантовъ, и обнародываютъ, что въ такой -- то день, въ такомъ -- то цѣхѣ будутъ зрѣлище, къ которому допускаютъ всякаго безденежно."
  
   Въ Китаѣ существуетъ двоякое раздѣленіе жителей на сословія. Въ ученомъ слогъ -- въ сообразность древнимъ уложеніямъ о столицѣ -- народъ раздѣляется на четыре сословія: чиновниковъ, землепашцевъ, торгующихъ и ремесленниковъ. Въ тѣ времена не было отдѣльнаго военнаго состоянія, а весь народъ обязанъ былъ исправлять военную службу. Нынѣ законами приняты два только состоянія: чины чень и простолюдины или плебеяне минь. Въ первомъ поставлены Князья, чиновники и ученые; послѣднее заключаетъ въ себѣ торгующихъ, ремесленниковъ, землепашцевъ, и имѣетъ многія подраздѣленія, означающія разность упражненій, а не постепенность между сословіями. Но какъ въ общежитіи приняты каждому роду упражненій особливыя названія; то Правительство въ судопроизводствѣ по необходимости сообразуется съ общими понятіями о сословіяхъ народа; но, не утверждая законами политическаго ихъ различія между собою, не полагаетъ исключительнаго преимущества одному предъ другимъ: по сей причинѣ нѣтъ въ Китаѣ ни гильдій купеческихъ, ни цѣховъ мѣщанскихъ; равнымъ образомъ нѣтъ и особливыхъ уставовъ, опредѣляющихъ гражданскія обязанности и взаимныя отношенія равныхъ сословій между собою. Но какъ различіе сословій, введенныхъ въ общежитіи, есть необходимое послѣдствіе разнородности упражненій; то для опредѣленія взаимныхъ отношеній при отправленіи дѣлъ введены частныя положенія, которыя будучи укоренены долговременнымъ употребленіемъ и общимъ уваженіемъ, замѣняютъ въ Китаѣ то, что у насъ введено уставами. Китайцы руководствуются въ своихъ сдѣлкахъ обыкновеніями точно также, какъ въ Европѣ законами. Иногда ихъ обыкновенія, взятыя особенно, кажутся довольно странными: но когда разсмотримъ ихъ въ связи съ другими обыкновеніями, или въ отношеніи къ соприкосновеннымъ къ нимъ какимъ либо обстоятельствамъ; то нельзя неувѣриться, что они дѣйствительно должны быть таковыми, каковы есть, и вмѣсто странности открываемъ въ нихъ благоразумное приспособленіе къ обстоятельствамъ. Мастеровые въ городахъ и слободахъ обыкновенно занимаются своими ремеслами въ лавкахъ, а не въ домахъ. Нерѣдко люди одного какого-либо ремесла отдѣльно занимаютъ небольшую улицу. Равнымъ образомъ и торгующіе однимъ какимъ либо товаромъ иногда занимаютъ довольно значительное пространство по одной улицѣ. Это въ Европѣ называютъ рядами, а не цѣхами или сословіями; въ Китаѣ напротивъ и цѣлый рядъ лавокъ съ однимъ какимъ либо товаромъ и сословіе торгующее имъ, и сословіе занимающееся однимъ какимъ либо ремесломъ носитъ общее названіе Ханъ, что значитъ: черта, линія, рядъ, сословіе. Симъ образомъ при первоначальномъ открытіи торга на Кягтѣ Китайцы раздѣлили свои товары на восемь разрядовъ и назвали это Бпа -- ханъ: въ слѣдствіе сего постановили восемь старшинъ по одному въ каждомъ разрядѣ, что и до нынѣ удержано, не смотря на то, что нѣкоторые изъ прежнихъ товаровъ давно вышли изъ торговли. На такомъ же основаніи въ Кантонѣ при открытіи торга съ Европейцами постановлено 13 старшимъ (которые съ Англійскаго языка вмѣсто Хинъ переводятъ у насъ Хонгъ, Гонгъ и Когонгъ). Въ Китаѣ какъ выше сказано, слово Ханъ существуетъ только въ имени; а въ Кантонѣ старшины превращены въ маклеровъ -- монополистовъ, чрезъ которыхъ производится промѣнъ китайскихъ произведеній на иностранныя. -- Еще есть въ Китаѣ обыкновеніе, что занимающіеся однимъ какимъ-либо ремесломъ или торгомъ избираютъ въ году день, въ который составляютъ праздникъ для своего сословія, сопровождаемый какими-либо играми, или церемоніями. Актеры въ Пекинѣ празднуютъ день рожденія учредителя театральныхъ игръ. Торгующіе холстомъ и хозяева чайныхъ усадьбъ ежегодно съѣзжаются въ назначаемое старшинами мѣсто, гдѣ въ общемъ собраніи полагаютъ цѣны, по которымъ товары ихъ должны продаваться въ разныхъ мѣстахъ. Таковыя собранія обыкновенно сопровождаются пиршествами и театральными играми, представляемыми на улицахъ для всенароднаго увеселенія.
  

6.

   Гдѣ и сколь знатны ярмарки, торговыя мѣста и складки товаровъ? Изъ какихъ портовъ производится торговля съ Японіею, Филиппинскими и Зондскими островами и берегомъ Иидіи ?
   Отв. "Важнѣйшія пристани въ Китаѣ для иностранной торговли суть: Кантонъ на южномъ берегу, Емой на южномъ въ провинціи Фокіекъ, Нингно на восточномъ въ провинціи Чекіангъ, не въ дальнемъ разстояніи отъ острова Чузамъ {Емой есть Ся-мынь, Чузамъ есть островъ Чжеу-шань.}. Изъ Кантона плаваютъ Китайскіе іонки въ Малакку, Батавію, Сіамъ и въ разныя мѣста, сопредѣльныя Китайскому морю, изъ Емои къ Филиппинскимъ и Ликейскимъ островамъ; изъ Нинто въ Японію и Корею. Взаимный между пристанями торгъ производится почти повсюду. Всѣ великіе города служатъ мѣстами для складки товаровъ по внутренней торговлѣ и для мануфактуръ своей провинціи, а особливо находящіеся у великихъ рѣкъ и каналовъ."
  
   Отвѣтъ сей очень удовлетворителенъ. Что касается до ярмарокъ, т. е. временныхъ на какомъ либо мѣстѣ при большомъ съѣздъ купцовъ со всѣхъ сторонъ для продажи и покупки извѣстныхъ товаровъ; то въ Китаѣ можно допустить таковыя мѣста болѣе въ разрядѣ торжковъ или базаровъ, нежели въ видѣ ярмарокъ. Въ замѣну ярмарокъ довольно находится большихъ складочныхъ мѣстъ, которыя по обширности ихъ торговли можно было-бы назвать ярмарками, еслибъ свозъ товаровъ былъ центральный а не имѣлъ односторонняго направленія. Таковыя мѣста имѣютъ сухопутныя, а болѣе водяныя сообщенія.
  

7.

  
   Употребляются ли въ Кантонѣ прейсъ-куранты?
   Отв. "Употребляются, но только на Европейскихъ языкахъ."
  
   Очень вѣроятно, что Европейцы, торгующіе въ Кантонѣ, имѣютъ прейсъ-куранты на Европейскихъ языкахъ,-- но только для себя, а не для Китайцевъ. Къ чести Европейскихъ народовъ, имѣющихъ торговыя связи съ Китаемъ, надобно сказать, что они въ Кантонѣ производятъ торгъ съ Китайцами на исковерканномъ английскомъ или португальскомъ нарѣчіяхъ, а въ Кятгѣ на изуродованномъ русскомъ языкъ. Что касается до прейсъ-курантовъ собственно въ Китаѣ, въ Пекинѣ они находятся во всѣхъ большихъ лавкахъ и магазинахъ, гдѣ положены рѣшительныя цѣны товарамъ безъ запроса. Прейсъ-куранты обыкновенно вѣшаются на стѣнѣ написанныя на большихъ деревянныхъ доскахъ, и сверхъ сего печатаются въ особенныхъ брошуркахъ для раздачи. При цѣнахъ въ прейсъ-курантахъ означается и лажъ предоставляемый въ пользу покупателя.
  

8.

  
   Каково учрежденіе почтъ? Заведены ли оныя порядочно во всемъ государствъ, и можетъ ли всякой оными пользоваться?
   Отв. "Порядочная почта учреждена только между Пекиномъ и Кантономъ, коею всякой пользоваться можетъ: но посылаемыя по оной письма распечатываются и разсматриваются. Кромѣ сей почты нынѣ другой во всемъ Китаѣ. Во время нужной переписки нѣтъ инаго средства, какъ только отправлять нарочнаго, или поручать проѣзжающимъ."
  
   Отъ Пекина, такъ какъ мѣстопребыванія верховной власти, есть верховая конная почта по всѣмъ большимъ дорогамъ, ведущимъ въ главные города губерній: она учреждена только для развоза казенныхъ бумагъ; частные же люди могутъ поручать курьерамъ письма, и сіи письма вѣрно доходятъ, когда на нихъ надписана выдача достаточной платы за доставленіе. Повидимому неимѣніе почты долженствовало-бы замедлять и даже совершенно затруднять ходъ торговли: но изумляющая обширность оной внутри государства недопускаетъ насъ сомнѣваться въ утонченіи всѣхъ возможныхъ способовъ къ облегченію сообщенія по торговымъ связямъ. Въ Пекинѣ находятся общества, которыя содержатъ частную почту во всѣ почти знатныя мѣста въ государствѣ. Если кому нужно отправиться куда, или отправить кого, или послать извѣстіе въ какое либо мѣсто; то требуется только сходить въ ямской домъ того самаго мѣста. Здѣсь нѣтъ надобности терять время на торгъ; цѣны единожды назначены безъ перемѣны, слѣдуетъ только объявить срокъ, и лошади, лошаки или мулы немедленно будутъ готовы. Цѣны вообще умѣренны, кольми паче если нѣсколько человѣкъ въ сложности отправляютъ. Ямскія общества на всѣхъ по своей дорогѣ станціяхъ имѣютъ съ ямщиками связь для перемѣны скота. Только письма посылаемыя Европейцами изъ Пекина въ Европу и на оборотъ представляемы бываютъ правительству и распечатываются.
  

9.

  
   Дворянство въ Китаѣ одно ли личное или есть и наслѣдственое?
   Отв. "Одно личное. Чинъ мандаринскій и разные другіе даются по волѣ государя, или его министра. Въ Японіи со всемъ тому противное; тамъ всѣ должностные чиновники пользуются наслѣдственнымъ правомъ. Однако и въ Китаѣ потомки Конфуція наслѣдствуютъ, какъ сказываютъ, всякое извѣстное достоинство. Императоръ яко неограниченный монархъ, можетъ, говорятъ, также давать чины наслѣдственные."
  
   Въ Китаѣ есть дворянство и личное и наслѣдственное. Личными дворянами считаются всѣ чиновники и получившіе ученую какую либо степень. Преимущества ихъ предъ простолюдинами въ томъ состоятъ, что они освобождены отъ земскихъ повинностей и колѣнопреклоненій въ судѣ; избавлены отъ тѣлеснаго наказанія, которое замѣнено снятіемъ чиновъ, лишеніемъ должностей и вычетомъ жалованья. Даже отъ смертной казни за извѣстныя преступленія дозволено откупаться. Наслѣдственными дворянами должно считать дальнихъ родственниковъ нынѣ царствующаго въ Китаѣ Дома. Они всѣ имѣютъ чинъ 8-го класса; и получаютъ солдатское жалованье. Въ дивизіяхъ маньчжускихъ и монгольскихъ находятся наслѣдственные чиновники: но здѣсь наслѣдство со всѣми преимуществами переходитъ только къ одному человѣку. Прочіе его родственники считаются простыми; хотя право наслѣдованія по роду ни у кого изъ нихъ не отъемлется. Въ Японіи правленіе ѳеодальное, подобно древнему въ Китаѣ: почему всѣ почти высшія должности наслѣдственны совокупно съ достоинствами.
  

10.

  
   Естьли въ Китаѣ великія Фабрики, или обработываются ли издѣлія семействами? Каковы отношенія между мастерами, ихъ помощниками и учениками?
   Отв. "Въ Китаѣ находятся обширныя фабрики, какъ -- то напр: фарфоровыя близь Кантона: но я думаю; что большая часть шелковыхъ, бумажныхъ и другихъ, вывозимыхъ изъ Китая товаровъ, обработывается часто семействами. Я не полагаю, чтобы правительство имѣло свои фабрики, какъ то дѣлается въ нѣкоторыхъ Европейскихъ государствахъ "
  
   По обширности государства и великому количеству потребляемыхъ вещей необходимо надобно допустить многочисленность разнородныхъ фабрикъ и большихъ и малыхъ. Какъ шелковыя, такъ и бумажныя ткани работаются и семействами, но болѣе по заказу фабрикантовъ, притомъ изъ фабричныхъ матеріаловъ. Деревенскіе жители, занимаясь приготовленіемъ сырыхъ матеріаловъ, не имѣютъ ни времени ни способовъ къ дальнѣйшей ихъ обработкѣ. Правительство имѣетъ казенныя шелковыя фабрики въ городахъ Цзянъ-нинъ -- Фу (Нанкинъ), Су-чжеу-фу и Ханъ-чжеу-фу. На сихъ фабрикахъ ежегодно выработываютъ извѣстное количество тканей по образцамъ присылаемымъ изъ Дворцоваго Правленія чрезъ каждые десять лѣтъ. Что касается до отношеній между мастерами, ихъ помощниками и учениками, то помощники обыкновенно служатъ изъ платы или изъ долей въ барышѣ: учениковъ же принимаютъ на пятилѣтній срокъ, и даютъ имъ только одежду и пищу.
  

11.

  
   Мѣра и вѣсъ во всемъ ли Китаѣ одинаковы; если же есть разность, то въ чемъ состоитъ оная?
   Отв. "Вѣсъ по объявленію купцовъ, которыхъ я спрашивалъ, долженъ быть одинаковъ во всемъ государствѣ, кромѣ столицы. Одинъ пикулъ содержащій сто катти равенъ 1,45 фунта россійскаго или 1,33 англинскаго. Въ Пекинѣ одинъ пикулъ составляетъ 91 катти. Мѣра длины въ Пекинѣ менѣе же. Пекинскій кубитъ, обыкновенная мѣра длины въ Китаѣ, составляетъ 8 1/2 Футовъ, въ Кантонъ же и въ южныхъ провинціяхъ десять."
  
   Въ Китаѣ мѣра и вѣсъ, утвержденные правительствомъ, повсюду одинаковы. Но мѣра и вѣсъ въ народномъ употребленіи раздѣляются на три вида: большой, малый и средній. Въ Пекинѣ и въ нѣкоторыхъ другихъ мѣстахъ всѣ три вида и мѣръ и вѣсовъ употребляются: но только каждый видъ для извѣстныхъ какихъ либо товаровъ. Мѣрный Китайс. футъ = 1 1/24 Англинскому футу. Кубитъ или сажень содержитъ 10 футовъ.
  

12.

  
   Есть ли торговыя сообщества; гдѣ они, какія постановленія?
   Отв. "Мнѣ извѣстны только два сообщества, а имянно: Когонгъ и другое, содержащее соль на откупѣ, которое раздѣляется на многія малыя потому, что сочлены оныхъ получаютъ отъ продажи соли великую прибыль. Главное постановленіе торговыхъ сообществъ состоитъ въ томъ, что сочлены всѣ за одного и одинъ за всѣхъ обязаны отвѣчать правительству. Сіе постановленіе весьма важно по той причинѣ, что казна не можетъ ничего потерять изъ своихъ доходовъ. Изъ сообщества Когонгъ отвѣчаетъ правительству одинъ только старѣйшій, или первый купецъ."
  
   Въ каждой губерніи находится откупщикъ, принимающій на себя развозную продажу соли по своей губерніи: но одинъ человѣкъ несоставляетъ сообщества. Въ Кантонѣ каждый купецъ, допущенный къ исключительному торгу съ Англичанами, торгуетъ на свой капиталъ отдѣльно отъ прочихъ: слѣдовательно и Когонгъ въ значеніи сообщества несуществуетъ. Что касается до частныхъ сообществъ или компаній, торгующихъ сложнымъ капиталомъ, таковыхъ очень много, и при томъ въ разныхъ мѣстахъ государства.
  

13.

   Какъ поступаютъ съ банкротами, каковы законы вообще, касающіеся оныхъ?
   Отв. "Объ образѣ, каковымъ поступаютъ съ неплатящими должниками уномянуто уже выше при подобномъ сему вопросѣ. Кромѣ того употребителенъ въ Китаѣ и еще особенный обычай: но, можетъ быть, только въ случаѣ неуплаты малыхъ долговъ; впрочемъ увѣряли меня, что оному подлежатъ и купцы Когонга. Вечеръ предъ новымъ годомъ долженъ быть срокомъ окончательнаго расчета. Кто не уплатитъ до онаго своего долга, того можетъ заимодавецъ даже бить безпрепятственно и должникъ не смѣетъ сопротивляться; можетъ повреждать домашнія вещи, и разные производить въ домѣ безпорядки. По наступленіи полуночи все прекращается; заимодавецъ съ должникомъ мирятся и пьютъ, поздравляя другъ друга съ новымъ годомъ. Слѣдующій образъ обыкновенно употребляется при тяжбахъ: проситель и отвѣтчикъ избираютъ порукъ, пріемлющихъ на себя отвѣтственность за вѣрность дѣла. Имѣющій несправедливую сторону платитъ порукѣ большую сумму; ибо какъ скоро рѣшится тяжба мандариномъ, то порука наказывается палками за принятіе на себя ложнаго дѣла. Каллао, или первый Минстръ Императора, не свободенъ также отъ тѣлеснаго наказанія, а потому она между Китайцами непочитается безчестными, полученныя же деньги суть вѣрны и служатъ надежнымъ средствомъ къ отвращенію отъ себя тѣлеснаго наказанія. Кромѣ порукъ обѣ стороны должны имѣть еще и стряпчихъ, судьба коихъ зависитъ совершенно отъ Гражданскаго Губернатора, который при точнѣйшемъ разбирательствѣ дѣла все съ нихъ взыскиваетъ, и въ случаѣ несправедливости строго ихъ наказываетъ. "
  
   Въ Китаѣ нѣтъ ни банкротства, объявляемаго по законнымъ обрядамъ, ни устава о банкротахъ; должниковъ неплатящихъ и несостоятельныхъ судятъ всѣхъ по одинаковымъ законамъ, не разбирая сословія. Есть токмо различіе во взысканіи съ чиновника и плебеянина. Первый отрѣшается отъ должности, или подвергается конфискаціи имущества; съ послѣдняго, если не положитъ условій къ удовлетворенію заимодавца, и не обеспечитъ уплаты надежнымъ поручительствомъ, производятъ взысканіе до совершеннаго раззоренія, и тѣмъ все дѣло оканчивается. Но первое очень рѣдко случается; что касается до послѣдняго, то заимодавцы очень рѣдко доходятъ до суда: но при ссудѣ для избѣжанія подлоговъ -- предварительно берутъ разныя предосторожности, а при требованіи, что бы не терять времени на тяжбу, болѣе соглашаются на отсрочку съ надежнымъ поручительствомъ, или отказываются отъ иска до поправленія худыхъ обстоятельствъ должника. Что касается до требованія долговъ, описаннаго Г. Крузенштерномъ, это есть токмо одинъ, къ сожалѣнію, всемѣстный обычай, имѣющій силу при сборѣ третныхъ долговъ. Въ Китаѣ люди бѣднаго и средняго состоянія нужное для дома наиболѣе забираютъ въ долгъ и расплачиваются по третямъ, какъ -- то къ пятому числу пятой луны, къ пятому -- надесять осьмой луны и къ новому году. Даже сами торгующіе кредитуются между собою на подобномъ же основаніи. Дней за десять до помянутыхъ числъ начинается требованіе долговъ и продолжается до окончанія трети. Первыя двѣ трети допускаютъ неполную уплату: почему и требованія производятся не со всею настоятельностію. Къ новому году всѣ сдѣлки должны кончиться полнымъ очищеніемъ долговъ и недоимокъ. Заимодавцы, будучи обезпокоиваемы своими вѣрителями, употребляютъ всѣ мѣры къ собранію долговъ, и чѣмъ ближе къ концу трети, тѣмъ настоятельнѣе становятся требованія. Надъ благородными употребляютъ пристыженіе ожиданіемъ выхода ихъ у воротъ, или преслѣдованіемъ но улицъ; надъ низкими -- ругательства у ихъ домовъ, побои и грубости, отъ чего случаются и самоубійства: наканунѣ новаго года въ городахъ повсюду шумъ: но въ полночь съ первымъ знакомъ, отъ правительства даннымъ къ начатію новаго года, все прекращается. Ссорющіеся, при нечаянномъ свиданіи, поздравляютъ другъ друга и взаимно извиняются; по окончаніи же праздника приступаютъ къ мирнымъ сдѣлкамъ, и дѣло оканчиваютъ продолженіемъ или прекращеніемъ кредита.
  

