Бичурин Иакинф
Китай в гражданском и нравственном состоянии

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Бичурин Н. Я.

Китай в гражданском и нравственном состоянии

   Бичурин Н. Я. Китай в гражданском и нравственном состоянии.
   М.: Восточный Дом, 2002. (Классика отечественного и зарубежного востоковедения).
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Н. Я. Бичурин (1777--1853) -- один из классиков отечественной ориенталистики, заложивший основы российской синологии XIX века. В серию "Классика отечественного и зарубежного востоковедения" войдут, прежде всего, наиболее известные китаеведческие работы Бичурина, не переиздававшиеся почти столетие, -- книги Статистическое описание Китайской империи. СПб., 1842 (2-е изд. -- Пекин, 1910) и Китай в гражданском и нравственном состоянии. СПб., 1848 (2-е изд. -- Пекин, 1911--1912). В них читатель увидит Китай таким, каким видел его Бичурин и каким, благодаря Бичурину, увидели его наши соотечественники в XIX столетии. Эти энциклопедические труды содержат обширные сведения о географии, политической системе, законодательстве, просвещении, экономике и обычаях Китайской империи.
   Публикуемые тексты, часть которых Бичурин начал готовить еще в 1820-е годы, продолжают представлять большой интерес для синолога и, с определенными уточнениями по китайским источникам и современной литературе, могут быть использованы в исследовательской работе и при преподавании. В примечаниях, помещенных в конце каждого тома, приводится перечень отечественных и зарубежных работ, обратясь к которым читатель сможет получить более полные и точные сведения по рассмотренным в книге темам. Там же отмечены некоторые наиболее принципиальные расхождения между суждениями Бичурина и оценками современных исследователей.
   В тексте H. Я. Бичурин неоднократно ссылается на свои более ранние публикации. В связи с этим к каждому тому прилагается список его работ, куда вошли книги и статьи по китаеведению, а также работы о Монголии и Тибете.

К. М. Тертицкий

  

Свод законов маньчжурской династии Цин -- документальная основа публикаций Н. Я. Бичурина о современном ему Китае

  
   В истории русского востоковедения, пожалуй, трудно найти столь популярную и колоритную фигуру, какой был Н. Я. Бичурин (1777--1853), чаще известный современникам под монашеским именем Иакинф. Большинство рецензентов и редакторов петербургских и московских журналов, в которых он печатал свои работы, наделяли его лестными эпитетами, благожелательно отзывались о его изданных и подготовляемых трудах. Альманах "Северные цветы", редактируемый А. А Дельвигом и О. М. Сомовым, включив в обзор новых книг, вышедших в 1829 г., перевод Н. Я. Бичурина учебной энциклопедии "Сань-цзы-цзин, или Троесловие", так рекомендовал его в 1830 г.: "Неутомимый наш ориенталист о. Иакинф Бичурин передал нам любопытную сию книгу белыми стихами и напечатал ее вместе с китайским текстом". Московский "Телескоп" в рецензии на его труд "Историческое обозрение ойратов, или калмыков с XV века до настоящего времени" в 1833 г. следующим образом характеризовал русского ученого: "Трудолюбивый о. Иакинф не перестает разрабатывать обширные поля, на которых у нас не только не имеет соперников, но даже людей, которые могли б ценить его заслуги, любоваться, гордиться ими" {"Молва", 1834, No 46, с. 307--308.}. Редакция "Отечественных записок", предлагая своим читателям одну из статей Н. Я. Бичурина, в 1840 г. сообщала: "Знаменитый наш синолог отец Иакинф... предпринял теперь составление статистического описания Китая -- труд, который смело можно будет назвать драгоценным подарком не только русской, но и европейской ученой литературы" {"Отечественные записки", 1840, т. X, отд. II, май, с. 1.}. "Сын отечества", поместив в одном из своих номеров его статью "Очерк истории Китая", писал о нем как о "почтенном синологе, известном всей ученой Европе, пролившем совершенно новый свет на изучение Китая". Предваряя своим введением новую публикацию известного китаеведа, пользовавшегося авторитетом в России и за ее пределами, редакция "Сына отечества" подчеркивала: "Никогда Китай не возбуждал столько внимания наблюдателя, как теперь, когда его торжественный вековой сон потревожен бурею, внезапно налетевшею на него из Европы. Все сведения о Китае сделались ныне в высшей степени любопытными. Решаясь сообщить читателям нашим важнейшие из них, мы просили пособия у нашего... отца Иакинфа, который в продолжение 14 лет изучал Китай в самом средоточии его жизни -- в Пекине... Он сообщил нам предлагаемую ныне публике статью и весьма важные, особенно по нынешним обстоятельствам (речь идет о первой опиумной войне 1839--1842 гг. -- А. X.), сведения о военных силах Китая, которые мы также передадим публике в следующей книжке С. О. ("Сына отечества". -- А. X.) {"Сын отечества", 1840, No 17.}.
   Высокую оценку трудам российского востоковеда давали А. С. Пушкин и В. Г. Белинский, внимательно следившие за его публикациями. ""Пекинское дворцовое правление", -- писал известный литературный критик о работе Н. Я. Бичурина, вышедшей в 1841 г., -- принадлежит к самым интереснейшим статьям отца Иакинфа о Китае".
   Об энциклопедичное? знаний, широте и многообразии научных интересов Н. Я. Бичурина свидетельствовали многочисленные статьи, книги, рецензии по истории, географии и культуре народов Китая, Центральной и Средней Азии, Южной Сибири и Дальнего Востока. С его мнением считались специалисты-востоковеды не только России, но и Западной Европы, и он по праву считался наиболее авторитетный китаеведом своего времени.
   Научное наследие, оставленное Н. Я. Бичуриным, поистине велико. Им опубликовано 14 книг по истории, географии и культуре народов Китая и сопредельных с ним стран. Многие его фундаментальные труды дошли до нас лишь в рукописном виде. Среди них история Китая с древнейших времен до середины XVII в. (в 16 томах), произведения древнекитайских философов, свод законов маньчжурской династии Цин (1644--1912), переводы китайских сочинений по географии и этнографии, статьи по китайской филологии, несколько многотомных разноязычных словарей, перевод с японского работы по истории китайской нумизматики и др.
   О жизни и деятельности Н. Я. Бичурина, оставившего глубокий след в российской науке, существует довольно значительная литература. О нем даже написаны исторические повести и романы. Тем не менее до настоящего времени не создано подлинно научной биографии этого замечательного ученого. Несмотря на огромный интерес к наследию Н. Я. Бичурина, не составлена и полная библиография его печатных трудов, как журнальных статей, так и газетных заметок, рецензий и обзоров. Что касается его рукописей, которые находятся преимущественно в библиотеках и архивах Москвы, С.-Петербурга и Казани, то существующие описания не всегда полны и точны. Это отчасти можно объяснить и спецификой самих бичуринских трудов. Достаточно сказать, что работы пекинского периода (1808--1821) написаны на китайской бумаге и не имеют водяного знака, позволяющего судить не только о приблизительном возрасте бумаги, но и датировке самой рукописи. Вместе с тем, авторство целого ряда рукописей, в том числе и Н. Я. Бичурина, связанных с изучением китайского или иного восточного языка (маньчжурского, монгольского или тибетского) либо со словарной работой, порой невозможно установить из-за иероглифики или другого восточного письма. Лишь случайные записи или пометы, оставленные на полях рукописи, позволяют по почерку владельца определить ее принадлежность. Все это серьезно осложняет работу над изучением рукописного, эпистолярного и научного, наследия Н. Я. Бичурина, сохраняющего до сего времени свою познавательную ценность.
   Незнание же почерка Н. Я. Бичурина при публикации его рукописей порой приводит к досадным казусам, как это случилось, например, при издании его рукописной работы "Землеописание Китайской империи" (в трех больших томах), когда исправления, внесенные лично Бичуриным в свой первоначальный текст, были ошибочно приняты лицами, готовившими этот труд к изданию, за редакторскую правку какого-то другого человека, в результате чего многие ценные дополнения и исправления Н. Я. Бичурина, внесенные им в свой неполный перевод "Да Цин и тун-чжи" ("Описание великой империи Цин") после возвращения из Пекина в Петербург, были практически отброшены публикаторами бичуринской работы, хотя и частично сохранены в опубликованном тексте как примечания какого-то неизвестного редактора {Ср.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Л. 829--831. Н. Я. Бичурин. Собрание сведений по исторической географии Восточной и Срединной Азии. Чебоксары, 1960.}.
   Критический анализ трудов Н. Я. Бичурина его коллегами-китаистами нередко осложнялся (и осложняется) тем, что автор, как правило, особенно в статьях и книгах о цинском Китае, не называл использованные им китайские источники, в результате читатель был вынужден принимать многое на веру, а исследователь лишался возможности проверить тот или иной сомнительный факт. Если учесть, что сам Бичурин, желая, очевидно, подчеркнуть достоверность приводимых им сведений, в 1849 г. называл собственно своими "сочинениями" только первые две части (из четырех) "Записок о Монголии", "Историческое обозрение ойратов" и "Китайскую грамматику", а все остальные книги -- почти буквальными переводами "книг, изданных китайским правительством", то станет понятно, насколько актуален и сейчас вопрос об источниковой базе трудов русского востоковеда, сделавшего неоценимый вклад в отечественное и зарубежное востоковедение.
   В огромном научном наследии выдающегося русского востоковеда важное место занимают труды о современном ему цинском Китае. Многие из них и по сей день не утратили своей научной ценности, являясь настольной книгой как для студентов, интересующихся китайской историей, так и для исследователей, изучающих государственные и правовые институты Китая в период правления маньчжурской династии Цин (1644--1912). Основанные на огромном фактическом материале, труды Н. Я. Бичурина дают довольно полное представление о структуре центральных правительственных ведомств и функциях местного аппарата Цинской империи, устройстве вооруженных сил и прерогативах судебных органов, экзаменационной системе, открывающей доступ к поступлению на государственную службу, и сословных ограничениях, установленных цинским двором для рабов и лиц "низких" профессий (служителей присутственных мест, проституток и т. п.), налогах и финансах страны, организации внутренней и внешней торговли и т. д. Вместе с тем в этих работах встречаются спорные положения, неясные формулировки и даже фактические ошибки, которые отчасти можно объяснить опечатками. Обращает на себя внимание и тот факт, что почти во всех статьях и книгах о цинском Китае отсутствуют ссылки на использованные источники, что лишает возможности читателей либо исследователей проверить тот или иной интересующий их факт. Все это со всей очевидностью указывает на необходимость изучения источниковой основы работ русского востоковеда, сделавшего серьезный вклад в изучение государственного строя современного ему Китая.
   Как известно, после возвращения из Китая на родину и приезда в Петербург в 1822 г. Н. Я. Бичурин как бывший глава Пекинской духовной миссии за вынужденную (обстоятельствами военного времени) продажу церковного имущества и "нерадивое" исполнение миссионерских обязанностей по решению консисторского суда был отправлен на вечное жительство в Валаамский монастырь {Подробно об этом см.: ГИАЛО. Ф. 19. Оп. 120, 1822 г. Л. 413.}, являвшийся в то время местом заточения для лиц духовного звания. Лишь через три года и два месяца по ходатайству друзей (Е. Ф. Тимковского {Егор Федорович Тимковский (1790--1875) -- автор книги "Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг." (СПб., 1824), написанной на основе личных наблюдений и материалов Н. Я. Бичурина. В 1806--1811 гг. он учился в Московском Университете и окончил его с серебряной медалью. В феврале 1820 г. его приняли в Азиатский Департамент и послали с новым составом духовной миссии в Пекин, где находился полгода. По возвращении в Петербург он продолжал службу в Азиатском Департаменте; в 18 30 -- 183 5 гг. был консулом в Молдавии и в октябре 1838 г. уволился из Азиатского Департамента. 8 марта 1845 г. его вновь приняли в Азиатский Департамент, и в течение ряда лет он занимал важные посты в Министерстве Иностранных дел. См.: АВПРИ. Ф. ДЛС и ХД, формулярные списки. Оп. 464--2,1813--1849. Д. 223. Оп. 464--3, 1820--58. Д. 1656. Известный китаевед К. А. Скачков особо отмечал заслуги Е. Ф. Тимковского в возвращении Н. Я. Бичурина из ссылки и оказании последнему помощи в издании его работ. См. "Московские ведомости", No 47 (18 февраля 1875 г.).} и др.), а также внешнеполитического ведомства, заинтересованного в блестящем знатоке китайского языка, Бичурину было разрешено переехать в Петербург и поселиться в Александро-Невской лавре {АВПРИ. Ф. Главный архив IV-7, 1826. Д. 2. Л. 1--3.}. Будучи причислен к Азиатскому Департаменту МИД для перевода официальных бумаг, приходивших из цинской столицы, он занялся изданием своих научных трудов, значительная часть которых была подготовлена им в период пребывания в Пекине с 1808 по 1821 г.
   В 1830 г. в связи с командировкой П. Л. Шиллинга в Восточную Сибирь для ознакомления с русско-китайской торговлей Бичурин отправился в Кяхту {АВПРИ. Ф. Главный архив IV-6, 1830--1836. Д. 1. Л. 1, 7.}. Выполняя различные поручения Шиллинга, в том числе по научной части, он создал здесь из 12 детей кяхтинских купцов и мещан группу с целью обучения их китайскому языку. Отличные знания учащихся на публичных экзаменах, устроенных в присутствии возвратившихся из китайской столицы членов Пекинской духовной миссии во главе с архимандритом Петром (в миру П. И. Каменский) {Павел Иванович Каменский (1765--1845) -- китаевед, сын священника, с 1779 г. обучался в Нижегородской семинарии, по окончании которой с января 1788 г. по январь 1791 г. преподавал в народном училище в г. Балахне. С марта по ноябрь 1792 г. он учился в Московском университете (сначала был слушателем, а затем студентом). С марта 1792 г. по январь 1793 г. служил помощником надзирателя в воспитательном доме в Петербурге, где он одновременно преподавал арифметику и "правила гражданской жизни, законами отечества управляемой". 30 января 1793 г. его приняли на службу в Коллегию Иностранных дел и в качестве ученика маньчжурского и китайского языков послали с новым составом духовной миссии в Пекин, где он находился с декабря 1794 г. по май 1808 г. После возвращения в Петербург П. И. Каменский служил переводчиком в Коллегии Иностранных дел. За научные труды по восточной филологии его (вместе с его товарищем по духовной миссии в Пекине С. В. Липовцовым) в ноябре 1819 г. избрали член-корреспондентом Российской Академии Наук. В мае 1819 г. его по принятии монашеского пострига нарекли Петром и возвели в сан архимандрита, после чего он во главе нового состава духовной миссии отправился в Пекин, где находился с декабря 1820 г. по июль 1831 г. После возвращения на родину он с 1833 г. по 1845 г. находился в Федоровском монастыре в г. Городце Нижегородской губернии, где и скончался.}, побудили российское правительство 19 ноября 1832 г. издать указ о создании в Кяхте училища китайского языка {ГАЧО. Ф. 68. Оп. 1. Д. 35. Л. 64.}. Для его организации и наблюдения за ходом учебного процесса Азиатский Департамент в 1835 г. вновь направил Н. Я. Бичурина в Кяхту {АВПРИ. Ф. Главный архив 1-1, 1835. Д. 145. Л. 4; Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 20. Л. 45.}. К этому времени он уже приступил к литографированию китайской грамматики, написанной специально для кяхтинского училища
   16 мая в Кяхте состоялось торжественное открытие первого в России учебного заведения, программой которого предусматривалось обучение учащихся живому китайскому языку. Выступив на торжественной церемонии с речью, Н. Я. Бичурин рассказал о порядке учебных занятий, дружески напутствовал молодых людей, изъявивших желание стать китаистами. Библиотеке училища он передал полный комплект своих трудов о Китае и странах Центральной Азии, а также коллекцию книг на китайском, маньчжурском и монгольском языках. Им же была составлена для училища пространная программа четырехлетнего обучения китайскому языку {ГАЧО. Ф. 68. Оп. 1. Д. 35. Л. 109.}.
   Посвящая свое основное внимание педагогической деятельности, российский китаевед по приезде в Кяхту активно занимался и научной работой. Им, в частности, в это время был переведен многотомный свод законов Цинской империи -- "Да Цин хуэй-дянь" ("Свод узаконений великой династии Цин"). Сообщая об отправке своего перевода в Петербург, Бичурин 9 октября 1837 г. писал из Кяхты в Азиатский Департамент: "Честь имею представить на благорассмотрение Азиатского Деп-та три тома новых моих трудов под заглавием: "Изложение китайского законодательства". При сем нужным считаю предварительно сказать, что сие сочинение есть сокращенное извлечение из подобного же сочинения, изданного китайским правительством в 1818 г. Я удержал расположение подлинника, потому что оно с полным понятием о гражданском и религиозном состоянии Китая купно представляет самый остов законодательства. Впоследствии прибавлены будут к сему сочинению: 1. Полная географическая карта китайской империи на четырех больших листах; 2. Карта одного Китая в военном и религиозном отношениях; 3. Около 40 разных чертежей, которые уже работают [готовят] в Пекине по заказу; 4. Указания на статьи, объясняющие один и тот же предмет, но в разных отношениях. Все сии прибавления предполагаю сделать по возвращении моем в Петербург. Окончательный труд будет состоять в исправлении самого сочинения, которое, как предполагать должно, потребует многих изменений, сокращений и пояснений" (здесь и далее курсив наш. -- А. X.) {АВПРИ. Ф. Главный архив II-11, 1832--34. Д. 76. Л. 126.}.
   Оригиналом для перевода Н. Я. Бичурина послужил китайский вариант цинского свода, составленного в 1818 г. и изданного в 1821 г. в 80 главах, или цзюанях {"Да Цин Сюань-цзун Чэн-хуанди ши-лу" ("Правдивые записи о правлении императора Сюань-цзуна великой династии Цин"). Токио, 1937, цз. 10, л. 10б.}. В 1826 г. казенное издание этого свода было приобретено Пекинской духовной миссией частным путем (через преподавателя китайского языка в миссии китайца Туна) {АВПРИ. Ф. Главный архив I-5, 1823. Д. 1. П. 128. Л. 1.}. Принимая во внимание исключительно ценный характер данного издания, содержавшего подробнейшие сведения об экономике Цинской империи, ее правительственных учреждениях и армии, Совет миссии, возглавляемый архимандритом Петром (П. И. Каменским) {Павел Иванович Каменский (в монашестве Петр) (1765--1845) -- известный китаевед. См. также: П. Е. Скачков. Очерки истории русского китаеведения. М., 1977, с. 123--130. Подробнее см. сноску 3 на с. 9.}, постановил переплести китайские тетради в тома и передать это издание на хранение в библиотеку миссии, "всегда отдаляя от глаз кому видеть ее... не нужно, а иметь за род секретной книги" {АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1817--1840. Д. 1. П. 2. Л. 269; Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 15. Л. 8.}. В июле 1832 г. этот экземпляр был доставлен в Петербург членами духовной миссии, возвратившимися из Китая на родину. Сообщая об его отправке в Азиатский Департамент, архимандрит Петр в письме от 9 июля 1832 г. особо подчеркивал, что "Да Цин хуэй-дянь" -- "пространнейшая книга всех государственных постановлений" Цинской империи {АВ. Ф. 24. Оп. 1. Д. 12. Д. 13. Л. 193; АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 16. Л. 2.}.
   Еще до того как одно из казенных изданий цинского свода законов попало в Петербург, с его материалами познакомились русские китаеведы в Пекине. Так, в мае 1831 г. Н. И. Вознесенский {Николай Иванович Вознесенский (1801--?) -- китаевед, в 1815 г. поступил в Петропавловское уездное училище в Петербурге, по окончании которого его зачислили в сентябре 1819 г. в состав духовной миссии, отправлявшейся в Пекин. После пребывания в китайской столице в 1820--1831 гг. он служил в таможенном управлении в г. Троицкосавске (близ Кяхты). См.: АВПРИ. Ф. Главный архив I-5, 1817--40. А. 1. П. 2. Л. 401.} по просьбе М. В. Ладыженского {Подробнее о Михаиле Васильевиче Ладыженском (1803--1875), сопровождавшем в качестве пристава, назначенного Азиатским Департаментом МИД, новый состав членов Пекинской духовной миссии в китайскую столицу и старый -- на родину в 1830--1831 гг., см.: Хохлов А. Пекинский дневник Семена Черепанова. -- "Восточная коллекция". 2001, No 2 (5), с. 103.}, приехавшего в китайскую столицу с новыми членами духовной миссии, составил записку "Краткая хозяйственная характеристика китайского государства". В ней, в частности, сообщались некоторые сведения о землях, принадлежавших маньчжурам и китайцам, а также о количестве зерна и серебра, ежегодно собираемого с этих земель казной. Основным источником для своего труда Вознесенский избрал цинский свод, составленный в 1818 г. Об этом свидетельствуют и пометы З. Ф. Леонтьевского {Захар Федорович Леонтьевский (1799--1824) -- видный китаевед, в 1819 г. окончил физико-математическое отделение С.-Петербургского Университета; с 1820 по 1831 г. находился в Пекине в качестве светского члена при Российской духовной миссии. После возвращения в Петербург он служил переводчиком китайского и маньчжурского языков в Азиатском Департаменте. В 1850 г. за перевод на китайский язык "Истории Государства российского" Карамзина его наградили бриллиантовым перстнем. В феврале 1866 г. вышел в отставку с правом ношения мундира МИЛ См; АВПРИ.Ф. Главный архив IV-1,1836--66. Д 6. Ч. 1. Л. 7, 8, 11.}, переписавшего набело работу своего коллеги. Так, против данных о количестве земель, принадлежавших китайцам и маньчжурам, он слева написал: "число десятин выписано из книги "Дай цин хой дянь", отпечатанной при ныне царствующем в Китае императоре Дао-гуане" {РНБ, Отдел рукописей. Ф. 1000 (единичные поступления). 1950.14.11. Л. 2, 3.}.
   Согласно архивным данным, переводом "Да Цин хуэй-дянь" одновременно с Н. Я. Бичуриным занимался Е. И. Сычевский {Епифан Иванович Сычевский -- китаевед и маньчжуровед, по материнской линии бурят, в 1825--1827 гг. служил в пограничном управлении в Троицко-савске, а с 1827 г. -- в Общем Губернском Управлении в Иркутске. См: АВПРИ. Ф. ДЛС и ХД, формулярные списки. Оп. 464/3, 1829. Д. 1631. Л. 1--5. Ко времени зачисления в ноябре 1829 г. в состав духовной миссии, отправляемой в Пекин, ему было, согласно формулярному списку, 23 года. См.: АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 2. Л. 88--89, 152.}, находившийся при Пекинской духовной миссии с 1830 по 1841 г. Как видно из его отчета, представленного в Совет миссии в марте 1836 г., он в 1834--1835 гг. частично перевел с маньчжурского на русский язык цинский свод, составленный в 1765 г. Параллельно с этим Сычевский занимался переводом цинского свода, составленного в 1818 г. на китайском языке. В течение 1834--1835 гг. им были проработаны "с учинением надлежащих записок и замечаний" материалы, касающиеся деятельности таких учреждений и ведомств, как Княжеское правление (Цзунжэньфу), Императорская канцелярия (Нэйгэ), Ведомство чинов (Либу) и Ведомство финансов (Хубу). Кроме того, он проштудировал большую часть материалов, включенных в раздел "Ведомство обрядов" (Либу) {АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 9. Ч. П. Л. 411--412.}.
   О существовании рукописного перевода Е. И. Сычевского, работавшего над китайским вариантом цинского свода, изданным в 1821 г., судя по архивным данным, в разное время писали чиновник Азиатского Департамента Н. И.Любимов, находившийся в Пекине в 1840--1841 гг. по делам духовной миссии (РГИА. ф. 796. Оп. 448. Д. 79. Л. 85), и известный русский китаевед П. И. Кафаров (в монашестве Палладий). См.: АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 123. Л. 72. См. также: А. Н. Хохлов. "Да Цин хуй дянь" как источник по аграрной истории Китая (сер. XVII -- начало XIX в.). -- "Страны Дальнего Востока. История и экономика". М., 1970, с. 170.
   О переводе Н. Я. Бичурина в разное время писали А. Е. Любимов и А. А. Петров, имевшие возможность познакомиться с рукописью данного труда в Казани. Однако ни один из указанных авторов не задавался вопросом, как и в какой мере русский китаевед использовал перевод пинского свода в своих работах.
   А. Е. Любимов при ознакомлении летом 1907 г. с переводом Н. Я. Бичурина первым из отечественных исследователей дал точное (по иероглифам) китайское название оригинала, с которого был выполнен перевод. Однако в оценке самого перевода он допустил ряд неточностей, полагая, например, что Бичуриным был сделан буквальный перевод цинского свода {А. Любимов. О неизданных трудах о. Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящихся в библиотеке Казанской духовной Академии. -- "Записки восточного отделения имп. Русского археологического общества", 1907, т. XVIII, вып. 1, с. 064--064.}.
   Более полную информацию о переводе Н. Я. Бичурина сообщил китаевед А. А. Петров, который привел оглавление всех трех томов и указал на издание Бичуриным двух фрагментов из своего перевода. Наряду с интересными предположениями в статье Петрова имеются и неточности. Так, в отличие от А. Е. Любимова, назвавшего "Да Цин хуэй-дянь" уложением, А. А. Петров считал этот источник цинским кодексом, каковым следует считать "Да Цин люй-ли". Отметив, что рукопись Бичурина является черновым экземпляром перевода "Да Цин хуэй-дянь", исследователь, однако, не указал, что она представляет писарский список с кяхтинского автографа. Ничего не сообщил он и о беловике с переработанного Бичуриным кяхтинского перевода, находящемся в С.-Петербурге {А. А. Петров. Рукописи по китаеведению и монголоведению, хранящиеся в Центральном архиве Тат. АССР и библиотеке Казанского университета. -- "Библиография Востока", вып. 10(1936), М.--Л., 1937,с. 139--155.}.
   Рукопись перевода Н. Я. Бичурина, находящаяся в Казани {См.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838--840.}, представляет собой писарский список, сделанный с автографа ненайденного черновика {Бумага рукописи датирована 1835 годом. См.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 214--216,230--233 и др.}. Она состоит из трех больших томов, в которых насчитывается 1134 листа (или 2268 страниц) {В первом томе насчитывается 435 листов, во втором -- 356 и в третьем, включая мелкие листки, вклеенные Иакинфом, -- 343. А. А. Петров, основываясь на цифре, указанной на последнем листе первого тома, полагал, что в нем 446 листов. Между тем нами проверкой установлено, что в пагинации допущена ошибка: после листа 329 сразу идет 340, хотя пропуска в тексте фактически нет. Эта описка не была, однако, замечена и сотрудниками архива при четырех последних проверках в 1932--1963 гг.}. Принадлежность рукописи Н. Я. Бичурину подтверждается его многочисленными вставками в текст слов, пропущенных переписчиком. Так, на листе 225 второго тома в предложении: "Маловажные вины, заслуживающие наказания планкою", -- последнее слово "планкою", пропущенное переписчиком, вставлено Иакинфом {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838.}. На листе 239 того же тома его рукою чернилами (или тушью) вписано два слова: "корень женьшень", -- которые были опущены переписчиком {Там же.}.
   Авторство Н. Я. Бичурина подтверждается и некоторыми архивными данными. Как видно из его письма от 13 февраля 1839 г. в Министерство народного просвещения, русский ученый перед отъездом из Петербурга в Кяхту в 1835 г. оставил у П. Л. Шиллинга несколько своих рукописей и книг, в том числе несколько томов "Да Цин хуэй-дянь ту" (иллюстрированное приложение к цинскому своду "Да Цин хуэй-дянь") {СПб. филиал ДРАН. Ф. 2. Оп. 1, 1837. Д. 3. Л. 34, 53; АВПРИ. Ф. Главный архив IV-1, 1817--1838. Д. 3. Л. 71.}. Это обстоятельство позволяет предполагать, что Бичурин начал работать с материалами цинского свода еще до своей второй поездки в Кяхту в 1835 г.
   Многочисленные стилистические исправления, сокращения текста и дополнения, сделанные рукой Бичурина, свидетельствуют о том, что первоначальный вариант перевода подвергся серьезной переработке. Вместо 1920 параграфов, на которые переводчик вначале разделил материал цинского свода, в новом варианте представлено 1941 {Кроме деления на параграфы весь перевод цинского свода разделен на 37 глав, каждая из которых в соответствии с оригиналом носит название определенного ведомства.}. Исключив из первоначального варианта материалы, содержащие полезную информацию по целому ряду сравнительно частных проблем, исследователь для полноты обзора государственных учреждений Цинской империи дополнил его некоторыми новыми данными, взятыми из того же источника. Чтобы переводом цинского свода мог пользоваться широкий круг читателей, он значительно увеличил число сносок, примечаний и собственных комментариев. После того как эта работа была завершена, Бичурин отдал рукопись переписчику, который изготовил беловик для отсылки в Азиатский Департамент. Из сравнения казанской рукописи с ее беловиком, находящимся в С.-Петербурге {См.: РНБ. Ф. Библиотека Александро-Невской лавры, А-27-2. На титульном листе рукой переписчика написано: "Изложение китайского законодательства. Составленное монахом Иакинфом Бичуриным. Том 1, 1837". В данной рукописи сначала помещено оглавление первого тома (Л. 2--1), затем оглавление третьего тома (Л. 13--33), а далее текст перевода с ї 1 до ї 448. Последняя страница обрывается на фразе: "...и на монетных (дворах. -- А. Х.)". Иначе говоря, этот том содержит материалы первых семи глав перевода Иакинфа, причем изложение материалов седьмой главы ("Палата финансов") обрывается на ї 448 (что соответствует цзюаню 17 китайского оригинала). Оглавление второго тома (ї 646--1134) находится в другой рукописи. См.: РНБ. Ф. Библиотека Александро-Невской лавры, А-27-3.}, можно заключить, что Н. Я. Бичурин собирался опубликовать свой перевод под названием "Изложение китайского законодательства" {Очевидно, на этом основании П. Е. Скачков, ознакомившись с рукописью перевода Бичурина в Казани, дал ей следующее название (написав его чернилами на титульном листе первого тома): "Изложение китайского законодательства". Перевод с китайского Н. Бичурина" См.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 1.}, но по неизвестной причине (возможно, из-за отсутствия денежных средств) был вынужден отказаться от своего намерения. Как видно из карандашных исправлений, внесенных им в писарский беловик, русский ученый хотел издать свой труд с иероглифическим указателем. Так, приведя данные цинского свода о разделении гражданских чиновников на 18 классов и перечислив наименования, или титулы, присваиваемые чиновникам разных классов, он сделал в виде сноски следующее примечание: "Русский перевод титулов находится в приложении с кит[айскими] буквами" {РНБ. Ф. Библиотека Александро-Невской лавры, А 27-2. Л. 98.}.
   Хотя при работе над оригиналом переводчик опустил материалы, касающиеся деятельности ряда второстепенных ведомств, в частности тех, которые находились в Мукдене, его перевод, судя по сохранившимся спискам, представляется довольно полным, поскольку в нем представлены важнейшие законодательные акты, определяющие характер и структуру ведущих правительственных учреждений и ведомств Цинской империи. Вместе с тем следует подчеркнуть, что перевод Бичурина является сокращенным. Это видно из самих комментариев и примечаний, сделанных им к переводу. Так, в казанской рукописи, в главе "Астрономический институт" (Циньтяньцзянь) имеется следующее примечание: "В подлиннике ниже сего изложена вся астрономия" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 198.}. В другом примечании, в главе "Военная палата" (Бинбу), где рассматривается система военного образования, прямо указывается: "В подлиннике показано, сколько принимается студентов в каждом областном, окружном и уездном городе" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 109.}. Аналогичные указания на пропуски китайского текста можно найти и в других разделах. Следует подчеркнуть, что для перевода Иакинфа довольно характерны значительные пропуски и сокращения китайского оригинала, при этом в ряде случаев он располагал материал в иной последовательности, чем того требовал оригинал. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить перевод главы "Княжеское правление" с соответствующим разделом цинского свода ("Цзунжэньфу") {Ср.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 1--27; "Цинь-дин Да Цин хуэй-дянь" ("Высочайше утвержденный свод узаконений великой династии Цин") (Сост. в 1818 г.), б. м., 6. г., цз. 1.}.
   Перевод Н. Я. Бичурина снабжен краткими комментариями, раскрывающими значение отдельных китайских терминов и понятий. Многие из них написаны на основе личных наблюдений, сделанных переводчиком в период пребывания в Пекине. Так, говоря о положении служилого сословия -- знаменных (цижэнь), Бичурин в примечании к главе "Восемь знамен" (Ба-ци ду-тун) отмечал: "Образованнейшие из военного состояния по большей части поступают в гражданскую службу, которая считается выше военной" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 219.}.
   Иногда комментарии к переводу содержат критические замечания в адрес западноевропейских синологов. Так, касаясь постановления 1712 г., согласно которому размер подушной подачи указом богдохана "навечно" ограничивался числом тяглецов, зарегистрированных в 1711 г., а именно 24 621 324 душами, Бичурин справедливо отмечал: "В Европе многие принимали число податных душ 1711 года за нынешнее народонаселение китайского государства" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 115.}. Комментируя статью цинского свода о замене чиновникам телесного наказания и различных мерах административного воздействия на них в случае нарушения законов русский китаевед в главе "Палата чинов" (Либу) констатировал следующее: "Сия статья ясно обнаруживает неосновательность ученых европейцев, утверждавших, что в Китае чиновники подлежат телесному наказанию наравне с разночинцами" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 90.}. В комментарии к главе "Уголовная палата" (Синбу) Бичурин особо указывал: "В то время как в Европе вообще думают, что в Китае законы дозволяют убивать детей, там детоубийство поставлено в число государственных преступлений" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 134.}.
   Следует, однако, заметить, что некоторые комментарии страдали известным субъективизмом, в результате чего искажалась подлинная картина китайской действительности. Так, в примечании к главе "Военная палата" (Бинбу) Бичурин утверждал: "В Китае жалованье офицерам и солдатам выдается с чрезвычайной точностью" {НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 90.}. Как показывают китайские источники, такое утверждение представляется неверным как для столицы, в которой жил русский востоковед, так и для периферии тогдашнего Китая.
   Завершив перевод цинского свода и желая узнать, как будет воспринят этот труд в научных кругах, Н. Я. Бичурин в августе 1837 г. направил в Российскую Академию Наук статью, в которой изложил важнейшие статистические сведения о Китае, взятые им из свода. Ознакомившись с ее содержанием, общее собрание Академии Наук в октябре 1837 г. постановило опубликовать эту работу в газетах и одновременно поручило перевести ее на французский язык для издания в своем бюллетене {СПб. филиал АРАН. Ф. 1. Оп. 1а. Д. 56 ("Протоколы общего собрания" 133, 1837, 6 октября, ї 535).}. Пока статью, полученную из Кяхты, готовили к публикации в академическом издании {См.: "Renseignements statistiques sur la Chine" -- "Bulletin scientifique publiИ par l'AcadИmie des sciences de St. PИtersbourg". T. III, 1839, No 19, p. 288--302.}, "Журнал Министерства Народного Просвещения" издал ее в своей октябрьской книжке. Статья была помещена под рубрикой "Разные известия" и называлась: "Статистические сведения о Китае, сообщенные имп. Академии наук членом-корреспондентом ее монахом Иакинфом" {При подготовке этой статьи Н. Я. Бичурин широко пользовался переработанным вариантом своего перевода. Об этом свидетельствуют карандашные исправления и пометы, сделанные им для выделения тех материалов, которые должны были войти в статью. Так, на листе 117 первого тома имеется карандаш-I i:w помета: "начать", а на листе 121 того же тома -- помета "конец", указывающие на то, что из данного места рукописи следовало сделать выписку. На листе 109 к монгольскому названию города Калган добавлен его китайский эквивалент -- Чжанцзякоу и т. д. Ср.: "Журнал Министерства народного просвещения", 1837, ч. XVI, No 10, с. 235, 238, 293--241, 245. НАРТ. Ф. 10. Он. 5. Ед. хр. 839. Л. 117, 121, 109; Там же. Ед. хр. 840. Л. 14--16; Там же. Ед. хр. 838. Л. 86--89.}.
   Новая работа Н. Я. Бичурина сразу привлекла внимание русской прессы. Уже в декабре 1837 г. "Северная пчела" поместила ее краткое изложение со ссылкой на первую публикацию в "Журнале Министерства Народного просвещения" {"Северная пчела", 1837, No 294 (28 декабря).}. Удачный дебют побудил русского китаеведа, вернувшегося в январе 1838 г. в Петербург {АВПРИ. Ф. Главный архив IV-1, 1817--1838. Д. 3. Л. 32.}, к изданию новых извлечений из своего перевода. Уже в апрельской книжке "Сына отечества" была напечатана его новая большая работа под названием "Отрывки из энциклопедического описания Китая, составленного Иакинфом". В отличие от первой обзорной статьи новая публикация материалов из цинского свода носила более специальный характер и состояла из пространных извлечений, сделанных из таких глав перевода, как "Приказ ученых" (Ханьлиньюань), "Пекинское областное правление" (Шуньтяньфу), "Астрономический Институт" и "Врачебный приказ" (Тайцюань) {Ср.: "Сын отечества", 1838, т. II (апрель), отд. III, с. 97--137; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 114--134,163--173, 173--177, 194--203, 203--205.}.
   Вслед за этой публикацией появилась новая большая статья "Взгляд на просвещение в Китае", в основу которой легли сведения цинского свода об экзаменационной системе, взятые из раздела "Ведомство обрядов" (Либу), а также "Ханьлиньюань", "Гоцзыцзянь" {Ср.: "Журнал Министерства народного просвещения", 1838, ч. XVII, No , (май), с. 368--395; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 322--373, 16--217, 313. Там же. Ед. хр. 840. Л. 115--134 ("Приказ ученых"). Л. 178--193 ("Педагогический Институт").}.
   Новая статья "почтенного хинезиста", как называл Бичурина В. Г. Белинский, вызвала столь широкий интерес, что вскоре была издана отдельной книжкой {"Взгляд на просвещение в Китае". Сочинение о. Иакинфа Бичурина. СПб., в тип. имп. Академии Наук, 1838.}.
   Еще до отъезда из Петербурга в Кяхту в феврале 1830 г. {АВПРИ. Ф. Главный архив IV-6, 1830--36, Д. 1. Л. 5, 7.} российский ученый высказывал мысль о своем намерении написать книгу о современном Китае. Касаясь причин, побуждающих его отправиться в Кяхту в связи с предполагаемой командировкой П. Л. Шиллинга в Восточную Сибирь, Бичурин в записке, поданной руководителю Азиатского Департамента, в частности, указывал, что поездка эта необходима ему для подготовки в будущем "пространного описания китайской империи" и что в Кяхте "нужно получить от китайцев дальнейшие сведения по разным предметам, входящим в состав сего описания" {Там же. Л. 20.}. Впоследствии к идее создания обобщающего труда о современном Китае русский востоковед возвращался неоднократно. Так, в записке, посланной 3 июня 1839 г. на дом редактору "Отечественных записок" А. А. Краевскому, Бичурин сообщал: "В прошлый раз мне нужно было поговорить с Вами о том, какие еще статьи нужны, чтоб из всех статей, напечатанных в журнале, впоследствии составить нечто целое и напечатать особо. Вы, напротив, назначили мне статьи такие, которые в отношении к цели моей хотя и хороши, но недостаточны к составлению особой книги. А без сей цели я скучаю работою, хотя имею большой запас материалов. Через несколько дней зайду к Вам. Сыщите "Описание Чжуньгарии". Мне это нужно для справки" {РГБ. Ф. 391. Ед. хр. 390.}.
   После же появления в "Отечественных записках" трех новых статей, основанных на материалах "Да Цин хуэй-дянь" {Ср.: Иакинф. О шаманстве.-- "Отечественные записки", 1839, VI, No 11, отд. II, с. 73--81; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 288--295; "Меры народного продовольствия в Китае". -- "Отечественные записки", 1839, т. VII. (No 12), отд. II, стр. 47--56; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 134--140; "Общественная и частная жизнь китайцев".-- "Отечественные записки". 1840, т. X, (No 5), отд. II, с. 113--281; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 222--224, 246--252, 253--256, 426--430, 440--446, 199--209, 261--268, 436--444, 286--304.}, русский китаевед непосредственно приступил к осуществлению своего творческого замысла. В мае 1840 г. Бичурин взял из библиотеки Азиатского Департамента свою рукопись "Изложение китайского законодательства" для "приведения сего сочинения в новый порядок" {АВПРИ. Ф. Главный архив П-11, 1832--1834. Д. 6. Л. 127.}. Объединив ранее опубликованные статьи и написав ряд новых разделов, он к концу года подготовил к печати книгу; "Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение". Из новых материалов пинского свода в нее вошли постановления из разделов "Ведомство наказаний" (Синбу) для характеристики уголовного законодательства, а также сведения о Цензорате (Дучаюань), осуществлявшем контроль за деятельностью чиновников {Ср.: "Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение". Сочинение монаха Иакинфа. СПб., 1840, с. 298--314, 394--398; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 127--128,121--122,133--135, 160--161,164--165, 168--183, 184, 220--222, 234--235; Там же. Л. 95--104.}.
   Интересную характеристику этому труду Бичурина дал в свое время К. А. Скачков (1821 --1883) в подготовляемой им статье о русском китаеведении в XIX веке. Касаясь книги "Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение", он писал: "Это единственный труд о. Иакинфа, в котором он за редкими, впрочем, исключениями говорит собственными словами, не придерживаясь буквального текста китайских книг, знакомит читателей с отличительным характером китайского языка и письма, дает краткие статистические сведения о Китае, бросает взгляд на просвещение в Китае, на общественную и частную жизнь китайцев, говорит о мерах народного продовольствия, об уголовном законодательстве, о шаманстве и китайской газете, потом дает пояснения на ответы нашего известного адмирала Крузенштерна, предложенные ему англичанином Вирстом относительно Китая... Наконец, автор продолжает свой труд описанием народного нрава китайцев, краткими изложением китайской системы миробытия и оканчивает его прибавлениями о французском и английском начертаниях китайского выговора. Все содержание книги, каждая ее главка довольно живо рисует портрет ея автора: в ней виден умный, дельный, наблюдательный о. Иакинф, но, однако же, воспользовавшийся более своим китайским, чем русским образованием, изучивший Китай почти как ученый-китаец, но за то преданный столько же. Оттого, говоря о Китае правду, он, однако же, часто останавливается, не досказываясь до той сущей правды, которая бы могла обидеть китайца" {РГБ. Ф. 273, картон 10. Ед. хр. 9.}.
   В августе--сентябре 1841 г. Н. Я. Бичурин закончил работу над новой книгой "Статистическое описание китайской империи". Кроме ранее опубликованных двух статей о вооруженных силах Цинской империи, написанных на материалах цинского свода {См.: Иакинф. Китайские военные силы. -- "Сын отечества", т. 5, 1840, кн. 2, с. 261--294; НАРТ. ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 85--89, 42--49; Там же. Ед. хр. 839. Л. 159--165.}, в нее вошли многие другие материалы из этого источника. Наряду с данными, характеризующими состояние экономики Китая из раздела "Ведомство финансов" (Хубу) {Ср.: Иакинф. Статистическое описание китайской империи. Ч. 2, СПб., 1842, с. 146, 148--151, 152--154; НАРТ. ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. Л. 156--157, 149, 182--184.}, в книге, во второй ее части, были широко представлены сведения о Монголии {Ср.: Иакинф. Статистическое описание Китайской империи. Ч. 2, с. 89, 90, 101--102, 105--106, 234--241, 236--237, 237--238, 238--240; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840, л. 14--15, 15--20--43--44, 30--31, 31, 48, 32, 32--33, 36--38.}, Тибете {Ср.: Иакинф, Статистическое описание китайской империи. Ч. 2, с. 246--247, 247--250 НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 72, 73--75.} и Восточном Туркестане, имеющиеся в разделе "Палата по делам зависимых владений" (Лифаньюань). Материалы "Да Цин хуэй-дянь" нашли отражение и в различных мелких статьях по сравнительно узким темам, объединенных в этой книге общей рубрикой "Прибавления" {Ср.: Иакинф. Статистическое описание китайской империи. Ч. 2, с. 189, 224--225. 226--228; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 322, 308--309, 152-154.}.
   О достаточной полноте и достоверности сведений, включенных в новую книгу Бичурина, можно судить по отзыву К. А. Скачкова. Отмечая, что они заимствованы из "правительственного свода государственных постановлений нынешней династии" "Да Цин хуэй-дянь", русский китаевед называл новую книгу Бичурина одним из лучших его сочинений. "Как но важности предмета, так и по точности и полноте изложения, будучи в безупречном систематическом порядке, эта книга, -- подчеркивал он, -- для изучающих Китай всегда будет служить хорошим руководством, и нет ей ничего подобного на других европейских языках" {РГБ. Ф. 273, картон 10. Ед. хр. 9.}.
   Хотя о предстоящем выходе в свет новой книги Н. Я. Бичурина сообщалось в прессе (в частности, в "Санкт-Петербургских ведомостях"), на нее подписался лишь один человек, служивший чиновником в Варшаве. Неудача с подпиской не обескуражила ученого, и он продолжал интенсивно работать над новыми китайскими сюжетами, широко привлекая материалы цинского свода.
   Еще в 1841 г. Иакинф опубликовал пространную статью "Пекинское дворцовое правление". Основу ее составили данные цинского свода, содержащиеся в разделе "Дворцовое управление" (Нэйуфу) {"Русская беседа. Собрание сочинений русских писателей, издаваемое в пользу А. Ф. Смирдина". Т. 2. СПб., 1841, с. 1--48; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 273--343. А. А. Петров, называя эту статью Иакинфа в качестве опубликованного фрагмента из перевода "Да Цин хуэй-дянь", не уточняет, однако, издания, в котором эта статья была напечатана. Статья "Пекинское дворцовое правление" не указана и в обоих изданиях "Библиографии Китая" П. Е. Скачкова (1932 и 1960 гг.).}. Наряду с подробнейшими сведениями о структуре, штатах и функциях чиновничьего аппарата дворцового ведомства статья содержала краткие данные об императорских поместьях и прикрепленных крестьянах {Согласно подсчетам Н. Я. Бичурина, в цинском Китае начала XIX в., насчитывалось 918 поместий, находившихся в ведении Дворцового управления (Нэйуфу). Ср.: "Русская беседа", т. 2, с. 19; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840. Л. 313. По материалам же цинского свода таких поместий в 1812 г. было 1078. Расхождение в цифровых данных объясняется тем, что Иакинф для района Жэхэ указал 34 поместья (вместо 134 -- по "Да Цин хуэй-дянь") и, кроме того, ошибся в подсчете поместий в других районах. См.: "Цинь-дин Да Цин хуэй-дянь" ("Высочайше утвержденный свод узаконений великой династии Цин") (сост. в 1818 г.), б. м., 6. г., цзюань 76, л. 1а--2а.}, а также о дворцовых мастерских и ремесленниках, занимавшихся выделкой тканей и всевозможных изделий для нужд императорского дома. Основанная на огромном статистическом материале, новая работа Бичурина вызвала живой отклик в литературных кругах. Внимательно следивший за публикациями известного китаеведа, В. Г. Белинский относил эту работу к самым интереснейшим статьям отца Иакинфа о Китае {В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений. Т. 5. М., 1954, с. 592.}.
   В 1843 г. на основе данных "Да Цин хуэй-дянь" была опубликована новая работа Бичурина "Княжеское правление в Китае". В ней детально рассматривалась деятельность "Княжеского правления" (Цзунжэньфу), специального органа в Цинской империи, занимавшегося делами маньчжурских князей {Ср.: "Сын отечества", 1843, кн. 3, март, отд. V, с. 1 -- 1 3; РНБ. Ф. Библиотека Александро-Невской лавры, А-27-2. Л. 33 и далее. Беловик этой статьи с карандашными пометами Бичурина см.: АВПРИ. Ф. Главный архив П-11, 1832--34. Д. б. Л. 155--170.}.
   Продолжая публиковать пространные выдержки из своего перевода по отдельным вопросам, Бичурин вскоре подошел к мысли о необходимости нового обобщающегося труда о современном Китае с учетом пожеланий рецензентов. В письме к М. П. Погодину от 25 декабря 1843 г. он сообщал: "С сегодняшнего дня предпринимаю положить начало второму изданию "Китая". Этот труд потребует около года времени потому, что те же материалы размещены будут в новом и притом систематическом порядке, а это потребует значительных прибавок, которые будут состоять не в распространении пустых выражений, а в помещении где нужно дополнительных сведений по разным предметам. Я предваряю Вас об этом с намерением получить от Вас замечания, в каких местах и чего недостает в моем прежнем "Китае"". Я воспользуюсь ими с большой благодарностью" {"Письма Н. Я. Бичурина к М. П. Погодину" (публ. вступ. статья и прим. П. Е. Скачкова). -- "Советское китаеведение". 1958, е. 147--148. -- Цитируемое выше письмо, на котором указан лишь месяц и день, датировано П. Е. Скачковым 1844 годом, причем автор публикации обосновывает это тем, что в письме говорится об отправлении Бичуриным М. П. Погодину 60 экземпляров книги "Земледелие в Китае", вышедшей в 1844 г. Между тем даже простое сопоставление письма от 17 ноября 1844 г. (No 5) с цитируемым письмом от 25 декабря 1844 г. (No 6) убеждает в том, что 1844 год вызывает серьезные возражения, так как в первом письме (No 5) сообщается о завершении работы Бичурина над книгой "Китай в гражданском и нравственном состоянии", а во втором (No6) -- о начале этой работы. См.: РГБ. Ф. 231, разряд 11, картон 1 3. Ед. хр. 43, письмо No 11. С другой стороны, ознакомление с рукописью этой книги, находящейся в С.-Петербурге, дает основание утверждать, что работа русского ученого над новым обобщающим трудом о цинском Китае началась в конце 1843 г. Об этом свидетельствует начальная дата, указанная автором на одной из первых страниц рукописи, а именно 28 декабря 1843 г. См.: РНБ. Ф. Библиотека Александро-Невской лавры. А-27-4. Л. 1--63. Что же касается отправки в Москву 60 экземпляров книги "Земледелие в Китае", то можно предположить, что ее первая партия была отпечатана в конце 1843 г., а остальной тираж -- в 1844 г. Этот год и был указан владельцем типографии Эдуардом Працем, у которого печатал Бичурин свою книгу.}.
   Работая над созданием нового труда о современном Китае и делая для него выборки материалов из своего перевода, Бичурин одновременно готовил книгу, посвященную конфуцианству. Как и в первом случае, основным источником для русского ученого по данной тематике слркил "Да Цин хуэй-дянь" и особенно его иллюстрированное приложение "Да Цин хуэй-дянь ту" {Ср.: "Описание религии ученых. С приложением чертежей: жертвенного одеяния, утвари, жертвенников, храмов и расположения в них лиц, столов и жертвенных вещей во время жертвоприношения. Сост. трудами монаха Иакинфа. Пекин, тип. Успенского монастыря при Русской духовной миссии. 1906, с. 9--11, 11 -- 14, 72, 73--75, 75--76; с. 18--21, с. 15, 64; НАРТ. Ф. 10. Он. 5. Ед. хр. 839. Л. 268--274, 274--282, 380--392, 399, 401--405, 406--408. Там же. Ед. хр. 838. Л. 281--289. Там же. Ед. хр. 840. Л. 153.}. Сообщая в Москву М. П. Погодину о завершении новых двух работ, Бичурин в письме от 1 7 ноября 1844 г. высказывал опасения относительно выхода их в свет в связи с недостатком собственных средств и отсутствием спроса на подобные издания на книжном рынке. "На сих днях, -- сообщал он, -- я привел к концу два новых сочинения: "Китай в гражданском и нравственном состоянии" и "Религия ученых" с 26-ю чертежами. Только не знаю, что с ними делать. Горе от ума: наша первостатейная ученость требует одних сказок китайских, чтоб после карт с приятностью заснуть" {Цит. по: "Советское китаеведение". 1958, No 3, с. 146--147.}. В другом письме, от 27 ноября 1844 г. русский китаевед сообщал Погодину, что его книга о конфуцианстве не может быть напечатана, так как для ее издания в 200 экземпляров требуется 6 тыс. руб. сер. Что же касается второй книги, то на ее печатание Бичурин собирался просить денег у казны {Там же, с 147.}. Пока изыскивались средства, в 1845 г. в "Земледельческой газете" появились пространные выдержки из цинского свода об организации, хранении и выдаче зерна в казенных, частных и общественных зернохранилищах {Иакинф. Хлебные магазины в Китае. -- "Земледельческая газета". 1845, No 74, с. 585--590, No 75, с. 593--598, No 76, с. 601--608, No 77, с. 609--713; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 839. По мнению П. Е. Скачкова, эта статья была сначала опубликована в сокращенном виде. При этом он ссылается на ее публикацию в 1836 г. (См.: Хлебные магазины в Китае. -- "Журнал Министерства Внутренних дел". 1836, г. XXII, No 10--12, с. 56). Между тем сравнение материалов, опубликованных в обеих статьях, дает основание сомневаться в правильности подобного утверждения. Об этом говорит как характер приводимых в обеих статьях данных (разная классификация зернохранилищ -- у автора статьи 1836 г. три вида, у Иакинфа -- четыре, у первого автора -- 19 провинций в Китае, у Иакинфа -- 18 и та.), так и транскрипция китайских слов (дзин у автора первой статьи и гин -- у Иакинфа). См.: П. Е. Скачков. Библиография Китая. М., 1960, с. 399 (No 1244) и с. 78 (No 1721).}.
   Лишь в 1848 г. русскому ученому удалось издать "Китай в гражданском и нравственном состоянии". Материалы цинского свода, впервые введенные Иакинфом в научный оборот, нашли отражение преимущественно во второй и четвертой частях книги. Во второй части, посвященной рассмотрению уголовного законодательства, были использованы новые данные из раздела "Ведомство наказаний" (Синбу) о хищениях казенных средств, взятках, побегах знаменных (цижэнь) -- солдат и т. д. {"Китай в гражданском и нравственном состоянии". Сочинение монаха Иакинфа в четырех частях. Спб., 1848, ч. II, с. 124--128 и др.; НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 838. Л. 250--255 и др.}. В четвертую часть, озаглавленную "Общественная и частная жизнь китайцев", вошли сведения из раздела "Ведомство обрядов" о приеме иностранных послов при дворе богдохана, выдаче дочерей императора замуж и т. д.
   Как и первая обобщающая работа о Китае, новая книга Н. Я. Бичурина была встречена в читательских и литературных кругах с большим интересом. Об этом свидетельствовал тот факт, что на нее появилось шесть рецензий. Среди рецензентов был и В. Г. Белинский, поместивший в "Современнике" небольшую статью, специально посвященную разбору нового сочинения известного ученого-китаеведа {"Современник", 1848, т. 78, No 1, отд. III, с. 44--49.}. Хотя в рецензии В. Г. Белинского отмечались и некоторые достоинства книги Бичурина, общий тон его выступления был довольно резким. Особенно суровой критике подверглись те разделы книги, которые касались законодательства. Поскольку законодательные акты, представленные в книге, не были снабжены комментариями, раскрывающими их действительное значение в условиях цинского Китая, изложение вопросов законодательства и судопроизводства оказалось односторонним. Поэтому с первого взгляда, по замечанию В. Г. Белинского, могло показаться, что цинские законы "нередко отзываются человеколюбием и, по-видимому, представляют верные гарантии жизни, чести и благосостояния частных людей всех званий, от высших до низших" {"Современник", 1848, т. 78, No1, отд. III, с. 45.}. Между тем в условиях прогрессирующего разложения феодально-бюрократического аппарата Цинской империи, ставшей к этому времени объектом колониальной экспансии западных держав, положение было иным. Опираясь на сведения лиц, бывавших в Китае после Бичурина, русский критик писал: "Все эти законы и гарантии хороши только на бумаге, а на деле служат только к обогащению берущих взятки и утеснению дающих взятки" {Там же, с. 47.}. Неоднократно подчеркивая мысль о том, что основой судопроизводства в соседнем Китае является взяточничество, В. Г. Белинский особо отмечал жестокий характер цинского законодательства, предусматривавшего самые изощренные меры наказания преступников. "Исчисление родов китайских преступлений даже у почтенного Иакинфа, -- писал он, -- хоть кого приведет в ужас, о бесчеловечии казней нечего и говорить" {Там же, с. 48.}.
   Как известно, В. Г. Белинский активно выступал за отмену телесных наказаний в России, решительно требовал соблюдения элементарной законности. Поэтому далеко не случайно он включил в свой обзор русской литературы за 1847 г. книгу Бичурина, вышедшую в 1848 г. Лаже перейдя в своем обзоре к рассмотрению книги Н. Греча "Парижские письма с заметками о Дании, Германии, Голландии и Бельгии", русский публицист вновь возвращается к китайской теме, используя ее для критики идеологов консервативной части русского дворянства. Рецензия на книгу Н. Греча была помещена вслед за статей о труде Иакинфа и начиналась следующими словами: "Вот мы, кажется, и выбрались из Китая, и нам все кажется, что мы еще в Китае... и неудивительно: начитавшись о бамбуковых планках, и больших, и малых, о стискивании у мужчин ножных лодыжек, а у женщин -- четырех пальцев на руке, о разрывании тела живого человека железными щипцами, -- мы долго не могли выбросить из головы этих предметов, столько же унизительных для человеческого достоинства, сколько и страшных. Мы думали о том, как мало жестокие казни достигают своей цели -- удерживать людей от преступлений. Они только ожесточают их... Исполненные таких филантропических гуманных мыслей, мы развернули книгу г. Греча и случайно напали сразу на место, где он так искренно грустит о том, что во Франции не секут взрослых людей розгами" {"Современник". 1848, т. 7, No 1, отд. III. с. 49--50.}.
   Сравнивая книгу Н. Я. Бичурина со статьями другого русского китаеведа -- А. И. Кованько, опубликованными в "Отечественных записках" под псевдонимом "Дэ-мин" {Дэ-мин. Поездка в Китай. -- "Отечественные записки". 1841, т. XVIII, XIX; 1842, т. XX, XXI, XXIV; 1843, т. XXVI, XXVII. Приступая к публикации воспоминаний о Китае одного русского ученого, сумевшего "обозреть Срединное царство взором умного и просвещенного наблюдателя", редакция "Отечественных записок" в примечании к первой его статье особо отмечала, что автор в течение шести лет состоял при Пекинской духовной миссии в цинской столице, откуда вернулся на родину четыре года назад. На основе этих сведений, а также архивных данных можно заключить, что автором десяти статей о Китае, опубликованных под псевдонимом Дэ-мин, был А. И. Кованько -- один из светских членов Пекинской духовной миссии, находившийся в китайской столице с 1830 по 1836 г. См.: АВПРИ. Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 2. Л. 36; Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 8. Л. 25; Ф. Главный архив 1-5, 1823. Д. 1. П. 9, ч. II. Л. 342--343. Архимандрит Даниил (в миру Д. П. Сивиллов), живший в Пекине в 1820--1831 гг. и преподававший китайский язык в Казанском университете в 1837--1844 гг. характеризовал А. И. Кованько как человека с "довольно хорошими знаниями в китайской литературе". См.: НАРТ. Ф. 92. Оп. 1, Д. 4599. Л. 8.}, В. Г. Белинский отмечал: "Почтенный отец Иакинф показывает нам более Китай официальный, в мундире и с церемониями; Дэ-мин показывает более Китай в его частной жизни, Китай у себя дома в халате нараспашку" {"Современник". 1848, т. 7, No 1, отд. III. с. 48.}.
   Подвергнув суровой критике Бичурина за идеализацию политической системы цинского Китая, В. Г. Белинский вместе с тем указал на богатство фактических сведений, представленных в его книге. "Книга почтенного отца Иакинфа, -- писал он, -- истинное сокровище для ученых по богатству важных фактов. Она может до известной степени годиться и для публики, несмотря на ее слог и изложение, несмотря на то, что первая часть, в память пресловутого на Руси мужа Михаилы Меморского, написана в форме вопросов и ответов" {Там же, с. 49.}.
   Богатый фактический материал в новой книге Бичурина высоко оценивался и учеными-востоковедами. Известный русский монголовед О. М. Ковалевский в своем отзыве, присланном в Академию Наук в марте 1848 г. из Казани, писал следующее: "Излишним считаю указывать здесь на сведения, которыми о. Иакинф исправил и пополнил чужие и наши понятия о Китае. Богатством содержания покрываются мелочные недосмотры автора, которые привязчивый критик мог бы подметить". "Государственное устройство, -- отмечал далее рецензент, -- автором для большей ясности представлено в вопросах и ответах, знакомит читателей с предметом, о котором, особенно у нас, часто повторяются самые ложные толки... Вообще эта часть сочинения получила весьма значительные приращения в сравнении с тем, что до сего времени было писано об административной машине в Китае..." {СПб. филиал АРАН. Ф. 2, 1847. Ед. хр. 1. Л. 215, 216.}.
   Широко привлекая данные "Да Цин хуэй-дянь" для характеристики социальных и политических институтов современного Китая, Н. Я. Бичурин в течение 1838--1848 гг. опубликовал десять больших статей и три книги. Благодаря этим публикациям большая часть материалов цинского свода, нашедших отражение в переводе русского востоковеда, стала доступной широкому читателю. Максимально использовав сведения этого ценного источника, Бичурин как бывший семинарист и впоследствии преподаватель в Духовной Академии в Казани, в 1849 г. подарил черновой экземпляр своего феноменального перевода библиотеке Казанской Духовной Академии. Вместе с черновым переводом в Казань из Петербурга им было отправлено 167 книг, карт и рукописей самого различного содержания {См.: П. Е. Скачков. Иакинф Бичурин (1777--1853). Архивные материалы к биографии (к 80-летию со дня смерти -- 11 мая 1853 г.). -- "Библиография Востока". Вып. 2--4 (1933). М.--Л. 1934, с. 88.}. Более 10 лет перевод цинского свода служил русскому востоковеду своеобразной энциклопедией по проблемам современного Китая, поэтому при отправке чернового экземпляра в Казань он оставил у себя беловик в надежде, что последний может еще пригодиться для справок или новых статей {В третьем томе рукописного перевода "Да Цин хуэй-дянь", находящегося в Казани, между листами 265 и 266 вложен небольшой лист со следующей припиской переводчика: "Недостает первых двух тетрадей. Впрочем, беловой подлинник у меня. Он служит источником всего, кроме истории, и потому до времени оставляю у себя" (см.: НАРТ. Ф. 10. Оп. 5. Ед. хр. 840). На этом основании А. А. Петров делал предположение, что данная приписка была сделана Н. Я. Бичуриным в 1849 г. при отправке своих рукописей в Казань.}.
   Перевод Н. Я. Бичурина при всей своей неполноте и отдельных неточностях -- свидетельство невероятного трудолюбия российского ученого. Благодаря этому переводу ему удалось довольно детально обрисовать многие стороны общественного и государственного строя Цинской империи первых десятилетий XIX в., раскрыть его внутренний механизм. Хотя при издании статей и книг о цинском Китае русский ученый, как правило, не ссылался на использованные им материалы и вопрос об источниковой базе этих работ в течение многих лет оставался открытым, сравнение перевода Н. Я. Бичурина с его книгами, статьями и рецензиями о современном Китае убеждает в том, что главным, если не единственным документальным источником для русского ученого являлся "Да Цин хуэй-дянь" {}. Поскольку эти книги и статьи чаще всего создавались путем выборки и компиляции материалов из соответствующих глав перевода, причем в ряде случаев почти без изменения текста, они могут служить важным подспорьем для исследователей при работе над исключительно сложным текстом китайского оригинала. Столь же важную помощь могут принести исследователям и неопубликованные материалы свода, в том числе те, которые были исключены переводчиком из первоначального варианта при подготовке своего труда к печати. На основе же детально представленного нами анализа можно судить, насколько капитальны были труды Н. Я. Бичурина о современном ему Китае, сохраняющие до сего времени свою огромную научную и познавательную ценность, как для опытных исследователей, так и для молодых, вступающих на стезю научного поиска {Подробные сведения о китайских источниках по законодательству династии Цин ( 1644--1912) и их использовании в отечественной литературе при рассмотрении проблем социально-экономической истории Китая в период маньчжурского владычества можно найти в наших публикациях: Несколько замечаний о переводах кодекса династии Цин -- "Да Цин люй ли". -- "Доклады, представленные на XX Международный конгресс в Праге". М, 1968. С. 106--116; "Да Цин хуйдянь шили" как источник по истории аграрных отношений Китая (середина XVII -- начало XIX в.). -- "Страны Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии" (Проблемы истории и экономики). М, 1969. С. 102--114; "Да Цин хуйдянь" как источник по аграрной истории Китая (Вопросы истории и экономики). М., 1970. С. 163--180; Своды законов маньчжурской династии Цин (1644--1912) -- важнейшие источники по истории Китая в новое время". -- "Синологическая библиотека -- источниковедческая база советского китаеведения (к 25-летию создания). Сб. обзоров и материалов. M, 1983.C. 85--125; "Аграрные отношения в Китае во второй половине XVIII -- начале XIX в." -- "Краткие сообщения Института Народов Азии". 1962, No 53. С. 95--115; Характер земледельческого найма в Китае в конце XVIII -- первой половине XIX в. -- "Народы Азии и Африки". 1968, No 3. С. 68--77; О характере арендных отношений в Китае в конце XVIII -- первой половине XIX в. -- "Вопросы истории и историографии Китая". М., 1968. С. 138--165; О генезисе капитализма в промышленности Китая в конце XVIII -- первой половине XIX в. -- "Проблемы генезиса капитализма". К Международному конгрессу экономической истории в Ленинграде в 1970 г. Сб. статей. М, 1970. С. 436--483; Внешняя торговля Китая с 90-х годов XVI11 в. до 40-х годов XIX в. -- "Государство и общество в Китае". М, 1978. С. 86--120; Социально-экономическое развитие Китая с середины XVII до середины XIX в. -- "Социально-экономические и политические проблемы Китая в новое и новейшее время". Сб. статей. М., 1991. С. 9--57. Данный перечень публикаций отнюдь не исчерпывает всей проблематики трудов Н. Я. Бичурина о цинском Китае.}.

А. Н. Хохлов

  

Принятые сокращения названий архивов, музеев и библиотек

  
   АВ -- Архив востоковедов С.-Петербургского филиала Института востоковедения
   Российской академии наук АВПРИ -- Архив внешней политики Российской империи ГАЧО -- Государственный архив Читинской области
   ГИАЛО -- Государственный исторический архив Ленинградской области НАРТ -- Национальный архив Республики Татарстан (г. Казань) РГБ -- Российская государственная библиотека. Отдел рукописей (г. Москва) РГИА -- Российский государственный исторический архив (г. С.-Петербург) РНБ -- Российская национальная библиотека. Отдел рукописей (г. С.-Петербург) СПб. филиал АРАН -- С.-Петербургский филиал Архива Российской академии наук
  

Предисловие к первому изданию

  
   В наше время -- беспрерывных нововведений в жизни народов как в Европе, так и на западе Азии, -- на востоке Азии существует государство, которое, по своей противоположности во всем с прочими государствами, составляет редкое, загадочное явление в политическом мире. Это -- Китай, в котором видим все то же, что есть у нас, и в то же время видим, что все это не так, как у нас. Там люди так же говорят, но только не словами, а звуками, которые сами по себе, порознь взятые, не имеют определенного внутреннего смысла. Там имеют и письмо, но пишут не буквами слагаемыми, а условными знаками, из которых каждый представляет в себе не выговор слова, а понятие о вещи; в письме порядок строк ведут от правой руки к левой, но пишут не поперек, а сверху вниз, и книгу начинают на той странице, на которой у нас оканчивают ее. Одним словом, там много находится вещей, которые и мы имеем, но там все в другом виде.
   Китай еще непонятнее для нас в других противоположностях. Коснемся ли его просвещения -- китайцы имеют свою словесность и науки и думают, что они просвещеннее всех народов в свете. В некоторых случаях можно было бы согласиться с ними, потому что в Китае каждый ученый, сверх основательности в суждении о вещах, основательно знает все, что ему нужно на поприще государственной службы. Но, с другой стороны, китаец, по странному народному самолюбию, ничего не хочет знать, да и не знает ничего, что находится и что происходит за пределами его отечества. Видя на канифасе {Канифасы идут из России в Китай через Кяхту.} ярославский герб с медведем, стоящим на задних лапах с алебардою на плече, он от всего сердца верит {Между учеными изредка встречается исключение.}, что эта ткань выходит из государства, жители коего имеют собачьи головы. Обратим ли внимание на законы Китая -- они сорок веков проходили сквозь горнило опытов и вылились столь близки к истинным началам народоправления, что даже образованнейшие государства могли бы кое-что заимствовать из них. Со всем тем некоторые злоупотребления столь сильно укоренились, что правительство вместо истребления оных только старается разными мерами облегчить зло -- неотвратимое последствие тех злоупотреблений.
   При столь странной смеси просвещения с равнодушием к нему, при совершенстве законодательства и слабости законов в некоторых случаях Китай, к удивлению европейских политиков, существует более 4000 лет в качестве империи, и между тем как самые памятники существования многих сильных в древности царств давно изгладились с лица земли, сие государство с незапамятных времен доныне постоянно удерживает первоначальный свой язык и письмена, древнюю религию и обычаи, свои уложения, изменяемые по времени в маловажном, но неизменные в основании. В таком государстве, без сомнения, есть много хорошего, но еще малоизвестного нам; есть что-то достойное замечания, но ускользающее от внимания и догадки просвещенной Европы. Некоторые путешественники, а более католические веропроповедники, в продолжение последних двух столетий обозревали и описывали Китай с разных точек; но сообщенные ими сведения иногда односторонни, местами неполны; а это вводило ученых Западной Европы в заблуждение касательно самых занимательных вещей. Описание Китайской империи, составленное аббатом Гросье, и другое, [составленное] Девисом, как по совокупности предметов, так и по верности взгляда на них, довольно удовлетворительны; но в их описаниях недостает полного обзора некоторых нужных предметов, и именно тех, которые составляют содержание предлагаемой мною книги и без которых трудно судить о связях внутреннего устройства в столь древней и вместе с тем столь прочной политической машине, каковою Китай представляется в наше время. Но возвратимся к настоящему своему предмету.
   Выше уже было сказано, что в Китае все то же, что есть у нас, и все не так, как у нас. Сообщают ли что-нибудь любопытное о сем государстве? Мы читаем и часто не так понимаем, а когда начнем судить по-своему, то на втором, а много на третьем шагу вступаем в какой-то хаос, в котором видим одну несообразность и странную противоположность понятий с предметами. Отчего же это -- спросите вы. Оттого что мы судим о тамошних вещах по нашим понятиям о своих подобных же, тогда как в Китае в отношении к ним -- и все то же и все не то же.
   Китай, по своему законодательству, составляет такое целое, в котором все части более или менее связаны между собою взаимными отношениями; и чтобы получить полное и ясное понятие об одном чем-либо, надобно иметь полное же и ясное понятие и о других предметах, прикосновенных к тому по каким-либо отношениям. Без этого трудно приметить тайную связь между причинами и их последствиями; например, известно, что китайцы находятся почти на всех островах Южного океана, по всему морскому берегу от Гуан-чжеу-фу на западе до английских владений в Индии. Они занимаются всякою промышленностью и, разбогатевши или склоняясь к старости, обыкновенно возвращаются в отечество на свою родину. Сии временные выходцы не берут жен с собою и на чужой стороне не женятся, а имеют наложниц из туземок и прижитых с ними детей никогда не берут с собою при возвращении на родину. Если смерть застигнет кого на чужой стороне, то родственники или товарищи, возвращают прах его в отечество для погребения на родовом кладбище. Какая же причина так привязывает китайца к родине? Никакой другой, кроме религии. После такого ответа нужно получить точное понятие и о религии; в противном случае мы не будем здесь понимать связи между причиною и ее последствием. Вот почему по издании Статистического описания Китайской империи, напечатанного в 1842 году, нужным считаю пространнее описать Китай в гражданском и нравственном его состоянии и таким образом расширить и круг существенных сведений о внутреннем состоянии сего государства. Цель сочинения указана; взглянем на его расположение.
   В 1840 году было издано мною сочинение под заглавием: Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. Статьи, помещенные в том сочинении, не имели большой связи между собою и потому не могли пояснять друг друга. Цель их была -- простое обозрение Китая в некоторых частях. Другому порядку я следовал при описании предметов в предлагаемом сочинении. В нем первая часть содержит в себе государственное управление, о котором и прежде несколько раз писано было, но в сокращенном виде; а здесь оно представлено в трех видах, притом через вопросы в современных европейских понятиях о сем любопытном предмете. Вторую часть занимает уголовное право -- предмет совершенно новый для русских правоведов. Оно представлено здесь в том самом виде, в каком ныне существует в Китае, без толкований и пояснений произвольных, которыми легко можно потемнить или даже изменить смысл китайского подлинника. Третья часть представляет такие предметы, которые обличают в Китае государство образованное и благоустроенное не по азиатским, а по европейским понятиям. Одно оглавление предметов, содержащихся в сей части, достаточно убедит в справедливости такого мнения. Четвертая часть изображает общественную и частную жизнь китайцев. Сия часть заключает в себе главные придворные церемониалы и общие народные обычаи, исключая обрядов религиозных, которые, по внутренней своей важности, достойны занять особливое место. В последних двух частях многое заимствовано из других сочинений, давно уже изданных мною в свет; но повторение и пополнение некоторых предметов необходимы были для того, чтобы представить те же вещи, но в виде более ясном. Соображение предметов между собою, или, яснее сказать, слежение связей между причинами и их последствиями, предоставляется читателям.