14.

   Производится ли торгъ болѣе мѣною товаровъ, или опредѣляется цѣна товаровъ, такъ какъ и у Европейцевъ посредствомъ денегъ?
   Отв. Китайцы употребляютъ въ оборотахъ своихъ мало наличныхъ денегъ, да и то одну только монету, ли называемую. Государственныя подати платятся произведеніями и издѣліями. И такъ, судя по весьма обширному ихъ торгу, полагать надобно, что оный производится по внутренности государства и по большой части мѣною товаровъ. Можетъ быть Кантонъ одинъ только изъ сего исключается".
  
   Въ первобытныя времена Китая торговля въ семъ государствѣ производилась обмѣномъ вещей. Съ приращеніемъ разныхъ ремеслъ и художествъ обмѣнъ вещей оказался недостаточнымъ и даже затруднительнымъ для производства торговли. Надлежало предпочтительно избрать вещь, которою бы, по внутренней ея цѣнности и дѣлимости, легко было вознаграждать цѣнность всякой искомой вещи, и металлическія деньги найдены для сей цѣли удобнѣйшими. И такъ со времени изобрѣтенія денегъ мѣновой торгъ въ Китаѣ мало по малу вышелъ изъ употребленія и нынѣ по причинамъ государственнаго хозяйства предоставленъ однѣмъ только границамъ. Китайскіе купцы вообще не любятъ заниматься двустороннимъ торгомъ: и посему внутренній какъ оптовый такъ и разничный торгъ производится на наличныя деньги. Впрочемъ и въ мѣновомъ торгу всегда цѣнность промѣниваемыхъ вещей уравниваютъ съ цѣнностію вымѣниваемыхъ: слѣдовательно и здѣсь деньги же служатъ къ опредѣленію цѣнъ.
  

15.

   Введены ли постановленные проценты въ торговлѣ и вообще при заимодательствѣ; каковы оные?
   Отв. "Постановленные проценты, какъ-то меня увѣряли, должны быть 36, которые въ сѣверныхъ провинціяхъ Китая и платятся: но въ Кантонѣ составляютъ оные въ годъ отъ 12-ти до 18-ти, какъ выше сказано".
  
   О процентахъ при заимодательствѣ уже говорено было въ отвѣтѣ на первой вопросъ. Что касается до процентовъ въ торговлѣ, т. е. при продажѣ на кредитъ, въ семъ случаѣ они очень умѣренны и и простираются отъ 10 до 20-ти на сто. При дробной продажѣ на кредитъ, если полученіе денегъ не подлежитъ сомнѣнію, часто вовсе не бываетъ процентовъ.
  

16.

   Употребительна ли при гуртовомъ торгѣ бухгалтерія?
   Отв. "Китайскіе купцы въ Кантонѣ кажутся весьма искусны въ веденіи книгъ своихъ. Обширныя ихъ дѣла требуютъ великой исправности".
  
   Каждый мальчикъ, готовящійся быть торговцемъ обучается ариѳметикѣ и бухгалтеріи. Вообще же не только въ оптовомъ торги, но и во всѣхъ большихъ магазинахъ и лавкахъ ведутъ книги своей торговли, которая ежедневно по вечерамъ очищается по всѣмъ кастамъ: по приходной и расходной, пріемной и отпускной, кредитной и торговой. Бухгалтеръ обыкновенно во весь день сидитъ у стола съ книгою и вписываетъ каждую проданную вещь; въ мелочныхъ же лавкахъ довольствуются однимъ вечернимъ счетомъ.
  

17.

  
   Имѣются ли при торговлѣ маклеры, браковщики, вѣсовщики и проч.
   Отв. "Правительствомъ учрежденнымъ не имѣется. Каждый купецъ Когонга имѣетъ помощника, который при пріемѣ и отпускѣ товаровъ все осматриваетъ, вѣсить, считаетъ мѣряетъ".
  
   По нѣкоторымъ вѣтвямъ торговли имѣются правительствомъ учрежденные маклеры и вѣсовщики. Въ Пекинѣ находятся маклеры: 1) для выдачи законныхъ видовъ на покупаемыхъ лошадей, муловъ и ословъ; 2) на мѣняльной биржѣ для обмѣна медной монеты на серебро и обратно. Вѣсовщики смотрятъ, не употребляютъ ли при продажѣ хлѣба не узказныхъ мѣръ.
  

18.

  
   Перевозятся ли товары въ великихъ количествахъ сухимъ путемъ; назначено ли время для отправленія судовъ и повозокъ съ товарами?
   Отв. "Всѣ товары перевозятся по рѣкамъ и каналамъ; сухимъ же путемъ, думаю, не производится того вовсе. Весьма сомнительно, чтобы въ извѣстныя времена отправлялись суда правильно".
  
   Въ сѣверномъ Китаѣ, гдѣ довольно содержатъ лошадей, лошаковъ, ословъ, и даже верблюдовъ, употребляется перевозка товаровъ гужомъ; а въ южномъ Китаѣ, по невозможности содержать скота, перевозятъ товары рѣками и каналами, исключая тѣхъ мѣстъ, гдѣ нѣтъ водянаго сообщенія, какъ-то отъ рѣки Цзянъ въ губернію Гуанъ-дунъ чрезъ хребетъ Юй-линъ. Здѣсь обыкновенно переправляютъ товары чрезъ волокъ на тачкахъ, или дрягили на себѣ переносятъ. Главный водяный путь есть одинъ по всему государству, какъ для казенныхъ такъ и для частныхъ судовъ: а именно хлѣбный каналъ, въ которомъ воду въ мѣстахъ недостаточныхъ поднимаютъ только въ свое время: по сей причинѣ отправленіе судовъ съ юга на сѣверъ правильно производится дважды въ годъ. Первые караваны каналомъ приходятъ въ Тьхянь-цзинь-фу, (городъ въ 280 ли отъ Пекина на востокъ) въ исходѣ Мая, а второе въ исходѣ Сентября. Суда, моремъ отправленныя, приходятъ около того же времени; по нѣсколько позже. Плаваніе по рѣкамъ и прочимъ каналамъ производится всегда, исключая обмеленія или наводненія.
  

19

  
   Извѣщаютъ, что въ Китаѣ поселянинъ сколько же предпочтителенъ предъ ремесленникомъ, сколько у насъ послѣдній предъ первымъ, и что каждый Китаецъ ревнуетъ или пріобрѣсть какое-либо помѣстье, или взять землю на откупъ, что даютъ на довольно выгодныя условія, ежели нанимающій имѣетъ достаточную благонадежность: справедливо ли это?
   Отв. На сей вопросъ долженъ я взять отвѣтъ изъ Баррова путешествія. По ученомъ и государственномъ чиновникѣ слѣдуетъ поселянинъ непосредственно: -- купецъ, художникъ и ремесленникъ гораздо ниже его. Китайскій воинъ обработываетъ самъ землю: духовные также, если оная при монастырѣ имѣется. Императоръ по читается единственными земли владѣтелемъ. Помѣстье у содержащаго оное на откупѣ; ни когда неотнимается, если онъ платитъ исправно. Откупившій земли болѣе, нежели обработывать можетъ съ своимъ семействомъ, отдаетъ въ наемъ другому за половину подати, которую вноситъ всю самъ въ казну. Большая часть бѣдныхъ поселянъ въ Китаѣ упражняется въ земледѣліи, нанимая землю у содержащихъ оную на откупѣ. Обширныхъ помѣстьевъ очень мало; а потому между откупщиками и нѣтъ единоторжія хлѣбомъ. Каждый поселянинъ продаетъ произведенія свои свободно, гдѣ хочетъ; всякій подданный имѣетъ право ловить рыбу безпрепятственно въ открытомъ моръ у береговъ, въ озерахъ рѣкахъ и устьяхъ. Помѣщиковъ, пользующихся особенными преимуществами, нѣтъ вовсе".
  
   Поселянинъ имѣетъ въ глазахъ правительства преимущество предъ прочими сословіями разночинцевъ, потому что землепашество въ Китаѣ почитается основаніемъ народнаго спокойствія и благоденствія. Въ каждомъ уѣздѣ Правитель избираетъ нѣсколько стариковъ для надзора за землепашествомъ. По истеченіи трехъ лѣтъ оказавшійся изъ нихъ рачительнымъ получаетъ чинъ 15 или 16 класса. Это весьма много споспѣшествуетъ къ поощренію землепашества, но существенно не доставляетъ имъ никакого преимущества предъ оными. Каждый Китаецъ, хотя нѣсколько достаточный, старается пріобрѣсть покупкою участокъ земли, чтобы самому заниматься землепашествомъ, или отдавать оную на откупъ: но они дѣлаютъ это не по ревнованію къ чести, но частію потому, что земли приносятъ доходъ надежный, неподверженный случайнымъ опасностямъ, исключая неурожая; а болѣе потому, что священный законъ отцепочтенія обязываетъ каждаго имѣть родовое кладбище, на которомъ въ приличные случаи приносятъ жертвы своимъ предкамъ. Въ Китаѣ почти всѣ земли принадлежатъ собственникамъ, которые имѣютъ право продать оныя; люди всякаго состоянія могутъ покупать, какъ покупаютъ и другія недвижимыя имѣнія, т. е. по крѣпостямъ: но владѣніе землею не даетъ имъ никакого преимущества предъ равными. Тѣ, которые сами не могутъ обработывать своихъ земель, отдаютъ ихъ на откупъ желающихъ, однако же благонадежнымъ людямъ. По сей части, столь важной по своимъ отношеніямъ къ благосостоянію государственному, существуютъ законныя постановленія. Въ Китаѣ земли ежегодно засѣваются -- и земледѣльцы всячески стараются истощеніе растительной силы ихъ вознаграждать удобреніемъ: по сей причинѣ владелецъ отдающій землю на откупъ, не имѣетъ права ни возвышать откупа ни отдать землю другому, пока прежній содержатель исправно вноситъ поземельную плату.
  

20.

  
   Главнѣйшіе доходы Китайскаго государя состоятъ ли въ подати съ земли? Какъ велика оная? Платится ли деньгами или произведеніями ?
   Отв. "Десятая часть отъ всѣхъ земныхъ произведеній составляетъ важнѣйшую подать. По вычисленію полученному Лордомъ Макартнеемъ отъ Мандарина Цоута-джина {Въ Китайскомъ языкѣ нѣтъ такихъ звуковъ.} простирается подать, взимаемая во всѣхъ провинціяхъ государства до 66 милліоновъ фунтовъ стерлинговъ".
  
   Хотя въ Китаѣ всѣ почти земли принадлежатъ собственникамъ: но правительство обложило оныя небольшимъ оброкомъ, который составляетъ главную статью государственныхъ доходовъ и собирается серебромъ и частію хлѣбомъ. Поземельный оброкъ положенъ по добротѣ почвы, раздѣляемой на лучшую, среднюю и низшую. Вообще же государственные доходы состоятъ изъ разныхъ налоговъ, которые суть:
   а) Сборъ подушныхъ оброковъ.
   б) Сборъ поземельныхъ окладовъ.
   в) Сборъ податей разныхъ именованій.
   г) Сборъ съ продажи соли.
   д) Сборъ пошлинъ съ товаровъ.
   Сборъ налоговъ вообще не ежегодно бываетъ въ одинаковомъ состояніи. Въ сборѣ поземельномъ и подушномъ бываютъ недоимки; прочіе сборы сами по себѣ непостоянны. По отчету обнародованному палатою финансовъ въ 1812 году государственные доходы въ каждой изъ помянутыхъ частей простиралось:
   Сборъ поземельный
   Серебромъ -- до 27.285,650 ланъ.
   Хлѣбомъ -- 4.082,070 мѣшковъ *).
   Сборъ подушный -- 3.205,600 ланъ.
   Сборъ разныхъ имѣнованій -- 2.360,000
   Сборъ съ соляной продажи -- 7.477,000
   Сборъ пошлины -- 3.849,000
   Всего -- до 48.259,320
   *) Сборный казенный мѣшокъ содержитъ въ себѣ 5 пуда 32 фунта.
  
   Сверхъ изложенныхъ сборовъ находятся мелкіе мѣстные налоги, которые въ сложности составляютъ значительную сумму. Дворъ содержится доходами съ удѣльныхъ земель, которые простираются до 1.056,000 ланъ серебромъ; сверхъ сего ежегодно получаетъ до 12,000 ясачныхъ соболей, 140 гиновъ корня жиньшень и до 1,000 зеренъ восточнаго жемчуга). Вмѣсто соболей принимаютъ шкуру и другихъ звѣрей).
  

21.

  
   Кто печется объ исправленіи и содержаніи дорогъ и каналовъ и какимъ иждивеніемъ то производится ?
   Отв. "Купеческіе суда, проходя каналами и рѣками, платятъ положенную пошлину, которая употребляется единственно къ построенію мостовъ и шлюзовъ. О дорогахъ, думаю имѣютъ въ Китаѣ мало попеченія".
  
   Поддерживаніе земляныхъ дорогъ, частныхъ каналовъ и пошлинъ при нихъ обращено въ земскую повинность мѣстныхъ жителей. Починка каменныхъ мостовъ и береговыхъ плотинъ, также содержаніе каналовъ въ большомъ размѣрѣ производятся иждивеніемъ правительства. На расходы по сему предмету въ поморскихъ мѣстахъ обращенъ сборъ пошлинъ съ леса и деревянной посуды, въ которой привозятъ товары.
  

22.

  
   Подражаютъ ли Китайцы Европейцамъ въ художествѣ? Разумѣютъ ли они часы дѣлать?
   Отв. "Подражаютъ, но несовершенно. Они дѣлаютъ прекраснѣйшія художественныя вещи изъ слоновой кости, черепахи и жемчужной раковины. Разныя утвари изъ золота и серебра весьма тонки и чисты. Они дѣлаютъ и стѣнные часы, карманныхъ же дѣлать неразумѣютъ. Искусство дѣлать сукно не удалось имъ также".
  
   Можно сказать, что Китайцы въ отдѣлкѣ многихъ вещей дошли до совершенства; а по заказу выработываютъ нѣкоторыя Европейскія вещи очень близко къ даннымъ образцамъ. Въ рѣдкомъ народъ можно найти столь быструю способность къ подражанію, каковою Китайцы обладаютъ; и если что удерживаетъ ихъ отъ приближенія къ утонченности Европейцевъ, то это ихъ законы, которые предписываютъ самую форму употребляемыхъ вещей. Китаецъ можетъ усовершенствовать свое, но вводить чужестранное или что либо новое не смѣетъ. Въ нѣкоторыхъ городахъ южнаго Китая дѣлаютъ стѣнные и столовые часы средственной работы, карманныхъ же часовъ не дѣлаютъ. Назадъ тому около 150 лѣтъ заведена была казенная часовая фабрика: но скоро упала отъ дешевизны заморскихъ карманныхъ часовъ. Что касается до выработки сукомъ, то въ семъ искуствѣ Китайцы скоро бы могли сдѣлаться соперниками Европейцамъ: но въ Китаѣ совершенно нѣтъ овцеводства; овцы же, даже лучшихъ породъ разводимыхъ въ Монголіи и Тангутѣ; имѣютъ шерсть годную только для валянія тонкихъ войлоковъ.
  

23.

  
   Говорятъ, что рабочіе люди могутъ съ величайшимъ трудомъ только прокормить себя съ своимъ семействомъ: ремесленники нуждаются въ томъ и еще болѣе; сіи бѣгаютъ будто бы по улицамъ со своими инструментами для испрошенія гдѣ-либо работы нищенскимъ образомъ: что приготовленіе сахара производится бродящими поденьщиками; что множество людей живутъ на водѣ въ судахъ; что многіе ѣдятъ будто бы собакъ и кошекъ мертвыхъ. -- Справедливо-ли это?
   Отв. "Чрезвычайное многолюдство должно быть виною, что бѣдный простой народъ терпитъ нерѣдко великую нужду. Вообще въ государствѣ голодъ бываетъ чисто. Въ Кантонѣ не очень примѣтно, чтобы поденьщики и ремесленники не находили для себя работы. Впрочемъ нищихъ много и въ семъ городъ, которые показываясь на улицахъ въ рубищахъ представляютъ видъ крайне отвратительный. Что голодные Китайцы ѣдятъ мертвыхъ собакъ, кошекъ и даже крысъ, тому имѣлъ многократно случай быть самъ свидѣтелемъ. Я приказалъ бросить за бортъ нѣсколько бочекъ солонины испортившейся до того, что зловоніе отъ него разнеслось по всему Вампу, и долго неуничтожалось. Алчущіе Китайцы ловили ее съ величайшею жадностію и увозили съ изъявленіемъ особенной радости. На рѣкѣ Тигрисѣ у Кантона живетъ множество народа на лодкахъ. Прочія рѣки, каналы и озера также обитаемы людьми, и при томъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ столько же почти многолюдны сколько и самая земля. Однако сомнительно, чтобы внутреннія области Китая, не участвующія въ выгодахъ торговли посредствомъ рѣкъ и каналовъ, населены и воздѣланы были равномѣрно".
  
   Судя по невѣроятному народонаселенію въ Китаѣ, можно безошибочно сказать, что число рукъ, простирающихся къ работѣ, далеко превосходитъ количество представляющейся работы, что великая населенность далеко превосходитъ мѣру земли, потребную къ пропитанію жителей. Послѣ сего ни мало не удивительно,, что рабочіе съ трудомъ могутъ содержать себя; что ремесленники, а особливо семейные, вообще нуждаются въ содержаніи себя. Если бы невыгодный образъ китайскаго земледѣлія и двукратные посѣвы сарацинскаго пшена на югѣ, если бы неукоряемое и повторяемое возращеніе огородной зелени и овощей на одной и той же землѣ и подвозъ хлѣба изъ Индіи и съ острововъ южнаго океана; то Китай долженъ былъ бы цѣлую половину своихъ жителей извергнуть за предѣлы. Сверхъ сего надобно отдать полную справедливость трезвости, воздержанію, дѣятельности, особенно же трудолюбію и терпѣливости Китайцевъ. Не увидите ни одной пядени удобной земли, оставленной необработанною; даже болотныя и песчаныя мѣста засажены камышемъ и палочникомъ, или тальникомъ, которые по великому ихъ употребленію приносятъ владѣтелямъ немалый доходъ.-- Что касается до ремесленниковъ, то они снискиваютъ пропитаніе способами обыкновеніемъ присвоенными ремеслу ихъ. Каменьщикъ, плотникъ, поденщикъ приходятъ въ извѣстныя мѣста ожидать требователей. Разнощики мелочныхъ товаровъ, продавцы харчевыхъ вещей, обручники, брадобрѣи и многіе другіе, коихъ ремесло состоитъ въ томъ, что бы разноскою или минутною работою удовлетворять нуждамъ жителей, обыкновенно ходятъ по улицамъ, и голосомъ или звукомъ орудій, означающихъ ремесло ихъ, даютъ знать о своемъ проходѣ. О приготовленіи сахара, производимомъ въ южныхъ странахъ не случалось мнѣ спрашивать, и очень вѣроятно, что сія операція производится поденьщиками, но нельзя сказать бродягами: ибо правительство никакимъ средствомъ непривязываетъ жителей къ своимъ селеніямъ; а переходъ изъ одного мѣста въ другое предоставленъ въ полную волю ихъ -- безъ видовъ отъ мѣстныхъ начальствъ -- съ такимъ однакоже ограниченіемъ, что бы познаемыхъ никто отнюдь не принималъ и не держалъ. Живущихъ на водѣ находится два рода: 1) въ нѣкоторыхъ большихъ городахъ южнаго Китая многіе живутъ на судахъ по рѣкамъ и каналамъ, не по бѣдности, а по недостатку мѣстъ ближайшихъ къ центру города, гдѣ имъ нужно чаще быть по своимъ дѣламъ. Лучшія жилыя суда бываютъ очень красиваго устроенія, и комнаты въ нихъ прекрасно меблированы. Судохозяева и рыбаки вовсе не имѣютъ домовъ, а изъ рода въ родъ живутъ на судахъ со всемъ семействомъ. Бѣдные люди, по недостатку въ средствахъ къ пропитанію, ѣдятъ коневину, ослятину, верблюжину, кошекъ, собакъ, и не токмо живыхъ но и палыхъ. Мнѣ самому случалось видѣть, съ какою заботливостію бѣдный тащилъ нечаянно найденную имъ на улицѣ издохшую кошку или собаку. Но дѣйствія, къ которымъ понуждаетъ необходимость или крайность, не должно почитать общимъ обыкновеніемъ или нравственнымъ правиломъ. Самый бѣдный Китаецъ не унизится до сбора милостыни по улицамъ. Есть классъ нищихъ, терпимый въ Пекинѣ и другихъ городахъ, не смотря на отвратительнѣйшій видъ ихъ. Это не бѣдные, а сборище развратнѣйшихъ людей, лишенныхъ всякаго довѣрія въ обществѣ. Нерѣдко завлекаются къ нимъ бѣдные мальчики испорченной нравственности.
  