о. Иакинф

  

Часть I

ОСНОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИ

Введение

  
   Сочинение Китай в гражданском и нравственном состоянии в четырех разнородных своих частях заключает некоторые предметы, которые хотя не принадлежат к существенному содержанию сочинения, но со всем тем часто и необходимо встречаются в нем; например, в статьях, изложенных повествовательно, нередко указывается на время события сообразно порядку, принятому в Китае; следовательно, надобно предварительно иметь понятие о китайском летосчислении и времяисчислении. Желая при чтении избавить читателей от примечаний и пояснений, прерывающих внимание, за лучшее нахожу изъяснение таких вещей предварительно изложить в Введении. Таковы вещи суть: летосчисление, времяисчисление, меры, весы и монета, пекинский дворец и дань с поздравительной речью государю в торжественные дни.
  
   1. ЛЕТОСЧИСЛЕНИЕ
   Китайское летосчисление, касательно его источника, по преданиям уходит в глубокую древность, и чем выше к началу, тем источник самих преданий становится мутнее. Китай имел древнюю историю своего существования, которая, при всей краткости тогдашнего слова, содержала в себе очень много любопытного и до ее сокращения, сделанного славным мыслителем Кхун-цзы {Иначе Кхун-фу-цзы. Европейцы последнее слово превратили в Конфуциус, а русские -- в Конфуций.}, начиналась гораздо древнее, ибо она летосчислительно приближалась к тем первобытным временам, когда обитатели нынешнего Китая только что начали выходить из дикого состояния, то есть начали строить шалаши на деревьях, прикрываться древесною корою, добывать огонь посредством трения дерева об дерево. Но сии времена восточного мира в Азии, сколь ни кажутся отдаленными, по преданиям не восходят далее 3000 лет до Р. X.
   По баснословным преданиям, собранным неизвестными писателями, от начала мира до того года, когда явился цилинь {Название баснословного зверя.}, то есть до 480 года до Р. X., прошло 2 267 000 лет. Столь длинный период до времен государя Янь-ди Шень-нун-ши заключает в себе царствование трех хуан и десяти других колен. Но сии предания составлены из повествований невероятных, например, дом небесного хуан заключал в себе 13 братьев, из коих каждый жил 18 000 лет, почему учеными новейших времен совершенно отвергнуты; а между тем, быв переданы в Европу без объяснения, бросили тень сомнения и на истинное историческое летосчисление китайцев {Сведения о истинном китайском летосчислении уже более десяти раз напечатаны были на русском языке, со всем тем учащие разных именований, то есть титулов, и по сие время в училищах твердят: летосчисление у китайцев есть сущий вздор; потому-то они полагают начало своему государству за несколько тысяч лет до сотворения мира.}.
   В XII веке славный астроном Шао-цзы составил систему миро-бытия, в которой ввел новое летосчисление, хотя столь же невероятное, [но] по крайней мере основанное на предположениях, по-видимому правдоподобных. По сей системе существование мира разделено на периоды, из коих каждый заключает в себе продолжение 126 000 лет. Период мира разделяется на 12 кругов, подобно как год разделяется на 12 месяцев. Круг содержит в себе 30 оборотов, а оборот содержит в себе 12 тридцатилетних веков, подобно как месяц содержит в себе 30 дней, а сутки -- 12 часов. Сим образом каждый круг заключает в себе продолжение 10 800 лет. Круги называются именами 12 земных ветвей. См. ниже статью Времяисчисление. В первом и втором кругу образовалась земля; уже в третьем кругу возникли одушевленные существа и явился человек. Ныне, со времени государя Яо, то есть с 2357 года до Р. X., продолжается шестой круг. В одиннадцатом кругу исчезнет все одушевленное, а в двенадцатом последует совершенное разрушение мира и превращение его в хаос. По окончании сих перемен, в период под названием цзы начнется новое образование мира по прежним естественным законам. Но сия система миробытия, как предположение, основанное на одном арифметическом вычислении, а с нею и новое летосчисление китайскими учеными не приняты.
   Древняя история Китая содержала в себе разные заблуждения и суеверия, которым и правительство того времени следовало, и со всем тем считалась классическою книгою: почему Кхун-цзы, желая поставить ее основанием государственного управления и нравственности в народе, исключил все несообразное с здравым разумом и летосчисление в истории начал с государя Яо, а в Книге перемен поставил Фу-си-ши, Шень-нун-ши и Хуан-ди первыми государями в Китае. Во время книгосожжения, произведенного в 214 году до Р. X., рукописи сей истории совершенно истреблены; а хотя вскоре после сего происшествия открыли один экземпляр в стене ветхого дома, но до половины сгнивший. Почему Сыма-цянь, живший во втором веке перед Р. X., написал новую полную историю Китая, доведенную от древних времен до 140 года до Р. X. Сей историк говорит, что в его время старики, жившие в стране нынешних губерний Сань-си и Шань-си, много помнили разных преданий о древних событиях и рассказывали слогом очень давним; почему он на основании сих преданий начал свою историю с 61-го года царствования государя Хуан-ди, а по нашему летосчислению -- с 2637 года до Р. X. Но как сей глава историков не показал источников, из которых почерпал сведения для летосчисления, то Чжу-си, историк XII века, в своей летописи Китая под названием Тан~му, основываясь на Древней истории, сокращенной мыслителем Кхун-пзы, начал летосчисление с царствования государя Яо, то есть с 2357 года, отнюдь не опровергая существования государей, бывших до Яо, и его мнение всеми учеными признано основательным.
   Итак, по летосчислению, ныне вообще принятому в Китае:
   Яо царствовал от 2357 до 2255 до Р. X., всего -- 102 года
   Шунь царствовал от 2255 до 2205, всего -- 50 лет
   I. Династия Ся царствовала от 2205 до 1766, всего -- 439 лет
   II. Династия Шин -- от 1766 до 1122, всего -- 644 года
   Династия Шан с 1401 года приняла название Инь.
   III. Династия Чжеу царствовала от 1122 до 255, всего -- 867 лет
   В продолжение династии Чжеу находятся два частные периода:
   а) Чунь-цю, что значит весна и осень. Собственно, Весна и осень есть название летописи удельного княжества Лу, сочиненной мудрецом Кхун-цзы. Сей период составляет цепь фамильных споров между удельными князьями и удельных князей с своими вельможами. Он продолжается с 722 до 480, всего 242 года; б) Чжань-го, что значит война царств: ибо в сей период семь сильных царств, на которые Китай разделился, вели между собой упорную войну, защищая престол империи, существований в одном мнении их. Сей период продолжался от 480 до 223, всего 257 лет.
   IV. Династия Цинь
   царствовала от 255 до 206, всего -- 49 лет
   V. Старшая династия Хань
   царствовала с 206 года до Р. X. до 23 по Р. X. -- 228 лет
   Последние четырнадцать лет сей династии составляют царствование престолохищника Ван-ман. Он же Синь-ман.
   VI. Младшая династия Хань, одного дома с старшею,
   царствовала с 23 до 226, всего -- 198 лет
   VII. Династия Вэй
   царствовала от 221 до 265, всего -- 44 года
   Сей же самый период составляет и Троецарствие по-китайски: Сань-го, ибо в царствование династии Вэй Китай разделялся на три царства или дома: а) вышеупомянутый дом Вэй, царствовавший в северной половине Китая; б) дом Хань, отрасль младшей династии Хань, царствовавший на юго-западе от 221 до 264, всего 43 года; дом Ву, царствовавший на юго-востоке от 222 до 280, всего 58 лет.
   VIII. Династия Цзинь
   царствовала от 265 до 420, всего -- 155 лет
   IX. Династия Сун
   царствовала от 420 до 479, всего -- 59 лет
   Сия династия, в отличие от последующей, большой династии Сун, нередко называется Лю-сун, от основателя своего Лю-юй.
   X. Династия Ци
   царствовала от 479 до 502, всего -- 23 года
   Сия династия называется Южною -- Нань Ци, в отличие от Северной династии Ци.
   XI. Династия Аян
   царствовала от 502 до 557, всего -- 55 лет
   XII. Династия Чень
   царствовала от 557 до 581, всего -- 24 года
   Собственно, сия династия пресеклась в 589 году, но 9 лет причислены к династии Суй. Последние четыре династии: Сун, Ци, Лян и Чень -- в истории названы южными дворами -- Нань-чао, потому что они царствовали в южной половине Китая. В северной половине восстали разные дома из монголов и тангутов, из коих должайший был Монгольский дом Тоба, царствовавший под названием младшей династии Вэй и Юань-вэй от 386 до 558, всего 172 года. Дом сей перед своим падением разделился на два: а) на востоке -- Северный Ци, царствовавший от 550 до 578, всего 28 лет; б) на западе -- Чжеу, царствовавший от 557 до 682, всего 25 лет.
   XIII. Династия Суй
   царствовала от 582 до 618, всего -- 37 лет
   XIV. Династия Тхан
   царствовала от 618 до 907, всего -- 289 лет
   XV. Пять династий, по-китайски Ву-дай,
   царствовали от 907 до 960, всего -- 52 года
   Из сих пяти династий дом Лян царствовал 16 лет, младший дом Тхань -- 13, младший дом Цзинь -- 11, младший дом Хань -- 4, младший дом Чжеу -- 9 лет. Царствование младшего дома Хань еще продолжалось под названием Северного дома Хань до 920 года.
   XVI. Династия Сун
   царствовала от 970 до 1280, всего -- 320 лет
   В продолжение сей династии в северной половине Китая царствовали еще три дома: а) Ляо, происшедший от племени киданьских (в нынешнем Баринь) монголов; царствовал от 916 до 1115, всего 199 лет; б) Гинь, происшедший от тунгусских князей, царствовал от 1115 до 1234, всего 121 год; в) Ся, происшедший от тангутских князей, царствовал от 1034 до 1227, всего 194 года, а со включением первых двух его королей -- 242 года.
   XVII. Династия Юань
   царствовала от 1280 до 1368, всего -- 88 лет
   Сей дом, считая с Чингис-ханова объявления себя ханом, царствовал 160 [лет], с восшествия Хубилаева на престол китайский -- 104 [года], от покорения под свою власть всего Китая -- 88 лет.
   XVIII. Династия Мин
   царствовала от 1368 до 1644, всего -- 276 лет
   XIX. Династия Цин
   царствует от 1644 до настоящего года -- 202 года
   Что касается до самого образа летосчисления, китайцы употребляют эпохи, периоды и отделения особенного рода. Вступление династии на престол составляет эпоху, а продолжение ее царствования до следующей династии -- период. Вступление каждого государя на престол составляет отделение, от которого летосчисление продолжается до конца его царствования.
   С того времени, как китайская история начинает летосчисление, то есть с 2357 до 140 года до Р. X., китайцы считали годы от восшествия государей на престол; а с 140 года государь Ву-ди первый ввел положение давать наименование царствованию или правлению каждого государя; и как сей государь приписывал сим наименованиям влияние на счастливые происшествия, то и переменял оные каждый раз, когда встречались ему трудные обстоятельства в правлении. Такой предрассудок продолжался до 1368 года по Р. X., а с сего года основатель династии Мин и преемники его имели одно наименование правления во все свое царствование, что и настоящая династия Цин продолжает.
   Сим образом слова: Шунь-чжи, Кхан-си, Юн-чжен, Цянь-лун, Цзя-цинь, Дао-гуан, -- под которыми у нас разумеют государей настоящей династии Цин, не суть имена сих государей, но наименования их правлений. В Китае великою неучтивостью считается назвать человека по имени; относительно же имени царствующего государя, при самом его вступлении на престол, правительство предписывает не употреблять на письме самой буквы, изображающей оное; имеющие же эту букву в именах личных должны заменить ее другою. В бумагах и в разговорах называют государя император, государь; покойных государей называют тем качественным именем, которое по смерти дается каждому соответственно образу его правления, или коленным проименованием, данным ему в храме предков. Когда же в разговорах нужно указать на время, то употребляют наименование правления, например: Кхан-си-ши-хэу, что значит: во время правления Кхан-си; Дао-гуан-ши-ба-нянь, что значит: в 18-е лето правления Дао-гуан; а для означения самих государей прибавляют к наименованию правления слова ди или е, например: Кхан-си-ди, что значит: император правления Кхан-си; Цянь-лун-е, что значит: государь правления Цянь-лун
   Сии наименования правлений первоприбывшие в Китай европейцы по незнанию приняли за собственные имена государей. Не упражнявшись еще в китайской словесности, они не могли предвидеть той запутанности, какую впоследствии встретили при переводе сих имен; ибо многие государи имели от двух до пяти и более наименований своему правлению. Ныне, при умножении сочинений о Китае и переводов с китайского языка, необходимость заставляет исправить сию погрешность и, сообразуясь с правилом, принятым в Китае, называть государей теми именами, под которыми они известны в истории, а наименованиями правлений означать только порядок времени, присовокупляя для ясности к их летосчислению и годы христианской эры. Вот качественные имена покойных государей нынешней династии в Китае и наименования их правлений.
  
   Государи -- Их правления
   Гао-ди -- Тьхянь-мин
   Вынь-ди -- Тьхянь-цунь
   (оба в Маньчжурии)
   Чжан-ди -- Шунь-чжи
   Жень-ди -- Кхан-си
   Сянь-ди -- Юн-чжен
   Шунь-ди -- Цянь-лун
   Жуй-ди -- Дао-гуан
   (все в Китае)
  
   2. ВРЕМЯИСЧИСЛЕНИЕ
   Начало времяисчисления в Китае также теряется в глубокой древности. Государь Яо в 2356 году до Р. X. указал астрономам Си и Хо считать в году 366 дней, а для уравнения скорости в солнечном и медленности в лунном бегу установить високосный месяц. Из этого открывается, что в то время первые и самые нужные астрономические наблюдения над взаимным соотношением трех планет уже были приведены в ясность. С того времени доныне в Китае содержат лунный год; почему в продолжение 19 лет бывает 12 годов, содержащих 12, и семь, содержащих 13 месяцев. Тринадцатый месяц называется високосным, но годы, состоящие из 13 месяцев, не называются високосными. Каждый месяц начинается с точки нарождения луны, а год -- с нарождением февральской луны. Первый месяц года называется чжен-юе, а последний -- ла-юе; прочие месяцы не имеют собственных названий, а считаются порядочными числами, например: вторая луна или месяц, третья луна и так далее.
   Сутки делятся на 12 часов, час -- на две половины, первую и вторую; половина часа имеет четыре четверти, а четверть -- пятнадцать минут. Часы не считаются порядочными числами, как это делают в Европе, а называются собственными именами, заимствованными от названий 12 земных ветвей, соответствующих 12 животным. К названию первой половины часа прибавляют звук чу, что значит начало; к названию второй половины -- звук чжен, что значит ровно; а счет самих часов начинают с 11-го часа пополудни. Таким образом, китаец говорит:
   Цзы-чу
   11 часов пополудни
   мышь
   Цзы-чжен
   12 часов пополудни
  
   Чеу-чу
   час пополуночи
   вол
   Чеу-чжен
   2 часа пополуночи
  
   Инь-чу
   3 часа пополуночи
   тигр
   Инь-чжен
   4 часа пополуночи
  
   Мао-чу
   5 часов пополуночи
   заяц
   Мао-чжен
   6 часов пополуночи
  
   Чень-чу
   7 часов пополуночи
   дракон
   Чень-чжен
   8 часов пополуночи
  
   Сы-чу
   9 часов пополуночи
   змея
   Сы-чжен
   10 часов пополуночи
  
   Ву-чу
   11 часов пополуночи
   конь
   Ву-чжен
   12 часов пополуночи
  
   Вэй-чу
   час пополудни
   овен
   Вэй-чжен
   2 часа пополудни
  
   Шень-чу
   3 часа пополудни
   обезьяна
   Шень-чжен
   4 часа пополудни
  
   Ю-чу
   5 часов пополудни
   петух
   Ю-чжен
   6 часов пополудни
  
   Сюй-чу
   7 часов пополудни
   пес
   Сюй-чжен
   8 часов пополудни
  
   Хай-чу
   9 часов пополудни
   свинья
   Хай-чжен
   10 часов пополудни
  
   Время по часам считается включительно, например, вместо в половине третьего -- китаец говорит: два часа и две четверти.
   Китайцы разделяют год на 24 части, называемые переменами атмосферы, которые происходят от годового обращения солнца по эклиптике. Сии перемены суть:
   1. Начало весны, Ли-чунь. Начало весны полагается за полтора лунных месяца до весеннего равноденствия, то есть оно составляет точку, разделяющую время между зимним поворотом и весенним равноденствием на две равные половины.
   2. Дождевые воды, Юй-шуй. Через 15 дней от начали весны следует перемена, называемая дождевыми водами. В сие время раскрывается царство растений и обыкновенно ожидают дождя для содействия произращению. Во все четыре времени года бывают дожди {Говорится о южных странах Китая, где в январе вместо снега идут дожди.}; только дожди, падающие после начала весны, в сравнении с летними и осенними особенно полезны, отчего и время это названо переменою дождевых вод.
   3. Сотрясение, то есть пробуждение куколок, Цзин-чже. Куколка есть насекомое, образовавшееся, но еще не превратившееся. Под сотрясением разумеется время, когда куколка, равным образом животные и гады, в продолжение зимы находящиеся в мертвом оцепенении, пробуждаются от своего бесчувствия и жизнь начинает развиваться в них. Коль скоро после начала весны случится гром, то насекомые, находящиеся в земле, начинают после сотрясения превращаться; посему и время это наименовано переменою сотрясения, иначе -- пробуждение куколок.
   4. Весеннее равноденствие, Чунь-фынь. В день весеннего равноденствия день и ночь бывают равны. Это черта между зимою и летом.
   5. Ясность, Цин-мин. Ясность есть перемена, при наступлении которой каждое семейство в малом трауре отправляется на кладбище принести жертву покойным родителям и предкам своего рода по мужской линии. Это есть священный и неизменяемый обряд, подобный русским поминкам.
   6. Хлебный дождь, Гу-юй. После ясности следует перемена атмосферы, названная хлебными дождями в знак того, что от дождей зависит произращение хлеба.
   7. Начало лета, Ли-ся. Начало лета составляет точку, разделяющую время между весенним равноденствием и летним поворотом на две равные части. В сие время хвост Северной Медведицы обращен бывает к югу.
   Примечание. Северная Медведица, по китайскому звездословию, содержит в себе семь звезд и называется Еэй-дэу, что значит северная мерка с ручкою, ибо она видом своим изображает меру с ручкою. Хвост Медведицы по вечерам, между 8 и 10 часами обращен бывает весною к востоку, летом -- к югу, осенью -- к западу, зимою -- к северу.
   8. Налив, Сяо-мань. В сие время наливаются хлеба.
   9. Созревание, Ман-чжун. В южных странах Китая созревают хлеба в это время. Под словами ман-чжун еще разумеют пересадку риса, ибо в Южном Китае рис пересаживают и пшеницу жнут почти в одно время.
   10. Летний поворот, Ся-чжы. Летний поворот составляет точку, с которой дни начинают убывать, а ночи -- прибывать. С сего времени водород начинает действовать.
   11. Малые жары, Сяо-шу. За летним поворотом следуют малые жары, то есть с сего времени атмосфера начинает день ото дня разгорячаться, и потому оно названо переменою малых жаров.
   12. Большие жары, Да-шу. За малыми жарами следуют большие жары. Как в сие время атмосфера через меру разгорячается, то, в отличие, оно названо переменою больших жаров.
   13. Начало осени, Ли-цю. Начало осени составляет точку, разделяющую время между летним поворотом и осенним равноденствием на две равные части.
   14. Конец жаров, Чу-шу. За началом осени следует конец жаров. В промежутке лета с осенью теплород начинает ослабевать, а водород -- усиливаться. В конце жаров теплород перестает уже действовать, почему это время названо переменою конца жаров.
   15. Белая роса, Бай-лу. Испарения земли, поднявшиеся вверх, составляют туман; опустившиеся на землю, превращаются в росу. Во все четыре времени года по утрам бывают росы {Говорится о южных странах Китая, где не бывает зимы.}; но только около осеннего равноденствия росы начинают смерзаться и сплошь кажутся белыми, отчего и самое время это названо переменою белых рос.
   16. Осеннее равноденствие, Цю-фынь. Вдень осеннего равноденствия день и ночь бывают равны; это черта между летом и зимою.
   17. Мерзлые росы, Хань-лу. Самое название объясняет значение сей перемены.
   18. Падение инеев, Шуан-цзян. Иней составляется из смерзающейся росы. В сие время атмосфера бывает холодна, и росы, смерзаясь, производят иней, от чего и название перемены взято.
   19. Начало зимы, Ли-дун. Зима есть время, в которое все растущее и живущее скрывается и атмосфера бывает пронзительно холодна.
   20. Малые снега, Сяо-сюе.
   21. Большие снега, Да-сюе. Сии две перемены составляют время, в которое должны идти снега, от чего они и название получили.
   22. Зимний поворот, Дун-чжы. Зимний поворот составляет точку, с которой начинают дни прибывать, а ночи -- убывать. С сей точки теплород начинает иметь силу.
   23. Малые морозы, Сяо-шу.
   24. Большие морозы, Да-шу. Сии две перемены следуют за зимним поворотом. От степени холода заимствовано им название.
   Вышеизложенные 24 перемены следуют одна за другою, считая по эклиптике, ровно через 15R, что составляет около 15 суток промежутка одной перемены от другой. Начало весны и весеннее равноденствие, начало лета и летний поворот, начало осени и осеннее равноденствие, начало зимы и зимний поворот суть главные перемены четырех годовых времен; прочие 16 перемен атмосферы считаются малыми {В статье под заглавием Астрономический Институт изложены самые точки времени, с которого начинается каждая перемена атмосферы -- по пекинскому полуденнику.}.
  
   3. МЕРЫ, ВЕСЫ, МОНЕТА
  
   Казенный фут есть основание всех мер длины. Иначе он называется строительным, то есть рабочим и мануфактурным; = 1 1/24 английского фута, делится на 10 дюймов; дюйм содержит в себе 10 линий. Десять футов составляют китайскую сажень, которая в сем сочинении принята линейною или погонною мерою {Древняя история не сохранила сведений о длине фута, употребляемого при династиях Ся и Шан. Длину фута династии Чжеу впоследствии определили по некоторым древним вещам, в которых мера каждой части была описана. Со времен династии Хань введен был новый фут, почти равный нынешнему. Фут, употребляемый в настоящее время, утвержден правительством в 1656 году.}.
   В географическом измерении земли основанием принят шаг, который содержит в себе пять казенных футов; 360 шагов, или 180 китайских сажень, составляют ли, китайскую меру пути, равняющуюся 267 русским саженям.
   В геометрическом измерении земли основанием принят лук для стреляния, который также содержит в себе пять казенных футов; 240 квадратных луков составляют му, 100 му составляют цин. Это суть две общие в Китае поземельные меры.
   китайская
   квадратная
   сажень 1 = 108 73/144 квадратного английского фута
  
   1 В сем сочинении везде употреблены китайские меры длины, следовательно, ниже в сажени везде надобно разуметь 10 китайских футов.
  
   му =6610 60/144 квадратного английского фута
   = 142 квадратным русским саженям + 42 98/144 фута
   цин = 13 286 квадратной русской сажени + 26 96/144 фута
   = 5 казенным десятинам +1286 саж. + 26 94/144 фута
  
   Меры емкости для сыпучих тел подразделяются на четыре главных вида: ху, дэу, шен -- гарнец, гэ -- пригоршни. Ху содержит в себе 10 дэу, дэу -- 10 шен, шен -- 10 гэ. Жидкие вещества все продаются на вес, а меры для них нет.
   Для взвешивания тяжестей в большом количестве употребляют кантарь; для малых количеств -- кантарик и вески. Кантарь имеет сходство с русским безменом и отличается от последнего тем, что при взвешивании тяжестей гиря передвигается от точки до точки.
   Единицею в весе принят лан; это китайский унц, коих 11 = 96 4/96 золотника, следовательно, один лан = 8 72/96 золотника. Лан делится на 10 чинов, чин -- на 10 фунов; 16 лан составляют гин, или фунт китайский; 160 гинов составляют мерный мешок, коего вес = 5 пудам + 32 8/11 фунта русского веса. Но при денежных сделках употребляется троякий вес: казенный, торговый и малый, или рыночный. Десять лан на казенный вес составляют в торговом весе 10 3/10, а в рыночном -- 10 5/10 лана.
   В Китае в обращении одна медная монета, которая на русском языке с монгольского называется чох. Она не чеканится, а отливается в форме, круглая, с четвероугольным отверстием посредине; в поперечнике содержит 8/10 дюйма. На лицевой стороне надпись китайскими буквами: тхун-бао, что соответствует русским словам: ходячая монета; на задней стороне означено маньчжурскими буквами название монетного двора, в котором отлита. Монета делится на образцовую и указную. Первая отливается для двора из 60/100 меди и 40/100 цинка и свинца.
   Золотой и серебряной монеты нет, а серебро в слитках употребляется вместо монеты и принимается по весу и внутреннему достоинству. При расплате серебром слитки разрезываются на кусочки, а для поверки веса почти каждый покупатель имеет при себе кантарик. Для промена серебра на медную монету находятся по городам и слободам меняльные лавки {Статья о мерах, весах и монетах пространнее изложена в Статистическом описании Китайской империи (см. ч. I, с. 120).}.
  
   4. ПЕКИНСКИЙ ДВОРЕЦ
  
   Пекин, ныне единственный столичный город в Китае, ни с одною из европейских столиц сравнен быть не может.
   В Китае каждый город, по буквальному значению сего слова, должен быть обнесен стеною и служить средоточием управления, промышленности и торговли на известном пространстве. По сему определению каждый город там, в полном европейском смысле, есть гостиный двор, который тем только отличается от гостиных дворов в Европе, что между торговыми лавками в каждой улице найдете и гостиницы, и монастыри, и аптеки, и мануфактуры, и магазины, и разные ремесленные заведения и проч. Самый Пекин, эта пестрая, шумная, многолюднейшая столица на востоке Азии, есть обширнейший в мире гостиный двор, со множеством присутственных мест, княжеских дворцов, храмов и монастырей. Небольшое число обывательских домов разбросано в отдаленных частях города, близ городских стен.
   Разверните план Пекина {План Пекина с описанием сей столицы на русском языке и французском языке издан мною в 1829 году.}. Я покажу вам расположение сего города, а потом от средних южных городских ворот поведу вас по прямой черте на север к тому месту, откуда богдыхан из-за девяти ворот повелевает империею почти с 400 миллионами жителей.
   Пекин разделяется на два города: Внутренний и Внешний. Четвероугольный город к северу, на плане по углам означенный No III, называется Внутренним потому только, что в половине XVI столетия положено было обвести его предместья второю стеною, которой предварительно дано было название Внешнего города. Но по смутным обстоятельствам тогдашним успели обвести стеною только южное предместье, которое ныне составляет Внешний город, означенный по углам No IV. Во Внутреннем городе есть Императорский город, на плане по углам обозначенный No II. В центре сего города лежит кремль, иначе Дворцовый город, означенный на плане No I. Этот же город мы называем и дворцовой крепостью. Кто желает знать китайские названия помянутых мест, пусть потрудится заглянуть в Описание Пекина.
   В 1648 году правительство купило у жителей весь Внутренний город для помещения столичного гарнизона, а Императорский город назначен был для пребывания служащих при дворе; но ныне весь Внутренний город и частью Императорский превращены в гостиный двор. В первом большие улицы содержат по шести верст длины по прямой черте от юга к северу, и это все лавки, магазины, мануфактуры и проч.
   Обратимся к южной стене Внешнего города. Средние в ней ворота (No 175) называются Юн-дин-мынь. Когда пойдете от сих ворот прямо на север, то по правую сторону дороги представится вам обширное пространство, обнесенное стеною (No 67). Это Жертвенник Небу. Государь ежегодно, в день зимнего поворота, совершает здесь великое жертвоприношение Небу.
   Против сего жертвенника, по западную сторону дороги, также есть довольно обширное место, обнесенное высокою стеною (No 109). Это Жертвенник Изобретателю земледелия. Здесь государь ежегодно в третьей весенней луне, в счастливый день под названием хай совершает известный обряд землепашества.
   Далее к северу -- ворота Внутреннего города, называемые Чжен-ян-мынь (No 91), а еще далее -- первые ворота императорского города, называемые Дай-цин-мынь (No 60). За сими воротами лежит обширная площадь, с дворцовыми по бокам зданиями для заседания временных комитетов по разным делам. Далее к северу еще двое ворот императорского города, называемые Тъхянъ-анъ-мынь (No 61) и Дуань-мынь (No 62). По правую сторону сих ворот -- Тхай-миао (No 63), что значит Великий храм. Это храм предкам царствующей династии.
   Насупротив сего храма, по западную сторону дороги, жертвенник Ше-цзи-тхань (No 64), посвященный духам Ше и Цзи, покровителям земледелия. Здесь ежегодно приносят им жертву в средних месяцах, весеннем и осеннем, иначе в марте и сентябре, то есть в начале и по окончании полевых работ, в день под названием сюй.
   Далее к северу -- южные ворота дворцового города, называемые Ву-мынь (No 1). Над сими воротами есть двухэтажная башня в девять звеньев. По бокам сей башни, в открытых галереях, на восточной стороне повешен колокол, на западной -- литавра. При каждом шествии государя в тронную Тхай-хо-дянь бьют в колокол {В Китае бьют в колокол сбоку большим деревянным отрубком.} и литавру; при выезде и въезде через сии ворота бьют в колокол, при жертвоприношении в Великом храме бьют в литавру. За сими же воротами выдают подарки иностранным посланникам и их государям и ежегодно в 1-е число десятой луны раздают месяцесловы на будущий год.
   Остановимся перед воротами Ву-мынь, чтоб сделать общий взгляд на дворец, взятый в европейском значении. Пекинским дворцом европейцы называли кремль, означенный на плане римским числом I, по-китайски он называется Цзы-цзинь-чен, что от слова в слово значит: пурпуровый заповедный город. Кремль в окружности содержит шесть ли, от востока к западу -- 236 2/10, от юга к северу -- 320 9/10 сажени; в вышину и толщину почти одинаков со стеною Внутреннего города; имеет четверо ворот: к югу -- Ву-мынь, к северу -- Шень-ву-мынь, к востоку -- Дун-хуа-мынь, к западу -- Си-хуа-мынь. С наружной стороны весь обведен широким каналом, берега коего отвесно выложены гранитом, а дно покрыто лотосом. Внутренность кремля от юга к северу разрезана на три длинные полосы, из коих на средней, во всю ее длину, расположены разные здания, составляющие императорский дворец, собственно так названный.
   От ворот Ву-мынь, далее к северу ворота Тхай-хо-мынь (No 2), за которыми находятся три тронные, одна за другою в близком расстоянии.
   Первая и главная тронная есть Тхай-хо-дянь (No 3), определенная для больших выходов при дворе. Государь входит в сию тронную для принятия поздравлений в Новый год, в зимний поворот, в день своего рождения и по другим важным каким-либо случаям.
   Сия тронная есть огромное одноэтажное здание. Цоколь ее имеет в вышину 20, а все здание с кровлею -- 110 футов; в фасаде 11, а в поперечнике -- 5 звеньев, с двойным свесом. Крыльцо перед сею тройною называется красным, обведено перилами из белого мрамора, разделено на 5 сходов, каждый с тремя площадками; между площадками по десяти ступеней. Перед крыльцом на помосте, называемом красным же, чиновники при больших выходах совершают коленопреклонения с девятью поклонами в землю {Делают три коленопреклонения и при каждом по три раза бьют челом в землю. Это по-китайски называется сань-гуй-цзю-кхеу.}. Для сего по правую и левую сторону мостовой, ведущей в тронную, поставлены, в виде болванчиков, бронзовые столбики, на которых вырезаны классы чинов от 1-го до 9-го {То есть от 1-го до 18-го, потому что каждый класс подразделяется на два -- старший и младший.}. Для каждого класса сделано по одной линии: на восточной стороне -- для гражданских чиновников, на западной -- для военных.
   От тронной Тхай-хо-дянь на север стоит вторая тронная, называемая Чжун-хо-дянь (No 4). Она содержит и в фасаде и в глубину по три звена, четвероугольная, но с круглою кровлею. Перед тройною два флигеля, оба из тридцати звеньев; служат кладовыми для бронзовых вещей. В сию тронную входит государь предварительно смотреть молитвы, сочиненные для жертвоприношений, хлеб и земледельческие орудия, приготовленные для церемониального землепашества. Здесь же подносят ему родословную царствующего дома, вновь переписываемую по истечении каждых десяти лет.
   От сей тронной далее на север стоит тронная Бао-хо-дянь (No 5), имеющая в фасаде девять звеньев, с двойным свесом и нависшими коньками. В сей тронной государь угощает иностранцев накануне Нового года, еще производит испытание магистров. Здесь же с торжественною церемониею подносят ему жизнеописание покойного его родителя.
   Вышеописанные три тронные назначены единственно для церемониальных выходов при дворе; почему в каждой тронной у северной стены, против самого входа со вне в зале, поставлен престол для государя.
   От тронных далее на север лежат ворота Цянь-цин-мынь (No 19), в пять звеньев с тремя проходами. В сих воротах находится кабинет, в котором государь занимается рассматриванием государственных дел {Каждые главные ворота во дворце составляют огромное жилое здание с проходами внизу. От Юн-дин-мынь до Цянь-цин-мынь считается восемь ворот. Вот почему в китайской литературе введено выражение, что богдыхан обитает за девятью воротами.}.
   За сими воротами к северу возвышается огромное здание, имеющее девять звеньев в фасаде и пять в глубину, то есть дворец Цянь-цин-гун (No 20), в котором государь имеет пребывание, рассуждает с государственными сановниками о делах и принимает чиновников, представляемых к определению и повышению. Здесь он ежегодно в Новый год дает стол для князей своего дома. Здесь же, на обширном помосте между воротами и дворцом, в 1711 и 1785 годах угощали собранных со всего Китая стариков, имевших выше 60 лет от роду.
   От сего дворца далее на север стоит тронная Цзяо-тхай-дянь (No 21), построенная по образцу тронной Чжун-хо-дянь, то есть в три звена со всех сторон, с круглою кровлею. В сей тронной государыня принимает поздравления от разных лиц своего пола и своих сыновей. За тронною Цзяо-тхай-дянь лежит дворец Кхун-нин-гун (No 22), в котором государыня имеет пребывание. Обширностью он равен дворцу Цянь-цин-гун.
   Далее к северу -- ворота Кхун-нин-мынь (No 23), ведущие во дворец государыни с северной стороны. За сими воротами на север прелестный сад с искусственными озерами и горами. Сад к северу оканчивается воротами Юй-юань-мынь, а садом оканчивается дворец богдыхана, взятый в европейском смысле. Царевичи живут по восточную, а четыре классные наложницы государевы -- по западную сторону сего дворца, каждый в особливом дворце. За садом к северу лежат ворота Шень-ву-мынь (No 24), ведущие в дворцовый город с севера. От сих ворот к северу лежит сад с прелестною, о пяти холмах горою, называемою Цзинь-шань (No 73). На этой горе повесился последний государь из дома Мин в тот самый день, в который мятежник Ли-цзы-чен вступил в Пекин. У северной стены в сем саду лежит траурная тронная Шеу-хуан-дянь, в которой гроб с телом покойного государя обыкновенно стоит от его кончины до погребения. По сим двум причинам сад никем из царских лиц не посещается.
  
   5. ДАНЬ И ПОЗДРАВИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ
  
   При сношениях европейских держав с китайским двором, открывшихся за 200 перед сим лет, встретились два обстоятельства, которые до сего времени полагают неотвратимое препятствие к политическому сближению Европы с Китаем. Эти препятствия заключаются не в обширности и безводности бесплодных степей Монголии, не в вечных туманах каменных, непроходимых гор китайского запада, а только в двух словах: дань и поздравительная речь, или адрес.
   В дипломатическом языке китайского двора дань называется гун, поздравительная речь -- било. Чтобы во всей обширности постигнуть важность значения, которое сим словам дают китайцы, надобно войти к началу их происхождения.
   Китай от древних лет до 231 года до Р. X. имел поместное правление и делился на множество княжеств. Удельная система династии Ся в продолжение 2405--1766 годов мало известна. Любопытные хартии союзно-удельной системы династии Шан, 1766--1122, и династии Чжеу, 1122--255 годов до Р. X., сохранены в древней истории Китая. В помянутых хартиях с точностью определены права удельных князей и отношения их к главе империи, который, имея собственный удел, управлял империей как глава большого семейства, не вмешиваясь во внутренние распоряжения уделов.
   Владетели уделов были: 1) однофамильные родственники великого князя {При династиях Шан и Чжеу это был первый титул главы империи (см. в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с, 147 и cл.).}; 2) инофамильные потомки прежних династий или древнейших государей Китая; 3) иноземные владетели, помогавшие царствующей династии к получению престола империи. Все сии удельные владетели имели общую обязанность -- для изъявления своей зависимости от главы империи ежегодно представлять ему известную часть исключительных произведений своей земли для употребления при жертвоприношении предкам царствующего дома. Сии-то местные произведения, представляемые от вассалов своему повелителю, названы словом гун, которое существенно не означало дани с какого-нибудь народа, но личное от. удельных князей приношение главе империи.
   Удельное постановление о дани есть одно из древнейших по времени и важнейших по отношению к религии Китая, которая жертвоприношение родителям по смерти и предкам возлагает на всех как обязанность, священнейшую перед другими обязанностями. Донесение князя Юй об осушении болотистых стран в Китае, оконченное в 1278 году до Р. X., названо Юй-гун, что значит дани князя Юй, потому что сей князь при описании своих работ в том же донесении показал, какие местные произведения, откуда и какою дорогою шли ко двору Великого князя.
   Впоследствии союзно-удельное правление сделалось источником долговременных междоусобий в Китае и в 231 году до Р. X. было уничтожено. Владетели семи царств, на которые разделился Китай, около 250 лет вели между собою кровопролитную войну, защищая престол империи от похитителя, и между тем каждый имел в виду овладеть оным. Победителем остался Цинь-ши-хуан, который, по истреблении побежденных, вместо прежнего правления ввел монархическое. С изменением образа правления он изменил и значение дани. Земли, бывшие до того времени общими, через продажу превратив в личную собственность владетелей, он превратил поземельный оброк в государственную подать, взимаемую с землевладетелей, а прежнюю обязанность удельных владетелей -- предоставлять местные произведения главе империи -- возложил на страноправителей и иноземных владетелей, зависевших от Китая. С сего времени слову гун дано положительное значение, с одной стороны -- теснее, а с другой -- обширнее прежнего. Все местные произведения, покупаемые в губерниях для двора, все редкие произведения искусства, в Новый год подносимые богдыхану от страноначальников, носят общее название гун. Лары, привозимые китайскому двору посланниками иностранных держав, не могут быть приняты иначе, как под названием гун, которое, как выше мы видели, означает личное от подданного или от вассала приношение своему правителю.
   Биао в книжном языке значит наружность вещи; но сие слово, взятое в переносном смысле, означает излияние верноподданнических чувств перед государем по случаю важного какого-либо торжества. Это, собственно, есть поздравительная речь, или адрес, составляющий ныне существенную часть больших выходов при китайском дворе.
   Не могу определить, сколь давно слово биао введено в дипломатический язык китайского двора. Известно только, что в предпоследнем столетии перед Р. X. китайский двор, вступив в сношения с разными владетелями на западе, требовал, чтобы грамоты, посылаемые к нему от независимых иностранных государей, называемы были биао, и сие требование впоследствии превращено в неизменяемый закон. По сей-то причине в настоящее время, при самом вступлении иностранного посольства в пределы Китая, предварительно требуют показать верящую грамоту под предлогом узнать ее содержание; и если сия грамота в переводе имеет другое название, то предлагают заменить оное словом биао; в противном случае решительно отказывают в пропуске посольства.
   Итак, гун и биао в дипломатическом языке китайского двора суть два клейнода мечтательного первенства его перед дворами всех других держав в свете, и сии клейноды некогда были запечатлены кровью многих миллионов людей; ибо Китай, для удержания исключительного первенства при себе, вел в разные времена жестокие и продолжительные войны с соседними народами. Подобная война с Тибетом началась в 718-м, а кончилась в 822 году признанием Тибета равною с Китаем державою. К утешению китайского двора тибетский Кяньбу, император, родился от сестры китайского государя, с которым был заключен мир, и посему в клятвенном договоре назван был племянником, а последний -- дядею, с удержанием родственного старшинства над первым.
   С другой стороны, должно сказать, что сии же два слова суть самые верные посредники к сближению с Китаем, стоит признать себя зависимым от него и положить в договоре постоянно представлять дань в известные годы. Сим средством искони пользуются разные мелкие владетели в Азии, и посланцы их частенько посещают столицу Китая; потому что за доставляемую дань получают равноценную награду и, сверх сего, пользуются безденежным проездом через китайские владения и беспошлинным ввозом своих и вывозом китайских товаров в количестве, ограниченном соответственно достоинству лиц.
  

Отделение I

Государственное устройство

  
   1. Глава Китайской империи есть ли сам собою законодатель и судья; если нет, то чем он ограничен?
   Глава Китайской империи есть государь самодержавный, имеющий власть издавать, изменять и пополнять законы, но по предварительном обсуждении каждого нового закона палатами. Ему же предоставлена власть решать иногда представления высших правительственных мест собственным своим мнением, если оно не противно законам.
   2. Кто, например, имеет право остановить действие существующего уже закона, отменить старый, предложить новый, и чья воля необходима для утверждения подобного предложения? Что нужно, одним словом, чтоб закон потерял или получил силу? Достаточна ли в этом случае одна воля главы империи, или необходимо к тому согласие какого-либо высшего правительственного места?
   Каждая династия, при своем вступлении на престол империи, издает законы по всем главным ветвям государственного управления. Ныне царствующий в Китае дом Цин издал уложения для шести палат, или министерств, как то:
   Уложения для Палаты Чинов;
   Уложения для Палаты Финансов;
   Уложения для Палаты Обрядов;
   Уложения для Палаты Военной;
   Уложения для Палаты Уголовной;
   Уложения для Палаты Строительной.
   Впоследствии к сим уложениям присовокуплены уложение для управления внутренними делами военных сословий и уложение для управления покоренными странами на северо-западе.
   Первоначальные законы, изложенные в уложениях соответственно современным обстоятельствам, со временем становятся недостаточными; почему и пополняются, а иногда и заменяются новыми законами под названием постановлений, которые со времени своего утверждения получают силу закона же.
   Образование постановлений имеет форму, отличную от установления коренных законов. Доклады от палат и начальников губерний, представляемые государю, предварительно поступают в Государственный Кабинет с мнением, прилагаемым к докладу в особой записке. В Кабинете, поверив представляемое дело с законами, присовокупляют к нему записку с своим мнением в виде государева решения или проекта указа. В записках Кабинета при губернских докладах, требующих дальнего рассуждения, обыкновенно предписывается палатам и приказам обсудить дело и представить со своим мнением. Но ежели в докладе изложено такое обстоятельство, на которое в уложениях нет ни точного закона, ни постановления и, сверх того, невозможно сделать применения, в таком случае составляется в палате совет, и мнение, положенное советом, представляется государю на утверждение для превращения в закон. Сим образом всякое постановление получает силу закона.
   3. Кому и кем доверяются три власти: блюстительная, исполнительная и судная?
   Власть блюстительная, исполнительная и судная -- верховная -- вверена главе империи. Низшая блюстительная власть вверена особенным правительственным местам. Власть исполнительная и судная -- низшая есть общая всем судебным местам, с постепенною зависимостью низших мест от высших, с различием дел важных от маловажных.
   4. Совершенно ли они отдельны, и действует каждая исключительно в своем только круге?
   Низшая блюстительная власть совершенно отдельно действует в круге, законами ей предписанном {См. ниже, 112-я статья.}. Исполнительная и судная власть низшие хотя отдельно действуют -- каждая в своем круге, но, как выше сказано, с постепенною зависимостью низших мест от высших и, сверх того, под непосредственным надзором низшей блюстительной власти.
   5. Перед кем и в каком случае и в какой степени подвергаются ответственности власть исполнительная и власть судная?
   Власти исполнительная и судная -- низшие -- как за упущение, так и за противозаконность в делах по службе подвергаются ответственности в столице перед Прокурорским Приказом, а в губерниях -- перед прокурорами; и степень ответственности соразмеряется с важностью виновности.
   6. Предоставлено ли главе империи право милования или смягчения приговора, и до какой степени оно простирается?
   Когда мера наказания, определяемая законом, превышает преступление, случившееся при уважительных обстоятельствах, в сем случае Уголовная Палата представляет государю два приговора: один, на основании точного закона, -- тяжелый, другой, на основании постановления, -- смягченный. В утверждении последнего приговора государь имеет право помилования. Сверх того, ему предоставлено право милования, проистекающее из разных обстоятельств. См. ч. II, ї 131.
   7. Кому предоставлено право налагать подати и налоги, и до какой степени простирается это право?
   При настоящей династии Цин подать и налоги определены при первоначальном составлении законов. Впоследствии постепенное возвышение цен на все требовало неминуемой надбавки налогов, что по временам и производилось под разными предлогами, на одном положении с изданием новых постановлений, но с крайнею осторожностью и умеренностью, дабы не произвести неудовольствий в народе, которому с детства в учебниках твердят, что возвышение податей и налогов противно правилам мудрого правления и что государь, как отец подданных, по сердоболию к ним должен употреблять государственные доходы с крайнею бережливостью.
   8. Одни ли подати и налоги составляют государственные доходы, или есть какие-либо другие источники? Какие именно? Кем составляются статьи ежегодных государственных доходов? Какою властью и кому поручается сбор оных? Каким образом приводится это в исполнение, и чего стоит государству сбор сей? Вообще, какой суммы или какого процента?
   Государственные доходы состоят из одних податей и налогов, и статьи государственных доходов, быв единожды установлены при первоначальном составлении законов, остаются неизменными до какой-либо важной перемены в государстве. Подати состоят в подушном и поземельном окладе -- двух постоянных источниках государственного дохода. К налогам принадлежат:
   1) надвес {Под надвесом разумеется надбавка на подать или налог какой в виде процентов.} на окладное серебро и хлеб;
   2) таможенные пошлины;
   3) сбор с билетов на распродажу соли;
   4) сбор с билетов на распродажу чая;
   5) сбор с билетов, выдаваемых маклерам;
   6) сбор с билетов, выдаваемых на некоторые торговые заведения в городах;
   7) сбор с билетов на прииск золота в россыпях;
   8) акцизный сбор с добываемых металлов;
   9) окладный сбор с рыбных ловлей; 10) разные мелочные пошлины.
   Есть еще акцизный пошлинный сбор, производимый, с дозволения правительства, для покрытия местных общественных расходов, как то: содержание канцелярий при судебных местах и проч. Хотя последний сбор не входит в общий итог государственных доходов, но в употреблении его сообразуются с положениями о законном употреблении государственных доходов. Сбор подушных и поземельных окладов производится уездными начальствами; сбор с билетов взимается казенными палатами без всякого особенного возмездия со стороны правительства. Только главный пошлинный сбор производится в таможнях; но какого процента стоит содержание таможен, увидим в следующей статье.
   9. Кому предоставлено право распоряжаться государственными доходами? Если расходные статьи установлены законом, то чья воля необходима для утверждения расходов непредвиденных постановлениями? За отклонение государственных доходов от их назначения или вообще за излишние и неправильные расходы кто, перед кем и какой подвергается ответственности?
   Употребление государственных доходов разделяется на две главные ветви: а) на расходы по содержанию двора, присутственных мест и войск, и б) на расходы по хозяйственной части. Первою ветвью расходов распоряжается Палата Финансов, второю -- Палата Строительная. Расходы по обеим ветвям определены законами; но по первой они постоянно производятся, а по второй ограничены некоторыми исключениями. В столице каждую казенную работу, если она не простирается выше 50, а цена материалов выше 200 лан серебра, Строительная Палата разрешает; а если цены работы и материалов выше, то представляют государю на разрешение. Напротив, из губерний в работах, утвержденных постановлениями, хотя бы издержки простирались выше 1000 лан серебра, начальники губерний действуют по своему усмотрению, а государю представляют в конце года и в то же время доносят Палате. Но если откроются новые работы, или старые, но с прибавлением, то предварительно представляют государю. По уложению Палаты финансов, каждая сумма имеет свое назначение и не может быть обращена на другие предметы; например, надвесная сумма в поземельном сборе по 125 на 10 тысяч хранится в казначействах для употребления на продовольствие народа во время общих бедствий, причиняемых наводнением и засухою; надбавка на пошлинные сборы -- по 15 на 100 -- употребляется на содержание таможен.
   Отчеты, смотря по предметам расходов, в конце года представляются в Палату Финансов, в Палату Военную и в Палату Строительную для поверки; и самая поверка состоит в рассматривании, согласно ли своему назначению употреблены были издержанные суммы. За отклонение государственных доходов от их назначения, также за излишние и неправильные расходы предают виновных суду Уголовной Палаты.
   10. В чем состоят именно государственные расходы?
   Государственные расходы заключаются в следующих 12 статьях:
   I. Издержки на жертвоприношения, законом определенные.
   II. Жалованье гражданским чиновникам и содержание канцелярских служителей.
   III. Столовые деньги гражданским чиновникам.
   IV. Жалованье войскам Зеленого Знамени {См. в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с. 209.}, производимое серебром и рисом.
   V. Столовые деньги офицерам Зеленого Знамени.
   VI. Содержание войсковых канцелярий Зеленого Знамени.
   VII. Жалованье маньчжурским гарнизонам, производимое серебром и рисом.
   VIII. Вспоможение знаменным солдатам в губерниях на совершение браков и похорон.
   IX. Содержание почты.
   X. Содержание богаделен и воспитательных домов.
   XI. Содержание училищ.
   XII. Двенадцатую статью составляют разные неопределенные расходы, простирающиеся ежегодно до 400 000 лан серебра {Это сумма наиболее употребляется на покупку в каждой губернии местных произведений для двора.}. Все расходы по вышеизложенным двенадцати статьям -- по отчетам 1812 года -- простирались до 27 070 185, а расходы на жалованье князьям, чиновникам и на содержание войск в столице -- до 6 миллионов лан серебра {См. в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с. 141 и сл.}.
   11. К доходам с уделов сколько добавляется из государственных доходов в содержание двора?
   Пекинское Дворцовое Правление ежегодно с удельных земель от надбавочной цены на соль и надбавки на пошлины получает до миллиона лан серебра. Сверх сего, удельные крестьяне доставляют множество вещей, нужных по хозяйству, особенно по кухне. Ежегодно поступает в дворцовое казначейство до 12 тыс. соболей, 140 гинов корня женьшень {См. Статистическое описание Китайской империи, ч. II, с. 370.}, 1000 зерен восточного жемчуга, добываемого в Маньчжурии в разных речках, впадающих в Сунгари-улу. Почему пекинский двор по столу ничего не заимствует из государственных доходов; даже женитьба царевичей и выдача царевен со всеми расходами, соприкосновенными к сим случаям, производятся на счет дворцового казначейства; но поддерживание обширных дворцов, содержание многочисленного придворного штата и награды вещами {Наиболее шелковыми тканями.} внутренним и заграничным сановникам производятся на счет государственного казначейства.
   12. По окончании года куда употребляется излишек дохода за расходами, если такой случится? Обращается ли он к расходу на следующий год или отлагается в сохранную казну?
   По окончании года излишек дохода за расходами причисляется к остаточным суммам, которые хранятся в казначействах на непредвидимые случаи, почему в отчетах, представляемых в Палату Финансов от начальников губерний, делаются четыре столбца, в которых показывают суммы: остаточную, вновь поступившую, израсходованную и в наличности остающуюся. Часть остаточных сумм из некоторых губернских казначейств посылается в те губернии, в которых собственные сборы недостаточны для покрытия местных расходов; например, ежегодно посылается серебра:
   1) в Маньчжурию на жалованье лан, чиновникам до -- 1 500 000
   2) в Хэ-нань на починку плотин по Желтой реке и Хлебному каналу -- 600 000
   3) в Или на ежегодное содержание войск -- 670 000
   4) в Тибет на трехгодичное содержание гарнизонов -- 300 000
   5) в Юнь-нань на покупку меди для двух монетных дворов в Пекине -- 1 000 000
   6) в Гуй-чжеу на покупку цинка и частью свинца для тех же монетных дворов -- 290 000
   13. Если же по окончании года окажется недочет, откуда и кем он пополняется?
   Под недочетом я разумею недостаток годовых доходов на положительные годовые расходы, зависящий от непредвидимых обстоятельств. Таковой недочет пополняется заимообразною ссудою из других губерний, производимою с разрешения государева.
   14. Кому и кем поручается поверка ежегодных государственных приходов и расходов, и делается ли сему гласность?
   Поверка ежегодных приходов и расходов государственных по губерниям производится прокурорами и в казенных палатах; а потом ведомости государственных приходов и расходов от начальников губерний поступают в Палату Финансов. В Палате находится четырнадцать отделений, которым сверх прочих дел по частям поручена поверка государственных сборов и расходов. После сего отчеты по употреблению сумм и вещей казенных препровождаются в палатские конторы для окончательной ревизии. Контора Палаты Финансов поверяет ежемесячные ведомости денег и вещей, получаемых столичными присутственными местами из Палаты Финансов, отчеты из разных губерний о степенях урожая и донесения об употреблении сумм, ведомости податных государственных сборов, полную ведомость приплавляемого в столицу хлеба, ведомость водою доставленного хлеба, ведомость хлеба, собранного в магазины и отпущенного из магазинов, ведомость о расходе сумм соляного сбора и годовые ведомости таможен Палаты Финансов. Контора Военной Палаты поверяет отчеты по содержанию войск, по содержанию лошадей, по построению балаганов, по содержанию почты. Контора Уголовной Палаты поверяет ведомости денежного и хлебного сбора -- штрафного. Контора Строительной Палаты поверяет отчеты по строительной части и отчеты таможен Строительной Палаты. Но поверка государственных расходов не обнародуется, то есть не делается гласною.
   15. Существуют ли какие-либо коренные законы, за нарушение коих самое правительство могло бы подвергнуться ответственности? В какой степени и перед кем?
   Каждое правительственное и судебное место -- в отношении к своим обязанностям по должности -- действует по правилам, указанным ему законами, и как за нарушение, так и за неисполнение сих правил члены, даже иногда целой палаты, подвергаются ответственности и предаются суду. Это есть общий коренной закон, подвергающий чиновников ответственности по шести ветвям государственного управления. Коренных законов, за нарушение коих самое правительство могло бы подвергнуться ответственности, нет; но как блюстительная, исполнительная и судная верховная власть вверена главе империи, а Государственный Кабинет есть орудие власти его, то, в случае крайней опасности для государства, происшедшей от неосторожных распоряжений министров, государственные чины имеют власть призвать их к суду, что, впрочем, случается весьма редко.
   16. В чем состоят гражданские права жителей Китайской империи?
   Гражданские права жителей Китайской империи состоят в следующем:
   1. Личная собственность каждого ограждена законами совершенно.
   2. На покупку и владение недвижимого имения все имеют полное, ничем не ограничиваемое право.
   3. Земли под родовыми кладбищами и земли, отделенные для содержания смотрителей при кладбищах, священны и ни в каком случае не подлежат конфискации.
   4. Путь к государственным должностям открыт для всех, кроме четырех родов людей, имеющих предосудительное происхождение и сомнительное поведение, как то: невольников, сторожей при судебных местах, актеров и музыкантов.
   5. Лома чиновников и учащихся, получивших на испытании ученую какую-либо степень, освобождены от земской службы и повинностей.
   6. Чиновники освобождены от телесного наказания, которое по мере вины заменяется вычетом жалованья и снятием чинов.
   7. Все, кроме лиц, обязанных казенными должностями, внутри государства пользуются правом без письменных видов от начальства переходить из одной страны в другую для временного пребывания по торговым или другим каким-либо делам.
   8. Торговля, независимая от полицейских установлений и не ограничиваемая гильдиями, дозволена всем, кроме гражданских и военных чиновников, находящихся в действительной службе, учащихся и получивших ученые степени.
   9. Разночинцы в выборе занятий и способов к пропитанию пользуются полною независимостью от местных начальств.
   10. Разночинцы, не имеющие ни земли, ни значительной торговли, никаких податей государству не платят.
   17. Одинаковой ли ответственности перед законами подвергаются вельможи, вообще чиновники и простые граждане, или народ, и не существует ли какой разницы в этом случае между учеными и невеждами, мужчинами и женщинами, туземцами и иностранцами?
   Перед законами все равны, то есть и вельможи; даже князья ближних линий императорского дома за нарушение законов предаются суду наравне с последним подданным. Но есть разница:
   а)в подсудности;
   б) в изменении видов наказания;
   в) в изменении законов в действии своем по отношению к лицам и обстоятельствам;
   г) в изъятии некоторых лиц от суда по общим законам;
   д) в изъятии некоторых лиц от наказания по общим законам. Изъяснение на все сии статьи находится в ч. II, ї 51--54;
   е) в подсудности иностранца по месту преступления.
   18. Может ли кто-либо быть лишен жизни, свободы или собственности без суда?
   Никто и ни в каком случае не может быть лишен жизни, свободы и собственности без суда. Одних мятежников, взятых в плен с оружием в руках, предают казни без суда; но и в сем случае главнокомандующий действует по особенному царскому наказу, уполномочивающему его в праве на жизнь мятежников. Свобода и собственность каждого мирного жителя ограждена законами совершенно.
   19. Допускается ли конфискация в пользу казны или императора?
   Конфискация и движимого и недвижимого имения допускается в двух случаях: 1) когда чиновник, употребивший казенную сумму на собственные нужды, не в состоянии пополнить недочета; 2) при открытии дома азартных игр. Но в первом случае избавляются от конфискации родовое кладбище виновного, смотрители и земля, определенная для содержания кладбища Сверх того, если отцовское наследство виновного еще не разделено, то по приведении в известность оно делится на части, и в казну берется только часть, принадлежащая виновному, а прочее все отдается его братьям. Во втором случае и дом азартных игр, и найденное в нем имущество берется в казну. К конфискации должно причислить еще следующее: когда чиновник или частное лицо, по своему чрезвычайному богатству, становятся опасны для вящего спокойствия или когда богач, в надежде на свое богатство, производит оскорбительные наглости или разорительные для других злоупотребления, в сих случаях имущество их без важных законных причин описывается в казну, и эта конфискация делается в пользу дворцового казначейства. Еще законами положено отбирать в казну взятки, добровольно лихводателем принесенные, и вещи запрещенные; но в последнем случае не бывает конфискация имения.
   20. Существуют ли пытки? Какого рода и в каком случае?
   Существуют два вида пыток, законом положенных: у мужчин --
   стискивание лодыжек, у женщин -- стискивание четырех пальцев ручных, от указательного до мизинца. Сии пытки производятся особливыми машинками, под названием тисков. Ножные тиски употребляются для стискивания лодыжек у обоих ног, и притом не более двух раз. Ручные тиски употребляются, как выше сказано, для стискивания пальцев у женщин. Но сии пытки употребляются в таком только случае, когда в важном каком-либо деле все улики говорят против преступника или преступницы, а они упорствуют в признании. Чиновники от 1-го до 6-го класса подвергаются пыткам с разрешения государева. Иногда судьи, по своему произволу, употребляют разные маловажные пытки.
   21. В уголовных преступлениях до какого возраста, по молодости лет, не подвергаются суду?
   Дети не подвергаются суду до семилетнего, а пыткам -- до пятнадцатилетнего возраста; с семилетнего возраста и выше хотя, подвергаются суду, но дозволяется им откупаться от ссылки и прочих наказаний; только по воровству взыскивается с них украденное для возвращения хозяину.
   22. Сколько числом преступлений, влекущих за собою смертную казнь? Какие из них важнейшие с соответствующими им наказаниями?
   Преступлений, влекущих за собою смертную казнь, считается 644; важнейшими же преступлениями полагаются изложенные во II части, в статьях 17,19, 53,101 и 102.
   23. Из чего состоит администрация? Сколько, например, министерств, какие именно? Состав их? Что находится под их ведомством? Вообще, круг их действий?
   Высшую администрацию составляют следующие, в Пекине находящиеся правительственные места {Китайские названия мест см. в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с. 186 и cл.}:
   1) Княжеское Правление;
   2) Государственный Кабинет;
   3) Военный Комитет;
   4) Палата Чинов;
   5) Палата финансов;
   6) Палата Обрядов;
   7) Палата Военная;
   8) Палата Уголовная;
   9) Палата Строительная;
   10) Приказ Внешних Сношений;
   11) Приказ Прокурорский;
   12) Докладной Комитет;
   13) Юстиционный Суд;
   14) Дворцовое Правление.
   Княжеское Правление заведует делами князей, по происхождению принадлежащих к ныне царствующему в Китае дому Цин. Члены сего Правления из маньчжурских князей, исключая правителя канцелярии, который всегда бывает из китайцев.
   Государственный Кабинет составляет канцелярию государя. В Кабинете присутствуют четыре министра и два помощника их. Обязанность Кабинета состоит: а) в предварительном рассматривании докладов от разных начальств и в представлении оных государю с приложением записок с собственным, на законах основанным мнением; б) в обнародовании государственных распоряжений и в наблюдении за точным исполнением законов; в) в сочинении приказов, указов и манифестов, государем издаваемых. К Государственному Кабинету принадлежат десять сио-ши, шесть -- из маньчжуров и четыре -- из китайцев. Первые заведуют подачею докладов по некоторым частям и прикладыванием царской печати, а последние надписывают на докладах собственноручные государевы решения. Это -- статс-секретари китайского императора.
   Военный Комитет побочно занимается важными внутренними и внешними государственными делами, которые государь отдельно поручает ему. Сей Комитет собственно составляет военно-походную канцелярию государеву, принимает и отправляет бумаги по сношению с иностранными государствами, заведует хранением дел, до времени тайне подлежащих, и отправляет в губернии указы по тайным делам, не терпящим медленности. Ему же государь поручает составлять описания достопамятных войн и разные другие книги. Состоит из неопределенного числа членов под председательством старшего из министров {Это в прямом смысле тайный совет государев. Члены Комитета ежедневно в два часа пополуночи собираются во дворце для дежурства и расходятся, когда докладывающий евнух объявит им, что государь кончил обыкновенные занятия государственными делами. Государь при рассматривании докладов и донесений, иногда однажды, иногда несколько раз, призывает их к себе для объяснения по делам. Перед их приходом расстилают циновку, и они удостаиваются сидя говорить с государем.}.
   Палата Чинов заведует делами относительно: а) распоряжений при испытании на ученые степени; б) определения гражданских чиновников к должностям; в) их повышения в чины, их перемещения к должностям, и г) взыскания за упущения по должности.
   Палата Финансов заведует: а) сбором государственных податей и налогов; б) производством горных и соляных дел; в) монетными дворами. К ее ведомству принадлежат управление всеми гражданскими делами, поверка государственных приходов и расходов и списки народонаселения.
   Палата Обрядов заведует: а) церемониями при дворе и других общественных местах; б) делами, относящимися до народного просвещения, и в) делами известных трех религий, утвержденных государственными постановлениями. К ее же ведомству принадлежит наблюдение: а) за народными обыкновениями касательно браков и погребения; б) за формою зданий, экипажей, одеяния и взаимного публичного обращения между старшими и младшими; в) за формою письменных сношений между присутственными местами; и г) за порядком в производстве испытаний на ученые степени.
   Военная Палата заведует общими, то есть внешними делами сухопутных и морских войск, как то: а) распоряжениями при испытании в военной гимнастике; б) определением офицеров; в) повышением их в чины и перемещением, и г) взысканием за упущения по службе. К ее же ведомству принадлежат: а) управление почтою и б) распоряжение постами внутренней стражи по сухопутным и водяным сообщениям.
   Уголовная Палата заведует делами по нарушению уголовных законов. По сей части суду ее подлежат чиновники, и гражданские и военные, разночинцы всех сословий, не исключая и войск, и частью князья императорского дома. См. ч. II, в Прибавлениях, ї 3--9.
   Строительная Палата заведует постройкою и поддерживанием дворцов, всех казенных зданий, флота, больших дорог, мостов, береговых плотин, шлюзов и городских стен. Она же снабжает дворец и присутственные места в столице, также и войско разными художественными вещами.
   Примечание. Шесть палат, описанные выше, суть министерства, из коих каждое отдельно заведует какою-либо ветвью государственного управления. Состав сих министерств есть коллегиальный. Каждая палата состоит из присутствия, канцелярии и нескольких отделений. В каждой палате присутствуют по два президента 2-го и по четыре советника 3-го класса {В Китае семь классов, и каждый разделяется на старший и младший, еще есть два класса самых низших чинов, также разделенные на старший и младший: почему в сем сочинении, для избежания повторений, принята русская классификация чинов.}. В канцелярии занимаются течением дел по присутствию, а в отделениях -- самим исправлением дел. Над каждыми двумя палатами поставляется один из министров главноначальствующим -- цзун-ли, который, кроме надзора, на дела не имеет большого влияния, да и палаты сами собою ничего не могут делать, а только определения законов приводят в исполнение. Например, Палата Чинов не может определить кого-либо к должности по своему усмотрению, а определяет на упразднившееся место того, кому по очередному списку получить его следует, и определение свое предварительно представляет государю на утверждение.
   Приказ Внешних Сношений заведывает иностранными делами по западным и северным границам империи и управляет Тибетом, Восточным Тюркистаном и Монголией. Приказ состоит из присутствия с канцелярией и шести отделений. В присутствии заседают два советника 3-го класса под председательством старшего из министров, который и в Военном Комитете занимает должность председателя.
   Прокурорский Приказ занимается: а) надзором за порядком в делах по всем частям государственного управления; б) надзором за поведением чиновников по должности, и в) надзором за нравственностью в народе. В Прокурорском Приказе присутствуют так же, как в палатах, два президента 2-го и четыре советника 3-го класса. Лела разделены на 15 отделений по прежнему числу губерний. К отделениям еще принадлежат шесть контор, называемых палатскими, потому что каждая из них надзирает за течением дел одной какой-либо из шести палат; но сии конторы по производству дел действуют независимо от Приказа. Прокурорский Приказ есть Министерство юстиции, так как Приказ Внешних Сношений есть Министерство иностранных дел, только под названиями, отличными от палат.
   Складной Комитет заведывает приемом докладов, присылаемых из губерний. В Комитете присутствуют два председателя 5-го и два советника, один 7-го, другой 8-го класса. При рассматривании докладов они замечают: а) нет ли в них чего-либо противного форме и не упущен ли срок отправления; а по рассмотрении препровождают доклады в Государственный Кабинет. Сей же Комитет принимает жалобы на несправедливые решения высших присутственных мест и доводит их до сведения государя.
   Юстиционный Суд занимается пересматриванием исследованных и решенных, но еще государем не утвержденных смертных приговоров по уголовным делам. В Комитете присутствуют два председателя 5-го и два советника, один 7-го, а другой 8-го класса. Уголовная Палата, Прокурорский Приказ и Юстиционный Суд составляют Тройной Юстиционный Суд -- Сань-фа-сы. Дела по преступлениям, заслуживающим смертную казнь, рассматриваются в общем собрании начальников отделений, а потом в общем собрании членов Тройного Юстиционного Суда. Всякое уголовное дело с смертным приговором тогда считается совершенно решенным, когда мнения по оному всех членов трех присутственных мест будут согласны.
   Дворцовое Правление заведывает делами пекинского двора. В сем Правлении присутствуют семь членов из первых маньчжурских и монгольских сановников. Это есть Министерство пекинского двора.
   Внутреннее управление в Китае есть единообразное. В каждой губернии находится:
   а) казенная палата, заведующая сбором государственных податей и гражданскими делами;
   б) уголовный суд, заведующий делами по нарушению уголовных законов.
   В каждом областном городе находится областное, в окружном -- окружное, в уездном -- уездное правление.
   Управление губерний вверено генерал-губернаторам 3-го и губернаторам 4-го класса. Председатель Казенной Палаты 4-го и председатель Уголовного Суда 5-го класса считаются помощниками начальника губернии, который без совещания с ними не может решить важных дел.
   В каждой области поставлен областной, 8-го, в округе -- окружной, 9-го, в уезде -- уездный правитель 11-го класса. При каждом из них по два помощника.
   Генерал-губернатор и губернатор о важных делах непосредственно представляют государю или относятся в палаты; а в управлении губернией действуют через областные и окружные правления. Уездные правления приводят в исполнение предписания областных и окружных правлений по всем шести ветвям государственного правления.
   24. Кому поручены внешние сношения: министру или особенно какому правительственному месту?
   Внешними сношениями с иностранными государствами на севере и западе заведует Приказ Внешних Сношений; заграничные сношения на востоке и юге вверены Палате Обрядов. Но, вообще, бумаги из-за границы идут прямо в Военный Комитет, который, сделав нужные распоряжения, исполнение по оным передает Приказу Внешних Сношений и Палате Обрядов.
   25. Кем назначаются или сменяются министры? От кого они зависят исключительно? Какою пользуются властью? В каких случаях, перед кем и какой подвергаются ответственности?
   В уложении Палаты Чинов с точностью определено производить повышение высших чиновников по представлению, и притом от одной должности к известной другой, например, президентов Палаты и старшего председательствующего в Прокурорском Приказе повышать в министры, советников Палаты -- в президенты и генерал-губернаторы. Но сверх положения государю предоставлена власть высших чиновников, от министра до председателей казенной палаты и уголовного суда, назначать -- по собственному его усмотрению -- без представления. Когда же государь предписывает войти к нему с представлением, то Палата Чинов на каждое упразднившееся место представляет того, которому, на основании общих законов, по старшинству места следует занять оное, не исключая министров. Такая же власть предоставлена государю и на смену или отрешение высших чиновников, когда они сами подадут законную причину к тому или какие-либо обстоятельства требуют того. Министры по достоинству выше всех чинов в империи, потому что они одни числятся в первом классе; но вся власть их сосредоточена в их должности. Они, как лорды в Англии или пэры во Франции, считаются помощниками государя, что самый титул их -- цзай-сян -- управляющий помощник означает. Главная обязанность министров есть предварительно обсудить на законном основании каждое дело, требующее государева утверждения или разрешения; и можно безошибочно сказать, что большая часть государевых решений по представлениям есть отголосок министерских мнений и заключений. За нарушение законов, упущения по должности и ошибки в делах министры подвергаются ответственности перед законами, равно как и все другие чиновники.
   26. Кем назначаются или сменяются начальники областей, округов и уездов? Порядок их зависимости, степень власти и ответственности (то же и о начальниках военных)?
   Гражданские чиновники от 7-го, а военные от 5-го класса и ниже вообще получают должности через перемещение или повышение по представлению своего начальства, основанному на общих положениях, то есть на каждое упразднившееся место определяется тот, которому следует занять оное по порядку службы и очереди. Представления о чиновниках идут к государю через Палату Чинов, которая с своей стороны только поверяет через Прокурорский Приказ отзывы местного начальства о их поведении и способностях к службе. Таким же порядком чиновники сменяются или отрешаются по представлению местного начальства с законными доказательствами их телесной или нравственной неспособности к службе. Уездные правители подчинены областным правителям; областные правители и прокуроры подчинены начальнику губернии; правители округов, причисленных к областям, зависят от областных правителей, и независящие от областей подчинены начальнику же губернии. Все гражданские чиновники от 7-го класса и ниже имеют низшую исполнительную власть, ограниченную в действиях законами, перед которыми подвергаются ответственности как за превышение власти, так и за упущение по должности, кольми паче за нарушение законов.
   Таким же образом и по военной службе. Высшие офицеры Восьми Знамен от 1-го до 4-го класса непосредственно определяются государем или утверждаются им по назначению Военной Палаты. На упразднившиеся места полковников и ниже каждый начальник Знамени избирает двух кандидатов, старшего и младшего, и представляет их государю. Высшие 2-го и 3-го классов {В первом классе считаются только шесть начальников телохранителей и китайские князья под названием цзы.} офицеры в войсках Зеленого Знамени также определяются государем непосредственно или по назначению Палаты. Прочие офицеры определяются по очередным спискам, а произвольный переход от одного места к другому, так как и произвольное удаление от службы не существуют. Младшие офицеры постепенно подчинены старшим, и в отправлении службы каждый подлежит ответственности по мере содеянной им вины. Военные чины вообще управляют делами, относящимися до военного состояния и воинской службы, а гражданскими делами не заведуют. Одной канцелярии пехотного корпуса в Пекине, составляющей главную полицию, предоставлена власть решать гражданские дела, исключая уголовные, которые она обязана препровождать в Уголовную Палату.
   27. Что такое суть государственные чины? Власть их, круг действий, зависимость и ответственность?
   В Китае государственные чины не составляют особенного правительственного места. На китайском языке они называются цзю-цин, что значит девять председателей; а под сими словами разумеются члены девяти правительственных мест в столице, как то: шести палат, Прокурорского Приказа, Юстиционного Суда и Докладного Комитета -- всего 52 члена. Когда встретится трудное политическое обстоятельство, государь поручает оное государственным чинам на рассмотрение. Обсудив порученное им с должным вниманием, чины соглашаются в мнениях, а голоса не соглашающихся с общим мнением представляются государю в особых записках. Министры не принимают участия в общем совете чинов, потому что самая обязанность их заключается в предварительном рассматривании и обсуждении таких представлений. Государю предоставлена полная власть утвердить мнение той или другой стороны государственных чинов, а они ни за ошибочное суждение, ни за разногласие в мнениях не подвергаются ответственности. По делам не столь важным государь иногда назначает составить комитет из известных лиц или предписывает Военному Комитету с членами какой-либо палаты изложить свои мнения и представить ему на рассмотрение.
   28. Есть ли какие-либо духовные власти? Если есть, то какие их отношения к гражданской власти? В чем состоят права их и обязанности? Не имеют ли сии лица каких-либо особенных привилегий? Имеют ли какое-либо влияние на народ или на самое правительство? Положено ли им содержание от казны, или не получают ли его от частных лиц, принадлежащих к одной с ними секте? В случае преступлений зависят ли они от гражданских судов или судятся своим собственным судом, и не избавлены ли они от смертной казни или по крайней мере от телесного наказания?
   В Китае государственная религия, называемая религиею ученых, не имеет особливого сословия духовных, а каждый старший в семействе мужчина имеет право исправлять должность жреца. Кроме религии ученых, существующей в Китае с давних времен, еще государственными законами допущены два ордена монахов, из которых каждый следует своему вероучению и богослужение отправляет по своим обрядам. Это суть хэ-гиан и дао-гии, а мы привыкли называть их хошан и даос. Первые следуют буддийскому учению с древними обрядами; вторые составляли себе вероучение из превращенных о природе вещей суждений мыслителя Лао-цзы. Оба ордена ведут безбрачную жизнь и живут в монастырях обществами, отделенными от всех других сословий. В делах духовных управляются властями из своего сословия; почему в каждой области, в каждом округе и уезде один из них поставляется начальствующим по своему ордену. Палата Обрядов утверждает его в сей должности по выбору местного гражданского начальства и по представлению начальника губернии. Таковой духовный начальник хошанов в губернском городе получает от правительства печать-- залог властительства и чин 11 -го класса -- знак преимущества перед своими собратами. Даосы имеют главу своего ордена, и сей глава, в отличие от низших начальников, утверждается государем в чине 5-го класса. Но духовные начальники обоих орденов не имеют никаких отношений к гражданским властям, никаких особенных прав и привилегий, никакого влияния на правительство, презирающее их. Несмотря на это, влияние обоих орденов на нравственную сторону народа значительно, особенно влияние даосов на жителей Южного Китая, которые искренно верят мнимому сообщению сих отшельников с миром духов. Некоторые монастыри, построенные иждивением правительства, получают штатное содержание от казны, но весьма скудное. Отшельники содержатся своими трудами, небольшими сборами от окрестных жителей, а более доходами с земель, приобретаемых вкладами от доброхотных дателей. Члены обоих орденов по внутренним делам судятся и наказываются своими властями, по гражданским предаются суду гражданских начальств, а по уголовным преступлениям предаются смертной казни.
   29. Допускается ли гласность в действиях или распоряжениях правительства? Средства и степень гласности?
   Гласность в действиях правительства допускается, исключая дел, относящихся к тайным его распоряжениям. Но эта гласность производится средствами, отличными от употребляемых в Европе, и притом совершенно в ином виде. В Государственном Кабинете ежедневно выставляют копии с донесений и докладов, за день до того утвержденных или просмотренных государем. Эти донесения и доклады суть факты государственного управления, из которых впоследствии составляется история Китайской империи: по сей причине всем присутственным местам и казенным заведениям в Пекине поставлено в обязанность ежедневно списывать копии с помянутых бумаг, сошедших от государя, и хранить в архивах. Такая же обязанность возложена на все судебные места и в губерниях. Но чтоб и народ имел некоторое понятие о течении государственных дел, то правительство дозволило в Пекине печатать вышеупомянутые выписки без малейших упущений, прибавлений или перемены слов. Это составляет пекинскую газету, единственную в целой империи. Сим ограничивается гласность в действиях и распоряжениях правительства Ежегодные донесения начальников губерний о числе родившихся и умерших, также донесения о количестве собранных податей и налогов не обнародуются.
   30. Сведения о книгопечатании? До какой степени простирается строгость цензуры? Какая цензура: предварительная или последовательная? Бывают ли случаи печатания запрещенных книг или статей? Кто и каким образом в этом случае отвечает?
   Все книги, относящиеся до наук, законодательства и государственного хозяйства, сочиняются учеными комиссиями, а печатаются иждивением правительства. Перепечатывание книг, правительством изданных, дозволено всем, под условием, чтобы ничего против подлинника не прибавлять, не выпускать, не переменять. По сей причине для книг перепечатываемых, так как и для частных, вновь печатаемых, положена последовательная цензура. Запрещенными в Китае считаются безнравственные сочинения и христианские книги. Издание книг, противных благонравию, хотя запрещено законами, со всем тем в повестях, издаваемых для простого народа, нередко встречаются выражения через меру площадные и сцены слишком неблагопристойные; но местные начальства смотрят на это сквозь пальцы. Цензура вновь печатаемых книг возложена на местные начальства, а за выпуск книги против цензурного закона отвечает издатель.
   31. Есть ли кредитные установления какие-либо? Устройство их? Кредитных установлений, правительством основанных, нет ни одного. В некоторых местах правительство ссужает купцов деньгами со взиманием двенадцати процентов в год. Казна сими процентами покрывает побочные, но неминуемые общественные издержки. Например, в губернии Чже-цзян ежегодно выдается купцам 1 000 000 лан серебра, и получаемые проценты с сей суммы, 120 000 лан серебра, употребляются на починку береговых приморских плотин, ограждающих рисовые посевы от морских приливов.
   32. Есть ли почты? Устройство их?
   Почта учреждена как внутри, так и вне Китая и потому разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя почта расположена по большим дорогам от Пекина до губернских городов; а для сообщения между городами в губерниях существует земская пешая почта. Внешняя почта расположена от пяти крепостей Великой стены через Монголию в разных направлениях {См. Статистическое описание Китайской империи, ч. II, с. 299 и cл.}.
   В Китае почта учреждена как для доставления бумаг и тяжестей казенных из одних мест в другие, так и для перевоза чиновников и солдат, отправляющихся куда-либо по службе, почему на ямах, расположенных внутри Китая, для перевоза бумаг и чиновников содержат лошадей с седлами, для перевоза семейств и тяжестей -- волов с телегами; для пешей почты содержат скороходов. В Южном Китае в некоторых местах большая дорога лежит водою, почему для водяной почты содержат лодки. На ямах за Великою стеною содержат только верховых лошадей и верблюдов. Письма и посылки от частных людей не принимаются.
   Отправляемому с бумагами дается подорожный лист, которым определяется время езды по дням и часам. С обыкновенными казенными бумагами положено ехать по 300, с нужными -- по 400, 500 и 600 ли в сутки, смотря по важности содержания [в] бумагах и сообразно с местоположением и качеством самих дорог во время ненастья или разлива рек. На дорогах, по которым местоположение не дозволяет проехать известного числа ли в положенный законами срок, существует другое расчисление; например, в Чжи-ли при переправе через пограничные горы вместо 600 положено ехать по 300 ли.
   Всем должностным, отправляющимся по почте, положено ехать не более ста ли, или двух переездов в сутки; чем и самый срок прибытия чиновников к должности определяется; например, на проезд от Пекина до Бао-дин-фу положено четверо, в Шань-дун до Цзи-нань-фу -- девять суток.
  