24.

  
   Говорятъ, что Китайцы побуждаются много къ женатой жизни чрезъ то, что позволительно дѣтей убивать. Увѣряютъ, что есть даже и особенные люди, яко ремесленники въ побіеніи младенцевъ. Справедливо ли это?
   Отв. "Что умерщвленіе дѣтей въ Китаѣ вообще терпимо, сія истина неподвержена, къ крайнему сожалѣнію, никакому болѣе сомнѣнію. Столь славящійся нравстенностію Китаецъ, не признаетъ дѣтоубійства порокомъ, подобно какъ и препрославленные люди природы, обитающіе на островахъ Великаго Океана, не почитаютъ людоѣдство дѣломъ противоестественнымъ и гнуснымъ. Мы видѣли въ Вампу часто мертвыхъ младенцевъ, несомыхъ теченіемъ рѣки въ море."
  
   Что бы Китайцы побуждались къ женатой жизни чрезъ дозволительное дѣтоубійство; что бы даже были особенные люди, которые питаются ремесломъ дѣтоубійства; это могли сказать только Католическіе миссіонеры, для мнимаго возвышенія правилъ ученія Христова, и Европейскіе путешественники, которые имѣютъ слабость рѣшительно судить обо всемъ по обозрѣнію поверхностному. Справедливо, и надобно отдать честь Китайцамъ, что мало неженатыхъ между ними. Отецъ отнюдь непозволитъ возрастному сыну оставаться холостымъ по его волѣ, и дворянство особенно держится сего правила. Но можно ли подумать, что причиною. сему безнаказанное дѣтоубійство, преступленіе совершенно противное природѣ? Правила Китайской религіи искони возложили на сыновей священнѣйшій долгъ обожать виновниковъ бытія по смерти ихъ и приносить имъ жертвы. Вотъ что каждому отцу внушаетъ набожное влеченіе къ продолженію своего рода. Тотъ, кто по безчадію не имѣетъ сына, воспитываетъ пріемыша, и предварительно услаждается удовольствіемъ, котораго ожидаетъ отъ смерти. Когда сынъ изготовитъ, гробъ отцу, еще въ живыхъ находящемуся, то послѣдній необыкновенно восхищается, представляя въ мысляхъ, что онъ достигъ совершеаннго въ сей жизна счастія. Касательно дѣтоубійства я неотрицаю, что бы не было женщинъ и дѣвицъ, которыя впадши въ слабость не старались бы утаить то, что можетъ изобличить ихъ въ непозволенной любви, и покрыть стыдомъ цѣлое семейство. Стыдъ при семъ обстоятельствѣ сковываетъ разумъ человѣка, и чѣмъ сильнѣе, тѣмъ жесточаѣ дѣйствуетъ. И такъ очень вѣроятно, что иногда умерщвляютъ незаконнорожденныхъ, особенно въ домахъ, въ которыхъ строго соблюдается нравственность семейства. Что касается до изведенія младенцевъ въ утробѣ, это незамѣтное дѣтоубійство, думать надобно, довольно часто случается, не смотря на то, что въ большихъ городахъ находятся воспитательные домы для принятія незаконнорожденеыхъ. Въ Китаѣ есть обыкновеніе, которое очень легко можетъ доводить Европейціевъ до ложныхъ заключеній. По умствованію Китайцевъ -- души умершихъ во младенчествѣ и въ дѣтствѣ почитаются несовершенными: по сей причинѣ дѣтей умершихъ до осьмилѣтнаго возраста неудостоиваютъ погребенія по обрядамъ, а хоронятъ ихъ подлѣ родовыхъ кладбищъ или въ общихъ могилахъ -- безъ церемоніи. Въ южныхъ губерніяхъ даже бросаютъ ихъ и въ рѣки. Посему то въ Пѣкинѣ, равно и въ другихъ большихъ городахъ богатые и набожные люди ежедневно высылаютъ телеги, запряженныя волами, собирать умершихъ младенцевъ для отвоза ихъ въ общую могилу. Но безразсудно было бы заключать отсюда, что дѣтоубійство есть всеобщій порокъ въ Китаѣ; напротивъ оно въ Китайскомъ законодательствѣ поставлено наряду съ первыми государственными преступленіями; даже изведеніе младенца въ утробѣ подвергнуто жестокому тѣлесному наказанію.
  

25.

  
   Говорятъ, что не взирая на то многолюдство в] Китаѣ не уменьшается. Города населены чрезвычайно. -- Воздѣланныя земли не пустѣютъ. Справедливо-ли это?
   Отв. "Извѣстія о многолюдствѣ Китайскаго государства весьма различны. Г. Соинератъ полагаетъ 10, а Г. Стаунтонъ по таблицамъ, полученнымъ Лордомъ Макартнеемъ въ Пекинѣ, по случившемся за годъ до его прибытія народоизчисленіи -- 333 м. Езуитъ Аміотъ пріемлетъ почти среднее число изъ сихъ двухъ количествъ; ибо онъ полагаетъ 198 м. Трудно извѣдать съ достовѣрностію, чтобы многолюдство въ Китайской имперіи было въ самомъ дѣлѣ столь чрезвычайно, какъ-то объявлено Мандариномъ Чоу-та-джинъ Англійскому посланнику. Барро не сомнѣвается нимало въ вѣрности таблицъ. Онъ доказываетъ, что Китайское многолюдство, въ отношеніи къ поверхности земли всего государства, содержится къ Англійскому = 2: 1, и что такое содержаніе въ великихъ городахъ, какъ-то Кантонѣ, Нанкинѣ, Пекинѣ, гдѣ народосчисленіе должно быть показываемо вѣрнѣе, въ сравненіи съ населеніемъ Англинскихъ городовъ, кажется вѣроятно. -- Кто видѣлъ Кантонъ, и по многолюдству сего города съ его предмѣстіями будетъ заключать о населеніи всего Китая, тотъ не почтетъ таблицъ Мандарина невѣрными. Впрочемъ мнѣ показалось весьма страннымъ означеніе въ сихъ таблицахъ для провинціи Печели 664 человѣка на каждую Англинскую квадратную милю, между тѣмъ какъ въ провинціи Кангъ-нинъ {Нѣтъ провинціи сего имени.}, которая, по плодоносной своей землѣ и по выгоднѣйшему положенію въ разсужденіи внутренней торговли, должна быть несравненно многолюднѣе, только 300 человѣкъ. Путешествовавшіе по провинціи Печели описываютъ ее бѣдною. Самъ Барро говоритъ объ ней, что земля безплодная и обработывается нерачительно, жители кажутся нездоровыми и изнѣженными; жилища ихъ очень скудны, рыбныхъ ловлей не имѣется, климатъ ради великихъ лѣтнихъ жаровъ и жестокаго зимняго холода, вреденъ здоровью, отъ чего умираетъ ежегодно множество народа; и такъ населеніе не можетъ быть многочисленно. Въ самой провинціи Чекіангъ, о которой Барро говоритъ, что земля воздѣлана повсюду наилучшимъ образомъ и населеніе чрезвычайно, считается 108 человѣками менѣе на квадратную милю, нежели въ безплодной Печели. Многолюдство провинціи Кантунгъ, обращающее на себя вниманіе каждаго въ Кантонъ пріѣзжающаго, также весьма несоразмѣрно, ибо въ ней полагается 264 человѣка на квадратную милю; слѣдовательно болѣе, нежели половиною многочисленнѣе народонаселенія послѣдней. Сіи сравненія подаютъ мнѣ поводъ сомнѣваться въ точности таблицъ и предполагать невѣрность въ учиненіи народосчисленія въ провинціи Печели. Въ самыхъ плодоноснѣйшихъ странахъ 644 человѣка на Англійскую квадратную милю показываютъ почти даже невѣроятное населеніе; въ Англіи считаютъ на милю 120, въ Голландіи 198 человѣкъ".
  
   Сказано выше, что дѣтоубійство въ Китаѣ есть преступленіе, тайно нѣкоторыми содѣлываемое для избавленія себя отъ стыда; что касается до многолюдства, то Китай по государственнымъ спискамъ 1812 года имѣлъ болѣе 360 м. жителей обоего пола. Большіе города чрезвычайно населены, особенно въ южномъ Китаѣ. Въ губерніяхъ Цзінъ-су, Ань-Хой и Чже-цзянь считается до 98 м. жителей подъ управленіемъ одного Генералъ-Губернатора. Въ сихъ-то трехъ губерніяхъ во многихъ городахъ живутъ на судахъ, и не смотря на толикое многолюдство, по которому съ сожалѣніемъ заключаемъ о бѣдности жителей, сія страна почитается въ Китаѣ жилищемъ изобилія и утѣхъ, средоточіемъ просвѣщенія и Промышленности, отечествомъ модъ и вкуса: словомъ она всѣми единогласно признана земнымъ раемъ. Шань ю Тьхянъ-тханъ; Ся ю су ханъ, на небѣ есть рай, на землѣ Су и Ханъ, есть общая пословица. Су и Ханъ суть Су-чжеу и Ханъ-чжеу главные города, первый въ губерніи Цзйнъ-су, а послѣдній въ губерніи Чже-цзянъ. Трудолюбію и образу земледѣлія Китайскаго нельзя неотдать справедливости, а законы и мѣстные чиновники строго наблюдаютъ, чтобы не оставалось ни клока земли незасѣянной. Почва земли въ губерніи Чжи-ли мѣстами песчана, да и вообще не очень хлѣбородна, для того-то и открытъ хлѣбный каналъ, чтобы снабжать Пекинъ избытками южныхъ странъ. Къ сему надобно присовокупить, что земли при хорошемъ удобреніи и благопріятномъ времени приносятъ богатый урожай: но сіе обиліе раздробившись по великой людности дѣлается малозначущимъ, и при неурожаѣ крестьяне всегда требуютъ вспоможенія отъ правительства.
  

26.

  
   Въ какихъ мѣстахъ удовольствуются другими жизненными потребностями, кромѣ пшена срацинскаго? гдѣ питаются мясомъ? что стоитъ фунтъ говядины, баранины? какая разность въ цѣнахъ между говядиною, бараниной и пшеномъ срацинскимъ?
   Отв. "Во всемъ Китаѣ срацинское пшено и рыба составляютъ главнѣйшую пищу. Въ сѣверныхъ провинціяхъ сѣется и пшеница. Говядины и баранины ѣдятъ мало; свинины же гораздо болѣе и при томъ особенно въ южныхъ провинціяхъ".
  
   Пшено срацинское, огородная зелень и овощи составляютъ существенное пропитаніе Китайцевъ, подобно какъ въ Россіи ржаной хлѣбъ и щи. Но бѣдные въ сѣверномъ Китаѣ питаются просомъ и другими крупами. Хлѣбное изъ крупичетой, рисовой и пшеничной муки употребляется въ разныхъ видахъ на завтракахъ и ужинахъ, но въ маломъ количествѣ: ибо сія пища почитается довольно горячею для жаркихъ климатовъ. Пшеницу болѣе издерживаютъ на куреніе вина. Мясо употребляютъ вездѣ: но только люди достаточные; бѣднымъ же инымъ во всю жизнь не случится отвѣдать. Говядину, баранину, молоко и масло коровье употребляютъ только Могаммедане, Маньчжуры, Монголы и нѣкоторые изъ сѣверныхъ Китайцевъ; южные Китайцы не могутъ терпѣть запаха сихъ вещей, и питаются свининою, которая въ Китаѣ отмѣнно хороша, рыбою, дичиною и домашнею жизностію. Причину таковаго отвращенія должно приписать непривычкѣ. Въ Китаѣ вся удобная земля обработывается; тамъ нѣтъ ни луговъ, ни паровыхъ полей; по сей причинѣ и скотоводства неимѣютъ. Не въ большомъ количествѣ содержатъ воловъ, ословъ, лошадей и лошаковъ въ сѣверномъ Китаѣ и буйволовъ въ южномъ: но лошадей большею частію, а овецъ и верблюдовъ почти безъ исключенія получаютъ изъ Монголіи. Сверхъ сего убивать воловъ и буйволовъ, какъ скотъ нужный для земледѣлія, издревле запрещено законами. Какъ скоро падетъ скотина, то хозяинъ обязанъ предъявить о томъ въ судъ и зарыть ее подъ присмотромъ полиціи. Овцы и козы, пригоняемыя въ Китай изъ Тангута и Монголіи, обыкновенно отъ худобы пахнутъ потомъ (псиною): по симъ причинамъ южный Китаецъ не любитъ ни говядины съ бараниной, ни молока съ коровьимъ масломъ. Въ лучшихъ городскихъ трактирахъ кромѣ свинины, поросятъ, курицъ, утокъ и рыбы нѣтъ другихъ запасовъ, а говядину и баранину держатъ только въ трактирахъ могаммеданскихъ и китайскихъ харчевняхъ. По домамъ же бѣдные люди ѣдятъ и верблюжину, и ослятину, и коневину, и собакъ, и кошекъ, и все, что случится достать для пропитанія; а что всего отвратительнѣе не имѣютъ различія между издохшею и битою скотиною. Между прочимъ страннымъ покажется, что въ губерніи Гуанъ-дунъ мясо полоза, которыхъ нарочно воспитываютъ въ домахъ, а въ губерніи Фу-цзянь мясо собачьяго щенка составляютъ первое и лаковое блюдо при столѣ. Цѣны хлѣбу неодинаковы бываютъ, смотря по урожаю; въ Пекинѣ, въ сравненіи съ прочими мѣстами, дорогъ по причинѣ дальнѣй доставки. Напр. въ Пекинѣ гинъ лучшей крупичатой муки стоитъ отъ 6 до 10, а въ губерніи Хэ-нань отъ 3 до 6 копѣекъ серебромъ. Свинина, баранина и говядина, привозимая зимою изъ Монголіи, вездѣ въ одной почти цѣнѣ, т. е. гинъ отъ 15 до 30 коп. серебромъ.
  

27.

  
   Сказываютъ, что главнѣйшіе доходы Императора, по извѣстіямъ должны состоять въ десятой долъ произведеній всѣхъ земель, располагаются такъ умѣренно, что не составляютъ даже и тридесятой доли; справедливо-ли?
   Отв. "Барро полагаетъ ежегодной подати каждаго въ четыре шиллинга Англійскими деньгами". Поясненіе на сей вопросъ удовлетворительно изложено въ поясненіи на 20-й вопросъ.

X.

НРАВЫ.

  
   Слово "нравы" мы беремъ не въ отношеніи къ качествамъ одного человѣка, а въ отношеніи къ цѣлому народу; и разумѣемъ подъ онымъ привычки, поступки, даже самыя мнѣнія. Нравы въ семъ смыслѣ взятые составляютъ панораму общественнаго и частнаго народнаго быта.
   Нравы получаютъ начало отъ физическаго положенія обитаемой страны и климата, направляются общественнымъ воспитаніемъ, укореняются законами. Это мы говоримъ о коренныхъ нравахъ. Находятся еще побочные нравы, которые одинъ народъ, по стеченію разныхъ причинъ, заимствуетъ у другаго. Исторія Китайской Имперіи представляетъ разительныя доказательства сей истины.
   Въ IV и IX статьяхъ сего сочиненія помѣщены очерки разныхъ Китайскихъ нравовъ: политическихъ, религіозныхъ, гражданскихъ и народныхъ. Здѣсь остается намъ бросить общій взглядъ на добрые и худые нравы въ одномъ только нравственномъ отношеніи, изслѣдовать начало добрыхъ и худыхъ народныхъ качествъ.
   Въ Китаѣ, гдѣ во всемъ видимъ тоже, что есть у насъ, но не такъ какъ у насъ, и нравы образовались нѣсколько иначе, нежели у другихъ народовъ. При самомъ переходѣ изъ пастушескаго состоянія въ земледѣльческое правительство, желая упрочить народное благосостояніе, старалось вводить единство во всемъ. Въ чемъ заключались постановленія по сему предмету при первыхъ двухъ династіяхъ; Cи и Шанъ, не возможно знать; потому что уложенія помянутыхъ Домовъ погибли вмѣстѣ съ ихъ потомствомъ. Съ 1122 года до Р. X. каждая династія, при самомъ полученіи престола имперіи, вводила единство въ училищномъ воспитаніи юношества, и въ правилахъ обращенія людей разныхъ сословій, единство въ покроѣ и цвѣтахъ одѣянія, въ видѣ и размѣрѣ колесницъ, единство въ начертаніи буквъ, ихъ выговоровъ, удареній и значеній. Симъ образомъ какъ бы переплавляли цѣлое государство въ горнилѣ законовъ, и снова начинали великій трудъ въ образованіи народа.
   Въ настоящее время, при соблюденіи единства въ гражданскомъ быту, особенное вниманіе обращено на воспитаніе юношества. Кромѣ народныхъ, уѣздныхъ и высшихъ училищъ, основанныхъ правительствомъ, въ каждомъ селеніи есть деревенское училище, въ которое поступаютъ мальчики достигшіе шестилѣтняго возраста. Способъ первоначальнаго образованія довольно замѣчателенъ. При вступленіи мальчика въ училище, учитель прежде всего наставляетъ его въ правилахъ обращенія, и мальчикъ ввечеру, по возвращеніи въ домъ, дѣлаетъ каждому члену семейства учтивый поклонъ по приличію. При обученіи чтенію и письму идеографическихъ буквъ, учитель, изъясняя значеніе каждой буквы, вмѣстѣ съ тѣмъ даетъ ему ясное понятіе о какомъ нибудь предметѣ. Между прочимъ мальчику наиболѣе вперяютъ неограниченное почтеніе къ родителямъ, повиновеніе предписаніямъ правительства, соблюденіе всѣхъ обязанностей человѣка-гражданина. Вотъ почему въ большей части деревенскихъ дѣтей найдете учтивость и уступчивость въ обращеніи, кротость и степенность въ поведеніи, скромность и разсудительность въ дѣлахъ. По выходъ изъ деревенской школы дѣти поступаютъ въ какое-либо сословіе. Здѣсь они подъ надзоромъ старшихъ еще болѣе утверждаются въ правилахъ училищнаго воспитанія, и сверхъ того научаются трудолюбію въ промышленности и земледѣліи, бережливости и порядку въ домоводствѣ, трезвости и умеренности во всемъ.
   Въ деревняхъ вообще строго соблюдается нравственность. Причиною сему, кромѣ училищнаго воспитанія, надзоръ земскаго начальства за семейнымъ поведеніемъ жителей. Сія обязанность возложена на сотниковъ, десятниковъ и смежныхъ сосѣдей. Сверхъ сего въ каждомъ родѣ избирается родовый старшина, которому законы даютъ власть разбирать и рѣшать семейныя дѣла своего рода. Его суду съ старшими родственниками предоставленъ разводъ мужа съ женою.
   Дѣти чиновниковъ по большой части первое образованіе заимствуютъ у домашнихъ учителей. По полученіи первой ученой степени на испытаніи продолжаютъ ученіе подъ надзоромъ начальства, и занимаются предметами болѣе нужными на поприщѣ государственнаго служенія. Въ сравненіи съ дѣтьми разночинцевъ они совершеннѣе въ образованіи, утонченнѣе во всѣхъ качествахъ, дѣлающихъ человѣка любезнымъ въ обществѣ. Но въ ихъ молчаливомъ удаленіи отъ обращенія съ разночинцами уже обнаруживается аристократическая гордость -- не токмо дозволяемая, но даже поддерживаемая законами.
   Исключая Пекина во всѣхъ другихъ городахъ чиновники обязаны жить въ своихъ присутственныхъ мѣстахъ, и совершенно устраняться отъ общежительныхъ связей съ подчиненными. Этотъ законъ, содержа чиновниковъ въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ разночинцевъ, доставляетъ первымъ необыкновенное уваженіе отъ послѣднихъ. Что касается до обращенія чиновниковъ между собою, оно довольно затруднено церемоніалами, и даже свиданія по должности бываютъ только въ необходимомъ случаѣ. Родственныя и дружескія свиданія, безъ равенства въ чинахъ и близкаго родства, также рѣдки, а на родинѣ и невозможны; потому что два родственника служить въ одной губерніи не могутъ. И въ городахъ и въ деревняхъ, по тѣснотѣ жилищъ и безпрерывныхъ занятій, вообще уклоняются отъ празднаго препровожденія времени съ пріятелями. Такимъ образомъ и чиновники и разночинцы не имѣютъ понятія о тѣхъ пріятныхъ европейскихъ собраніяхъ, на которыхъ друзья и знакомые сообщаютъ другъ другу свои мысли хо въ степенныхъ то въ шутливыхъ разговорахъ. О блестящихъ бальныхъ вечерахъ, кажется, и упоминать не нужно; потому что въ Китаѣ не знаютъ танцевъ (исключая придворной мимики); да и прекрасному полу принимать участіе въ собраніи мущинъ предосудительнымъ считается. Скрывать женскій полъ отъ постороннихъ есть обыкновеніе общее и чиновникамъ и разночинцамъ: но это обыкновеніе нѣсколько смягчается для ближайшихъ родственниковъ и короткихъ друзей. Вслѣдствіе сего-же обыкновенія и гостепріимство, толь уважаемое у всѣхъ и осѣдлыхъ и кочевыхъ народовъ Азіи, въ Китаѣ почти неизвѣстно. Прохожій ни въ городѣ ни въ деревнѣ не найдетъ пріюта. Даже навѣщая родственниковъ и друзей, живущихъ домами, надобно постучаться у воротъ, и на спросъ вышедшаго сказать, съ кѣмъ желаетъ видѣться. Впрочемъ пріятельскія связи съ Китайцами, укрѣпленныя давнимъ знакомствомъ, довольно пріятны; потому что Китайцы въ подобномъ случаѣ бываютъ очень откровенны.
   Нельзя отозваться съ похвалою о нравственности въ городахъ и слободахъ, гдѣ торговые люди до большой части суть гости изъ разныхъ даже отдаленнѣйшихъ мѣстъ Китая. Здѣсь развратъ есть необходимое слѣдствіе безженнаго многолюдства, не смотря на то, что внутри городовъ запрещены домы, служащіе убѣжищемъ разврату; и что законы не терпятъ оныхъ и въ предмѣстіяхъ. Особенно жители южныхъ азійскихъ странъ, при несклонности къ шумному и безумному пьянству, преданы сладострастію, можно сказать, необузданному, а законы на общую наклонность народа къ какому-либо пороку вообще смотрятъ сквозь пальцы. Даже при законномъ дозволеніи кромѣ жены имѣть наложницъ -- удовлетвореніе сладострастію, противное природѣ, столь усилилось въ Китаѣ, что положенное законами очень легкое наказаніе за сей порокъ рѣдко исполняется.
   Другой порокъ общій всѣмъ сословіямъ въ городахъ и многолюдныхъ мѣстечкахъ есть необыкновенная страсть къ азартнымъ играмъ, которыми торгующіе убиваютъ время долгихъ зимнихъ вечеровъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ иногда убиваютъ свое состояніе, а дѣти богачей расточаютъ имущество своихъ отцовъ. Главныя азартныя игры суть банкъ и зернь. {При игрѣ въ банкъ употребляется длинный покрытый столъ и деревянный четвероугольникъ съ черной и красной стороною. Стоящій вверху стола банкеръ скрытно кладетъ брусокъ подъ покрывало на столѣ: Игроки держатъ противъ Банкера и между собою споръ на черную и красную сторону бруска. Зернъ состоитъ изъ шести шестистороннихъ косточекъ съ точками отъ одной до шести.} Домы азартныхъ игръ строго запрещены: но какъ для полиціи довольно выгодно скрывать такіе домы отъ взоровъ закона; то записные игроки спокойно скитаются по угламъ города. Богатые Китайцы, соблюдая въ домѣ чрезвычайную бережливость во всемъ, въ домахъ разврата и азартныхъ игръ нерѣдко доходятъ до неограниченной расточительности. Впрочемъ азартныя игры между домашними и родственниками свободны отъ преслѣдованій закона.
   Китайцевъ вообще упрекаютъ въ корыстолюбіи, и я не могу не подтвердить справедливость такого замѣчанія. Корыстолюбіе въ Китаѣ подлинно есть такой порокъ, который, господствуетъ во всемъ государствѣ: но должно опредѣлитъ виды его, дабы незаконную страсть къ корысти не поставить въ чистомъ желаніи выгодъ. Въ продолженіе столѣтней войны съ Монголами въ предпослѣднемъ вѣкѣ предъ Р. X. Китай дошелъ до такого истощенія, что правительство принужденнымъ нашлось дозволить чиновникамъ содержать себя доходами отъ своихъ должностей. Въ этотъ промежутокъ истощенія государственныхъ доходовъ злоупотребленія приняли законный видъ, и укоренились столъ сильно, что впослѣдствіи и самое хорошее жалованье не могло исторгнуть ихъ корня. Нынѣ сія часть приведена въ такую извѣстность, что находятся подробныя росписанья, сколько каждая должность въ губерніи приноситъ положительнаго дохода въ годъ, и посему росписанію положено, сколько получившій должность долженъ предварительно заплатить служащимъ въ Палатѣ чиновъ. Для сего въ Пекинѣ находятся страховыя общества, которыя новоопредѣленныхъ чиновниковъ снабжаютъ деньгами. Нынѣшній Государь, при вступленіи своемъ на престолъ, указалъ всѣмъ чиновникамъ въ Имперіи представить о недостаткахъ и злоупотребленіяхъ въ правленіи, и купно изложить средства къ исправленію оныхъ. Одинъ изъ Стряпчихъ при исчисленіи разныхъ злоупотребленій между прочимъ пишетъ въ своемъ представленіи. "Чиновники Корпуса Путей водянаго сообщенія при работахъ по Желтой рѣкѣ поступаютъ добросовѣстнѣе другихъ. Они изъ суммъ, отпускаемыхъ на производство работъ, берутъ себѣ только 6/10, а при прочихъ казенныхъ работахъ вообще берутъ себѣ 7/10. Что касается до средствъ къ прекращенію сихъ злоупотребленіи, трудно придумать." Такимъ же образомъ съ своей стороны и правительство поступаетъ; оно производитъ чиновникамъ достаточное жалованье, изъ котораго они обязаны содержать свои Канцеляріи со множествомъ писарей и сторожей. Въ Пекинѣ Палаты на содержаніе своихъ писарей получаютъ изъ губерній остатки отъ разныхъ суммъ.
   Но вотъ что странно: народъ нимало не страдаетъ отъ корыстолюбія чиновниковъ. Купечество, торгующее въ городахъ, ничего не платитъ ни за право торговли, ни на содержаніе города. Вмѣсто сего торгующіе содержатъ городскихъ чиновниковъ, и дѣлаютъ имъ при случаѣ подарки; напр. ко дню рожденія, на новый годъ. Послѣ сего не покажется удивительнымъ, что Уѣздный Правитель получаетъ годоваго дохода отъ 40 до 100 т. рублей серебромъ. Уѣздные Правители въ свою очередь должны дѣлиться со всѣми высшими чиновниками отъ Областнаго Правителя и Прокурора до Губернатора и Генералъ-Губернатора. Количество подарковъ опредѣлено соразмѣрно съ доходами. Подпавшій суду, исключая уголовныхъ преступленій очень явныхъ, можетъ оправдаться, или покрайней мѣрѣ остаться менѣе виноватымъ: но только долженъ договориться съ стряпчимъ до изслѣдованія дѣла. Если-же невозможно будетъ спасти его, то возвращается все взятое по договору. И сторожа получаютъ содержаніе отъ приходящихъ въ судъ по своимъ дѣламъ: почему съ Китаѣ есть общая пословица: безъ денегъ не ходи въ судъ. Корыстолюбіе чиновниковъ имѣло равное вліяніе на развращеніе нравовъ и въ разночинцахъ, вступающихъ въ подряды на матеріалы и работы. Въ послѣднихъ оно разраслось въ разныхъ другихъ видахъ, такъ что воспользоваться незнаніемъ покупщика въ цѣнѣ и доброти товаровъ отнюдь не почитается обманомъ. Впрочемъ въ торговлѣ большая часть товаровъ продается по опредѣленнымъ цѣнамъ; а есть небольшіе запросы на нp3;которыя вещи не имѣющія опредѣленной цѣны. Первостепенные купцы въ торговыхъ сдѣлкахъ между собою поступаютъ съ примѣрною честностію. Что касается до мелочныхъ и внутреннихъ и пограничныхъ торгашей, обмануть покупщика въ честь. себѣ ставятъ, и мѣрою обмана измѣряютъ преимущество свое предъ иностранцемъ. Грабежи въ Китаѣ очень рѣдки, чему главною причиною поставить должно невозможность производить оные: но вмѣсто сего воровство, мошенничество и разные подлоги довольно обыкновенны какъ въ городахъ, такъ и въ многолюдныхъ мѣстечкахъ. Первыми двумя ремеслами занимаются безродные бродяги и дѣти разврата, а послѣднимъ жители области Шао-синъ-Фу, которые служатъ письмоводителями въ Присутственныхъ мѣстахъ и стряпчими по дѣламъ по всей Имперіи, и на выдумки подлоговъ и обмановъ отъ природы имѣютъ большую наклонность и способность.
   Преобладающія дурныя качества въ Китайцѣ суть: раздражительность, скрытность, коварство,, вѣроломство, мстительность, жестокость. Сіи качества находятся въ каждомъ въ одной степени съ его образованностію: но только при долговременномъ наблюденіи можно замѣтить оныя.
   Китаецъ въ обращеніи съ иностранцами вѣжливъ, ласковъ, гибокъ, даже иногда пріятенъ; и тѣ только, которые хорошо изучили Китай, могутъ примѣтить, что сквозь тонкое покрывало учтивостей всюду просвѣчиваетъ гордость. Въ Китаѣ взаимное обращеніе облечено въ законныя формы, которыя означаютъ мѣру преимущества одного лица предъ другимъ, и Китаецъ въ пріемахъ обращенія всегда старается удержатъ первенство предъ иностранцемъ. Положимъ, что народная гордость есть внутреннее сознаніе своего преимущества предъ другими; и Китай, по своему могуществу и образованности, дѣйствительно первенствуетъ между азійскими народами. Но Китайскіе чиновники нерѣдко выказываютъ свое преимущество предъ иностранцемъ въ самомъ оскорбительномъ презрѣніи къ послѣднимъ, а простолюдинъ иногда тоже обнаруживаетъ, но въ дерзскихъ и наглыхъ поступкахъ. Эта дурная черта происходитъ отъ излишней самомечтательности.
   Что касается до нравовъ въ частности, то нетокмо губерніи, но даже области отличаются одна отъ другой какими-либо качествами своихъ жителей -- по большеи части хорошими, рѣдко худыми. Даже много есть примѣровъ высокихъ гражданскихъ добродѣтелей. Наприм. нѣкогда Монголы послѣ долговременной осады одного изъ пограничныхъ Китайскихъ городовъ случайно взяли въ плѣнъ мать начальствовавшаго надъ войсками въ городѣ, и приближившись къ городской стѣнѣ потребовали, чтобы онъ для спасенія матери сдалъ городъ безъ кровопролитія: но женщина къ отвѣтъ на это сказала: сынъ! помни, что долгъ къ отечеству важнѣе долга сыновняго, и тутъ же была убита.
   Судя безпристрастно, безъ ошибки можно сказать, что въ Китайскомъ народѣ много хорошаго и довольно дурнаго: но сторона хорошая перевѣшиваетъ дурную. Это происходитъ отъ того, что добрая нравственность въ Китайскомъ народѣ весьма много поддерживается отличнымъ дѣйствіемъ законовъ. Въ каждомъ областномъ, окружномъ и уѣздномъ городѣ находится храмъ древнему учителю Кхунъ-цзы, въ которомъ мѣстные начальники въ весеннемъ и осеннемъ среднихъ мѣсяцахъ въ первый день подъ названіемъ динъ совершаютъ возліяніе. По лѣвую (восточную) сторону храма учителю Кхунъ-цзы находится Храмъ вѣрнымъ, справедливымъ, отцепочтительнымъ и дружелюбнымъ подъ названіемъ Чжунъ-и-сяо-ди-цы; предъ храмомъ каменный памятникъ и торжественныя врата. Въ семъ храмѣ поставляются табели съ именами {Собственно: съ прозваніями и именами.} туземныхъ чиновниковъ прославившихся вѣрностію къ престолу, ученыхъ -- справедливостію, сыновей -- почтеніемъ къ родителямъ, внуковъ -- послушаніемъ; а при жизни ихъ пишутся надъ торжественными вратами. По правую сторону находится храмъ подъ названіемъ Цзѣ-cяo-цы. Въ семъ храмѣ поставляются табели съ именами женъ и дѣвицъ цѣломудренныхъ и отцепочтительныхъ. Это суть храмы добродѣтельнымъ, храмы славы, въ которыхъ мѣстные чиновники обязаны ежегодно приносить жертвы -- одну весною, другую осенью. Жертва имъ состоитъ изъ барана, свиньи и восьми сосудовъ съ предложеніями состоящими изъ хлѣбовъ и плодовъ. Чиновникъ, начальствующій при жертвоприношеніи, по прочтеній молитвы, дѣлаетъ предъ табелями одно колѣнопреклоненіе съ тремя поклонами въ землю.
   Въ каждомъ губернскомъ городѣ есть храмъ подъ названіемъ Сянъ-лянъ-цы. Въ семъ храмѣ поставляютъ табели съ именами начальниковъ, которые при управленіи тою губерніею оказали услуги отечеству и благодѣянія народу. Въ каждомъ областномъ, окружномъ и уѣздномъ городъ находится храмъ подъ названіемъ Минъ-хуань-цы. Въ семъ храмѣ поставляются табели съ именами чиновниковъ, которые, управляя тою страною, оказали услуги отечеству и благодѣянія народу. Еще въ каждомъ уѣздѣ находится храмъ подъ названіемъ Сянъ-сянь-цы. Въ семъ храмѣ поставляютъ табели съ именами ученыхъ, которые на своей родинѣ прославились добродѣтельною жизнію. Въ помянутыхъ трехъ храмахъ такимъ же образомъ приносятъ жертвы, какъ и въ высшихъ двухъ. Всѣ сіи храмы сооружены Правительствомъ.
   О славныхъ мужахъ, удостоиваемыхъ обожанія, Начальники губерній обще съ Попечителями училищъ, по обстоятельномъ изслѣдованіи дѣлъ ихъ, представляютъ Государю, и уже по полученіи указа поставляютъ имена ихъ въ храмѣ славы. За добродѣтели меньшаго разряда дается табель съ похвальною надписью для вывѣски надъ воротами дома; выдаются деньги на сооруженіе торжественныхъ воротъ (но 30 ланъ серебра). Для женскаго пола есть особливыя положенія, на основаніи которыхъ женщины или дѣвицы удостоиваются вниманія Верховнаго начальства; напримѣръ:
   а) Если вдова сохранитъ цѣломудріе съ 30-го до 50-го года, или умретъ не доживъ до 50 лѣтъ, а во вдовствѣ проведетъ около 15 лѣтъ, то удостоивается табели съ похвальной надписью.
   б) Ежели жена не возвратившагося съ войны мужа сохранитъ цѣломудріе въ продолженіе узаконенныхъ лѣтъ, то удостоивается табели съ похвальною надписью.
   в) Ежели дѣвица по причинѣ, что у ея родителей нѣтъ ни сына ни внука, останется при немъ на всю жизнь, отказавшись отъ замужства; или до выхода въ замужство сохранитъ дѣвство въ продолженіе узаконенныхъ лѣтъ; или оставшись въ домѣ жениха, умершаго до совершенія брака, сохранитъ дѣвство до истеченія узаконеннаго времени, то удостоивается табели съ похвальною надписью.
   г) Ежели женихъ и невѣста, разлученные обстоятельствами до совершенія брака, но, постоянно питая любовь другъ къ другу, соединятся уже въ старости; то удостоиваются сооруженія торжественныхъ воротъ.
   д) Ежели семейство, бывшее при офицерѣ павшемъ на сраженіи, погибнетъ отъ непріятелей; то выдается ему 30 ланъ серебра на сооруженіе торжественныхъ воротъ, и сверхъ сего табели съ ихъ именами поставляются въ храмѣ славы на родинѣ ихъ.
   е) Ежели женщина или дѣвица при нашествіи непріятеля погибнетъ за сохраненіе цѣломудрія; то и по прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ удостоиваются сооруженія торжественныхъ воротъ. Ежели нѣтъ родственниковъ; то мѣстный начальникъ обязанъ сооружить имъ торжественныя врата предъ ихъ могилами, а таблицы съ ихъ именами поставить въ храмѣ славы.
   ж) Ежели женщина или дѣвица приметъ смерть, защищаясь отъ насилованія, или сама себя предастъ смерти отъ стыда; то удостоивается сооруженія торжественныхъ воротъ.
   з) Ежели мужъ будетъ принуждать жену къ распутству, и она сопротивляясь ему сама себя предастъ смерти; или если дѣвица, приневоливаемая женихомъ къ нарушенію цѣломудрія до совершенія брака, приметъ смерть; таковыя удостоиваются сооруженія торжественныхъ воротъ предъ домами ихъ родителей.
   Сдѣлавшимъ пожертвованіе въ общественную пользу, простирающееся до 1000 ланъ серебромъ, дозволяется сооружать торжественныя врата съ надписью за пожертвованіе. Домамъ, которые въ продолженіе нѣсколькихъ колѣнъ живутъ въ согласіи и безъ раздѣла, Правительство выдаетъ сумму на построеніе торжественныхъ воротъ, а ихъ имена изсѣкаются на каменномъ памятникѣ предъ храмомъ славы.
   Достигшихъ ста лѣтъ Правительство сооружаетъ торжественныя врата; мущинѣ съ надписью: достигшій счастія возможнаго человѣку; а женщинъ: врата долгоденетвующей чрезъ цѣломудренную жизнь; старшему и младшему брату вмѣстѣ достигшимъ ста лѣтъ съ надписью: два знаменія блистательнаго счастія, мужу и женѣ достигшимъ ста лѣтъ, также достигшимъ 120 лѣтъ, выдается двойная сумма на сооруженіе торжественныхъ воротъ. Имѣющимъ въ домѣ отъ пяти до восьми колѣнъ въ живыхъ (отъ прапрадѣда до праправнука), также сооружаются торжественныя врата съ надписью числа колѣнъ.
   Кромѣ лестнаго поощренія со стороны правительства, нравственность въ народѣ укореняется еще наставленіями. Гражданскіе и военные чиновники въ областныхъ, окружныхъ и уѣздныхъ городахъ ежемѣсячно въ 1 и 15 число являются въ храмы Вынь-міао, Гуань-ди-міао Вынъ-чань-міао и Ченъ-хуанъ-міао {Кто желаетъ получить ясное понятіе о сихъ храмахъ, можетъ справиться въ Описаніи Пекина изданномъ въ 1829 году.} для поклоненія, потомъ одѣвшись въ парадное платье идутъ въ Присутственное мѣсто, гдѣ собираются ученые, военные, и народъ слушать царскія поученія и законы. Гражданскіе и военные чиновники садятся на подушкахъ на восточной и западной стороны. Чтецъ становится на сѣверовосточной сторонѣ -- лицемъ къ западу и читаетъ по порядку. Старики, военные и народъ слушаютъ, стоя вкругъ крыльца. -- Въ каждой слободѣ и деревнѣ, въ каждомъ военнопоселеніи и въ земляхъ инорородческихъ Старшины избираютъ сборное мѣсто, выбираютъ одного изъ степенныхъ стариковъ Главою народнаго сбора, трехъ или четырехъ изъ благонравныхъ людей -- мѣсячными очередными. Сіи выборные ежемѣсячно съ 1 и 15 числа собираютъ и старыхъ и малолѣтныхъ, и читаютъ имъ Царскія наставленія и законы. Окружные и уѣздные учители обязаны безвременно объѣзжать селенія, и дѣлать жителямъ наставленія.
   Нравственность въ самомъ Правительствѣ поддерживается дѣйствіями Прокурорскаго Приказа Ду-ча-юань, что отъ слова въ слово зн: надъ всѣмъ надзирающій приказъ. Это есть Министерство Юстиціи, о которомъ въ Европѣ имѣютъ сбивчивыя понятія {Г. Эйріе въ Живописномъ путешествіи по Азіи, при описаніи сего Приказа, напалъ на дурные источники, и потому у него, кромѣ сбивчивости, допущены разныя ложныя понятія. См. Томъ III стран. 139 и слѣд.}.
   Прокурорскій Приказъ состоитъ изъ Присутствія, Канцеляріи, Шести Конторъ, 15-ти Отдѣленій и Пяти Частей Пекина.
   Присутствіе составляютъ два Президента 2-го кл. и четыре Совѣтника 3-го кл. Главная обязанность ихъ заключается въ надзоръ: а) за порядкомъ въ управленіи; б) за политическимъ поведеніемъ чиновниковъ. Сіи двѣ части объемлютъ множество разнообразныхъ предметовъ, какъ-то Члены Приказа:
   а) Производятъ замѣчанія о чиновникахъ чрезъ Членовъ Конторъ и Отдѣленій; а при назначеніи высшихъ чиновниковъ къ должности, или при представленіи кого-либо Государю, препровождаютъ справку о ихъ службѣ въ Палату чиновъ для представленія Государю.
   б) Производятъ справки по столичному испытанію, большому обзору и военному суду {Три названія одинъ смыслъ имѣющія. Первое есть разборъ столичныхъ, второе разборъ губернскихъ, третіе разборъ военныхъ чиновниковъ. По сему разбору они повышаются или остаются при прежнихъ мѣстахъ, иногда понижаются и даже лишаются мѣстъ.}; повѣряютъ отчеты Соляныхъ Приставовъ по окончаніи срочныхъ лѣтъ ихъ служенія; представляютъ Государю свое мнѣніе о чиновникахъ одобряемыхъ или предаваемыхъ суду, доводятъ до свѣдѣнія Государя жалобы приносимыя кѣмъ либо на безвинное притѣсненіе.
   в) Присутствуютъ при совѣщаніяхъ о важныхъ дѣлахъ поручаемыхъ разсмотрѣнію Девяти государственныхъ чиновъ {Подъ Девятью государственными чинами Цзю-цинъ разумѣются члены Шести Палатъ, Прокурорскаго Приказа, Докладной Конторы и Юстиціоннаго суда. Министры суть Члены Государевой Канцеляріи; и потому въ совѣтѣ девяти судебныхъ мѣстъ не могутъ присутствовать.}.
   г) Обще съ Уголовною Палатою и Юстиціоннымъ судомъ утверждаютъ приговоры къ тяжкимъ наказаніямъ
   д) Присутствуютъ при совершеніи Дворцоваго суда и Осенняго суда (по приговорамъ къ смертной казни); и при жертвоприношеніяхъ совершаемыхъ Государемъ.
   е) Бываютъ при большихъ выходахъ при Дворѣ, и въ Педагогическомъ Институтъ, когда Государь посѣщаетъ сіе мѣсто.
   Въ каждой изъ шести палатскихъ Конторъ присутствуютъ по два старшихъ 9 кл. и по два младшихъ члена 10 кл. Они завѣдываютъ.
   1. Отпускомъ конторскихъ выписокъ съ докладовъ и указовъ, (составляющихъ Китайскую газету).
   2. Надзоромъ за теченіемъ дѣлъ во всѣхъ Присутственныхъ мѣстахъ въ столицѣ.
   Членамъ Конторъ предоставлено повѣрять конфирмованные доклады. Если въ докладѣ Палаты, Приказа, или начальника губерніи -- уже конфирмованномъ -- подлинно откроется что-либо такое, почему невозможно пропустить оный къ исполненію; то Конторамъ дозволяется такіе доклады возвращать Государю при запечатанномъ донесеніи.
   Обыкновенныя занятія Шести Конторъ состоятъ:
   1. Въ повѣркѣ дворцовыхъ записокъ;
   2. Въ выдачѣ царскихъ наказовъ;
   3. Въ повѣркѣ послужныхъ списковъ чиновниковъ.
   4. Въ выдачѣ Подороженъ;
   5. Въ повѣркѣ доходовъ и расходовъ Государственныхъ.
   6. Въ повѣркѣ росписокъ въ доставленіи вещей въ Палаты Финансовую и строительную.
   7. Въ разсматриваніи экзаминальныхъ задачъ.
   8. Въ повѣркѣ дѣлъ по учебной части.
   9. Въ повѣркѣ подороженъ, отсылаемыхъ разнымъ начальникамъ въ губерніяхъ.
   Въ 15-ти Отдѣленіяхъ присутствуютъ 50 членовъ 9 и 10-го кл., они занимаются надзоромъ за теченеімъ дѣлъ во всѣхъ Присутственныхъ мѣстахъ въ столицѣ пересмотромъ уголовныхъ дѣлъ поступившихъ изъ губерній, и ревизіею всего, что производится въ Пекинѣ по части правительственной. Члены Отдѣленій и Члены Конторъ назначаются присутствовать во всѣхъ временныхъ Комитетахъ и Коммисіяхъ въ Пекинѣ.
   Въ каждой изъ Пяти Частей Пекина по два Надзирателя, избираемые изъ Членовъ Конторъ и Отдѣленій на годъ. Всего въ Конторахъ и Отдѣленіяхъ считается 14 члена -- подъ общимъ названіемъ Цзянь-ча-юй-ши что отъ словъ въ слово зи: надзирающій царскій историкъ, а по отношенію къ предметамъ должности близко соотвѣствуетъ русскому слову: Губернскій стряпчій.
   Дѣла, производимыя въ губерніяхъ, неподлежатъ ихъ надзору и ревизіи; потому что тамъ находятся Прокуроры Дао по разнымъ частямъ управленія: но столичнымъ Стряпчимъ дозволено смотрѣть за всѣми злоупотребленіями въ народѣ, происходящими отъ слабаго надзора начальства, и не смотря на лица, доносить непосредственно Государю о всѣхъ предосудительныхъ слухахъ о комъ либо -- безъ отвѣтственности за истину.
  