Отделение II

Государственное хозяйство

  
   33. Известно, что внешняя китайская торговля ничтожна против внутренней, и потому любопытно было бы определить взаимное отношение той и другой; и если можно, дать понятие в цифрах, до чего могут простираться обе.
   Трудно определить взаимные отношения внутренней и внешней торговли в Китае, а дать об них понятие в цифрах почти невозможно. Даже если бы правительством были обнародованы сведения о внутренней торговле и о количестве ввозных и отпускных товаров, то и тогда невозможно было бы с точностью определить ценность товаров в торговом обороте. Сведения о привозе товаров через таможни хотя все сосредоточиваются в Палате Финансов и частью в Палате Строительной, но эти сведения недостаточны для определения количества товаров. Пошлинный доход в китайских таможнях ограничен постановлениями. Каждая таможня должна ежегодно представить определенную сумму; а если сбор пошлин недостаточен, то директор таможни должен пополнить собственными деньгами: следовательно, от директора зависит выказать провоз товаров в большем или меньшем количестве. Вот почему пошлинный доход в таможнях ежегодно показывается почти в одинаковых цифрах. Судя по многочисленности народонаселения, ныне в одном Китае простирающегося почти до 400 млн., внутренняя торговля должна быть чрезвычайно обширна. Что касается до внешней торговли, на севере она ограничивается требованием чая для России; Маньчжурия и Монголия исключительно получают из Китая чай, бумажные и шелковые изделия. Сии же самые предметы в значительном количестве идут в Среднюю Азию, Тибет и Хухэнор. Отпуск чая на индийские острова, в Индию, Европу и Америку очень значителен, что доказывает ежегодный вывоз чая одними англичанами.
   Сколько каждая таможня ежегодно представляет пошлин, см. Статистическое описание Китайской империи, ч. I, с. 137 и cл.
   34. Предметы внутренней торговли состоят в произведениях земли и в произведениях фабричной промышленности. Какие суть произведения земли, которые наиболее составляют предмет торговли?
   Исключая риса, пшеницы и проса, составляющих главное пропитание народа, важнейший предмет внутренней торговли из произведений земли заключается в хлопчатой бумаге и чае, употребление которых внутри и вне Китая неимоверно велико. Табак, каменный уголь и лес также суть важные предметы внутренней торговли. Между произведениями фабричной промышленности первое место занимают шелк, шелковые и бумажные изделия; фарфор, фаянс, тушь, писчие кисти, писчая бумага и вино рисовое занимают второе место. Между произведениями земли и фабричной промышленности многие предметы, которые можно отнести к третьему разряду, составляют не менее значительные статьи внутренней торговли. Замечательные из них суть металлы, минералы, лак, плоды, врачебные и красильные вещества из царства прозябаемого и частью ископаемого, художественные изделия из металлов и дорогих деревьев, как то: посуда и мебель. Предметы мелочной торговли весьма многочисленны и многоразличны.
   35. Земли принадлежат ли частным людям, сословиям или государству?
   От основания империи до половины III столетия перед Р. X. земли все без изъятия принадлежали государству. Дом Цинь по введении монархического правления продал государственные земли народу, и с того времени правительство в продолжение двадцати столетий никакими средствами не могло возвратить их {См. в III части статью Поземельная подать.}. Ныне большая часть земель принадлежит собственникам, государству же принадлежат только: а) земли, после долговременных смятений при минувшей династии оставшиеся выморочными; б) земли, иждивением казны обработанные; в) земли, приобретенные через конфискацию, и г) удельные, лежащие наиболее в губернии Чжи-ли.
   36. Ежели большая часть земель принадлежит частным людям, то есть ли владельцы больших земель, или все земли разделены на мелкие участки?
   Хотя покупка земель свободна и в количестве не ограничена, но больших землевладетелей очень мало, да и те владеют дробными, то есть мелкими участками в разных местах, потому что наибольшая часть нынешних значительных владельцев приобрела земли покупкой у частных людей.
   37. Каким образом приобретаются земли и переходят из рук в руки? Земли в городах и в деревнях приобретаются покупкою и переходят из рук в руки только по крепостям и закладным письмам -- на одном положении с покупкою домов и лавок в городах. Крепости на владение совершаются в казенных палатах со взносом по три процента с капитала. Заявлять закладные письма в казенной палате нет положения, и потому без крепости, по одним закладным письмам владеть землями не можно.
   38. Каким образом обрабатывают землю, то есть на каких условиях она переходит на руки земледельца: по найму ли, или по уговору десятины, пятины, или подобного?
   Земли, исключая принадлежащих целым селениям, переходят на руки землепашца по большой части по найму, но на условии с разбором и без разбора урожая. Разбор этот в том состоит, что взявший землю без разбора урожая ежегодно платит землевладетелю одинаковую цену, а при разборе урожая плата ежегодно изменяется по степеням урожая. Десятин и пятин не знают. Сказанное мною условие соблюдается в Северном Китае, а на каких условиях отдаются земли в Южном Китае, неизвестно мне.
   39. Свободны ли землепашцы переходить из места в место или остаются укрепленными при земле?
   Земли под селениями наиболее принадлежат местным жителям, которые законами привязаны не к земле, а к родине. Китаец, где бы ни жил, в списках числится на родине, и действительное переселение из одного места в другое возможно не иначе, как с дозволения правительства, и притом под известными условиями. Из вновь приписывающихся к какому-либо селению правительство дозволяет вносить в списки таких только, которые более 20 лет живут в одном месте, имеют оседлость и родовое кладбище. Чиновнику, получившему отставку, нигде не дозволяется жить, кроме родины. Но если сын умершего на службе чиновника, имея в другой губернии недвижимую собственность, пожелает поселиться там, то дозволяется внести его в ведомости. Служащему чиновнику, желающему приписаться к какому-либо месту, дозволяется это в таком только случае, когда по предварительной справке окажется, что отец или дед его поселились на том месте назад тому более 20 лет и имеют хозяйственные заведения, и справка местным начальником представляется в Палату Финансов на разрешение. Что касается до разночинцев, даже никому не дозволяется ездить в Маньчжурию, кроме торговых людей, да и тем запрещено приписываться там, исключая давно поселившихся и занимающихся хлебопашеством. Переселение китайцев в Монголию также ограничено законом, и кроме прежних землепашцев, ныне никому не дозволяется ни переселяться, ни вновь распахивать земель в Монголии. Китайское правительство для пресечения разных пороков и преступлений, проистекающих от бродяжничества, искони постоянно имело в виду привязать каждого к своей родине; но ныне переселение китайцев в Монголию прекращено более по политическим причинам.
   40. Обложена ли земля или землепашество какою-либо податью? Легка ли подать эта или стеснительна?
   Вообще все земли, включая и принадлежащие казне, обложены податью с различием ценности их по качествам почвы и выгодам местности. Подать с земель, лежащих близ судоходных рек и каналов, значительнее против подати с земель, которые, при превосходстве в доброте, не имеют помянутых выгод. Правительство с 40 млн. десятин не одной пахотной, но и вообще приносящей доход {С песков, поросших камышом и тальником, собирается значительный доход, без употребления на них расходов и трудов.} земли ежегодно собирает до 26 млн. лан серебром и до 4 млн. мешков хлеба, а мешок хлеба законом ценится в один лан серебра; следовательно, в хлебе еще должно считать до 4 млн. лан серебром. Итак, средним числом правительство получает с десятины около 150 копеек серебром. Народ по селениям также обложен весьма легкою подушною податью, и каждое селение вносит оную по числу возрастных душ, показанных в ведомости 1711 года, которых в Китае тогда считалось 29 млн., а ежегодный сбор с них простирается более 3 млн. лан серебром. Но наемная цена земель не очень легка. В окрестностях Пекина за десятину хорошей пахотной земли платят не менее 15 рублей серебром в год. Земли под усадьбами и строениями, смотря по месту, очень ценны.
   41. Есть ли какие-нибудь земские повинности, как то: подводы, постои, работа натурою, -- или за все это взимается какая-нибудь подать?
   В Китае солдаты должны жить в казармах или иметь собственные квартиры, а постоя не бывает, кроме временного в городских гостиницах, когда казенное подворье не может вместить проезжающих по подорожным. Вместо подвод и работ наложена небольшая подать, причисленная к поземельному сбору. В этом случае налог по справедливости падает на землевладетелей, а жители селений наиболее исправляют другие земские повинности, как то: маловажное поправление проселочных дорог, речных гатей и плотин по каналам близ их селений и пахотных земель. За работы и подводы по наряду земских начальств законами определена денежная плата.
   42. Если по малому количеству земель почти не существует скотоводство, то каким образом возобновляется скот для землепашества и работ?
   В Северном Китае волов, лошадей и овец местами, и притом в небольшом количестве, сами китайцы разводят, но наиболее получают из Монголии, а ослов и лошаков разводят в северо-западной части Китая. Землю под посевы пашут скотом и частью копают мотыгами. В Южном Китае, можно сказать, нет никакого скота, кроме буйволов, которых разводят для водяных пашен, собственно так называемых; а на плотовых пашнях копают землю мотыгою. Убой крупного рогатого скота безусловно запрещен с весьма давних времен.
   43. По недостатку скотоводства, а следовательно и по недостаточному унавоживанию земли, нет ли каких-нибудь других искусственных удобрений земли и механических пособий в облегчение хлебопашества?
   В Китае, по недостатку в скотоводстве, очень мало навоза из чистого скотского помета, а более употребляются искусственные навозы, приготовление и употребление которых описаны в книжке под заглавием Земледелие в Китае, изданной в 1844 году. Из этого описания открывается, сколь неосновательно судят европейские агрономы, полагая, что необходимо содержать столько скота, сколько потребно навоза для удобрения известного количества возделываемой земли.
   44. Если не воспитывают рогатого скота, то не разводят ли какого-либо другого, требующего менее места, и какой он?
   Выше было сказано, что китайцы воспитывают лошаков и ослов и частью рогатый скот, но более в западных губерниях, где гористые места, малоудобные к хлебопашеству, способствуют прокормлению оного. Но повсеместно, особенно при винокуренных заводах, разводят свиней в большом количестве, потому что свинина и поросята составляют обыкновенную лакомую пищу городских жителей.
   45. Упражняются ли женщины в земледелии?
   Женщины помогают иногда в снятии хлеба с полей; но им исключительно предоставлена обработка риса и проса для ежедневного домашнего потребления. На юго-востоке женщины весной и летом наиболее заняты шелководством от первого образования червей в яичках до крашения шелка. Последнее предоставлено мужчинам, а ткаческая часть опять принадлежит женщинам. В Северном Китае женщины заняты пряжею хлопчатой бумаги и тканьем бумажных холстов.
   46. Какие фабричные произведения наиболее в торговле обращаются?
   В торговле наиболее видны хлопчатобумажные и шелковые изделия, чему и следует быть, потому что в Китае нет холста из пеньки и льна, и по меньшей мере 350 млн. народонаселения употребляют и одеяние и обувь из хлопчатобумажных тканей, а остальная часть жителей употребляет шелковое одеяние. Сверх этого, великое множество китайки идет из Китая в Монголию, в Сибирь, Среднюю Азию.
   47. Существуют ли большие фабрики наподобие европейских, как то, например, в Бирмингаме, Манчестере; или все произведения промышленности делаются на мелочных заведениях, подобно как у нас в селе Ивановском, Шуе и проч.?
   В Пекине нет ни одной огромной фабрики, да и другие торговые города не славятся обширными фабричными заведениями. Обширность европейская заменяется множеством мелких заведений; а более фабричная работа, особенно шелковые изделия, отдаются мастеровым в дома.
   48. Ежели есть большие заведения, то существует ли разделение работы или каждый работник начинает и оканчивает ту же вещь?
   Хотя нет больших фабричных заведений, но в некоторых сложных художественных изделиях работа одной и той же вещи разделяется на части; например, в работе искусственных цветов одни режут из травяной сердцевины листы, другие составляют из них цветы; крашение цветов производится через третьи руки. Таким же образом работа роговых фонарей, от мочки сайгачьих рогов до последней спайки частей в одно целое, проходит через шесть рук.
   Работа искусственных цветов производится в разных домах и семействах, а обработка фонарей -- на одной фабрике, только разными людьми.
   49. Употребляют ли китайцы на фабриках естественных двигателей, как то: воду, ветер, пары, газы, которые у них, как сказывают, добываются из земли в большом количестве? Есть ли у них конные машины, движимые людьми или вообще живыми силами?
   На фабриках не употребляют никаких естественных двигателей; даже водяных мельниц мало, чему причиною, может быть, слишком гористое положение возвышенных мест и большая плоскость равнин. Ветряных мельниц вовсе нет. Мелют муку и обдирают крупу более на мельницах, движимых руками или скотом. Добывание газов из земли походит на сказку, родившуюся от недоразумения западных ориенталистов. В губернии Гань-су находятся колодцы с нефтяными ключами. Если приблизить огонь к отверстию колодца, то воздух загорается. Китайцы берут нефть и употребляют в ночники. Об этом упоминается в истории VI века по Р. X.; но есть ли эта нефть ныне, неизвестно.
   50. На какой степени стоит фабричная механика в отношении к европейской?
   Вообще требуется легкость, малосложность и дешевизна машин; почему о многосложных машинах, изобретенных в Европе, китайцы понятия не имеют; а судя по чрезвычайному многолюдству, введение многосложных европейских машин можно за верное полагать несбыточным.
   51. На каких условиях работают на фабриках? Примерная заработная плата; число рабочих часов в сутки?
   На фабриках употребляются работники по найму, а заработная плата в каждом месте определяется ценностью жизненных потребностей. Но за шелковые ткани, отдаваемые в дома, платят с кусков известной длины, ширины и плотности. Работают около 10 часов в сутки.
   52. Какое отношение числа фабричных к числу земледельцев? Определение это невозможно, потому что народонаселение в ежегодных списках не разделяется на сословия, а разделение по гильдиям и цехам не существует в Китае.
   53. Какое отношение числа земледельцев ко всему народонаселению?
   Народонаселение Китая, по спискам 1812 года, тогда простиралось до 360 млн. душ обоего пола; а в настоящее время, надобно полагать, оное по самой меньше мере около 390 млн. или 400 млн. Но в Китае собственное произволение или нужда, а не закон привязывает к земледелию; и потому постоянного земледельческого сословия нет, а без сего и отношение числа земледельцев ко всему народонаселению определить невозможно.
   54. Какое число класса производящего к числу непроизводящего? Под производящим классом разумеются земледельцы, фабричные промышленники, торговцы, а под непроизводящим -- войска, чиновники, ученые, духовные.
   Число непроизводящего класса можно приблизительно определить цифрами.
   Гражданских чиновников с штатными канцелярскими служителями в действительной службе считается до -- 10 000
   Учащихся, получивших ученые степени, до -- 60 000
   Число учащихся, но еще не получивших ученые степени, можно ограничить -- 2 500 000
   Заштатных канцелярских служителей до -- 2 000 000
   Число безбрачного духовенства обоих религий до -- 50 000
   Китайских войск и с офицерами считается до -- 650 000
  
   Из производящих самый многочисленный класс составляют земледельцы, за ними торговцы и ремесленники, а в числе последних и фабриканты полагаются.
   55. Какими податями и налогами обложены фабрики: легкими или стесненными? Например, каждый ткацкий станок может платить известную плату за дозволение работать, каждый куб -- за дозволение курить вино.
   Никаких особенных налогов на фабрики нет, а все произведения земли и обрабатывающей промышленности, поступающие на рынки, то есть в состав торговли, обложены пошлиной и местными акцизными сборами, которые взимаются при провозе вещей через таможни и таможенные заставы.
   56. Нет ли налогов на сырые произведения, поступающие на фабрики, или налоги падают на выработанные из них изделия?
   На сырые произведения земли, идущие на фабрики, по таможенным тарифам нет налогов, а они падают на выработанные из них изделия.
   57. Нет ли у фабрикантов и ремесленников сословий, цехов, общин; или всякий свободно может заниматься, где ему угодно, не платя за позволение и не вступая ни в какой цех?
   Два только состояния в Китае: благородные и простолюдины. Последние разделяются на хлебопашцев, военнопашцев, торговцев и солеваров. Хлебопашцы и военнопашцы живут по селениям и занимаются земледелием; торговцы живут по городам и торговым слободам и занимаются торговлей; солевары живут по восточному поморью и занимаются вываркой соли, которую представляют казне. Хлебопашцы и торговцы свободны в выборе рода жизни; военнопашцы службою привязаны к месту; солевары числятся казенными работниками, которые не могут произвольно оставить место своего жительства. В торговом сословии нет ни цехов, ни гильдий, установленных правительством, и как фабриканты, так и ремесленники свободно могут заниматься где им угодно, без платы за позволение. Занимающиеся какой-либо обширной ветвью торговли или промышленности добровольно между собою составляют общины и выбирают старших для управления, по большей части из богатых торговцев. В общинах бывают годовые собрания, на которых общим приговором устанавливают на целый год постоянную, в известных местах, цену своим товарам. Кто из членов общины будет уличен в продаже своих товаров ценою низшею против установленной, того старшины наказывают постановленною денежною пенею. К таким общинам принадлежат в Пекине торгующие хлопчатобумажными изделиями, жасминными цветами; в Южном Китае -- хозяева чайных усадьб и вообще оптовые купцы. Постановленных старшинами цен ни торговцы, ни покупатели понизить не могут. Впрочем, такое установление цен общинами простирается на известное пространство или только на одно место, и мелочные торгаши не подходят под постановления торговых общин.
   58. Делаются ли какие-нибудь поощрения, даются ли привилегии за новые выдумки и изобретения?
   Законами определено поощрение единственно за успехи в земледелии, и это поощрение состоит в дозволении землепашцу носить на шляпе позолоченный шарик, означающий чин 18-го класса, равняющийся чину нашего копииста. Дарование привилегий за новые изобретения еще неизвестно китайцам.
   59. Занимается ли само правительство фабриками? Правительство содержит три шелковые фабрики: в Цзян-нин-фу,
   Су-чжеу-фу и Хан-чжеу-фу. На этих фабриках работают для двора разные шелковые ткани в таком количестве, какое по соображениям Дворцового Правления признано будет достаточным для годового потребления. Образцы дворцовых тканей в узорах переменяются через каждые 10 лет и заменяют в империи то, что в Европе мода вводит. Самые лучшие шелковые ткани работаются в Хан-чжеу-фу и, назначенные для лиц императорского дома, доставляются сухим путем, а прочие водою.
   60. Всякий ли может свободно заниматься торговлей или обязан какими-нибудь стеснительными гильдейскими постановлениями? Нет ли компаний, обществ; нет ли исключительных сословий, которые, естественно, ведут к монополиям?
   Как гильдии не существуют в Китае, то каждый -- исключая служащих чиновников и учащихся, получивших на испытании ученую степень, -- лично может заниматься торговлей, не зная никаких гильдейских постановлений. Только в Пекине содержатель лавки первого разряда платит правительству ежегодно пять лан, а содержатель лавки второго разряда -- два с половиной лана серебра; содержатели лавок третьего разряда, то есть мелочных, ничего не платят. Сим налогом ограничивается полицейский сбор с пекинской городской торговли {Эти деньги идут на содержание будочников, которые обязаны в сухое время ежедневно поливать большие и средние улицы, а в дождливое -- сгребать грязь на середину улицы, потом провяливать ее на солнце и снова разравнивать по улице.}. Но есть общий во всем Китае пошлинный сбор с ссудных лавок, которые там заменяют казенные ссудные банки. Желающий открыть ссудную лавку должен получить из казенной палаты билет, по которому ежегодно обязан взносить пошлину. Исключая Юнь-нань и Гуй-чжеу, во всех прочих губерниях вносят с каждой ссудной лавки по пяти лан, в Юнь-нань -- по четыре, в Гуй-чжеу -- по три, в Маньчжурии -- по два с половиной лана серебра. Частные ссудные банки в Китае суть богатейшие торговые заведения. Больших торговых обществ нет, а малых, торгующих сложным капиталом, довольно. Монополий вовсе нет, только в Кантоне маклера, с дозволения местного начальства, долго владели всею иностранною торговлею; но англичане, по последнему торговому договору, освободились от стеснительного посредничества маклеров.
   В Гуан-чжеу-фу, то есть в Кантоне, вся иностранная торговля поручена была тринадцати маклерам, составлявшим вид привилегированной компании под китайским названием Гун-хан. Но в этой компании каждый из тринадцати маклеров торговал на свой счет -- отдельно от товарищей. Их привилегия состояла в том, что одни они имели право променивать внутренние товары на иностранные; а внутренние купцы непосредственно торговать с иностранцами не могли. Наши ученые слова гун-хан переделали по-своему -- в Конг-Хонг.
   В Китае маклер есть лицо, посредствующее в оптовом торгу между продавцом и покупщиком по одной какой-либо ветви торговли. Он избирается местным начальством из капитальных торговцев, известных своею честностью, с поручительством других маклеров по той же ветви торговли, и получает от правительства письменное свидетельство на должность. Маклер, принимая от приезжих оптовых торговцев товары для продажи, вместе с тем принимает на себя обязанность к немедленной уплате после продажи; в случае же неисправного платежа со стороны покупщика у маклера отбирается письменное свидетельство на три месяца. Это есть срок, в продолжение которого ежели уплата будет кончена, то свидетельство возвращается маклеру; в противном случае маклер обязан заплатить. Ежели со стороны маклера сделан будет какой-либо обман, то как у маклера, так и у поручителей его отбираются маклерские свидетельства на срок, данный для уплаты. Ежели маклер уплатит в назначенный срок, то маклерские свидетельства всем возвращаются; в противном случае уплата доправляется с маклеров-поручителей. Ежели обман сделан будет покупщиком, то назначается ему срок для уплаты; а ежели он не в состоянии уплатить всего, то недостающее обязан доплатить маклер. Ежели сам маклер воспользуется суммою, следующей гостям, то назначается срок для описи и продажи имущества его на уплату; а чего недостанет, то обязаны доплатить маклеры-поручители. Впрочем, ошибки и обманы со стороны маклеров весьма редко случаются. В должность маклеров избираются пожизненно, и единожды избранный маклер может быть уволен по старости, по болезни или по расстройству в состоянии. Место его занимается новым маклером. Маклерские свидетельства в отношении к пошлине, ежегодно с них взимаемой, разделяются на три степени: высшую, среднюю, низшую; а пошлина с свидетельств по отношению к месту и предмету торговли простирается от 1 до 150 руб. серебром. Число маклерских свидетельств по всем городам, крепостям и торжкам ограничено законом, и маклерское место может быть прибавлено в таком только случае, если откроется где-нибудь новый торжок. Ныне во всем Китае маклеров считается:
   в Пекине -- 889
   в Чжи-ли -- 13 723
   в Шань-дун -- 5 149
   в Сань-си -- 10919
   в Хэ-нань -- 76 992
   в Цзян-су:
   в Су-чжеу -- 14 224
   в Цзян-нин -- 12 317
   в Ань-хой -- 13 439
   в Цзян-си -- 4 518
   в Чже-цзян -- 9 962
   в Ху-бэй -- 9 248
   в Ху-нань -- 1 101
   в Шань-си -- 3 334
   в Гань-су -- 909
   в Сы-чуань -- 769
   в Юнь-нань -- 92
   в Гуй-чжеу -- 277
   Всего -- 177 872
  
   В Фу-цзянь пошлин с маклерских свидетельств собирается 2720 лан серебра; но сколько свидетельств выдается, неизвестно. В губерниях Гуан-дун и Гуан-си нет штата для маклеров, и число их известно только в Палате Финансов по донесениям начальников губерний. Число маклеров ясно обозначает объем торговли в каждой губернии; но количество процентов, взимаемых маклерами по каждой ветви торговли, зависит от взаимного условия между торгующими, а не определено законами. Еще надобно заметить, что каждый маклер есть оценщик, уравнитель цен и смотритель за злоупотреблениями по своей торговле. Хлебные маклеры смотрят за мерами, весами и добротою хлеба.
   61. На каком основании купец торгует на месте? На каком основании он торгует по всему государству? На каком основании он торгует вне государства?
   Купец и на месте, и по всему государству торгует по собственному произволению, с платежом пошлин и акцизных сборов с товаров; но на пограничную торговлю с иностранцами нужно ему дозволение правительства, почему пограничная торговля находится под стеснительным влиянием местных начальств, и сие влияние иногда стоит купечеству до двух процентов. Заграничный торг производится на одном положении с пограничным, то есть с зависимостью от местного начальства, и притом с разными ограничениями.
   62. Есть ли какое-нибудь предпочтение купцу перед земледельцем или чиновнику перед купцом? Равны ли они перед законом или перед общим мнением, и почему?
   Перед законом земледелец почтеннее купца, а в обществе купец, как по богатству, так и по образованию, берет большое преимущество перед ним. Чиновники весьма возвышены перед всеми сословиями, и законы нигде столь резко не отличают аристократов от разночинцев, дабы внушить последним должное уважение к первым, соединенное с страхом. Но перед законами все равны.
   63. Есть ли между купечеством большие капиталисты? И, примерно, как могут быть сильны их капиталы?
   Капиталистов между купечеством много; даже есть и очень большие, называемые у нас миллионерами. К последним принадлежат соляные откупщики, банкиры, содержатели ссудных лавок и хозяева магазинов с шелковыми товарами в Пекине и других больших городах. Находятся купцы, которые во многих городах ведут обширный торг, но определить сумму капиталов их невозможно.
   64. Кроме прибрежного мореходства, китайцы сами ведут ли торг с островами Китайского моря и Южного океана? Как велико большое мореходство? Сколько людей употреблено для того и для другого?
   С того времени, как мятежничий флот, в начале нынешней династии составившийся из китайских купеческих кораблей, привел пекинский двор в большое беспокойство, морское судоходство, даже рыболовное, стеснено большими ограничениями. В Маньчжурии, покрытой дремучими лесами, дозволяется строить суда не длиннее 32 футов, с одною мачтою и без палубы. В губерниях Чжи-ли и Шань-дун строение судов и лодок совершенно запрещено. Далее на юге, в поморских странах, купеческие корабли дозволяется строить двухмачтовые, но передний, то есть носовой, поперечный брус иметь не длиннее 18 футов. Поперечный брус означает ширину судна, а судно, имеющее поперечный брус в 18 футов, должно иметь 90 футов длины. На корабле, отходящем в море с товарами, дозволяется иметь пушек не более двух, ружей не более восьми, тесаков и луков не более десяти, пороху не более 30 гинов. Судохозяева обязаны и ружья и пушки брать с казенных заводов по билетам от местного начальства. Каждый купеческий корабль при отъезде в море должен представить по себе поручительство десяти других судохозяев, которые подвергаются ответственности за невозвращение отходящего корабля. Все сии предосторожности имеют одну цель: чтобы не допустить южных китайцев составить из купеческих кораблей флот для содействия инсургентам на севере, где народное восстание против нынешних завоевателей Китая почти через каждые 20 лет возобновляется. Очевидно, что нынешнее правительство морскою торговлею Китая пожертвовало собственной безопасности; и хотя эта торговля приведена в известность как у портовых начальств, так и в Палате Финансов, но правительство не дает сим сведениям гласности, и потому неизвестно, сколь велико большое торговое мореходство Китая и сколько людей употребляется для оного. Законом определено только ежегодно отпускать в Японию не более тринадцати кораблей, из коих семь назначаются для привоза казенной меди, а шесть -- для купеческих товаров.
   65. Можно ли приблизительно указать, какие иностранные товары привозятся и какие вывозятся, какое количество и на какую сумму?
   Ввозные по морской торговле, так как и отпускаемые за море товары указать можно по тарифу, но определить количество и ценность оных трудно даже и при том условии, если бы были бы получены таможенные сведения о том из Палаты Финансов. Оптовый в отчетах таможен счет пошлин запутывает эти сведения. Известно только, что из Европы привозят шерстяные ткани в разных видах, карманные часы, зеркала и пушной товар, из Японии -- красную медь до 50 тыс. пудов для правительства, фарфоровую и лаковую посуду и трепангов, с островов Южного океана -- рыбу, говядину и рачьи шейки сушеные, красное и черное дерево, слоновый зуб, мускатные орехи, арек, гуммигут, желтый воск, хлопчатую бумагу, малакское олово, золото в песке, ласточкины гнезда, трепангов, черный горошчатый перец {В Китае находится красный горошчатый перец, растущий на дереве.}, изюм и виноградные вина. Отвозные товары наиболее заключаются в разных сортах чая и частью в шелковых изделиях.
   66. Нет ли каких-нибудь запрещений, ограничений и постановлений тарифных для морской торговли, как своей, так и иностранной?
   В отпуске товаров за границу видны те же меры предосторожности, которые наблюдаются правительством при отпуске купеческих кораблей в море; почему к вывозу запрещены наиболее такие вещи, которые сами по себе не могут составить значительных статей внешней торговли. Такого рода вещи суть: оружие, селитра, сера горючая, медь, железо, воловьи рога {Селитра и сера горючая идут в состав пороха, а воловьи рога идут на выклейку луков.}, шелк, шелковичные черви, китайские законы, география и географические карты. На китайском купеческом корабле, отходящем в море, дозволено отпускать шелковых тканей не более 33 тюков, каждый во 120 гинов, а шелка не более 1200 гинов. Серебро, в металле представляющее ходячую монету, строго запрещено к вывозу; почему внешняя торговля и в сухопутных и морских портах производится одною меною товаров. Запрещение на ввозные товары ограничивается одним иностранным оружием и опием.
   67. Как велика контрабанда, и какие наказания за оную? Какие меры против оной?
   Самая большая контрабанда заключалась в ввозе опия, которым англичане ежегодно снабжали Китай в большом количестве. В последнее время китайское правительство в один раз конфисковало более 80 тыс. пудов опия, привезенного на двадцати купеческих кораблях. Досмотрщики, определенные для поимки контрабандистов, были главными контрабандистами -- не без тайного согласия со стороны местных начальств, начиная с начальника губернии. После сего не нужно говорить о мерах против контрабанды.
   68. Какие деньги ходят в государстве? Золотые? серебряные? медные? По всему ли государству они имеют одинаковую цену? А как известно, что у китайцев в обращении только серебряные слитки, то нужно ли различать слово ценность от цены потому, что, если бы ходила монета, тогда она могла бы иметь цену, особенную от ценности? Так, например, турецкое правительство нередко делает свои пиастры хуже пробой, оставляя им прежнюю цену.
   В Китае нет ни золотой, ни серебряной монеты, а чистое серебро в металле служит мерителем ценности вещей. Оно, как монета и металл, имеет цену, равную ценности, определяемую медною монетою, называемою чохами. Но сия цена изменяется от обстоятельств: при большом требовании на серебро и при недостатке сего металла в обращении цена возвышается; в противном случае упадает. Но серебро, взятое в качестве монеты, в отношении к правительству имеет постоянную цену; ибо законом положено равнять лан чистого серебра тысяче медной монеты, и правительство пользуется этим законом при выдаче войскам жалованья медною монетою. См. Статистическое описание Китайской империи, ч. I, с. 123 и cл.
   69. Нет ли для облегчения промышленности и торговли бумажных или условных денег? Кто выпускает их: правительство или частные люди? Есть ли банки? Кому принадлежат они? Существуют ли векселя, заемные письма? Велики ли проценты на оные для купцов, и есть ли [они] в этом случае для частных займов?
   Бумажные деньги находятся в каждом городе и даже в каждом торговом местечке. Они выпускаются менялами за печатью с их фирмою и обращение имеют в том только месте, в котором давшая их меняльная лавка находится. Бумажные деньги менялов называются денежными билетами, на которых количество суммы надписывается по назначению променивающего серебро на медную монету, как для легкости иметь при себе, так и для удобности удовлетворять мелким нуждам. Менялы по выдаче всех денег, написанных в билете, уничтожают его. При минувших двух династиях, Юань и Мин, правительство выпускало бумажные деньги на серебро в виде кредитных билетов, выдаваемых менялами; но настоящая династия отменила их. Существуют банки, принадлежащие частным людям, но здесь, вопреки европейскому обыкновению, банкир дает переводные векселя, называемые также билетами, для получения суммы в другом городе в банке, ему же принадлежащем, а переводов на посторонние банки не бывает. Существуют и векселя, называемые там заемными билетами, и заемные письма, но нет обыкновения заявлять их у маклеров. Вексель обыкновенно выдается магазином или лавкою в виде денежного заемного билета и обеспечивается приложением печати с их фирмою, а заемные письма обеспечиваются верным залогом или только поручительством магазина или лавки -- надежных. Купеческие проценты умеренны; а для частных займов в Пекине на большую сумму не более одного, на среднюю -- двух процентов в месяц. Впрочем, как займы и ссуды делаются на различных условиях, то и проценты, смотря по условиями, различны. Например, занявший 100, на условии с следующего дня начать уплату ежедневно по 1, платит не более полупроцента в месяц, но только с полной заемной суммы до конца уплаты. Правительство ссужает частных людей за один процент в месяц, и этот процент считается законным.
   70. Велик ли торговый процент? Под словом торговый процент разумеется барыш, приобретаемый в год на оборот капитала купеческого.
   В многоразличных родах торговли и процент торговый должен быть многоразличен; а чистый процент в большой торговле, по уверению купцов, не превышает 10/100.
   71. Не имеют ли влияния бумажные или условные деньги на курс звонкой монеты?
   Выше было сказано, что в Китае существуют бумажные деньги, выпускаемые менялами по требованию променивающих серебро на медную монету, -- как для легкости иметь при себе, так и для удовлетворения мелким нуждам, а отнюдь не для облегчения промышленности; а сверх того, они имеют кратковременное обращение в своем только месте; почему такие бумажные деньги по самому своему назначению не имеют никакого влияния на курс звонкой монеты. Напротив, серебро и медная монета как постоянно ходячие монеты при недостатке того или другого взаимно имеют небольшое влияние на курс. Например, весною и осенью при взносе поземельного оброка в казну курс на серебро поднимается во всем государстве, потому что крестьяне за свои произведения на рынках более получают медную монету, а оброк обязаны вносить серебром. В Пекине в тот месяц, в который жалованье солдатам выдается медною монетою, курс на серебро также повышается; а в противном случае наоборот. В настоящее время минувшая война с Англией возвысила курс на серебро [на] 50%. Сведение о курсе денежном в Китае очень любопытно. Каждое значительное место имеет свой курс на серебро, и этот курс в каждом месте назначается маклерами по меняльному торгу. В Пекине меняльные маклера имеют сборное место, в котором каждый маклер занимает особливую комнату с весками на столе. Менялы ежедневно поутру приносят к маклерам серебро и свешенное оставляют у них. Поверенные от больших лавок, особенно чайных, мелочных и холщовых, более имеющих дробной продажи, в то же время приходят к маклерам с объявлением, кто сколько желает выменять серебра на медную монету, и уходят. Около 10 часов утра маклера, сообразив требования серебра с требованием медной монеты, установляют курс того дня. Около полудня поверенные получают от маклеров серебро на честном слове -- требующееся количество медной монеты наличною доставить в тот же день в назначенные маклерами места. Обманы и подлоги в сем случае весьма редки, потому что как маклера, так и поверенные с денежными требованиями от торговых заведений обеспечены надежными поручительствами.
   72. Принимается ли в обращение иностранная монета?
   Прежде в южной половине Китая имели обращение испанские пиастры, которыми англичане доплачивали китайцам за товары; но эти пиастры принимались как металл, а не монета, то есть по весу и внутреннему достоинству. Но как пиастры не все имели одинаковое достоинство, то китайское правительство никогда не принимало их в казну; да и по новому торговому договору англичане обязались для уплаты пошлины переливать европейскую монету в слитки у китайских литейщиков, которые за подлог подвергаются ответственности перед законами. Кроме пиастров, другой иностранной монеты не видно в Китае.
   73. Позволен ли вывоз дорогих металлов и монеты за границу? Позволено ли переделывать монету в изделия?
   Металлы, исключая серебра, дозволены к вывозу за границу; но золото по его дороговизне против европейского курса весьма редко, и то в изделиях вывозится. Количество прочих металлов, извлекаемое из рудников, едва достаточно для собственного потребления. Китайская медная монета не имеет внутреннего достоинства, равного ее цене, определенной правительством, и потому ни металлы, ни монета не вывозятся за границу. Переливать медную монету в изделия нет никакой выгоды, и потому вместо переливания в Южном Китае отливают медную монету весом вполовину легче казенной, что, впрочем, законами запрещено.
   74. Так как и дороги и каналы, мосты и перевозы, одним словом -- все способы сообщения служат проводниками промышленности и увеличивают богатство народное, то кто устраивает их? Кто содержит их: само ли правительство или частные люди? Ежели частные люди, то остаются ли устроенные ими сообщения во всегдашнем их владении, или полагается владению их какой-нибудь срок?
   Западная половина и северные пределы Китая переплетены кряжами высоких гор, местами покрытых вечными снегами; почему горные реки, летом усиливаемые таяньем снегов и проливными дождями, стремятся с неимоверною быстриною, заносят многие места песком или прорывают плотины и берега и разливаются по равнинам. Все таковые реки, как для выгод земледелия, так и для торговых сообщений, требуют ежегодной починки плотин и гатей и прочищивания. Правительство значительные работы само исправляет, а маловажные, исправляемые более для выгод земледелия, возлагает на местных жителей вместо земской повинности. Малые каналы, особенно прорытые для орошения полей или для спуска излишних вод, поддерживаются местными же жителями. Что касается до Хлебного канала и берегов Желтой реки, ежегодное прочищивание первого и починку плотин по второй -- как огромные работы -- правительство производит на свой счет. В прошлом, 1843 году починка прорванной плотины на Желтой реке стоила около 35 млн. рублей серебром. Морские плотины в Цзян-нань и Чже-цзян, от Сун-чжеу-фу на юг до Шао-син-фу, хотя устроены единственно для выгод земледелия, но по обширности работ также поддерживаются правительством, только из хозяйственных сумм. Что касается до дорог и мостов, проселочные дороги и с мостами поддерживаются земскою повинностью, а большие -- правительством. Малые перевозы содержатся частными людьми, а большие -- правительством же. Если же работа по малым дорогам, побочным каналам и речным берегам значительна, то производится наймом под надзором гражданского начальства, а с местных жителей, вместо повинности натурою, собирают деньгами и о расходах доносят Палате Финансов.
   75. Есть ли какой-нибудь налог на проезд по каналам или дорогам и проч., или собирается просто подать на их содержание?
   На проезд по каналам и дорогам нет налогов, а на ежегодные починки плотин и прочищение реки и каналов в огромном размере -- исключая приморских плотин -- собирается особенный денежный налог в тех губерниях, через которые лежат водяные по хлебному каналу сообщения, например,
   в Чжи-ли собирается -- 10 470 лан серебра
   в Хэ-нань -- 90 880 лан серебра
   в Шань-дун -- 45 440 лан серебра
   в Ань-хой -- 22 620 лан серебра
   в Цзян-су -- 207 800 лан серебра
   из хозяйственных сумм от соляных приставов берется -- 380 000 лан серебра
   Всего -- 757 220
  
   Если сумм, собираемых налогом, недостанет для исправления годовых работ, то, с разрешения государева, заимствуются из государственных доходов. В некоторых местах на ежегодные водяные работы определены известные суммы; а в тех местах, где ничего не назначено, употребляют из хозяйственных остатков от окладных сумм. Предохранительные водяные работы по рекам Ян-цзы-цзян и Хань-цзян, производимые для общенародной пользы, в некоторых местах исправляются на счет казны, а в других -- на счет местных жителей. Починка мостов и исправление больших дорог по губерниям производятся на счет казны, по распоряжению начальников губерний.
   76. В каком состоянии дороги и все пути сообщения?
   Хороших дорог мало; даже большие дороги в некоторых местах, особенно по глинистой почве, в дождливое время трудны для проезда Только дороги, лежащие по твердому грунту и проложенные через каменные горы, находятся в хорошем состоянии. Торговые сообщения наиболее производятся водяными путями; и потому правительство более обращает внимание на прочищение каналов и починку плотин, нежели на исправление больших дорог. В Южном Китае почти не знают гужевой перевозки тяжестей.
   77. Какого рода дороги? Их ширина и устройство?
   Дороги по большей части земляные, а ширина их не определена законом и зависит более от местоположения. Особенного устройства на них не видно, а только поддерживаются для свободного сообщения одних мест с другими.
   78. Какого рода каналы? Их ширина, глубина, и обложены ли они чем-нибудь. Есть ли на них шлюзы?
   В Китае только по Хлебному, иначе Императорскому, каналу ходят суда в 60 тонн груза; но к тому времени, как надобно идти караванам, части канала, искусством устроенные, наполняются водою из боковых речек и ключей, нарочно для сего проведенных в него; а для удержания воды построены в нужных местах глухие шлюзы, при которых кладь с судов перегружают на другие суда. По сей причине от Цзи-нань-фу в губернии Шань-дун до Хан-чжеу-фу в губернии Цзян-су для сплавки казенных тяжестей находится 112 караванов, в коих на 5939 судах ежегодно служат 238 офицеров и 54 000 военнопашцев. По прочим каналам ходят большие лодки. Берега искусственных каналов и плотины по их берегам вообще земляные. Одни только шлюзы и водоспуски построены из гранита. Глубина Хлебного канала, до 4 футов, считается достаточною для прохода китайских судов, вообще плоскодонных. Ширина искусственных каналов от 10 до 20 русских сажен {Хлебный, иначе Царский, канал описан в Статистическом описании Китайской империи в ч. II, на с. 343 и сл.}.
   79. Какого рода суда ходят по каналам и много ли поднимают грузу? Ширина их?
   Казенные сплавные суда, строящиеся в Цзян-нань и Чже-цзян, имеют 80 футов длины, 15 ширины, киль 59 футов длины, в Цзян-си, Ху-бэй и Ху-нань имеют 90 футов длины, 16 V ширины, киль в 70 футов длиною. Срок плавания их ограничивается десятью годами. Это речные казенные суда. На каждое такое судно полагается 400 мешков хлеба, что составляет около 45 тонн; сверх сего, на каждом судне дозволяется солдатам везти 150 мешков произведений своего места, что составляет около 15 тонн. Купеческие самые большие, то есть морские двухмачтовые суда, по уложению, имеют поперечный носовой брус не длиннее 18 футов; если приложить к сему числу дождевые стоки, то судно получит до 30 футов ширины. Поперечный носовой брус определяет ширину китайских кораблей и судов. Речные купеческие суда имеют носовой брус от 6 до 16 футов. Следовательно, самые большие купеческие суда могут вмещать не более 80 тонн.
   80. Каким образом сухопутно перевозят тяжести: посредством ли быков, лошадей, верблюдов и проч.?
   В тех местах Северного Китая, где нет водяного сообщения, для перевоза тяжестей употребляют лошадей, лошаков, ослов и быков в совокупности; потому что под тяжелым возом бывает от трех до семи скотин. В оглобли впрягается сильная лошадь, лошак или бык, а прочие скотины идут на длинных пристяжках. По трудным горным дорогам сей же скот, кроме быков, употребляется под вьюки. По северной границе много употребляют и верблюдов, пригоняемых из Монголии. В Южном Китае, при обширности водяного сообщения, только в одном месте находится волок, а именно через хребет Юй-линь {Хребет Юй-линь лежит на меже, отделяющей губернию Гуан-дун от губерний Ху-нань и Цзян-си.}, через который, по неимению скота, все тяжести переносятся людьми на коромыслах {В Китае вообще переносят тяжести из одного места в другое коромыслами, которые для сей цели, по своему устроению, очень удобны. Большие тяжести переносят на рычагах -- вдвоем, вчетвером и более.} и рычагах.
   81. Нет ли каких-нибудь монополий у самого правительства, так как, например, в европейских государствах: в иных -- на табак и соль, в иных -- на соль и вино?
   В Китае продажа соли исключительно принадлежит правительству, а ежегодное потребление оной простирается до 96 млн. пудов. Ловля соболей и добывание дорогого корня женьшень принадлежат дворцовому казначейству, но в известном количестве; остальное промышленники имеют право продавать по своей воле. Что касается до соли, устав о выварке и распродаже ее показывает монополию, совершенно новую для Европы. Соль наиболее употребляется выварная из морской воды и частью из соляных ключей. Морская выварная соль приготовляется по всему восточному морскому берегу крестьянами, которые числятся казенными соловарами. Они платят правительству подушное от 60 до 120 коп. серебром и от 15 до 40 фунтов соли с души; сверх того, платят небольшую подать с земли, на которой соль вываривают, и акциз с каждого котла, в котором соль вываривается. Всю вываренную соль правительство берет себе по указной цене. Откупщики платят казне за билеты {В билетах означается количество соли, получаемой из соляных магазинов.}, по которым получают соль из казенных магазинов, акциз за каждый куль соли и пошлину при проходе через некоторые таможни. Соль берут они на условии: продавать в известных местах, не переступая межи, и притом по цене, правительством утвержденной для каждого места {Цены соли ежегодно изменяются. В сухое лето более вываривают, а в дождливое -- менее, потому что в сырую погоду рапа не вываривается.}. Весы даются им от правительства В губернии Сы-чуань, где наиболее вываривается колодезная соль, собирается акциз только с колодцев, а откупщики платят за билеты на получение соли для продажи на одном условии с морскою солью. В некоторых местах на северных пределах Китая употребляют соль ископаемую и самосадку, за что с местных жителей собирается небольшой денежный оброк, причисленный к поземельному сбору. В Китае нет торга по соляным откупам, а откупщики избираются правительством из богатейших купцов. По соляной части есть в некоторых местах разные другие, только маловажные изменения, но для каждого места назначено известное годовое количество развозной соли. Соляное производство описано в ч. I Статистического описания Китайской империи на с. 133 и cл.
   82. Как велики пошлины на внешнюю торговлю? Как велики пошлины на внутреннюю торговлю? Пошлины полагаются ли просто процентами с цены или разлагаются различно по родам товаров?
   Пошлины с товаров и по внешней и по внутренней торговле умеренны; но взимаются с одного и того же товара в каждой таможне, через которые проходить ему доведется {Пошлина платится с товаров только при перевозе их через таможни и таможенные заставы; а с вещей, поступающих на рынки, на месте их произведения ничего не платят. Пошлина собирается не с одних торговцев, а со всех проезжающих -- без разбора лиц, потому что постоянного купеческого сословия нет в Китае.}. Сим образом, чем далее вещь идет от места ее ввоза или произведения, тем в равном содержании и пошлина на нее возрастает. Пошлины разлагаются по родам товаров с разбором некоторых товаров по сортам, притом в некоторых только таможнях; а наиболее пошлины взимаются с количества и числа вещей, без различия их ценности по доброте. Пошлинный тариф для всех таможен имеет одинаковое разделение, на пять отделений, кои суть:
   1) пошлины с одеяния;
   2) пошлины с съестных вещей;
   3) пошлины с употребительных вещей;
   4) пошлины с мелочных вещей;
   5) пошлины с продажного скота;
   6) при водных портах береговая пошлина с меры купеческих кораблей и судов.
   Пошлины взимаются, как выше было сказано, со всех произведений земли и промышленности, но в самом образе взимания оных в таможнях есть различие, как то:
   1. В Пекине в атласе и газах мера ткани на один кафтан считается целым куском, а мера на три курмы считается двумя кусками, даже если бы и недостало сколько-нибудь. В прочих шелковых тканях 24 фута считаются одним куском; остаток от конца причисляется к следующему куску. 30 футов бумазеи и цзяньчи считаются куском. Готовые платья не подлежат пошлине.
   2. В прочих таможнях считают некоторые товары:
   а) ломовыми телегами, полагая в ней известный вес товара или известное число кусков, листов и проч. Например, в Шань-дун в каждой телеге с лекарственными или с шафраном полагается 1000 гинов товара; телега с сухою закваскою в больших кусках вмещает 600 кусков, телега с красною бумагою из Южного Китая вмещает 20 000 листов;
   б) бунтами или тюками, полагая в них известный вес товара; например, в Сань-си тюк шафрана весит 500, тюк овечьей шерсти весит 100 гинов;
   в) ящиками, полагая в ящике известный вес товара; например, ртути и киновари кладется в ящик по 100 гинов;
   г) мешками, полагая в мешке известный вес товара; например, мешок мускусу весит 30, мешок волос из конского хвоста -- 160 гинов;
   д) бочками, полагая в бочке известный вес жидкости; например, бочка {Бочкою назван большой, из прутьев сплетенный короб, как внутри, так и со вне оклеенный промасленною бумагою; отверстие сверху посредине, как у европейской бочки. В таких коробьях держат всякое постное масло и хлебное вино.} с маслом из мелисы вмещает 500 гинов сей жидкости; большая бочка с хлебным вином вмещает 600, полубочка -- 300 гинов вина;
   е) коробьями, полагая в коробе известный вес товара; например, короб с тушью содержит в себе 100 гинов сего товара.
   А чтобы показать, как велики пошлины, здесь представляется сбор с некоторых товаров в двух таможнях по сухому пути, в двух -- по Хлебному каналу и акцизный сбор в крепости Цзюй-юн-гуань.
  
   I. Тариф в Пекине
   а) с одежды:

лан

чин

фун

ли

   с нового собольего меха1
   с меха из леопардовых пашинок
   с рысьего меха
   с десяти лисьих мехов

по

--

4

2

--

   с десяти волчьих мехов
   с десяти горностаевых шуб и курм

по

--

1

8

8

   с бельего меха
   с десяти собачьих мехов

по

--

--

4

8

   с атласного кафтана
   с гродетурового кафтана

по

--

1

8

--

   со ста пар травяных башмаков лучшей доброты

--

6

--

4

   с пары атласных сапогов

--

--

3

--

   с пары юфтяных сапогов

--

--

1

2

   б) с съестных товаров:
   со ста гинов разных круп

--

1

4

4

   со ста гинов крупчатой муки

--

--

6

--

   с мешка белого риса

--

--

1

2

   со ста гинов сезама

--

--

2

2

   со ста гинов горячего вина

--

1

2

--

   чая лучшего

--

3

6

--

   среднего

--

1

2

--

   нижнего

--

--

7

2

   морских кубышек (хай-шень)

--

2

4

--

   со ста гинов перьев акулы
   рыбных клеевых пузырей

по

--

2

4

--

   с мороженой свиной туши
   с десяти вяленых гусей

по

--

--

3

--

   с гина ласточкиных гнезд
   со ста гинов померанцев, апельсинов, айвы и разных других плодов Южного Китая

--

1

2

--

   со ста гинов опортовых яблок

--

--

9

--

   леденца

--

2

8

--

   меда

--

2

4

--

   со ста гинов белого сахара в песке

--

2

--

4

   черного

--

1

2

--

   в) с употребительных вещей:
   с куска штофа

--

1

5

--

   атласа разных цветов

--

--

9

--

   крепа разных сортов

--

--

4

8

   со ста кусков лучшей алой и черной китайки

--

4

--

8

   с камчатского бобра

--

8

--

--

   со ста шкурок горностая

--

3

6

--

   с десяти низких соболей
   с сотни лисьих черевок

по

--

3

--

--

   с сотни собольих лап
   рысьих лап

по

--

3

--

--

   с морского котика

--

2

--

--

   с сотни белки и ласточки

--

1

8

--

   горностая, южной китайской и серой американской белки

--

3

6

--

   с сотни собольих хвостов и лисьих лап

--

1

5

--

   с тигровой и леопардовой кожи и сотни мерлушек

--

1

2

--

   с лучшего соболя, рыси и черной лисицы, со ста штук кошачьих и собачьих шкур

по

--

--

6

--

   с соболя средней руки и заморского с красной и желтой юфти,

по

--

--

4

2

   с куницы, с бурой лисицы

--

--

3

--

   со ста гинов мебели краснодеревной

--

4

8

--

   с десяти гинов изделий из сандалового дерева и бука

--

1

2

--

   со ста гинов медной посуды

--

6

--

--

   оловянной посуды

--

3

--

--

   с сотни поясных ножей

--

6

--

--

   со ста гинов ножниц

--

2

4

--

   с сотни железных лопаток

--

2

--

--

   с телеги фаянсовой посуды

--

3

6

--

   с вьюка

--

1

8

--

   с коромысла

--

--

6

--

   со ста гинов стеклянной посуды

1

2

--

--

   со ста гинов изделий из литика

--

6

--

--

   с нефритовой вещи большой

--

4

8

--

   средний

--

2

4

--

   малой

--

1

23

--

   г) с мелочных товаров:
   со ста гинов самородной киновари

1

6

--

--

   искусственной

1

2

--

--

   желтого воска обоего купороса

по

--

4

--

2

   со ста гинов селитры

--

4

--

2

   рыбного клея

--

2

--

4

   с десяти гинов ртути

--

1

3

2

   вареного лака

--

--

9

--

   белого воска

--

--

9

6

   д) со скота:
   с быка

--

--

3

--

   с свиньи

--

--

2

--

   с барана

--

--

1

--

  
   1 Здесь под мехом разумеется шуба.
  
   II. Калганский тариф
  

лан

чин

фун

ли

   а) с одеяния:
   с лисьей и волчьей курмы

--

1

5

--

   с курмы из собольих лапок и сурковой шубы

--

1

--

--

   с овчинной шубы

--

1

--

--

   б) с съестных вещей:
   с вьюка сезама и крупчатой муки

--

--

4

--

   с мешка пшеничной сеяной муки

--

--

3

--

   с мешка монгольской соли

--

1

5

--

   с большого ящика чая

--

2

--

--

   с половинного

--

1

--

--

   с вьюка масла и имбиря

--

--

6

--

   со свежих, сухих и обсахаренных плодов

--

--

6

--

   с вьюка сахара в песке

--

--

6

--

   с десяти гинов меда

--

--

1

--

   в) с употребительных вещей:
   с куска штофа и черного верверета

по

--

2

--

--

   с куска штофа средней руки

--

1

--

--

   с тюка китайки разных сортов

--

--

5

--

   с морской выдры 1-го сорта

--

3

--

--

   -- 2-го сорта

--

1

5

--

   с рысьей, тигровой, леопардовой и волчьей кожи

по

--

--

5

--

   с горностая, рослой лисицы, с корсака, с кожи барсучьей, оленьей, коневьей, воловьей и черной мерлушки

по

--

--

1

--

   с соболя и речной выдры

по

--

--

3

--

   с сурка и белки

по

--

--

--

5

   с мерлушки, с красного и зеленого сафьяна

по

--

--

--

3

   г) с мелочных товаров:
   с десяти гинов разных красок

--

--

2

--

   со связки румян в 20 листов

--

--

1

--

   с гина киновари и ста гинов крапа

по

--

--

--

5

   со ста гинов обоего купороса

по

--

--

3

--

   с гина белого воска

--

--

3

--

   с гина лака

--

--

2

--

   с вьюка мелочных товаров, не поименованных в тарифе

--

3

--

--

   д) со скота:
   с верблюда

--

5

--

--

   с лошака и лошади

по

--

3

--

--

   с быка

--

2

--

--

   с осла

--

1

6

--

   со свиньи большой

--

--

3

--

   -- средней

--

--

3

--

   с барана

--

--

3

--

  
   III. Тариф в Тьхянь-цзинь-фу
  

лан

чин

фун

ли

   а) с одеяния:
   с собольего и рысьего меха

по

--

7

--

--

   с бельего меха

--

5

--

--

   с атласа на кафтан

--

--

8

--

   с гродетура на кафтан

--

--

8

--

   б) со съестных вещей:
   с мешка рисовой крупы

--

--

4

--

   -- сезама

--

--

5

--

   со ста гинов сушеных грибов

--

6

7

--

   -- горошчатого перца

--

7

--

--

   -- орехов и разных плодов

--

1

7

--

   -- плодов обсахаренных

--

6

--

--

   со ста гинов белого сахара, леденца и меда

--

3

4

--

   в) с употребительных вещей:
   с куска камлота и верверета

--

4

--

--

   с куска гродетура

--

1

5

--

   с газа на платье

--

3

--

--

   со ста концов голубой китайки

--

6

8

--

   г) с мелочных товаров:
   со ста гинов гуммигута

3

--

--

--

   с гина румян

--

6

8

--

   с тысячи гинов пеньковых веревок

--

5

--

--

   со ста гинов хлопчатобумажных семян

--

6

--

--

   д) со скота:
   с быка и с двух бычков

по

--

--

3

--

   с барана и с двух ягнят

по

--

--

3

--

   с борова и двух свиней

по

--

--

3

--

   е) береговое с меры судов:
   с купеческого судна, имеющего носовую поперечную балку
   в 6 футов

--

6

2

--

   в 7 футов

--

7

2

--

   в 8 футов

--

8

--

--

   в 10 футов

1

--

2

--

   в 11 футов

1

1

2

--

   в 12 футов

1

3

--

--

   в 13 футов

1

6

8

--

   в 14 футов

2

1

8

--

   в 15 футов

2

5

8

--

   в 16 футов

2

9

8

--

  
   IV. Тариф в Хуай-ань-фу
  

лан

чин

фун

ли

   а) с одеяния:
   с курмы и шубы горностаевой

по

--

3

9

--

   бельей

по

--

--

8

--

   с коромысла театрального платья

--

4

--

--

   нагрудников

--

2

--

--

   ношеного платья

--

1

7

--

   рубашек

--

--

8

--

   с десяти пар китайных сапогов

--

--

5

--

   с десяти пар шелковых чулков

--

--

4

--

   б) с съестных вещей:
   с коромысла просяной крупы

--

--

8

--

   сезама

--

--

6

--

   прочих круп

--

--

5

--

   пшеничной и гречневой муки и бобов

--

--

5

--

   с коромысла чая

--

--

8

--

   с коромысла листового табаку

--

1

--

--

   в) с употребительных вещей
   с верблюда с атласом и гродетуром, считая на верблюде по 240 гинов (около 8 1/2 пуда).

--

7

--

--

   с верблюда с китайкою разных цветов, считая на верблюде по 24 тюня

--

5

4

--

   с соболя

--

--

5

--

   с десятка белки

--

--

4

--

   с лисицы

--

--

1

--

   с коромысла шерстяных изделий

--

2

7

--

   с коромысла муравленой посуды

--

1

7

--

   г) с мелочных вещей:
   с верблюда с корнем женьшень, считая на верблюде по 140 гинов

1

--

--

--

   с коромысла белого воска и ртути

--

2

7

--

   с коромысла индиго, румян и киновари

--

2

7

--

   с еловой доски шириною около трех футов

3

--

--

--

   с коромысла розового дерева

--

2

7

--

   с коромысла медной и железной проволоки

--

8

--

--

   с коромысла меди и олова в старой посуде

--

1

2

--

   с коромысла пеньковых веревок

--

--

8

--

   шерсти

--

2

7

--

   с верблюда, с мелочными товарами, с юга идущими, полагая вьюк в 240 гинов

--

5

4

--

   с осла с мелочными товарами, полагая вьюк в 120 гинов

--

2

7

--

   с коромысла мелочных товаров из Цзян-нин-фу

--

1

7

--

   д) со скота:
   с буйвола

--

--

3

--

   с десяти овец

--

--

9

--

   с десяти коз

--

--

7

--

   с живой свиньи, на лодке привезенной

--

--

5

--

   с живой свиньи, переплывшей через пролив

--

--

1

--

  
   V. Акцизный сбор в крепости Цзюй-юн-гуань {Крепость Цзюй-юн-гуань лежит в 60 ли от Пекина на север по дороге в Калган. См. в Записках о Монголии, с. 8 и 9.}
  

лан

чин

фун

ли

   с лошачьего вьюка с лучшими шелковыми тканями

2

4

--

--

   с лошачьего вьюка с разными шелковыми и шерстяными тканями и с различными другими произведениями Южного Китая

1

2

--

--

   с лошачьего вьюка с атласными сапогами и башмаками

1

--

--

--

   с лошачьего вьюка с конскою сбруею

--

8

--

--

   с лошачьего вьюка с разными чаями, писчею бумагою, сушеною печерицею, рыбьим клеем и овечьею шерстью

--

4

--

--

   с лошачьего вьюка с курительным табаком, с разною металлическою посудою, хлопчатою бумагою, с сырыми и приготовленными

--

3

--

--

  
   Сим образом со всех других товаров пошлина взимается с лошачьего вьюка; с ослиного вьюка с теми же товарами взимается половинная пошлина.
   83. Какими способами взимаются пошлины со внешней и внутренней торговли? Устроены ли таможни для досмотров? И где сии таможни устроены?
   Пошлины с товаров взимаются и по внутренней, и по внешней торговле в таможнях, устроенных по губерниям в таких местах, которых местные произведения при выходе из своего и входе в другие места миновать не могут. Таковых таможен находится двадцать четыре:
   В губернии Чжи-ли
   в Пекине:
   1) Чун-вынь-мынь-гуань;
   2) Цзо-и-гуань;
   3) Ю-и-гуань;
   в Тхун-чжеу
   4) Цзо-лян-тьхин;
   в Тьхян-цзинь-фу.
   5) Тьхянь-цзинь-гуань;
   в Шань-хай-гуань:
   6) Шань-хай-гуань;
   в Чжан-цзя-кхэу.
   7) Чжан-цзя-кхэу-гуань.
   В губернии Сань-си
   в Ша-ху-кхэу.
   8) Ша-ху-кхэу-гуань;
   в Хухэ-хотпа:
   9) Гуй-хуа-чен-гуань.
   В губернии Шань-дун
   в Линь-цин-чжеу:
   10) Лин-цин-гуань.
   В губернии Цзян-су
   в Сун-цзян-фу
   в 90 ли от города сего же имени на северо-востоке:
   11) Цзян-хай-гуань;
   в Су-чжеу-фу:
   12) Гу-е-гуань;
   в Хуай-ань-фу
   на северо-западе от города сего же имени
   в крепости Бань-чжа-чжень:
   13) Хуай-ань-гуань;
   в Ян-чжеу-фу:
   14) Ян-чжеу-гуань;
   15) Си-ань-гуань.
   В губернии Ань-хой
   в Фын-ян-фу:
   1 б) Фын-ян-гуань;
   17) Фу-ху-гуань.
   В губернии Цзян-си
   в Цзю-цзян-фу:
   18) Цзю-цзян-гуань;
   в Хань-кхэу:
   19)Хань-гуань.
   В губернии Фу-цзян
   в Фу-чжеу-фу:
   20) Минь-хай-гуань.
   В губернии Чже-цзян
   в Хан-чжеу-фу:
   21) Чже-хай-гуань;
   22) Бэй-синь-гуань, в 10 ли от Хан-чжеу-фу на запад.
   В губернии Гуан-дун
   в Гуан-чжеу-фу:
   23) Тхай-пьхин-гуань;
   24) Юе-хай-гуань {Сколько каждая таможня ежегодно представляет пошлинного сбора, это можно видеть в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с 137 и cл.}.
  