XI.

ИЗЛОЖЕНІЕ СИСТЕМЫ МІРОБЫТІЯ

   Рано открылись въ Китаѣ первые порывы философствующаго ума. Еще Государь Фуси изложилъ свои мысли о Богѣ и природѣ {Китайцы подъ природою разумѣютъ свойства вещей и въ физическомъ и въ нравственномъ отношеніи.} вещей -- двумя чертами -- цѣльною и ломаною, которыя чрезъ утроеніе представлены въ осьми видахъ, названныхъ гуа, а сіи восемь гуа чрезъ перестановку тѣхъ же чертъ раздѣлены на 64 гуа, и каждая черта въ нихъ заключала въ себѣ полную мысль какую либо. Слѣдовавшій за нимъ Государь Ань-ди, проименованный Шень-нунъ-ши, сдѣлалъ перемѣны въ системѣ его положеній на гуа. Государь Вынь-ванъ сочинилъ новыя положенія и новыя изъясненія на тѣ-же гуа; сынъ его Чжеу-гунъ написалъ новыя положенія на самыя черты, а Кхунъ-цзы присоединилъ къ нимъ свои толкованія. Сіе сочиненіе названо И-цзинъ, что значитъ: Книга Перемѣнъ liber vicissitudinum.
   Изъ помянутыхъ трехъ системъ Книги перемѣнъ первыя двѣ совершенно погибли при извѣстномъ созженіи книгъ въ Китаѣ, и не возможно дать сужденіе о нихъ. Что касается до послѣдней, то она не по одной древности, но и по своему содержанію всегда считалась первою въ числъ 13 книгъ, признанныхъ священными въ Китай {Священная книга на Кит. языкѣ называется Цзинь, или гкинъ. Священными считаются только книги написанныя Святыми Мужами. О значеніи слова Святый будетъ сказано ниже.}. Въ сей книгѣ содержатся понятія о Богѣ и природѣ т. е. о законахъ физическаго, и нравственнаго міра; и хотя изложенныя въ ней мысли не составляютъ систематической философіи: но не смотря на то приняты были главнымъ основаніемъ новой системы міробытія, сочиненной ученымъ Чжеу-дунь-и въ половинѣ XI столѣтія. Сія система съ самаго начала принята была всѣми учеными, а потомъ и правительствомъ, и нынѣ какъ мысли такъ и самыя выраженія ея сдѣлались классическими въ Китайской словесности. Она представлена въ чертежѣ подъ названіемъ Тхай-цзи-mхy что значитъ: чертежъ Перваго начала. Вотъ изложеніе сего чертежа, съ изъясненіями самаго Чжеу дунь-и и другихъ знаменитыхъ ученыхъ.
  

ЧЕРТЕЖЪ ПЕРВАГО НАЧАЛА.

  
   Кругъ подъ числомъ I изображаетъ то, что мы называемъ Безначальнымъ и Первымъ началомъ. Это есть собственное существо теплорода произшедшаго отъ движенія, и водорода {Теплородъ по Кит. называется янъ, водородъ -- инь; это суть двѣ силы дѣйствующія въ нашемъ мірѣ. Чертежъ перваго начала приложенъ въ началѣ книги.} произшедшаго отъ покоя {Движеніе есть продолжающееся дѣйствіе,-- бытія тварей; покой есть бездѣйствіе смерть, разрушеніе тварей. Въ нравств. смыслѣ движеніе есть время дѣятельности, покой есть отсутствіе оной.}. Перваго начала -- впрочемъ такъ, что Первое начало не отдѣлилось отъ теплорода и водорода, а составляетъ собственное существо послѣднихъ.
   Кругъ подъ числомъ II представляетъ, что отъ движенія Перваго начала произошелъ теплородъ, отъ его покоя -- водородъ; кружокъ въ средоточіи круга представляетъ собственное существо ихъ.
   Бѣлая половина круга подъ буквою а означаетъ движеніе теплорода, которымъ открылось дѣйствованіе Перваго начала; черная половина круга подъ буквою б означаетъ покой водорода, постановившій существо Перваго начала. Покой водорода есть корень движеніе теплорода; движеніе теплорода есть корень покоя водорода.
   Чертежъ подъ числомъ III представляетъ, какимъ образомъ изъ превращеній {Подъ превращеніемъ Китайцы разумѣютъ процессъ перехода изъ небытія въ бытіе, т. е. рожденіе тварей.} теплорода и соединеній съ ними, водорода произошли пять стихій: вода, огонь, дерево, металлъ, земля. Правая черта, соединяющая огонь, землю и металлъ, представляетъ превращенія теплорода; лѣвая черта, соединяющая воду съ деревомъ представляетъ соединеніе водорода. Соединеніе огня съ металломъ чрезъ землю есть превращеніе производимое теплородомъ; соединеніе воды съ деревомъ есть соединеніе производимое водородомъ. Вода есть преизбытокъ водорода; и посему занимаетъ правую сторону. Огонь есть преизбытокъ водорода; и по сему занимаетъ лѣвую, т. е. преимущественную сторону. Дерево есть огустѣніе теплорода; и по сему слѣдуетъ за огнемъ. Металлъ есть огустѣніе водорода; и по сему слѣдуетъ за водою. Земля, какъ вмѣстилище (губка) воздуха, занимаетъ средоточіе.
   Соединеніе верхней части чертежа съ кругомъ подъ числомъ II. представляетъ, что водородъ произошелъ изъ теплорода, а теплородъ изъ водорода; изъ воды произошло дерево, изъ дерева огонь, изъ огня земля, изъ земли металлъ; металлъ опять превращается въ воду (жидкость). Симъ образомъ стихіи подобно кольцу не имѣютъ начала; но съ началомъ ихъ пять воздуховъ распространились; четыре времени года образовались.
   Круги подъ числами I и II съ чертежемъ подъ числомъ III представляютъ, что пять стихій суть одно съ теплородомъ и водородомъ, и въ совокупности они составляютъ двѣ подлинности (фондъ) въ пяти разныхъ видахъ -- безъ излишества и недостатка, т. е. въ соразмѣрномъ содержаніи. Теплородъ и водородъ суть единое съ Первымъ началомъ, и между ними н123;тъ разности ни въ тонкости ни въ грубости, ни по началу, ни концу. Первое начало собственно есть Безначальное. Дѣйствія Верховнаго Неба ни слышимы ни обоняемы {На Кит. языкѣ: не имѣютъ ни гласа, ни запаха.}. Каждая изъ пяти стихій при рожденіи получила свою природу; неодинаковъ воздухъ ихъ, различное вещество; каждая имѣетъ свое Первое начало -- безъ заимствованія отъ другихъ.
   Нижній кружокъ въ чертежѣ подъ числомъ III, связывающійся съ высшимъ двумя чертами, представляетъ непостижимое соединеніе и нераздѣлимость Перваго начала, теплорода, водорода и пяти стихій.
   При кругѣ подъ числомъ IV слова: Небо -- мужъ, Земля -- жена {Небо -- цянь; Земля -- кхунь разумѣются духовныя, имѣющія творящую силу.} сказаны въ отношеніи къ рожденію изъ воздуха, т. е. къ первоначальному рожденію человѣка въ двухъ полахъ. Мужъ и жена, каждый имѣютъ свою природу: но оба суть одно Первое начало.
   При кругѣ подъ числомъ V слова : рожденіе тварей сказаны въ отношеніи къ вещественному ихъ рожденію. Каждое существо въ мірѣ имѣетъ свою природу: но всѣ суть одно Первое начало.
   Примѣч. До сего мѣста продолжалось изъясненіе чертежа представляющаго Первое начало въ образованіи законовъ физическаго міра; далѣе слѣдуетъ развитіе нравственнаго міра. Одинъ только человѣкъ получившій тончайшее предъ прочими (существами), есть разумнѣйшее существо, и въ семъ самомъ заключается его Первое начало. Впрочемъ образъ, т. е. тѣлесное существо его, есть произведеніе покоя (осадки) водорода, а духъ, или душа, есть дѣйствіе движенія теплорода. Пять свойствъ его {Свойства, составляющія природу человѣка, суть: человѣколюбіе, справедливость, благоприличіе, иначе обрядъ, знаніе и вѣрность; подъ вѣрностію разумѣется неизмѣнное постоянство въ словахъ, предпріятіяхъ и дѣлахъ. Сіи свойства или добродѣтели составляютъ нравственный его законъ.} суть качества пяти стихій: огня дерева, воды, металла и земли. Добро и зло составляютъ различіе между мужчиною и женщиною. Дѣла человѣческія суть изображенія вещей т. е. суть тоже въ нравственномъ мірѣ, что вещи въ мірѣ физическомъ. Отсюда въ подлунномъ мірѣ происходитъ то разнообразное смѣшеніе движеній, которое производитъ между людьми счастіе и несчастіе, раскаяніе и сожалѣніе (о прошедшихъ поступкахъ). Одинъ только Святый {Святымъ или Премудрымъ Китайцы называютъ такого человѣка, который, по счастливому совокупленію всѣхъ свойствъ въ высшемъ совершенствѣ, отъ рожденія не можетъ погрѣшать ни въ сужденіяхъ ни въ дѣлахъ: но допускаютъ достиженіе такого совершенства чрезъ образованіе въ наукахъ и постоянное улучшеніе нравственности.} человѣкъ, получившій чистое и единое, т. е. безпримѣсное изъ тончайшаго, имѣетъ во всемъ совершенствѣ существо и употребленіе {Въ семъ выраженіи подъ существомъ -- тьхи разумѣется практическое знаніе нравственныхъ правилъ. Приложеніе сихъ правилъ къ поведенію въ разныхъ обстоятельствахъ жизни называется употребленіемъ -- юня. Въ отношеніи къ Первому началу подъ существомъ разумѣются свойства его, подъ употребленіемъ -- дѣйствіе.} Перваго начала, (т. е. столько же совершенъ, какъ Первое начало). По сей причинѣ и въ движеніи и въ покоѣ всегда стоитъ онъ на высшей точкѣ совершенства, и посреди безмолвія и недвижимости всегда чувствуетъ и внутренно видитъ все происходящее въ поднебесной. Ибо средина, человѣколюбіе и созерцаніе (внутреннее) суть движеніе теплорода, открывшее дѣйствія Перваго начала. Прямота, справедливость и безмолвіе суть покой водорода, постановившій существо Перваго начала. Средина, прямота, человѣколюбіе и справедливость составляютъ въ немъ цѣлое и совершенное существо ; покой всегда служитъ имъ основаніемъ. Какъ скоро Первое начало (человѣка) составилось изъ помянутыхъ добродѣтелей; то Первое начало, движеніе теплорода, покой водорода, произшедшія изъ сего пять стихій, небо и земля, солнце, луна, четыре времени годовыхъ, духи {Духи въ веществѣ Шень и духи освободившіеся отъ вещества Гуй въ существѣ своемъ суть одинъ и тотъ же первобытный воздухъ, получившій два названія отъ его дѣйствій въ двухъ видахъ.} въ веществъ и духи освободившіеся отъ вещества не могутъ разнодѣйствовать съ нимъ. Благородный человѣкъ (Цзюнь цзы) съ опасеніемъ и страхомъ сохраняя добродѣтели, составляетъ счастіе для себя. Низкій человѣкъ по разсѣянности и распутству вопреки имъ дѣйствуетъ, и чрезъ то составляетъ несчастіе для себя {Китайцы всѣ и нравственныя и физическія несчастія приписываютъ дѣйствію нравственныхъ законовъ на міръ физическій.}. Законъ Неба, законъ Земли и законъ человѣка имѣютъ единое Первое начало. Теплородъ, твердость и благость суть движеніе теплорода, начало тварей. Водородъ, повиновеніе {Твердость Ганъ въ теплородѣ есть неизмѣняемость его въ своемъ существѣ отъ вліянія посторонней силы. Повиновеніе Шунь есть воспріемлемость видоизмѣненія отъ вліянія посторонней силы.} и справедливость суть покой водорода, конецъ тварей (смерть, разрушеніе). Въ Книгъ Перемѣнъ это названо постановленіемъ закона трехъ началъ санъ-цзи-дао; а въ самой вещи есть одно Первое начало. Почему сказано: въ Книгѣ Перемѣнъ Первое начало есть движеніе теплорода и покой водорода.
   Изъясненіе изложенной системы міробытія.
  

Безначальное и Первое начало.

  
   Дѣйствія Верховнаго Неба не имѣютъ ни гласа ни запаха: но въ самой вещи суть первая вина творенія, корень всѣхъ существъ въ мірѣ: и по сему названо Безначальнымъ и Первымъ началомъ: а кромѣ Перваго начала нѣтъ другаго Безначальнаго.
   Чжу-цзы {Онъ же Чжу-си, Чжу-цзы-янъ, необыкновенный изъ писателей XIII вѣка.} пишетъ: чертежъ Перваго начала есть единый подлинный порядокъ (естественный), имѣющій основаніемъ единство. -- Еще пишетъ: Безначальное такъ названо потому, что оно ни мѣстопребыванія ни образа не имѣетъ. Оно было до бытія вещей, и по разрушеніи вещей вѣчно будетъ. Существуя отдѣльно отъ теплорода и водорода, оно безпрерывно дѣйствуетъ въ нихъ, и, проницая все существо ихъ, все нанолняетъ собою. По сему только можно сказать, что оно вначалѣ не имѣло ни гласа ни запаха, не давало ни тѣни, ни звука. -- Еще пишетъ: Первоначальнымъ источникомъ названо потому, что оно есть корень и начало всего. Святый человѣкъ {Въ Китаѣ искони до нынѣ Святыми признаны Фу-си Яо, Шунь, Юй -- древніе Государи; Ченъ-тханъ, основатель династіи Шанъ ; Вынъ-ванъ и сынъ его Ву-ванъ, основатели древней династіи Чжеу; Чжеу-гунъ, братъ послѣдняго, Кхунъ-фу-цзы, Цзэнъ-цзы, Цзы-сы и Мынъ-цзы. -- Здѣсь подъ Святымъ разумѣется Фу-си, изобрѣтатель Гуа составляющихъ основаніе Книги перемѣнъ. Прочіе изъ обоготворяемыхъ ученыхъ носятъ названіе Мудрыхъ.} назвалъ Первымъ началомъ, дабы показать, что оно есть корень всѣхъ вещей въ мірѣ. Чжеу-цзы {Чжеу-цзы онъ же Чжеу-дунь-и, Чжеу-лянь-ци, сочинитель сей системы міробытія.} послѣдовалъ ему, и присовокупилъ слово: Безначальное, чтобы выразить симъ непостижимость его существа.
   "Отъ движенія Перваго начала произошелъ теплородъ; когда же движеніе достигло крайней своей точки, то послѣдовалъ покой. Изъ покоя произошелъ водородъ; когда же движеніе опять достигло крайней своей точки, то снова послѣдовалъ покой. Движеніе и покой взаимно произвели другъ друга. Отдѣленіе теплорода отъ водорода произвело два вида, т. е. двѣ действующія силы въ природѣ".
   Движеніе и покой Перваго начала есть вседѣйствіе повелѣнія Неба, т. е. необходимое слѣдствіе вѣчныхъ законовъ міра {Подъ повелѣніемъ Неба разумѣютъ физическіе и нравственные законы міра, заключающіеся въ свойствахъ Перваго начала.}. Это самое называется закономъ теплорода и водорода. Истина {Истина, чемъ, въ понятіи Китайцевъ, есть дѣйствительность вещи или предмета. Симъ опредѣленіемъ истины они доказываютъ бытіе Бога со всѣми свойствами ему приписываемыми.} есть корень (сущность) Святаго человѣка, начало и конецъ вещей, законъ повелѣнія. Движеніе есть дѣйствіе истины, есть сообщаемое добро, чрезъ которое всѣ существа (въ мірѣ) пріемлютъ начало. Покой есть отсутствіе истины, усовершенная природа. Отсюда всѣ вещи заимствуютъ свою природу. Когда движеніе достигнетъ крайней своей точки, слѣдуетъ покой. Когда покой достигнетъ крайней своей точки, опять слѣдуетъ движеніе. Движеніе и покой взаимно производятъ другъ друга, и симъ образомъ вседѣйствіе повелѣнія Неба безпрерывно совершается въ мірѣ. Отъ движенія произошелъ теплородъ, отъ покоя водородъ. Чрезъ отдѣленіе теплорода отъ водорода пріяли бытіе два вида, которые по раздѣленіи постоянно пребываютъ: ибо Первое начало есть Самобытная, непостижимая сила; движеніе и покой суть пр ужины ея. Первое начало пріемля образы остается верхоснымъ закономъ; теплородъ и водородъ пріемли образы составляютъ вещественное существо міра. По сему если разсматривать это въ видимыхъ явленіяхъ, то движеніе и покой не могутъ быть въ одно и тоже время, теплородъ и водородъ не могутъ быть въ одномъ и томъ же мѣстѣ ; между тѣмъ какъ Первое начало повсюду находится. Ежели разсматривать это со стороны таинственной; то даже въ точкѣ, непостижимой глазу, вполнѣ заключается порядокъ движенія теплорода и покоя водорода. При всемъ томъ, углубляясь въ минувшее, невозможно дойти до соединенія начала т. е. къ началу вѣчности; простираясь въ будущее невозможно дойти до точки конца. По сей причинѣ Ченъ-цзы сказалъ: движеніе и покой не имѣютъ начала.
   Чжу-цзы пишетъ: Первое начало произвело теплородъ и водородъ; порядокъ {Порядокъ есть образъ дѣйствій, произходящихъ въ вещахъ соотвѣтственно природѣ каждой.} произвелъ воздухъ {Подъ воздухомъ Ци разумѣется душа міра, неподлежащая чувствамъ, хотя и матеріальная. Души живущихъ существъ суть изліяніе или частицы сей души міра. Изъ сгущенія сего же воздуха и вещество образовалось.}. Когда теплородъ и водородъ пріяли бытіе: то Первое начало уже находилось въ нихъ, а порядокъ въ воздухѣ. -- Еще онъ пишетъ: природа (человѣка) есть какъ бы Первое начало; душа есть какъ бы теплородъ и водородъ. Первое начало пребываетъ только въ теплородъ и водородѣ, и не можетъ отдѣлиться отъ нихъ: но если судить о Первомъ началъ въ самомъ тѣсномъ смыслъ, то оно само по себѣ есть Первое начало, теплородъ и водородъ сами по себѣ суть теплородъ и водородъ. Природа и душа человѣка такимъ же образомъ! по сему то сказано: одно составляетъ два, два составляютъ одно. -- Еще пишетъ: отъ движенія Перваго начала произошелъ теплородъ, отъ покоя водородъ. Сіи слова не такъ должно разумѣть., будто бы теплородъ произошелъ послѣ движенія, но самое движеніе относится къ теплороду, а покой къ водороду. -- Еще пишетъ: до движенія Перваго начала былъ только водородъ; въ покоѣ водорода заключался корень теплорода, а въ движеніи теплорода -- корень водорода Движеніе непремѣнно должно перейти въ покой; потому что происходитъ отъ водорода; покой непремѣнно долженъ перейти въ движеніе; потому что происходитъ отъ теплорода.
   Ву-шы-ченъ пишетъ: Первое начало не имѣетъ ни движенія ни покоя. Движеніе и покой суть пружины воздуха {Разумѣется зачатіе тварей.}; какъ скоро будетъ тронута пружина воздуха; то и Первое начало приходитъ въ движеніе; какъ скоро пружина воздуха приходитъ въ покой, то и Первое начало приходитъ въ покой. По сей то причинѣ Чжу-цзы, изъясняя чертежъ Перваго начала, говоритъ: движеніе и покой Перваго начала есть вседѣйствіе повелѣнія Неба {Это значитъ, что сила, управляющая всѣми движеніями въ мірѣ, необходимо дѣйствуетъ по вѣчнымъ законамъ міра. Вѣрность, т. е. постоянство въ предпріятіяхъ, служитъ къ утвержденію въ подвигахъ при усовершеніи добродѣтелей, или вообще доброй нравственности пріобрѣтаемой навыками.}.
   "Отъ превращеній теплорода и соединеній водорода произошли вода, огонь, дерево, металлъ и земля. Разпространились пять воздуховъ, установились четыре времени годовыя.
   Отъ движенія и покоя Перваго начала раздѣлились два вида: теплородъ и водородъ. Отъ превращеній теплорода и соединеній (съ нимъ) водорода произошли пять стихій: но сіи пять стихій по веществу находятся въ землѣ, а по воздуху дѣйствуютъ въ небѣ. Если о рожденіи пяти стихій судить по отношенію къ ихъ веществу, то слѣдуетъ поставить оныя въ слѣдующемъ порядкѣ: вода, огонь, дерево, металлъ, земля. Вода и дерево будутъ теплородъ, огонь и металлъ -- водородъ. Если судить о ихъ дѣйствіи въ отношеніи къ воздуху, то должно поставить въ слѣдующемъ порядкѣ: дерево, огонь, земля, металлъ и вода. Дерево и огонь будутъ теплородъ, металлъ и вода водородъ. Если судить о нихъ въ совокупности; то воздухъ будетъ теплородъ, вещество водородъ. Если судить смѣшанно, то движеніе будетъ теплородъ, покой -- водородъ: ибо хотя превращенія пяти стихій неисчислимы: но все безъ изъятія совершается по законамъ теплорода и водорода. Что касается до двухъ послѣднихъ, то повсюду дѣйствуетъ въ нихъ Первое начало. Чжу-цзы пишетъ: отъ превращеній теплорода и соединеній (съ нимъ) водорода въ началѣ произошли вода и огонь. Вода и огонь были нѣчто иное какъ воздухъ волнующійся и мерцающій. Существо ихъ еще было простое (безвещественное), и не имѣло опредѣленнаго образа; потомъ когда произошли дерево и металлъ, оно получило опредѣленный образъ. Вода и огонь вначалѣ сами собою произошли, а дерево и металлъ отъ примѣси съ землею. -- Еще пишетъ: вещество воды принадлежитъ къ водороду, а свойство ея къ теплороду. Вещество огня принадлежитъ къ теплороду, а свойство его къ водороду. Вода снаружи темна, а внутри прозрачна; потому что происходитъ отъ теплорода. Огонь снаружи блестящъ, а внутри теменъ; потому что происходитъ отъ водорода. Это на чертежѣ Перваго начала означено въ движеніи теплорода темнотою, а въ покоѣ водорода бѣлизною. На семъ то основаніи Хынъ-цюй сказалъ, что сущность теплорода и водорода взаимно сокрыта въ нихъ. -- Чжу-цзы пишетъ еще: металлъ, дерево, вода и огонь порознь принадлежатъ къ веснѣ, лѣту, осени и зимѣ; одна земля дѣйствуетъ во всѣ четыре времена года, но въ 18 день послѣдняго лѣтняго мѣсяца воздухъ ея неимовѣрно сильно дѣйствуетъ. -- Хуанъ-шы-гань пишетъ; если о послѣдованіи стихій судить по вещественному ихъ происхожденію; то вода собственно есть влажный воздухъ теплорода: но, бывъ при первомъ ея движеніи осаждена водородомъ, лишилась текучести: и по сей причинѣ содержитъ въ себѣ болѣе водорода. Огонь собственно есть сухій воздухъ водорода: но, бывъ при первомъ его движеніи сжатъ теплородомъ, лишился проницаемости: по сей причинѣ огонь содержитъ въ себѣ болѣе теплорода. Дерево болѣе получило влажнаго воздуха теплорода, и, бывъ проникнуто водородомъ, распустилось. Оно имѣетъ тѣло мягкое, свойства теплаго. Металлъ болѣе получилъ сухаго воздуха водорода, и, бывъ проникнутъ теплородомъ, сжался. Онъ имѣетъ тѣло твердое, свойства холоднаго. Земля въ изобиліи получила воздухъ и теплорода и водорода, и, сгустившись отъ взаимнаго ихъ притяженія и оттолкновленія, {Взаимопритяженіе на Кит. сянь-цзяо, взаимо-оттолкновеніе Сянъ-бо.} сдѣлалась веществомъ. Если судитъ о нихъ по дѣйствію воздуха, то теплородъ и водородъ поперемѣнно одинъ за другимъ дѣйствуютъ въ нихъ. Дерево, огонь, металлъ и вода всѣ входятъ въ ихъ дѣйствія, и различаются молодостію и устарѣніемъ; послѣдованіе же простирается отъ молодости къ устарѣнію. Одна земля дѣйствуетъ во всѣ четыре времена года, и занимаетъ мѣсто въ средоточіи. Если судить о стихіяхъ смѣшанно, какъ объ орудіяхъ рожденія и существованія тварей: то онѣ въ совокупности дѣйствуютъ безъ взаимнаго противодѣйствія другъ другу.
   Хотя Чжу-цзы по теплороду и водороду раздѣляетъ послѣдованіе вещества и воздуха: но въ самой вещи теплородъ и водородъ имѣютъ одно существо; воздухъ и вещество совокупно возвращаются, каждое къ своему началу. Почему такъ? Небо есть единица, есть теплородъ. Если къ единицѣ придать 5 (число стихій), то будетъ шесть -- водородъ земли. Земля есть двойца, есть водородъ. Если къ двумъ придать 5 (число стихій), то будетъ 7 -- теплородъ неба. Тоже самое произведутъ 3 + 8, 4 + 9. Симъ образомъ теплородъ и водородъ соединяются въ одно существо. На семъ основаніи если судить о нихъ по отношенію къ воздуху (стихій); то можно принять, что зима и весна принадлежатъ къ теплороду, а лѣто и осень къ водороду: ибо воздухъ теплорода принимаетъ начало въ зимній поворотъ и до высшей степени силы доходитъ весною. Равнымъ образомъ можно принять, что весна и лѣто принадлежатъ къ теплороду, а осень и зима къ водороду: потому что дѣйствіе теплорода открывается весною и до высшей степени силы доходитъ лѣтомъ; дѣйствіе водорода начинается осенью, оканчивается зимою. Если судить по отношенію къ веществу стихій; то можно принять, что вода и дерево принадлежатъ къ теплороду, а огонь и металлъ къ водороду. Вода имѣетъ свойство увлажать; и по сему можетъ производить дерево, а это есть разширеніе теплорода. Огонь имѣетъ свойство сушить и горячить, и по сему можетъ производить металлъ, а это есть сжимаемость водорода. Равнымъ образомъ можно отнести дерево и и огонь къ теплороду. Дерево тепло, огонь горячъ, а сей воздухъ (теплота) сообщается теплородомъ. Металлъ остываетъ, вода мерзнетъ, а сей воздухъ (холодъ) сообщается водородомъ. Если судить о стихіяхъ вообще; то теплородъ начинается въ водѣ, усиливается въ деревѣ, доходитъ до высшей степени въ огнѣ, оканчивается въ металлѣ; водородъ начинается въ огнѣ, усиливается въ металлѣ, доходитъ до высшей степени въ водѣ, оканчивается въ деревѣ. Такимъ же образомъ дѣйствуютъ свойства временъ и порядокъ вещей -- безъ различія по отношенію къ воздуху и веществу.
   "Пять стихій судъ одно съ теплородомъ и водородомъ; теплородъ и водородъ суть одно съ Первымъ началомъ. Первое начало подлинно безначальное. Каждая изъ пяти стихій при рожденіи получила свою природу.
   Съ рожденіемъ пяти стихій открылось все, что только потребно было къ сотворенію и бытію (существъ въ міръ). Отселѣ восходя далѣе къ началу, открываемъ, что цѣльное и единое существо стихій есть сущность Безначальнаго; а сія сущность Безначальнаго всегда находится въ каждой вещи: ибо хотя отличенъ составъ каждой стихіи, отличенъ воздухъ четырехъ годовыхъ временъ: но всѣ они не могутъ существовать внѣ теплорода и водорода. Теплородъ и водородъ имѣютъ различное положеніе; движеніе и покой имѣютъ различное время: но всѣ они не могутъ отдѣлиться отъ Перваго начала. Что жъ касается до опредѣленія Перваго начала, то можно только сказать, что оно вначалѣ не имѣло ни гласа ни запаха. Оно есть подлинное существо природы {Опредѣленіе сего слова см. выше въ сей же статьѣ.}, и такъ въ поднебесной можетъ ли что либо существовать внѣ природы? Свойства, вліянныя стихіямъ при ихъ рожденіи соотвѣтственно воздуху и веществу каждой, неодинаковы: и по сему то сказано, что каждая имѣетъ свою природу. Если же каждая стихія имѣетъ свою природу, то въ каждой вещи находится полное существо Перваго начала; а отсюда можно видѣть, что природа повсемѣстно находится.
   Чжу-цзы пишетъ: пять стихій сутъ одно съ теплородомъ и водородомъ, теплородъ и водородъ суть одно съ Первымъ началомъ: слѣдовательно нельзя принять , что теплородъ и водородъ и пять стихій пріяли начало послѣ Перваго начала, и что Первое начало существовало до теплорода и водорода и пяти стихій. Первое начало собственно есть Безначальное: слѣдовательно не должно полагать, чтобы Первое начало произошло послѣ Безначальнаго, а Безначальное существовало до Перваго начала. Безначальное есть Первое начало, и невозможно опровергать, что въ Безначальномъ всѣ образы вещей искони существовали.
   "Дѣйствительность Безначальнаго и чистота двухъ воздуховъ (теплорода и водорода) и пяти стихій послѣ непостижимаго ихъ соединенія огустѣли. Послѣ сего Законъ Неба образовалъ мужа, Законъ Земли образовалъ жену. Два воздуха (двухъ половъ), взаимосоединяясь, произвели существа наполняющія міръ. Сіи существа взаимно производятъ другъ друга, и симъ образомъ превращеніе и измѣненіе (рожденіе и смерть) безконечно продолжаются.
   Въ мірѣ нѣтъ ни одной вещи внѣ природы, и природа повсюду находится. Симъ самымъ Безначальное, два начала и пять стихій слиты въ одно цѣлое, и не имѣютъ промежутка. Таковое сліяніе называемъ непостижимымъ соединеніемъ. Подлинность взята въ отношеніи къ порядку; значитъ: неложность. Чистота взята въ отношеніи къ воздуху; значитъ недвойственность, безпримѣсность. Огустѣть значитъ сжаться въ одно мѣсто. Воздухъ огустѣлъ и составилъ образы (т. е. образовалъ тѣла или формы вещей). Ибо природа есть управляющее; а теплородъ съ водородомъ и пять стихій суть основа вещей. Каждое изъ нихъ, огустѣвая соотвѣтственно роду вещей, составило образы. Теплородъ по своей твердости образовалъ мущину -- законъ отца; водородъ по своему повиновенію образовалъ жену -- законъ матери. Симъ образомъ въ началѣ міра люди и прочія твари родились въ свѣтъ отъ измѣненій воздуха. Какъ скоро воздухъ, скопляясь, составитъ образы, то сіи образы снова совокупляются, воздухъ трогается въ нихъ; симъ образомъ люди и прочія существа раждаются въ свѣтъ чрезъ измѣненіе видовъ, и таковыя превращенія и и измѣненія безконечны. Если разсматривать это со стороны мущины и женщины, то каждый изъ нихъ получилъ свою природу: но оба имѣютъ одно Первое начало. Если разсматривать со стороны вс 23;хъ существъ въ мірѣ; то каждое изъ нихъ получило свою природу: но всѣ вообще суть одно съ Первымъ началомъ. Если судить въ совокупности, то весь міръ есть одно съ Первымъ началомъ; если же судить о каждой вещи отдѣльно, то каждая вещь заключаетъ въ себѣ Первое начало. Отсюда ясно видно, что въ поднебесной нѣтъ вещи внѣ природы, и природа повсемѣстно находится.
   Ченъ-шы-дянь пишетъ. Подъ измѣненіемъ воздуха разумѣть должно первоначальное рожденіе существъ отъ соединенія воздуховъ теплорода и водорода. Подъ измѣненіемъ видовъ или образовъ разумѣть должно рожденіе существъ отъ тѣлеснаго совокупленія мужескаго пола съ женскимъ. Это относится и къ человѣку и къ прочимъ существамъ. Чжань-шы-дэ-сю пишетъ: каждая вещь въ мірѣ имѣетъ свой порядокъ, и сіе неизобразимое множество порядковъ проистекаетъ изъ единаго источника; а источникъ безчисленныхъ порядковъ есть Первое начало. Первое начало есть названіе общему вмѣстилищу всѣхъ порядковъ. Гдѣ есть порядокъ, тамъ есть и воздухъ, который если раздѣлить на два, то будетъ теплородъ и водородъ; а если раздѣлить на пять, то будутъ пять стихій. Отсюда произошли всѣ дѣла, всѣ вещи. Полученное человѣкомъ и тварями называется природою; а сія природа есть Первое начало. Человѣколюбіе, справедливость, благоприличіе, знаніе и вѣрность суть пять стихій. Каждая вещь заключаетъ въ себѣ свой порядокъ: слѣдовательно каждая вещь заключаетъ въ себѣ Первое начало. Всѣ порядки проистекли изъ единаго источника: слѣдовательно весь міръ въ сложности есть одно Первое начало.
   Дѣйствительность Безначальнаго имѣетъ одно значеніе съ словомъ истина. -- Два нижніе круга въ чертежѣ Перваго начала имѣютъ видъ одинаковый съ верхнимъ кругомъ. Изъ сего можно видѣть, что человѣкъ получилъ природу одинаковую съ природою Неба и Земли, совершенно сліянныя такъ, что ничего ни прибавить ни уменьшить невозможно.
   "Одинъ только человѣкъ получилъ чистѣйшее, и по сему считается разумнѣйшимъ. Какъ скоро образъ его утвердился и въ душѣ откроется знаніе, то пять свойствъ трогаются впечатлѣніями, отдѣляется добро отъ зла; безчисленныя дѣла проистекаютъ.
   Здѣсь говорится о томъ, что люди, содержа въ себѣ порядокъ движенія и покоя, всегда погрѣшаютъ при движеніи. Люди и прочія существа вообще всѣ имѣютъ законъ {Подъ словомъ Законъ дао Китайцы разумѣютъ направленіе, по которому каждая вещь необходимо дѣйствуетъ въ слѣдствіе физическаго ея состава и членосоставленія. Такимъ же образомъ нравственно человѣкъ дѣйствуетъ по направленію добродѣтелей или свойствъ его.} Перваго начала. Но воздухъ и вещество двухъ видовъ и пяти стихій перемѣшаны (въ тѣлахъ) не въ одинаковомъ содержаніи, и одинъ только человѣкъ получилъ чистѣйшее изъ нихъ; почему онъ имѣетъ разумную душу, и въ состояніи сохранить свою природу неповрежденною. Сіе то называется душею Неба и Земли, и высочайшимъ совершенствомъ человѣка. Но какъ образъ его есть произведеніе водорода, духъ есть изліяніе теплорода; то природа пяти добродѣтелей трогается впечатлѣніями предметовъ, при чемъ теплородъ (духъ) наклоняетъ къ добру, водородъ (тѣло) клонитъ ко злу. Если же пять свойствъ взять порознь; то они разливаются на безчисленныя дѣла. Два воздуха (теплородъ и водородъ) и пять стихій производятъ всѣ вещи въ мірѣ. Такимъ же образомъ дѣйствуютъ они и въ человѣкѣ. Только Святый человѣкъ, заключающій въ себѣ полное Первое начало (непорочное или неповрежденное состояніе души), въ состояніи утвердиться въ нравственности ; въ прочихъ пожеланія мятутся, чувствованія (страсти) преобладаютъ, польза со вредомъ взаимосражается. Первое начало не можетъ утвердиться въ нихъ, и они становятся близки къ безсмысленнымъ животнымъ.
   Чжу-цзы пишетъ: одинъ воздухъ теплорода и водорода и пяти стихій кипитъ въ мірѣ. Чистѣйшій и дѣятельнѣйшій изъ него находится въ человѣкъ, мутный и грубый въ прочихъ существахъ; тончайшій изъ чистѣйшаго находится въ Святыхъ и Мудрыхъ, грубый изъ чистѣйшаго въ глупыхъ и безпутныхъ. -- Можетъ быть спросятъ: гдѣ находится разумность, въ душѣ или въ природѣ человѣка? Разумность въ душѣ, а не въ природѣ человѣка; природа есть только порядокъ. -- Еще пишетъ онъ природа человѣколюбія, справедливости, благоприличія, знанія и вѣрности есть порядокъ воды, огня, дерева, металла и земли. Дерево -- человѣколюбіе, металлъ -- справедливость, огонь -- благоприличіе, вода -- знаніе. Каждая изъ сихъ стихій имѣетъ свое мѣсто; одна земля не имѣетъ онаго, и составляетъ подлинность (существо) четырехъ прочихъ стихій. Симъ образомъ вѣрность также не имѣетъ мѣста, и составляетъ подлинность четырехъ прочихъ добродѣтелей.
   "Святый человѣкъ утверждаясь на срединѣ, прямотѣ, человѣколюбіи и справедливости, и пребывая въ покоѣ, постановилъ (въ себѣ) совершенство человѣка".
   Законъ Святаго человѣка составляютъ только человѣколюбіе, справедливость, средина и прямота. Святый чуждъ пожеланій: и потому всегда спокоенъ.
   "По сей причинѣ Святый человѣкъ по добродѣтелямъ согласуется съ Небомъ и Землею; солнце и луна соединяются съ нимъ въ свѣтѣ, четыре времена годовыя согласуются въ своемъ послѣдованіи; духи въ веществѣ и духи освободившіеся отъ вещества согласуются съ нимъ въ счастіи и несчастіи {Въ сихъ выраженіяхъ главная мысль, что Святый мужъ, имѣя единое (т. е. неповрежденное) естество съ Первымъ началомъ, непогрѣшительно видитъ все въ мірѣ происходящее по вѣчнымъ законамъ.}.
   Здѣсь говорится, что возможность въ Святомъ человѣкѣ сохранить движеніе и покой проистекаетъ всегда изъ покоя. Человѣкъ при рожденіи получаетъ изъ теплорода и водорода и пяти стихій чистѣйшій воздухъ, а Святый человѣкъ при рожденіи получаетъ чистѣйшее изъ чистѣйшаго: по сей причинѣ онъ въ поступкахъ соблюдаетъ средину, въ распоряженіяхъ прямоту, въ предпріятіяхъ человѣколюбіе, въ рѣшеніяхъ справедливость. И при движеніи и въ покоѣ онъ въ совершенной цѣлости сохраняетъ законъ Перваго начала безъ малѣйшаго ущерба (т. е. неповрежденнымъ нравственно). По сей то причинѣ не могутъ въ немъ, какъ выше было сказано, ни пожеланія волноваться, ни страсти брать верхъ, ни пользы со вредомъ взаимосражаться {Въ сихъ выраженіяхъ главная мысль есть: родившійся Святымъ, или чрезъ улучшеніе нравственности и образованіе въ наукахъ достигшій высочайшей Святости не могутъ грѣшить, т. е. погрѣшать въ сужденіяхъ и дѣлахъ.}. Впрочемъ покой есть отсутствіе истины и подлинность природы; и если бъ не душа совершенно чуждая пожеланій и всегда спокойная; то какимъ образомъ Святый человѣкъ могъ бы соотвѣтствовать превращеніямъ дѣлъ и вещей, и имѣть единство съ движеніями въ поднебесной. Пооей то причинѣ Святый человѣкъ сохраняетъ средину, прямоту, человѣколюбіе и справедливость, Его движеніе и покой всемѣстны, и самыя движенія имѣютъ основаніе въ покоѣ. Симъ образомъ онъ утвердился на срединѣ; Небо и Земля, солнце и луна, четыре времена годовыя и Духи не разнствуютъ съ нимъ. Надобно, прежде утвердить существо, {Здѣсь разумѣется полное существо, т. е Высочайшенравственное совершенство человѣка -- неповрежденное состояніе души.} а послѣ сего возможно производить и употребленіе.
   Хуанъ-янь-сунь пишетъ: Небо и Земля, солнце и луна, четыре времена годовыя и, Духи не могутъ быть внѣ порядка Перваго начала, теплорода и водорода и пяти стихій. Святый человѣкъ одинъ заключаетъ въ себѣ всѣ сіи порядки. По добродѣтелямъ онъ соединяется съ Небомъ и Землею; природа его добродѣтелей столь же чиста и совершенна. Это есть цѣлость Перваго начала. Въ свѣтлости соединяется съ солнцемъ и луною; его знаніе все освѣщаетъ; это свѣтъ теплорода и водорода. Въ послѣдованіи соединяется съ четырьмя временами года; его истина д 23;йствуетъ и перестаетъ дѣйствовать; это есть распространеніе пяти стихій. Съ Духами въ веществѣ соединяется въ счастіи и несчастіи {Т. е. предузнаетъ счастіе и несчастіе по физическимъ предзнаменованіямъ, которыми Духи располагаютъ.}; сохраняя духъ (не разсѣваясь) провидитъ измѣненія; эти суть превращенія и измѣненія четырехъ годовыхъ временъ, сжатіе и разширеніе пяти стихій,
   "Благородный человѣкъ усовершаетъ, и отъ того счастливъ; низкій человѣкъ противодѣйствуетъ, и отъ того несчастливъ".
   Святый Человѣкъ есть цѣльное (неповрежденное) существо Перваго начала. И при движеніи и въ покоѣ онъ всегда пребываетъ на самой высшей точкѣ средины, прямоты, человѣколюбія и справедливости. Онъ неусовершаетъ себя, а отъ рожденія такимъ образомъ дѣйствуетъ. Недостигшій сей степени нравственнаго совершенства долженъ усовершать себя; симъ образомъ благородный человѣкъ составляетъ счастіе для себя. Незнающій сего противное дѣлаетъ и симъ образомъ низкій человѣкъ составляетъ несчастіе для себя. Усовершеніе заключается только въ опасеніи, противодѣйствіе въ своеволіи. Кто опасается, въ томъ мало пожеланій, и порядокъ свѣтелъ для него. Кто, обуздывая пожеланія {Китайцы подъ словомъ пожеланіе разумѣютъ волю, которую совершенно подчиняютъ естественному закону.}, достигнетъ той степени, что не будетъ оныхъ; тогда покой его будетъ простъ {Простъ на Кит. языкѣ пустъ, т. е. нѣтъ никакихъ безпокоящихъ мыслей, или колебаній въ мысляхъ.}, движенія прямы. Таковый можетъ сдѣлаться Святымъ {Святые опредѣлили, что цѣль нашего бытія есть совершенство: ибо что человѣкъ получилъ неповрежденнымъ, неповрежденнымъ же и возвратить долженъ. Средство къ достиженію совершенства есть естественный законъ, совершающійся въ пяти добродѣтеляхъ.}.
   "По сему сказано: Законъ Неба заключается въ теплородѣ и водородѣ; Законъ земли заключается "въ твердости и повиновеніи; Законъ человѣка заключается въ человѣколюбіи и справедливости. -- Еще сказано: восходя къ началу и нисходя къ концу можно узнать, что такое есть жизнь и смерть". Какъ скоро теплородъ и водородъ приняли видимый образъ, то чрезъ сіе составили законъ Неба. Какъ скоро твердость и повиновеніе осуществились (въ вещахъ); то чрезъ сіе составили законъ Земли. Это Физическіе законы міра. Какъ скоро человѣколюбіе и справедливость стали быть добродѣтелями, то чрезъ сіе составился законъ для человѣка. Одинъ законъ въ мірѣ; но открывается соотвѣтственно мѣсту. Отсюда произошло различіе трехъ дѣятелей въ семъ мірѣ, и каждый изъ нихъ имѣетъ свойственное ему существо и употребленіе. Въ самой же вещи всѣ они суть одно Первое начало. Теплородъ, твердость и благость суть начало вещей. Водородъ, повиновеніе и справедливость суть конецъ вещей. Кто можетъ, восходя къ началу, узнать образъ своего рожденія; тотъ, низходя къ концу, узнаетъ образъ своей смерти. Въ семъ самомъ заключается непостижимая тайна творенія, искони до нынѣ продолжающагося. Святый человѣкъ (Фуси), сочиняя Книгу перемѣнъ не могъ идти далѣе сей мысли.
   Чжу-цзы пишетъ: теплородъ имѣетъ свойство распространяться, водородъ сжиматься; теплородъ -- увеличиваться, водородъ -- уменьшаться. Что разширяется и увеличивается, то имѣетъ сильный (упругій) воздухъ. Что сжимается и уменьшается, то имѣетъ слабый воздухъ. Отсюда происходитъ твердость теплорода и повиновеніе водорода. Теплородъ твердъ, теплъ, силенъ; занимаетъ мѣсто на юго-востокѣ; господствуетъ весною и лѣтомъ, и дѣйствуетъ на произращеніе. Водородъ склоненъ къ повиновенію и смерзается; занимаетъ мѣсто на сѣверо-западѣ; господствуетъ осенью и зимою; дѣйствуетъ на укрытіе. Дѣйствіе на произращеніе состоитъ въ рожденіи; дѣйствіе на укрытіе состоитъ въ умерщвленіи. Посему-то твердость есть человѣколюбіе, а повиновеніе -- справедливость.
  