   Купцы по прибытии в таможню представляют роспись товаров с означением доброты, веса и меры каждого товара. В таможне после поверки товаров с представленною росписью составляют смету пошлин, которую сами хозяева товаров опускают в ящик и собственноручно вписывают в книгу, что пошлины, внесенные ими в известном числе, опущены в ящик. После сего таможня изготовляет две в получении пошлины расписки, из коих одну выдает купцам, а другую отправляет в Палату Финансов для поверки.
   Для каждой таможни издан особливый тариф, и таможня с товаров, не именованных в ее тарифе, не может требовать пошлин. У ворот каждой таможни и на торговых площадях того места должен быть выставлен -- для общего сведения -- местный тариф, крупными буквами напечатанный; а местное начальство обязано напечатать тот же тариф мелкими буквами и выдавать купцам со взиманием 2/100 лана за тетрадку. Что касается до иностранной торговли, пошлина с иностранцев взимается в юго-восточных приморских таможнях, а в сухопутных таможнях пошлина за ввозные товары взимается с внутренних купцов, потому что ни один из иностранных народов не имеет права производить торговлю внутри Китая.
   84. Пошлины взимаются просто для доходов государственных или для поощрения промышленности одной губернии перед другою, внутренней против внешней?
   Пошлины взимаются чисто для государственных доходов и разделяются на положительные и надбавочные, на прямые и косвенные. Положительными пошлинами называются те, которые утверждены были при первоначальном издании тарифа. Впоследствии, по возвысившимся на все ценам, и пошлины были возвышены, но не переменою тарифа, а надбавкою. Сии положительные и надбавочные пошлины должно назвать прямыми; потому что они составляют чистый государственный доход. К косвенным пошлинам причисляется: а) акцизный сбор с товаров, производимый в некоторых городах на содержание присутственных мест или для покрытия местных общественных издержек; например, в губерниях Цзян-су, Ань-хой, Чже-цзян и Ху-бэй производится на починку плотин; б) сбор пошлин с одного амбалажа, не касаясь товаров; в) береговой сбор с судов; г) сбор с риса и пшеницы, водою перевозимых; д) сбор с крепостей и билетов на владение судами, и е) сбор с судовых канатов и проч. Для предупреждения злоупотреблений в таможнях количество годовых пошлин, и положительных и надбавочных, определено законом {См. Статистическое описание Китайской империи, ч. I, с 137 и cл.}. Предписывается только собрать несколько более против определенного, а недостаток директоры обязаны пополнять собственными деньгами. Правительство наиболее поощряет производящую и частью обрабатывающую промышленность, а это поощрение заключается в непосредственном надзоре. Променивающая промышленность находит себе большое поощрение в свободе, которой пользуется внутренняя торговля в Китае.
   85. Можно ли приблизительно определить, в каком отношении пошлина в массе торговли, то есть сколько процентов можно считать пошлины, взимаемой с оборотных капиталов?
   Сведения о сборе пошлин хотя находятся в таможнях и Палате Финансов, но по оным сведениям невозможно определить меру пошлин в отношении ко всей массе торговли; во-первых, потому, что в самых тарифах пошлина наиболее определена без разбора степеней в доброте одной вещи перед другою такою же; во-вторых, потому, что каждая таможня показывает только такое количество объявленных в ней товаров, пошлина с коих достаточна составить требуемое уложением количество положительных и надбавочных пошлин. Сверх сего, самые пошлины чрезвычайно умеренны; а доказательством этой умеренности служит то, что сбор пошлин как по внутренней, так и по внешней торговле не простирается выше 3 840 000 лан серебра; а если к сему числу приложить 50 тыс. пудов пошлинного чая, собираемого в Гань-су при отпуске его в Хухэнор и Тибет, что стоит около 200 000, то весь пошлинный сбор составит 4050 тысяч лан серебра; а эту сумму, без стеснения для купцов, можно было бы собрать с одних хлопчатобумажных изделий как вещей, употребительнейших в народе без исключения состояния.
   86. Можно ли приблизительно сказать, что стоят таможни, чтоб положить, во сколько обходится сбор пошлин?
   Содержание таможен стоит около 253 тыс. лан серебра; но эта сумма собирается надбавкою 15% на пошлинный сбор.
   87. Какую часть государственных доходов составляют пошлины? Государственные доходы, со включением сбора хлебом и разных мелочных сборов, простираются до 44 млн., а пошлинный сбор -- до 4 050 000 лан серебра; следовательно, пошлины составляют не более десятой части государственных доходов.
   88. Налоги на промышленность и пошлины составляют ли чистый государственный доход, или употребление оных имеет особенное назначение?
   Налоги на промышленность с пошлинами составляют чистый государственный доход, употребляемый на государственные расходы по хозяйственной части. Прочие косвенные сборы имеют особенное назначение.
   89. Как велик государственный доход?
   Подушный сбор с 28926067 душ, записанных в окладе в 1711 году, простирается до -- 3 182 000 лан сер.
   Поземельный сбор простирается до -- 26 500 000 лан сер.
   Сбор с выварки и продажи соли -- 7 480 000 лан сер.
   Пошлины с товаров -- 3 848 000 лан сер.
   Налоги разных именований -- 2 300 000 лан сер.
   Сбор хлебом до -- 4 100 000 меш.
   Мешок хлеба оценивается в лан серебра: следовательно, чистый государственный доход простирается до 44 млн. лан, что составляет около 1 000 000 пудов серебра. В этот счет не входят разные акцизные сборы и деньгами и вещами.
   90. Какие из произведений дают более дохода для государства?
   Соль и чай наиболее; за ними шелк и хлопчатая бумага. Соли ежегодно вываривается около 96 млн. пудов. В 1812 году на вывоз чая на рынки выдано билетов было почти на полтора миллиона пудов. Впрочем, тайный провоз соли сухим путем и тайный вывоз чая в море должен быть немаловажен.
   91. Много ли и каких металлов доставляют рудники? На каких началах разрабатывают рудники? Кто разрабатывает, казна или частные люди? Кому принадлежат они? Все ли количество добываемых металлов пускается в обращение?
   Ведомости о работах в рудниках, представляемые начальниками губерний правительству, остаются в Палате Финансов необнародованными; и потому невозможно знать, сколько каких металлов доставляют рудники. В уложении Палаты Финансов изложены только образ открытия рудников и копей, способ взимания акциза и акцизные проценты с добываемых металлов.
   Рудники разрабатываются частными людьми, а открываются и закрываются с утверждения верховной власти. Перед открытием горного завода начальник губернии должен отправить способного чиновника, который с местным начальством тщательно осмотрел бы места, назначаемые для разработки рудника, не касаясь обывательской земли под пашнями, садами, жилищами и могилами. После такого освидетельствования начальник губернии должен испросить у государя разрешения на разработку рудника, а по истощении рудных жил таким же образом представить и о закрытии рудника. Запрещается открывать рудники в местах, удаленных от селений, и в дремучих лесах, где трудно иметь надзор за добыванием металлов. Рудники разрабатываются в разных, а более в южных губерниях, и притом на различных началах, сообразно роду извлекаемых металлов.
  

Акциз с добываемого золота

  
   В Шинь-си в золотоносных россыпях на южных пределах Ордоса с каждого билета на добывание золота правительство получает по 2 5/10 чина сего металла за день и на каждый акцизный лан золота еще три фуна золота на содержание завода, то есть заводского пристава с писарями и служителями. Билет выдается на артель из 50 человек.
   В губернии Юнь-нань в области Юн-бэй-фу в золотом заводе {Заводом называется главное сборное место, где имеет пребывание пристав с своею канцелярией и заводчик с своею конторою. Здесь же находятся и плавильные печи.}, при реке Цзинь-ша-цзян {Что от слова в слово значит: золотопесчаная река. Эта же река называется Ян-цзы-цзян.} с каждой золотопромывальной машины правительство взимает по чину золота в месяц и, сверх сего, годового оброка 7 лан 2 5/10 чина золота. В золотом заводе в области Хао-цин-чжеу с каждого билета правительство получает по 250 чохов в месяц и годового оброка 7 лан 2 чина золота; за високосный месяц, сверх того, взимается 1 лан и 2 6/10 чина золота. В области Кхай-хуа-фу в золотом заводе с каждой машины правительство берет по 1 3/7 чина золота в месяц; в другом таком же заводе за каждый жеребеек взимается по 2 1/10 чина золота в месяц и по 1 чину золота в месяц за билет при жеребейке.
   В губернии Гуй-чжеу в золотом заводе в области Сы-нань-фу с каждого лана добытого золота правительство берет 4 чина и еще 3/10 чина на содержание заводского пристава с прочими.
   Золотопромывальною машиною называется доска, выдолбленная с одной стороны для промывания золота. В Китае не открывают золотых рудников, а добывают золото в песках, выносимых из гор горными потоками.
  

Акциз с добываемого серебра

  
   В губернии Сы-чуань в медных заводах с каждого лана извлекаемого серебра взимается по два чина, да на угар по 45/100 чина.
   В губернии Гуан-дун в Гуан-чжеу с разных свинцовых заводов с каждого лана извлекаемого серебра берется в казну 45/100 чина и один чин на содержание пристава.
   В губернии Гуан-си в округе Хэ-чи-чжеу в заводе Нань-дань с каждого лана добытого серебра берется в казну полтора чина и 3/7 чина на содержание пристава; в заводе Гуа-хун-чан с каждого лана извлекаемого серебра берется в казну два чина и 4/10 чина на расходы; в заводе в уезде Хэ-сянь с каждого лана серебра, отделяемого из свинца, взимается два чина и, сверх того, 4/6 чина на расходы.
   В губернии Юнь-нань с серебряного завода в округе Дын-чуань-чжеу правительство ежегодно получает 1302 лана и 6 7/10 чина, да за високосный месяц 106 лан и 3 34/100 чина; с завода в округе Хао-цин-чжеу ежегодно получает 421 лан и 8 17/100 чина, да за високосный месяц 24 лана и 3 чина; в Кхай-хуа-фу ежегодно получает с завода Ма-чан-ди 706 лан и 8 6/10 чина; с завода Гу-сио 568 лан и 5 36/100 чина; с завода в округе Ань-нань-чжеу 60 лан и 41/100 чина; в заводе в области Чу-сюнь-фу с трех ушатов серебряной руды берет один ушат и за акцизную руду ежегодно выручает 3375 лан; в заводе в округе Нань-ань-чжеу получает рудою по 2 2/10 дэу с мешка и по 2 2/10 гина с десяти, за что ежегодно выручает 698 лан; еще с семи заводов получает с каждого лана от 1 до 2 чин; с завода в Шунь-нинь-фу получает оброчных 800 лан серебра.
   В губернии Гуй-чжеу в округе Вэй-нин-чжеу в двух заводах с каждого лана добытого серебра правительство берет 4 чина.
  

Акциз с белой меди

  
   В губернии Сы-чуань в беломедном заводе в округе Хой-ли-чжеу правительство берет с каждого горна по 2 1/2 гина и, сверх сего, с каждых 110 гинов выплавленной меди получает 10 гинов, за которые берет серебром по 3 6/10 чина за гин.
   В губернии Юнь-нань с завода в уезде Да-яо-сянь правительство с каждого горна получает по 2 1/2 гина меди, что и продает по 3 чина серебра за гин; остальную медь дозволяется заводчикам продавать со взносом в казну с каждых 110 гинов по десяти, за которые правительство получает деньгами по три чина серебра за гин. С завода в уезде Динь-юань-сянь с каждых 110 гинов выплавленной белой меди в казну берется 10 гинов, за что правительство берет деньгами по 3 чина серебра за гин.
  

Акциз со свинцовых рудников

  
   В Гуй-чжеу в округе Вэй-нин-чжеу с свинцовых заводов правительство берет по восьми со ста; а из остального большую часть приобретает покупкою.
   После сего в Уложении Палаты финансов следуют положения о взимании акциза с железных заводов; но для нас довольно знать, что в Китае железо добывается в губерниях: Цзян-си, Чже-цзян, Фу-цзянь, Ху-бэй, Ху-нань, Сы-чуань, Гуан-дун, Гуан-си и Юнь-нань.
  

Акцизный сбор с ртути

  
   В губернии Сы-чуань на ртутном заводе в уезде Си-чан-сянь ежегодно определено добывать ртути 8000 гинов; правительство в акциз берет по 30 гинов из ста; за каждые 100 гинов акцизной ртути получает по 42 лана серебра.
   В губернии Гуй-чжеу с разных ртутных заводов в области Син-и-фу правительство в акциз берет по 30 гинов со ста, за которые получает серебром по цене, по которой ртуть продается в губернии Ху-бэй на ярмарке в Хань-кхэу {Это в целом Китае самая большая ярмарка, лежащая при большой судоходной реке.}.
  

Акциз с самородной киновари и красного мышьяка

  
   В губернии Юнь-нань с киноваренного рудника в уезде Юн-пьхин-сянь правительство в акциз берет по десяти гинов со ста, что и продается по временным ценам.
   В губернии Гуй-чжеу с двух заводов в области Нань-лун-фу с каждых ста гинов самородной киновари и мышьяка правительство в акциз берет по десяти гинов, что и продается по временным ценам.
  

Акцизный сбор со свинцового глета

  
   В губернии Гуин-си в уезде Гун-чен-сянь добывается свинцовый глет. Правительство со ста гинов добытого глета в акциз берет по 20 гинов и еще по три гина на содержание пристава.
   Что касается до медных заводов, правительство наиболее с каждых ста гинов меди берет десять гинов в акциз и 80 -- за деньги; а остальные десять гинов предоставляет заводчику для содержания работников. За каждые сто гинов меди заводчик получает от правительства от семи до десяти лан серебра, без доставки. При каждом горном заводе со стороны правительства определен пристав с писарями и служителями для надзора как за извлечением, так и за количеством извлекаемых металлов; жалованье и содержание им производится от казны на счет заводов. Впрочем, касательно горных заводов в Китае надобно сказать, что, по непосредственному в горные промыслы вмешательству всех начальств, от губернатора до уездного правителя, содержатели заводов по согласию с приставами едва ли объявляют правительству и половинное количество добываемых металлов; в противном случае медь, по недостатку в ней, имела бы одинаковую с серебром цену. Сколько правительство ежегодно собирает акцизного золота, серебра и минералов, это частью видно из таблицы, помещенной в Статистическом описании Китайской империи, ч. I, с. 134; а сколько добыто частными людьми, неизвестно. Что касается до меди, свинца и цинка, почти все добытое количество, показанное в таблице, поступает в казну для монетных дворов. Медь наиболее добывается в Юнь-нань, а свинец и цинк -- в Гуй-чжеу.
  
   92. Много ли добывается драгоценных камней? Куда поступают они? Кому принадлежат копи драгоценных камней?
   В Китае нет копей драгоценных камней. Зеленый нефрит считается в числе дорогих камней, но и этот камень настоящий темно-зеленый шпинатового цвета очень редок. Полупрозрачных камней кремнистой породы довольно, но самых чистых и крупных кусков очень мало. Большие изделия из чистого халцедона, изредка ныне встречающиеся, принадлежат к XI и XII веку.
   93. Значительны ли рыбные ловли? Кому принадлежат? На каких началах производят рыбную ловлю? Чем ограничивается и чем ограждается право рыбной ловли?
   В Китае рыбные ловли единожды обложены оброком, и оброк сей, утвержденный законом, не изменяется. Хотя рыболовные места и разделены на статьи, но в Уложении Палаты финансов и это разделение не означено, а показан только ежегодный в каждой губернии сбор с рыбных ловлей серебром, как то:
   в Цзян-су -- 1 775
   в Ань-хой -- 6 925
   в Цзян-си -- около 30
   в Фу-цзянь -- оброк не определен
   в Ху-бэй -- 969
   в Ху-нань -- 2 194
   в Сы-чуань -- 86
   в Гуан-дун -- 212
   в Юнь-нань -- 1 783
   в Гуй-чжеу -- 20
   Всего: 13 994
   94. Много ли бедных в государстве? Есть ли им какое-нибудь призрение? На какой счет они призрены?
   Бедных много, и для призрения их находятся богадельни; но они, вообще любя свободу и семейную жизнь, стараются прокармливаться своими трудами. В Пекине никогда не видно нищих, просящих милостыню; но есть особенный класс нищих, которые и осенью и зимою ходят нагие и ночуют наиболее под открытым небом. Этот класс состоит из развратнейших людей, отверженных обществом. Им дозволено жить в предместьях Пекина, а во внутренний город они никогда не впускаются, почему они наиболее видны во внешнем городе, который собственно составляет южное предместье Пекина, обведенное стеною. Что касается до бедных и бесприютных, в каждой из пяти частей, на которые Пекин разделен по управлению полицейскому, находится странноприимный дом, в котором бедным и бесприютным дают одеяние, пищу и лекарства {Подобные заведения находятся во всех губернских городах.}. В западной половине Пекина еще находится богадельня, а в восточной -- воспитательный дом. Для снабжения бедных пищею в продолжение зимних четырех месяцев в каждом квартале находится сборное место, где ежедневно бедным раздают кашу.
   95. Заметно ли различие благосостояния в народе по различию сословий, то есть в большей ли степени довольства живут ремесленники перед земледельцами или обратно? Равно ли благосостояние купца, солдата, селянина?
   Различие благосостояния в народе по различию сословий очень заметно. Гражданские чиновники и купцы вообще живут в довольстве. Солдаты и ремесленники всегда имеют насущное пропитание. Благосостояние земледельцев виднее, но подвержено многим переменам от непредвидимых обстоятельств. Сильная засуха, большое наводнение от дождей и саранча нередко их лишают пропитания на целый год.
  

Отделение III

Судоустройство

  
   96. Из какого числа и какого сословия людей состоят присутственные места, коим поручена судебная власть:
   а) по делам уголовным;
   б) по делам гражданским;
   в) по делам административным, то есть относительно взимания податей, отправления разного рода повинностей и проч.?
   Из какого числа людей состоят присутственные места, коим поручена судебная власть по делам уголовным, гражданским и административным, это можно видеть в первом отделении под числом 23. Судебная власть поручается только гражданским чиновникам; а кто имеет право поступать и каким образом поступают в гражданскую службу, подробно изложено ниже в сем же отделении под числом 99.
   97. Идут ли дела на апелляцию? Если идут, то сколько находится судебных инстанций, и каким образом составлены разных степеней суды, и чем они отличаются один от другого?
   Начальное решение и исследование всяких дел предоставлено уездному правителю, который имеет непосредственное сообщение с народом. Уездное правление есть суд первой степени. Недовольный решением сего суда может обратиться в областное правление, которому тот уезд подчинен. Областное правление есть суд второй степени. Недовольному решением областного правления дозволяется обратиться в казенную палату или уголовный суд, смотря по делу. Казенная палата и уголовный суд суть суды третьей степени. Но если истец и здесь не получит должного удовлетворения, то дозволяется ему перенести дело в столицу в Палату Финансов или в Палату Уголовную, смотря по существу дела. Палата, вытребовав от начальника губернии отзыв по делу, сличает с ним прописанное в доносе; и если откроется несходство, то обращает дело к начальнику губернии для пересмотра. Истец оправдывается или сугубо наказывается за неправильный иск. Сверх сего, канцелярии пехотного корпуса в Пекине предоставлено право принимать жалобы на несправедливость начальства по важным делам и представлять государю; а прошения по маловажным делам она препровождает для рассмотрения в губернии и через месяц или через два доносит государю. Принятие апелляционных жалоб еще предоставлено Докладному Комитету (см. выше, ї 23). Состав губернских судебных мест однообразен. В уездном правлении -- уездный правитель, помощник его и письмоводитель; в областном правлении -- областной правитель, два помощника его и делоправитель; в казенной палате -- председатель, при нем делоправитель, письмоводитель и казначей; в уголовном суде -- председатель, при нем делоправитель и тюремный надзиратель. Председатели оба хотя считаются товарищами губернатора, но обязаны все решенные ими важные дела представлять ему для окончательного утверждения; а губернатор без совещания с товарищами и местным прокурором ни одного дела утвердить не может. Казенная палата и уголовный суд занимаются делами, поступающими к ним из областных и окружных правлений; областные правления занимаются делами, поступающими к ним из уездных правлений, уездные правители имеют непосредственное сообщение с народом и приводят в исполнение предписания высшего начальства по всем шести ветвям государственного управления. Губернатор есть блюститель порядка в губернии; но о делах, превышающих власть его, представляет государю и в палаты. Начиная с канцелярии губернатора, канцелярские служители во всех присутственных местах наиболее суть писцы, еще не имеющие ни чинов, ни жалованья, а выдается им содержание из разных акцизных сборов, которое они пополняют писарскими доходами, существующими и у нас под неправильным названием взяток. Число штатных писцов весьма ограничено законами; недостаток сей пополняется заштатными.
   98. Существует ли в империи верховное судилище, которому поручено сохранять чистоту и единообразие законодательства, которое, не разбирая сущности решенного гражданским судом дела, рассматривает только, соблюдена ли при судопроизводстве должная форма и не нарушены ли принятые правила; не вышли ли судьи из пределов своей власти, не присвоили ли они себе прав, им не принадлежащих? Если нет такового рода судебного места, то на кого возложены все сии обязанности?
   Все, что сею статьею требуется от особенного законоблюстительного судилища, в Китае наблюдать поручено каждому присутственному месту в отношении к подчиненным ему судебным местам. Прокурорский Приказ наблюдает в присутственных местах в столице за точным во всех частях исполнением законного порядка и неупустительным решением дел в узаконенные сроки. Б губерниях эта часть поручена прокурорам.
   99. Кто и каким образом назначает судей?
   В Китае должность судей возложена на местных гражданских начальников -- от уездного правителя до губернатора; а поступать в гражданскую слркбу имеют право:
   1. Магистры по китайской словесности и кандидаты по переводам на языки маньчжурский и монгольский.
   2. Кандидаты по китайской словесности и по военной гимнастике.
   3. Гражданские студенты под разными именованиями.
   4. Казенные воспитанники военных училищ, военные студенты и канцелярские служители. Получившие на испытании степень магистра и кандидата, также студенты Педагогического Института считаются идущими прямою дорогою. В столице к некоторым должностям исключительно определяют магистров, к другим -- магистров и кандидатов, а к прочим допускаются и студенты. Военные студенты, канцелярские служители и купившие чин через пожертвование считаются идущими побочною дорогою. В канцелярские служители принимаются из разночинцев по испытании в приказной письменности. Определение чиновников к должностям разделено на шесть очередей: 1) очередь выходящих к должности, 2) очередь ожидающих помещения, 3) очередь перемещаемых, 4) очередь переименовываемых, 5) очередь переводимых, 6) очередь повышаемых {Каждый учащийся по получении первой ученой степени совершенно лишается свободы как в выборе или перемене, так и в оставлении службы.}. Всякая должность соединена с известным чином, и повышаемый из одного чина в высший должен оставить прежнюю должность и ожидать другой, соответствующей новому чину.
   Очередь выходящих к должности заключает в себе первоначально поступающих в гражданскую службу. Выше было сказано, кто имеет право поступать в эту службу, но еще неизвестен нам порядок поступления. Получившие степень магистра обыкновенно представляются государю, после чего первый из первого разряда определяется в Приказ Ученых старшим сочинителем 12-го класса; второй и третий -- младшими сочинителями 13-го класса. Из прочих магистров распределенные по палатам для приучения к делам поступают на три года в должность сверхштатных чжу-ши 14-го класса {Чжу-ши есть китайское слово; значит заведывающий делами. Ближайшее к нему русское слово есть столоначальник.}. После сего те из них, кои, по особливому представлению своего начальства, будут оставлены в тех же палатах, получают действительные должности {В Пекине служащие при действительных должностях получают двойное жалованье.} по порядку определения в службу. Поступившие в должность чжу-ши 14-го класса и младших учителей 15-го класса выходят к действительным должностям по порядку, в котором поставлены будут в очерёдном списке; а прямо поступивших в Государственный Кабинет дозволяется через год оставлять в сем месте для помещения к действительным должностям. Назначение к немедленному определению в уездные правители также выходит к сим должностям по порядку очередного списка. Назначенные в училища получают должности областных учителей 13-го класса; а назначенные уездные правители рассылаются по губерниям для помещения. Назначенные в должность чжу-ши по разным комиссиям и к немедленному определению в уездные правители выходят по списку, в который внесены при поступлении в комиссию. Поступившие же в очередь {Ныне сей список очередных столь полон, что очередные получают должности по прошествии десяти лет от их поступления в очерёдный список; а до того времени служат при заштатных местах.} входят в ежемесячные выборы по порядку, в каком поставлены были в очередном списке. Желтопоясные, получившие степень магистра или кандидата и по словесности китайской и по переводам, не определяются в уездные правители, а получают должности в столице по общему положению. Канцелярских служителей, употребляемых в присутственных местах для письмоводства, по прошествии пяти лет местное начальство испытывает в знании должности и представляет об них в Палату Чинов. В столице представляют не более семи, а из губерний не более пяти из десяти в каждой. Из представленных лучшие выходят к разным должностям 17-го и 18-го классов, а вторые по них получают разные должности, внеклассным чиновникам присвоенные. Таков есть общий порядок первоначального поступления в гражданскую службу, изложенный с упущением некоторых подразделений и исключений, мало изменяющих общие положения по сей части. Но если государь после испытания на степень магистра укажет произвести большой выбор из оставшихся кандидатов, то Палата Чинов входит к нему с докладом о составлении комиссии из высших государственных чиновников для произведения оного выбора. Из выбранных кандидатов лучшие, по представлении их государю, рассылаются по губерниям для упражнения в должности уездных правителей, а вторые по них определяются к разным учительским должностям. В очередь ожидающих помещения входят:
   1) оставившие должность по причине повышения чином;
   2) оставившие должность по родству с местным начальством {Никто не может служить в той губернии, в которой в числе начальников есть родственник его.};
   3) оставившие должность по причине траура по родителям;
   4) оставившие должность для призрения престарелых родителей;
   5) чиновники прощёные и пониженные чинами;
   6) пожертвованием купившие право на определение к должности.
   Оставившие должность с повышением чина определяются в столице к новой должности по усмотрению Палаты Чинов, а в губерниях считаются на месте в ожидании должности, соответствующей новому его чину. Оставившие должность по родству с местным начальством в столице получают другую должность по усмотрению Палаты, а в губерниях или взаимно переводятся на другие места, или остаются в губернии в ожидании места; а если должно оставить губернию, то местным главным начальством или Палатою переводятся в другую губернию. По окончании траура ожидающие помещения, если прежде служили в столице, помещаются в том же присутственном месте, где прежде служили; а губернские чиновники определяются по усмотрению палаты. Те, которые, кончив призрение родителей, ожидают помещения, в столице определяются в прежние присутственные места, в губерниях определяются к прежней должности. Из пониженных, прощёных и купивших право на должность определяются по усмотрению Палаты. Помещение имеет также некоторые изменения, которые, впрочем, не изменяют общего положения по сей статье.
   Перемещение бывает в таком только случае, когда чиновники перемещаются в той же или другой должности, которые хотя по чину равны прежней, но по месту имеют старшинство; например, в шести палатах и в Приказе Внешних Сношений младшие советники перемещаются на места старших советников, младшие заступают места старших своих товарищей.
   В очередь переименовываемых входят чиновники, переводимые от одной должности к другой, которая по чину равна прежней, или когда военные чиновники Восьми Знамен переименовываются гражданскими того же класса.
   Очередь повышаемых принадлежит чиновникам, которым по положению следует быть повышенными от одной должности к известной другой. Повышение производится по представлению, а не по годам службы, например, президентов палат и старшего председательствующего в Прокурорском Приказе положено повышать в министры, советников палат -- в президенты и генерал-губернаторы.
   Перевод от одной должности к другой, равной по классу, но старшей по месту, производится по представлению; например, на место президента Палаты Чинов переводятся президенты прочих пяти палат и президент Приказа Внешних Сношений; в советники Палаты Чинов переводятся советники прочих пяти палат и советники Приказа Внешних Сношений. Впрочем, перемещение, переименование, повышение и перевод чиновников по большей части так определены законами, что можно быть перемещенным, переименованным, повышенным и переведенным от одной должности к известной другой, а не к каждой.
   Сверх сего, чиновники, коих государь укажет немедленно определить, составляют еще очередь немедленно определяемых. Чиновники, коих государь предписывает определить, составляют очередь определяемых по царскому повелению. Если в царском приказе означено, в какое судебное место или в какую губернию определить, то определяют на первое открывшееся там место, с исключением всех прочих очередей.
   Из вакансий членов отделений в высших присутственных местах некоторые исключительно назначены для определения чиновников оставляемых, некоторые -- для определения переводимых, другие -- для определения избираемых. На остальные места определяются по ежемесячным выборам.
   Выбор чиновников по очередным спискам производится однажды в месяц. Всех мест, принадлежащих к ежемесячным выборам, считается в столице 463, в губерниях -- 4189; в столице мест, принадлежащих маньчжурам и монголам, -- 323, принадлежащих китайцам -- 140. Ежели случится несколько убылых мест по одной которой-либо очереди, то очередные получают места по жеребьям. Жеребьи чиновников из китайцев вынимают 25-го числа за воротами Тьхянь-ань-мынь; жеребьи чиновников из маньчжуров вынимают 5-го, а жеребьи битэши -- 20-го числа. Это производится в присутственном зале Палаты Чинов президентами и советниками Палаты при членах Прокурорского Приказа
   100. Судьи пользуются ли должною независимостью, то есть никакая власть не может отставить их от должности без вины, доказанной судебным порядком и определенной наперед законом, ни переместить их из одного места в другое против их желания? Или их отставка и перемещение зависят совершенно от воли императора, министра или других каких-либо чиновников?
   Судьи пользуются полною независимостью. Ни один чиновник, даже учинивший какое-либо преступление, никем не может быть отрешен от должности без разрешения государева только от 1-го до 10-го класса; прочих начинают допрашивать по отрешении от должности вслед за отправлением донесения государю, а перевод от одной должности к такой же другой, равно и определение к должности предоставлены одному закону. Магистры второго, а частью и первого разряда прямо получают должности уездных правителей; но как по очереди иногда достаются места, в которых, в сравнении с другими местами, много бывает дел по управлению {В китайском гражданском адресе-календаре показаны все таковые места.}, то начальникам губерний дана власть посылать новичков от трудных мест к легким, а их места на время замещать опытными.
   101. Судьи в отправлении своей должности подлежат ли ответственности, и какого рода эта ответственность, чистая ли нравственная или законами установленная?
   Судья в отправлении своей должности подлежит ответственности, законами установленной. В Китае нет положения повышать в чины по годам службы, а вместо сего через каждые два года в третий производится обзор чиновников, называемый испытанием, В столице члены каждой палаты в присутствии министров и членов Прокурорского Приказа производят испытание своим чиновникам, по которому соответствующих должности ставят в первый, прилежных во второй, усердных в третий разряд. В послужных списках делаются четыре столбца, из коих в первом отмечают свойства каждого, во втором -- способности, в третьем -- службу, в четвертом -- возраст. Сии списки препровождаются в Палату Чинов, которая чиновников по оным представляет государю на смотр. Чиновников первого и второго разряда, имеющих за 65 лет, по сему случаю особливо представляют государю. В губерниях местные начальники производят испытание своим подчиненным и представляют их к начальнику губернии. Начальник губернии, лично осматривая представленных чиновников, производит им испытание, а потом отличных отмечает в списках соответственно делам и доносит Палате Чинов. В списках против каждого отмечают различно, например: нет излишних земских повинностей; нет неправильных истязаний; нет дел по воровству и разбоям; нет недочета в казначействе и хлебных магазинах; в управляемом месте каждый доволен своим состоянием; управляемая страна день ото дня приходит в цветущее состояние. Губернских чиновников, отмеченных отличными, начиная с уездных правителей и выше, отправляют в столицу, где Палата Чинов, осмотрев их, представляет государю. После сего все одобренные чиновники получают высший чин и по очередному списку ожидают должности, соответствующей новому чину. Напротив, чиновники, замеченные в шести недостатках, отмечаются в списках худыми. Сии шесть недостатков в чиновниках, подлежащие замечанию начальства, суть: невнимательность, недеятельность, неосновательность, малоспособность, устарелость, болезнь. Невнимательные и проч. уличаются фактами, предаются суду и потом препровождаются в Палату Чинов для представления государю; но устарелые и больные увольняются от приезда в столицу. Отмеченные невнимательными и недеятельными лишаются чинов; отмеченные неосновательными понижаются тремя чинами с переводом; малоспособные понижаются двумя чинами с переводом; устарелые и больные оставляются от службы. Лихоимцы и жестокие исключаются из упомянутых шести статей, потому что на них особливо доносят государю. За противозаконные поступки по должности чиновники своевременно предаются суду и подвергаются наказанию, определенному законами соразмерно важности вины.
   102. Гласность судопроизводства принимается ли в судах для ограждения правосудия?
   Нет, вместо сего закона ограждают правосудие мерами самого судопроизводства
   103. Допросы обвиняемых, показания свидетелей, переспросы других в присутствии судьи производятся словесно или письменно?
   Допросы в присутствии судьи производятся словесно и в то же время полагаются на бумагу; потом судья приказывает письмоводителю переписать показание, прочитать его в присутствии истца или доносителя и обвиняемого; и если переписанное показание согласно с черновым, то судья приказывает обвиняемому подписать беловое, а сам собственноручною подписью скрепляет черновое, дабы приказные не могли прибавить или убавить что-нибудь.
   104. Нет сомнения, что статьи вопроса не смешиваются; и посему одни и те же судьи сначала решают один, а потом другой, или решение каждого из сих вопросов поручается особенным чиновникам? То есть судьи сначала удостоверяются в правости иска или в виновности обвиняемого, потом по собственному своему решению о деле подводят закон; или один из них, разобрав дело и утвердив законность оспариваемого права или подлинность прописываемой вины, предоставляет свое решение другим, которые подводят закон?
   Один и тот же судья прежде исследует дело законным порядком, то есть отбирает показания от истца, обвиняемого и свидетелей; потом, сообразив все обстоятельства дела, приступает к решению оного на основании законов; но в подведении законов руководствуется известными правилами, предписываемыми законом же.
   105. Кому поручается производить следствие?
   Прием жалоб и донесений как от военных, так и от разночинцев, равно и произведение следствий по оным предоставлены уездным правителям {Начальники зависимых округов причисляются к уездным правителям, потому что округа их поручены областным правлениям на одном положении с уездами.} как начальствующим в судебном месте первой степени. Но при приеме прошений и производстве следствий они должны неуклонно сообразоваться с правилами, законом предписываемыми; а если какое дело в суде первой степени неправильно будет исследовано, в таком случае обвиняемому дозволяется подать жалобу в высшее присутственное место с прописанием всего, что было учинено по его делу в низшем судебном месте.
   106. Производившие следствие могут ли участвовать в судопроизводстве и полагать окончательное решение того дела, о коем они производили следствие?
   Один и тот же судья и следствие производит, и приговор по делу полагает; но правителям низших округов и уездов предоставлена власть на окончательное решение дел по преступлениям, заслуживающим наказания до 100 ударов планкою; а заключения свои по преступлениям, заслуживающим ссылку, препровождают в областное правление на дальнейшее рассмотрение; и если члены областного правления при рассматривании дела встретят что-нибудь сомнительное, то препоручают соседнему чиновнику снова произвести переспросы и потом с своим заключением представляют это дело начальнику губернии для окончательного утверждения. Приговоры по смертоубийству предоставляются государю.
   107. На кого возложено отправление судебной полиции?
   Отправление судебной полиции также возложено на уездных правителей как земских начальников, имеющих непосредственное сношение с народом.
   108. Какие взяты меры для ограждения подозреваемых и обвиняемых от обид и притеснений чиновников и судей при допросах и обысках разного рода?
   Самая важная мера для сего, положенная законом, заключается в том, что по делу, несправедливо исследованному и решенному, обиженный имеет право обратиться с прошением в высшее судебное место, которое обязано немедленно пересмотреть оное и исправить. Что касается до уголовных дел, обвиненный лично спрашивается в уголовном суде: не было ли ему каких притеснений при допросах и обысках?
   109. Кто дает повеление взять под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении какого-либо преступления, заключить его в тюрьму и содержать в оной до решения дела?
   Уездному правителю предоставлена власть вследствие жалобы или доноса брать подозреваемых или обвиняемых, находящихся в его ведомстве, и содержать их до решения дела под стражею; потому что в Китае разночинцы имеют право переходить с места на место, не испрашивая дозволительных видов у местных начальств {По сей же причине и истец, если не имеет постоянного местопребывания, то, после подачи прошения, берется под стражу и отпускается до решения дела с поручительством.}. Если же по делу потребуются люди другого ведомства, то требуются по начальству. Но если судья или письмоводитель по недоброжелательству посадят кого-либо в тюрьму без всякой причины, или хотя прикосновенного к каким-либо делам, но безвинного, или уморят его в тюрьме, то и судья и письмоводитель судятся по мере преступления. См. ч. II, ї 111.
   110. Может ли подозреваемый или обвиняемый в легком преступлении требовать своего освобождения на поруки? Если может, то с каким условием и в каких случаях?
   Исключая важных преступников, которых законом предписывается строго содержать в заточении, маловажных преступников и прикосновенных к делу дозволяется отпускать на поруки до самого решения дела. См. ч. II, ї 119.
   111. Тяжущиеся и подсудимые могут иметь поверенных в делах, стряпчих и адвокатов?
   Тяжущиеся и подсудимые не могут иметь ни поверенных, ни адвокатов; и хотя тяжебные дела по большей части производятся через стряпчих, но перед судом истец и ответчик лично должны отвечать. Стряпчие только ведут переговоры с делоправителями от имени своих доверителей, а в качестве поверенных не принимают в судебных местах. Законом допущено по сему случаю одно только исключение. Всякая женщина по маловажным делам и по оговору, исключая блуда, воровства и убийства, может вместо себя послать в суд брата, сына или племянника.
   112. При судебных местах находятся ли императорские прокуроры? В чем состоит их должность? Как обширен круг их действия, и какой подлежат они ответственности?
   При судебных местах нет императорских прокуроров; вместо них действуют в столице Прокурорский Приказ, в губерниях -- прокуроры, по частям надзирающие за ходом дел по разным ветвям управления.
   В Прокурорском Приказе находится пятнадцать отделений, члены которых в столице, исключая правлений Княжеского и Дворцового и Приказа Ученых, во всех присутственных местах, в обоих институтах и в разных казенных местах наблюдают как за порядком в управлении, так и за неупустительным исполнением дел в положенные законом сроки. Им поручен надзор за течением дел в самом Прокурорском Приказе и шести палатских конторах.
   Что касается до шести палатских контор, им предоставлено наблюдать за течением дел во всех присутственных местах в столице, исключая Государственного Кабинета, Военного Комитета и Приказа Ученых. Каждое присутственное место обязано дважды в месяц послать в заведующую им контору ведомость текущих дел для обревизования. В ведомости против каждого дела отмечают, по каким причинам остается оно не решенным в положенный законами срок; о делах же, замедленных без причины, конторы в конце каждого месяца доносят государю.
   Еще находится Ревизионная Комиссия Именных Указов, состоящая из неопределенного числа членов, назначаемых государем из министров и президентов палат. В сей Комиссии ежемесячно составляют справки, сколько в палатах и приказах кончено дел, утвержденных государем, и сколько остается неоконченных, и в конце года доносят государю; о делах же в знаменных канцеляриях доносят по истечении каждых трех месяцев.
   В самом Государственном Кабинете есть ревизионная камера, которая заведует поверкою: сколько в палатах и приказах решено текущих дел и сколько остается нерешенных -- ив конце каждого месяца доносит государю. Дела, обращаемые государем через Государственный Кабинет в палаты и приказы для рассмотрения, ревизионная камера по порядку хода их вносит в журнал и, при получении уведомлений от палат и приказов, поверяет каждое дело, отмечая в журнале решенные от нерешенных, и ежемесячно доносит государю.
   По делам государственного управления поступают к государю донесения и доклады. Именные указы, последовавшие на донесения, сдаются от государя в Военный Комитет, а отселе те из них, которые следуют к исполнению, препровождают в Государственный Кабинет; в Комитете же остаются копии с них. По конфирмованным докладам Государственный Кабинет подлежит ревизии контор.
   Доклады от палат и других высших присутственных мест в столице непосредственно представляют в Государственный Кабинет за день до подачи государю. Доклады из губерний от корпусных начальников, от начальников губерний, от попечителей училищ и соляных приставов отправляются в Докладной Комитет, а отселе уже препровождаются в Государственный Кабинет. В Кабинете со вниманием пересматривают те и другие доклады, составляют на каждый черновую записку с мнением; и как скоро таковые записки будут утверждены министрами, то переписываются набело и на рассвете следующего дня подаются государю вместе с докладами. В сих записках при губернских докладах, требующих дальнейшего рассматривания, по роду дел предписывается палатам и приказам представить свои мнения на основании законов. Палаты и приказы пересматривают порученные им доклады, непосредственно предоставляют их государю при одной, а иногда, по столкновению разных обстоятельств, при двух и даже четырех записках с разными мнениями. Государь утверждает представления палат и приказов, иногда согласуясь с мнением Государственного Кабинета, иногда решит дело особливым указом или на какой-нибудь записке киноварью надписывает свое мнение. Таковые доклады через два дня, а не терпящие медленности в тот же день сдаются от государя в Кабинет, где с той записки, по которой государь укажет поступить, в докладной камере на другой день надписывают государево решение на самом докладе и подают в присутствие. После сего снимают с докладов копии, а подлинники передаются в конторы. Члены контор, если при рассматривании докладов откроют что-либо, почему не можно пропустить доклад к исполнению, то им дозволяется возвратить этот доклад государю при запечатанном донесении. Если погрешили в Государственном Кабинете в написании решения или в самом докладе просмотрена какая-либо несообразность, то конторам предоставлено обращать доклад для исправления. Подлинные доклады, полученные из Государственного Кабинета, конторы оставляют у себя, а к исполнению в палаты и приказы посылают копии с них. В конце года все доклады возвращаются в Государственный Кабинет для хранения. В каждой губернии находится по нескольку прокуроров -- всего 82, коим по частям поручена поверка или пересмотр дел, производимых в губерниях. Уездные правления все поступающие к ним дела вносят в книгу, одно за другим, как они решены, и в конце каждого месяца ведомости об них препровождаются во все высшие губернские места и к прокурору для ревизии. Каждый местный прокурор в проезд через уездные города своего ведомства требует в правлениях журнальную книгу и по ней производит ревизию дел. Если откроется, что поступившие дела еще не внесены в книгу и это произошло от упущения, то, наказав письмоводителей телесно, об уездном правителе доносит начальнику губернии, а сей представляет государю. Но если усмотрит, что конченные дела совершены неправильно, то требует подлинные бумаги для пересмотра и переследования. Начальник губернии каждое важное дело должен решить с общего согласия с председателями, при прокуроре.
   113. Прилагая закон к решенному делу, судьи должны ли руководствоваться предписанием закона буквально, или имеют право вникать в смысл оного, или изменять постановление сообразно обстоятельствам?
   Судье предписывается, приводя какой-либо закон или постановление, вполне подводить точный смысл оных, не делая сокращений или исключений по своему произволу, и таким образом одною статьею решить целое дело; но, следуя разуму закона, он должен применять свое мнение более к обстоятельствам дела и решить оное на основании постановления, не привязываясь к словам закона.
   114. В решении уголовных дел судьи принимают ли в уважение обстоятельства, могущие служить извинением преступнику и смягчить вину его в некоторой степени? Равномерно входят ли в соображение обстоятельств, увеличивающих преступление?
   С сею целью издаются постановления, которые считаются существенным пополнением законов, и различие между законом и постановлением в том и состоит, что закон положительно определяет степень вины, а постановление, по стечению обстоятельств, смягчает или увеличивает оную. Когда мера наказания, определяемая законом, превышает преступление, то постановление, принимая обстоятельства в уважение, смягчает наказание. Когда преступление по обстоятельствам превышает меру наказания, положенную законом, то постановление увеличивает оную. Сим образом постановления разбором обстоятельств, связанных с преступлением, уравнивают меру наказания, законом определяемого. Посему судье, как выше было сказано, предписывается, следуя разуму закона, применять свое мнение более к обстоятельствам дела и решить оное на основании постановления, не привязываясь к словам закона. См. ч. II, ї 56 и cл.
   115. Судья, прилагая закон, оправдывает ли свое приложение причинами, объявляя, почему именно он такой, а не другой закон прилагает к данному решению?
   Иначе невозможно и приложение закона или постановления сделать; а за погрешность как в уменьшении, так и в увеличении меры вины судья подвергается ответственности.
   116. Тяжбы по предметам торговли производятся в гражданских судах или в судах коммерческих?
   Тяжбы по предметам торговли производятся наравне с прочими делами в гражданских судах -- от уездного правления до Палаты Финансов, а коммерческих судов нет в Китае.
   117. Преступники против военной дисциплины судятся в обыкновенных судах или в судах военных?
   Преступники военной дисциплины в походе судятся военным судом и наказываются на месте немедленно; по другим преступлениям следствие над военными производится по возвращении их из похода; и если преступление важно, то следствие производится под руководством гражданских чиновников.
   118. Если существуют коммерческие и военные суды, то каким образом они составлены и чем отличаются от обыкновенных?
   Дела, относящиеся до торговли, производятся, как выше сказано уже, в обыкновенных гражданских судах. Военные Восьми Знамен и в столице и по губерниям судятся по Уложению Восьми Знамен. Военные Зеленого Знамени по губерниям, наследственные офицеры из китайцев, военные магистры и кандидаты судятся по Уложению войск Зеленого Знамени. Суд производится в войсковых канцеляриях. Канцелярия состоит из неопределенного числа офицеров от 8-го до 6-го класса, управляют письменными делами под зависимостью своего начальника. Но канцелярия заведует только делами, относящимися до внутренних распоряжений по своему корпусу или дивизии. Следствия по уголовным делам производятся военным начальством вместе с местным гражданским начальником, и дело препровождается выше для представления государю. См. ч. II, ї 92.
   119. Кроме упомянутых судебных мест, нет ли каких-либо исключительных временных комиссий, назначаемых по особенным каким-либо случаям?
   Государь иногда назначает временные комиссии для рассмотрения важных каких-либо следственных дел.
   120. Дозволяется ли тяжущимся выбирать в своих делах мирителей или посредников, и какую силу имеет решение выбранных посредников?
   Выбор мирителей или посредников в делах дозволяется до поступления тяжбы в суд. Но как скоро дело поступит в суд, то дозволяется только полюбовное примирение, сделанное перед судьею без посредников, но с поручительством.
   121. В каких случаях дозволяются пристрастные допросы и пытки, и какие меры для удаления злоупотреблений?
   Закон запрещает пристрастные допросы; а пытки хотя дозволяются с разрешения высшего начальства, но только в таком случае, когда все улики говорят против преступника, а он упорствует в признании.
   122. Император имеет ли право прощать виновного совершенно и смягчать наказание, определенное законом? Если имеет, то с какими ограничениями и под какими условиями?
   Права прощения и смягчения наказания, представленные императору законом, кратко изложены в ч. II, ї 130 и 131.
  

Часть II

Основания уголовного законодательства или уголовное право

Введение

  
   Нет сомнения, что уголовные законы в Китае восприяли начало в одно время с первобытным соединением китайцев в гражданские общества. Еще менее сомнения в том, что первоначальные уголовные законы проистекли из обычаев народных, переходили из рода в род устно и главным своим основанием имели право обороны и возмездия: почему неопределенность и несоразмерность в применении наказания к преступлениям были неизбежны в те времена. Много потребно было времени, пока из мелких гражданских обществ образовалось государство -- древняя Китайская империя. Усовершение уголовных законов шло наравне с возрастанием гражданского образования; но следить это усовершение шаг за шагом есть труд совершенно невозможный, ибо древность изгладила все следы первобытных времен Китая. Одно только с некоторою вероятностью можно допустить, что первые написанные уголовные законы были не что иное, как собрание древних таковых же законов, основанных на обычаях, но долговременными опытами несколько исправленных в уравнении преступлений с наказаниями.
   Сильное доказательство этой мысли открываем в нынешних законах о родстве и невольничестве. Старшие в роде и владельцы невольников, несмотря на 40 с лишком минувших столетий, еще удержали тень преимуществ, которыми они пользовались в те времена, когда еще не было государств, а общества управлялись патриархами, то есть старшими в роде.
   Писаные уголовные законы в первый раз показались в Китае в 2282 году до Р. X., в 76-е лето царствования государя Яо, в 4-е лето соцарствования государя Шунь. По сему уложению за важные преступления определены были клеймение лица, резание носа, отсечение ног, холощение и смерть; на важные преступления, заслуживающие по каким-либо обстоятельствам снисхождение, назначена ссылка; за легкие преступления определено было в судебных местах наказывать плетью, в учебных заведениях -- планкою. Маловажные преступления, заслуживающие почему-либо снисхождение, наказывались легче и даже прощались; но для маловажных преступлений, умышленно повторенных, не было даже снисхождения {Это есть современное историческое свидетельство.}. Такое существовало основание наказаний, с небольшими изменениями и прибавлениями, с 2282 до 231 года до Р. X. Дом Цинь, уничтоживший союзно-удельное правление, вынужден был прибегнуть к жестоким наказаниям, чтобы подавить недовольных монархическим правлением, которое он первый ввел в Китае; следовавший за ним дом Хань хотел смягчением оных привлечь подданных к себе. Сим образом оба дома уклонились от средины: первый -- к жестокости, последний -- к слабости; и впоследствии уголовное законодательство около восьми столетий переходило от одной крайности к другой, и, сверх сего, самые наказания не имели определенной меры, то есть степеней. Уже дом Суй, в 581 году по Р. X., установил пять родов наказания, как то: малою и большою планкою, временною и вечною ссылкою и смертию.
   Самые важные преступления до династии Суй наказываемы были удавлением, отсечением головы с выставкою напоказ и рассечением преступника на части; а наказания плетью и планками, временною и вечною ссылкою производились без определения степеней. Дом Суй разделил наказание малою планкою на пять степеней -- от 10 до 50 ударов; наказание большою планкою на пять же степеней -- от 60 до 100 ударов; наказание вечною ссылкою на три степени -- от одной до трех тысяч ли; смертную казнь на две степени -- удавление и отсечение головы; наказание плетью, выставку отсеченной головы напоказ и рассечение на части отменил и, сверх сего, допустил уменьшение, искуп и прощение.
   В самом начале наказание планкою производилось по ногам, ягодицам и спине; но как самые важные внутренние части нашего тела лежат между спиною и грудью, то наказание планками по спине с 627 года отменено. Впрочем, как существо преступлений изменяется от обстоятельств и времени, то и применение наказаний к ним не могло всегда быть постоянным; но роды и самые виды наказаний с 581 года доныне удержаны без изменения, что ниже увидим.
   Китайские правоведы пишут, что наказание малою планкою производится для стыда, ибо маловажные преступления стыдом должны быть наказываемы. Наказание большою планкою производится для обуздания, ибо страхом сего наказания удерживаются от преступлений. Временная ссылка есть неволя, ибо виновный, по существу преступления, должен быть наказан позором рабства Вечная ссылка есть смертная казнь для важного преступника, заслуживающего по обстоятельствам дела снисхождение, ибо он освобождается от смерти под условием пожизненной разлуки с родиною. Вот существенное основание уголовных законов, или, лучше, уголовного права в Китае! Сравнение сего права с европейскими предоставляется любопытству наших правоведов.
  

Отделение I

Виды наказаний и преступлений

  
   I. НАКАЗАНИЯ
  
   1. Пять родов наказания, положенного за преступления:
   1) наказание малою планкою, 2) наказание большою планкою, 3) временная ссылка, 4) вечная ссылка, 5) смертная казнь.
   2. Для наказания планками употребляется малая и большая бамбуковые планки, коих мера и вес определены законом {Малая планка имеет тяжелый конец шириною в полтора, а легкий -- в один дюйм, весит полтора гина. Большая планка имеет тяжелый конец шириною в два, а легкий -- в полтора дюйма; весит не более двух гинов. Коленцовые на них возвышения и отростки сглажены. При наказании держат планку за легкий, несколько округленный конец, а тяжелым бьют по обнаженным ягодицам. От десяти до пятнадцати ударов наказывают малою, от шестидесяти до ста -- большою планкою. Наказание планкою выше ста ударов не простирается. Это замечание нужно для избежания повторений.}.
   3. Временная ссылка состоит в удалении от родины за 500 ли и далее, но в той же губернии. Назначение места предоставлено начальникам губерний. Сосланные содержатся под строгим надзором местного начальства и с окончанием срока ссылки отпускаются на родину.
   4. Осужденные на вечную ссылку не могут во всю жизнь возвратиться на родину. Назначение местопребывания для них предоставлено начальникам тех губерний, в которые определено сослать, а местопребывание назначается, смотря по расстоянию и людности прежде сосланных туда преступников. Пекинская область есть столичный округ; области Фын-тьхянь и Цзинь-чжеу в Маньчжурии составляют родину царствующего дома, почему запрещено в помянутые три области ссылать преступников. В губерниях Ху-бэй, Ху-нань, Сы-чуань и Гуй-чжеу запрещено посылать ссыльных в уезды, смежные с инородческими племенами. Не дозволяется также посылать в ссылку в губернии Цзян-су в уезд Чун-мин-сянь, в губернии Чже-цзян -- в уезд Дин-хай-сянь {Чун-мин-сянь и Дин-хай-сянь суть уездные города, лежащие на островах.}, в места соляных промыслов, в места прежнего жительства или на старую родину. Не дозволяется чиновников ссылать в те места, где они служили. Осужденные в ссылку по одному делу распределяются по разным местам. При множестве ссылаемых преступников отправляют их по пяти человек в один раз. На каждых шесть человек дается телега. Старикам и больным двум, и даже одному также дается телега. При отправлении с места, по уложению, они должны быть скованы {Так идут только первый переход.}. В подорожном виде должны быть описаны их возраст, облик и родимые пятна. Чиновники обязаны свидетельствовать ссылаемых на каждой станции; записывать вид, прикладывать свою печать к оному и препровождать далее.
   5. Смертная казнь над важными преступниками совершается по окончании суда без отлагательства; прочие смертные преступники содержатся в заточении до того времени, пока на суде Осеннем и суде Дворцовом не будет определено, кто из них по обстоятельствам преступления заслуживает отсрочку казни, снисхождение и помилование для продолжения рода и пропитания родителей, и список сей не будет представлен государю для отметок {Смертная казнь за уголовные преступления не столь важные откладывается до общей казни, совершаемой по всему государству накануне зимнего поворота. В эту отсрочку преступники содержатся в тюрьме, и посему совершение казни называется казнить по заточении (цзянь-хеу).}.
   6. Пять видов наказания малою планкою. Сии пять видов заключаются в числе ударов от 10 до 50. Но вместо десяти ударов малою планкою дозволяется давать четыре удара большою планкою, вместо двадцати малою -- пять большою, вместо тридцати малою -- десять большою, вместо сорока малою -- пятнадцать большою, вместо пятидесяти малою -- двадцать большою.
   7. Пять видов наказания большою планкою. Сии пять видов заключаются в числе ударов от 60 до 100.
   8. Пять видов временной ссылки. Сия ссылка продолжается от одного года до трех, и виды ее состоят в постепенном надбавлении полугода.
   9. Три вида вечной ссылки. Виды ее заключаются в расстоянии от 2000 до 3000 ли от родины до места ссылки, то есть в надбавлении по 500 ли на второй и третий вид, смотря по важности преступления.
   10. Два вида смертной казни: удавление и отсечение головы. Если преступление важно, то отсечение головы сопровождается выставкою оной напоказ {Отрубленная голова выставляется в деревянной клетке в предместье города.} или заменяется резанием тела с живого преступника мелкими кусками.
   Примечание. Описанные в сей главе наказания более поясняются ниже, в статье 55.
  
   II. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЕЛЕСНЫХ НАКАЗАНИЙ
  
   11. И временная и вечная ссылка сопровождаются наказанием большою планкою. Сосланному на год дают 60 ударов; на два года -- 70; на три года -- 80; на четыре года -- 90; на пять лет -- 100 ударов. Сосланным в вечную ссылку вообще дают по 100 ударов. Сие наказание производится уже на месте ссылки. Сосланные на Новую линию и на Амур в неволю избавлены от наказания планкою.
   12. Когда обстоятельства дела увеличивают вину, то наказанный планкою еще наказывается всенародным ношением шейной колодки {Шейная колодка (цзя) делается из сухого леса; в длину имеет 2 1/2, в ширину 2 4/10 фута; весит 25 гинов. Вес вырезан на колодке по законам, иногда употребляется и тяжелее.}. Ношение колодки определяется или на несколько дней, или на несколько месяцев, или на несколько лет. За повторенное воровство, за которое по цене покражи определено дать 60 ударов планкою, надбавляется носить шейную колодку 20 дней; далее на каждые 10 ударов надбавляется по 5 дней. Военному арестанту за первый побег присуждается носить шейную колодку один месяц, за второй -- два, за третий -- три месяца. Осужденному на вечную ссылку положено носить шейную колодку два года, сосланному в гарнизон в отдельные места -- три года. Местные чиновники при ежемесячной перекличке ссыльных обязаны осматривать печати на шейных колодках. Преступники с шейными колодками должны сидеть на всенародных местах. Если сосланный в неволю учинит воровство на месте ссылки, то за первый раз присуждается носить шейную колодку один год, за второй -- два, за третий раз -- три года, а за четвертый -- вечно и даже милостивым манифестом не прощается.
   13. Если преступление, наказываемое по законам вечною ссылкою, по обстоятельствам не вполне заслуживает оную, то усугубляется расстояние временной ссылки; если же заслуживает более, то полагается ссылка в гарнизон или в неволю. В первом случае преступник ссылается за 1000 ли от родины, а ссылка в гарнизон разделяется на пять видов, как то:
   1) ссылку 6 ближние места за 2000 ли;
   2) ссылку на ближнюю границу за 2500 ли;
   3) ссылку на отдаленную границу за 3000 ли;
   4) ссылку на самую дальнюю границу;
   5) ссылку в заразительные места за 4000 ли.
   Что касается до взаимной соразмерности расстояния в губерниях, близких к заразительным местам, то из Ху-нань дозволяется ссылать в Юнь-нань, из фу-цзянь -- в Гуй-чжеу, из Сы-чуань -- в Гуан-дун и Гуан-си, не придерживаясь 4000-го расстояния. Семействам сосланных не воспрещается следовать за ними; но судебное место при отправлении с места должно обстоятельно прописать в бумаге возраст каждого, а на месте ссылки назначается им постоянное местопребывание. В случае, если сии семейства пожелают возвратиться на родину и взять с собою самые кости умершего преступника, то дозволять им это, а для сведения доносить Палате {В II части слово Палата, употребленное без прибавления других слов, означает Уголовную Палату.}.
   14. Преступники, осужденные в неволю {Ссылаемые в неволю отдаются офицерам и солдатам из маньчжуров для домашних работ.} и работу, ссылаются в Гиринь, на Амур и в Или. Когда число ссыльных умножится где-нибудь, то назначают другие места для ссылки; например, вместо Амура посылают в Восточный Тюркистан. Сосланные в работу занимаются казенным хлебопашеством или работают в железных и свинечных рудниках. Если они действительно исправятся в поведении и будут усердно работать, то по истечении известных лет получают прощение и отпускаются на свою родину. Но если не будут повиноваться начальству и после побега будут пойманы, таковых дозволяется, смотря по важности прежнего преступления, или казнить смертию, или наказывать ношением шейной колодки. Главнокомандующие и корпусные начальники обязаны ежегодно представлять в Военный Комитет и Уголовную Палату ведомость о преступниках, как прежних, так и в продолжение последнего года вновь прибывших, с показанием находящихся в бегах.
  
   Примечание. Из сосланных в гарнизон старые и больные отсылаются в богадельни, где производится им содержание, определенное сиротам и бедным. Если кто из них знает какое-либо ремесло, то дозволяется ему самому пропитываться под надзором местного начальства. Если преступник слабого сложения, беден и не знает никакого ремесла, то со дня присылки выдается ему по числу семейства дневное содержание. По прошествии полугода прекращается сие воспоможение, а преступники отдаются в работу на станции, где производится им содержание по положению.
  
   15. Чиновники, по снятии чинов с них, ссылаются на Амур или на Новую линию {Новою линиею названа Чжуньгария.} для выслуги. По прошествии трех лет главнокомандующие и корпусные начальники представляют об них государю; и как скоро представление утверждено, то знаменные возвращаются к своим знаменам, а китайцы -- на свою родину {Без возвращения чинов, ибо в Китае чины сопряжены с должностями. Отрешенный от должности не имеет чина.}. Сосланные во второй раз получают прощение по прошествии десяти лет. Чиновники, для выслуги сосланные на военные станции, ежели по прошествии трех лет уплатят станционные издержки, то отпускаются на родину; ежели не в состоянии уплатить, то ожидают милости государевой. На годовые издержки определено на ближних десяти станциях по 43, на дальних -- по 33 лана серебра.
   16. Преступникам, заслуживающим шельмование, клеймят стемпелевые буквы на лице и локотных костях. Стемпелевые буквы на лице клеймятся на щеках и на локотной кости пониже локтевого сгиба. Стемпелевые буквы имеют величины 1 1/2 дюйма, а черты букв -- 1 1/2 доли. Наказанному большою планкою в первый раз кладут стемпелевые знаки на правой руке, а приговоренным к временной ссылке -- на правой щеке. Осужденным во второй и третий раз, несмотря на степень преступления, клеймят буквы на левой щеке. Ворам, грабителям, похитителям казенных вещей, бывших под их хранением, также мошенникам обыкновенно клеймят буквы, означающие преступление, -- на правой, а означающие место ссылки -- на левой щеке, и наоборот. Ссылаемым на Новую линию в работу кладут на правой щеке буквы: сосланный за границу. Когда же они прибудут в Гань-су и назначится им местопребывание, то прибавляются буквы, означающие место ссылки. Если отсель вновь будут сосланы во внутренность Китая, то еще клеймят буквы: сосланный в другое место. Военному, бежавшему из похода, налагают буквы: бежавший из армии; бежавшему из вечной ссылки: бежавший из вечной ссылки; беглому рядовому: беглый солдат и т. д. Если сосланный по воровству поступит в сыщики и отличится поимкою воров, то дозволяется вытравить буквы с лица и включить его в число честных людей. Кто же самовольно вытравит у себя стемпелевые буквы, тому по наказании большою планкою снова налагаются прежние стемпелевые буквы.
  
   III. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СМЕРТНОЙ КАЗНИ
  
   17. Между преступлениями, подлежащими смертной казни, считаются десять тяжких, за которые от казни и милостивыми манифестами не освобождаются. Таковые преступления суть:
   1. Злоумышление против общественного спокойствия, мэу-фань.
   2. Злоумышление против царствующего дома, мэу-да-ни.
   3. Государственная измена, мэу-пхань.
   4. Отцеубийство, э-ни. Под отцеубийством разумеется умышленное или в драке содеянное убийство:
   а) деда и бабки с отцовой стороны; б) отца и матери; в) дяди по отцу или жены его; г) старшего брата или сестры; д) деда и бабки с жениной стороны; е) мужа.
   5. Бесчеловечие, бу-дао {Значит: беззаконие, против естественного закона.}. Под бесчеловечием разумеется:
   а) умерщвление семейства из трех или более человек; б) рассечение человека на части, в) умерщвление родившегося младенца {Наши ученые и до сего времени искренно верят, что в Китае умерщвление младенцев дозволено законами. Католические веропроповедники и ныне начали повторять эту гнусную выдумку их -- для возбуждения сострадания в католических державах.}; г) резание сосцев у женщин; д) составление ядов и чародейство.
   6. Неуважение к верховной власти, да-бу-цзин. Неуважением к верховной власти считаются:
   а) похищение царских жертвенных сосудов, царских колесниц и одеяния; б) похищение и подделка царских печатей; в) ошибочное против прописания составление лекарств для государя; г) ошибочное вложение доклада в обертку; д) приготовление недолжных яств для государева стола; е) непрочное строение судов для государева путешествия.
   7. Неуважение к родителям, бу-сяо. Под сим неуважением разумеются:
   а) поношение деда и бабки, отца и матери, также мужнина деда и бабки, свекра и свекрови; б) перемена родины и раздел с дедом и бабкою, отцом и матерью; в) отказ в пропитании отца и матери; г) женитьба в трауре по отцу и матери; д) ложное объявление о кончине деда или бабки, отца или матери.
   8. Семейное несогласие, бу-му. Под семейственным несогласием разумеется:
   а) умышленное убийство и продажа родственников до пятой боковой линии; б) в ссоре донос на мужа и родственников до четвертой боковой линии.
   9. Несправедливость, бу-и. Противным долгу почитается:
   а) простолюдину убить своего областного или уездного начальника; б) солдату убить своего начальствующего офицера; в) канцелярскому служителю и сторожу убить чиновника своего присутственного места, от 10-го класса и выше; г) мастеровому убить своего ремесленного учителя; д) когда жена, утаив о смерти своего мужа, не будет носить траура и выйдет за другого.
   10. Кровосмешение, нэй-луань. Кровосмешением считается прелюбодеяние с родственницами до четвертой боковой линии и с наложницами деда и отца.
   Примечание. В сыновнем неуважении -- за раздел, в семейном несогласии -- за донос на мужа, в несправедливости -- за утайку смерти мужниной не осуждаются на смертную казнь.
   18. Преступления, заслуживающие смертную казнь, разделяются на две главные статьи, из коих по первой казнь совершается по окончании суда без отлагательства {Неотлагаемая смертная казнь совершается немедленно по получении государева утверждения, а не отлагается до общей казни, совершаемой накануне зимнего поворота.}, по второй -- по заточении. См. выше, ї 10.
   19. О некоторых преступниках первой статьи приговоры к резанию в куски и отсечению головы с выставкою напоказ Уголовная Палата одна представляет государю. Таковые преступники суть:
   1) злоумышляющие против государя и государства и соумышленники их;
   2) с умыслом убившие деда или бабку, отца или мать;
   3) жены и наложницы, убившие мужнина деда или бабку, свекра или свекровь;
   4) зачинщики из убивших более трех человек в одном семействе или рассекших человека на части;
   5) с умыслом убившие старших родственников, деда или бабку жениных;
   6) зачинщики из умерщвляющих младенцев и отрезающих сосцы у женщин;
   7) сын, в ссоре убивший отца или мать, и внук, в ссоре убивший деда или бабку;
   8) начальник шайки (атаман), при освобождении преступников из тюрьмы убивший чиновников, также и сообщники, участвовавшие в убиении чиновников;
   9) старшие -- в предположении завладеть имуществом или получить наследственный чин, -- убившие до трех человек в семействе из младших своих родственников;
   10) ссыльные невольники, убившие до трех человек в семействе своего владельца;
   11) зачинщики из арестантов, которые, возмутившись, в тюрьме убили чиновников;
   12) жены и наложницы -- по вступлении в любовную связь с родственниками, -- с умысла убившие своих мужей;
   13) младшие, по корысти и насилованию умышленно убившие старших родственников;
   14) морские и сухопутные разбойники, при сопротивлении убившие посланных от правительства и приговоренные посему к отсечению головы с выставкою напоказ.
   20. Приговоры о преступниках, осужденных к резанию в куски и отсечению головы с выставкою напоказ, если дела их по своим обстоятельствам требуют снисхождения, рассматривают и представляют государю члены, трех Юстиционных Судов. См. ч. I, ї 23, Юстиционный Суд.
   21. Дела по грабежам, подлежащие смертной казни, рассматривают и представляют государю члены трех Юстиционных Судов обще с министрами.
   22. Уголовные дела преступников, приговоренных к смертной казни по заточении, окончательно решаются в столице на Осеннем и Дворцовом суде. См. ниже, ї 32, 33.
   23. В столице ежегодно составляются два временных суда; Осенний и Дворцовый. На первом рассматривают следственные дела приговоренных к смерти преступников, присланные из губерний; на втором -- дела преступников одной губернии Чжи-ли.
   24. Время, с которого начинается Осенний суд, определяется государем по докладу Уголовной Палаты. В губерниях Юнь-нань, Гуй-чжеу, Гуан-си, Гуан-дун и Сы-чуань назначается оно со дня закрытия печати; в Фу-цзянь -- с 30 числа первого месяца; в Маньчжурии, Шань-си, Гань-су, Ху-бэй, Ху-нань, Чже-цзян, Цзян-си, Ань-хой и Цзян-су -- с 10 числа второго месяца; в Чжи-ли -- с 30 числа третьего месяца. Дела, вершенные после показанных чисел, отлагаются к следующему году; а к Осеннему суду текущего года не могут быть представлены. Равным образом и совершенные дела, на представление о коих еще не получено утверждение Палаты, исключаются из Осеннего суда текущего года.
   25. Что касается до уголовных дел, включенных в Осенний суд в губерниях, по получении об них извещения из палаты председатели с прокурором снова обсуживают оные со всею правотою и вносят в канцелярию начальника губернии, а начальник губернии в общем собрании с ними утверждает смертные приговоры. Все таковые дела в продолжение пятого месяца должны быть кончены и представлены из губерний в столицу.
   26. В Уголовной Палате находится восемнадцать отделений {В каждом палатском отделении находятся три начальника отделения, три помощника и два секретаря или два начальника отделения, четыре помощника и два секретаря. Все они числятся членами отделения.}, названных по губерниям.
   Каждое из сих отделений уголовные дела своей губернии, поступающие в Палату при докладах и сообщениях, обсуживает по показаниям преступников, рассматривает доказательства свидетелей, наводит справки из законов и постановлений, пересматривает приговоры судебных мест и вчерне представляет присутствию свои заключения с мнением, следует ли утвердить оные или обратить для пересмотра Главное внимание при рассматривании каждого дела обращено на то: нет ли в нем таких обстоятельств, которые бы дозволили отсрочить казнь преступнику, оказать ему снисхождение или оставить его для пропитания и продолжения жертв.
   Примечание. Уголовные дела губернии Чжи-ли отдельно пересматриваются и передаются в собрание членов Осеннего суда.
   27. В конце года члены Палаты назначают в каждом отделении особенную комиссию из трех его членов, которые, пересмотрев краткие выписки из дела, составленные в отделениях, и учинив нужное сокращение или пополнение в них, передают в общее собрание членов отделений для соображения.
   28. Члены пятнадцати отделений Прокурорского Приказа и члены Юстиционного Суда, который в свое время получает от губернаторов выписки из следственных уголовных дел, собираются в Уголовную Палату, где обще с назначенными членами палатских отделений снова рассматривают дела, пересмотренные в отделениях Уголовной Палаты; потом, соединившись в голосах, присовокупляют свои мнения и представляют на рассмотрение членов присутствия. Но перед подачею в присутствие члены отделений еще собираются для пересмотра мнений; со вниманием обсуживают в каждом уголовном деле причины подлинности, отсрочки, снисхождения и помилования для пропитания родителей и продолжения жертвоприношений и, соображаясь с обстоятельствами преступления, постановляют приговоры. Например, смертоубийство умышленное и намеренное считается полным преступлением; но если преступник, содействовавший в умышленном смертоубийстве, был сообщник, не желавший добычи и не учинивший при сем злодейства, то присуждается к отсрочиваемой казни. Смертоубийство в ссоре подлежит отсрочиваемой казни; но если помогавший в драке причинил много смертельных повреждений, то осуждается как полный преступник. Вор, во время действия сопротивлявшийся поимщикам или при грабеже ранивший или убивший человека, осуждается как полный преступник; но если вор искал случая убежать и гнавшегося за ним убил в драке, то присуждается к отсрочиваемой казни. За полную покражу {120 лан серебра считается полною покражею. См. статью 105.} присуждаются к отсрочиваемой казни; но если покража простирается выше 500 лан серебра, то вор осуждается как полный преступник. А хотя бы покража и не простиралась до 500 лан серебра, но если проезжие ранены были при оной, то вор осуждается как полный преступник. Два одинаковые преступления как скоро разнятся между собою в обстоятельствах совершения, то подлинность и отсрочка сами собою раскрываются. В собрании отделений остается безошибочно определить обстоятельства каждого дела и утвердить единогласием в мнениях. Приговоры, утвержденные в общем собрании членов отделений, представляются на рассмотрение присутствия. Такой пересмотр уголовных дел называется Тройным малым Юстиционным судом.
   29. Наконец, члены Уголовной Палаты в общем собрании с членами Прокурорского Приказа и Юстиционного Суда еще рассматривают дела, обсуженные в общем собрании членов отделений, не оставляя ничего подлежащего сомнению; и сие соображение называется Тройным большим Юстиционным судом.
   30. Когда Уголовная Палата свои мнения, рассмотренные Тройным Юстиционным судом, сообщит в Прокурорский Приказ и Юстиционный Суд для подписания общего доклада, то полагается десятидневный срок для возвращения. Если потребуется переменить что-либо, то еще назначается пятидневный срок для объяснения. В последнем случае Палата извещает членов Прокурорского Приказа и Юстиционного Суда явиться в нее в назначенное время, чтобы, обстоятельнее обсудив сомнительные места, постановить единогласное мнение, основанное на совершенной справедливости. В случае разногласия одного или двух членов Уголовная Палата при докладе должна в особливой записке представить и противные мнения.
   31. Между тем вскоре по открытии печати отправляются из Палаты требования в губернии, чтобы остальные дела, следующие к Осеннему суду текущего года, все были представлены в продолжение четвертого месяца. По пересмотре и соображении кратких выписок из дел, пересмотренных в общем собрании членов отделений, отдают переписать в красных графах и потом напечатать; а когда присланы будут из губерний остальные дела, то губернские мнения обще с мнениями, постановленными в общем собрании членов отделения, печатают в записках и сообщают по одному экземпляру каждому члену девяти присутственных мест и каждому члену Наследничьего Приказа и шести палатских контор. Ежели доклады из губернии содержат в себе новые дела, то есть в первый раз поступившие на Осенний суд, то пересматривают их и присовокупляют свои суждения для основания при общем пересмотре. См. ч. I, ї 27.
   32. Наконец, члены девяти присутственных мест и члены Наследничьего Приказа и шести палатских контор {Полное собрание всех членов простирается до 80 человек.} в первом десятидневнии восьмого месяца собираются в дворцовом корпусе за воротами Тьхянь-ань-мынь и дела преступников одно за другим окончательно обсуживают. Что касается до мнений, в коих они несогласны с губернскими приговорами, объясняют причины, по коим нужным признают переменить оныя. Если члены несогласны в чем-либо между собою, таким же образом объясняют, почему одно следует допустить, а другое отвергнуть. Как скоро члены согласятся в мнениях, то подают государю представление с особливым определением о преступниках, которые по обстоятельствам их преступлений заслуживают отсрочку казни, снисхождение для продолжения рода и пропитания родителей, и ожидают государева утверждения. Этот суд называется Осенним.
   33. Печатный список приговоренных к смерти преступников губернии Чжи-ли еще до падения инея {Название одной из 24 перемен атмосферы. См. в ч. III, статья Астрономический Институт.} относят в собрание членов Осеннего суда, а в десятый день по падении инея члены девяти присутственных мест с прочими собираются в дворцовом корпусе и призывают преступников в присутствие для личных объяснений; потом, положив особый приговор о каждом, представляют государю и ожидают указа, подобно как на Осеннем суде. Пересмотр уголовных дел губернии Чжи-ли называется Дворцовым судом.
   34. В Государственном Кабинете, по внимательном соображении обстоятельств каждого дела, определений на оные губернских начальств и мнений, присовокупленных Уголовною Палатою, порознь переписывают на желтой бумаге и представляют государю. Таковых списков изготовляют четыре: в первом из них содержатся преступники из чиновников; во втором -- преступники по родству, кои вместо неотлагаемой казни приговорены к казни по заточении. К последнему присовокупляют список таких преступников, которые по убийству старших родственников во второй и третьей боковых линиях, учиненному по внушению старших в доме, заслуживают по законам отсечение головы. Оставляемых для пропитания родителей помещают в особливом списке. Сей порядок одинаков и на Осеннем, и на Дворцовом суде.
   35. В день, назначенный для отмечания преступников к казни, на утренней заре вначале полагают желтые списки на царском столе в тронной Мао-цзинь-дянь, а перед столом ставят другой стол для докладывающего сио-ши. Сей сио-ши, положив поименные списки преступников на стол, обращается к государю и становится на колена. Вслед за ним министры, члены Военного Комитета, сио-ши Государственного Кабинета и члены Уголовной Палаты становятся на колена на восточной, а придворные журналисты стоят на западной стороне. Докладывающий сио-ши объявляет название губернии, которой преступников отмечать следует, а один из министров развертывает на столе доклад на китайском языке. Докладывающий сио-ши сказывает прозвание и имя преступника и ожидает, пока государь посмотрит в желтый список. Между тем каждый министр смотрит в свой краткий список, и как скоро государь произнесет приговор {Смертные приговоры заключаются в одном слове: удавить или отрубить голову.}, то министр согласно с оным отмечает на китайском докладе. По окончании отмечания уходят и по китайскому докладу делают отметки на маньчжурском языке, переписывают набело записки на обоих языках и, запечатав, препровождают к прокурору.
   36. Перед сдачею из Военного Комитета доклада с отметками в Уголовную Палату предварительно ставят посреди присутственного зала желтый стол; и как скоро явится прокурор, то один советник палаты с коленопреклонением принимает и сдает в отделения для сообщения в губернские города. Сроки получения в губерниях сообщения с отметками суть следующие: в Юнь-нань, Гуй-чжеу, Сы-чуань, Гуан~си, Гуандун и Фу-цзянь через 40 [дней], в Гиринь через 30, в Цзян-си, Чже-цзян, Ху-нань и Гань-су через 25, в Цзян-нань, Шань-си и Ху-бэй через 18, в Шен-цзин через 15, в Хэ-нань через 12, в Шань-дун и Сань-си через 9, в Чжи-ли через 4 дня.
   37. По окончании отметок министры и члены Военного комитета обще с членами Уголовной Палаты, сделав краткое извлечение из дел о приговоренных и не приговоренных к смерти преступниках, сообщают начальникам губерний, чтобы они перед совершением казни выставили на больших улицах объявление об них для всенародного сведения.
   38. В столице, как скоро советник палаты окончит смотреть вязание преступников, приговоренных на Дворцовом суде к смерти, то по два члена из каждого отделения отряжаются на торговую площадь, куда приводят и преступников под прикрытием полицейского отряда. Советник палаты вместе с юй-гии уголовной конторы отправляется на место казни, и как скоро пекинский прокурор прибудет с докладом, то совершают смертную казнь и доносят государю.
   39. В губерниях по получении доклада с отметками ведут преступников на торговую площадь связанными. По приведении на площадь читают им государево повеление и по порядку отметок предают их казни под личным надзором председателя Уголовного Суда. В уездах казнят преступников под личным надзором местных гражданских и военных чиновников.
  
   IV. РАЗРЯДЫ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ
  
   40. Собрание уголовных законов разделено на семь разрядов, из коих в 1-м разряде содержатся законы общие;
   во 2-м -- законы по Палате Чинов;
   в 3-м -- законы по Палате Финансов;
   в 4-м -- законы по Палате Обрядов;
   в 5-м -- законы по Военной Палате;
   в 6-м -- законы по Уголовной Палате;
   в 7-м -- законы по Строительной Палате.
   41. Общие уголовные законы заключаются в 46 главах. В них изложены такие положения, которые относятся к людям всех состояний; например, об уменьшении наказания оговоренных, о побеге преступников и проч. {Из сего видно, что уголовные законы разделяются по предметам.}.
   42. Законы по Палате Чинов помещены в двух отделениях: 1) о должностях; 2) о канцелярском порядке. В обоих отделениях по 14 глав.
   43. Законы по Палате Финансов заключаются в семи отделениях:
   1) о податях -- 15 глав,
   2) о землях и домах -- 11 глав,
   3) о браках -- 17 глав,
   4) о казначействах и хлебных магазинах -- 23 главы,
   5) об акцизных сборах -- 8 глав,
   6) о долгах -- 3 главы,
   7) о торговле -- 5 глав.
   44. Законы по Палате Обрядов разделены на два отделения:
   1) о жертвоприношениях -- 6 глав,
   4) о церемониях -- 20 глав.
   45. Законы по Военной Палате разделяются на пять отделений:
   1) о дворцовой страже -- 16 глав,
   2) об управлении войсками --21 глава,
   3) о крепостях и заставах -- 7 глав,
   4) об управлении пастбищами -- 11 глав,
   5) об управлении почтою -- 16 глав.
   46. Законы по Уголовной Палате разделены на одиннадцать отделений:
   1) о мятежниках и ворах -- 28 глав,
   2) о смертоубийстве -- 20 глав,
   3) о драках и побоях -- 22 главы,
   4) об оскорблении словами -- 8 глав,
   5) о жалобах и доносах -- 12 глав,
   6) о взятках -- 11 глав,
   7) о подлогах -- 11 глав,
   8) о блуде -- 10 глав,
   9) о смешанных преступлениях -- 11 глав,
   10) о поимках беглых {Беглыми считаются преступники, укрывающиеся от преследования законов, или должностные, удалившиеся от своих мест без письменного вида от начальства.} -- 8 глав,
   11) о решении дел -- 29 глав.
   47. Законы по Строительной Палате содержатся в двух отделениях:
   1) о ремеслах -- 8 глав,
   2) о речных плотинах -- 4 главы.
   48. Полное собрание уголовных законов заключается в 435 главах. Каждая глава еще пополнена постановлениями, которые получили силу закона и составляют пополнение законов {В Китае пьют и вино, и водку, и ликеры, но нет пьянства, а посему нет и законов по сей части.}.
   49. Уголовные законы определяют существо и меру преступлений и обнародованы в империи для повсеместного соблюдения, почему чиновники и канцелярские служители обязаны изучать их и основательно понимать смысл, дабы в состоянии были безошибочно применять к преступлениям. В столице и по губерниям начальники в конце каждого года должны испытывать своих подчиненных в знании законов. Из оказавшихся недостаточно сведущими чиновник штрафуется вычетом годового жалованья, а канцелярский служитель получает 40 ударов планкою. Кто из художников и ремесленников в состоянии читать, разъяснять и разуметь смысл законов, тот, проступившись в чем-либо или обвиненный по прикосновенности, избавляется один раз от суда. Напротив, чиновник или канцелярский служитель, криво толкующий законы и через то дающий им противоположное значение, предаются суду.
   50. Положительные законы подвергают каждого преступника наказанию соответственно преступлению; но различие состояния, возраста и местности требует изъятия как в образе судопроизводства, так в мере и образе самих наказаний.
  
   V. ИЗЪЯТИЕ ОТ СУДА ПО ЗАКОНАМ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ
  
   51. Восемь видов изъятий, ба-и, как то:
   1. Изъятие родственников, и-цинь. Под сим разумеется только изъятие родственников государя, родственников государыни-матери до пятой боковой линии и родственников государыни до четвертой боковой линии.
   2. Изъятие старых вельмож, и-гу. Под старыми вельможами разумеются долго служившие при государях и пользовавшиеся милостями их.
   3. Изъятие заслуженных, и-гун. Под заслуженными разумеются отличившиеся важными военными заслугами.
   4. Изъятие добродетельных, и-сянь. Под добродетельными разумеются мужи высокой нравственности, коих поведение и образ мыслей служат примером для других.
   5. Изъятие способных, и-нын. Под способными разумеются люди с большими способностями, которые служат подпорою престола.
   6. Изъятие ревностных к службе, и-цзинь. Под ревностными разумеются неутомимо занимающиеся делами службы; или, будучи отправлены куда-либо, преодолевают все трудности для исполнения возложенных поручений.
   7. Изъятие знатных, и-гуй. Под знатными разумеются гражданские чиновники от 1-го до 6-го, а военные от 1-го до 4-го класса.
   8. Изъятие гостей, и-бинь. Под гостями разумеются потомки государей прежних династий.
   52. Если подлежащий изъятию учинит преступление какое-либо, то начальство не может судить его, а обязано донести государю и по получении указа произвести следствие; после сего дело с справкою о подлежательности изъятию представить государю на утверждение. Сила сего закона простирается на деда и бабку, родителей, жену, сыновей и внуков {По одной мужеской линии.}, подлежащих изъятию, но в десяти тяжких преступлениях закон сей не имеет действия.
   53. Положительные законы изменяются в определении равномерного наказания.
   1. По отношению к родству. Кто по содеянному преступлению имеет отношение к своим родственникам, то судья должен обстоятельно узнать о нем, вытребовать родословную и взять подписку, как от соседей, так и от родового старшины, и потом учинить приговор на основании законов. По жалобам в драках между собою старший родственник наказывается легче одною степенью, а младший -- тяжелее одною степенью против положительных законов. По кражам между собою и старшие и младшие родственники наказываются легче одною степенью против общих законов. Только по блудодеянию между собою наказание и старшим и младшим родственникам увеличивается по степеням родственной близости. Если старший родственник убьет младшего в намерении завладеть его имением или получить чин и должность его, то судится за умышленное и намеренное убийство на основании положительных законов. Если младший убьет старшего при защищении себя, то вместо смертной казни ссылается на отдаленную границу в гарнизон.
   2. По отношению к благородным и подлым. По драке между благородным и подлым, также по взаимному блудодеянию между ними благородный, оказавшийся виновным, наказывается легче одною степенью, а невольник и невольница -- тяжелее одною степенью против положительных законов.
   3. По отношению к местопребыванию внутри границ и за границею. Уголовные законы для живущих за границею неодинаковы с законами для живущих внутри Китая. На Новой линии солдата и слугу за грабеж, разбой и убийство немедленно по окончании суда предают казни, а потом доносят об них государю. В губернии Сы-чуань разбойники, шайками нападающие на рынки, в Юнь-нань и Гуй-чжеу ссыльные, по условию с туземными негодяями сманивающие детей на продажу, наказываются отсечением головы, а убийцы -- с выставкою оной напоказ. В Тхай-вань {Остров Формоза.} грабители и убийцы наказываются по положению об инородцах; в губерниях Ху-бэй, Ху-нань и Юнь-нань -- отсечением головы с выставкою. С оружием нападающие на проезжающих по морским берегам и реке Цзян присуждаются к полной вечной ссылке, то есть за 3000 ли. Монгол по делу с китайцем внутри Китая судится по китайским законам, китаец по делу с монголом в Монголии судится по монгольским законам. Инородцы внутри Китая, тибетцы и тюркистанцы в своих землях в спорных между собою делах руководствуются своими положениями, основанными на обычаях.
   54. От наказания по законам положительным изъемлются: 1. Чиновники. Если чиновник {Только от 1-го до 10-го класса; прочих начинают судить тотчас по отправлении донесения государю, что ниже видно.} учинит преступление, то начальство обязано донести государю с прописанием его дела, а само собою не может приступить к допросам; по получении же указа, исследовав дело и учинив приговор на основании законов, должно представить государю на утверждение. Высшие чиновники от 1-го до 6-го класса берутся к допросам по отрешении от должности и допрашиваются без пыток. Если же обстоятельства дела неизбежно потребуют допросить через пытки, то испрашивают у государя разрешения на то. Из гражданских чиновников прокуроры и правители, а из военных -- от ху-цзянь и выше судятся по получении указа на донесение; а прочих начинают допрашивать со дня отправления донесения об них. Если чиновник, судимый по отрешении от должности, окажется безвинным, опять определяется к прежней должности; если же по маловажности преступления будет подлежать понижению чинами или вычету жалованья, в сем случае возвращается ему прежняя должность и потом делается приговор. У чиновников, которые лишены чинов за сдачу города или за взятки, грамоты и патенты отбираются. Что касается до наказания за преступления, и гражданские и военные чиновники наказываются вместо 10 ударов планкою вычетом жалованья за месяц, за 20 ударов -- за два месяца, вместо 30 ударов -- за три месяца, вместо 40 ударов -- за полгода, вместо 50 ударов -- за девять месяцев, вместо 60 ударов наказываются вычетом жалованья за целый год, вместо 70 ударов понижаются чином, вместо 80 -- двумя, вместо 90 -- тремя чинами, но с оставлением при прежней должности; вместо 100 ударов понижаются тремя чинами с переводом {К должности, соответствующей оставшемуся чину.}.
   2. Знаменные. Знаменные, подвергающиеся наказанию планкою, наказываются вместо сего плетью, временною и вечною ссылкою, но избавлены от ссылки в неволю. Ношение шейной колодки разделено для них на степени: сосланные на один год носят шейную колодку 20 дней; далее сие наказание постепенно увеличивается пятью днями. Посланные в вечную ссылку за 2000 ли носят шейную колодку 50 дней; далее сие наказание постепенно увеличивается пятью днями. Сосланные в гарнизон в ближние места носят шейную колодку 70 дней, на ближнюю границу -- 75 дней, на отдаленную границу -- 80 дней, на самую дальнюю границу в заразительные места -- 90 дней. Сей закон относится только до маньчжуров, монголов и солдат китайского корпуса, находящихся в действительной военной службе. Военнопоселяне, дворцовые крестьяне и сосланные в неволю судятся по общим законам.
   3. Воспитанники Астрономического Института. Воспитанникам Астрономического Института, обучающимся с отличными успехами, дозволяется от ссылки и телесных наказаний до 100 ударов откупаться и потом продолжать учение в Институте; за важные же преступления они судятся по законам положительным. Чиновники, служащие в Астрономическом Институте, не могут быть ни судимы без государева разрешения, ни наказаны без государева утверждения.
   4. Женщины и девицы. Женщины и девицы, приговоренные к наказанию большою планкою, наказываются без снимания нижнего платья; за легкие вины наказываются в бесподкладном одеянии; от клеймения освобождаются; а от ссылки, и временной и вечной, дозволено им откупаться. Женам чиновников дозволяется откупаться от телесных наказаний. Всякая женщина по маловажным делам и по оговору, исключая блуда, воровства и убийства, может вместо себя послать в суд братьев, сыновей и племянников; а при следствиях по посторонним и маловажным делам, производимым в окружных и уездных правлениях, совершенно увольняется от свидетельства и очных ставок. К Осеннему суду и женщины и девицы по важным преступлениям препровождаются в столицу {В губерниях -- в губернские города.}. Если беременная женщина подлежит допросу через пытки, то сей допрос отлагается за 100 дней по рождении младенца. Таким же образом и смертная казнь совершается над ними; но приговоренная к резанию в куски через месяц по рождении младенца.
   5. Престарелые, малолетние и больные. Имеющие выше 70 и не достигшие 15 лет, также больные при допросах по какому-либо преступлению освобождаются от пыток, и приговор об них основывается на доказательствах свидетелей; сверх сего, дозволяется им откупаться от ссылки и прочих наказаний. Но если, однажды откупившись, повторят преступление, и доказано будет, что учинил оное с намерением, то искуп более не дозволяется им. Имеющие выше 80 и не достигшие 10 лет, также неизлечимо больные, если по убийству будут подлежать смертной казни, то приговор об них представляется государю на рассмотрение. От наказания за воровство и несмертельное увечье людей дозволяется им откупаться; по прочим же маловажным преступлениям освобождаются от суда. Неизлечимо больные, исключая убийства в ссоре, в шутках и случайного, за убийство с умыслом и с намерением учиненное судятся как и прочие, и принимать болезнь их в уважение не дозволяется. Имеющие 90 и не достигшие 7 лет освобождаются от пыток и судятся за смертные преступления как бы приневоленные к совершению оных другими; по воровству же взыскивается с них только покраденное для возвращения хозяину. Вообще престарелые и малолетние по преступлениям, по коим дозволено откупаться от наказания, освобождаются от ношения шейной колодки, а от наказания же большою планкою имеют право откупиться.
  
   VI. ПРИЛОЖЕНИЕ ЗАКОНОВ К ПРЕСТУПЛЕНИЯМ
  
   55. Всего считается до 3000 преступлений, подводимых под законы и постановления, как то:
   1) преступлений, наказываемых:
   10 ударами планкою -- 31
   20 ударами -- 49
   30 ударами -- 42
   40 ударами -- 111
   50 ударами -- 118
   60 ударами -- 118
   70 ударами -- 76
   80 ударами -- 241
   90 ударами -- 85
   100 ударами -- 405
   ссылкою на один год -- 66
   ссылкою на один год с половиною --51
   ссылкою на два года -- 65
   ссылкою на два с половиною года -- 83
   ссылкою на три года -- 163
   ссылкою с переселением -- 7
   2) смешанных преступлений, наказываемых вечною ссылкою:
   за 2000 ли -- 2
   за 2500 ли -- 2
   за 3000 ли -- 8
   3) точных преступлений, наказываемых:
   вечною ссылкою за 2000 ли -- 60
   вечною ссылкою за 2500 ли -- 20
   вечною ссылкою за 3000 ли -- 23
   ссылкою в неволю -- 125
   ссылкою в гарнизоны:
   в ближайшие места -- 39
   на ближайшие границы -- 100
   на дальние границы -- 71
   на отдаленнейшую границу -- 17
   в заразительные места -- 40
   4) смешанных преступлений, наказываемых:
   удавлением -- 6
   отсечением головы -- 8
   5) точных преступлений, наказываемых:
   удавлением по заточении -- 213
   отсечением головы по заточении -- 179
   неотлагаемым удавлением -- 57
   неотлагаемым отсечением головы -- 160
   резанием в куски -- 21
   Итого преступлений, наказываемых:
   малою планкою -- 351
   большою планкою -- 925
   временною ссылкою -- 435
   вечною ссылкою -- 115
   ссылкою в неволю -- 115
   ссылкою в гарнизоны -- 267
   смертию -- 644
   Всего -- 2 852
   Примечание. Уголовная Палата ежегодно подает государю ведомости с показанием, сколько в течение года было убийств и краж в каждой губернии. В этой докладной ведомости об убийствах и кражах излагается, сколько в какой губернии было следственных дел по грабежам, сколько дел по соляному корчемству, сколько -- по прелюбодеянию, сколько -- по убийству с умыслом и намерением, сколько -- по убийству в ссоре и драке, оскорблению чести и нарушению справедливости. Но помянутые ведомости не делаются гласными.
   56. При подведении законов и постановлений надлежит дело решить полною статьею, а не делать в ней сокращений по своему произволу.
   Но если при проведении дела под одну статью невозможно будет согласить с нею различные обстоятельства того дела, в таком случае дозволяется только главное преступление решить по точному смыслу закона. Случайные государевы решения по уголовным делам отнюдь не считаются положительными законами, почему запрещается подводить оныя для уменьшения или усиления вины. Судья, составляя определение по какому-либо делу, должен основаться на точном законе; а не дозволяется ему, подведя одно какое-либо положение, выставить оное недостаточным и по своему мнению представлять государю решить дело на основании другого закона. Но если начальник губернии при решении какого-либо дела усмотрит, что определение по прежнему подобному же делу можно принять в основание, то должен включить это в доклад; а Палата, по основательном рассмотрении, обязана просить государя превратить то определение в положительный закон под названием постановления.
   57. Постановление есть пополнение закона. Закон положительно определяет; постановление, смотря по стечению обстоятельств, уменьшает или увеличивает вину. Когда мера наказания, определяемая законом, превышает преступление, то постановление, принимая обстоятельства в уважение, смягчает наказание. Когда же преступление по обстоятельствам превышает меру наказания, законом положенную, постановление увеличивает оную. В обоих случаях судья, следуя разуму закона, должен применять свое мнение более к обстоятельствам дела и решить дело на основании постановления, не привязываясь к словам закона.
   58. Новое постановление не имеет обратного действия. Преступление, учиненное до обнародования нового постановления, должно быть судимо на основании закона или прежнего постановления, хотя бы и минул срок, с которого начинается действие нового постановления. Впрочем, если обстоятельства дела требуют ослабить силу закона, то дозволяется основаться и на новом постановлении.
   59. Когда смысл точного закона или постановления не может вполне обнять существо дела, то можно решить такое дело через применение к другим подобным делам Например, хошан или даос вместе с своими учениками учинят преступление, то ученик судится как слуга. Мясник, наливший воды в свиную и баранью тушу, также лабазник, подмешавший песку в сарачинское пшено, судятся как солевой целовальник, перемешавший соль с песком, и по закону наказываются 80 ударами планкою. Мужчина и помолвленная за него девушка, если по взаимному согласию учинят блуд до совершения брака, судятся как непослушные дети и получают по сто ударов планкою.
   60. Дело, не имеющее точного закона на него, можно решить на основании другого закона по сходству обстоятельств. В сем случае Уголовная Палата обще с Прокурорским Приказом и Судом Юстиционным, определив существо преступления, представляет государю с мнением, что такое дело, по неимению точного закона на него, можно решить применительно на основании такого-то закона или постановления, с усилением или уменьшением наказания одною степенью, и на доклад сей ожидает указа к исполнению. Но если есть точный закон, то судья не должен, оставя оный, решить дело применительно, дабы сим образом уменьшить или увеличить вину. При постановлении приговора Тройным Юстиционным судом, если Уголовная Палата подводит неточный закон, то Прокурорский Приказ и Суд Юстиционный обязаны, по справке с законами, поправить мнение Палаты. Но если исправленное сими судами еще несовершенно согласно с законами, то члены помянутых трех присутственных мест должны постановить мнение в общем собрании, и когда откроется, что чиновники Прокурорского Приказа и Суда Юстиционного рассматривали дело без должного внимания, то предаются суду Палаты. Ежели в приговорах, представляемых государю от начальников губерний, подведены законы и постановления, несогласные с обстоятельствами дела, то Палата обращает к ним дела для пересмотра; и когда начальник губернии, председатели и прокурор, беспристрастно рассмотрев оное, исправят на основании законов и постановлений, то освобождаются от суда за прежнюю ошибку. Но если после троекратного обращения они еще будут держаться первоначального мнения и представят оное государю, то Уголовная Палата после троекратного пересмотра не переменяет своего мнения, и начальник губернии, председатели и прокурор предаются суду.
   61. Усиление наказания планкою постепенно возвышается. Вместо 50 ударов малою планкою с усилением наказания одною степенью присуждается дать 60 ударов большою планкою. Вместо ста ударов с усилением наказания одною степенью присуждают к ссылке на один год. Вместо полной временной ссылки с усилением наказания одною степенью присуждаются к вечной ссылке за 2000 ли, и как скоро наказание достигло до ссылки за 3000 ли, то далее не усиливается приговором к смерти. Из сего положения исключаются некоторые преступления, за которые наказание, усиленное одною степенью, силою собственного закона превращается для некоторых лиц в смертную казнь. Например, невольник и невольница за побои, причиненные своему господину, младший родственник за оскорбление старших, наложница за побои, нанесенные мужу.
   62. При уменьшении наказания обе смертные казни и три вечные ссылки сливаются в одну уменьшенную степень. Приговоренные к удавлению и к отсечению головы при уменьшении наказания одною степенью присуждаются к вечной ссылке за 3000 ли; при уменьшении двумя степенями присуждаются к временной ссылке на три года; вместо вечной ссылки, не разбирая расстояния, уменьшенной одною степенью, присуждаются к временной ссылке на три года.
   63. Преступления чиновников разделяются на должностные и личные. Вина, учиненная по делам службы, называется должностным преступлением; например, погрешность в усилении и облегчении приговора. Вина, содеянная без отношения к должности, называется преступлением личным, например, намеренное усиление или смягчение приговора, принятие взяток с нарушением законов. Вина личная наказывается одною степению тяжелее против вины по должности; например, вместо 10 ударов планкою наказываются вычетом жалованья за два месяца, вместо 20 -- за три месяца, за 30, 40 и 50 ударов надбавляется вычет за три месяца за каждый десяток. Вместо 60 ударов планкою понижаются одним чином, за 70 -- двумя, за 80 -- тремя, за 90 -- четырьмя, за все четыре -- с переводом {К должности, соответствующей оставшемуся чину.}; за 100 ударов лишаются чинов {Наказание за вины по должности изложено в статье 54.}. Канцелярские служители за 60 ударов и выше исключаются из службы.
   64. Преступники разделяются на зачинщиков и сообщников. В преступлении, содеянном многими, подавший мысль к оному называется зачинщиком, а прочие суть сообщники. Последние наказываются одною степенью легче. Ежели преступники из одного дома, то старшие только наказываются, а младшие освобождаются от суда. Ежели старшему более 80 лет или в тяжелой болезни, то следующий по нем, а если нет следующих, в таком случае младшие предаются суду. Ежели преступление учинено женщиною с младшими мужчинами, то хотя бы женщина была зачинщицею, к суду требуются только младшие мужчины. Но если они учинили воровство или в драке причинили повреждение, то судятся по общим законам с различением зачинщиков от сообщников. Ежели кто, согласясь с посторонними, побил старшего своего брата, то как брат наказывается временною ссылкою, а посторонние -- малою планкою.
   65. Обстоятельства определяют меру преступления. Ежели точный закон на какое-либо преступление не согласен с постановлениями, то дело решается на основании точного закона. Когда дело подходит под точный закон, но в намерении был подлог, в сем случае важное преступление судится по важности подлога. Если преступление само по себе есть важное, а преступник при содеянии оного не знал о том, то судится по общим законам. Ежели племянник в драке поранит младшего дядю по отцу, которого никогда не видал в лицо, а судья откроет это при исследовании, то дело вершится по статьям о ссорах и драках. Если при воровстве в частном месте занезнаемо украдены будут царские жертвенные сосуды, то похитители судятся как за обыкновенное воровство; но ежели преступление, учиненное по неведению, смягчается каким-либо законом, то приговор делается на основании сего закона. Например, ежели отец занезнаемо побьет сына и по суду откроется, что он побил сына, то судится как отец, побивший сына, а не по общим законам о драках.
   66. Донесший на самого себя в некоторых случаях освобождается от наказания, а в других легче наказывается. Донесший на самого себя в краже до открытия его преступления освобождается от наказания, но покража отбирается от него. Если преступник при открытии маловажного его преступления добровольно признается в другом важном преступлении, то освобождается от наказания за важное преступление. Например, если преступник, пойманный в воровстве, еще донесет на себя в отливании монеты, то освобождается от наказания за отливание монеты, а судится по одному воровству. Если обвиняемый в чем-либо при допросе покажет о прочих своих преступлениях, то освобождается от наказания за оные. Кто донес на себя не все и не по всей справедливости, тот судится за несправедливость, а наказание смягчается одною степенью. Кто отнимет, украдет или мошенническим образом похитит что-либо и сам признается обиженному; или, получив взятки с нарушением и без нарушения законов, возвратит взятое, все таковые преступники прощаются. Донос на самого себя должно отличать от добровольного пойманным преступником признания при допросе. Разбойник, донесший сам на себя, ежели был зачинщик, ранивший людей, то присуждается в ссылку в гарнизон на ближнюю границу. Таким же образом судятся пристанодержатели, подводчики и товарищи, ранившие людей и бывшие более двух раз на разбое. Товарищ, однажды бывший на разбое и не ранивший людей, прощается, ежели сам донес на себя. Что касается до добровольного признания, учиненного после поимки при допросе, зачинщик-разбойник, ранивший людей, также присуждается к отсечению головы по заточении, а не ранивший людей ссылается на Амур в неволю. Таким же образом наказываются пристанодержатели, подводчики и товарищи, ранившие людей; товарищи, не ранившие людей, приговариваются к полной ссылке; прочие преступники, донесшие на самих себя, освобождаются от наказания. Что касается до добровольного признания, учиненного при допросе после поимки, наказания их вообще смягчаются одною степенью.
   67. Если судимый преступник повторит преступление до решения прежнего дела, то строже наказывается. Если по решении дела вторично учинит преступление, то за последнее снова наказывается по мере вины.
   68. Кто преступника, преследуемого правительством, зазнаемо скроет в своем доме и потом, снабдив его пищею и одеждою, препроводит в другое место, тот наказывается одною степенью легче против укрываемого преступника. Таким же образом наказывается, кто откроет преступнику о намерении правительства взять его под стражу и через то подаст способ скрыться бегством. Если родственники скроют преступника с согласия с посторонними, то наказание родственникам хотя смягчается, но посторонние наказываются как укрыватели преступников.
   69. Родственники, живущие не в разделе, также дед и бабка женины, тесть и теща, внук от дочери, зять по дочери, внучнина жена, деверья и жены их могут скрывать преступления друг друга. Невольники, невольницы и наемные работники, таившие о преступлении своих господ, избавляются от суда, и самое дело, открытое по сему предмету, оставляется без судопроизводства, даже ежели б преступник в бегстве скрывался у родственников, и сие не ставится им в вину. Если дальние родственники скрывают преступление и это откроется, то наказываются тремя степенями, а родственники вне колен родства или вне траура -- одною степенью легче против общих законов. Но сей закон не простирается на изменников и других важных преступников. Если жена убьет мужа, а сын утаит и уже по открытии дела сделает чистосердечное показание, то легче наказывается; но если и при втором допросе не покажет истины, то судится как преступник законов. Если муж убьет жену, то сын за недонесение освобождается от суда.
  
   VII. ВЗЯТКИ И ПОХИЩЕНИЕ
  
   70. Преступления по взяткам разделяются на три вида, как то:
   1) взятки с нарушением законов,
   2) взятки без нарушения законов,
   3) косвенные взятки. Сюда принадлежат:
   4) кража или похищение {Похищение в сем месте взято в смысле, отличном от похищения в статье 99.}.
   71. Взятки с нарушением законов наказываются по мере их ценности, как то:
   за 1 лан серебра и ниже -- 70 ударов планкою
   от 1 до 5 лан -- 80 ударов планкою
   за 10 лан -- 90 ударов планкою
   за 15 лан -- 100 ударов планкою
   за 20 лан -- 60 ударов и ссылка на год
   за 25 лан -- 70 ударов и ссылка на 1 1/2 года
   за 30 лан -- 80 ударов и ссылка на 2 года
   за 35 лан -- 90 ударов и ссылка на 2 1/2 года
   за 40 лан -- 100 ударов и ссылка на 3 года
   за 45 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 2000 ли
   за 50 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 2500 ли
   за 55 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 3000 ли
   за 80 лан -- удавление по заточении.
   Примечание. Неполучающие жалованья наказываются одною степенью ниже, а за 120 лан положено им удавление по заточении. Взятки с разных лиц считаются в сложности; например, взятки, полученные с 10 человек, но в одно время открытые, в сложности считаются полученными с одного человека.
   72. Взятки без нарушения законов наказываются одною степенью легче против наказания за взятки с нарушением законов, как то:
   за 1 лан и ниже -- 60 ударов
   от 1 до 10 лан -- 70 ударов
   за 20 лан -- 80 ударов
   за 30 лан -- 90 ударов
   за 40 лан -- 100 ударов
   за 50 лан -- 60 ударов и ссылка на 1 год
   за 60 лан -- 70 ударов и ссылка на 1 1/2 года
   за 70 лан -- 80 ударов и ссылка на 2 года
   за 80 лан -- ударов и ссылка на 2 1/2 года
   за 90 лан -- 100 ударов и ссылка на 3 года
   за 100 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 2000 ли
   за 110 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 2500 ли
   за 120 лан -- 100 ударов и вечная ссылка за 3000 ли
   Если свыше 120 лан, то удавление по заточении.
   Примечание. Наказание неполучающим жалованья уменьшается одною степенью и оставляется на полной вечной ссылке. Взятки с разных лиц не считаются в сложности, и притом с вычетом половины. Например, кто получил с 10 человек, а открылось это в одно время, то полагается, как бы получил в одном месте, и судится с вычетом половины. Взятки с одного человека также считаются вполовину.
   73. Когда чиновник или приказной примет взятки без всякого дела или при взыскании для удовлетворения обкраденного и для излечения раненого вытребует более, нежели сколько следует по законам; когда самовольно делает он поборы, или собирает более требуемого законами, или принимает весами и мерами более казенных; также когда в расходе выказывает и денег и материалов более, нежели сколько употреблено, -- все подобные злоупотребления называются косвенными взятками. Наказания за таковые взятки:
   до 1 лана -- 20 ударов планкою
   до 10 лан -- 30 ударов планкою
   до 20 лан -- 40 ударов планкою
   до 30 лан -- 50 ударов планкою
   до 40 лан -- 60 ударов планкою
   до 50 лан -- 70 ударов планкою
   до 60 лан -- 80 ударов планкою
   до 70 лан -- 90 ударов планкою
   до 80 лан -- 100 ударов планкою
   до 100 лан -- 60 ударов и ссылка на 1 год
   до 200 лан -- 70 ударов и ссылка на 1 год
   до 300 лан -- 80 ударов и ссылка на 2 года
   до 400 лан -- 90 ударов и ссылка на 2 года
   до 500 лан -- 100 ударов и ссылка на 3 года.
   Взятки с разных мест считаются в сложности, но с вычетом, то есть [с] уменьшением половины.
   74. При суждении за взятки с нарушением и без нарушения законов различаются получающие жалованье от неполучающих оное. Получающий от правительства ежемесячно по мешку сарачинского пшена считается имеющим жалованье, а получающий менее мешка -- не имеющим жалованья. Кто принял взятки до получения первого чина, а откроется это по получении им чина, то доносят государю на него как на чиновника, а судится он как не имеющий чина. Кто возьмет взятки в бытность в чине, а откроется это по отрешении его от должности, то судится без донесения государю, но как получающий жалованье. Отставной или наследственно получивший чин судится как не получающий жалованья.
   75. Взятки, добровольно лихводателем принесенные, берутся в казну. Взятки, вынужденные по какому-либо случаю через притеснение, возвращаются тому, от кого получены, а уплата располагается в сроки. В случае несостояния взыскание уничтожается.
   76. Похищение разделяется на:
   1) похищение частного имущества (см. ї 77);
   2) похищение казенного имущества самими смотрителями (см. ї 78);
   3) похищение казенного имущества частными людьми (см. ї 79).
   77. Степени наказания за похищение определяются количеством на одном положении со взятками без нарушения законов. Несходство состоит в том, что одна только большая покража считается, и судятся с соединением покражи. Например, из покраж, учиненных кем-либо в двух домах, судится он за одну, которая более. В сем смысле сказано, что одни только большая покражи считается. Если десять человек украли 40 лан, то хотя разделили по 4 лана на человека, но каждый судится за похищение 40 лан. Зачинщик получает 100, а сообщники -- по 90 ударов планкою. В сем состоит соединение покражи.
   78. Чиновникам и приказным служителям, похитившим деньги из казначейства и хлеб из магазина, находившихся в их ведении, положено за похищение:
   до 1 лана серебра -- 80 ударов планкою
   до 2 1/2, лана серебра -- 90 ударов планкою
   до 5 лан серебра -- 100 ударов планкою
   до 7 1/2 лана серебра -- 60 ударов и ссылка на 1 год
   до 10 лан серебра -- 70 ударов и ссылка на 1 1/2 года
   до 12 лан серебра -- 80 ударов и ссылка на 2 года
   до 15 лан серебра -- 90 ударов и ссылка на 2 1/2 года
   до 17 1/2 лана серебра -- 100 ударов и ссылка на 3 года
   до 20 лан серебра -- 100 ударов и вечная ссылка за 2000 ли
   до 25 лан серебра -- 100 ударов и вечная ссылка за 2500 ли
   до 30 лан серебра -- 100 ударов и вечная ссылка за 3000 ли
   до 40 лан серебра -- отсечение головы.
   Вечная ссылка в сем случае заменяется четырьмя, а отсечение головы -- пятью годами временной ссылки. Судятся с соединением покражи по общим законам о воровстве; только не положено различия между зачинщиками и сообщниками. За троекратное похищение определено удавление.
   79. Частным людям, похитившим деньги из казначейства и хлеб из магазинов, определено за похищение:
   до 1 лана серебра -- 70 ударов планкою
   до 5 лан серебра -- 80 ударов планкою
   до 10 лан серебра -- 90 ударов планкою
   до 15 лан серебра -- 100 ударов планкою
   до 20 лан серебра -- 60 ударов и ссылка на 1 год
   до 25 лан серебра -- 70 ударов и ссылка на 1 1/2 года
   до 30 лан серебра -- 80 ударов и ссылка на 2 года
   до 35 лан серебра -- 90 ударов и ссылка на 2 1/2 года
   до 40 лан серебра -- 100 ударов и ссылка на 3 года
   до 45 лан серебра -- 100 ударов и вечная ссылка за 2000 ли
   до 50 лан серебра --100 ударов и вечная ссылка за 2500 ли
   до 55 лан серебра -- 100 ударов и ссылка за 2500 ли
   до 80 лан -- определено удавление.
   Но вечная ссылка и удавление заменяются надбавкою годов временной ссылки; нет различия зачинщика от соучастников, и похищенное соединяется.
   80. Взыскание и казенного и частного имущества располагается на сроки. Сумма за покражи, возвращаемая в казну от 10 лан и выше, за взыскиваемые в казну от 20 лан и выше, за возвращаемые владельцам от 30 лан и выше, ежели в течение года не будет уплачена и, по усмотрению состояния, не может быть выплачена, то через каждые три месяца представляют государю о взыскании. Ежели покраденное истрачено и преступник умер, то взыскание уничтожается.
   81. Покража непременно оценивается. Оценка покражи производится ценами вещей, существовавшими на месте покражи при содеянии оной, и по сей оценке определяется мера наказания.
   82. Касательно покражи казенного имущества, учиненного самими смотрителями, наблюдается различие между действительным похищением и перемещением. При действительном похищении определены за сумму:
   от 40 до 100 лан -- ссылка в 5 лет
   от 100 до 130 лан -- 100 ударов планкою и ссылка за 2000 ли
   до 660 лан -- 100 ударов и ссылка за 2500 ли
   до 1000 лан -- 100 ударов и ссылка за 3000 ли
   выше 1000 лан -- присуждаются к отсечению головы по заточении.
   Кто в течение одного года сполна уплатит похищенное, то смертная казнь смягчается двумя степенями, а от ссылки, и вечной и временной, освобождается. Кто в продолжение второго года уплатит, то смертная казнь и ссылка понижаются одною степенью. В продолжение третьего года взыскание производится с его жены и неотделенных сыновей, и если при всем том похищенное не будет уплачено, то в четвертый год преступник, приговоренный к смерти, заключается в тюрьму на всю жизнь. Об уплатившем сполна представляют государю, и он, по получении указа, судится как через два года уплативший сполна. Перемещение бывает, [когда] недочет в одном месте пополняется казенною же суммою, на время взятою из другого места. За перемещение до 5000 лан присуждаются к вечной и временной ссылке на четыре года; за перемещение от 5000 до 10 000 лан наказываются как действительные преступники 100 ударами планкою и ссылкою за 3000 ли. Откуп в сем случае и половинный вычет не дозволяются. За перемещение от 10 000 до 20 000 лан присуждаются в ссылку в гарнизон на ближнюю границу. За перемещение выше 20 000 лан судятся как за похищение казенных денег и хлеба и приговариваются к отсечению головы по заточении. Но кто недостаток сполна уплатит в течение одного года, тот освобождается от наказания; а тот, коего перемещение не простиралось до 20 000 лан, определяется к прежней должности. Кто в продолжение трех сроков не уплатит сполна, тот судится только за недоплаченное. Круглый год считается одним сроком.
   83. Что касается до казенного начета на ком-либо, то, по донесении государю, с одной стороны, производится строгое взыскание на месте его службы, а с другой -- сообщается на родину, чтобы учинили справку о его домашнем имуществе. Если начет не будет уплачен и на месте родины, то имение продается с оценки. Сверх сего, начальник губернии, производящий взыскание, сообщает во все ведомства, где виновный прежде служил, об учинении справок, не передал ли он части своего имения кому-либо. Между тем домашние заведения и земли виновного описываются в казну, и требуют от него крепостей и письменных видов на оные. После сего имение продается с оценки, и покупающим даются виды на владение за печатью присутственного места; а виновному и родственникам его не дозволяется быть при сей продаже. При конфискации по начету освобождаются от описи в казну родовое кладбище виновного, строение на оном, смотрители кладбища и земля, определенная для их содержания. Если отцовское имущество виновного еще не разделено, то, по приведении в известность, делится оно на части, из коих часть, принадлежащая виновному, берется в казну, а прочее все отдается братьям его. Сверх сего, взыскание начета производится с одного виновного лица, а вмешивать прочих, неприкосновенных к сему делу, не дозволяется. Чиновник, производящий взыскание, не должен под разными предлогами длить и ослаблять взыскание. Если за продажею всего имения и на родине, и на месте службы начет еще не весь будет пополнен, то берется свидетельство от чиновников и на родине, и на месте службы и представляется государю о прощении. Но если откроется, что имение виновного тайно было передано другим, то родственники его подвергаются суду, а чиновники, давшие свидетельство, присуждаются к уплате. Касательно начетов в окружных и уездных казначействах: если начальники из похлебства скрывали и не доносили, также если расточен хлеб в магазинах и по причине смерти виновного некому пополнять растрату, то взыскание растраченного производится со всех чиновников, начальствующих по сей части. В сем случае за неуплатою описывается имущество в казну; и если недостанет оного, то представляют государю о прощении, а производить взыскание с прочих чиновников не дозволяется.
  

Отделение II

Судопроизводство и следствие

  
   VIII. СУДОПРОИЗВОДСТВО
  
   84. При производстве суда надлежит:
   1. Производить допросы на основании жалобы, то есть надлежит спрашивать о том, что в жалобе прописано, а не примешивать сюда посторонних обстоятельств для прикрытия обвиняемого. Ежели же вследствие жалобы по законам следует взять обвиняемых или произвести обыск, а при обыске откроется преступление, подлежащее суду, это не считается прикрытием.
   2. Наказывать и штрафовать по закону. Если судья вместо малой планки накажет большою, такое наказание считается незаконным.
   3. Решать дела на основании показаний. Судья, допросив подсудимого, приказывает письмоводителю переписать показание в подьяческой, потом прочитать оное в присутствии при доносителе, и если показание переписанное согласно с черновым, то приказывает преступнику подписать беловое, а судья должен своею рукою скрепить черновое показание, дабы приказные не могли самовольно прибавить или убавить что-нибудь. А если в показании, отданном судьею письмоводителю, будет что-либо прибавлено, выпущено или переменено, то обиженному дозволяется принести жалобу о том, и следователи, с государева разрешения, предаются суду, а письмоводители, получившие взятки, судятся как нарушители законов. Ежели преступник действительно не умеет писать, то дозволяется кому-либо в суде, неприкосновенному к делу, подписаться вместо него; но если приказный подпишется, то, хотя бы преступление не было ни увеличено и ни уменьшено, судится он за сопротивление указам. Не дозволяется самовольно переправлять первоначальное. Если следователь с намерением переиначить показание, чтобы увеличить или уменьшить меру наказания, или, по невниманию и без доказательств от свидетелей обвинит подсудимого, в обоих случаях лишается чинов.
   85. При законном увеличении или уменьшении меры вины надлежит вникать, с намерением или по незнанию, то есть без намерения, учинено преступление.
   86. Надлежит быть осторожну в защищении подсудимого. В деле, исследованном и решенном окружным или уездным начальниками, если откроется, что показания согласны, только приговор несколько легок и законы подведены не совершенно приличные, то, вникнув, что это учинено не по пристрастию и преступление не заслуживает ссылки в гарнизон или в работу, должно освободить судью от суда, и суд высшей степени, не освобождая преступника, должен только истребовать дело для перевершения. Кто по пристрастию нарушил закон, представив правду и ложь в превращенном виде, с намерением превысил или уменьшил меру наказания, и злоупотребление совершенно явно -- например, за смертное преступление приговорил к ссылке в гарнизон или работу, а вместо ссылки приговорил к смертной казни, -- на таковых доносить государю с изложением преступления.
   87. Один только лестный начальник, то есть правитель округа или уезда, имеет право принимать прошение от народа. Полицейским чиновникам, кроме наблюдения за важными делами по смертоубийству, воровству и разглашению нелепых слухов, запрещается принимать прошения от солдат и разночинцев. Высшим военным начальникам (от 2-го до 4-го класса) дозволяется принимать доносы по тайным делам в измене и бунте и исследывать оныя вместе с местными гражданскими начальниками. Что касается до тяжебных дел, ссор, драк и смертоубийств, принятие доносов по сим делам исключительно предоставлено гражданским местным начальникам. Но если случатся доносы по смертоубийству и воровству, то низшие чиновники обязаны принимать оные и препровождать к окружному или уездному правителю.
   88. Местный начальник имеет власть окончательно решать маловажные дела {Следственные дела по преступлениям, заслуживающим наказания от 10 до 100 ударов планкою, решать предоставлено уездным и областным правлениям; приговоры к ссылке начальник губернии утверждает, а приговоры к смерти он предоставляет государю.}. Дела по преступлениям, заслуживающим временную ссылку и более, обязан представлять на рассмотрение высшего начальства Если из дел, предоставленных его власти, решит что-нибудь несправедливо, то обиженный может обратиться с просьбою в высшее судебное место, которое обязано немедленно пересмотреть его дело и поправить.
   89. Касательно дел по смертоубийству и воровству, местный начальник обязан по получении известия учинить на месте освидетельствование и исследование дела и подробно донесть высшему начальству.
   90. Следственное дело, совершенное окружным или уездным правителем, представляется на рассмотрение областного правления. Но если чиновники, рассматривающие дело, встретят что-нибудь сомнительное или показание преступника будет двусмысленное, то, вытребовав свидетелей, препоручают соседнему чиновнику снова произвести переспросы, и потом дело представляется в уголовный суд.
   91. Если следственное дело по существу своему следует к представлению государю, то начальник губернии по получении дела требует доставить людей в губернский город, где обще с председателями и прокурором сам производит допросы и потом представляет государю; а от государя дело поступает в Уголовную Палату для пересмотра
   92. Следственные дела маньчжуров, составляющих гарнизоны по губерниям, производятся гражданскими судьями, а государю представляются военными начальниками. Если дело произошло между маньчжуром и разночинцем, то генерал-губернатор или губернатор обще с корпусным начальником рассматривает оное и представляет государю.
  
   IX. СЛЕДСТВИЕ ПО СМЕРТОУБИЙСТВУ
  
   93. Случающееся в уголовных делах смертоубийство разделяется на 8 видов, как то:
   1. Умышленное, то есть обдуманное смертоубийство, мэу-гиа. Один ли кто умышлял учинить убийство или с другим, в обоих случаях подавший мысль считается зачинщиком. Из сообщников же некоторые участвуют, другие не участвуют в действии; иной ранил человека смертельно, другой был в действии, но никого не ранил. Каждый из них судится по существу дела, и хотя бы составленный умысел не был произведен в действие, но подавший мысль почитается зачинщиком, а сообщник наказывается одною степенью легче против сообщников, исполнивших умысел.
   2. Намеренное смертоубийство, гу-ша. Скрытно питать намерение убить кого-либо и убить его при встретившемся удобном к тому случае считается намеренным убийством. Кто в ссоре возьмет огнестрельное или духовое ружье и убьет человека, судится за намеренное убийство.
   3. Смертоубийство в ссоре и драке, дэу-эу-ша. Дракою называется, когда двое дерутся между собою; сообщниками в драке считаются как соумышлявшие, так и соучаствовавшие в драке. Подавший мысль к драке, не разбирая, были ли сообщники или нет, почитается виновником замысла, а неучаствовавшие ни в замысле, ни в причинении смерти считаются посторонними. Кто в ссоре и драке убил человека, то, не разбирая, рукою или ногою, вещию ли какою или острым орудием убил, одинаково судится. Из товарищей, исключая участвовавших в действии, приговариваемых к удавлению, кто действительно принадлежал к подавшим мысль, присуждается как виновник умысла к вечной ссылке в работу. Участвовавшие в умысле, но не подавшие первой мысли, легче наказываются. Из участвовавших в драке те, коих удары окажутся смертельными, в случае убийства присуждаются к смерти.
   4. Смертоубийство в шутке, си-ша. Кто случай, могущий причинить смерть, считая шуткою, действительно причинит через то смерть человеку, судится за смертоубийство в ссоре. Это случается в кулачном и палочном бою. Кто, зная, что брод глубок или тина топка, что мост гнил, перевозная лодка течет, в шутках скажет наоборот, чтоб при переходе подвергнуть кого-нибудь опасности, тот подлежит наказанию за смертоубийство в шутках. Кто поднесет к уху или носу такую вещь, которая может причинить вред; кто в морозное время снимет платье с кого, или во время голода отнимет пищу, или у влезающего на высоту отнимет лестницу, у севшего на лошадь снимет узду и через то изувечит человека, тот наказывается 100 ударами планкою и вечною ссылкою, и, сверх того, половина его имения отдается изувеченному; а если изувеченный умрет, то виновный присуждается к удавлению по заточении.
   5. Смертоубийство по ошибке или безнамеренное, ву-ша. Безнамеренным убийством называется, когда один, целя убить кого-либо, или двое в драке между собою убьют постороннего человека, неприкосновенного к ним. Убивший безнамеренно постороннего в драке с кем-либо подлежит наказанию, определенному за убийство в ссоре. Кто в шутках ошибкою убьет кого-либо, судится за убийство в шутке. Кто, умыслив и предположив убить кого-либо, ошибкою убьет постороннего, подлежит наказанию за намеренное убийство. Ежели участвовавший ошибкою убьет постороннего, подлежит наказанию, равному с подавшим мысль к убийству. Наказание за безнамеренное убийство на Осеннем суде понижается на вечную ссылку. Из сего положения исключается убиение старших и ближних родственников.
   6. Смертоубийство самовольное, гиань-ша. Кто, без причины зашед ночью в дом чей-либо и выждав время, убьет человека, а другой самовольно убьет убийцу, уже пойманного, то последний наказывается двумя степенями легче против смертоубийства в ссоре. Если убийца уже пойман или убежит, не сопротивляясь поимщикам, и самовольно будет убит, то убийца его судится за смертоубийство в ссоре. Если самовольно убитый был преступник, осужденный к смерти, то убийца его наказывается 100 ударами планкою. Если погнавшиеся за ворами, будучи не в силах взять их и представить в суд, выждав время, убьют их врасплох, то, не разбирая, удалились ли воры от места кражи или нет, сколько было поимщиков и успели ли воры или не успели взять что-нибудь, убийцы осуждаются к полной временной ссылке. Если воры бросили покражу или еще не взяли оной и будут в погоне прибиты до смерти, или, уже пойманные, биты, или погнавшиеся в большем числе против воров убьют их, во всех сих случаях убийцы наказываются за смертоубийство в ссоре.
   7. Смертоубийство случайное, го-ши-ша. Кто в уединенном месте стрелял птиц и зверей, или, сверху бросая кирпич и черепицу, сверх чаяния убьет человека, или, поскользнувшись с высокой стремнины, увлечет другого с собою; или лодкою, несомою сильным ветром, или испугавшеюся лошадью в телеге под гору, где невозможно остановиться, или поднимаемою тяжелою вещию и опущенною по недостатку сил убьет человека, не имея в мысли погубить кого-либо, -- во всех сих случаях судится за смертоубийство в ссоре с дозволением откупиться; и, сверх сего, он должен дать 10 лан серебра на погребение умершего, а изувеченному -- на покупку лекарств. Звероловец, который в горах или в степи выкопает ямы для зверей или поставит капканы и не означит вехами, а через это изувечит кого-нибудь, наказывается двумя степенями легче против нанесения ран в ссоре; а если убьет, то наказывается полною временною ссылкою.
   8. Смертоубийство, внушенное справедливостью (долгом), и-ша. Если преступник с оружием в руках воспротивится поимщику и сей убьет его; если муж убьет прелюбодея или жену свою во время их прелюбодеяния; если дед или бабка, отец или мать убиты кем-либо, а внук или сын в то же самое время умертвит их убийцу, все сии освобождаются от суда.
   94. При исследовании дела по смертоубийству должно: 1. Спросить свидетелей. Если при допросе обвиняемого свидетели не покажут истины на тот конец, чтобы совершенно обвинить его, то преступление обвиняемого уменьшается двумя степенями, хотя бы они увеличили или уменьшили вину его. Свидетели, не показывающие истины при ябедническом доносе, предаются суду. Кто, не быв свидетелем происшествия, силою хочет быть свидетелем при суде, тот подлежит наказанию, определенному за ложный донос.
   2. Освидетельствовать повреждения на мертвом теле. Случается, что иные сами себя увечат или предают смерти; другие от болезни умирают, а об них доносят, что умерли сомнительною смертью, имея в виду получить что-либо через клевету, почему судья по доносу о смертоубийстве обязан произвести освидетельствование и через то раскрыть обман. Если случится свидетельствовать мертвое тело действительно в ссоре с намерением или умышленно убитого, то в столице член отделения из Уголовной Палаты с членами гражданской полиции и уездным правителем, а в губерниях окружной или уездный правитель самолично должны произвести освидетельствование мертвого тела. На сей конец должны взять с собою полицейского лекаря (ву-цзо), письмоводителя, двух сторожей, слуг и лошадей, которых обязаны содержать собственным иждивением, и строго запретить письмоводителю и сторожам требовать что-либо. Перед свидетельствованием прежде должно обстоятельно допросить родственников убитого, свидетелей и убийцу и требовать от последнего, чтобы он по сущей справедливости показал, каким орудием и в каком месте убил его, и сим положить начало следствию; потом самолично отправиться к месту, где лежит мертвое тело. Полицейский лекарь, производя свидетельство по правилам, обязан определить опасные и смертельные места, с точностью осмотреть круглоту, длину, прямизну, косоватость и объем повреждений и по сему сделать заключение, в самой ли вещи причинены те повреждения показанным орудием.
   95. При исследовании запрещается:
   1. Производить всклепывание {То есть объявлять подозрение на кого-либо в убийстве.}. Кто по трупу мертвого производит всклепывание, как то: дед или старший в доме, с намерением убив сына, внука, невольника или невольницу, или сын по трупу отцову, внук по трупу дедову, невольник или невольница по трупу господина, старший родственник по трупу младшего и, наоборот, по трупу постороннему -- все таковые клеветники судятся по законам. Подавшие донос в суд судятся как ябедники по мере всклепываемой вины. Находятся и такие негодяи, которые в деле по самоубийству признают умершего своим родственником {Говорится об убитом, коего родина неизвестна.}, шумят и дерутся, разбивают гроб и, унесши труп, производят всклепывание. Таковые предаются строгому суду.
   2. Частно мириться. Родственники убитого, частно помирившись в деле по убийству, если получили с убийцы договоренную сумму за ходатайство, подлежат наказанию за взятки с нарушением законов. Исключаются из них неполучившие условленной суммы, которые судятся по положительным законам. Наказание определяется, например, если примирятся с убийцею на деньгах сын за убитого отца, внук за деда; то, не разбирая, сколько они получили, присуждать их к полной вечной ссылке. Если примирятся с убийцею на деньгах отец за убитого сына, дед за внука, то присуждаются к наказанию 100 ударами планкою.
  
   X. СЛЕДСТВИЕ ПО ССОРАМ И ДРАКАМ
  
   96. В ссоре и драках надлежит различать повреждения на теле. Ссорою дэу называется спор между собою; дракою эу -- взаимное битие друг друга. Вспухшее багровое место на теле называется легким повреждением (зашибом). Внутреннее повреждение с кровотечением из носу, вышиб одного зуба и перелом одного пальца, искошение одного глаза, оторвание уха и разбитие носа, ожог кипятком или раскаленным железом и медью, вырывание волос, вышиб двух зубов и перелом двух пальцев, перелом ребер и искошение обоих глаз, выкинутие младенца, повреждение одной части тела, ослепление одного глаза с изувечением, повреждение двух членов, ослепление обоих глаз с неизлечимою болезнью, отрезание языка, отрезание тайного члена -- все поименованные повреждения считаются тяжелыми. За неизлечимые повреждения, причиненные в драке, виновный присуждается отдать изувеченному половину имения для пропитания. Вообще, повреждения, наносимые рукою, считаются легкими, наносимые какими-либо вещами -- тяжелее; самыми тяжелыми считаются повреждения, наносимые каким-либо металлическим острым орудием. За повреждения, причиненные неупотребительным в домашнем быту орудием, ссылаются в гарнизон. Мера наказания определяется по опасности повреждений. Кто после начал бить, того вина смягчается двумя степенями. Например: а и б дрались между собою. У а вышибен глаз, у б -- зуб. У а повреждение тяжелее: следовательно, должно присудить дать б сто ударов планкою и сослать на три года. Повреждение у б легче: следовательно, должно присудить дать только сто ударов планкою; но как а начал драку, то б наказывается двумя степенями легче и присуждается только к наказанию 80 ударов планкою и ссылке на два года; ежели же повреждение смертельно, то наказание не смягчается. В драке младших родственников со старшими, низших с высшими, подчиненных с начальниками, учеников с учителями первые строже наказываются. Ежели сын будет драться с отцом, внук с дедом, невольник с господином, то подлежат наказанию за преступления первых десяти степеней. Кто, связав, человека будет мучить и причинит внутреннее повреждение, тот наказывается двумя степенями тяжелее; а кто прикажет другому бить человека и причинит смертельные повреждения, в сем случае приказавший считается зачинщиком, а бивший -- сообщником. Кто приказал нескольким человекам бить одного, то сообщником считается тот, от чьей руки повреждение тяжелее, а прочие -- соучастниками.
   97. В повреждениях назначается срок ручательства за жизнь. Получившему в драке повреждение от рук и вещей каких-либо назначается 20 дней; от острого орудия, кипятка и огня -- 30 дней; в повреждении членов, размозжении кости и вывихнутии, не разбирая, руками, ногами или вещию какою, полагается 50 дней. Если острым орудием пересечена жила, то также 50 дней. В прочих повреждениях, чем бы ни были они причинены, полагается 10 дней; в повреждении члена, размозжении или вывихнутии кости -- 20 дней. Ежели изувеченный умрет в продолжение положенного срока, то причинивший повреждение присуждается к смерти. Но ежели повреждение будет не очень опасно и притом не на смертельном месте, а изувеченный умрет через несколько дней от простуды, то бивший освобождается от смертной казни, а вместо сего осуждается на вечную ссылку. Ежели изувеченный будет совершенно вылечен в продолжение срока ручательства за жизнь, то наказание смягчается двумя степенями. Но ежели излечившийся останется увечным, то причинивший повреждение судится за увечье. Изувеченного побоями до того, что не может ходить, не должно носить для свидетельствования, но следователь должен отправиться к нему, самолично освидетельствовать и определить срок ручательства за жизнь; с одной стороны, отрядить лекаря для лечения, а с другой -- взять точное показание и представить виновных, принадлежащих к делу.
  
   XI. СЛЕДСТВИЕ ПО ВОРОВСТВУ
  
   98. В следственных делах по воровству встречаются: 1) воровство, 2) грабеж, 3) кража-мошенничество.
   Похищение, в малом числе людей и без оружия производимое в ночи, называется воровством; похищение, производимое на дороге днем, даже в сумерки и в ночи, считается грабежом; а насильственное похищение вещей, производимое множеством и притом вооруженных людей, считается разбоем. Похищение имущества во время пожара и на судне, севшем во время бури на мель, также считается грабежом. Кража-мошенничество есть тайное похищение вещей: но если при содеянии такой кражи будет употреблено насилие, то виновные подлежат наказанию, положенному за грабеж.
   99. Во всех вышепоименованных преступлениях различаются зачинщики от сообщников; а зачинщиком в сем случае считается тот, кто первый подал мысль и собрал шайку; прочие считаются сообщниками.
   100. Похищение считается совершённым, когда украденные вещи уже перенесены с места кражи. Лес, каменья и другие тяжелые вещи, взятые с своего места, но еще не положенные на воза, не считаются украденными. Рогатый скот, лошади, лошаки и ослы, выведенные с двора, собаки и ястребы, взятые в руки, считаются покраденными. Хотя воровство еще не совершено, но когда есть явные следы и свидетели преступления, то воры судятся как учинившие воровство, но не получившие вещей. Грабители, получившие имущество, не разбирая ни зачинщиков, ни сообщников, все присуждаются к отсечению головы; не получившим имущества определяется 100 ударов планкою и полная вечная ссылка.
   101. Смертоубийство, зажигательство, насилование женщин и девиц, разбитие тюрьмы, казначейства или хлебного магазина, нападение на главное судебное место, произведенное в числе ста человек, -- каждое из сих шести преступлений, не разбирая, получено или не получено имущество, наказывается необлагаемым отсечением головы с выставкою напоказ.
   102. Коновные разбойники и те из их товарищей, которые собирали шайки, с огнем и оружием и с вымаранными лицами входили в домы, помогали в обыске и задержании хозяев или в суде оговаривали добрых, вообще изъяты от прощения. Одни только те, которые силою приневолены были следовать, содержали вне караул, принимали пограбленное и еще в первый раз вышли на разбой, имеют некоторое право на снисхождение. Убийцы, зажигатели и прочие злодеи шести высших статей, также конные и пешие морские и речные разбойники и воры из Лаоса приговариваются к смерти без различия прощаемых от непрощаемых.
   103. Как скоро подано будет объявление о разбое, начальствующий чиновник обязан:
   1. Собрать воинскую команду и произвести обозрение, то есть освидетельствовать положение прихода и ухода разбойников и хозяин не имеет ли каких-либо повреждений на теле от вязания; взять показания от соседей и караульных солдат, составить чертеж и написать подробное донесение.
   2. Поверить пограбленное. Хозяин после объявления о грабеже должен представить опись пограбленному; а если, по множеству вещей, не может вдруг припомнить всего, дозволяется по мелочам объявлять в продолжение пяти дней. После сего следователь призывает оценщиков для оценки вещей и опечатывает имущество пойманных грабителей. Ежели пограбленное уже истрачено, то для уплаты берутся пограбленные вещи, коих хозяева неизвестны; а если и этого недостанет, то имущество преступников продается с оценки. В деле по грабежу, если преступники пойманы и пограбленное не найдено, за имущество, простирающееся до ста лан серебром, местные чиновники обязаны заплатить; а если похищение простирается от нескольких сот до тысячи лан серебром, то местные чиновники платят 1/10 и 2/10. Сей закон не простирается на обыкновенные кражи. Люди разных состояний, принявшие в заклад или купившие покраденные вещи по незнанию, не подлежат суду, а преступник присуждается заплатить за оные хозяину.
   3. Разыскать о пристанодержателе их. Разбойничий пристанодержатель, подавший мысль, хотя бы лично не был в разбое, но участвовал в дележе, присуждается к отсечению головы. Подводчики, которые обыкновенно сказывают, кого можно ограбить, и показывают дорогу туда, также участники в дележе, хотя бы они и не участвовали в действии, подлежат равному с зачинщиком наказанию. Те, которые знали и не доносили или, быв силою приневолены к разбою, перед самым действием бежали, а после действия разбойники дали ему часть, чтобы заставить его молчать, также и те, которых разбойники принудили показывать дорогу к дому, предположенному ими ограбить, судятся каждый по своим законам, а не по одному с зачинщиками. У разбойников, приведенных в суд, должно подробно спросить, сколько было товарищей. Если зачинщик, подавший мысль, бежал, а кто-нибудь из товарищей скажет о месте его пребывания и зачинщик в продолжение года будет пойман, то товарищ, показавший место, освобождается от смертной казни, а вместо сего ссылается в неволю.
   104. Предписывается строю соблюдать меры предосторожности, положенные законами, против воров и [для] поимки сих. Жительства {То есть и города, и слободы, и деревни.} вообще разделены на десятки, сотни и волости, в коих поставлены десятники, сотники и волостные управители, избираемые из людей умных, опытных и расторопных. По первому открытию о ворах они обязаны по сущей справедливости доносить начальству, за что определяются им награды. Но если будут таить, то наказываются: сотник одною степенью ниже десятника, а волостной управитель одною степенью ниже сотника. Если десятник донес сотнику и управителю, а сии не донесли выше, то десятник прощается, а сотник и управитель предаются суду. Домы азартных игр составляют главное пристанище воров: почему управителям и сотникам предписывается обще разведывать об них и доносить. Сверх сего, в селениях находятся роды, простирающиеся до 100 человек и более. Управители и сотники не в состоянии смотреть за ними; почему в каждом роде избирается благонадежный человек и поставляется родовым старшиною. Если сей старшина будет укрывать негодяев в своем роде, то подвергается таковому же наказанию, какому волостной управитель и сотник. Содержатели гостиниц и начальники монастырей обязываются от местных начальств подпискою, чтобы не держали у себя людей, им неизвестных. Домохозяева должны пускать жильцов с поручительством известных людей. Что касается до поимки воров, срок начинается со дня открытия. Если в продолжение месяца не поймают воров, то поимщики и караульные солдаты получают по 20 ударов; если в продолжение двух месяцев не поймают, то по 30; если в продолжение трех месяцев не поймают, то по 40 ударов планкою, а офицеры поимщиков штрафуются вычетом жалованья за два месяца За непоимку воров в продолжение месяца солдаты и служители получают по 10, за два месяца -- по 20, за три месяца -- по 30 ударов планкою, а офицеры поимщиков штрафуются вычетом жалованья за месяц. Но если хозяин пропажи подал объявление по прошествии 20 дней, то срок для поимки не назначается. Окружные и уездные правители при открытии случившегося разбоя немедленно должны отрядить способных людей для поимки и в то же время донести в областное правление и обвестить смежные уезды о принятии мер. Областной правитель обязан с своей стороны сделать нужные для поимки распоряжения с обещанием наград. Смежные областные правители по получении сведения о разбое то же обязаны учинить и с своей стороны. Начальник губернии по получении донесения о случившемся разбое обязан сообщить начальникам смежных губерний о содействии.
   105. Грабители-воры обвиняются по цене покраж. За насильственное отнятие вещей днем определяется 100 ударов планкою и ссылка на три года. Если покража значительна, то наказание увеличивается двумя степенями против наказания за воровство. За 120 лан серебра и выше присуждаются к удавлению по заточении. Если при совершении воровства не получили вещей, наказываются 50 ударами планкою; а если получили, то обвиняются за воровство в сложности покражи и наказываются легче одною степенью. Полное наказание простирается до 90 ударов.
   106. Строже против прочих наказываются:
   1. Воры, сопротивлявшиеся поимщикам во время поимки их и при сем ранившие людей. Напротив, если поимщики убьют вора, сопротивляющегося им с оружием в руках или в побеге из-под караула, то не подлежат суду.
   2. Несколько раз повторившие преступление. Учинившие дневной грабеж до трех раз приговариваются к неотлагаемому удавлению. За грабеж и воровство менее трех раз освобождаются от приговора в сложности за воровство, до трех раз повторенное. Если покражи простираются выше 50 лан серебром, определяется удавление по заточении, а за троекратное воровство от 50 до 30 лан определяется ссылка в Сычуань в заразительные места. За троекратное воровство от 30 до 10 лан ссылаются на отдаленную границу в гарнизон; за троекратное воровство до 10 лан ссылаются за 3000 ли. Приговор делается по количеству суммы одной третьей покражи; а первые две покражи, за которые преступник уже наказан, не считаются. Наказание за повторение воровства состоит в пяти степенях большою планкою с прибавлением ношения шейной колодки от 20 до 40 дней, то есть повышая каждый раз пятью днями.
   3. Похитители вещей в государевых дворцах. За похищение сосудов, употребляемых при жертвоприношении духам Неба и Земли, занавес, предлагаемых в жертву дорогих тканей, жертвенного скота и съестного, учиненное на месте жертвоприношения, за покражу наказа и царских печатей, учиненную в каком бы то ни было дворце, также за порубку дерев на царских кладбищах -- присуждаются к неотлагаемому отсечению головы. За похищение казенной печати в присутственном месте и ключей от городских ворот, казенных вещей и запрещенного в народе оружия также наказываются строже против обыкновенного воровства.
  
   XII. СОДЕРЖАНИЕ ПРЕСТУПНИКОВ ПОД СТРАЖЕЮ
  
   107. Для содержания преступников под стражею находятся три тюрьмы: внутренняя, внешняя и женская {В сем месте описывается одна пекинская тюрьма; но на подобном же основании, хотя и не в столь большом размере, находятся тюрьмы во всех больших и малых городах.}. Во внутренней тюрьме содержатся разбойники и важные преступники, приговоренные к отсечению головы и удавлению; в внешней тюрьме содержатся преступники, присуждаемые к ссылке и другим легким наказаниям. Тюрьмы обведены высокими стенами. Внешняя стена покрыта прутьями колючих кустарников. В женской тюрьме содержатся женщины по прелюбодеянию или по уголовным делам; по прочим преступлениям они поручаются надзору мужей, а безмужние отдаются под надзор родственников или соседей; в суд же являются по востребованию. Преступники под стражею содержатся смотря по преступлениям: иные в цепях, другие на свободе вне тюрьмы.
   108. Каждому содержащемуся под стражею ежедневно выдается по гарнцу сарачинского пшена, а для зимы -- одно платье на вате. Цепи и колодки на них чистятся; для постелей выдают им циновки и матрацы. Зимою в комнатах делаются теплые нары; летом дают холодное питье {То есть воду со льдом.}; по ночам дают ночники с маслом. Сумма на сии расходы требуется от местных начальств, то есть из уездов, из коих преступники присланы. Важные преступники, осужденные на смерть или приговоренные в ссылку, как в тюрьмах, так и на пути в ссылку носят красное одеяние.
   109. Тюремные лекари пользуют арестантов в обеих мужских тюрьмах. Правительство выдает лекарства и определяет для сего двух младших лекарей. Не важные преступники по освидетельствовании чиновниками отдаются местному начальству на поруки до выздоровления, а по выздоровлении опять препровождаются в тюрьму. Арестанты из губернии, не имеющие поручителей, содержатся до излечения вне тюрьмы. Начальники губерний, донося о смерти преступников, умерших в тюрьмах, должны показать и преступления и болезнь каждого и то, что преступник был содержан человеколюбиво.
   110. При содержании преступников в тюрьмах соблюдаются строгие меры предосторожности. Разбойники, важные преступники десяти статей и учинившие убийство умышленно и с намерением содержатся в тройных железных цепях {Шейная цепь куется из железа, длиною в семь футов, весом в пять гинов.}, в тройных кандалах и на руках, и на ногах {Кандалы куются из железа. Цепь весит один чин.}. Преступники, учинившие убийство в драке, также приговоренные в ссылку, содержатся в цепях. Преступники, приговоренные к наказанию планкою, содержатся на одной цепи. Уездные правители, принимая преступников в тюрьму, должны в присутствии обыскать их, не имеют ли при себе металлических острых орудий. Пропуск вина в тюрьмы строго воспрещается. Сторожам и слугам чиновников не дозволяется самовольно ходить в тюрьмы. Родственникам дозволяется дважды в месяц видеться с арестантами, и притом на самое короткое время. Принесенную арестанту пищу кем-либо тюремный надзиратель сам должен осмотреть. Семейству заключенного запрещается вход в тюрьму. Важным преступникам дозволяется однажды обрить голову во время Осеннего суда, осужденным в ссылку -- однажды в три месяца, но с тем, чтобы оставляли чуб на теме.
   111. Чиновник или письмоводитель, который по недоброжелательству посадит в тюрьму человека без всякой причины или хотя прикосновенного к каким-либо делам, но безвинного, или уморит его в тюрьме, судится по мере преступления.
  
   XIII. ПОБЕГ ПРЕСТУПНИКОВ
  
   112. Преступнику, бежавшему из тюрьмы, усиливается следующее ему наказание двумя степенями; а если уведет с собою другого важного преступника, то наказывается одинаково с последним. Если разбойник перелезет через тюремную стену, то первый приговор к отсечению головы усиливается выставкою оной на площади; первый приговор -- вместо смертной казни послать в ссылку -- переменяется в казнь неотлагаемого отсечения головы.
   113. За побег, учиненный преступником с дороги в ссылку или из ссылки, прежнее наказание усиливается одною степенью. Например, сосланный в ближний гарнизон наказывается за первый побег месячным ношением шейной колодки и переводом в гарнизон на ближнюю границу. Разбойник, вместо смертной казни сосланный на работу, за свыше пятидневный побег присуждается к смертной казни.
   114. Ежели преступник убежит из тюрьмы и побег произойдет от слабого надзора, то караульные присуждаются к наказанию двумя степенями ниже того, которому подлежал самый важный из бежавших преступников; но ежели преступник будет пойман в продолжение стодневного срока, то караульные освобождаются от наказания. Ежели преступник, приговоренный к отсечению головы или удавлению, убежит от послабления оков на нем и после поимки откроется, что караульный был подкуплен, то последний присуждается к наказанию, которому подлежал отпущенный им преступник. Например, если преступник приговорен был к неотлагаемому отсечению головы, то и караульный той же казни подвергается. Ежели преступник из подобострастия скроет это, то караульный таким же образом наказывается, но в приговоре к смерти наказание смягчается одною степенью. Ежели важный преступник убежит с дороги, то караульный подвергается равному с ним наказанию. Ежели сосланный в гарнизон убежит из ссылки, то дается срок поимки; и если в продолжение срока будет пойман, то надзиратель и волостной управитель отрешаются от должностей; а если один не будет пойман, дают им по 80 ударов планкою; далее за каждого надбавляется по 10 ударов. Если же отпустили преступника за деньги, то судятся за взятки с нарушением законов и наказываются по количеству суммы. Ежели же сосланный бежит с дороги от слабого надзора и в продолжение срока пойман будет, то наказание упустившему смягчается двумя степенями.
  
   XIV. МЕРЫ ДЛЯ ПОИМКИ ПРЕСТУПНИКОВ
  
   115. При поимке преступников надлежит:
   1. Строго наблюдать за поимщиками. Если казенные поимщики, отряженные для поимки, не поедут под каким-либо предлогом или, зная, где находятся преступники, не поспешат поимкою, то наказываются одною степенью ниже против преступников. Ежели в продолжение 30 дней поймают более половины или хотя менее половины, но самых важных преступников, то освобождаются от наказания. Ежели откроется, что преступники отпущены через подкуп, то поимщикам не дают срока, а подвергают наказанию, которому подлежал самый важный из бежавших преступников. Если подкупная сумма значительнее, то строго судятся за взятки с нарушением законов. Ежели поимщики не были подкуплены, но имели сведение о бежавших, то судятся наравне с упущением. Если сосланные в гарнизон или в работу убегут на родину, то местный начальник по получении сообщения о том немедленно должен призвать родственников преступника и родового старшину и каждого порознь допросить о местопребывании беглого. Ежели преступник действительно не возвратился на родину, то, взяв подписки с них, сообщить в палату и в губернию, из которой ссыльный бежал, а волостному управителю предписать, чтобы он чаще разведывал и, как скоро беглый возвратится, немедленно донес бы. Но если скроют и не донесут, то и управитель и хозяин дома предаются суду. Из родственников, исключая деда, отца, сына, внука, мужа и невольников, прочие все предаются суду. Местные чиновники также предаются суду за слабое смотрение.
   2. Брить предосторожности при отправлении поимщиков. Для обширного розыска о бежавшем преступнике в уездах не должно давать простые приказы на поимку, но прописывать в них возраст, облик и дела преступника, облик и родину сыщика, также и число отряженных сыщиков. С одной стороны, дают знать начальникам смежных губерний, а с другой -- выдают поимщикам виды, по коим они в случае отыскания следов могут требовать от местных начальств содействия к поимке беглых. Если не отыщут следов, то берут для доказательства свидетельства от местных начальств. Но если приказы выданы без осмотрительности и отраженные наймут вместо себя других, которые под сим предлогом будут делать только притеснения народу, то подвергаются законному наказанию, а чиновники предаются строгому суду.
   3. Производить повсеместный обыск. Если в уезде убежит важный преступник, то с обстоятельным прописанием его возраста, облика и родины сообщают во все смежные места о поимке. Местные начальники по получении сообщения в тот же день должны отрядить сыщиков для поимки и, сверх того, рассылать приказы за своими печатями к волостным управителям о повсеместном разведывании; и если при таком разведывании не откроют следов, то в конце года взять расписки с них и представить в Палату, а им предписать о продолжении поисков. Начальники губерний по получении сообщения немедленно предписывают отрядить сыщиков для поимки и поименно донести об них, а между тем препоручают прокурорам и областным правителям безвременно разведывать, и кто из них не окажет должной деятельности, на тех доносят государю о предании суду. По прошествии 40 лет повсеместного поиска разведывание прекращается, и сыск преступника оканчивается.
   4. Содействовать в поимке. Если уголовный преступник, приговоренный к резанию в куски, или к отсечению головы, или к удавлению, убежит через тюремную стену, то тюремный надзиратель по отрешении от должности призывается к суду. Ежели преступник будет пойман в продолжение четырех месяцев, то надзиратель освобождается от суда; в противном случае оставляется в том месте для содействия в поимке. Если преступник в продолжение пяти лет не будет пойман и отпущен был подкупленными тюремными сторожами, то надзиратель ссылается на военную почтовую станцию в работу. Если же в продолжение пяти лет преступник будет пойман, то представляют государю о возвращении надзирателю прежней должности.
  
   XV. СРОКИ И ВРЕМЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ
  
   116. Для производства следственных дел определены сроки. Для производства следственных дел по обыкновенному убийству определен шестимесячный срок. Для производства следствий по важным уголовным делам, как то: разбою, грабежу и гробокопательству -- определяется четырехмесячный срок. Из шестимесячного срока назначаются три месяца местному начальнику для представления дела в областное правление, месяц областному правлению для представления дела в уголовный суд, месяц уголовному суду для представления дела начальнику губернии, месяц начальнику губернии для представления дела в Уголовную Палату и государю. Из четырехмесячного срока назначаются два месяца уездному правителю для представления дела в областное правление; 20 дней областному правлению, 20 дней уголовному суду и 20 дней начальнику губернии. Если за непоимкою главного преступника и неявкою нужных свидетелей невозможно привести дела в ясность, то представляют государю о продолжении срока, то есть о назначении второго срока с различными подразделениями.
   117. Высшее начальство ревизует дела, исправляемые в судах первой степени. Уездные правления вносят в книгу, одно за другим, все входящие дела с отметкою, как они решены, и в конце каждого месяца составляют ведомости для представления в областное правление, к прокурору, в казенную палату, в уголовный суд и к начальнику губернии. Если в высших судах заметят какую-либо несправедливость, то по маловажным делам делают уездному правителю замечание, а по важным доносят государю на него. Сверх сего, в уездных правлениях отдельно составляется роспись нерешенных дел, в которую вносят дела за целый месяц с отметкою, по каким причинам остались нерешенными, также и те дела, которые требуют продолжения срока или вторичного исследования. Сию роспись в конце каждого месяца препровождают в областное правление. Если по сей росписи усмотрят медленность или упущение, представляют государю {Силе этого закона должно приписать, что в судах первой степени не бывает запущенных дел, кольми паче в высших.}. Местный прокурор при объезде требует в уездных правлениях настольный реестр и по оному производит обзор дел. Если откроется, что поступившие дела еще не внесены в настольный реестр и это произошло от упущения, то, наказав письмоводителей, об уездном правителе доносит начальнику губернии, а сей представляет государю. Но если усмотрит, что конченные дела вершены несправедливее требует подлинники для пересмотра и переследования. Прошения, поступающие от народа по маловажным делам, уездный правитель препоручает волостным управителям для рассмотрения, окончательно же сам должен решить, а не препоручать управителям.
   118. В страдовое время прекращается производство дел. С 1-го числа 4-го месяца до исхода седьмого месяца {В 1835 году 1-е число 4-го месяца было 17 апреля, последний день 7-го месяца случился 9 сентября.} продолжается страдовое время, в которое прекращается суд по всем делам, исключая важных, как то: измены, смертоубийства, воровства и лихоимства с нарушением законов, также по злоупотреблениям маклеров и мошенническому грабежу товаров у гостей. Споры по пашенным водопроводам могут производить остановку в земледелии: почему уездным правителям в обязанность поставляется отправляться лично на спорное место и в самоскорейшем времени решить дело, а крестьян не призывать в город. Что касается до производства прочих дел, не соединенных с препятствиями к земледелию, они продолжаются обыкновенным порядком, и уездным правителям не позволяется замедлять их течение под предлогом прекращения суда. Прокуроры обязаны строго смотреть за сим и доносить по начальству, а начальник губернии -- представлять государю.
   119. Запрещается делать притеснение народу:
   1. По содержанию виновных под арестом. Если подсудимые, препровождаемые под надзор местного начальства, должны быть в цепях и с колодкою на руках, а вместо сего будут на свободе, или вместо цепей будут только с колодкою на руках, или, напротив, вместо колодки -- в цепях, то виновных по сему чиновников предавать суду.
   2. По освобождении на поручительство. Исключая важных преступников, которых по законам следует содержать в заточении, маловажных преступников и прикосновенных к делу должно отпускать на поруки и потом производить дело. Ежели дело по жалобе совершенно обнаружено и ответчик сознался в вине, то истец немедленно освобождается, и далее задерживать его запрещается.
   3. По вызову к суду. Если при допросе виновного потребуются для очных ставок люди другого ведомства, то требуются через свое начальство, несмотря на степени чинов. Для очных ставок призывают маловажных преступников к важным. Если вина их равная, то малое число преступников препровождается к большему. Если число равномерно, то после открытые препровождаются к прежде открытым преступникам. Если человек, потребный для очных ставок, имеет жительство в другой губернии, то производится письменное сношение с начальником губернии и в то же время посылается нарочный для принятия требуемого человека от тамошнего начальства. Таким же образом берут людей в губернии, но принадлежащих к разным ведомствам. Что касается до дел по проведанному воровству и проч., то, несмотря на разность ведомств и губерний, посылаются сыщики с приказом для взятия виновных и в то же время сообщают о том их начальству. По взятии виновных сыщики обращаются к местному начальству с донесением и просят о содействии в препровождении.
  
   XVI. ИСКУП
  
   120. Три находятся положения откупаться от наказания:
   1) внос искупа, на-шу,
   2) принятие искупа, шеу-гиу,
   3) искупление от вины, шу-цзуй.
   Каждое из сих положений разделяется на степени.
   121. Внос искупа положен для военных и разночинцев по винам по службе, для студентов и выше -- по винам маловажным, а по важным не дозволяется. Достаточные могут вносить искуп, а недостаточные должны идти в ссылку. Впрочем, допускается разделение недостаточных и малодостаточных. Достаточные за каждые 10 ударов малою планкою вносят 2 1/2 чина серебра. Таким образом, за 50 ударов вносят 1 1/4 лана серебра, за 60 ударов определено 3 лана серебра, а далее за каждые 10 ударов надбавляется по пяти чинов. За 100 ударов вносят 5 лан, за один год ссылки 7 1/2 лана серебра; выше сего за каждые полгода надбавляется по 2 1/2 лана серебра. Откуп за три года ссылки составляет 17 1/2 лана; за четыре года сложной ссылки -- 20, за пять лет заменительной ссылки {В сложной ссылке искуп надбавляется за целый год, а в заменительной ссылке надбавляется еще за два года.} -- 25 лан. Малодостаточные за десять ударов малою планкою вносят по положению заработной месячной платы 3 чина серебра; далее за каждые десять ударов надбавляется 15 дней работы, за которую вычитается 1 1/2 чина; за 50 ударов составится 9 чинов серебра. За 60 ударов вносят 1 2/10 лана; далее за каждые 10 ударов надбавляется по 1 1/2 чина; за 100 ударов составится 1 8/10 лана. За один год ссылки 3 6/10 лана; далее за каждые полгода надбавляется по 1 8/10; за три года ссылки составится 10 8/10 лана, за четыре года сложной ссылки 14 4/10, за пять заменительной ссылки 18 лан серебра. При взносе искупа хлебом мешок проса принимается за полмешка рису, а мешок рису поставляется в пять чинов серебра. Духовным, чиновникам и служащим по части жертвоприносительной (от 16-го до 18-го класса) дозволяется вносить искуп только по оговору и упущениям по должности. Магистры, кандидаты и студенты и вообще имеющие шарики за маловажные вины, заслуживающие наказание планкою, вносят по уложению исков; по вине, заслуживающей 100 ударов планкою, представляют государю об исключении их из списков; по винам, заслуживающим временную и вечную ссылку, ссылаются. Гражданские и военные чиновники по винам, заслуживающим наказания планкою, наказываются вычетом жалованья и понижением в чинах; по вине, заслуживающей 100 ударов, лишаются чинов. Когда чиновник по своему делу уже лишен чинов, то по прочим маловажным винам, заслуживающим наказание планкою, уже не нркно вносить искуп. Если по лишении чинов еще учинит преступление, заслуживающее наказание планкою, то дозволяется вносить искуп по уложению; а из ссылок ни от одной не освобождается.
   122. Принятие искупи дозволяется от престарелых, малолетних, увечных и студентов Астрономического Института; также от женщин за вины, не подлежащие смертной казни. Искупа от 10 ударов планкою положено 7 1/2 чоха {Около 1 3/4 копейки серебром.}; по стольку же надбавляется за каждые десять ударов. За сто ударов составится 75 чохов, или 75/1000 лана серебра {18 3/4 копейки серебром.}; за год ссылки вдвое, то есть 1 1/2 чина серебра; потом до пяти степеней за каждую надбавляется 1 1/2 чина, но с вычетом половины; за три года ссылки всего три чина; за ссылку за 2000 ли еще надбавляется 75 чохов, но с вычетом половины. Таким образом, искуп от ссылки за 3000 ли простирается до 4 1/2 чина серебра. За искуп от смертной казни еще надбавляется 75 чохов, что составит 525 чохов. Воспитаннику Астрономического Института вместо ссылки, и временной и вечной, дается 100 ударов планкою; за остальную вину принимается искуп по вышеписанному положению. Женщине, исключая прелюбодеяния, воровства и неповиновения родителям, от всех прочих вин дозволяется откупаться, не разбирая, имеет или не имеет достатка.
   123. Искуп от вины дозволен только благородным женам, подвергающимся неминуемому по законам телесному наказанию. Искуп от десяти ударов планкою составляет чин серебра; далее за каждую степень надбавляется один же чин; за 100 ударов вносится один лан. Искуп от ссылки, и временной и вечной, производится по положению о заменении ссылки наказанием планкою. Исключая одного лана серебра, следующего на искуп от ста ударов положительного наказания, искуп от надбавочного наказания имеет другие положения; например, вместо ссылки на год дается 120 ударов планкою. Сто ударов составляют положительное наказание, за искуп от коего вносится один лан серебра; за надбавочные 20 ударов вносится 75 чохов. За каждую степень временной ссылки надбавляется 3 75/100 лана. Взамен вечной ссылки за 2000 ли определено 220 ударов планкою. Исключая одного лана искупа от положительного наказания, за искуп от надбавочных 120 ударов вносится 3 гина серебра; далее за каждую степень вечной ссылки надбавляется по 3 75/100 лана искупа. По смертоубийству, исключая одного лана за положительное наказание, за искуп от надбавочного наказания вносится 4 1/2 чина серебра. Женам вельможеским и законным женам чиновников дозволяется от вины, заслуживающей наказание большою планкою, но неминуемое по законам, откупаться по положению о принятии искупа; а от вины, заслуживающей неминуемое телесное наказание {То есть малою планкою.}, по расчислению искупаемой вины.
   124. От вины по случайному убийству и повреждениям также дозволяется откупаться. В случайном убийстве, за которое приговариваются к удавлению, определенному за смертоубийство в ссоре и драке, заменяется сие наказание принятием искупа 12 84/100 лана серебра. Полная вечная ссылка, положенная за случайные повреждения с тяжкою болезнью, заменяется взносом 10 645/1000 лана серебра. Полная временная ссылка, определенная за повреждения с увечьем, заменяется вносом 7 27/100 лана; за вину, заслуживающую двухгодичную ссылку, вносится 5 322/1000 лана; за вину, заслуживающую ссылку на год, -- 3 5478/1000 лана; за вину, заслуживающую 100 ударов планкою, -- 1 774/1000 лана; за 80 ударов -- 1 429/2000 лана, за 50 ударов -- 8 87/100 чина, за 40 ударов -- 7 9/100 чина, за 30 ударов -- 5 32/100 чина, за 20 ударов -- 3 54/100 чина. Сверх сего, виновный платит за лекарства для излечения от повреждений.
   125. Устаревшим и заболевшим в продолжение временной ссылки также дозволяется откупаться. 69-летнему и моложе, сосланному в работу на три года, ежели он до истечения срока вступит на 70-й год, также пришедшему в ссылку здоровым, ежели в продолжение срока сделается неизлечимо больным, дозволяется принятие искупа. В сем случае искуп платится с вычетом понесенного преступником телесного наказания и времени, проведенного в ссылке, то есть он вносит только за то время, которое по приговору остается ему провести в ссылке.
   126. Палатам и начальникам губерний предоставлено представлять государю о дозволении чиновникам откупаться от наказаний, но только по таким преступлениям, которые подведены под закон прощения.
   127. Чиновникам дозволено откупаться от наказаний пожертвованиями. За вину, заслуживающую отсечение головы и удавление, вносят пожертвование серебром, как то:
  
   чиновники от 1-го до 6-го класса -- 12 000 лан
   чиновники 7-го и 8-го классов -- 5 000 лан
   чиновники от 9-го до 12-го класса -- 4 000 лан
   чиновники от 13-го до 18-го класса, магистры и кандидаты -- 2 500 лан
   студенты Педагогического Института -- 2 000 лан
   чиновники внеклассные -- 1 200 лан
  
   За вину, заслуживающую вечную ссылку и ссылку в гарнизон, каждый вносит искупа 6/10; за вину, заслуживающую временную ссылку, за освобождение от ношения шейной колодки и наказания большою планкою -- 4/10 против вышеизложенного пожертвования за откуп от смертной казни. Отрешение от должности исключено из правил искупления {То есть они не могут остаться при должности.}. Что касается до искупа от наказания планкою, то дозволяется откупаться, но также смотря по обстоятельствам преступления. Последний искуп дозволяется вносить просом или серебром, как то:
  
  

за наказание большою планкою

за наказание малою планкою

  

мешки

ланы

мешки

ланы

   чиновники от 1-го до 6-го класса

2500

1200

1200

600

   чиновники 7-го и 8-го классов

2000

1000

1000

500

   чиновники от 9-го до 12-го класса

1600

800

800

400

   чиновники от 13-го класса и ниже, магистры и кандидаты

1200

600

600

300

   студенты

400

200

200

100

   внеклассные

200

100

100

50

   Примечание. Прошения о принятии пожертвования подаются в Уголовную Палату. В столице срок для вноса ограничен одним месяцем, в губерниях -- двумя месяцами, считая со дня получения бумаги в уездном правлении. Впрочем, задержание виновного не связывается помянутыми сроками. Кто ранее внесет пожертвование, тот ранее освобождается и отпускается на родину.
   128. Преступник, имеющий престарелых или больных родителей, прощается для пропитания их. Смертного преступника, у коего отец или дед выше 70 лет или тяжко больные и увечные, требующие услуги, а в семействе нет возрастного по нем, имеющего выше 15 лет, дозволяется освободить от наказания -- с утверждения государева; и если он будет оставлен для пропитания, то наказывается только двухмесячным ношением шейной колодки и 40 ударами планкою; а по смертоубийству в ссоре еще платит 20 лан серебра на пропитание семейству убитого. Преступник, освобожденный от смерти и вечной ссылки, наказывается только двухмесячным, от ссылки в гарнизон -- сорокадневным, от временной ссылки -- месячным ношением шейной колодки с присовокуплением наказания большою планкою. Если два родные брата приговорены к смертной казни, то один из них оставляется для пропитания родителей. Если один из них приговорен к смерти, а другой -- к ссылке в работу, то оставляется последний.
   129. Таким же образом оставляется сын целомудренной женщины. Единственного сына у вдовы, сохраняющей целомудрие более 20 лет, если он учинит преступление, заслуживающее ссылку временную, вечную или в гарнизон, или смертоубийство в шутках и случайно -- дозволяется оставлять для пропитания. Но если он учинит убийство с злодейским намерением или в ссоре убьет мать чью-либо, то, хотя бы мать его более 20 лет сохраняла вдовство и имела выше 50 лет от роду, не может быть оставлен для пропитания.
  
   XVII. СОСТРАДАНИЕ, ОКАЗЫВАЕМОЕ ПРЕСТУПНИКАМ В НАКАЗАНИИ
  
   130. Есть определенное время, в которое оказывается сострадание к наказываемым преступникам. Положения сего сострадания к ним заключаются в следующем:
   1. В отсрочивании смертной казни. Ежегодно в месяцах первом, шестом и десятом, в первые семь дней нового года, в 15, 16 и 17-е числа первого месяца, в пятый день пятого месяца, в седьмой день седьмого месяца, в девятый день девятого месяца, в семидневное торжество рождения государева, в дни очищения и жертвоприношения в жертвенниках и Великом храме, и в дни кончины царских лиц, также в продолжение закрытия печати, в 8-й день четвертого месяца, в 1 -й и 2-й день каждого месяца -- во все сии дни не совершают смертной казни. Если исполнение смертного приговора случится за 10 дней до зимнего и за 5 дней до летнего поворота, то остановляется, и казнь совершается через семь дней после зимнего и через три после летнего поворота. Начальники губерний, получив предписание уголовной палаты о совершении смертной казни, в тайне хранят оное в уголовных судах и потом, по расчислению дней и переговоров, наскоро рассылают каждый по своей губернии с предписанием исполнять смертные приговоры в тот же день по получении палатского предписания. Из сего положения исключаются разбойники и государственные преступники, которых казнят в свое время и потом доносят Палате, не придерживаясь положения об остановлении казни. В столице еще остановляется совершение смертной казни в продолжение засухи.
   2. В уменьшении наказания. В продолжение времени с 10-го дня после налива до начала осени {В 1835 году перемена налив была 11 мая в 4 часа 24 минуты пополуночи, а перемена начало осени -- 24 июля в 4 часа 22 минуты пополудни.} за день наказание преступникам, приговоренным к наказанию большою планкою, смягчается одною степенью, а от наказания малою планкою освобождаются. Из сего положения исключаются преступники, осужденные в ссылку, воры и в драке поранившие людей. Ношение шейной колодки откладывается до начала осени с освобождением преступника на поруки, а после сего исполняется с уменьшением одною степенью. Даже если случится совершение наказания такому преступнику, который подпал суду до показанного времени, наказание также смягчается степенью или прощается. Но если за преступление, учиненное в продолжение летнего суда, наказание воспоследует по окончании оного времени, то ни смягчения, ни прощения не бывает. Тюремным надзирателям поставлено в обязанность оказывать в продолжение летнего суда снисхождение к важным преступникам, содержащимся в тюрьмах; а маловажных освобождают на поруки до осени; и где сие положение не будет исполняемо, чиновники и служители предаются строгому суду.
   3. В остановлении отправки в ссылку. Преступники, приговоренные в ссылку в гарнизон или в работу и на Новую линию или с Новой линии переводимые во внутренность Китая, если до десятого месяца не отправлены в дорогу, то в продолжение четырех месяцев, то есть 10, 11, 12 и 1-го {То есть в продолжение лун ноябрьской, декабрьской, январской и февральской.}, также в 6-м месяце отправка их в ссылку остановляется, и уже со второго месяца следующего года начинают продолжать путь. Таким же образом остановляются на пути и в шестом месяце. Но если это случится недалеко от места ссылки, и притом в юго-восточной губернии, то дозволяется следовать, когда сам преступник пожелает, но показание преступника о его желании должно быть представлено в Палату. Только ссылаемые в губернию Юнь-нань, где ни сильных морозов, ни больших жаров не бывает, по вступлении их в пределы сей губернии безостановочно следуют к месту ссылки. Если отправленный преступник сделается в продолжение дороги болен, то местный начальник должен остановить его до выздоровления и пользовать на счет казны, а между тем доносить начальнику губернии, а сей обязан доносить Палате. Вообще, местные начальники обязаны через каждые три месяца доносить начальнику губернии о ссыльных, заболевших в дороге, а начальник губернии препровождает ведомость об них в Палату.
   4. В остановлении отмечания к смертной казни. В тот год, в который государь остановляет отмечание к смертной казни, следственные дела Осеннего суда отлагаются до следующего года. Из сего положения исключаются важные преступники, как то: составляющие вредные общества, отбивающие преступников с поранением караульных, обольщающие народ неосновательными разглашениями, бесчеловечные убийцы, чиновники, похищающие казенное имущество или разоряющие народ, о которых делают государю особливое представление.
   5. В уменьшении степеней наказания. Казнь некоторых преступников, приговоренных к смерти на Осеннем и Дворцовом суде, ежегодно отлагается, и как скоро с продолжением годов увеличится число таковых преступников, то государь приказывает Палате пересмотреть все те дела, по которым казнь была отсрочена более трех раз. При сем пересмотре обыкновенно определяется уменьшение наказания, и преступники вместо смертной казни осуждаются в ссылку. Случается, что государь оказывает милость по тем делам, коих обстоятельства представляют хотя малейший повод к оказанию снисхождения и смягчения. Еще бывает в столице, что по случаю сильных дождей, чрезмерных жаров объявляется смягчение наказания преступникам, приговоренным в ссылку, причем маловажные преступники получают освобождение, а осужденные к вечному заточению или ношению шейной колодки -- прощаются. Государь во время своего путешествия по империи приказывает в каждой проезжаемой им губернии пересмотреть следственные дела и смягчить наказания осужденных в ссылку и проч. Об уголовных преступниках из чиновников, коих казнь отсрочена на Осеннем суде, министры делают особливое рассмотрение и представляют государю свои заключения о смягчении смертных приговоров им.
   131. По случаю всеобщего прощения обнародывается манифест, в силу которого министры в общем собрании составляют свои замечания о преступлениях на основании законов. По случаю какого-либо радостного события при дворе объявляется манифестом общее прощение, коего положения бывают различны, смотря по качествам преступлений. Исключая временной ссылки, наказания планкою и других маловажных вин, кои совершенно прощаются, вины, заслуживающие отсечение головы, удавление, ссылку в гарнизон или в работу, по обстоятельствам преступления иные прощаются, иные смягчаются. Положения манифестов обыкновенно составляются на основании прежних таковых же положений. Содержание милостивого манифеста, изданного в 1769 году, было одинаково с содержанием милостивого же манифеста 1739 года. По сим манифестам десять важных преступлений: смертоубийство, похищение имущества, воровство с насилием, зажигательство, гробокопательство, принятие взяток с нарушением и без нарушения законов, подлоги, прелюбодеяние, хитрое завлечение людей в худые общества, смертоубийство, произведенное наветами, намеренное увеличение или уменьшение вины, попущение преступления зазнаемо, дозволение производить лихоимство и перевод денег (в ходатайстве по преступлениям) -- одним словом, все действительные преступления изъяты от прощения. Напротив, убийство случайное и ошибкою, обвинение в чем-либо по оговору, преступления чиновников и канцелярских служителей по должности -- подведены под статьи прощаемые. Но сими положениями не ограничены вины, поименно прощаемые или смягчаемые в манифесте. Вины, по законам наказываемые отсечением головы, удавлением, ссылкою в гарнизон или в работу, если по обстоятельствам дела заслуживают снисхождение или прощение, то, по пересмотре следствий, подают государю представление об них. Что касается до преступников из чиновников, дела их пересматриваются без различия прощаемых от непрощаемых. Преступление чиновника и канцелярского служителя по взяткам, хотя по взятым с них ясным допросам заслуживает смягчение или прощение, со всем тем они исключаются из службы. Дела по государственным податям, бракам и землям по случаю милостивого манифеста основательно пересматриваются, и денежное взыскание или другое удовлетворение приводятся в исполнение в полной силе. Преступники, осужденные в ссылку, в гарнизон или в работу, если милостивый манифест застигнет их в дороге, прощаются, а если на месте ссылки, то не освобождаются; если придут на место ссылки до истечения срока, назначенного к следованию, то освобождаются. Сосланных на время, хотя бы манифест застал их на месте ссылки, дозволяется освобождать. Если в манифесте сказано будет, что смягчение простирается на преступления открытые и неоткрытые, то вины по делам, поступившим в суд после манифеста, но учиненным до состояния оного, дозволяется смягчать и прощать. Кто, узнав, что состоится милостивый манифест, с намерением учинить преступление, чтоб воспользоваться случаем избавиться от наказания, тот наказывается одною степенью выше против общего закона и милостивым манифестом не прощается. Кто, воспользовавшись прощением по манифесту, снова будет своевольствовать и противозаконно поступать, тот наказывается также одною степенью выше против общего закона.
  
   XVIII. ПРАВИЛА ОСТОРОЖНОСТИ ПРИ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  
   132. При приеме прошений должно наблюдать следующие правила:
   1) смотреть, чтобы не подавали прошений, минуя свое начальство, см. ї 133;
   2) рассматривать, не ложно ли кто доносит, см. ї 134;
   3) вникать, не осужден ли кто безвинно, см. ї 135;
   4) доносящих с нарушением справедливости предавать суду {То есть когда младший родственник доносит на старшего или невольник на господина.}, см. ї 136;
   5) подучающих других к подаче жалоб и сочиняющих жалобы другим предавать суду, см. ї 137 и 138;
   6) подбрасывающих безымянные доносы предавать суду, см. ї 139.
   133. Военные и простолюдины должны подавать доносы и жалобы в судебные места первой степени, то есть в окружные и уездные правления. Но, если по какому-либо обстоятельству нельзя обратиться к своему начальству или дело решено оным несправедливо, в таком случае дозволяется подать прошение в высшее присутственное место с прописанием всего, что было учинено по сему делу в низшем судебном месте. Но, если кто в высших судебных местах не получит удовлетворения, в сем случае дозволяется перенести дело в столицу. Если дело, перенесенное в столицу, перешло все судебные места в губернии, то производится по оному рассматривание; а если не перешло или еще не было решено, в обоих случаях истец, приехавший в столицу, берется в Палату для допроса и прежде судится за обойдение начальства; потом он препровождается в свою губернию, а начальнику губернии предписывается беспристрастно пересмотреть дело и представить в Палату со своим мнением. Если истец после сего еще обратится в столицу с жалобою, то препоручается Палате поверить его прошение с губернским, и если прописанное в прошении разнится от последнего, то дело, какое бы ни было, оставляется без уважения, а перенесший оное в высшее место судится по законам. Если же при сличении прописанного в прошении с вытребованным из губернии ответом откроется несходство, а дело само по себе довольно важное, то истец препровождается в Палату под стражу; а из губернии вытребываются в столицу все бумаги, принадлежащие к делу; или представляют государю отправить в губернию высшего чиновника для переследования дела. По делам о браках, землях, долгах, ссорах и драках, азартных играх и по другим подобным сему маловажным делам иски производятся в том месте, где преступник имеет пребывание, а не в том округе или уезде, где истец имеет пребывание. В губернии, кто с желтою (свернутою) пеленою за спиною и с желтым знаком, воткнутым на голове, войдет в присутственное место и в прошении жаловаться будет (как бы перед лицом государя) на чиновников и письмоводителей, то местное начальство обязано взять его и допросить; и если он по личному его делу и притом безвинно страждет, решить дело на законном основании; в противном же случае приговорить его в ссылку в гарнизон на ближнюю границу. Кто подаст государю прошение на пути куда-либо, или вслед в дворцовую крепость закричит, что он безвинно угнетается, или, перед воротами дворцовой крепости став на колена, ударит в каменного льва и закричит, что он безвинно осужден, -- таковые берутся полициею и предаются суду.
   134. В тяжебном деле дозволяется быть одному просителю, подлинному преступнику и подлинному свидетелю. В прошении дозволяется только прописывать дело, а опутывать безвинных или замешивать одного за другим людей, не поименованных в прошении, запрещается. Ежели истец скроется бегством или без болезни и без всякой другой причины не явится к суду в продолжение двух месяцев, то как ответчик, так и свидетель отпускаются; дело оставляется без производства, а истец берется под стражу и судится как клеветник. Кто подаст ложный донос, не дозволяется обратно выдавать ему оный. От военных и простолюдинов дозволяется принимать прошения только по собственным их делам. Если офицеры выдают солдатам не полное жалованье, то солдатам дозволяется подать общее прошение. Если делают незаконные поборы, то дозволяется старшинам с крестьянами подать общее прошение. Но если донос от общества делается не по общественному делу, то считается ябедою. Кто по злобе будет чернить кого-либо сочиняемыми пасквилями или наносить такие обиды, которыми вынудит его к самоубийству, таковой предается строгому суду. Если оклеветываемый кем-либо подлежал наказанию малою планкою, то клеветник наказывается двумя степенями тяжелее против обнесенного. Если обнесенный подлежал вечной или временной ссылке или наказанию большою планкою, то обнесший наказывается тремя степенями тяжелее. Наказание за ложный донос ограничивается полною вечною ссылкою, но не простирается до смертной казни. Если обнесенный послан в ссылку, то возвращается из оной, а дорожные издержки доправляются с оклеветавшего. Если из доносов по разным делам важнейший справедлив, а маловажные ложны или один который-либо справедлив, то доносчик освобождается от суда за прочие ложные доносы. Напротив, если из разных доносов справедлив один по маловажному делу, а доносы по важным делам ложны или маловажное дело поставлено важным, в сем случае доносчик предается суду. Если оклеветанный казнен, то и доносчик присуждается [к] смертной казни; если же оклеветанный еще не казнен, то доносчик также присуждается к смертной казни.
   135. Суд, которому преступник предъявит о своей безвиновности, должен вникнуть в обстоятельства его обвинения; и если преступник по оным заслуживает снисхождение, то, несмотря на то, что дело его уже решено, обязан сообщить о том членам трех присутственных мест для рассуждения; и если будут доказательства безвинности, то представляют государю об отправлении чиновника для открытия истины. Оклеветанный оправдывается по законам, а вина преступления, взнесенного на него, падает на доносителя и чиновников, производивших следствие. Если преступник, приведенный на торговую площадь для казни, всенародно объявляет, что он безвинно осужден, то представляют государю о переследовании дела; и если при вторичном исследовании откроется его безвинность, то немедленно оправдывается; а на чиновников, первоначально судивших, доносят государю. Если же преступник вымыслит это для отдаления казни, то казнь увеличивается одною степенью. Начальники губерний, председатели и прокуроры по жалобам о безвинном осуждении, смотря по качеству преступления, должны сами пересмотреть дело, а не препоручать другим чиновникам. Если же дело сопряжено со свидетельствованием, то возложить это на смежного честного чиновника, а чиновников, прежде следовавших, устранить. Надзирателям тюрем препоручается доносить выше, если узнают, что кто-либо из арестантов действительно безвинно судится.
   136. Если сын доносит на отца или мать, внук на деда или бабку, жена и наложница на мужа, также на мужнина деда и бабку, свекра и свекровь, младшие на старших родственников -- все сии доносители предаются суду, хотя бы их доносы и справедливы были, а обвиняемые освобождаются от суда, подобно как бы доносили сами на себя. Сей закон простирается на невольников и невольниц, когда они доносят на своих господ.
   137. Кто, сочиняя жалобы другим, представляет дело в ложном виде, то есть или увеличивает, или уменьшает оное, тот судится за ябеду. Если же истец вовсе не думал подавать жалобы, а ябедник подал мысль и побудил его к тому, то последний считается зачинщиком, а истец -- сообщником. Если истец сам вознамерился подать жалобу, а ябедник со стороны подстрекнул его к тому, то последний судится одинаково с преступником; и если преступник приговорен к смерти, то ябедник наказывается одною степенью ниже его. Кто со стороны судил только о существе дела, а не научал подавать жалобы, то судится легче ябедника Подкупленный подать ложный донос судится, как бы сам ложно доносил, и будучи приговорен к смерти, не освобождается от сей казни, а подкупивший судится как нарушитель законов.
   138. Местным начальствам поставлено в обязанность по испытании избирать в народе верных и правдивых людей, знающих грамоту, и возлагать на них сочинение жалоб для просителей. Желающие производить иск должны относиться к сим писарям, которые обязаны писать прошение со слов просителя, а внизу прошения подписывать свое прозвание и имя, без чего запрещается судебным местам принимать прошения. Если внизу прошения не подписано прозвание и имя писавшего оное, то строго исследовать, кто писал; и если откроется, что ябедник представил дело в ложном виде, то предается законному суду. Преступник, находясь в тюрьме, не может доносить о других делах; но дозволяется ему жаловаться, если тюремный надзиратель и сторожа бесчеловечно поступают с ним. Достигшим 80 и не достигшим 10 лет, одержимым тяжкою болезнию и женщинам дозволяется поручать родственникам подавать прошения вместо них по всем делам, исключая возмущения, измены и неповиновения от сына или внука, о чем они должны лично доносить начальству. Если донос окажется ложным, то подавший вместо них прошение подвергается суду.
   139. Подкинувший безымянный донос на кого-либо присуждается к удавлению по заточении, хотя бы донос его и справедлив был, а обвиняемый им освобождается от суда Кто поймает подкинувшего безымянный донос во время самого действия сего и представит начальству, тот получает от правительства десять лан серебра в награду. Кто на подкинутом доносе подпишет чужое прозвание и имя, желая сим образом скрытно погубить его, такому же наказанию подвергается. За безымянные пасквили и ругательные письма, хотя бы подкидываемы были без подписи прозвания и имени, легче наказываются. Напротив, за возмутительные сочинения, составляемые людьми, не сведущими в государственных делах, и подкидываемые без подписи, присуждаются к не-отлагаемому удавлению. За безнравственные сочинения, хотя бы они и не касались государственного управления, приговариваются к удавлению. Гарнизонные маньчжуры (в губерниях), по связям с негодяями предпринявшие писать и подкидывать безымянные доносы для погубления простолюдинов, присркдаются к немедленному удавлению. Негодный чиновник, научающий буянов налеплять пасквили на стенах или разбрасывать оные по улицам, наказывается как преступник.
  
   XIX. ОБЯЗАННОСТИ ПОЛИЦИИ В ОТНОШЕНИИ К НАРОАНОЙ НРАВСТВЕННОСТИ
  
   140. Местной полиции в обязанность поставляется брать и предавать суду каждого из тех разночинцев, которые:
   1. Делают подлоги.
   Например, кто составит подложные наказы и бумаги палат, приказов и судебных мест, воровски прикладывает к ним печати тех мест и сквозь бумагу подписывает оныя; распространяет подложные именные указы или приказы высших начальств; вырезывает с рисунков разные казенные печати; под ложным именем принимает солдатское жалованье; выдает себя чиновником или составляет подложные виды на чины другим; выдавая себя посланным от государя, обманывает чиновников и возмущает народ; или, выдавая себя родственником знаменитого человека, утесняет своих земляков; имея связь с судебными местами, принимает на себя ходатайство по делам; берет на подряд сбор податей; выдает себя сторожем присутственного места и, имея при себе подложный билет, обыскивает купеческие суда и делает им разные притязания; частно отливает монету, переливает или обрезывает указную монету или отливает и продает монету, подделываемую под монету прежних династий; из состава олова с свинцом делает подложное серебро; или, высверлив серебряный слиток, вливает туда медь или свинец; или отлитые из свинца и меди слитки обвертывает серебряною накладкою и обманом пускает в обращение за серебряные слитки; обманом делает добрых людей невольниками и невольницами или, открывая непотребные домы, обманом покупает мальчиков и девушек и тайно их продает; или перепродает через других, или посредством приманки уводит малолетних детей.
   2. Кто производит разные буйства.
   Например, кто, полагаясь на свое богатство и силу, делает другим обиды и притеснения и через то производит, что добрые люди, нигде не находя себе защиты, наконец сами себя предают смерти; кто хитрым образом обманывает и чиновников и простолюдинов или налепляет безымянные доносы на местных начальников; или по уговору с кем-либо всклепывает долги на других и силою принуждает их писать на самих себя заемные письма; кто из негодяев, пользуясь неурожаем, возбуждает других к грабежам и разоряет селения; или по причине медленного возвращения долгов производит шум в присутственном месте и приводит начальника в затруднение; или, по личным неудовольствиям, скопом прекращает торг и поносит чиновников; кто из ссыльных губернии Сы-чуань шайками производит грабежи на многолюдных торжках или в поле.
   3. Кто посевает разврат.
   Например, кто для обольщения народа распространяет вредные сочинения или гадательные книжки; или, сочиняя повести и книги на временные какие-либо обстоятельства, поет на улицах, или печатает и всенародно продает; или, проведав в присутственном месте о чем-либо, повсюду разглашает о том письменно.
   4. Кто совершает разные злодеяния.
   Например, молодые люди разных фамилий, составляя общества, торжественно клятвою обязуются быть братьями; или мочные жители, буяны, сторожа и солдаты, составив братство, установляют тайные знаки, разоряют деревенских жителей, утесняют сирот и слабых, иногда с орудием в руках противятся посланным от правительства для поимки их; выкапывают из чужих могил гробы; открывая гробы, смотрят покойников; пробивая отверстия в домы, уносят платья и головные уборы; похищают необолоченных или непогребенных покойников; разбивая гробы, бросают трупы; или, слепо следуя внушениям местогадателей, тайно закрывают чужие скелеты, делают насыпь и ложно называют таинственными могилами; или насильственно занимают чужое кладбище; или, открывая скелеты отца или матери или старших родственников в пяти траурах, гадают по оным о счастии и несчастии.
   5. Кто бродяжничает.
   Например, обманщики-празднолюбцы, которые не пекутся о своем состоянии, а пропитываются шарлатанством, шатаясь по улицам. Строго запрещается держать таких людей в гостиницах и монастырях; напротив, предписывается местным начальствам брать их, предавая суду, и по пересылке препровождать на родину.
   Домашние слуги, учители и писари, живущие при окружных и уездных правителях, если, в надежде на своего начальника, производя разные самовольства, замешают его, то судятся одною степенью строже против своего начальника и пересылаются на родину. Если знаменный или простолюдин на собственные деньги откроет игровой дом, в котором по нескольку месяцев будут собираться негодные люди, то судить их с различием, в первый или второй раз они делают это. Равным образом судятся и хозяин дома, и игроки. Имущество, найденное в игровом доме, также и дом берутся в казну. Кто из игроков сам донесет, освобождается от суда; половина взятого имущества отдается в награду, а половина поступает в казну. Делатели карт и игральных костей (зернь), равно и продавцы сих вещей предаются суду, с различием зачинщиков от сообщников. Рисовальщики карт подлежат такому же наказанию, какому делатели и продавцы. Соседям, донесшим на них, выдается награда, определенная законом. Кто же, будучи подкуплен, не донесет на них, строго судится как нарушитель законов. Хозяин дома, зазнаемо отдавший им квартиры за двойную цену и державший их более года, судится как зачинщик; державший менее года судится как сообщник делателя; державший менее полугода судится как сообщник продавца. Если чиновник взят будет в игровом доме, то, не разбирая, на деньги ли играл или на пищу, приговаривается по лишении чинов к ношению шейной колодки и наказанию большою планкою; не дозволяется принимать от него искуп от наказания и предписывается впредь его ни к каким должностям не определять. Таким же образом судится начальник, который будет играть в карты или в зернь с подчиненными ему чиновниками или будет прикрывать подчиненных чиновников, занимающихся играми. Кто откроет дом для игры в банк или откроет круг для спускания перепелов, яму для драки петухов или таз для спускания земляных сверчков {Перепелов и земляных сверчков из самцов для драки особенно воспитывают и перед спусканием взвешивают их. Спускают равных по тяжести. Игроки держат большие заклады. Перепела и сверчки, приготовленные к драке, очень ценны. Перепел и сверчок, один раз побитый, не годится для спускания во второй раз, а победивший смелее делается.}, тот судится как содержатель игрового дома. Запрещается на рынках или улицах ставить подвижные сцены и при свете фонарей играть комедии. Равным образом запрещается актерам представлять лица государей и государынь прежних династий, древних святых и мудрецов, верных вельможей; дозволяется им только представлять духов, мужчин, целомудренных женщин, послушных сыновей и покорных внуков как примеры, поощряющие к благонравию.
  

Прибавление

  
   I. О КНЯЗЬЯХ ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА
  
   1. Князья императорского дома совершенно изъяты из общих законов, а подсудны Княжескому Правлению, в котором присутствует президент, два старших и два младших советника -- все из князей.
   2. Князья императорского дома разделяются на ближних и дальних. Ближними считаются те, кои происходят от потомков государя Сюань-ди, родоначальника ныне царствующего в Китае дома; дальними -- кои происходят от его дядей и братьев. В народе ближние более известны под названием желтопоясных, а дальние -- под названием краснопоясных, ибо закон различия между ними заключается в цвете поясов. Но помянутые названия собственно принадлежат князьям, не имеющим наследственных княжеских достоинств, иначе называемых внеклассными.
   3. Князья за дурные поступки подвергаются суду. Князь, не имеющий посторонней должности, за личные преступления, смотря по важности их, лишается своего личного достоинства, понижается несколькими степенями или подвергается вычету жалованья.
   4. Князей, исправляющих должности гражданские, Княжеское Правление судит вместе с членами Палаты Чинов, а военных -- вместе с членами Военной Палаты {То есть члены Княжеского Правления приглашают членов Палаты явиться в Правление к ним.}; и если князь присуждается к вычету жалованья, то вычет производится только из жалованья, получаемого по должности. Если же присуждается к понижению степенями, то вместо понижения одною степенью штрафуется вычетом двухгодичного жалованья. Когда по одному с князем делу будет присуждаться кто-либо из вельмож к понижению с переводом, то князь наказывается вдвое, то есть вместо понижения одною степенью штрафуется вычетом четырехгодичного жалованья.
   5. Суд над желтопоясными и краснопоясными, состоящими в военной службе, Княжеское Правление производит обще с членами Военной Палаты.
   6. Царских и княжеских зятьев, не имеющих посторонних должностей, судит одно Княжеское Правление; а имеющих должности судит Правление с Палатами Чинов или Военной.
   7. Тяжбы желтопоясных по владению людьми или землями решаются Княжеским Правлением с Палатою Финансов, а краснопоясных решает Палата Финансов обще с членами Княжеского Правления. Желтопоясных, замешанных в драке или убийстве, Княжеское Правление судит обще с Уголовною Палатою, а краснопоясных судит Уголовная Палата обще с Княжеским Правлением. Б тех случаях, когда с князя 1-й или 2-й степени потребуется взять показание, посылаются к ним вопросные пункты. Но если нужно призвать их к суду лично, то испрашивают разрешения у государя. Прочих князей всех лично призывают для допроса.
   8. Если кто из внеклассных желтопоясных или краснопоясных учинит преступление, за которое должен быть наказан планкою, то взамен сего наказания штрафуются вычетом кормового серебра {Желтопоясные и краснопоясные, не имеющие должностей по гражданской или военной службе, не имеют и жалованья, а получают по четыре лана кормового серебра на месяц.}. Вместо 20 ударов вычитают серебро за один месяц, вместо 50 -- за четыре месяца, вместо 60 -- за полгода, вместо 90 -- за девять, а вместо ста ударов -- за целый год.
   9. Внеклассные желтопоясные или краснопоясные, подлежащие за сделанное ими преступление ношению колодки, временной ссылке и ссылке в отдаленные места или вечной ссылке в гарнизон, наказываются планкою {Желтопоясных наказывают в Княжеском Правлении легким прикосновением планки к одеянию.} и заточением в крепость {Это тюрьма для заточения князей; по-китайски называется Гао-чен -- высокий город и Тао-цян -- высокая стена.}. Исполнителем наказания бывает битэши (чиновник из маньчжуров). Оно производится в присутствии членов Княжеского Правления; после чего преступников запирают в крепость. Число ударов и время заточения соразмеряется с виною. Вместо ношения шейной колодки положено 20 ударов, и сколько дней присужден носит колодку, столько же дней должен просидеть в крепости. Вместо годичной и двухгодичной временной ссылки -- получение 25 ударов и заключение в крепость на три месяца; вместо ссылки за 2000 ли положено 30 ударов и заключение в крепость на год и два месяца. Желтопоясные и краснопоясные, посаженные в крепость за преступление, лишаются чинов.
  
   II. О ПОБЕГАХ ЗНАМЕННЫХ СОЛДАТ
  
   10. Об убежавшем солдате из Восьми Знамен, по уложению, канцелярия должна сообщить в Палату, а с другой стороны, послать объявление с означением времени со дня побега в главную полицию, в областное правление и в пять частей Пекина о содействии в поимках. Уголовная Палата, получив из канцелярии сведение о беглом, с своей стороны извещает все судебные места, обязанные заниматься поимкою беглых.
   11. В столице знаменному за первый побег -- после поимки -- дают сто ударов плетью; за второй побег полагают ношение шейной колодки и сто ударов плетью; за третий побег -- ссылка на Амур в работу, но избавляется от клеймения. Арендаторы князей и Палаты Финансов и огородники комитета Хун-лу-сы также избавлены от клеймения; но прочие мужины из их семейств подлежат общему закону. Кто вытравит штемпелевые буквы -- по наказании месячным ношением шейной колодки и плетью снова налагаются штемпелевые буквы. Таким же образом судятся за побег знаменные, живущие в гарнизонах в Маньчжурии и по губерниям Невольнику-знаменному за первый побег клеймят на левой щеке слово беглый на маньчжурском и китайском языках и дают сто ударов плетью; за второй побег клеймят то же слово на правой щеке; после месячного ношения шейной колодки дают 100 ударов плетью и возвращают прежнему владельцу. За третий побег клеймят на правой щеке место ссылки и препровождают в Военную Палату, чтобы сослать на Амур и отдать рядовому солдату в неволю.
   12. Ежели беглый будет пойман в продолжение первых десяти дней, то получает сто ударов, но освобождается от клеймения лица. В сем случае число побегов не поставляется на вид. Пойманный по прошествии десяти дней судится по общим законам. Беглый, имеющий выше 60 и ниже 15 лет, освобождается от наказания. Бежавший с уводом скота или со сносом вещей после поимки даже в продолжение десяти дней присркдается к двухмесячному ношению шейной колодки и 100 ударам плетью; а невольник судится по цене покражи. Из покраденного доправляется только то, что прописано в объявлении.
   13. Беглому, добровольно возвратившемуся, смягчается наказание по числу продолжения побегов. Если знаменный в первый побег возвратился в продолжение года, освобождается от наказания; если возвратится по прошествии года, получает 60 ударов плетью. Во второй побег, если возвратится в течение полугода, освобождается от наказания; а если по прошествии полугода, получает 80 ударов плетью. В третий побег, ежели возвратится в продолжение трех месяцев, освобождается от наказания; а если по прошествии трех месяцев, получает сто ударов плетью. Если же учинит четвертый побег, то, несмотря на то что добровольно возвратится, и не определяя времени ею нахождения в бегах, получает, как за первый побег, сто ударов плетью и отдается в Знамя под строгий надзор. Кто в бегах учинит какое-либо преступление, судится по другим законам.
   14. Если дед или бабка сами донесут о бежавшем внуке, отец или мать -- о сыне, сын -- об отце, внук -- о деде, то их донесение принимается, как бы бежавший сам донес на себя или добровольно возвратился из побега.
   15. Солдаты Восьми Знамен и вообще знаменные, если имеют нужду ехать в какую-либо губернию или за границу (в Маньчжурию или Монголию), то должны подать своему начальнику прошение с прописанием, по какому делу, в какое место и на сколько времени просят они увольнения в отпуск. Вследствие сего выдается им подорожный вид за казенною печатью. Кто просрочит или по возвращении обратно не отдаст вида подорожного, получает 50 ударов плетью. Об офицерах доносят государю.
   16. Знаменный, в бегах учинивший преступление, строже судится. За воровство, заслуживающее ношение колодки и наказание большою планкою, исключается из военного звания и причисляется к податному состоянию. За воровство, заслуживающее ссылку в работу, по исключении из военного звания ссылается на отдаленные границы в Юнь-нань, Гуй-чжеу, Гуан-дун и Гуан-си.
   17. Если бежавший дед уведет внука с собою, отец -- сына или дочь, дядя по отцу -- племянника, муж -- жену, сын -- мать, старший брат -- младшего или сестру, то судится уведший других, а уведенные, не определяя числа побегов, освобождаются от наказания.
   18. Знаменные и разночинцы за укрывательство беглых судятся по уложению об укрывательстве преступников. Если земские старшины или знаменные унтер-офицеры, зная о беглых, не донесут, то первым дают 80 ударов планкою, а последним -- 80 ударов плетью. Чиновники за укрывательство беглых также судятся по законам. 70-летним и недостигшим 16 лет, тяжко больным и увечным дозволяется откупаться от наказания за укрывательство беглых. За жену мрк судится; а если нет мужа, то жена присуждается к искупу от наказания. Кто незнаемо купит беглого и откроется, то и поручители и продавший судятся за укрывательство. Если беглый сам продаст себя, то он и поручители одинаково судятся.
   19. Если беглый попеременно жил в нескольких домах, то после поимки только последний дом судится за укрывательство; хозяева прочих домов, где он укрывался, земские старшины и местные чиновники -- все судятся по законам. Ежели укрывающий беглого сам представит о том начальству, избавляется от суда.
  

Часть III

Просвещение. Меры народного продовольствия

  

Отделение I

Учебные и ученые заведения

  
   I. ЧИСЛО УЧЕБНЫХ И УЧЕНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
  
   В Китае круг просвещения ограничен весьма тесными пределами. Он объемлет только училища для словесности и частию для переводов, институты Педагогический и Астрономический и Приказ Ученых. Отдельное преподавание разных наук, исключая математических, еще не введено. Письмо китайское состоит из идеографических букв. Ученик с познанием каждой буквы приобретает понятие о каком-нибудь предмете, вещественном или умственном, и таким образом в продолжение учения он может получить сведение в разных науках до известной степени; а дальнейшие сведения в них не нужны ему. Умственное воспитание в Китае имеет одну цель -- приготовление людей, способных для государственной службы.
   В настоящее время училища разделяются на три разряда: в первом разряде состоят училища общественные, или народные, и-сио; во втором -- уездные, сян-cuo; в третьем -- губернские, шу-юань. В одном разряде с народными училищами считаются деревенские школы, ше-сио.
   Народные училища учреждены во всех городах и состоят под ведением местных начальств, которым предоставлена власть принимать в оные детей без разбора сословий и увольнять их, как скоро не пожелают продолжать учение, определять учителей из свободных людей, известных своею нравственностью и образованием. В народные училища более поступают сироты и дети бедных родителей, потому что здесь пользуются учением без платы. Дети чиновников и богатых родителей наиболее учатся у домашних учителей.
   Уездные училища находятся во всех штатных городах, по одному, и состоят на особливых правах. Ученики принимаются в уездные училища по испытанию.
   Губернские училища находятся в губернских городах -- по одному в каждом от правительства и по нескольку в губернии -- основанных частными людьми. Начальникам губерний предоставлена власть определять частных учителей, избирая их из людей образованнейших, и служащих и неслужащих. Губернские училища посещаются более получившими ученые степени. Они допускаются сюда по усмотрению председателя Казенной Палаты с губернским прокурором, а оставляют училище по собственному желанию.
   Из сего краткого обзора открывается, что училища первого и третьего разряда, то есть народные и губернские, суть приуготовительные, в которых нет ни постоянного учения, ни постоянных учеников. Правильное образование юношества заключается в уездных училищах.
   Достигшие достаточного образования в народных училищах или у домашних учителей являются в свой областной или окружной город на испытание, на котором получившие первую ученую степень поступают в уездные училища в число штатных учеников под названием студентов -- сю-цай {Сю-цай от слова в слово значит усовершающий способности или дарования.}. По получении степени студента они совершенно теряют право располагать выбором состояния и должности для себя, а считаясь кандидатами государственной службы, обязаны продолжать дальнейшее образование под руководством казенных учителей, под непосредственным надзором начальства по учебной части.
   Уездные училища делятся на большие, средние и малые, иначе: на областные, окружные и уездные. Существенное различие между ними состоит не в разности преподаваемых предметов, а в числе студенческих мест. В областных училищах штат студентов 1/4 более против штата окружных, а штат окружных 1/3 более против штата уездных училищ.
   В каждом уездном училище, с небольшим исключением, находятся один старший и один младший учитель, которые обязаны развивать в студентах дальнейшие сведения во всех тех науках, коих содействие необходимо для исправления должностей по разным частям государственного управления. Всех казенных учителей по губерниям считается:
  
   областных1 -- 180
   окружных -- 210
   уездных -- 1111
   младших -- 1 621
   Всего -- 3122
  
   2 Собственно областных учителей нет, а уездный учитель при уездном училище в областном городе называется областным.
  
   Студенты разделяются на казеннокоштных, сверхштатных и прибавочных. Штат каждого из сих разрядов ограничен положением.
   Казеннокоштных студентов:
  
   в областях -- 3 915
   в управляющих округах -- 2 400
   сверхштатных студентов в областях -- 5915
   в управляющих округах -- 2 400
   Прибавочных студентов в областях и округах -- 24 000
   Всего -- 38 630
  
   Педагогический Институт занимается образованием учителей для уездных и других казенных училищ. В Астрономическом Институте исключительно занимаются предметами, относящимися до астрономии. На Приказ Ученых возложена обязанность сочинять книги, в которых ясность в изложении, верность в описании и сообразность с духом отечественного законодательства требуют общего труда ученых.
  
   II. ОБОЗРЕНИЕ УЧЕБНЫХ ПРЕДМЕТОВ
  
   В училищах занимают воспитанников наиболее словесностию, которая смешанно содержит в себе сущность всех наук, более известных в Китае и необходимых для должностных чиновников, потому что в каждом чиновнике требуется способность ко всем должностям, установленным в государстве.
   Нравственность, обряды религиозные и музыка предпочитаются всем наукам. Все, что не нужно на службе отечеству, считается бесполезным; и по сему предубеждению китайцы вовсе не обращают внимания на то, что доныне сделано в Европе по части физических и математических наук в применении их к промышленности.
   Китайцы не имеют учебных книг, коих содержание было бы приведено в порядок по связи предметов одного с другим; а классическими приняты: Четырехкнижие -- Сы-шу и Пять канонических книг -- Ву-цзин, которые по их древности и важности содержания признаны основными и перед всеми другими книгами имеют такую же важность, как у христиан правильные библейские книги. Сии пять книг суть: Книга перемен -- И-цзин, Древняя история -- Шу-цзин, Весна и осень -- Чуньцю и Записки об обрядах -- Ли-цзи.
   Четырехкнижие состоит из четырех разных небольших сочинений, известных под названиями: Лунь-юй, Мын-цзы, Великая наука -- Да-сио и Обыкновенная средина -- Чжун-юн. Лунь-юй значит: разговоры, беседы; содержит в себе мнения мудреца Кхун-цзы, записанные и собранные пятью его учениками. Мын-цзы есть нравственное сочинение одного древнего мудреца, известное под его же именем. Великая наука и Обыкновенная средина суть два нравственные сочинения {Четыре сочинения, составляющие Четырехкнижие, написаны в продолжение V и IV столетий перед Р. X. Лунь-юй и Мын-цзы составляли прежде особые книжки; Обыкновенная средина составляла 31-е, а Великая наука -- 42-е отделение Записок об обрядах. Чжу-си соединил их в Четырехкнижие.}. Первое из них написано ученым Цзэн-цзы, учеником мудреца Кхун-цзы, а второе написано внуком последнего. Четырехкнижие содержит в себе самые чистые понятия о нравственности и государственном управлении; а потому сия книга составляет основание первоначального учения.
   Книга перемен содержит в себе понятия о Боге и естестве, изложенные не словами, а параллельным начертанием трех цельных и трех прерванных черт, представленных в 64 разных видах. Государь Фуси, живший, по уверению древних преданий, почти за 3000 лет до Р. X., первый постиг тайну изображать помянутыми чертами мысли и сим открытием проложил путь к изобретению китайских письмен. Вслед за сим государь Янь-ди сделал некоторые изменения в его системе. Наконец, государь Вынь-ван, с небольшим за 1120 лет до Р. X., написал третью систему, в которой каждому из 64 расположений черт применил нравственное правило и в толковании объяснил последствия, происходящие от исполнения или нарушения оного. Первые две системы сожжены в 213 году до Р. X., и даже не осталось никаких сведений об их расположении. Ныне существующая Книга перемен есть сочинение государя Вынь-ван.
   Древняя история содержит в себе события Китайского государства с 2365 до 255 года до Р. X., то есть с 1-го года царствования государя Яо до падения династии Чжеу. Сия история составлена из дворцовых записок, в свое время писанных придворными историографами, и была, по уверению древних китайских писателей, довольно пространна; но Кхун-цзы, желая представить ее основанием законодательства, исключил все несообразное с здравым разумом и через то сократил во сто глав, уничтожив 9/10 частей. В 213 году до Р. X. Древняя история как представительница древнего союзно-удельного правления осуждена была на сожжение и совершенно погибла бы, если бы в то же время не нашелся девяностолетний ученый по имени Фу-шен, который на память мог прочесть и написать 29 глав. Вслед за сим, при разламывании дома, в котором жил Кхун-цзы, нашли в стене полный экземпляр сокращенной древней истории, который от сырости столь повредился, что из 100 глав едва 59 можно было привесть в порядок. Этот самый экземпляр ныне составляет Древнюю историю Китая, во многом дополненную примечаниями из других источников.
   Древние стихотворения писаны частию при династии Шан почти за 1700 лет до Р. X., а более при династии Чжеу, в исходе второго и в начале последнего тысячелетия до Р. X. Сии стихотворения состоят из четырех частей. Первая часть названа: Нравы царств -- Го-фын. Удельные князья собирали в своих владениях народные песни и представляли главе империи, который судил по оным о правах и правлении в их уделах. Вторая часть содержит в себе Малые кантаты -- Сяо-я, которые певались при случае, когда удельные князья и чины их являлись к двору главы империи или удельные владетели угощали послов его. Третья часть содержит в себе Большие кантаты -- Да-я, которые певались, когда глава империи угощал удельных князей и посланников их или делал пиры для своих вельмож. В четвертой части собраны Гимны -- Сун, которые певались при жертвоприношениях, совершаемых главою империи в храме предкам своим или в жертвеннике Небу и Земле.
   Весна и осень есть название исторических записок удельного княжества Лу, составлявшего южную половину нынешней губернии Шань-дун. Сии записки начинаются 722 и оканчиваются 481 годом до Р. X. Кхун-цзы написал Весну и осень таким слогом, выражения которого впоследствии приняты в истории положительными речениями в похвалу или порицание вельмож. Слог записок очень краток, и похвала или порицание кому-либо заключается не более как в одном или двух словах.
   Записки об обрядах составлены из собрания 185 древних мелких сочинений о музыке, обрядах и проч. Дай-дэ, живший около времен Р. X., сократил оные сочинения в 85 глав, а Дай-шен, племянник его, еще сократил в 49 глав, в числе коих занимают место Великая наука и Обыкновенная средина, помещенные в Четырехкнижии. Последнее сокращение включено в число Пяти классических книг под названием: Записки об обрядах.
   Чжу-си, один из знаменитых ученых XII века, написал изъяснение на все классические книги и сим образом дал китайской словесности и философии единство в понятиях, с того времени доныне без малейшего изменения употребляемое в училищах. В настоящее время Четырехкнижие и Пять классических книг суть единственные книги, из которых малолетние дети вначале учат на память одни тексты, а с 13-го года преподают им то же с толкованием, причем они начинают учиться сочинять.
  
   III. ПОРЯДОК УЧЕНИЯ В УЕЗДНЫХ УЧИЛИЩАХ
  
   Касательно самого образования юношей предписывается учащим.
   1. Обучать их религиозным обрядам.
   В три главные праздника, то есть в день рождения государева, в Новый год и в зимний поворот, при поклонении перед табелью с титулом государя, в среднем весеннем и в среднем осеннем месяцах в первый день под названием дин при возлиянии перед Древним учителем {Так называют Кхун-цзы.} употребляют четырех церемониальных глашатаев, избираемых из студентов, опытных в церемониях, а лучших студентов повещают присутствовать при совершении обрядов. Живущие в отдаленности обязаны по очереди являться в город для упражнения в совершении обрядов. По прибытии нового начальника губернии, также когда учащие перед испытанием являются в храм ученых, по-китайски -- Вынь-миао {Так назван храм, посвященный мыслителю Кхун-цзы с прочими.}, учащиеся все обязаны присутствовать при сих случаях. В первом и десятом месяцах при совершении деревенского пиршества в общем зале училища избирают из студентов двух глашатаев, двух предводителей церемониальных и одного чтеца положений. Учитель представляет лицо начальствующего и предварительно обучает учащихся обрядам.
   2. Изъяснять им содержание классических книг.
   Все книги, издаваемые по государеву повелению, рассылаются в училищные библиотеки, дабы учащиеся пользовались оными. Книгопродавцам дозволяется перепечатывать их. Книги, рассылаемые по губерниям, суть: многоразличные изъяснения или примечания на классические книги и разные истории китайского народа. Начальникам губерний поставлено в обязанность покупать эти книги и рассылать в училищные библиотеки в областных, окрркных и уездных городах, чтобы учащие хранили их для употребления студентам; сверх сего, наблюдать, чтобы никто не смел печатать классических и других книг, сокращенных частными людьми. Вообще, печатание несообразных изъяснений на классические книги, вольномысленных сочинений, соблазнительных повестей, подрывающих нравственность в народе, одним словом, всяких книг, противных духу древних святых, строжайше запрещается. Учители, при наличии месячных и трехмесячных упражнений, обязаны лично давать студентам одно предложение из Четырехкнижия и одни стихи или политическое предложение, а на другой день изъяснять уголовное право и политическую экономию. Через месяц или два в третий должны испытывать их в изъяснении сомнительных мест в Пяти классических книгах и знании истории, разделять их на разряды по успехам и задачи лучших студентов через каждые три месяца представлять попечителю на рассмотрение. Если студент, исключая болезни и трауры по родителям, под другими какими-либо предлогами три раза не явится в училище, учитель должен сделать ему замечание; а если во весь год не будет упражняться, то должен представить об исключении.
   3. Давать им форму для сочинения задач.
   Рассуждение, сочиняемое на испытании, должно содержать в себе не более 700, а ответ на политическое предложение -- не более 300 букв. Предложение начинается в третьей клетке от верха. Если предложение длинное, то после второй строки еще понижается одною клеткою. В ответе на политическую задачу запрещается употреблять некоторые буквы. Слова Небо и предок {Ныне царствующей династии.} должно выносить выше обыкновенных слов в третью клетку; слово император выносить во вторую клетку; слова двор, дворец и тронная -- в первую клетку {По-русски: выносить в красную строку.}. Не дозволяется в выносимых буквах делать прописок и подчисток. Таким же образом поступать и в переписке царских поучений. Предложение и выносные буквы и в черном сочинении должно писать полууставным, то есть прямым почерком.
   4. Внушать им правила, приличные приготовляющимся к государственной службе.
   В каждом училище по левую сторону главного здания поставлен при государе Чжан-ди каменный памятник с высеченною для наставления студентов надписью следующего содержания: "Верховная власть основала училища; принимаемых в оные студентов освободила от земских повинностей; определила им достаточное содержание. Сверх сего, открыла для образования юношества высшие учебные заведения {Разумеются губернские училища.}, определила надзирателей учения и учителей. Чиновники присутственных мест, обращаясь между собою по обрядам, должны своим примером приготовлять для государственной службы людей с дарованиями. Студенты, во-первых, должны стараться оказывать себя достойными милостей государя, а во-вторых, утвердить себя в правилах доброй нравственности. На сей конец ниже начертаны следующие наставления:
   1. Студент, имея благоразумных родителей, должен повиноваться их наставлениям; имея родителей грубых и худого поведения, должен в благоразумных представлениях умолять их о перемене поступков, дабы сим образом предохранить их от несчастий и погибели.
   2. Студент должен учиться быть верным подданным, праводушным судьею; приводить себе из истории примеры верности и праводушия; особенно должен обращать внимание на деяния, полезные для государства, благодетельные для народа.
   3. Студент должен вести себя благонравно во всех отношениях; под сим только условием может получить действительную пользу от своего учения. Определившись к должности, он будет благонравным чиновником. Но если заразится превратными правилами, то не может приобрести успехов в учении, а поступив в службу, не преминет навлечь несчастие на себя.
   4. Студенту предосудительно искать в высших и входить в связи с сильными в предположении скорее возвыситься. Кто имеет доброе сердце и совершенные добродетели, Верховное Небо знает сие и без сомнения сугубо его благословит счастием.
   5. Студент должен быть осторожен и иметь терпение; не обдумавши, не должен входить в судебные места. Если случатся какие-нибудь касающиеся до него дела, то должен поручить исправление оных родственникам; равно запрещается ему входить в тяжбы посторонних, а сим не дозволяется приводить студентов в свидетели.
   6. Учащиеся должны иметь почтение и уважение к учителям и преподаваемое ими принимать с искренним сердцем. Если не понимают чего-нибудь, то спокойно спросить, не заводя пустых прений. Учители также обязаны со всею тщательностью обучать, не предаваясь лености и нерадению.
   7. Воспрещается студенту сочинять для военных и простолюдинов прошения государю. Но если кто напишет хотя одно прошение, то как нарушитель закона исключается из сословия ученых и предается суду.
   8. Не дозволяется студентам составлять тайные общества и обязываться взаимною клятвою между собою. Сверх сего, запрещается самовольно печатать свои сочинения. Приставу предоставляется судить нарушителей сего положения".
   Кроме вышеизложенных правил находятся: 1 ) Наставления учащимся, сочиненные государем Жень-ди; 2) шестнадцать глав Царских поучений; 3) Пространные поучения государя Сянь-ди, состоящие из 10 000 букв; 4) Рассуждение о скопах, сочиненное сим же государем, 5) Наставления учащимся, изданные государем Шунь-ди. Все сии сочинения напечатаны и разосланы во все училищные библиотеки. Ежемесячно в 1-е и 15-е числа, также при вступлении новых начальников губернии в должность и по прибытии попечителя училищ в храм Древнего учителя учащие должны собрать студентов в главную залу и, обратясь к дворцу, совершить три коленопреклонения с девятью земными поклонами. После сего учащий читает вышеупомянутые наставления, приказав студентам слушать со вниманием. Неявившиеся без достаточной причины подвергаются наказанию, а живущие в отдаленности обязаны по очереди являться в город для слушания наставления. Сварливых студентов в наказание заставляют слушать, стоя на коленях. В приезд попечителя училищ для испытания учители и пристав обязаны тайно донести ему о поведении студентов; а попечитель, обстоятельно разведав о студентах худого поведения, после испытания должен донести Палате. Непеременяющие дурного поведения исключаются из сословия ученых.
   Студенты не должны принимать на себя ни должности письмоводителей, ни военной службы, ни торговлею заниматься. О бедных учители обязаны доносить попечителю училищ, который, при испытании лично, может оказать им пособие. Не дозволяется местным начальникам избирать студентов в деревенские старшины против их воли. Студенты освобождаются от всех общественных служб и повинностей; напротив, и сами они обязаны воздерживаться от всех неприличных их званию поступков.
   В Китае гражданский чиновник вместе с должностию принимает на себя обязанность жреца; посему все студенты обучаются музыке и мимике. На сей конец при каждом уездном училище есть штат музыкантов и пантомимов. Как скоро откроется вакантное место, то правители округов и уездов по испытанию назначают на оное лучших студентов и представляют попечителю училищ на утверждение, по его усмотрению. В губернии Чжи-ли при каждом областном и уездном храме ученых {Здесь разумеется Палата Обрядов, которая в европейском значении есть министерство просвещения.} положено 36 музыкантов и 36 пантомимов и еще четыре человека для замены больных и отлучившихся.
   Сверх сего, в каждой губернии находятся храмы, посвященные древним славным мудрецам. Студенты из их потомков, в той же губернии живущих, определяются при сих храмах под названием жрецов-студентов, коих обязанность состоит в приношении жертв покойным предкам их. Они избираются начальниками губерний обще с попечителями училищ, и списки о них представляются в Палату {При каждом училище находится храм ученых, в котором Кхун-цзы занимает первое место.} на утверждение. Студенты-жрецы в каждой губернии находятся в известном числе.
  
   IV. ПОРЯДОК ИСПЫТАНИЯ В УЕЗДНЫХ УЧИЛИЩАХ
  
   В каждой губернии находится попечитель -- сио-чжен, заведывающий управлением училищ и распоряжениями при испытаниях. В тех городах, в которых попечители имеют пребывание, находятся особливые домы для произведения испытаний; а в прочих городах правительство строит для сего временные балаганы. Попечители училищ по порядку объезжают места испытания. Им дозволяется для просмотра задач приглашать с собою сотрудников из ученых той же губернии (не менее пяти или шести человек в малой губернии).
   И ученики и студенты к испытанию препровождаются из уездов в главный город своей области или округа. Во время испытания областному и окружному правителю препоручается должность пристава, на коего возлагается соблюдение внутреннего порядка при сем случае. Пристав и учитель, имея донести попечителю о чем-либо, должны лично говорить с ним в зале присутствия, а являться к нему частно запрещается. Попечитель не может принимать частных писем, кроме дел по должности; ни по какому другому поводу не может видеться с чиновниками, письмоводителями и учениками. Находящиеся при нем чиновники и служители до единого должны быть заперты и запечатаны в экзаменальном дворе, в котором в сие время ни одному лицу, не принадлежащему к училищам, быть не дозволяется.
   Испытание студентов разделяется на годичное и предварительное. На годичном испытании обязаны быть все студенты, исключая воспитанников Астрономического Института, студентов, отправленных в армию, и студентов, за примерное благонравие получивших 12-й класс. Что касается до тех студентов, которые находятся в штате около 30 лет или имеют около 70 лет от роду, дозволяется наградить их платьем и, уволив от годичного испытания, более не допускать на испытание в кандидаты.
   Годичное испытание студентов производится ежегодно, а предварительное -- через два года в третий, то есть перед отправлением их к испытанию на степень кандидата, которое производится в главном городе губернии.
   На годичном испытании даются два предложения для рассуждения: одно из Четырехкнижия, другое из прочих классических книг и, сверх сего, пятисловные стихи от четырех до десяти строк. На предварительном испытании дается предложение для рассуждения, политическая задача и пятисловные стихи. Перед открытием каждого испытания предварительно производится особливое испытание в изъяснении классических книг и поэзии.
   При рассматривании задач, сочиненных на годичном испытании, слог и суждение постоянно правильные поставляются в первом разряде; слог и суждение довольно правильные -- во втором разряде; слог и суждение несколько правильные -- в третьем разряде; слог и суждение с недостатками -- в четвертом разряде; слог сбивчивый и суждение погрешительное -- в пятом разряде; слог неправильный и суждение без смысла -- в шестом разряде. Сим образом ученики и студенты по сочинению задач разделяются на шесть разрядов. Из студентов первого разряда сверхштатные, прибавочные и деревенские повышаются на вакансии казеннокоштных {Под деревенскими разумеются студенты, в наказание за худые задачи обращенные в народные и деревенские училища, и деревенские студенты губернии Чжи-ли.}. Если нет казеннокоштных вакансий, то прибавочные и деревенские прежде помещаются в штат сверхштатных. Если нет вакансий, то деревенские прежде помещаются в штат прибавочных, и все получают право ожидать казеннокоштных вакансий. Пониженные прежде из казеннокоштных в сверхштатные опять принимаются в штат казеннокоштных. Из студентов второго разряда сверхштатные повышаются в штат казеннокоштных; прибавочные и деревенские помещаются на вакансии сверхштатных. Если нет вакансий, то деревенские прежде помещаются в штат прибавочных; пониженные в штат прибавочных опять помещаются в штат сверхштатных. Из студентов третьего разряда те, которые исключены были из казеннокоштных, опять получают право ожидать казеннокоштных вакансий; пониженные из сверхштатных в штат прибавочных снова помещаются в штат сверхштатных; из прибавочных обращенные в деревенское училище опять помещаются в штат прибавочных; казеннокоштных же, пониженных в штат сверхштатных, помещать в число казеннокоштных не дозволяется. Из студентов четвертого разряда казеннокоштные на время лишаются содержания, а не места, и дается им шестимесячный срок, чтобы при новом испытании показали себя достойными прежнего места; давать же сей срок прежде пониженным из казеннокоштных не дозволяется, а предоставляется им заслужить прежнее место на следующем годичном испытании; сверхштатным, прибавочным и деревенским делается замечание. Из студентов пятого разряда казеннокоштные понижаются в сверхштатные; из сверхштатных понижаются в прибавочные; из прибавочных -- в деревенские; деревенские отсылаются в деревенские училища, а прежде обращенные в деревенские училища исключаются из сословия ученых. Из студентов шестого разряда, если нет еще шести лет от поступления в училище, также пользующиеся казенным содержанием более десяти лет отсылаются в деревенское училище; пользующиеся более шести лет казенным содержанием, также находящиеся более десяти лет в штате прибавочных отсылаются на родину для определения в письмоводители; прочие все исключаются из сословия ученых.
   По вскрытии стола, во-первых, распечатывают задачи шестого разряда и, с поименною перекличкою выдав оные, прежде выпускают сих воспитанников. Потом поименно перекликают пониженных и выдают им задачи. Студентам первого и второго разряда назначают в награду шелковые материи, цветы из теневого шелка, тушь и писчие кисти; из студентов третьего разряда первым десяти назначается писчая бумага, писчие кисти и бумажные цветы. Студенты остальных трех разрядов наказываются по положению. По окончании всего студенты первого разряда образуют первое, студенты второго разряда -- второе отделение; а студенты третьего разряда, по их многолюдности, образуют несколько отделений. Все сии при получении задач получают и награды. Потом благонравнейшие становятся впереди; за ними студенты первого разряда, а потом студенты второго разряда. Все сии, предшествуемые музыкою, выходят из экзаменального двора большими воротами; студенты третьего разряда выходят восточною боковою дверью, а студенты четвертого и пятого разрядов -- западною боковою дверью; обращенным же и не бывшим на испытании по снятии шариков с них дается один месяц срока для поправления прошедшего на втором испытании. И на годичном и на предварительном испытании купно производится испытание и ученикам, из которых лучшими пополняется штатное число студентов в уездных училищах. Им дают два предложения из Четырехкнижия для сочинения рассуждения и пятисловные стихи; сверх сего, назначается написать одну главу из царских наставлений. Кто из учеников может на память прочитать все Пять классических книг или Обряды династии Чжеу с изъяснением, также пишет гладким слогом, тех дозволяется помещать на вакансии студентов.
   Учащие перед годичным испытанием составляют разграфованную ведомость, в которую приказывают каждому студенту самому вписать свой возраст, наружные приметы, три колена на родине (то есть что еще дед его поселился на месте его рождения), год и месяц поступления в училище, исключение из казеннокоштных, понижение, пребывание в трауре по родителям, перемену имени, бытие в отпуску по болезни. Сию ведомость заблаговременно представляют попечителю училищ. Еще составляют вторую ведомость полного числа студентов с показанием, сколько казеннокоштных, сверхштатных, прибавочных и деревенских; сколько из них явилось на испытание, сколько в трауре по родителям и в отпуску по болезни, сколько какого разряда по прежнему испытанию, сколько отличного и средственного поведения. Сию ведомость представляют попечителю в день его прибытия. Пристав экзаминального двора, то есть областной или окружной правитель, подает третью ведомость, в которой по статьям изложено:
   1) кто приставом;
   2) служба подчиненных ему чиновников;
   3) служба учащих;
   4) храмы и могилы мудрецов и славных мужей сей страны, поклоняемых в настоящее время древних святых и мудрецов;
   5) донесение об отцепочтительных, справедливых и сохранивших девство и целомудрие;
   6) сколько и кто именно находится из ученых, не желающих выказать своих способностей и добродетелей, и кто представлял о них;
   7) показание учебных заведений, деревенских училищ, слободских общин;
   8) количество земель и число домов, принадлежащих училищам, и количество собираемых с них доходов;
   9) карта с описанием сей страны;
   10) книги, сочиненные известными учеными сей страны;
   11) каменные памятники с иссеченными на них надписями и древние достопамятности в сей стране;
   12) список студентов, назначенных к испытанию.
   Перед испытанием учеников требуется от каждого взаимное свидетельство пяти товарищей, явившихся с ним на испытание, и поручительство казеннокоштного студента; почему местные начальники составляют особливые списки, в которые ученики сами вписывают свой возраст, наружные приметы, три колена на родине, прозвание и имена поручителей и свидетелей. После сего учеников вместе со списками отправляют в уездные училища, где они проходят предварительное испытание и потом препровождаются в областной или окружной город для испытания на степень студента. Предварительные испытания производятся с соблюдением всех правил, предписанных для испытания, производимого попечителем училищ.
   Студенты допускаются на испытание с строгим соблюдением правил предосторожности. Представляясь к испытанию, иногда они присваивают себе чужую родину и род, утаивают траур по родителям, принимают ложное прозвание и имя; иногда бывают преступники, бывшие под телесным наказанием или имеющие предосудительное происхождение, как то: рождение от слуг, полицейских сыщиков, судебных сторожей, полицейских трупосвидетельствователей, оружейных мастеров, актеров, невольников и музыкантов. Все сии по законам не должны быть допускаемы на испытание. Но если откроется это, то поручитель и пять свидетелей из учеников подвергаются ответственности, а казеннокоштный студент исключается из сословия ученых и предается суду. Студент, без законной причины не явившийся на годовое испытание или три раза отпрашивавшийся от испытания, исключается из сословия ученых. Студент, носящий траур по родителям, целый год не может являться на испытание. Кто скажется больным, о том пристав должен вытребовать свидетельство от учителя и лекаря и за полмесяца до открытия испытания представить попечителю училищ. Таковым дается трехмесячный срок для дополнительного испытания. Студент, отпрашивающийся в домовой отпуск, обязан показать местопребывание. Принимающий прежнее прозвание должен представить свидетельство от родственников обеих сторон. Переменяющий родину должен взять свидетельство от местного чиновника и подать попечителю для препровождения в Палату. О перемене имени должен предъявить попечителю {В детском возрасте вообще дозволяется произвольная перемена имени; но переменить имя, принятое при поступлении в штат студентов, не иначе можно, как по донесении правительству.}, а сей доносит Палате о переименовании его в списках. Поступивший в уездное училище под ложным прозванием и именем исключается из сословия ученых. Если откроется, что ученик и студент, идущие на испытание, скрытно имеют при себе исписанную бумагу или золото и серебро или ложно показали родину и имя, таковые предаются суду. Если после раздачи экзаменальных (белых) тетрадей будут без причины переходить с места на место или, сев на место, будут смотреть в разные стороны, таковых выводят вон; передачу же сочинений во время испытания подвергают исследованию. Студент, пересевший на другое место, переменивший беловую тетрадь или потерявший бумагу, исключается из сословий ученых, ученик же наказывается. Для предупреждения разных других злоупотреблений, случающихся при испытании студентов и учеников, запирают их в отделениях еще до объявления предложения.
  
   V. ПОРЯДОК ИСПЫТАНИЯ НА ВЫСШИЕ УЧЕНЫЕ СТЕПЕНИ
  
   Общественное воспитание оканчивается в уездных училищах. Студенты в следующий год по получении сей степени препровождаются в главный город губернии для испытания на степень кандидата -- цзюй-жень, что значит представляемый. На сие испытание, производимое через два года в третий, допускаются студенты не только учащиеся, но и слркащие, даже ученые, не бывшие на студенческом испытании. Сверх сего, по случаю милостивого манифеста бывает особливое испытание под названием энь-кхо, что значит испытание по милостивому манифесту. Число допускаемых к испытанию на степень кандидата также ограничено положением. В больших губерниях: в Цзян-су, Ань-хой, Чже-цзян, Цзян-си, Фу-цзянь, Ху-нань и Ху-бэй -- по 80 человек на одну вакансию. В средних губерниях: Чжи-ли, Шань-дун, Сань-си, Хэ-нань, Шань-си, Сы-чуань и Гуан-дун -- по 60; в малолюдных губерниях: Гуан-си, Юнь-нань и Гуй-чжеу -- по 50 человек. На каждую вакансию прибавочного кандидата в больших губерниях допускают на испытание по 40, в средних -- по 30, в малолюдных -- по 20 человек, то есть половинное число против настоящего испытания. Число получающих на губернском испытании степень кандидата также ограничено положением, как-то:
  
   в губернии Чжи-ли -- 1741 -- 8 8502
   в губернии Шань-дун -- 69 -- 4 140
   в губернии Хэ-нань -- 71 -- 4 260
   в губернии Сань-си -- 70 -- 3 600
   в губернии Цзян-су -- 69 -- 5 520
   в губернии Ань-хой -- 45 -- 3 600
   в губернии Чже-цзян -- 94 -- 7 520
   в губернии Цзян-си -- 94 -- 7 520
   в губернии Фу-цзянь -- 85 -- 6 800
   в губернии Ху-бэй -- 47 -- 3 760
   в губернии Ху-нань -- 46 -- 3 680
   в губернии Шань-си -- 61 -- 3 660
   в губернии Сы-чуань -- 60 -- 3 600
   в губернии Гуан-дун -- 71 -- 4 260
   в губернии Гуан-си -- 45 -- 1 800
   в губернии Юнь-нань -- 54 -- 2 160
   в губернии Гуй-чжеу -- 40 -- 1 600
   Всего -- 1 158 -- 76 330
  
   1 Число вакансий. В сем же числе 41 вакансия для военного состояния Восьми Знамен.
   2 Число допускаемых на испытание.
  
   В сем числе дети гражданских чиновников от 1 -го до 6-го, а военных чиновников от 1-го до 4-го класса считаются благородными студентами. Число кандидатов, избираемых из благородных студентов, простирается в больших губерниях до 31, в средних -- до 23, в малых -- до 16 человек.
   Сверх штатного числа кандидатов в то же время еще избирают сверхштатных кандидатов, коих объявляют в одно время с штатными. На пять штатных кандидатов избирается один сверхштатный, что составляет:
  
   в губернии Чжи-ли -- 29
   в губернии Шань-дун, в губернии Хэ-нань -- 13
   в губернии Сань-си, в губернии Шань-си, в губернии Сы-чуань -- 12
   в губернии Цзян-су -- 13
   в губернии Ань-хой -- 9
   в губернии Чже-цзян, в губернии Цзян-си -- 18
   в губернии Фу-цзянь -- 17
   в губернии Ху-бэй, в губернии Ху-нань, в губернии Гуан-си -- 9
   в губернии Гуан-дун -- 14
   в губернии Юнь-нань -- 10
   в губернии Гуй-чжеу -- 8
   Всего -- 216
  
   Такое же число кандидатов, штатных и сверхштатных, избирается на испытании по милостивому манифесту.
   В следующий год после губернского испытания все кандидаты препровождаются в столицу, где по испытанию должны получить степень гун-ши, что значит: ученый, представляемый двору; а вслед за столичным испытанием еще проходят дворцовое испытание в тронной Бао-хо-дянь, по которому получают степень магистра под общим названием цзинь-ши, что значит: поступающий в службу. Сим образом, каждое из трех испытаний на ученые степени производится через два года в третий: на степень студента -- в областном или окружном, на степень кандидата -- в губернском городе, на степень магистра -- в столице.
   Попечители училищ заведывают испытанием воспитанников одних народных и уездных училищ. Экзаменаторы для произведения губернских испытаний присылаются из столицы. Перед отправлением в губернии экзаменаторов и помощников их, для испытания студентов, Обрядовая Палата сообщает в разные присутственные места о доставлении ей сведений о чиновниках от 3-го до 6-го класса, вышедших из магистров 2-го разряда, и потом сообщает Палате, чтоб избрать из них экзаменаторов для представления государю. В каждую губернию назначается один экзаменатор и один помощник с устранением от родины '. В каждой губернии придают им от 8 до 18 сотрудников в испытании, смотря по населенности губернии. Сии сотрудники избираются начальниками губернии из окружных и уездных чиновников, вышедших из магистров и кандидатов.
   Особливые экзаменаторы назначаются для произведения столичного испытания. Сих экзаменаторов избирает государь из министров, президентов Палат и других высших чиновников, вышедших из магистров, а сотрудниками их назначаются чиновники, посланные в минувшем году экзаменаторами на губернские испытания. Для просмотра задач столичного испытания равным образом назначаются первые государственные чиновники, вышедшие из магистров.
   Никто не может быть экзаменатором в той губернии, в которой он родился.
   Сим образом, при произведении испытания делаются следующие распоряжения:
   1. Сверх экзаменаторов приставляют нужных чиновников и служителей.
   На губернском испытании в Пекине все распоряжения зависят от местного начальства, а на столичном -- от Обрядовой Палаты с утверждения государева. На обоих испытаниях избираются по два главных смотрителя из высших чиновников, по одному приставу, по восьми внешних надзирателей и по два внутренних {Внешние надзиратели находятся при воротах, а внутренние -- внутри экзаменального двора.}. На губернском испытании один управитель, а на столичном -- два. В камере принятия задач бывает восемь чиновников; в камере запечатывания, в камере переписывания и в камере поверки -- по четыре. Все сии чиновники должны быть вышедшие из магистров, кандидатов или отличных студентов. На губернском испытании четыре письмоводителя из Государственного Кабинета, по два члена отделения из палат Чинов, Обрядовой, Военной и Строительной; по шести членов отделения из палат Финансовой и Уголовной; по одному чиновнику из всех прочих присутственных мест в столице. При недостатке чиновников для исправления разных поручений Педагогический Институт отряжает учителей. На столичном испытании бывает 30 чиновников от палат и других присутственных мест. Все сии чиновники в день испытания входят в экзаменальный двор вместе с экзаменаторами. Для досмотра при больших воротах отряжаются четверо, за воротами у палисада восьмеро юй-ши из палатских контор. Начальниками досмотра, особенно при обыске кандидатов при входе в экзаменальный двор, избираются приближенные князья и первые государственные сановники. Для содержания караулов внутри и вне двора присылаются военные отряды под начальством высших офицеров, а вкруг двора расставляются полицейские караулы; Врачебный Приказ отряжает лекарей. Для прочих поручений собирают студентов из ближайших училищ и отдают в распоряжение пристава. Для копии с задач собирают для губернского испытания 1000, а для столичного -- 700 писцов. Сии писцы набираются из окружных и уездных писарей. Для исправления мелких поручений по ученой части отряжают от 6 до 8 писарей из каждого присутственного места в столице. Людей для прислуги нанимают. При чиновниках: при экзаменаторе три служителя; при его помощнике -- два; при князьях, отряженных для обыска, по три офицера и по четыре служителя; при первых государственных лицах по два чиновника и по три служителя. У ворот при чиновниках 1-го и 2-го класса по четыре служителя. Далее постепенно одним менее. В губерниях смотрителями бывают начальники губерний, а прочее мало разнствует от губернского испытания в столице.
   Чиновников на дворцовое испытание назначает сам государь без представления Обрядовой Палаты. Назначаются четыре надзирателя из юй-гии, четыре чиновника из Государственного Кабинета для принятия задач, шесть низших чиновников для запечатывания задач. Главные смотрители бывают из князей и первых государственных лиц. Четыре члена отделений из Обрядовой Палаты вводят кандидатов на дворцовое испытание. Битэши ставят стол с предложением для задач. Восемь членов отделений раздают бумагу с предложением.
   2. Объявляется порядок испытания.
   Бумага для губернских испытаний выдается из казенных палат, а для столичного -- из Обрядовой Палаты. Тетрадь стоит два чина и 90/100 серебра; в длину имеет фут, в ширину четыре дюйма. Для первых двух входов одна тетрадь в семь белых листов для чернового сочинения. В начале и конце оной поставлено по красной букве для заметки, то есть для устранения подлога. Другая тетрадь из 14 листов, с красною клетчатою графиоровкою, для переписки набело. На каждом листе 12 строк, по шести на странице. В каждой строке 25 клеточек для 25 букв. На конце тетради печать чиновника, выдавшего бумагу. На первой странице беловой тетради означают губернию, прозвание с именем, возраст и родину. На губернском испытании подписывают: в таком-то году, в такой-то губернии был на губернском испытании. На тетрадях для губернских испытаний прикладывается печать казенной палаты, а для столичного испытания -- печать Обрядовой Палаты. Печать прикладывается на лицевой стороне на каждой склейке листов. Когда принесут бумагу в экзаменальный двор, то смотрители еще кладут на оную свои печати. Для одеяния, в каком быть на испытании, также есть положение. Шапочка валяная однорядная, кафтан, курма и платье исподнее бесподкладные, чулки валяные однорядные, башмаки с тонкими подошвами; вместо тюфяка войлок с тонким подкладом, чернильная плитка тоненькая, трубочка с кистью просверленная, подсвечник из оловянного листа с пустым стволом. Хлебцы и прочее съестное, изрезанное в кусочки; дровяной уголь длиною в два дюйма. Корзинка с вещами должна быть из бамбуковых или таловых прутьев, решетчатая {Все сии предосторожности берутся для того, чтобы кандидаты не могли пронести с собою готовых сочинений.}. Отделения с комнатами означены фирмою букв из Цянь-цзы-вынь, что значит 1000 букв, исключая букв: Небо, государь-император, Мын-цзы, числительных знаков и буквы хуан -- августейший. Под каждою буквою сто нумеров. Бумага для сочинения и переписки задач разносится по нумерам. В ответах на политические задачи и в стихах дозволяется прибавлять и поправлять; но в конце тетради должно означить, сколько букв прибавлено или поправлено. Черновые и беловые тетради подаются вместе. Прозвание с именем на беловых заклеивается бумажкою в особой камере. Фирма на обеих тетрадях ставится одинаковая. С черновых снимают копии, в которые не вносят только прибавленных и поправленных букв. Сии копии поступают на рассмотрение экзаменаторов и их помощников. Рассматривание задач производится в назначенной камере, а уносить в свои комнаты не дозволяется. Сей порядок есть общий для испытания по всем губерниям.
   Перед дворцовым испытанием письмоводителям, назначенным для переписки задач, не дозволяется проводить ночь в Государственном Кабинете, в Палатской конторе чинов и в доме Исторического общества {Сии места суть ближайшие к тронной, в которой производится испытание.}, дабы через сие отнять средства к разведыванию и поручениям. Отряд гвардии содержит караул за всеми воротами, дабы ни одно известие не могло выйти из внутренности. Вельможи, назначенные для просмотра задач, надзиратели и другие чиновники должны ночевать в двух флигелях тронной Вынь-хуа-дянь с запертыми воротами. Государь по представлению Обрядовой Палаты назначает членов Государственного Кабинета и других присутственных мест для проверки суждений, написанных экзаменаторами на задачах.
   3. Все нужное доставляется от правительства.
   Правительство выдает кандидатам известные суммы на путевые издержки до столицы, а кандидаты из отдаленных губерний следуют по почте. Как на столичном, так и на губернском испытании книги, нужные для справок, предварительно доставляются правительством, а с собою приносить не дозволяется. Вода для употребления ставится за дверями с фирмою. Стол всем чиновникам и служителям, находящимся при испытании, доставляется на счет казны. Испытываемым выдают по чашке кашицы, а прочее должны принести с собою. Кандидатам на столичном испытании выдаются казенные постели, а на дворцовом испытании евнухи подают им чай.
   4. Получившим на испытании ученые степени даются награды и производится угощение.
   На губернском испытании, в день вступления в экзаменальный двор правительство учреждает стол для угощения экзаменаторов, их помощников, главных смотрителей, пристава, надзирателей и чиновников, исправляющих поручения. На другой день после вывески объявления о получивших высшую степень на испытании правительство вторично угощает экзаменаторов и прочих, также и студентов, получивших степень кандидата. Угощение производится в присутственном каком-либо месте. После сего экзаменатору и прочим чиновникам выдаются золотые и серебряные цветы, кубки, блюда и шелковые ткани. Каждому кандидату выдается по шарику с шляпою и одеянием. На столичном испытании и в день вступления, и в день выхода из экзаменального двора экзаменаторов и прочих чиновников угощают столом в Обрядовой Палате. В экзаменальный двор входят с церемониею. Экзаменатору выдают шелковых тканей на два платья, а из прочих чиновников каждому на одно и, сверх сего, серебряные цветы. В день объявления о получивших степень, первых трех магистров из первого разряда угощают в пекинском областном правлении, а на другой -- в Обрядовой Палате. При последнем столе бывают все новые магистры. Чиновники и магистры имеют на голове серебряные ветки с цветами, а у первого магистра из первого разряда -- позолоченные. Магистрам на сооружение почетных ворот выдается по 30, а первым трем из первого разряда -- по 50 лан серебра, а сверх того, каждому верх и подбой на одно платье. Государь назначает день раздачи сих наград за воротами Ву-мынь. Первый магистр получает шарик 12-го класса и одеяние с привесками.
   5. Производится строгое рассматривание задач.
   Для пересмотра задач и на губернском, и на столичном испытании назначается по 40 человек, вышедших из магистров и кандидатов. Для вторичного пересмотра тех же задач назначается по восьми из первых государственных сановников. Задачи студентов, получивших степень кандидата, из всех губерний отправляются в Обрядовую Палату для пересмотра, который продолжается около года. Пересмотр задач столичного испытания производится по объявлении на другой день. Палата отряжает четырех членов отделения для принятия и выдачи задач и в то же время представляет государю о назначении четырех юй-ши для надзора. Из чиновников, назначенных для пересмотра задач, каждый собственноручно должен отмечать хорошие места и надписывать на задаче свое суждение. После сего комиссия, составленная из восьми высших сановников, вторично пересматривает те же задачи, и если найдет какие-либо ошибки или злоупотребление в пересмотре, то и экзаменаторы и чиновники пересмотревшие подвергаются суду и, по важности вины, или понижаются чинами, или наказываются вычетом годового и полугодового жалованья. Сочинители задач за свои ошибки в сочинении наказываются недопущением на следующее испытание, что составляет потерю шести лет.
   И губернское и столичное испытание состоит из трех входов {Каждый вход продолжается три дня. После каждого входа дается один день для отдыха.}, а для испытания задаются рассуждения, стихи и политические предложения. В первый вход дают три предложения из Четырехкнижия и одно для стихов; во второй дают предложения для пяти рассуждений из Пяти классических книг; в третий вход -- пять политических задач. В Пекине, и на губернском и на столичном испытании, предложения для первого входа сам государь назначает; предложения для губернского испытания получает от него пекинский градоначальник, а для столичного -- член Обрядовой Палаты, и относят в экзаменальный двор, где главный смотритель принимает ларчик с предложениями и относит во внутренность; ключ же от ларчика передается из Государственного Кабинета экзаменатору; предложения для второго и третьего входа назначаются экзаменатором. По окончании испытания пекинское областное правление и Обрядовая Палата препровождают донесения в Государственный Кабинет для представления государю. В губерниях предложения дает экзаменатор с прочими чиновниками. Для дополнительного испытания после столичного Палата испрашивает у государя одно предложение из Четырехкнижия и одно из Стихотворений.
   По получении 2-й и 3-й ученой степени на испытании следует объявление о получивших. Перед объявлением экзаменатор полагает мнение, что бывает на губернском испытании в половине четвертого месяца. Касательно губернского испытания в Пекине областное правление представляет государю и сообщает Обрядовой Палате для сведения, а о столичном испытании Палата представляет государю. По получении указа отряд солдат от Военной Палаты за день до вывески объявления вступает в экзаменальный двор с некоторыми другими чиновниками, назначенными для надзора. Вначале составляют черновое объявление, при чем внешние чиновники не должны находиться. Перед самым назначением экзаменатор с главными смотрителями и приставом снова поверяют в общем собрании, согласны ли между собою красные формы в беловых и черновых тетрадях; после сего распечатывают заклеенные прозвания и имена сочинителей. Помощник экзаменатора пишет прозвания и имена сочинителей. Помощник экзаменатора пишет прозвания и имена по беловым, а экзаменатор то же делает по черновым спискам. Письмоводитель громко высказывает слова; такой-то губернии, такой-то области, округа и уезда такой-то студент включается. После сего вносят его в объявление. Подобным образом составляется и второе объявление. По окончании сего прикладывают к объявлениям печать: в Пекине -- градоначальник, в губерниях -- генерал-губернатор или губернатор, а на столичном испытании прикладывается печать Обрядовой Палаты. Печать прикладывается на показании года, месяца и числа на склейках. Сим образом скрепленное объявление под военным прикрытием препровождается для выставки. Объявление столичного испытания выставляется перед воротами Обрядовой Палаты; объявление губернского испытания выставляется в Пекине перед воротами областного правления, а в губерниях -- перед воротами казенных палат. И настоящее и второе объявление в одно время выставляются; а по прошествии трех дней объявление столичного испытания относят в архив Обрядовой Палаты, а объявление губернских испытаний -- в архив казенных палат. После сего представляют государю списки получивших ученые степени по испытанию.
   На дворцовом испытании дается политическое предложение, а после испытания выставляется золотое объявление, что происходит в следующем порядке.
   За день перед дворцовым испытанием чтец задач тайно представляет государю предложение на утверждение, а по утверждении относит его в Государственный Кабинет для напечатания. В день испытания он с прочими чиновниками -- в церемониальном одеянии -- является у тронной Бао-хо-дянь, и [они] становятся по обеим сторонам у красного крыльца Чиновник Государственного Кабинета -- в церемониальном одеянии -- полагает предложение в тронной на стол, стоящий на восточной стороне. Министр берет у государя предложение и, среднею мостовую {Через дворец проходит каменная мостовая, разделенная на три дороги, одна подле другой.} дошед до красного крыльца, полагает на стол. Как скоро чиновники и представленные кандидаты совершат обряд поклонения, то член отделения из Обрядовой Палаты раздает предложение.
   По окончании дворцового испытания представляют государю десять кандидатов. После сего чтец задач является с задачами в Комитет красных докладов, записывает первых десять человек из первого разряда, а потом идет с задачами в Государственный Кабинет, вписывает там прозванья и имена остальных по порядку задач и отдает сей реестр 12 письмоводителям для переписки на маньчжурском и китайском языках. По окончании сего сио-ши Государственного Кабинета, взяв объявление, приходит к воротам Цянь-цин-мынь получить императорскую печать для приложения к объявлению. В назначенный срок государь входит в тронную Тхай-хо-дянь, где объявление в его присутствии утверждается царскою печатью. По окончании объявления (см. ниже) чиновник, назначенный нести объявление, берет его и приносит к воротам Ву-мынь, где с коленопреклонением полагает объявление в портшез и делает три поклона. Служители придворной экипажной, предшествуемые музыкою, царским кортежем и девятью битэши, выносят объявление за ворота Чан-ань-мынь и выставляют на городской стене. Первый магистр со всеми прочими магистрами приходит посмотреть объявление, а отсюда областное правление с особенною церемониею препровождает первого магистра в его квартиру. По прошествии трех дней объявление относят в Государственный Кабинет для хранения, а за воротами Педагогического Института, называемыми Да-чен-мынь, поставляют каменный памятник с поименованием всех новых магистров по разрядам.
   Если кто из низших князей императорского дома, образовавшийся у частных учителей или в казенном училище, объявит желание быть на губернском или столичном испытании, то княжеское правление прежде испытывает его в конном и пешем стрелянии из лука и потом препровождает для губернского испытания в областное правление, а для столичного -- в Обрядовую Палату, которые испрашивают ему у государя предложение для рассуждения и другое -- для стихов. Столичное испытание желтопоясным производится 8-го числа 3-го месяца, а губернское -- 8-го же числа 8-го месяца с соблюдением предписанных законом предосторожностей. На дворцовом испытании они бывают вместе с прочими кандидатами; но при представлении государю становятся в передней линии.
   Испытание учеников в переводе особо производится через два года в третий. И губернское и столичное испытание в переводах производятся в один год с таковыми же испытаниями в словесности, а дворцового испытания в переводе не бывает.
   Упражнение в переводе состоит в изучении двух языков: маньчжурского и китайского или монгольского и маньчжурского. Сие упражнение в языках усвоено маньчжурам, монголам и китайцам Восьми Знамен. На испытание допускаются такие ученики, которые живут в Пекине в третьем колене, то есть коих деды переселены были в Пекин. Испытание в переводах несколько отлично от испытания в китайской словесности.
  
   VI. ЦЕРЕМОНИЯ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СТЕПЕНИ МАГИСТРА
  
   Церемония при получении степени магистра заключает в себе три обстоятельства: утверждение новых магистров, угощение их и благодарение, приносимое ими в храм мудреца Кхун-цзы.
   Перед объявлением кандидатов, получивших на дворцовом испытании степень магистра, становят два стола: один в тронной Тхай-хо-дянь, другой перед тройною на красном крыльце. Один министр и президент Обрядовой Палаты становятся вне тронной, на восточной стороне под свесом. Князья и вельможи дежурные, чтецы и разные чиновники, бывшие при испытании, становятся позади церемониального кортежа, у восточного крыльца; кандидаты становятся от кортежа на юг по обеим сторонам. Три чиновника, для трех передач приказов, порознь становятся по церемониалу {Глашатаи имеют место, определенное им общим церемониалом придворных собраний.}. Лишь только государь вступит в тронную и сядет на престол, чиновники совершают обряд троекратного коленопреклонения с девятью земными поклонами. После сего министр входит в тронную восточною дверью, берет со стола объявление о получивших степень магистра и по выходе передает президенту Обрядовой Палаты, а президент, приняв оное с коленопреклонением, полагает на желтый стол, поставленный на красном крыльце, кланяется троекратно на север и потом отходит на прежнее место под свесом. Новые магистры выстраиваются у классных горок, перед которыми становятся лицом на север. Как скоро глашатай провозгласит: указ, то они становятся на колена. Чтец указа становится на восточной стороне, лицом на запад, и читает указ: "Такого-то года месяца и дня производимо было дворцовое испытание на степень магистра. Государю благоугодно было магистрам первого разряда дать титул магистров -- цзинь-ши; магистрам второго разряда дать титул вышедших из магистров -- цзинь-ши чу-шень; магистрам третьего разряда дать титул вместе вышедших из магистров -- тхун-цзинь-ши чу-шень". После сего чиновник, сообщающий объявление, возглашает: "Первый магистр первого разряда такой-то". Когда сие объявление передано будет по красному крыльцу вниз, то распорядитель ведет сего магистра к классным горкам 12-го класса и становит на колена. Вторично возглашают: "Второй магистр первого разряда такой-то". После двух передач объявления ведут сего к классным горкам 13-го класса и становят на колена. В третий раз возглашает: "Третий магистр первого разряда такой-то". После трех передач объявления ведут его к классным горкам 14-го класса и становят на колена. Глашатай возглашает в четвертый раз: "Первый магистр второго разряда такой-то, и с ним столько-то; первый магистр третьего разряда такой-то, и с ним столько-то". О магистрах второго и третьего разряда три раза передают, но их не выводят из рядов. По выслушании указа магистры делают троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами. После сего президент Обрядовой Палаты подходит к столу, с коленопреклонением снимает объявление и сходит с крыльца средним сходом. Член отделения церемоний принимает объявление на блюдо и, предшествуемый желтым зонтом, выходит из ворот Тхай-хо-мынь средним проходом; за ним идут три магистра первого разряда, а потом и прочие. По выходе из дворца они становятся у ворот Ву-мынь, а чиновник полагает объявление в драконовый портшез и делает три поклона. Как скоро служители дворцовой экипажной вынесут объявление за ворота Чан-ань-мынь, то вывешивают на городской стене.
   Церемониал угощения магистров состоит в следующем.
   Как скоро новые магистры выйдут из дворца за ворота Чан-ань-мынь, то главноуправляющий, областной правитель и помощник его приглашают магистров в балаган, нарочно устроенный на сей случай при помянутых воротах. По учинении взаимного приветствия три первые магистра из первого разряда надевают приготовленное для них почетное одеяние. Главноуправляющий, областной правитель и помощник его троекратно подносят гостям вино, которое и сами с ними пьют, стоя на ногах; после сего по учинении взаимного приветствия садятся на верховых лошадей и, предшествуемые музыкою, приезжают в областное правление. Первый магистр с товарищами входит по западному, а главноуправляющий правитель и помощник его -- по восточному сходу и на крыльце перед столом с курениями совершают обряд поклонения, а по вступлении в зал приветствуют друг друга легким наклонением головы. Главноуправляющий, правитель и помощник его, подчивая магистров вином, двукратно кланяются; магистры тем же ответствуют и потом, взаимно подчиная, также кланяются двукратно, на что им тем же ответствуют. Чиновники Правления, поздравляя магистров, двукратно кланяются, на что магистры тем же ответствуют. По окончании пира совершают обряд поклонения перед столом с курениями, после чего главноуправляющий, правитель и помощник его, переодевшись в обыкновенное платье с нашивками, провожают первого магистра до его квартиры.
   Вслед за сею церемониею новые магистры являются в Педагогический Институт снять шерстяное одеяние, перед которым обыкновенно совершают обряд предложения яств. Они входят в ограду храма учителя Кхун-цзы; потом становятся перед храмом в ряды и, по возгласу церемониймейстера, совершают перед табелью с титулом государя троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами. После сего первые три магистра первого разряда совершают обряд предложения: первый магистр -- перед табелью Кхун-цзы и сопредстоящих ему четырех святых, второй -- перед табелями мудрецов на восточной, третий -- перед табелями мудрецов на западной стороне. В то же самое время первый магистр второго разряда совершает предложение в восточном, а первый магистр третьего разряда -- в западном флигеле. Прочие магистры исполняют сей же обряд, стоя в рядах. По окончании сего обряда ведут магистров к храмовой кладовой снять шерстяное одеяние {То есть переменить прежнее одеяние на новое, пожалованное государем.}. Когда же ректоры и инспекторы в церемониальном одеянии войдут в зал собрания, то магистры из храма идут в Институт и на площади перед залом делают им приветствие наклонением головы, которое ректоры и инспекторы сидя принимают. После сего первых трех магистров первого разряда вводят в зал собрания, причем ректоры и инспекторы встают на ноги. Служители подносят магистрам вино. После трех кубков магистры выходят, а ректоры и инспекторы провожают их до дверей. Таким же образом угощают и прочих магистров, стоящих на дворе.
  
   VII. ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
  
   В Педагогическом Институте присутствуют: главноуправляющий, два ректора и три инспектора. Они заведывают образованием учителей.
   Воспитанники Института -- все из студентов и частию из учеников казенных училищ в Пекине.
   Студенты разделяются на представляемых ко двору под разными наименованиями и на принимаемых по милости государевой под названием студентов Института.
   Представляемые поступают в Институт из уездных училищ под шестью наименованиями, которые суть:
   1. Студенты, ежегодно представляемые. Под сим названием посылаются в Институт студенты, долго пользовавшиеся казенным содержанием. Из них старший по времени назначается старшим, а два, следующие за ним, -- младшими кандидатами, и сие назначение утверждается попечителем училищ. Положением определено отправлять из областного училища ежегодно по одному студенту, из окружного -- по два в три года, из уездного -- по одному в два года.
   2. Студенты, представляемые по государственной милости. Сих студентов по случаю милостивого манифеста отправляют в Институт по одному из каждого областного, окружного, уездного и военно-окружного училища.
   3. Студенты, представляемые по превосходству. Под сим названием посылаются в Институт студенты, одобряемые начальством отличными по учению и поведению. Попечитель училищ по окончании трехлетней своей службы вместе с начальником губернии производит им особливое испытание, на котором задается сочинить одно рассуждение, ответ на политическую задачу и стихи. Оказавшиеся на сем испытании лучшими посылаются в Институт. Таковых студентов дозволено отправлять из больших губерний не более шести, из средних -- не более четырех, из малых -- не более двух.
   4. Студенты приобщенные. Известное число из студентов, оказавшихся отличными на губернском испытании, получают степень кандидата, а остальных, то есть лучших, приобщают к списку сих и отправляют в Институт.
   5. Студенты, представляемые по положению. Сие название носят студенты всех трех отделений, поступающие в Институт по положению.
   6. Студенты, представляемые из отличнейших. Студентов под сим названием представляют в Институт по прошествии каждых 12 лет. Педагогический Институт входит по сему предмету с докладом к государю, а по получении указа попечители училищ производят выбор студентов и делают им два испытания, из коих на первом задают сочинить два рассуждения и изъяснение на классические книги, а на другом -- одно рассуждение, ответ на политическую задачу и стихи. Перед губернским испытанием попечитель училищ обще с начальником губернии производит таковым студентам еще одно испытание и потом препровождает их в Пекин. Здесь Обрядовая Палата представляет государю о произведении им испытания во дворце. Государь дает одно предложение из Четырехкнижия для рассуждения и одно предложение для стихов. В конце каждой тетради прикладывают печать, означающую губернию. При подаче задач прозвания и имена бывают заклеены. Государь назначает первых государственных сановников для просмотра задач, которые, по разделении на разряды, представляют ему на утверждение. Задачи с неправильным слогом и сбивчивыми суждениями уничтожаются; с погрешностями обращаются в училища, и попечители училищ с начальниками губерний подвергаются ответственности. О студентах, поставленных в первом и втором разряде, Обрядовая Палата представляет государю, чтобы произвести им дополнительное испытание в тронной Бао-хо-дянь. Государь сам дает предложение и назначает высших государственных сановников для пересмотра задач, которые опять представляются ему на утверждение. После сего одни получают 14-й класс и распределяются по палатам для приучения к делам; другие для испытания определяются уездными правителями или учителями; остальные поступают в очередь избираемых для определения в учители.
   Студенты в Институте разделяются на четыре разряда, кои суть:
   1. Студенты Института по государевой милости. Сие наименование получают:
   а) студенты из потомства славных ученых, поставленных в храме учителя Кхун-цзы, бывшие при посещении государем Педагогического Института;
   б) отличные студенты, определенные для жертвоприношения предкам их;
   в) отличные ученики из военных училищ и студенты из китайцев, обучающиеся математике.
   2. Студенты Института по службе отцов. По случаю милостивого манифеста у гражданских чиновников в столице от 1-го до 8-го, а в губерниях от 1-го до 6-го, у военных чиновников в столице от 1-го до 4-го класса один сын принимается в Институт студентом.
   3. Сверх того, у каждого чиновника, в пути по делам службы погибшего от бури на море, на большом озере или реке, один сын принимается в Институт студентом. Все сии получают название студентов Института по службе отцов.
   4. Студенты Института по отличию. Сие название получают поступившие в Институт лучшие студенты всех трех разрядов.
   Ученики казенных училищ разделяются на два разряда:
   1. Казенные ученики Восьми Знамен.
   2. Обучающиеся математике. Последние избираются из лучших учеников военных училищ и лучших уездных студентов.
   Воспитанникам в 15-й день каждого месяца производится испытание, а ученикам военных училищ -- через полгода. Первым ректор или инспектор Института дает одно предложение для сочинения в прозе, а другое -- для стихов; а ученики Восьми Знамен дважды в году, весною и осенью, собираются в Институт, где упражняющимся в китайской словесности дают одно предложение из Четырехкнижия для прозаического сочинения и другое -- для стихов. Задачи рассматриваются обще всеми ректорами и инспекторами. Обучающихся маньчжурскому языку испытывают в переводе, а задачи их пересматривают ректор и инспектор из маньчжуров. Таким же образом производится испытание упражняющимся в монгольской словесности. Сверх сего, военных учеников испытывают в конном и пешем стрелянии из лука и в списках по успехам разделяют их на три разряда.
   В конце каждого года учители Института и казенных училищ пересматривают обыкновенные упражнения студентов и учеников за весь год и потом, при списках о степени их прилежания, представляют присутствию. По сим спискам производится исключение ленивых.
   По прошествии времени, определенного для образования, успешные студенты представляются к определению в службу; а полный срок учения ограничивается 36 месяцами. По истечении сего времени о студентах, представляемых под названиями: по государевой милости, отличнейших и приобщенных, -- сообщают в Палату Чинов с одобрением к определению их в уездные учители; о студентах под названиями: представляемых ежегодно, представляемых по превосходству и по положению из казеннокоштных -- сообщают в Палату Чинов для определения в младшие уездные учители. О прочих студентах таковые же распределения делаются. Штатным ученикам Восьми Знамен полагается на учение десять лет. Если в течение сего времени упражняющиеся в китайской словесности не получат на испытании степени студента, а упражняющиеся в переводе не получат степени битэгии, то есть переводчика-письмоводителя в Государственном Кабинете, то обращают их к своим начальникам для определения в фрунтовую службу, где они дослуживаются до унтер-офицерского чина.
   По способу обучения в Институте введено упражнение в известных предметах. Занимающимся словесными науками преподают изъяснение на классические книги, занимающимся политикою дают политические задачи. О студентах, которые в течение трех лет окажутся отличными в словесности или в знании политики, присутствие Института представляет государю, и после сего еще на три года оставляют их для дальнейшего образования. По прошествии трех лет производят им испытание, после которого представляют их государю и определяют уездными правителями.
   В Институте находятся:
   1) правление по надзирательской части,
   2) правление по учебной части,
   3) правление письменных дел,
   4) библиотека,
   5) казначейство.
   В правлении по надзирательской части заседают два инспекторских помощника, которые заведывают:
   1. Принятием и определением воспитанников.
   Воспитанники допускаются в Институт по свидетельству за печатью местного начальства или единоземца, служащего в столице. Принятые в штат казеннокоштных помещаются в Институте, а прочие живут в частных домах не далее 30 ли от Института. Живущие в столице не принимаются в штат казеннокоштных.
   2. Наблюдением за упражнениями воспитанников.
   Если казеннокоштный воспитанник без законной причины пропустит одно классическое упражнение, то помещается в штат своекоштных; ежели же прогуляет три классические упражнения, то исключается. Кто прогуляет упражнение, заданное учителем, и, сверх того, дважды будет замечен в проступках, у того вычитается освещение за один месяц, а за три замечания он перемещается в штат своекоштных. Из своекоштных, кто дважды прогуляет и трижды будет замечен в проступках, у того вычитается за месяц из платяной суммы. Неисправляющийся выключается из Института.
   3. Запискою поступков в книгу.
   Кто из воспитанников поступает несообразно с правилами, введенными в Институте, тех поступки записывают в книгу.
   4. Наблюдением срочного времени, положенного разным разрядам студентов для окончания учения в Институте.
   5. Надзором за упражнениями учителей в казенных училищах в Пекине.
   Упражнения учителей в училищах Восьми Знамен в Пекине ревизуются через каждые три месяца и, как прилежание, так и нерадение отмечаются в книге. По истечении срочных трех лет по сим отметкам определяют их к другим должностям.
   В правлении по учебной части присутствуют два профессора словесности, коих обязанность состоит:
   1. В изъяснении классических книг.
   В 1-е и 13-е числа каждого месяца собирают воспитанников в одно место и читают им изъяснение на классические книги, изданные правительством; при сем стараются, чтобы воспитанники правильно понимали смысл оных. Сверх сего, приказывают воспитанникам выучивать книжные изъяснения на память; дают им текст из классических книг для сочинения изъяснения и политическую задачу.
   2. В рассматривании упражнений воспитанников Института и казенных учеников.
   Порядок упражнения воспитанников есть следующий. В 1-е число каждого месяца правление по учебной части дает предложение; в 11-е число отбирает задачи, а в 21-е представляет оные присутствию на рассмотрение. В 3-е число каждого месяца учители дают предложение воспитанникам, а в 11-е число представляют через правление задачи их на рассмотрение присутствия. В 18-е число младшие учители дают воспитанникам предложение, а 26-го представляют через правление присутствию задачи их. По прошествии срока задачи не принимаются, а время считается в прогуле. Воспитанникам имеются списки, в которые поденно вносят, что выучено было на урок, и сии списки в 1-е и 15-е числа каждого месяца представляются присутствию. Порядок упражнения казенных учеников состоит в следующем. Упражняющиеся в языках маньчжурском и монгольском обязаны ежемесячно выучивать на память и замечать известное число слов, что назначают учители смотря по способностям учащихся и через каждые три месяца подают в правление записки, а правление представляет записки их маньчжурскому ректору на рассмотрение. О ежемесячных упражнениях в переводе с китайского на языки маньчжурский и монгольский учители в 1-е число следующего месяца подают записки в правление, а правление представляет присутствию на рассмотрение. Упражняющиеся в китайской словесности обязаны ежедневно выучивать на память известное число строк из классических книг, что учители назначают смотря по способностям учащихся и записки по сей части через каждые три месяца подают в правление, а правление представляет присутствию на рассмотрение. Занимающиеся сочинением задач обязаны сверх месячных упражнений выучить известное число глав из новейших сочинений, известное число статей из уложений, что назначают учители смотря по способностям учащихся и записки по сей части через каждые три месяца представляют правлению, а правление представляет присутствию на рассмотрение. Что касается до ежемесячных упражнений в сочинении, учители в 1-е число следующего месяца обязаны подавать в правление записки, а правление, по вписании в журнал, в 6-е число представляет присутствию. В конце года учители, собрав упражнения за весь год, помечают оные и через правление представляют присутствию на рассмотрение. При поступлении ученика в училище вносят в список его, какие изучил он классические книги и какие учит в настоящее время. Ученикам, упражняющимся в китайской словесности, дозволяется, по их желанию, учиться и маньчжурскому языку.
   Правление письменных дел заведывает исправлением письменных дел, надзором за писарями и служителями и, сверх сего, хранением жертвенных сосудов, употребляемых в храме учителя Кхун-цзы.
   В библиотеке Института находятся:
   1) все сочинения государей настоящей династии;
   2) все сочинения, изданные Приказом ученых при настоящей династии в течение 1644--1847 гг.; к сим должно присовокупить полное собрание книг -- Сы-кху-цюанъ-шу, составляющее дворцовую библиотеку;
   3) разные сочинения, вырезанные на камнях; памятники разных династий;
   4) стереотипные доски разных огромных книг, изданных государями настоящей династии.
   К сей библиотеке причислены каменные памятники с надписями на покорение разных народов государями настоящей династии и памятники, поставленные разными государями в честь учителю Кхун-цзы и четырех сопредстоящих ему древних святых.
   Образование воспитанников разделено на шесть зал, из которых в каждой есть один старший и два младших учителя.
   Сии шесть зал суть:
   1) Шуай-син-тхан,
   2) Сю-дао-тхан,
   3) Чен-син-тхан,
   4) Чжен-и-тхан,
   5) Чун-чжи-тхан,
   6) Гуан-е-тхан.
   Принимаемые в Институт воспитанники разделяются на казенных и своекоштных. В каждом из шести классов положено 25 казенных и 20 своекоштных воспитанников. Полный штат состоит из 270 человек. Как скоро откроется вакантное место в котором-либо классе, то доносят правлению по учебной части, а правление по ежемесячному испытанию отмечает студентов, представленных из губерний, и по порядку определяет их на открывшиеся места.
   В казначействе присутствуют два чиновника из правления и два старших учителя, назначаемые по усмотрению присутствующих. Они заведывают приемом и расходом суммы, употребляемой на содержание, награды и пособия воспитанникам.
   На содержание воспитанников ежегодно отпускается по 5000 лан серебра {Сия сумма исключительно употребляется на содержание воспитанников. Чиновники получают жалованье из Палаты Финансов, а поправка зданий производится на счет Строительной Палаты.}. Из сей суммы каждому воспитаннику производится по 2 1/2 лана на стол, а в 11 и 12 месяцев прибавляется по полулану на дровяные уголья. Из своекоштных воспитанников каждому выдается по полулану серебра в месяц на одеяние. После годичного испытания первому из первого разряда выдается в награду 1 1/10 лана серебра, второму и третьему -- по 8 чин и т. д. Ученикам казенных училищ после весеннего и осеннего испытания дают в награду кисти и бумагу. Если воспитаннику Института по смерти отца или матери нужно отправиться на родину или сам он умер от болезни, то выдается денежное пособие смотря по расстоянию. Отправляющемуся в дальние губернии выдается 8 лан, а умершему от болезни -- 12 лан серебра, отправляющемуся в средние губернии -- от 6 до 10 лан, а в ближние -- от 4 до 8 лан. По окончании года представляют государю отчеты.
   В ведении Института состоят восемь училищ Восьми Знамен в Пекине; в каждом училище находится по три старших и по семи младших учителей. Число учащихся ограничено положением, как-то в каждом училище положено:
  
   из маньчжурской дивизии -- 60 человек
   из монгольской -- 20 человек
   из китайской -- 20 человек
   Всего в Восьми Знаменах -- 300 человек
  
   Начальник каждой дивизии сам избирает понятных мальчиков от 12 до 15 лет и при сообщении препровождает их в Институт со старшими учителями, которые представляют их присутствию для освидетельствования и выбора. Каждому ученику из маньчжуров и монголов ежемесячно производится на содержание по 1 1/2 лана, ученикам из китайцев -- по одному лану серебра в месяц.
   Ученики порознь обучаются маньчжурской и китайской словесности. Учители маньчжурского языка ежедневно задают ученикам уроки на маньчжурском языке, а 3-го и 8-го числа каждого месяца -- задачу в прозе и задачу в стихах для перевода. Таким же образом поступают и монгольские учители. Упражняющимся в китайской словесности дают в те же дни одно предложение для рассуждения и одно -- для стихов. Кто не в состоянии сочинить полного рассуждения, дозволяется подавать половину.
   Ученикам производится испытание. Старшие и младшие учители ежемесячно один раз собираются в одно место и дают старшим ученикам по китайской словесности предложение для сочинения рассуждения, а младших заставляют на память читать выученное. Обучающихся языкам маньчжурскому и монгольскому испытывают в переводе. Все это вносят в запись и представляют в правление по учебной части для справок.
   Казенных учеников, имеющих свыше 12 лет, обучают пешему стрелянию из лука, а имеющих выше 16 лет обучают конному стрелянию из лука. Сим занимаются младшие учители из монголов. Старшие учители ежемесячно со всеми учениками выходят за город для испытания их в стрелянии из лука, а весною и осенью собираются в Институт, где ректор и инспекторы лично испытывают их.
   К Институту принадлежит отделение математических наук, в котором находится главноначальствующий высший чиновник, назначаемый государем, и два учителя из китайцев.
   В сем училище положено 12 учеников из маньчжуров и шесть из монголов, которым производится по 1 6/ лана серебра на содержание; еще шесть человек из дивизионных китайцев, которым производится по 1 лану серебра. Курс учения ограничен пятью годами. По прошествии каждых трех месяцев производится им частное испытание, а в конце года -- главное испытание в присутствии чиновников из Астрономического Института. По прошествии пяти лет производится им окончательное испытание.
  
   VIII. АСТРОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
  
   Астрономический Институт состоит из присутствия и трех комиссий, из коих:
   1) для сочинения месяцеслова,
   2) для астрономических наблюдений,
   3) для наблюдения водяных часов.
   В Институте присутствуют главноуправляющий, назначаемый государем, два председателя, два вице-председателя и четыре советника
   В первый день среднего весеннего месяца, мартовской луны, Институт представляет государю месяцеслов на будущий год; по получении же указа приступают к печатанию.
   Месяцеслов бывает двоякий; один, сочиняемый для государя, другой для всей империи. В обоих определяется: астрономическое разделение времени на месяцы, два поворота, два равноденствия, начало весны, лета, осени и зимы; сверх сего, показано восхождение и захождение солнца в разных местах империи, время точное рождения, полнолуния и четвертей месяца. Сверх сего, означены счастливые и несчастливые дни с показанием, что в который день следует и не следует делать, и мифологическое распределение стран света разным духам в годовое управление. Государев месяцеслов отличается от общего небольшим распространением последней статьи и, сверх того, представляется только на маньчжурском и китайском языках, а общий месяцеслов порознь печатается на трех языках: маньчжурском, монгольском и китайском. Сверх обыкновенного месяцеслова еще издается месяцеслов, показывающий ежедневное явление планет.
   Институт, кончив печатание месяцеслова, в 1-й день 4-го месяца, майской луны, препровождает в Военную Палату по одному для каждой губернии экземпляру на китайском языке, а Палата рассылает их председателям казенных палат, которые печатают по сим образцам нужное для своих губерний число экземпляров и в свое время рассылают по областям, округам и уездам {Всем чиновникам в империи календари раздаются от правительства безденежно.}. Институт подносит государю один письменный экземпляр на маньчжурском и китайском языках, один печатный экземпляр на трех языках и один печатный же экземпляр о явлениях планет на двух языках, в шелковой желтой оболочке и без приложения печати. Государыне подносят один экземпляр на трех языках, один экземпляр о явлениях планет на двух языках, таковое же число трем первым побочным супругам, всем в желтой оболочке и без печати, а четвертой побочной супруге -- без оболочки. После сего Институт рассылает месяцесловы куда следует. Каждому князю посылает по одному экземпляру на маньчжурском и китайском языках. В канцелярии Восьми Знамен, палаты, приказы и разные присутственные места каждому чиновнику по одному экземпляру, маньчжурам -- на маньчжурском, монголам -- на монгольском, дивизионным китайцам -- на китайском языке.
   Сверх сочинения месяцеслова Институт занимается еще наблюдением ветров. На пекинской обсерватории поставлена веха с флюгером, показывающим направление ветров. По сей вехе на Новый год в первом часу пополуночи, в оба поворота, в оба равноденствия и в начале четырех годовых времен, в минуту между окончанием одной и началом другой перемены наблюдают, с какой стороны дует ветер, и через три дня доносят государю. Таким же образом наблюдают, в какой стране услышан будет первый гром, и также доносят государю.
   Что касается до солнечных и лунных затмений, Институт еще за пять месяцев до затмения вычисляет, в каких местах, в какое время и какое затмение видимо будет, и представляет государю чертеж, который при указе сдается Обрядовой Палате, а Палата обнародывает этот чертеж по империи. Перед самым затмением председатели Института с своими чиновниками Обрядовой Палаты входят на обсерваторию для наблюдения, а в присутственные места отправляют воспитанников, которые при затмении солнца и луны показывают начало и средину, полноту и конец затмения. В пасмурные дни не делают наблюдений.
   В комиссии для сочинения месяцеслова находится 33 астронома и 63 воспитанника, которые занимаются сочинением месяцеслова, вычислением солнечных и лунных затмений, определением явлений планет.
   Для сочинения месяцеслова предварительно вычисляют:
   1. Годовые перемены в атмосфере.
   Годовых перемен в атмосфере считается 24. Они вычисляются по истинному течению солнца. Эклиптика разделяется на 12 звеньев. Каждое звено содержит в себе 30 градусов. В 1R, то есть в первом градусе первого звена эклиптики, зимний поворот -- средина 11-го месяца; через 15 градусов милые морозы -- колено 12-го месяца. В 1R второго звена большие морозы -- средина 12-го месяца; через 15 градусов начало весны -- колено 1-го месяца. В 1R третьего звена дождевые воды -- средина 1-го месяца; через 15 градусов пробуждение животных и насекомых в лёжке -- колено 2-го месяца. В 1R четвертого звена весеннее равноденствие -- средина 2-го месяца; через 15 градусов ясность -- колено 3-го месяца. В 1R пятого звена хлебный дождь -- средина 3-го месяца; через 15 градусов начало лета -- колено 4-го месяца. В 1R шестого звена налив -- средина 4-го месяца; через 15 градусов созревание -- колено 5-го месяца. В 1R седьмого звена летний поворот -- средина 5-го месяца; через 15 градусов малые жары -- колено 5-го месяца. В 1R восьмого звена большие жары -- средина 6-го месяца; через пятнадцать градусов начало осени -- колено 7-го месяца. В 1R девятого звена конец жаров -- средина 7-го месяца; через 15 градусов белая, то есть холодная роса -- колено 8-го месяца. В 1R десятого звена осеннее равноденствие -- средина 8-го месяца; через 15 градусов мерзлая роса -- колено 9-го месяца. В 1R одиннадцатого звена падение инея - средина 9-го месяца; через 15 градусов начало зимы -- колено 10-го месяца. В 1R двенадцатого звена малые снега -- средина 10-го месяца; через 15 градусов большие снега -- колено 11-го месяца.
   Начало двадцати четырех перемен атмосферы в 1835 году определено в Пекине в следующее время.
   1) Начало весны -- 24 января, в 5 ч. 17 мин. пополудни.
   2) Дождевые воды -- 8 февраля в час и 12 мин. пополудни.
   3) Пробуждение окостеневших в лёжке -- 23 февраля в час и 52 мин. пополудни.
   4) Весеннее равноденствие -- 10 марта в 3 час 19 мин. пополудни.
   5) Ясность -- 25 марта в 5 ч. 51 мин. пополудни.
   6) Хлебный дождь -- 10 апреля в 3 ч. 45 мин. пополуночи.
   7) Начало лета -- 25 апреля в 2 ч. 36 мин. пополудни.
   8) Налив -- 11 мая в 4 ч. 24 мин. пополуночи.
   9) Созревание -- 26 мая в 5 ч. 38 мин. пополуночи {Другое название: посев риса, ибо в это время сеют рис.}.
   10) Летний поворот -- 11 июня в 51 мин. 1-го часа пополудни.
   11) Малые жары -- 26 июня в 6 ч. 28 мин. пополуночи.
   12) Большие жары -- 9 июля в 11 ч. 42 мин. пополудни.
   13) Начало осени -- 27 июля в 4 ч. 22 мин. пополудни.
   14) Конец жаров -- 12 августа в 6 ч. 32 мин. пополуночи.
   15) Белая роса -- 27 августа в 6 ч. 25 мин. пополудни.
   16) Осеннее равноденствие -- 12 сентября в 4 ч. 21 мин. пополуночи.
   17) Мерзлая роса -- 27 сентября в 9 ч. 19 мин. пополуночи.
   18) Падение инея -- 12 октября в 11 ч. 35 мин. пополуночи.
   19) Начало зимы -- 27 октября в 11 ч. 20 мин. пополуночи.
   20) Малые снега -- 11 ноября в 7 ч. 58 мин. пополуночи.
   21) Большие снега -- 27 ноября в 2 ч. 48 мин. пополуночи.
   22) Зимний поворот -- 10 декабря в 6 ч. 20 мин. пополуночи.
   23) Малые морозы -- 25 декабря в час и 19 мин. пополудни.
   24) Большие морозы -- 9 января в 6 ч. 35 мин. пополуночи.
   2. Новолуние и полнолуние.
   Через вычисление расстояния луны от солнца доходят, когда солнце и луна сходятся в одном градусе одного которого-либо звена эклиптики, и сие соединение называется рождением луны. Удаление луны от солнца на три звена эклиптики, или на 90R, производит первую четверть; расстояние на 180R производит полнолуние; расстояние на 270R производит последнюю четверть.
   3. Восхождение и захождение солнца в разных местах империи.
   Время восхождения и захождения солнца на каждом месте вычисляется по градусам географической широты, иначе высоты над Северным полюсом.
   4. Определение года, месяцев и дней.
   Год есть двоякий: солнечный и лунный. Первый считается от точки зимнего поворота и содержит в себе 365 дней 5 часов 48 минут и 51 секунду. Лунный год считается с 1-го дня 1-го месяца до истечения 12-го. В нем остатки против солнечного года простираются до 11 суток. Когда из сих остатков составится целый месяц сверх обыкновенных 12 месяцев, то определяется високос и месяц, не имеющий средины, поставляется високосным, в котором время выше колена соединения относится к предыдущему, а время ниже колена соединения -- к последующему месяцу, например, в 1835 году второй шестой месяц был високосным. Он начался 14 июля, кончился 11 числа августа. Средина высшего месяца была 9 июля, а средина последующего -- 12 августа. Таким образом, високосный месяц между 14 июля и 11 августа не имел средины. Месяц бывает большой и малый, иначе полный и краткий. Первый имеет 30, второй 29 дней, или суток. Сутки содержат в себе 12 часов. Час делится на первую и вторую половину, или на два малых часа. Малый час содержит в себе четыре четверти. Сутки начинаются 11-м часом пополуночи, а оканчиваются 10-м часом пополудни.
   5. Определение счастливых и несчастливых дней.
   Разделение дней на счастливые и несчастливые и приноровление дел к оным производится не на основании влияния небесных светил, а на мнении, что в какой день приличнее делать, сообразуясь с свойствами духов, которым известные дни поручаются для благотворения.
   Вследствие сего в числе счастливых дней в году помещены:
   1) дни, в которые Небо милости оказывает;
   2) дни, в которые Небо прощает;
   3) дни, любимые Небом;
   4) дни, счастливые для хлебных магазинов;
   5) благодетельные дни луны;
   6) четыре взаимносходных дня;
   7) день соединения луны с солнцем.
   Дней, в которые Небо милости оказывает, считается пятнадцать в шестидесяти. В 1835 году сии дни были: в первом месяце от 21 до 25 в январе, от 4 до 9 в феврале; во втором месяце от 7 до 11 в марте включительно. Дни, в которые Небо прощает, были: весною 4 февраля и 5 апреля; летом 4 июня и 2 августа; осенью 1 октября, зимою 30 ноября и 16 января 1836 года.
   Государь имеет 67, а подданные 37 дел, которых исполнение приспособляется к счастливым дням; почему таковые дела начинаются или производятся в те дни, которые в месяцеслове означены благоприятствующими для исполнения их.
   В Комиссии наблюдений на обсерватории находится 11 астрономов и 43 воспитанника, которые занимаются наблюдением небесных явлений, как то:
   1) измерением дней по солнечной тени, что производят в полдень весеннего и осеннего равноденствия;
   2) измерением ночей по средней звезде;
   3) измерением взаимного расстояния планет между собою;
   4) наблюдением явлений в солнце, луне и планетах;
   5) замечанием разных воздушных явлений, прохождения комет и блудящих звезд. Сии наблюдения денно и нощно производятся на обсерватории с помощью математических орудий.
   В Комиссии наблюдения водяных часов находится 13 астрономов и 18 воспитанников. Они занимаются:
   1) определением истинного времени дня и ночи на разных местах;
   2) наблюдением времени по водяным часам;
   3) назначением счастливых дней для тех жертвоприношений, для совершения которых нет определенных дней;
   4) назначением счастливых дней для тех выездов государя, для которых нет определенного времени;
   5) выбором мест, имеющих счастливое расположение.
   Примечание. Последняя статья составляет науку, приведенную в систему. Местоположение, хорошее во всех физических отношениях, почитается счастливым, то есть имеющим счастливое влияние на здоровье и обстоятельства жизни живущих на оном. По сему мнению китайцы часто домашние несчастия приписывают обитаемому месту, если оно имеет неблагоприятное положение.
  
   IX. ПРИКАЗ УЧЕНЫХ
  
   Приказ Ученых разделяется на присутствие и канцелярию.
   В присутствии заседают главноуправляющий, назначаемый самим государем из министров, президентов и советников палат, и два сио-ши.
   Канцелярия разделяется на ученый комитет и камеры: журнальную и корректурную.
   Ученый комитет состоит из 25 членов, в числе коих 10 маньчжуров и 15 китайцев. При них находится неопределенное число старших и младших сочинителей и корректоров {Должность корректора просматривать сочинения в рукописях, нет ли прописок или ошибок в буквах.}.
   После каждого дворцового испытания первый магистр первого разряда поступает в старшие сочинители. Второй и третий магистр, также магистры 2-го разряда поступают в младшие сочинители. Магистры 3-го разряда поступают в корректоры.
   Из членов комитета составляются частные комиссии, которым поручается сочинение книг, правительством издаваемых. От начала нынешней династии в Китае до настоящего времени, 1664--1847, трудами их издано 132, большею частью многотомных сочинений, как то: история и статистика Китая, разные словари и энциклопедии {Пространную историю Китая составляют 270, статистику 18, энциклопедию 20, словарь б огромных томов.}, разные исторические описания, естественная история с чертежами, изъяснения на все священные, то есть классические книги, и проч. {В Европе еще не напали на эту мысль; и по сей причине всеобщая история и землеописание в верности описания еще далеки от совершенства.}. Но первое место между всеми сочинениями занимает полное собрание всех доныне изданных книг, составляющее дворцовую библиотеку, собранное трудами Приказа Ученых.
   Сверх сего, члены комитета обязаны сочинять:
   1) молитвы для случайных жертвоприношений;
   2) грамоты на получение царской печати;
   3) грамоты на возведение в княжеские достоинства;
   4) молитвы, посылаемые государем покойной особе, удостаиваемой им жертвоприношения.
   Членам ученого комитета обще с членами Наследничьего Правления производится большое испытание. Время сего испытания не определено: оно бывает через несколько лет. Государь сам дает предложение для двух пьес стихов, доклада и рассуждения, а для пересмотра задач назначает высших чиновников. Испытуемые делятся на четыре разряда. Поставленные в первый разряд преимущественно повышаются; поставленные во второй разряд или повышаются чином, или при повышении других и об них упоминают в докладе. Поставленные в третий разряд оставляются при прежней должности, иногда штрафуются вычетом жалованья, понижаются чинами с переводом. Поставленные в четвертый разряд штрафуются вычетом жалованья, понижаются чинами с переводом, иногда исключаются из службы. Все это производится по утверждению государеву.
   В журнальной камере исправляют письменные дела, заведывают канцелярскими служителями и сторожами и имеют в своем ведении библиотеку.
   В корректурной камере занимаются проверкой бумаг как на маньчжурском, так и на китайском языках, также переводом китайских бумаг на маньчжурский язык.
   К Приказу Ученых принадлежат еще: Академия словесности, Комиссия придворных журналистов и Общество историческое.
   В Академии словесности два учителя, маньчжур и китаец, занимаются высшим образованием магистров, поступивших в Приказ Ученых. Сии учители назначаются государем из сио-ши, управляющих Приказом Ученых, из сио-ши Государственного Кабинета, из министров-президентов и советников палат. Образующимся академикам ежемесячно дважды задают по две пьесы стихов. Сверх сего, управляющий Приказом сио-ши и несколько членов ученого комитета высшего образования назначаются младшими учителями, которые также ежемесячно дважды задают упражнения академикам. Некоторым из них назначается обучаться маньчжурскому языку.
   Комиссия придворных журналистов состоит из 22 членов, отряжаемых из членов ученого комитета и членов Наследничьего Правления. Они занимаются составлением дворцового дневника.
   Ведение дворцового дневника заключается в замечании дел и бумаг, то есть фактов и актов при разных событиях при дворе. На сей конец придворные журналисты обязаны присутствовать:
   1) при торжественных собраниях при дворе.
   Когда в три главные торжества, то есть в день государева рождения, в Новый год и в зимний поворот, бывает большой выход в тронной Тхай-хо-дянь, то четыре журналиста -- в церемониальном одеянии -- прежде являются перед тройною Чжун-хо-дянь и становятся по западную сторону царской мостовой. По совершении поклонения государю в Чжун-хо-дянь они переходят в тронную Тхай-хо-дянь и становятся на западной стороне у третьей колонны от дверей. Как скоро государь, по принятии поздравления, возвратится в свои комнаты, то и журналисты расходятся. То же исполняют они и при обыкновенных, то есть малых выходах при дворе, для которых государь входит в тронную;
   2) когда государь совершает ученый пир или посещает Би-юнь;
   3) когда государь производит большой смотр войскам;
   4) когда государь совершает обряд землепашества;
   5) когда государь сам совершает жертвоприношение где-либо;
   6) когда государь является на царские кладбища своих предков.
   Журналисты пишут дневник по возвращении из церемонии. Они ведут его в следующем порядке: во-первых, вписывают именные указы, потом доклады палат, далее доклады из губерний, донесения государю из Восьми Знамен, потом донесения столичных и губернских высших чиновников. Что касается до порядка по делам, то прежде записывают казенные дела, потом частные; наконец, записывают представление чиновников государю от палат, приказов и разных присутственных мест, после сих представление офицеров из Восьми Знамен. Именные указы каждого дня вносятся прежде по важным, а потом по маловажным делам; по делам же, касающимся до жертвенников, храма царским предкам и кладбищ их, в самом начале пишутся. Из палатских докладов прежде вписывают доклады Государственного Кабинета, потом доклады Княжеского Правления, Приказа Ученых, шести палат и Приказа Внешних Сношений. Если же случатся доклады Обрядовой Палаты о поздравлении государя или доклады комитета Тхай-чан-сы о жертвоприношении, то вписывают сии выше докладов Государственного Кабинета. Из губернских докладов прежде вносят доклады от генерал-губернаторов, потом от губернаторов, и притом по старшинству губерний одной перед другою. Касательно чиновников, представляемых государю Палатою Чинов, прежде вносят ежемесячно выбираемых, потом из Приказа Ученых; далее присутствующих в столичных судебных местах, членов шести контор и 15 отделений Прокурорского Приказа, чиновников, служащих в палатах, и низших чиновников, служащих в столице. Губернских чиновников вносят по старшинству классов. В дневнике записывают происшествия с означением года, месяца, дня, прозваний и имен дежурных журналистов и потом полагают в ящик; а в конце года препровождают дневник сей в Государственный Кабинет и сдают в архив.
   Сей дневник сочиняется ежемесячно в двух книжках, что в продолжение года составит 24 книжки {Это составляет современную хронику Китая.}. Прежде сочиняют вчерне, и старшие журналисты, просматривая книжку по статьям, прибавляют или убавляют что-либо и потом представляют управляющим Приказом сио-ши на рассмотрение и утверждение. Потом, подписав год, месяц и дни, прозвания и имена журналистов, скрепляют печатью Приказа Ученых, полагают в железный ящик и запирают замком с печатью, а в конце года препровождают сей дневник в Государственный Кабинет, где сио-ши обще с журналистами еще пересматривают его и сдают в архив.
   Примечание. Дворцовый дневник собственно есть собрание материалов для государственной истории Китая. Ежедневная пекинская газета есть сокращение сего дневника, составляемое из дневных выписок палатских контор.
  
   Историческое общество состоит из главноуправляющих, назначаемых государем в неопределенном числе, четырех смотрителей, десяти историографов, 34 сочинителей и 18 корректоров. Оно занимается сочинением современной истории Китайского государства; штатных членов не имеет, а для исправления должности смотрителей отряжают членов отделений из Государственного Кабинета и членов ученого комитета; для исправления должности историографов отряжаются чиновники из Государственного Кабинета, палат, Прокурорского Приказа в члены ученого комитета. Состав истории заключает в себе:
   1. Записки о государях.
   Записки о государях извлекаются из жизнеописания каждого государя, составляемого преемником его.
   2. Жизнеописания (некрологи) чиновников.
   Сия статья делится на некрологию вельмож, верных престолу чиновников, ученых, искусных делопроизводителей, почтительных и дружелюбных, целомудренных жен и девиц, инородческих чиновников и иностранцев.
   3. Записки о разных предметах.
   Это записки об астрономии, месяцеслове и обрядах; о войске, уголовном праве и музыке, о науках и художествах, о землеописании; о реках и каналах, то есть путях водяного сообщения, об экипажах и костюмах, о царской свите, о промышленности, о чинах и выборах чиновников.
   4. Изложения.
   Под изложением разумеются: 1) поздравительные адресы государю от чиновников; 2) описание заслуг, оказанных князьями царствующего дома, и 3) некрологи монгольских и туркистанских князей.
   Примечание. К обзору просвещения в Китае можно было бы присовокупить Врачебный Приказ; но в этом месте нет воспитанников, и медицине вообще частно обучаются у лекарей. Полный курс врачебной науки издан правительством в восьми больших томах.
  
   X. ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
  
   Между тем как европейские государства одно другому соревнуют как в учреждении, так и в улучшении разных училищ по военной части, в Китае вовсе не помышляют об основании общественных заведений для образования офицеров. Восемь Знамен, то есть корпусов иностранных войск, доставивших престол Китая ныне царствующей династии, составились из постепенного соединения разноплеменных мелких владетелей, которые, пожертвовав своим состоянием общему благу, имели право на вознаграждения, обеспечивающие потомство их в содержании себя; по сей причине многие офицерские места в знаменах оставлены наследственными. Напротив, в войсках Зеленого Знамени, состоящих из коренных китайцев, офицерские места предоставлены одним кандидатам и магистрам военной гимнастики.
   В каждом из Восьми Знамен учреждены училища для образования юношества, по происхождению принадлежащего к Знаменам. Китайцы, напротив, получают образование в военной гимнастике у частных учителей, и притом по собственному произволению; а кандидатами государственной службы делаются с того времени, когда объявят правительству о своем желании служить в войсках Зеленого Знамени. После сего им надлежит испытание в военной гимнастике, которое, подобно испытанию в свободных науках, производится на степень студента в областном или окружном, на степень кандидата -- в губернском городе, на степень магистра -- в столице.
   Таким образом, достигший известной степени образования в военной гимнастике должен явиться в областной или окружной город, в ведомстве коего родился. Здесь производят им испытание на степень военного студента -- ву-сю-цай. Число учеников, допускаемых к испытанию на сию степень, в каждой губернии определено законом, как то:
   в Чжи-ли -- 2 411
   в Сань-си -- 1 624
   в Цзян-су -- 915
   в Цзян-си -- 1 318
   в Чже-цзян -- 1 064
   в Ху-нань -- 1 088
   в Гань-су -- 865
   в Гуан-дун -- 1 154
   в Юнь-нань -- 1171
   в Шань-дуне -- 1 812
   в Хэ-нань -- 1 648
   в Ань-хой -- 841
   в Фу-цзянь -- 1 030
   в Ху-бэй -- 1 153
   в Шань-си -- 1 057
   в Сы-чуань -- 1 361
   в Гуан-си -- 931
   в Гуй-чжеу -- 876
   Всего: -- 22 319
  
   В этом числе только 80 студентов из китайцев Восьми Знамен, прочие все из коренных китайцев; маньчжуры и монголы Восьми Знамен не допускаются на испытание, потому что они по самому происхождению принадлежат к военному званию и военно-гимнастические упражнения составляют существенную их обязанность.
   Каждый, получивший степень военного студента, обязан отправиться в главный своей губернии город держать испытание на степень военного кандидата -- ву-цзюй-жень; а для удостоверения о своем происхождении должен представить свидетельство от местного начальства. По сим свидетельствам казенная палата составляет список прибывших на испытание и представляет начальнику губернии, занимающему при сем испытании место главного экзаменатора, который, впрочем, должен производить испытание в присутствии одного из высших военных начальников смежной губернии.
   Получивших степень военного кандидата в следующий год отправляют в столицу проходить испытание на степень магистра военной гимнастики -- ву-цзинь-ши. Испытание на сию степень производится лицами, назначаемыми самим государем. Должность пристава обыкновенно поручается советнику Военной Палаты из китайцев; в случае же отлучки его по должности назначается из других палат советник из китайцев же. При испытании должны присутствовать все прочие члены Военной Палаты; а чиновники для исправления поручений при сем назначаются из разных присутственных мест. Если отряженный чиновник имеет в числе прибывшего на испытание близкого родственника, то сам должен донести о том; в противном случае он отрешается от должности, а родственник исключается из списка кандидатов.
   По получении указа об испытании пристав и члены Военной Палаты не могут возвратиться в свои дома; равно не могут ночевать вблизи от места испытания. Уроженец губернии Чжи-ли не может быть назначен экзаменатором на губернском испытании в Пекине. Экзаменаторы на столичном испытании не могут смотреть задачи кандидатов из одной с ними губернии. Неявившиеся на испытание без достаточных причин требуются через начальство для ответа. Кандидатов, имеющих более 60 лет от роду, запрещается представлять к столичному испытанию.
   Губернское военное испытание производится через два года в третий -- в десятой луне. В числа 7-е и 8-е испытываются в конном стрелянии из лука, в числа 9, 10 и 11-е -- в пешем стрелянии из лука, в ловкости и силе. В 12-е число отмечают, кто в одном и кто в обоих предметах искусен. В 14-е число выбранные проходят внутреннее испытание в письме и немедленно выпускаются из экзаменального двора.
   Столичное испытание производится в следующий год после губернского и открывается в 9-й луне. В числа 5, 6 и 7-е испытывают в конном стрелянии из лука, в числа 8, 9 и 10-е -- в пешем стрелянии из лука, в ловкости и силе; в 11-е число отмечают, кто в одном и кто в обоих искусен. В 14-е число кандидаты являются на испытание в переписке с диктования. По обнародовании списка получивших степень военного кандидата еще приводят их в экзаменальный двор, где каждый из них собственноручно должен написать свой послужной список, и сии списки вместе с экзаменальными задачами препровождаются в Военную Палату.
   Число долженствующих получить степень военного кандидата в каждой губернии определено законом, как то:
   в Чжи-ли -- 151
   в Цзян-нань -- 63
   в Фу-цзянь -- 50
   в Гань-су -- 50
   в Шань-дун -- 46
   в Гуан-дун -- 44
   в Маньчжурии -- 3
   в Чже-цзян -- 50
   в Шань-си -- 50
   в Хэ-нань -- 47
   в Цзян-си -- 44
   в Юнь-нань -- 42
   в Сань-си -- 40
   в Гуан-си -- 30
   в Ху-нань -- 24
   в Сы-чуань -- 40
   в Ху-бэй -- 25
   в Гуй-чжеу -- 23
   Всего -- 822
  
   Что касается до имеющих получить степень военного магистра, то по окончании столичного испытания представляют государю список кандидатов по разделению на губернии. На сем списке государь сам отмечает удостаиваемых степени магистра.
   Списки губернского испытания Военная Палата представляет государю в 5-й луне следующего года; а военное испытание во дворце полагается в 15-е число 10-го месяца. Палата, назначив дни как испытания в письме и гимнастике, так и объявление военных магистров, представляет государю на разрешение: угодно ли ему самолично производить испытание, или вместо себя назначить кого из князей и вельмож-чиновников. За день до испытания назначаются чиновники для исполнения разных поручений при оном. В первый день испытания ведут кандидатов, получивших степень магистра, во дворец и расставляют по обеим сторонам против красного крыльца. С ними вместе становятся чиновники, назначенные для исполнения поручений. Чиновник Государственного Кабинета выносит из тронной Тхай-хо-дянь задачу для переписки с диктования и под навесом перед тройною передает члену Военной Палаты, который с коленопреклонением полагает ее на приготовленный стол, а потом делает троекратное коленопреклонение перед ним. Церемониймейстер становится подле стола, и чиновники делают по его возгласам троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю; а вслед за ними тот же обряд совершают и военные кандидаты. После сего чиновники Военной Палаты раздают кандидатам бумагу для переписки задачи, а кандидаты по принятии бумаги делают троекратное поклонение. По окончании переписки отбирают у них переписанную задачу и, запечатанную, относят в комиссию, назначенную для пересмотра.
   Через день после дворцового испытания в письме члены Военной Палаты вносят желтый {То есть написанный на листе, окрашенном в желтый цвет.} список кандидатов в Цзы-гуан-гэ {Цзы-гуан-гэ есть здание, построенное при настоящей династии на западном берегу озера в дворцовом саду Си-юань. Государь Жень-ди в сентябре собирал сюда высших офицеров для конного стреляния из лука, и сей случай впоследствии принят законом в этом же месте производить испытание военных магистров. См. в Описании Пекина No 34.} и ожидают прибытия государева. В первый день государь производит испытание в конном и пешем стрелянии из лука, в действовании бердышом и поднимании камня, причем на желтом списке сам государь отмечает отличившихся кандидатов. В третий день Палата представляет государю кандидатов, получивших степень магистра, и ожидает его разделения кандидатов на разряды. Если же не сам государь производит испытание, то представляют ему список на утверждение.
   В 20-й день девятого месяца совершается церемония объявления военных магистров. Императорский кортеж расставляется перед тронной Тхай-хо-дянь. Князья и чины становятся в своих рядах. Военные магистры -- в общем их костюме, в шляпах с султаном из трех веток с девятью листочками -- становятся на красном помосте в конце рядов. В тронной на восточной и западной стороне поставляют по одному столу с объявлением и еще один стол посреди красного крыльца. После сего члены Военной Палаты просят государя в тронную. Государь выходит из дворца в церемониальном одеянии. На крепостных воротах, называемых Ву-мынь, бьют в колокол и литавру. Члены Военной Палаты открывают государю шествие в тронную. Бьют три раза плетью, и начинается музыка. Чиновники, назначенные быть при испытании, совершают обряд поклонения. Министр выносит из тронной объявление о магистрах и под кровельным свесом передает члену Военной Палаты, который, с коленопреклонением приняв объявление, полагает на стол. После сего ставят военных магистров в ряд. После провозглашения о сошествии указа магистры становятся на колена. Чтец, став на восточной стороне красного крыльца, читает: "По испытанию военных кандидатов империи, произведенному в таком-то году и месяце, первому отделению дается титул магистров первого разряда, второму отделению -- титул магистров второго разряда, третьему отделению -- титул магистров третьего разряда". Далее читает: "Такой-то поставлен первым, такой-то поставлен вторым, такой-то третьим в первом разряде". Каждый из провозглашенных выступает из рядов и становится на колена. Чтец читает далее: "Во втором разряде первый магистр и прочих столько-то, в третьем разряде первый магистр и прочих столько-то". Магистров последних двух разрядов не выводят из рядов. Чиновники, по совершении троекратного коленопреклонения с девятью поклонами в землю, отходят на прежние свои места. Член Военной Палаты, взяв объявление, сходит вниз и полагает его на блюдо. Член отделения из Военной Палаты, приняв блюдо с объявлением, выходит из ворот Тхай-хо-мынь; за воротами Ву-мынь ставит блюдо в драконовый портшез и делает перед объявлением три поклона в землю. Служители дворцовой экипажной выносят портшез за ворота Чан-ань-мынь на запад и вывешивают объявление на стене императорского города. Военные магистры следуют за объявлением. Между тем члены Военной Палаты докладывают государю, что совершение обряда кончилось. После сего государь возвращается во дворец, а чиновники расходятся.
   Вслед за объявлением государь награждает первого магистра из первого разряда латами с шлемом, луком со стрелами, тесаком, колчаном и сайдаком, поясом и чулками, а прочим магистрам жалует по пяти лан серебра. В следующий по объявлении магистров день учреждается в Военной Палате пир аая новых магистров и чиновников, бывших при испытании. На другой день первый магистр из первого разряда со всеми прочими магистрами изготовляет благодарственную речь государю и с членом отделения из Военной Палаты относит ее в Государственный Кабинет. Сим образом военное испытание производится на основании одних правил с учеными испытаниями; но разнится от последних в некоторых действиях в отношении к предметам испытания.
   Испытание в военной гимнастике заключается:
   а) В конном стрелянии из луки. Для конного стреляния из лука ставят три соломенных снопа, в 175 футах один от другого. В двукратный бег мимо сих снопов на лошади пускают шесть стрел и еще одну стрелу -- в глиняный болванчик. Попасть в сноп тремя стрелами считается достаточным.
   б) В пешем стрелянии из лука. Для пешего стреляния из лука ставят холщовую мишень вышиною в 5 1/2, шириною в 2 1/2 фута. Перестрел полагается в 175 футов. Испытываемые становятся по 10 человек в ряд; каждый из них, один за другим, должен пустить шесть стрел, из коих двумя попасть в цель считается достаточным. Для конного стреляния берут лук в три силы, то есть самый слабый, а для пешего -- в пять сил. В пешем стрелянии требуется попасть в самый центр мишени; кто обвысит или обнизит, считается промахом.
   в) В ловкости и силе. Ловкость и сила показываются в натягивании тугого лука, в действовании огромным бердышом и поднимании камня {*}. Лук есть восьмисильный, десятисильный, двенадцатисильный. Бердыш есть в 80,100 и 120 гинов. При испытании в ловкости и силе лук должно натянуть вполне, бердышом сделать несколько приемов, а камень приподнять на фут от земли. Сделать одно или два из сих считается достаточным.
   {* Экзаменальный лук содержит 3 7/100 фута длины, с тетивою из оленьей кожи; делится на три степени. Лук первой степени в 12, лук второй в 10, лук третьей степени в 8 сил. Тугой лук делится на шесть степеней -- от 13 до 18 сил.
   Бердыш имеет вид молодого месяца и весь, то есть и с рукояткою, скован из железа. Он также делится на три степени. Бердыш первой степени весит 120 гинов; в длину содержит 8 15/100 фута. Бердыш второй степени весит 100 гинов; в длину содержит 7 37/100 фута. Бердыш третьей степени весит 80 гинов; в длину содержит 7 4/10 фута.
   Камень имеет вид четвертоугольного подстолбия; с правой и левой стороны высечено углубление, чтоб удобнее поднимать камень руками. Также делится на три степени. Камень первой степени весит 300 гинов; в вышину содержит 1 5/100, в ширину 1 3/10 фута, в толщину 8 дюймов. Камень второй степени весит 250 гинов; в вышину содержит 1 6/10, в ширину 1 8/100 фута, в толщину 7 6/10 дюйма. Камень третьей степени весит 200 гинов; в вышину содержит 1 5/10, в ширину 1 5/100, фута, в толщину 7 дюймов. См. на чертеже номер I.}
   Что касается до переписки задач, то и на губернском, и на столичном испытании внутренний экзаменатор назначает одну статью из книг Ву-цзин -- Военные правила, содержащую в себе около ста букв; а на дворцовом испытании сам государь назначает. Переписать с диктования без упущения и погрешности считается достаточным.
   Испытание в военной гимнастике производится на поле и потому называется внешним, в противоположность испытанию в письме, которое производится в экзаменальном дворе и потому называется внутренним. На внешнем испытании в первый день испытывают в конном, а во второй -- в пешем стрелянии из лука, в действовании бердышом и в поднимании камня. Экзаменаторы отмечают лучших искусными -- с различением, кто в одном и кто в обоих предметах искусен; и в экзаменальных списках тайно полагают печать над их прозваниями с именами. Ввечеру кладут сии списки в ящик, который, запечатанный и запертый, отдается приставу, а ключ препоручается надзирателю из юй-ши. По окончании внешнего испытания запечатанный ящик со списками препоручается приставу для представления в Государственный Кабинет, куда надзиратель из юй-ши и ключ представляет.
   Для внешнего испытания еще изготовляются два списка, из которых в одном каждый из отмеченных искусным в конном стрелянии из лука обязан сам написать свой послужной список; отмеченный искусным и во второй день пишет то же во втором списке. По сличении почерка в обоих списках допускают их на внутреннее испытание, куда препровождаются и списки вышеупомянутые. По окончании испытания задачи, писанные с диктования, сличаются с почерками в списках; и если окажется несходство, то производится следствие.
   Оказавшийся недостаточным в конном стрелянии из лука не допускается на испытание в пешем стрелянии. Оказавшийся недостаточным в пешем стреляний не допускается на испытание в ловкости и силе. Оказавшийся недостаточным в ловкости и силе не допускается на внутреннее испытание. По окончании внешнего испытания составляется на маньчжурском языке список отмеченных и объявляется всенародно, а отмеченных отправляют на внутреннее испытание. О непоступивших в выбор также обнародывается с изложением причин, по которым они исключены.
   По обнародовании о столичном испытании государь назначает трех человек из князей и вельмож произвести кандидатам вторичное испытание в каждом из тех военных упражнений, в которых незадолго перед сим были испытываемы. Если окажется несходство в чем-либо, то кандидат один раз не допускается на дворцовое испытание, а экзаменаторы подлежат ответственности. Кто на дворцовом испытании окажется посредственным, тот впредь не допускается на дворцовое испытание, а князья и вельможи, поверявшие столичное испытание, подвергаются ответственности.
   Что касается до воспитанников в Восьми Знаменах, то приготовляющиеся к испытанию на степень студента, кандидата и магистра в словесности предварительно испытываются начальниками дивизий в конном и пешем стрелянии из лука, а потом препровождаются списки об них куда следует. Потом еще их свидетельствуют князья и вельможи; и кто окажется достаточным в конном стрелянии из лука, то допускаются на гражданское испытание. Близорукие увольняются от стреляния из лука. Кто имеет слабость в руках, должен взять свидетельство от ротного начальника. Кто имеет ниже 13 и свыше 55 лет, тот испытывается только в пешем стрелянии из лука.
  

Отделение II

Гражданские учреждения по хозяйственной части

  
   XI. ПОЗЕМЕЛЬНАЯ ПОДАТЬ
  
   Поземельная подать {Первоначальное введение поземельной подати в Китае подает нам великое понятие о гражданском образовании в сем государстве почти за 25 веков до Р. X.} в первых временах в Китае была единственным источником государственных доходов. Удобные земли были измерены и раздавались хлебопашцами, а раздача для уравнения налогов производилась с соразмерением количества с качествами почвы. Первоначальное введение такого кадастра приписывают государю Хуан-ди, который разделил поля на колодцы, описанные нами ниже, но его разделение земель основано на одних преданиях. В древней истории Китая происхождение кадастра и введение поземельного налога представлено в следующем виде: в 2297 и следующих годах до христианской эры были в Китае великие наводнения от дождей, которыми разрушены берега рек и разработанные поля превращены в беспредельное болото. Двадцать лет правительство занималось устроением суши, и наконец усилиями многих народов достигло желаемой цели. Реки и озера введены в новые берега, и суша освободилась от долговременного заключения под водами {Наводнение сие, по донесению князя Юй, простиралось от Пекина на юго-восток до Хан-чжеу-фу и по всем низменным местам по рекам Цзян и Хан с их притоками.}. Управляющий работами князь Юй, впоследствии основатель династии Ся, при обсушивании болот тщательно замечал почвенные пласты и местные произведения каждой страны и в то же время, выравнивая землю под хлебопашество, приводил ее в участки, названные колодцами {Колодезные пашни получили название от сходства в размежевании мерного участка земли с китайскою буквою, обозначающею колодезь.}, а поля перерезал различной величины каналами, которые необходимы были в наводнении для стока вод, а в засуху -- для орошения полей.
   Каждый колодезь содержал в себе девять участков земли, из коих восемь принадлежали восьми землепашцам, а девятый общими их силами был обрабатываем для владетеля. Налог того времени довольно любопытен по его простоте. В великокняжеском округе, который от столицы во все стороны простирался на 500 ли, с первой сотни ли представляли хлеб целиком, то есть необмолоченными снопами; со второй сотни одни срезки, то есть колосья -или кисти проса без соломы; с третьей сотни доставляли солому и перевозили в столицу хлеб из четвертой и пятой сотни, с четвертой сотни вносили просо, а с пятой -- пшено, то есть ободранное просо. На таком же положении владели землями хлебопашцы удельных княжеств, а из удельных владетелей каждый представлял главе империи дань из местных исключительных произведений своей страны.
   Подобное разделение земель на колодцы продолжалось и при династии Шан; но дальние сведения о подробностях уложения, существовавшего при помянутых двух династиях, утрачены были совершенно, и впоследствии несколько оттенены в законах династии Чжеу, уцелевших до нашего времени под заглавием Чжеу-ли.
   При династии Ся каждому семейству в надел давали 50 му, потому что после обсушения болот еще мало было земель, выровненных для хлебопашества, а с другой стороны, и народонаселение было недостаточно для обработки новых земель. В царствование династии Шан и Чжеу количество пашенных земель умножалось, почему при первой давали каждому тяглу или семейству по 70, а при последней -- по сто му.
   При династии Чжеу в каждом колодце восемь семейств обрабатывали 80 му для правительства, а из остальных 20 му давали по 2 1/2, на семейство под двор и усадьбу. Каждому крестьянину, достигшему 20 лет, отводили колодезный участок, при котором он должен был оставаться 40 лет, по достижени 60 лет он передавал участок или сыну, или другому кому, поступающему в землепашцы. Недоросли получали по 25 му на душу, старшины -- по два участка. Из служащих, торговых и ремесленников пяти человекам давали участок земли против одного землепашца, то есть по 20 му на мужескую душу. Чиновникам отводили по 50 му для вспоможения в жертвоприношениях предкам.
   Государь Юй разделил земли по качествам почвы и местоположению на три разряда: добрые, средние, худые. При династии Чжеу земли разделены были на 12 разрядов, определяемых наиболее свойствами их к произращению того или другого хлеба и овоща, а по доброте почвы разделялись на непеременяемые, переменяемые и дважды переменяемые. Непеременяемые земли засеваемы были ежегодно, переменяемые -- через год, дважды переменяемые -- через два года в третий. Доброй земли давали каждому семейству в надел по 100, второй -- по 200, последней -- по 300 му. В сем состояло уравнение полевых участков. Семейству, состоящему из семи душ и выше, давали добрую землю, семейству из шести душ -- среднюю, семейству из пяти душ -- худую. Это делалось для уравнения сил в содержании семейства. В числе переменяемых пашен заключались и выгонные земли.
   Поземельный налог состоял в десятой части урожая. Налог на усадьбы платили произрастениями владеемой земли, как то: с тутовой усадьбы -- шелком, с садовой -- плодами и проч. Горы, леса, рыбные ловли также обложены были налогом и составляли особливую ветвь государственных доходов. Исключая военной службы и трех дней работы, не было никаких других повинностей.
   В Китае с самого открытия земледелия правительство непосредственно руководствовало землепашцев в полевых работах. Оно указывало им время запашки и посева сообразно родам хлеба, образ пропалывания, то есть пропашки и уборки каждого хлеба, средства к удобрению и поправлению земель соответственно их почве. При династии Чжеу в каждой общине землемер -- цзян-жень заведы-вал содержанием каналов в исправности и определением межей, навозный -- цао-жень заведывал удобрением полей, бороздной -- суй-жень определял разряды земли доброй, средней и худой и, сверх сего, заведывал посевами.
   Существенная цель такого раздела земель кроме уравнения поземельного налога и земских повинностей состояла в том, чтоб: 1) не было в государстве ни чрезмерно богатых, ни чрезмерно бедных, то есть нищих и бродяг, 2) чтоб жители, привязанные к оседлости законом, без крайней необходимости не могли оставлять своего местопребывания, и 3) чтобы, работая под непосредственным надзором начальства, не могли предаваться лености и праздности.
   Но древнее уложение о колодезных пашнях не могло не ослабевать по мере упадка династии Чжеу. В период Брани царств сильные вассалы овладели землями мелких владельцев, а в период Разноцарствия изменилось многое в самом уложении. Почему неудивительно, что дом Цинь с уничтожением союзно-удельного правления в 221 году перед Р. X. нужным счел уничтожить и самое уложение о поземельном налоге. Вслед за сим и земли, составлявшие общее, и народное и государственное, имущество, проданы были в частное владение. В это время богатые и сильные домы имели случай захватить множество лучших пашен, а из бедных и малосильных многие остались без клочка земли, почему последние, не имея средств к пропитанию себя, разбрелись в разные стороны. Отсюда родилось бродяжничество, праздность, леность, воровство, обманы, разорительные тяжбы о землях, разные пороки в народе, разные беспорядки в правлении, и это зло в короткое время столь умножилось, что самый виновник оного, государь Цинь-ши-хуан, принужден был из бродяг и негодяев составить огромное ополчение {До 500 000 семейств.} и отправить для завоевания нынешней губернии Гуан-дун.
   Поземельный налог, хотя и на другом основании, по-прежнему существовал, но правительство чрезвычайно много потеряло в уменьшении государственных доходов, потому что вместо прежних 10/100 оно не могло получить более 5/100 прочие выгоды оставались в руках землевладетелей; кроме сей невыгоды еще невозможно было составить верной описи ни количеству пашенных земель, ни разрядам их по качествам почвы. Местные начальники и землевладельцы старались для личных своих выгод частию скрывать и то и другое. Сбор поземельного налога нередко встречал препятствия по разным случайным причинам, и государственные чины для восстановления нравственного порядка в государстве единогласно полагали восстановить прежнее уложение о колодезных пашнях. Но этого уже невозможно было достигнуть без насильственных мер, ибо надлежало отнять у богатых излишек, чтобы снабдить безземельных и пополнить недостаток у малоземельных, а сия мера произвела бы неудовольствие в целом государстве. Наконец, умеренные предложили постепенно достигнуть цели, ограничив законом количество земли, которым каждый должен владеть соответственно своему состоянию, и это принято было под названием владения личными землями {Под личными землями разумели известное количество земли, законом положенное на одно лицо.}.
   Первое представление по сему предмету было в 122-м, второе в 20 году перед Р. X., но правительство в оба раза принужденным нашлось уступить общему сопротивлению землевладетелей, а для поправления расстроенных финансов ввести сбор с продажи соли, вина, железа, а впоследствии и с чая, учредили таможни для сбора пошлин с проходных товаров {В это время уже введена была медная монета, и как поземельный, так и прочие налоги собирались частию натурою, частию деньгами.}.
   Ву-ди, первый государь из дома Цзинь, в 270-х годах по Р. X. снова решился приступить к уравнению земель посредством ограничивающего закона. Он предполагал тем легче достигнуть цели, что после опустошительной войны, около полувека продолжавшейся в разных частях империи, оставшиеся без владетелей земли бесспорно могли перейти в казенное ведомство. Но комиссары, на коих возложено было привесть закон в действие, встречены были повсеместным ропотом народа -- и предположенное уравнение в самом начале было остановлено.
   По прошествии 700 лет от уничтожения колодезных пашен Сяо-вынь-ди {Шестой государь из дома Тоба, вступивший на престол в 471 году. Указ состоялся в 485 году.} первый имел некоторый успех в восстановлении уравнения в Севернолл Китае. Не отнимая земель у владельцев, он положил земли, оставшиеся без наследников, и земли конфискованные превращать в государственное имущество и раздавать землепашцам в пожизненное владение, а касательно владельческих земель ограничил законом количество, которым каждому можно владеть по его состоянию. С сею целью допустил продажу излишних земель, а покупку излишних против законного количества и продажу казенной земли, в надел данной, безусловно запретил.
   По уложению государя Сяо-вынь-ди, землепашец, достигший 16 лет, получал пашенной земли 40, а крестьянка, жена землепашца, 20 му и, сверх сего, по 20 му под усадьбу. Кто в течение трех лет не засадит усадебной земли, у тех отбирали оную, а посадить на 20 му предписано было 50 тутовых деревьев {Для усиления шелководства.}, пять жужубов и три ильма, но не возбранялось садить и разные плодовые деревья. Усадебная земля, считая и под домом, давалась в потомственное владение с правом продажи, на земле же, данной под хлебопашество, ничего садить не дозволялось. Малолетки сироты по достижении 11-го года и устаревшие бездетные получали участок пашенной земли вполовину против землепашца, престарелые, то есть за 70 лет, освобождались от налогов с пожизненным удержанием полученной земли, оставшиеся жить во вдовстве получали женский участок пашенной земли, но от поземельного налога все были освобождены. Мужчине, достигшему совершеннолетия, еще отводили 10, а женщине--5 му под конопляник. Сия земля, так как и пашенная, по смерти владетеля возвращалась правительству. Переселяться дозволено было только на новые и пустопорожние земли. Водворяющимся на новой земле -- землепашцам на три, а невольникам, из пленников, на пять душ -- под дом отводили только один му земли, чиновникам отводили землю на месте их служения. Областной правитель получал 15, окружной -- 10, два помощника его по 8, уездный правитель -- 6 цин. Сия земля принадлежала должности, а не лицу, и продавший свою часть подвергался суду. Новый год назначен был как для возвращения земли после умерших, так и для раздачи оных вновь. При наделе казенными землями прежде давали бедным, а потом уже богатым семействам, ибо главная цель уравнения земель заключалась в том, чтоб в государстве не было бродящих нищих. Но с кончиною сего государя кончилось и действие столь благодетельного закона.
   Династии Ци, Чжеу и Суй также без затруднения вводили закон об уравнении земель с небольшими изменениями в разделе и ограничениями во владении, но их царствование было кратко для укоренения самого закона.
   По прошествии 120 лет государь Тхай-цзун в 627 году ввел уложение о наделении крестьян подушными и потомственными землями. По его уложению, при измерении земли принят шаг в пять футов длиною, 240 шагов составляли му, 100 му составляли цин {И ныне употребляется эта же мера поверхности.}. Каждый мужчина, достигший 18 лет, получал от правительства один цин пашенной земли, из сего количества 80 му считались подушным паем, а 20 под домом и усадьбою давались ему в потомственное владение. Устаревшие, неизлечимые и увечные получали по 40, жены и наложницы вдовые -- по 30 му, многосемейным прибавлялось по 20 му. У всех двадцать му из данного количества считались потомственными, а остальные -- подушным паем, или участком. В малоземельных волостях отводили вполовину менее против многоземельных, тощих земель отводили двойное количество. Ремесленным и торговым в многоземельных слободах отводили половину против землепашца, а в малоземельных ничего не давали. Землю, данную в потомственное владение, при крайней нужде имели право продать, а подушный пай по смерти владельца опять поступал в ведение правительства. Прием и раздача земель производились в ноябре, то есть по окончании полевых работ. Бедным и отправляющим земские повинности давали землю прежде других. Но не в продолжительном времени тот же государь принужден был уничтожить свой закон. По прошествии 230 лет, в 954 году еще государь Ши-цзун пытался ввести уравнительное разделение земель, но землевладельцы сильно воспротивились его установлению. Таким образом, в продолжение десяти веков все усилия правительства утвердить ограничивающий закон были тщетны. Почему дом Гинь, вступивший на престол империи в 1115 году, произвел только измерение земель и определил поземельный налог по качествам почвы, не входя в разбор, кто владел землями. Дом Мин, вступивший на престол империи в 1387 году, предписал произвести съемку земель, означить в межевых книгах имена владетелей и количество владеемой земли и показать различие земли по местоположению и почве их, а передачу земель через продажу вносить в книги, дабы прежние владетели исключены были от взноса подати. Для уравнения поземельного налога земли, лежавшие близ столицы, поставлены были в первый, дальние -- в средний, отдаленные -- в последний разряд. Ныне царствующая династия Цин приняла за правило касательно поземельного налога во всем сообразоваться с постановлениями предшествовавшей династии. Она получила престол Китая после долговременных внутренних потрясений в сем государстве, почему в самом начале ея царствования оказалось много земель, оставшихся без владельцев. Но правительство не воспользовалось ими, а вызвало искусных и опытных хлебопашцев из разных губерний, роздало им порожние земли с правом потомственного владения и в первый год снабдило их волами для распашки и семенами на посев. Ныне казенными считаются те только земли, которые отобраны в казну за растрату государственного имущества, также рисовые поля, которые из бесплодных болотных мест первоначально обработаны иждивением правительства. Поземельный налог определен по качеству почвы и собирается частью хлебом, частью деньгами, а пользующиеся местными выгодами в большей против других мере обложены разными другими местными повинностями. Ныне при измерении земель правительство обращает внимание на произведения, по ценности которых и поземельный налог определяется.
  

Меры народного продовольствия

  
   XII. ХЛЕБНЫЕ МАГАЗИНЫ
  
   1. Основание хлебных магазинов
  
   Положение запасать хлеб для удовлетворения нуждам народа в неурожайные годы существует в Китае с незапамятных времен. Оно делится на древнее и настоящее, и разделение сие заключается только в образе сбора и раздаче запасного хлеба.
   В древности земли считались собственностью государства и поровну разделены были между землепашцами, а землепашцы за право владения платили произведениями земли, и наиболее хлебом, который доставляли в местопребывание своего владетеля. Эта подать составляла государственный доход, и владетели употребляли его на содержание своих дворов, а четвертую часть от трехлетнего урожая оставляли в запасе на случай неурожая от наводнения или засухи.
   В те времена еще не знали строить ни деревянных, ни каменных амбаров для содержания хлеба, а хранили его в ямах. Это были подземные магазины. Хранение хлебных запасов от порчи состояло в обмене старого и залежавшегося хлеба на новый через ссуду. Весною раздавали хлеб нуждающимся в нем землепашцам, а землепашцы осенью возвращали новым хлебом. В неурожайный год выдавали хлеб без возвращения и сим остановляли возвышение цен на хлеб на рынках. Таковое положение, при небольшом изменении, продолжалось более двадцати веков.
   За два с небольшим века до Р. X. прежнее союзно-удельное правление уничтожено, а вместо него введено монархическое. Столица, основанная в середине империи, от всех пределов была слишком удалена, и доставление в нее податей, собираемых произведениями земли, сделалось затруднительным, почему государственные земли проданы были частным людям, и с сего времени прежнее положение о запасе хлеба хотя не прекратилось, но необходимо должно было измениться и впоследствии, в продолжение последних двадцати веков почти при каждой династии изменялось, и это изменение заключалось в постепенном улучшении способов как для сбора, так и для самого употребления хлеба.
   Дом Хань, получивший монархический престол империи за 202 года до Р. X., в самом начале увидел необходимость завести, и действительно завел в некоторых местах запасы хлеба в большом объеме, нежели сколько местные подати доставить могли. Последующие династии продолжали это, почему в окрестностях столицы, где обыкновенно содержится многочисленное войско для охранения престола, и в важных в стратегическом отношении областях находились обширные хлебные магазины; например, в 606 году построены были два магазина, один в Гун-чен с 3000 ям, обведенных стеною в 20 ли, другой -- по северную сторону города Ло-ян с 300 ям, обведенных стеною в 10 ли. Каждая яма вмещала в себя до 800 мешков. Таковые магазины наиболее располагаемы были при судоходных реках, что облегчало доставку хлеба в сии магазины и развозку его в другие места. Это были казенные складочные магазины, в которые поступал податной хлеб, собираемый с землевладетелей и употребляемый на содержание войск и гражданских чиновников. В сих же магазинах в древности заключались и запасные магазины, потому что из них отпускали хлеб для продовольствия народа, постигнутого голодом от засухи, наводнения или саранчи. Во время сильных урожаев закупали хлеб в магазины с повышением рыночной цены, иногда через меру упадавшей. Например, в необыкновенный урожай, бывший в начале IV века, мешок проса продавался по 1 1/4 копейки серебром. Но затруднения, встречавшиеся в доставлении хлеба голодающим жителям в местах, удаленных от складочных магазинов, побудили правительство придумать другие способы для удовлетворения нуждам народа в неурожайные годы. И так последовательно заведены были хлебные магазины под названием ценоуравнительных, запасных, общинных и общественных. Каждый из помянутых магазинов основан был с целью, соответствующею его названию, а общее и существенное их название в том состояло, чтобы: 1) при большом неурожае продовольствовать бедный народ безденежно; 2) при среднем неурожае снабжать хлебом взаимообразно; 3) при дороговизне отпускать хлеб из магазинов с понижением, а при дешевизне закупать в магазины с повышением цены против рыночных цен. Время основания помянутых магазинов, равно и правила для сбора и раздачи хлеба из них ниже увидим.
  
   2. Ценоуравнительные хлебные магазины
  
   Ценоуравнительные хлебные магазины по-китайски называются чан-пьхин-цан, что от слова в слово значит: всегда равный магазин. Это собственно суть казенные запасные магазины. Учреждение сих магазинов последовало еще в царствование старшего дома Хань. Министр Гын-шеу-чан за 60 лет до Р. X. первый представил, чтоб в пограничных областях построить магазины, в которые хлеб при дешевизне его закупать -- для поддержания земледелия -- с повышением, а при дороговизне продавать -- для пособия народу -- с понижением цены против рыночной. Итак, главная цель учреждения ценоуравнительных магазинов была, чтоб на рынках поддерживать средние цены на хлеб. С падением старшего дома Хань и ценоуравнительные магазины почти уничтожились.
   История показывает, что ценоуравнительные магазины почти при каждой династии вновь были учреждаемы, но не показывает ни времени, ни причин их уничтожения. Это место требует предварительного пояснения. Ценоуравнительные магазины существовали при всех династиях, но при малых династиях краткость времени не позволяла им утвердиться, а при больших, то есть долго царствовавших династиях нередко надзиратели магазинов, при слабом смотрении высшего начальства, мало-помалу уклонялись от цели своего назначения, и магазины от их злоупотреблений исподволь сами собой уничтожились, в смутные же времена внутренней войны иногда они существовали только в одном имени, а действие их совершенно прекращалось по неимению капиталов, истощенных долговременною войною или разграбленных воюющими народами, -- вот самые обыкновенные причины упадка ценоуравнительных магазинов, случавшегося почти при каждой династии.
   В царствование младшего дома Хань, в 67 году по Р. X., полагали восстановить ценоуравнительные магазины, и большая часть государственных чинов признавала это учреждение полезным, но некоторые доказывали, что сии магазины носят только имя полезных для народа, а в самой вещи разоряют народ, ибо сильные производят здесь злоупотребления и народ вовсе не пользуется уравнительностью цен. Доказательства последних были найдены основательными, и восстановление ценоуравнительных магазинов отменено.
   В конце пятого столетия последовало изменение во внутреннем составе ценоуравнительных хлебных магазинов. В Северном Китае слишком упали цены на рис, просо, шелк и хлопчатую бумагу -- главные произведения сельской промышленности, почему заведены были ценоуравнительные магазины для поддержания цен на все помянутые предметы и в 488 году отпущено из государственного казначейства 50 000 лан серебра для закупки хлеба, шелковых и бумажных изделий.
   В начале династии Суй, в 582 году учреждено было главное правление ценоуравнительных магазинов, но на каких основаниях, неизвестно. В начале династии Тхан, в 618 году вновь учреждено главное правление ценоуравнительных магазинов, в 655 году заведены два магазина в столице, в 719 году то же сделано в разных значительных по народонаселению областях и установлено, чтобы в магазинах на сухих местах без перемены хранить просо 8, а рис -- 5 лет, на мокрых местах хранить просо 5 лет, а рис -- 3 года.
   Со времени Тхай-цзун, второго государя из дома Тхан, то есть с 627 года, в одно время с ценоуравнительными магазинами заведены общественные магазины на случай неурожая. Но при его преемнике, с 650 года хлеб из общественных магазинов обращен на другое употребление, а к 706 году сии магазины были уже совершенно опорожнены. Юань-цзун по вступлении на престол восстановил их. Вслед за сим Ди-ву-ци представил, чтобы завести ценоуравнительные магазины на счет государственного казначейства, но что сделано по его представлению, неизвестно. В 780 году министр Чжао-цзан, выставив пользу ценоуравнительных магазинов, в столице существовавших, просил государя завести их по всем значительным городам империи, составить для них собственные капиталы, на которые закупать в магазины рис, просо, шелковые и бумажные ткани, хлопчатую бумагу и шелк, при дороговизне продавать все это с понижением, а при дешевизне опять закупать с повышением цены против рыночной, для основания же собственных капиталов предложил на переправах через реки собирать с купеческих капиталов по два, а с бамбука, леса, лака и чая -- по одному проценту. Но вскоре эти суммы обращены были на военные издержки и таким образом еще до учреждения магазинов были истрачены. В 836 году постановлено было во всех областях, в которых находятся ценоуравнительные и общественные магазины, собирать и с казенных и с частных земель по гарнцу проса, чтобы с продолжением времени, наполнив общественные магазины хлебом, сделать их постоянным источником пособия народу при неурожае.
   При династии Сун, царствовавшей в Южном Китае с 992 года, указано завести ценоуравнительные магазины под управлением чиновников, которые обязаны были на основании прежних постановлений в урожайные годы закупать хлеб в магазины с повышением, а в скудные годы продавать сей хлеб с понижением цены против рыночной. Сверх сего, определено было количество хранимого запаса ограничить одним мешком на семейство, а понижение цен не простирать ниже собственной, то есть покупной цены хлеба. Впоследствии еще постановлено было, чтобы капиталы и хлеб ценоуравнительных магазинов отнюдь не переводить на другое какое-либо употребление. При последнем постановлении магазины наполнились хлебом; напротив, оказался недостаток в хлебе в военных магазинах, почему указано было занять из ценоуравнительных магазинов миллион лан серебра на издержки по армии. От повторения таких займов магазины истощились. В это же время случился голод в столичном округе, почему указано было сделать маломощным ссуду хлеба из ценоуравнительных магазинов по мешку на семейство. Вслед за сим в столице стали отпускать бедным хлеб из ценоуравнительных магазинов с надбавкою на покупную цену, желая тем поддержать рыночные цены, но эта мера по прошествии нескольких лет отменена. Между тем из юго-восточных губерний донесено было, что по областям и военным округам продажа хлеба из ценоуравнительных магазинов производится с наддачею от 10 до 15 чохов на покупную цену, что противоречит понятию вспоможения народу, почему указано было прекратить взимание наддачи, а хлеб отпускать из магазинов по первоначальным, то есть покупным ценам. При династии Сун еще постановлено было вместо закупа хлеба выдавать из ценоуравнительных магазинов деньги под залог хлеба на корню. Вследствие чего один из министров подал голос следующего содержания: "Заведение ценоуравнительных магазинов есть установление святых государей первых трех династий, а не Ли-хын и Гын-шеу-чан положили начало сим магазинам. Дешевизна хлеба не вредит земледелию, дороговизна хлеба не вредит народу. Народ получает продовольствие из магазинов, а правительство получает от них выгоды. Это есть один из лучших законов, но он с некоторого времени потерял свою силу не от того, чтобы сам в себе был худ, но нет способных чиновников. Еще положено капиталы ценоуравнительных магазинов выдавать под залог хлеба на корню, а хлеб переводить в провиантское ведомство. Это значит совершенно уничтожить ценоуравнительные магазины и следовать одной системе залогов под новый хлеб. Прежде сего правительство при каждом неурожае хлеба имело единственную надежду на капиталы и хлеб в ценоуравнительных магазинах, а ныне все деньги обращены в раздачу под залог нового хлеба. Если случится неурожайный год, то где возьмем деньги для закупки хлеба в магазины? Если случится неурожай, то где возьмем хлеб для продовольствия народа? В прошлое время выдано было из государственного казначейства миллион связок медной монеты, чтобы составить капиталы для ценоуравнительных магазинов в империи. Впоследствии сей капитал умножался до 10 миллионов мешков хлеба, а ныне без достаточной причины все без остатка роздано. Если впоследствии нужным найдут восстановить ценоуравнительные магазины, то скоро ли можно будет довести их до прежнего цветущего состояния? Еще не велик вред от раздачи денег под залог хлеба на корню, но сею мерою крайний вред нанесен ценоуравнительным хлебным магазинам".
   Тот же министр о тогдашнем состоянии ценоуравнительных магазинов пишет: "Учреждение ценоуравнительных магазинов и для казны и для частных людей выгодно. На прошедших годах хотя и были урожаи, но как в магазинах по округам не было основных капиталов, то и не могли закупать хлеб; сверх сего, чиновники, отягощаясь приемом и отпуском хлеба, не слишком пекутся о закупе, притом же они не всегда могут иметь верные сведения о рыночных ценах, а чаще, полагаясь на уверение маклеров и хлебных торговцев, вместе с ними производят злоупотребления. В то время, когда землепашцы, имея нужду в деньгах для вноса податей, привозят хлеб в магазины, то не покупают его, и от этого весь хлеб поступает в амбары хлебных торговцев. Когда же пройдет это время и рыночные амбары наполнятся хлебом, то правительство приступает к закупу хлеба с надбавкою цены, и сим образом в казенные магазины хлеб поступает по высоким ценам. Что касается до хлеба в ценоуравнительных магазинах по округам и уездам, жители нередко получают залежавшийся и попортившийся хлеб, не стоящий первоначальной, то есть покупной цены. Итак, не сами в себе законы, худы., а люди делают их худыми".
   При той же династии Сун представлено было, чтоб наличные деньги ценоуравнительных магазинов, пока народ не внесет все подати без остатка, употреблять на закупку хлеба. Государь, утвердив это постановление, сделал министрам достопамятное замечание, "что постановлениями запрещается капиталы ценоуравнительных магазинов употреблять на посторонние расходы, а только на продовольствие народа в голодное время. Взятое у народа и возвращать должно народу".
   При династии Гинь, царствовавшей в Северном Китае, ценоуравнительные магазины основаны в 1170-х годах с целью в урожайные годы закупать хлеб с надбавкою 20%, а в скудные -- отпускать с понижением 10% против рыночных цен. В 1192 году государь заметил своим министрам, что ценоуравнительные магазины во многих местах существуют только в имени, а не на самом деле, ибо землепашцы отдаленных уездов не в состоянии ездить в областные города продавать или покупать хлеб из казенных магазинов, почему нужным нахожу завести хлебные магазины в каждом уезном городе и заведыва-ние магазинов поручить областным и уездным правителям. И так сделано было постановление, чтоб из уездов, лежащих в пределах 60 ли от областных городов, ездили в областные магазины, а в уездах вне 60 ли учредить магазины с запасом хлеба на три месяца, в уезде, в котором находится более 20 тысяч семейств, иметь в запасе 30 тысяч, где выше 10 тысяч семейств -- иметь 15 тысяч, где менее 5 тысяч семейств -- иметь 5 тысяч мешков хлеба.
   При династии Юань положение о ценоуравнительных магазинах утверждено в 1264 году, то есть с восшествия Хобилаева на престол Китайской империи, магазины построены в 1269-м, а в 1271 году начали во всех областях закупать хлеб.
   При династии Мин учреждены ценоуравнительные магазины в 1500-х годах, а в 1530 году государь предписал местным начальствам учинить распоряжение для закупки риса и проса в большем количестве и поступать с сим хлебом по положению о ценоуравнительных магазинах, то есть весною отпускать хлеб бедным землепашцам на условии после осенней уборки возвратить без наддачи.
   При настоящей династии Цин, в 1650 году, определено "хлеб, хранящийся в ценоуравнительных магазинах, весною и летом продавать, осенью и зимою закупать новый по средним ценам, а заимообразно данный принимать без наддачи, имея в виду единственно выгоду народную. Если же случится неурожайный год, то безденежно раздавать бедным, потерпевшим от неурожая, а местным начальствам поставить в обязанность производить это на самом деле".
   В 1694 году еще издано следующее постановление: "Количество риса и проса в ценоуравнительных магазинах иметь в наличности по положению, а излишний хлеб продавать на серебро. В местах, ближайших к губернскому городу, сдавать это серебро в губернское казначейство, а в отдаленных сдавать в областные казначейства. Если случится голодный год, то местным начальствам дозволяется с хранящимся в казначействах серебром отправлять чиновников закупать хлеб в урожайных местах смежных губерний, доставлять водою в места, потерпевшие от наводнения или от засухи, а отпускать по ценам не выше покупных. Что касается до риса и проса, хранящегося в магазинах, обменивать на новый хлеб по положению. В удаленных гористых местах области Чао-чжеу-фу цены на хлеб в неурожайный год поднимаются весьма быстро, почему предписано на непредвидимый случай всегда иметь в тамошних магазинах 48 700 мешков риса и проса в наличности". Таково есть настоящее положение ценоуравнительных магазинов. Но сколько должно храниться запасного хлеба в них, на это нет положительных постановлений, и потому и количество наличного хлеба, хранящегося в сих магазинах, неизвестно.
  
   3. Запасные магазины
  
   Запасные магазины на китайском языке от слова в слово называются юй-бэй-цан. Они поздно заведены в Китае, ибо не ранее как уже при династии Мин, в 1390-х годах, указано было завести в каждом уезде по четыре магазина, закупать хлеб для них на счет казны и каждый магазин в заведывание поручить честному старику из местных жителей. Сии магазины построены были в четырех сторонах каждого уезда -- с той целью, чтобы в неурожайные годы снабжать голодающих хлебом, но в 1410-х годах переведены в уездные города.
   Запасные магазины, по переводе их в города, не в продолжительном времени были запущены совершенно, почему в 1440 году указано еще шести палатам и Прокурорскому Приказу "избрать чиновников и поручить им в обоих столичных округах {В это время были две столицы: Пекин в Северном и Цзян-нин-фу в Южном Китае.} и во всей империи завести запасные магазины и на счет казны закупать хлеб для них с надбавлением цены против рыночных цен". Если кто из военных и разночинцев изъявит желание сделать пособие казне хлебом, о таковых начальства должны были представлять к награде чином или похвальною надвратною надписью.
   В 1474 году в предписании казенным палатам касательно запасных магазинов сказано: "В прошлое время заведены были в каждом округе и уезде по четыре запасных магазина, в которых заготовляли хлеб для продовольствия народа при неурожае от наводнения и засухи, но эти магазины давно запущены, почему ныне следует освидетельствовать количество хранящегося в них хлеба, снова пополнить их покупным хлебом, при недостатке же хлеба на рынках пополнять годичными остатками хлеба из казенных магазинов и, сверх сего, внушить достаточным поселянам делать пособие казне пожертвованиями хлеба. Надзирателями магазинов избирать достаточных и добросовестных людей из местных жителей". Вслед за сим, в 1490 году сделано было новое распоряжение, чтобы в каждом округе и уезде на пространстве 10 квадратных ли иметь хлеба в запасе 15 тысяч, на пространстве 20 ли -- 20 тысяч мешков, в военном округе из 1000 семейств иметь в запасе 15 тысяч, из ста семейств -- 300 мешков, а когда магазины будут наполнены, то освидетельствовать.
   Несмотря на такое распоряжение, запасные магазины год от году приходили в худшее состояние. В 1530-х годах местные начальства представляли, что в последнее полустолетие запасные магазины ежегодно были пополняемы казенным рисом, оставшимся от годового расхода, почему всегда был наличный хлеб на непредвидимые случаи, а ныне хлеба осеннего сбора достает только для отправления в казенные магазины, а в запасных магазинах нет ни зерна риса, и посему просили поспешить с заготовлением хлеба. На сие представление указано губернским начальствам принять меры к заготовлению риса и проса, так чтобы в каждом областном городе было 10 тысяч, в уездном от 2 до 3 тысяч мешков, далее постепенно умножать количество запаса так, чтобы на пространстве 800 квадратных ли было не менее 190 тысяч мешков. Предписание приведено было в исполнение, но впоследствии стали продавать хлеб бедным землепашцам, и запасы оттого мало-помалу уменьшились. В 1570-х годах в каждом большом городе находилось не более 6 тысяч, а в малом -- не более 1000 мешков. С продолжением времени количество запасов еще уменьшилось, так что в 1600-х годах большой город в запасе имел не более 3000, а малый -- не более 100 мешков. Несмотря на что местные начальства в своих донесениях описывали состояние магазинов в самом удовлетворительном положении и таким образом обманывали государя. При нынешней династии Цин вместо запасных магазинов введены деревенские и общественные магазины. Итак, хлебные магазины под названием запасных существовали только при династии Мин и были в прямом смысле запасные.
  
   4. Деревенские хлебные магазины
  
   Деревенские хлебные магазины на китайском языке называются ше-цан, что от слова в слово значит общинный или околоточный магазин. В постановлениях ясно раскрыты состав и цель общинных магазинов.
   Еще в исходе VI века по Р. X., именно в 585 году, Чжан-сунь-пьхин, президент Строительной Палаты, представил императору, чтоб "переписать, и военным и земледельцам составить общины, и в каждой общине учредить общественный магазин, в который каждый член общины, после уборки хлеба обязан внести количество проса или пшеницы, смотря по урожаю, содержать этот хлеб в магазине своей общины, а обязанность собирать хлеб, записывать в книгу, поверять и хранить его от растраты возложить на старшин общины, которые должны в неурожайные годы снабжать голодающих в своей общине хлебом". По прошествии 10 лет, то есть в 596 году, еще определено было производить для деревенских магазинов троякий сбор хлебом: с богатых домов брать по мешку, с средственных -- по семи, а с малосильных -- по четыре дэу ежегодно.
   Постановления о содержании деревенских хлебных магазинов при династии Тхан были улучшены, а [при] династии Сун доведены до большей определительности. Почему Лю-син-цзян в своем представлении о них писал следующее: "Общинные магазины одолжены своим существованием династии Суй, при династии Тхан они умножены. Ныне царствующая династия Сун продолжает следовать высшим двум. В самом начале первой династии Чжан-сун-пьхин представил, чтобы поселяне составили общины и в каждой общине завели общественный магазин. Каждый член общины должен был после уборки хлеба внести в магазине известное количество проса или пшеницы. Старшины общин обязаны были вносить сборный хлеб в книгу и поверять, а в неурожайные годы раздавать его бедным. Впрочем, постановления династии Суй были несовершенны. При династии Тхан, в 640-х годах, Дай-чжеу представил, чтоб предписать повсюду завести общественные магазины, в которые землевладельцы, от князя до поселянина, должны ежегодно после осенней уборки вносить количество хлеба соразмерно количеству владеемой земли. Тхай-цзу, основатель нынешней династии Сун, скорбя, что в неурожайные годы смотрители деревенских магазинов не в свое время выдают хлеб народу, в 990-х годах постановил выдавать хлеб, не ожидая именного повеления, но впоследствии, досадуя, что чиновники производят злоупотребления и отягощают народ доставкою хлеба, отменил помянутое постановление. Оно вновь введено было с 1068 года, и народ поныне пользуется выгодами его, но производство раздачи хлеба еще не совсем согласно с древними положениями. Настоящая цель учреждения общественных магазинов в том заключается, чтобы хлеб, сбираемый с народа, обратно раздавать народу, и потому здесь в строгом смысле должно наблюдать равенство. Ныне хлеб, собираемый в общественные магазины, раздают в голодные годы только в больших городах, а из живущих в удаленных местах редкие пользуются сим благодеянием, потому что не многие в состоянии ехать в город за хлебом, притом полученное не вознаграждает издержек проезда, и посему во время неурожая очень многие принуждены бывают оставлять родину и скитаться в самом жалком положении. Не эта цель учреждения общинных магазинов. Хлеб, собираемый в сии магазины, должен храниться не в городах, а по селениям в амабарах и ямах, и притом, сколь возможно, должно уравнять расстояние между складочными магазинами, а где еще нет амбаров и ям, там складывать хлеб в монастырях или в богатых домах. Правитель уезда должен заведывать сборный хлеб в своем уезде и по временам свидетельствовать, а при неурожае хлеба письмоводители его должны отправляться по селениям, делать исчисление жителям и по числу душ раздавать хлеб. Сим образом жители удаленных мест примут равное участие в получении хлеба, не пускаясь в отдаленный путь".
   Вслед за сим Чжу-си, знаменитый писатель XII века, представил 13 статей, в которых изложены порядок приема, способы хранения и правила для раздачи хлеба из общественных магазинов. Его постановления найдены основательными и обнародованы по всей империи для исполнения. Чжу-си в прежних постановлениях находил два главных недостатка: 1) хлеб ценоуравнительных и общественных магазинов хранился в городах, где только бродяги из торговцев и лентяи из поселян могли пользоваться им, а жители отдаленных гор и долин, настоящие землепашцы и плательщики податей, даже умирая, не в состоянии были ехать в город для получения хлеба; 2) чиновники, заведывающие хранением хлеба, уклоняясь от хлопот и опасаясь ответственности, смотрели на простой народ как на ничтожное сословие и неохотно отпускали хлеб им, напротив, нередко сдавали друг другу магазины с хлебом в целости, не отпирая замков и не распечатывая дверей, а иногда хлеб в магазинах десятки лет не был свидетельствован и при выдаче его во время большого неурожая от гнилости превращался в пыльную землю. Напротив, некоторые укоряли самого Чжу-си, что он из надбавок на возвращаемый хлеб полагал составить основные капиталы деревенских магазинов. Чжу-си, при беспримерной его попечительности и бескорыстии, действительно сделал это в одном из деревенских магазинов, которому он ссудил из казенного магазина 600 мешков риса. Через 14 лет деревенский магазин возвратил занятое количество и столь же имел у себя в запасе, исключая хлеба, безденежно розданного в голодные годы.
   При династии Юань Чжао-тьхянь-линь в представлении своем о состоянии хлебных магазинов писал следующее: "В шестое лето правления Чжи-юань, 1264, состоялся указ об учреждении в каждой общине по одному общественному магазину под главным смотрением старшины общины, с устранением земских чиновников от вмешательства при сборе и раздаче хлеба. Как скоро в голодный год приведется раздавать хлеб жителям общины, то старшина должен был сделать расписание, кому следует получить хлеб, чтобы не растратить по-пустому. Но ныне большая часть общинных магазинов без хлеба, почему нужно предписать, чтоб замлепашцы в каждой общине избрали голову и старосту и общими силами построили амбар или яму, и когда хлеб убран будет с полей, то сделали бы сбор его по количеству запашки. Что касается до количества вносимого хлеба, взимать с му земли по гарнцу проса, а риса по два гарнца, при большем урожае предоставляется по силам вносить и более, а после наводнения, засухи или саранчи дозволяется освобождать от взноса. Как урожай не может быть одинаков в одной и той же общине, то в скудных местах можно освобождать от взноса, а в голодных раздавать хлеб по числу душ. При раздаче хлеба полагается на каждую душу по гарнцу, а при множестве запаса можно выдавать и по два гарнца в день {Ныне выдают возрастному 1/2 и малолетнему 1/4 гарнца.}. Голова и староста общины не могут частно употреблять, а земским чиновникам запрещается взаимообразно брать хлеб из магазинов. Сим образом поселяне будут взаимно вспомоществовать друг другу, и справедливость в полном смысле будет соблюдена".
   При династии Мин, в 1539 году предписано было завести по всем областям общинные магазины. Сим предписанием предоставлено народу составить общины из 20 до 30 домов, в каждой общине избрать из достаточных и честных людей голову, старосту и писаря, который мог бы вносить в книгу приход и расход хлеба, для сего ежемесячно, в дни новолуния и полнолуния, они должны собираться в одно место. Каждый дом обязан ежегодно вносить в магазин до четырех дэу риса с надбавкою пяти пригоршней на дэу. Домы разделялись на высшие, средние и низшие. Высшим домам поручалось распоряжение при неурожае. При недостатке хлеба они могли брать его из магазина взаимообразно, а в урожайный год возвращать взятое, средним и низшим домам хлеб раздавали без возвращения. Местное начальство представляло губернатору и председателю казенной палаты ведомости о приходе и расходе хлеба для справок. Если недоставало хлеба в магазине, то голова общины штрафуем был вносом риса за целый год. Это положение, по-видимому хорошее, на деле оказалось неудобоисполнимым, почему по прошествии 20 с небольшим лет подано было государю представление следующего содержания: "Самая лучшая мера для устранения голода при неурожае заключается в древних общественных магазинах. Но если завести магазины только по областям и окружным городам, то отправляющиеся к магазинам за хлебом во время неурожая могут в течение десяти дней помереть с голода. Надобно запасти хлеб по селениям и постановить правила как для сбора, так и выдачи хлеба, в селениях составить народные сборы {То есть общины.}, соединив в каждом сборе от двух до трех сот домов. Поселяне на мирской сходке должны разделить домы на высшие, средние и низшие, и по сим трем разрядам делать пожертвование хлебом, который хранить в магазине, поставить честного человека главою общины, а другого, расторопного и расчетливого, помощником ему. Если случится несчастный год, то раздавать хлеб по числу домов, прежде средним и низшим, а потом высшим, но высшие домы должны в урожайный год возвратить взятое, а средние и низшие освободить от сего. Раздачу и ссуду хлеба предоставить самим поселянам, а степени урожая вносить в ведомость для справок земскому. Сим образом высшее начальство освобождается от пересмотра, а жители -- от дальней поездки за хлебом". Сие представление утверждено было, но в нем ни слова не сказано о мере хлеба по числу душ в семействе.
   При настоящей династии Цин, в 1703 году дано государственным чинам предложение следующего содержания: "Хотя по всем областям учреждены ценоуравнительные магазины для сбора и хранения запасного хлеба, но нельзя утвердительно сказать, чтобы этого хлеба достаточно было для продовольствия народа в неурожайные года. Надобно по всем селениям завести еще общинные магазины для сбора и хранения запасного же хлеба. В губернии Чжи-ли находятся земли, жалованные маньчжурам. На таких землях несколько деревень в сложности могут завести один магазин, а для управления действиями по общинному магазину избрать из крестьян желающего принять на себя должность сию и поручить ему сбор и хранение хлеба. Свободные землепашцы могут общими силами завести в своем селении общинный магазин, и желающему принять на себя распоряжение поручить сбор и хранение хлеба, запасаемого на случай неурожая. Сообщить этот указ губернатору в Чжи-ли, и ежели учреждение общинных магазинов на изложенных началах окажется незатруднительным для народа, то и в прочих губерниях по селениям завести подобные общинные магазины для сбора и хранения запасного хлеба. Предоставляю это предложение рассмотрению кабинетных министров обще с государственными чинами". Вследствие сего предложения в совете государственных чинов положено: "Учредить по селениям общинные магазины и пожертвованный хлеб каждому селению хранить в своем магазине, поручать добросовестному человеку в хорошие годы тщательно собирать и хранить, в средственные -- взаимообразно выдавать для обмена на новый хлеб, а в худые -- безденежно раздавать для пропитания".
   В 1724 году последовало подтверждение постановлений для общинных магазинов. В подтвердительном указе сказано: "На местных чиновников возлагается через поощрение к благотворительным делам возбуждать усердие в поселениях к исполнению верховной воли, а не производить ропота принудительными мерами. Что касается до сбора и содержания хлеба, предписывается до времени хранить его в казенных местах и общественных зданиях, а когда от надбавок умножится количество сборного хлеба, тогда для содержания его построить магазины и амбары и завести книги, в которые вносить хлеб каждого урожая. Из хлеба, жертвуемого по мелочам, со временем может составиться довольное количество. Кто по расположению к благотворительности пожертвует от 10 до 50 мешков, тем давать, смотря по количеству хлеба, разные поощрительные отличия, а кто, продолжая благотворение в течение нескольких лет, пожертвует от 300 до 400 мешков, о тех генерал-губернаторы и губернаторы должны представлять к награде шариком, то есть чином, 15-го класса. В каждой общине определять старшину и помощника ему. Для сего избирать в селениях из достаточных домов двух степенных и способных людей, которых ежегодно должно поощрять. Кто из них беспорочно прослужит 10 лет, о тех генерал-губернаторы обязаны представлять к награде шариком 15-го класса, а кто из них, действуя по своекорыстию, будет расхищать хлеб, тех подвергать суду по законам. Что касается до количества надбавок, на каждый мешок полагается 2/10, то есть два дэу, наддачи. Как скоро в течение десяти лет количество надбавочного хлеба удвоится против капитального хлеба, то надбавка навсегда превращается в половинную, то есть надбавлять по одному дэу на мешок. Старшина обязан в начале майской луны предварительно донести местному начальству о взаимообразной ссуде хлеба с назначением дня для раздачи, а в начале ноябрьской луны донести о приеме хлеба по положению. Прием и раздачу хлеба производить должно мерами, сделанными по образцу казенных мер, насыпая вровень. Желающие взаимообразно взять хлеба должны перед раздачею объявить старшинам общины, а окружные и уездные правления должны отпускать хлеб по числу душ. Перед возвращением хлеба старшины общины должны предварительно объявить о сроке и кончить прием в положенный срок. Что касается до записи урожаев, в каждой общине должны быть две ведомости за казенною печатью, одна из них остается у старшин общины, а другая представляется земскому начальству для справок. Записи о числе урожаев не должны быть взаимно смешиваемы. В каждый раз по окончании действия старшины общин обязаны о количестве хлеба в целом уезде донести начальству, а если местные чиновники с насилием занимали или покупали хлеб из общинных магазинов, то старшинам общины дозволяется доносить высшему начальству, а высшее начальство обязано донести государю". На этом положении существуют хлебные магазины в настоящее время.
  
   5. Общественные магазины
  
   Общественные магазины на китайском языке называются и-цан, что от слова в слово значит справедливый, то есть на справедливости основанный. Они имеют одну цель с деревенскими, или общинными, магазинами, с которыми в одно время и заведены, но в средствах сбора хлеба разнствуют. Деревенские магазины заведены и содержатся самими землепашцами, а общественные -- разными сословиями.
   Президент Чжан-сунь-пьхин в 583 году первый представил ежегодно осенью собирать с разночинцев {То есть со всех сословий, занимающихся промышленностью и торговлею, а не земледелием, исключая, впрочем, чиновников.} просом или пшеницею по мешку и менее с дома, смотря по состоянию, хранить сборный хлеб в селениях на случай неурожайного года и назвать сии магазины общественными. В самом начале общественные магазины находились в домах частных людей, и много хлеба было в растрате, почему в 585 году в именном указе сказано, что общественные магазины "заведены на случай голода от наводнения или засухи, но простолюдины не помышляют о будущем и легкомысленно растрачивают запасы, а впоследствии терпят крайнее стеснение в пропитании себя, почему надзор за общественными магазинами поручается местным начальствам".
   При династии Тхан общественные магазины заведены в 627 году. Положено было каждый раз, когда случится голод, отворять магазины для безденежной выдачи хлеба. В сентябрьской луне 651 года обнародовано новое положение, в котором сказано: "Прежде для основания общественных магазинов собирали местный акциз, что в самой вещи было отяготительно, вместо сего впредь производить сбор хлеба с домов. Самые богатые домы могут вносить по пяти мешков, а из прочих каждый по своему достатку". Но президент Дай-чеу подал мнение, чтобы "землевладетели, начиная с князей, после осенней уборки вносили хлеб в общественные магазины соответственно количеству владеемой земли {Здесь разумеются пашенные земли, принадлежащие владельцам разных сословий, лично не занимающихся земледелием.}, и этот хлеб в худые годы раздавать для продовольствия народа. Его мнение было одобрено и потому указано: собирать по два гарнца с му просом, пшеницею или рисом смотря по свойству почвы, при недороде 4/10 прощать половину, а при недороде 7/10 совершенно освобождать от вноса, безземельных торговцев разделить на девять разрядов, и по сим разрядам каждый дом обязан вносить хлеб в общественные магазины от пяти мешков до пяти дэу, самые бедные домы, также инородцев, освободить от вноса хлеба. Если случится неурожай, то выдавать хлеб народу безденежно, а кто будет взаимообразно брать хлеб для посева, тот осенью должен возвратить новым хлебом".
   При династии Сун, в 964 году, указом предписано: "Областным начальникам во всех уездах завести общественные магазины, в которые ежегодно дважды вносить хлеб с надбавкою на каждый мешок по одному дэу. Ежели голодающий селянин имеет нужду взаимообразно взять хлеб для посева или для пропитания, то окружные чиновники обязаны выдавать и потом уже доводить до сведения государя". Но как и внос и доставка хлеба были затруднительны, то впоследствии общественные магазины были уничтожены. Уже в 1033 году указано было составить совет о восстановлении общественных магазинов, но и это повеление не было приведено в исполнение. В 1035 году подано было новое представление, которым полагали домы разночинцев разделить на пять разрядов, вносить в магазины хлеб в два раза, летом и осенью, с надавкою по гарнцу на два дэу, при засухе и наводнении освобождать от вноса, выбрать в уездах места, удобные для постройки магазинов; в средних областях, в которых податного хлеба собирается до 800 000 мешков, получать от пристава сплавной доставки не менее 5000 мешков в общественные магазины. Но это представление по разногласию в общем собрании чинов не было утверждено. В 1041 году утверждено было представление о заведении общественных магазинов и вскоре потом отменено. Впоследствии еще было указано, чтоб поставить сбор хлеба на случай неурожая, но в это время все увлеклись общими обстоятельствами, и государево предписание не приведено в исполнение. Итак, при династии Сун общественные магазины почти не существовали, а вместо сего большое внимание обращено было на деревенские хлебные магазины, которые, по сущности своей, суть одно и то же с общественными хлебными магазинами. Надобно припомнить, что династия Сун царствовала в одном Южном Китае.
   При династии Ляо, в 995 году, и в Северном Китае заведены общественные магазины, в которые ежегодно после осенней уборки должны были вносить с каждого дома количество хлеба смотря по урожаю. Заведывающий магазином обязаны был иметь ведомость вносимому хлебу и в неурожайный год раздавать сей хлеб народу. В сие время в областях по северной границе учреждены были магазины, в которые закупали хлеб с надбавлением цены, старый хлеб обменивали на новый, а народу дозволено было взаимообразно брать хлеб из сих магазинов на условии возвращать с наддачею двух дэу на мешок. Сим образом в пограничных магазинах скоплено было до 300 000 мешков.
   При династии Юань общественные магазины заведены по селениям в 1264 году, а в 1286-м наполнены хлебом, который с надбавкою цен куплен был на пошлинный сбор с железа. Но вероятно, что сии магазины мало-помалу были запущены, потому что в 1317 году указано восстановить их