Прибавленіе ученаго Чжуцзы о Первомъ началѣ.

  
   Движеніе и покой не имѣютъ промежутка; теплородъ и водородъ не имѣютъ начала. Таковъ есть законъ Неба. Получить начало отъ теплорода, тѣло отъ водорода, изъ покоя перейти въ движеніе -- это есть законъ человѣка, Впрочемъ движеніе опять происходитъ изъ покоя, покой опять происходитъ изъ движенія. Движеніе и покой не имѣютъ промежутка; теплородъ и водородъ не имѣютъ начала. Слѣдовательно человѣкъ никогда не отдѣлялся отъ Неба; Небо никогда не отдѣлялось отъ человѣка.
   Начальное и истинное {Сіи слова взяты изъ книги перемѣнъ.} суть дѣйствіе истины, суть -- движеніе; полезное и правое суть отсутствіе истины, суть -- покой. Начальное есть зачало движенія; оно происходитъ изъ покоя. Правое есть существо покоя; оно проявляется изъ движенія. Движеніе и покой взаимослѣдуютъ другъ за другомъ безконечно. Симъ образомъ истина полагаетъ конецъ бытію существъ и даетъ имъ начало. По сей причинѣ хотя человѣкъ не можетъ быть безъ движенія: но постановляющій совершенство человѣка непремѣнно пикой имѣетъ основаніемъ. Имѣющій основаніемъ покой, когда проявляется въ движеніи все у него согласно съ закономъ, и при томъ не лишается онъ естественнаго покоя.
   Покой постановилъ природу; движеніе приводитъ въ дѣйствіе повелѣнія Неба (законы міра). Но въ самомъ дѣлѣ покой есть не что иное какъ отдыхъ движенія: почему и движеніе и покой суть дѣйствованіе повелѣнія (Неба), а производимое въ движеніи и покоѣ есть подлинность природы: но сей причинъ сказано: повелѣніе неба называется природою.
   Чувствованія еще не открывшіяся суть природа, и это ихъ состояніе есть средина,-- великій корень въ поднебесной. Открывшаяся природа есть чувствованіе. Сообразность открывшихся чувствованій съ срединою есть согласіе, всеобщій законъ въ поднебесной. Все сіе свойственно небесному порядку. Душа есть таинственное вмѣстилище чувствованій природы: и по сей причинъ достигшій средины и согласія, постановившій великій корень и шествующій по всеобщему закону есть властитель небеснаго порядка. (Это святый человѣкъ, по Кит. шень-жень, на Инд. Будда, на Момг. Борханъ).
  
   *) Китайцы страсти называютъ чувствованіями врожденными человѣку Симъ образомъ вмѣсто семи страстей они говорятъ семь чувствованій.
  

XII.

ПРИБАВЛЕНІЯ.

I.

ФРАНЦУЗСКОЕ НАЧЕРТАНІЕ КИТАЙСКИХЪ ЗВУКОВЪ.

  
   C.
   fan
   фань.
   Cha
   ma.
   fang
   фанъ.
   chaï
   шай.
   fey, fi
   фэй.
   chan
   шань.
   fen
   фынь.
   chang
   шанъ.
   feou
   фэу.
   chao
   шао.
   fo, fe
   фу, фо.
   che
   ше.
   fou
   Фу.
   chen
   шень.
   foung
   фынъ.
   cheou
   шеу.
  
   H.
   chi
   ши.
   Haï
   хай.
   chin
   шень.
   han
   хань.
   ching
   шенъ.
   hang
   ханъ.
   cho
   шо.
   hao
   хао.
   chou, chu
   шу.
   he
   хэ.
   choua
   шуа
   hen
   хынь.
   chouaï
   шуай.
   heng
   хынъ.
   choan
   шуань
   heou
   хэу.
   cheuang
   шуанъ
   hi
   си, хи.
   choue
   шо.
   hia
   ся ха.
   chouï
   шуй.
   hian
   сянь, хань.
   choun
   шунь.
   hiang
   санъ, ханъ.
  
   F.
   hiao
   сяо хао.
   Fa
   Фа.
   hie
   сѣ, хэ.
   hieou
   сю, xy.
   iong
   юнъ.
   hin
   синь хинь.
   iu
   юй.
   hing
   синъ, хинъ.
   iun
   юнь.
   hiouan
   сюань, х.
  
  
   hiouei
   сюэ, х.
  
   J.
   hioung
   сюнъ.
   Jan
   жань.
   hiy
   сюй.
   jang
   жанъ.
   ho
   хо.
   jao
   жао.
   hoa
   хуа
   je
   же.
   hoaï
   хуай.
   jeng
   женъ.
   hoan
   хуань.
   jeou
   жеу.
   hoang
   хуанъ.
   ji
   жи.
   hou, hoe
   ху.
   jin
   жень, жинь
   hoen
   хунь.
   jo
   жо.
   houan
   хуань.
   jou
   жу.
   houang
   хуанъ.
   jouan
   жуань.
  
  
   jouei
   жо.
  
   I.
   joui
   жуй.
   I
   и.
   joun
   жунь.
   ia
   я.
   joung
   жунъ.
   iaï ian
   яй. янь.
  
   К.
   iang
   янъ.
   Kai
   гкай, гай.
   iao
   яо.
   khaï
   кхай.
   ie
   ѣ.
   kan
   гань.
   ien, in
   инь.
   khan
   кхань.
   ieou
   ю.
   kang
   ганъ.
   ing
   инъ.
   khang
   кханъ.
   io
   іо.
   kao
   гао.
   iouan
   юань.
   khào
   кхао.
   iuucï
   юе.
   ke
   гкэ, гэ.
   khe
   кхэ.
   khiouan
   цюань, к.
   ken
   гынь, гэнь.
   ktoueï
   цзюе, гк.
   khen
   кхынь.
   khioueï
   цюе, к.
   keng
   гынъ.
   kioun
   цзюнь.
   kheng
   кхынъ.
   kioung
   пзюнъ гк.
   keou
   гэу, гкэу.
   khioung
   цюнъ, к.
   kheon
   кхэу.
   ko
   гко.
   ki
   цзи, гки.
   kho
   кхо.
   khi
   ци, ки.
   kou
   гку, гу.
   kia
   цзя, гкя.
   khou
   кху.
   khia
   ця кя.
   koua
   гкуа, гуа.
   kiaï
   цзѣ, ідзяй.
   khoa
   кхуа.
   kian
   цзянь, гкянь.
   kouaï
   гкуай, г.
   khian
   цянь, кянь.
   khouaï
   кхуай.
   kiang
   цзянъ,гкянъ.
   kouan
   гуань, гк.
   Khiang
   цянъ, кянъ.
   khouan
   кхуань.
   kiao
   цзяо, гкяо.
   kouang
   гуанъ. гк.
   khiao
   цяо, кяо.
   khouang
   кхуанъ.
   khieï, kie
   цзѣ, гкѣ.
   koue
   гко, го.
   khieï
   цьсѣ, кѣ.
   koueï
   гуй.
   kieou
   цзю, гкю.
   khoueï
   кхой.
   kkieou
   цю, кю.
   kouen
   гкунь, г.
   kin
   цзинь, гкинь.
   koueng
   гынъ.
   khin
   цинь, кинь.
   khoueng
   кхынъ.
   king
   цзинъ, гкинъ.
   koung
   гунъ, гк.
   khing
   цинъ, кинъ.
   khoung
   кхунъ.
   kio
   цзіо, гко.
   kouo
   гко, го.
   khio
   ціо.
   kouon
   гуань.
   kiou, kiu
   цзюй, гкюй.
  
   L.
   khiou, khiu
   цюи, кюй.
   La
   ла.
   kiouan
   цзюань, гк.
   la.
   лай,
  
   lan
   лань.
   me
   мэ.
   lang
   ланъ.
   mei
   мэй.
   lao
   лао.
   men
   мынь.
   le
   лэ.
   meng
   мынъ.
   leng
   лынъ.
   meou
   меу.
   leou
   леу.
   mi
   ми.
   li
   ли.
   mian
   мянь.
   lian
   лянь.
   miao
   міао.
   liang
   лянъ.
   miei, mie
   мѣ.
   liao
   ляо.
   min
   минь.
   lie, liei
   лѣ.
   ming
   минъ.
   lieou
   лю.
   mo
   мо.
   lin
   линь.
   mou
   му.
   ling
   линъ.
  
  
   lio
   ліо.
  
   N.
   liouan
   люань.
  
  
   liu
   люй.
   Na
   на.
   lo
   ло.
   naï
   най.
   lou
   лe.
   nan
   нань.
   louan.
   луань.
   nang
   нанъ.
   loui, lei
   лэй.
   nao
   нао.
   lun
   лунь.
   neï
   нэй.
   loun
   тоже.
   neng
   нынъ.
   loung
   лунъ.
   neou
   неу.
  
  
   ni, nie
   ни.
  
   М.
   nian
   нянь.
  
  
   niang
   нянъ.
   Ma
   ма.
   niao
   няо.
   mai
   май.
   niei, nie
   нѣ.
   man
   мань.
   nieou
   ню.
   mang
   манъ.
   min
   нинь, синь
   mao
   мао.
   ning
   нинъ.
  
   nio
   ніо.
   ріао
   біао.
   niu
   нюй.
   phiao
   дхіао.
   no
   но.
   ріеі, pie
   бѣ.
   non
   ну.
   phiei, phie
   лхѣ.
   nouen
   нуань.
   pin
   бинь.
   noun
   нунь.
   phin
   пхинь.
   noung
   нунъ.
   ping
   бинъ.
  
  
   phiug
   лхинъ.
  
   P
   po
   бо.
   Pa
   бпа, ба.
   pho
   дхо.
   pha
   пха.
   pou
   бу.
   pai
   бай, бэ.
   phou
   пху.
   phai
   пхай.
  
   S.
   pan
   бань.
  
  
   phan
   пхань.
   Sa
   са.
   pang
   банъ.
   sai
   сай.
   phang
   пханъ.
   san
   сань.
   pao
   бао.
   sang
   санъ.
   phao
   лхао.
   sao
   cao.
   pe
   бö, бэ.
   se, che
   сэ, ше.
   phe
   пхо.
   sen
   сэнь.
   pei
   бэй.
   eeng
   сэнъ.
   phei
   пхэй.
   eeou
   сэу.
   pen
   бэнь.
   si
   си.
   phen
   пхынь.
   sian
   сянь.
   peng
   бпынъ.
   siang
   сянъ.
   pheng
   пхынъ.
   siao
   сяо.
   pheou
   пхау.
   siei, sie
   сѣ.
   pi, pie
   би.
   eieou
   сю.
   pian
   бянь.
   sin
   синь.
   phian
   пхянь.
   sing
   синъ.
  
   sio
   cio.
   thian
   тьхянь.
   siouan
   сюань.
   tiao
   дяо.
   siouei
   сюе.
   thiao
   тьхао.
   siu
   сюй.
   tie
   дѣ, дтѣ.
   siun
   сюнь.
   thie
   тьхѣ.
   so
   со.
   thieou
   дтіу.
   sou
   су.
   ting
   динъ.
   souah
   суань.
   thing
   тьхинъ.
   soui
   суй.
   to
   до.
   soun
   сунь.
   tho
   тхо.
   soung
   сунъ.
   tou
   ду.
   sse, chi
   сы, шы.
   thou
   тху.
  
  
   touan
   дуань.
  
   Т.
   thouan
   тхуань.
   Ta
   дта, да.
   toui
   дуй.
   tha
   тха.
   thoui
   тхуй.
   tai
   дай.
   tun
   дунь.
   thaï
   тхай.
   thun
   тхунь.
   tan
   дань.
   toung
   дунъ.
   than
   тхань.
   thoung
   тхунъ.
   tang
   данъ.
   tcha
   чжа.
   thang
   тханъ.
   tchha
   ча.
   tao
   дао.
   tchai
   чжай.
   thao
   тхао.
   tchhai
   чай.
   te
   дэ.
   tchang
   чжанъ.
   the
   тхэ.
   tchhang
   чанъ.
   teng
   дынъ.
   tchao
   чжао.
   theng
   тхынъ.
   tchhao
   чао.
   ti
   дти, ди.
   tche
   чже.
   thi
   тьхи.
   tchhe
   че.
   tian
   дянь.
   tchen
   чжань.
  
   tchen
   чань.
   thsang
   цанъ.
   tcheou
   чжеу.
   tsao
   цзао.
   tchheou
   чеу.
   thsao
   цао.
   tchi
   чжи.
   tse
   цзэ.
   tchhi
   чи.
   thse
   цэ.
   tchin
   чжень.
   tseng
   дзэнъ.
   tchhin
   чень.
   thsen
   ценъ.
   tcho
   чжо.
   tseou
   цзэу.
   tchho
   чо.
   thseou
   цеу.
   tchou
   чжу.
   tseu
   цзы.
   tchhou
   чу.
   thseu
   цьі.
   tchoua
   чжуа.
   tsi
   цзи.
   tchouan
   чжуань.
   thsi
   ци.
   tchhouan
   чуань.
   tsian
   цзянь.
   tchouang
   чжуанъ.
   thsian
   цянь.
   tchhouang
   чуанъ.
   tsian g
   цзянъ.
   tchoue
   чжо, чжао.
   thsiang
   цянъ.
   tchhoue
   чо, чао.
   tsiao
   цзяо.
   tchoui
   чжуй.
   thsiao
   цяо.
   tchhoui
   чуй.
   tsiei
   цзѣ.
   tchoun
   чжунь.
   thsiei
   цсѣ.
   tchhoun
   чунь.
   tsieou
   цзю.
   tchoung
   чжунъ.
   thsieon
   цю.
   tchhoung
   чунъ.
   tsin
   цзинь.
   tsa
   цза.
   thsin
   цинь.
   thsa
   ца.
   tsing
   цзинъ.
   tsai
   цзаи.
   thsing
   цинъ.
   thsai
   цай.
   tsio
   цзіо.
   tsan
   цзань.
   tsiouan
   цзюань.
   thsan
   цань.
   thsiouan
   цюань.
   tsang
   цзанъ.
   tsioue
   цзюе.
  
   tsioui
   цзюи.
   wei
   вэй.
   thsioui
   цюй.
   wen
   вынь.
   tsiun
   цзюнь.
   wó
   вo.
   tso
   цзо.
   wou
   ву.
   thso
   цо.
  
  
   tsou
   цзу.
  
   O.
   thsou
   цу.
   `O
   'э, нгэ, во.
   tsouan
   цзуань.
   'ou
   ву.
   thsouan
   цюань.
   'oung
   вунъ.
   tsoui
   цзуй.
  
  
   thsoui
   цуй.
  
   'A.
   tsoung
   цзунъ.
   `Ai
   нгай, 'ай.
   thsoung
   цунъ.
   'an
   'ань.
   tsun
   цзунь.
   'ang
   `анъ.
   thsun
   цунь.
   'ao
   `ао.
  
   W.
  
   `Е.
   Wa
   ва.
   'E
   нгэ, 'э.
   wai
   вай.
   'en
   'энь, нгэнь
   wan
   вань.
   'eou
   'Э, нгэу.
   wang
   ванъ.
   eul
   элль, эрръ, ни.
   we
   вэ.
  
  
  
  

II.

АНГЛІЙСКОЕ НАЧЕРТАНІЕ КИТАЙСКИХЪ ЗВУКОВЪ.

  
  
   A.
   ching
   чженъ, ченъ.
   A
   'a.
   chò
   чжо, чо.
   an
   'ань.
   chou
   чжу, чу.
   ang
   'анъ
   chew
   чжеу, чеу.
   ào
   `ao.
   chue
   чо.
  
  
   chûh
   чжу, чу.
  
   C.
   chun
   чжунь, чунь.
   Cha
   чжа.
   chung
   чжунъ, чунъ.
   cha
   ча.
   chuy
   чжуй, чуй.
   chae
   чжай, чай. *)
   chwa
   чжуа.
   chan
   чжань, чань.
   chwae
   чжуай.
   ----
   цзань, чуань.
   chwang
   чжуанъ, чуанъ
   chang
   чжанъ, чанъ.
  
   Е.
   chaou
   чжао, чао.
   E
   и.
   chay
   чже, че.
  
  
   che
   чжи, чи.
  
   F.
   chè
   чже, че.
   Fâ
   Фа.
   chen
   чжань, чань.
   fan
   фань.
   chïh
   чжы.
   fang
   фанъ.
   chin
   чжень, чень.
   fe, fie
   фэй.
  
   *) Нужнымъ нахожу предупредить читателей, что Англійскіе выговоры въ нѣкоторыхъ мѣстахъ и сбивчивы, и неправильны. Разборъ ихъ требуетъ особливой, самой скучной статьи.
  
   foo
   фу.
   hёê
   сѣ.
   fô
   фу.
   hёên
   сянь.
   fow
   фэу.
   hech
   сѣ.
   fûh
   фу.
   heô
   ciô.
   fun
   фынь.
   heu
   сюй.
   fun§
   фынъ.
   houê
   сюе.
  
   G.
   heuen
   сюань.
  
  
   heûh
   сюй.
   Gae
   `ай.
   heun
   сюнь, хунь.
   gan
   'ань, янь.
   heung
   сюнъ, хунъ.
   gâo
   'энь.
   hew
   сю.
   gang
   'анъ, янъ
   hîh
   хэ.
   gang
   'инъ.
   hin
   синь.
   gaou
   'ао.
   hing
   хинъ.
   gih
   'э.
   ho
   хо.
   go
   во.
   hô
   хэ.
   gô
   'э, нга.
   hoo
   ху.
   gow
   'эу, нгэу.
   how
   хэу.
  
  
   hung
   хунъ.
  
   Н.
   hwa
   хуа.
   Hae
   хай.
   hwae
   хуай.
   han
   хань.
   hwan
   хуань, вань.
   hân
   хынь.
   hwân
   хунь.
   hang
   ханъ.
   hwang
   хуанъ.
   hâng
   хынъ.
   hwâng
   хунъ, хынъ.
   haou
   хао.
   hwo
   хо, хэ.
   he
   си, хи.
   hwûh
   ху.
   hea
   ся, ха, сѣ.
   hwuy
   хой.
   heae
   сѣ, хай.
  
   J.
   heang
   сянъ, ханъ.
   Jang
   жанъ.
   heaou
   сяо, хао.
   jaou
   жао.
  
   je
   же.
   keen
   цзянь. цянь.
   jeué
   же.
   këih
   цзи, ци.
   jîh
   жи.
   keô
   цзіо, го, ціо.
   jen
   жинь.
   keu
   цзюй-цюй.
   jin
   жинь, жень.
   keuê
   цзюе, цюе.
   jing
   женъ.
   keuen
   цзюань, цюаыь.
   jô
   жо.
   keùh
   цзюй, цюй.
   joe
   жу.
   keun
   цзюнь, цюнь.
   jew
   жеу.
   keung
   цзюнъ,цюнъ.
   juen
   жуань.
   kew
   цзю, цю.
   jûh
   жу.
   kîh
   гэ, кхэ.
   jun
   жунь.
   kin
   цзинь, цииь.
   jung
   жунъ.
   king
   цзинъ, цинъ.
   juy
   жуй.
   kô
   гко, кхо.
  
  
   ko
   кгэ, кхэ.
  
   К.
   koo
   кгу, кху, гу.
  
  
   kow
   гэу, кхэу.
   Kae
   гай, кхай.
   kûk
   гу, кху.
   kan
   гань, кхань.
   kung
   гунъ, кхунъ.
   kân
   гынь, кхынь.
   kwa
   гуа, кхуа.
   kang
   ганъ, кхаиъ.
   kwâ
   гуа.
   kâng
   гынъ, кхынъ.
   kwae
   гуай, кхуай.
   kaou
   гао, кхао.
   kwan
   гуань,кхуань.
   ke
   цзи, чи, цю.
   kwang
   гуанъ, кхуанъ
   kea
   цзя, га.
   kwâng
   гунъ, кхунъ.
   keâ
   цзя.
   kwei
   гуй, кхой.
   keae
   цзѣ, цяй.
   kwo
   го, кхо.
   keang
   цзянъ, цянъ.
   kwo
   го.
   keaou
   цзяо, цяо.
   kwûh
   гу.
   kcay
   цзя, ча.
  
  
   këê
   цзѣ, ціо
  
  
  
  
   L.
   luy
   лэй.
  
  
   lwan
   люань.
   La
   ла.
  
  
   lâ
   ла.
  
   M.
   lae
   лай.
  
  
   lan
   лань.
   Ma
   ма.
   lang
   ланъ.
   ma
   ма, мо.
   lâng
   лынъ.
   mae
   май.
   laou
   лао.
   man
   мань.
   le
   ли.
   mang
   манъ.
   leung
   лянъ.
   mâng
   мынъ.
   leaou
   ляо.
   maou
   мао.
   lëê
   лѣ.
   may
   мѣ.
   lëen
   лянь.
   me
   ми.
   leîh
   лй.
   meaou
   міао.
   leô
   ліо.
   mëê
   мѣ.
   leu
   лэу.
   mëen
   мянь.
   leuë
   лѣ.
   mei
   мэй.
   lenen
   луань.
   mew
   міо.
   leûh
   люй.
   meîh
   ми.
   lew
   лу, лю.
   mîh
   мэ.
   lîh
   лэ.
   min
   минь.
   lin
   линь.
   ming
   минъ.
   iing
   линъ.
   mo
   мо.
   lo
   ло.
   mô
   м.
   lô
   ло, лао.
   moo
   му.
   loo
   лу.
   mow
   мэу.
   lew
   лэу.
   muh
   му.
   lûh
   лу.
   mun
   мынь.
   lun
   лунь.
   mwan
   мань.
   lung
   лунь.
  
  
  
  
   N.
  
   P.
   Na
   на.
   Ра
   бпа, ба, пха.
   nâ
   на.
   'ра
   ба.
   naei
   най.
   рае
   бай, пхай.
   nan
   нань.
   pan
   бань, пхань.
   nang
   нанъ.
   pang
   банъ, пханъ.
   nâng
   нынъ.
   pâng
   бпынъ,пхынъ.
   naou
   нао.
   paou
   бао, пхао.
   ne
   ни.
   pe
   би, пхи.
   neang
   нянъ.
   peaou
   біао, пхіао.
   neaou
   ніо.
   pëê
   6ѣ, пьхѣ.
   nëê
   нѣ.
   pëen
   бянь, пхянь.
   nëen
   нянь.
   pie
   бэй пхэй.
   neîh
   ни.
   peîh
   би, пьхи.
   neô
   ню.
   pew
   бэу.
   neu
   нюй.
   pîh
   бэ, пхэ.
   nin
   нинь.
   pin
   бннь, пхинь.
   ning
   нинъ.
   ping.
   бинъ, пхинъ.
   no
   но.
   po
   бо, пхо,
   nô
   но.
   pô
   бо, пх^.
   noo
   ну.
   poo
   бу, пху.
   new
   нэу.
   pow
   пхэу.
   nûh
   нб.
   pûh
   бу, бо, пху.
   min
   нунь
   pun
   бэнь., пхынь.
   nung
   нунъ.
   pung
   бпынъ.
   nuy
   нэй.
   pwan
   бань, пхань.
  
   О.
  
   S.
  
  
   Sa
   са.
   O
   о.
   sae
   сай.
  
   san
   сань, шань.
   shoo
   шу.
   sân
   сэнь.
   show
   шеу.
   sang
   санъ.
   shûh
   шу.
   sang
   сэнъ, шенъ.
   shun
   шунь.
   seou
   сао.
   shwa
   шуа.
   se
   си.
   shwae
   шуай.
   seang
   сянъ.
   shwang
   шуанъ.
   seaou
   сяо.
   shwo
   шо.
   seay
   съ.
   shwûy
   шуй.
   sëê
   сѣ.
   sih
   ше, сэ.
   sëen
   сянь.
   sin
   синь.
   seîh
   сй.
   sing
   синъ.
   seo
   сіо.
   so
   со.
   seu
   сюй.
   sô
   со, су.
   seue
   сюе.
   soo
   су.
   seuen
   сюань.
   sow
   сэу.
   seîh
   сюй.
   sûh
   су.
   seun
   сюнь.
   sun
   сунь.
   sew
   сю.
   sung
   сунъ.
   sha
   ша.
   swan
   суань.
   shae
   шай.
   sza
   сы.
   shang
   шанъ.
  
  
   shaou
   шао.
  
   Т.
   shay
   ше.
   Ta
   дта, да, тха.
   she
   ши.
   ta
   да, тха.
   shê
   шхе.
   tae
   дай, тхай.
   shen
   шань.
   tan
   дань, тхань.
   shîh
   шы.
   tang
   данъ-тханъ.*
   shin
   шень.
   tâng
   дынъ, тхынъ.
   shing
   шенъ.
   taou
   дао, тхао.
   shô
   шо.
   te
   ди, тьхи.
   teaou
   дяо, тьхяо.
   tee
   цю. цзю.
   teaoy
   дтѣ.
   tsih
   цэ, цзэ.
   tëè
   тьхи.
   tsin
   цзинь, цинь.
   lëen
   дянь, тьхянь.
   tsing
   цзинъ, пинъ.
   teîh
   ди, тьхи.
   tso
   цзо, цо.
   tew
   дііу.
   tsô
   цзо, цо.
   tîh
   дэ, тхэ.
   tsoo
   цзу, цу, чу.
   ting
   динъ, тьхинъ.
   tsow
   цзэу,цэу,чеу.
   to
   до, тхо.
   tsiih
   цзу, цу.
   tô
   до, тхо.
   tsuu
   цзунь, цунь:
   too
   ду, тху.
   tsung
   цзунъ, цунъ.
   tew
   дэу, тхэу.
   tsuy
   туй, цуй.
   tsa
   ца, цза.
   tswan
   цзуань,цуань.
   tsae
   цай, цзай.
   tsze
   цзы, цы.
   tsan
   цань, цзань.
   tûh
   ду, тху.
   -- --
   чань, чжань.
   tay
   дуй, тхуй.
   tsan g
   цанъ, цзанъ.
   twan
   дуань,тхуань.
   tsâng
   ценъ, цзэнъ.
  
  
   tsaou
   цао, цзао.
  
   U.
   tse
   цо, цзи.
  
  
   tseang
   цянъ, цзянъ.
   Uh
   ву.
   tseau
   цяо, цзяо.
   ung
   вунъ.
   tseay
   цьсѣ, цьзѣ.
   uzh
   элль, эрръ.
   tsëê
   цьсѣ, цьзѣ.
  
  
   tsëen
   цянь, цзянь.
  
   W.
   -- --
   чжань.
   Wa
   ва.
   tseîh
   ци, цзи.
   wà
   ва.
   tseô
   ціо, цзіо.
   wae
   вай.
   tseu
   цюй, цзюй.
   wan
   вань.
   tseuê
   цзюе.
   wân
   вынь.
   tseuen
   цюань.
   wang
   ванъ.
  
   we, wei
   вэй.
   je
   ѣ.
   wo
   во, вэ.
   jên
   янь.
  
   во.
   jew
   ю.
   woo
   ву.
   jîh
   й.
   wûh
   ву.
   jin
   'инь.
  
   J.
   jing
   инъ.
  
  
   jo
   io.
   Ja
   я.
   ju
   юй.
  
   я.
   jue
   юе.
   jae
   яй.
   juon
   юань.
   jang
   янъ.
   jûh
   юй.
   jaou
   яо.
   jun
   юнь.
   jay
   ѣ.
   jung
   юнъ.
  
   Португальское начертаніе Китайскихъ выговоровъ оставлено по причинѣ затрудненія въ наборѣ множества разнообразныхъ седилей.
  

Оценка: 8.90*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru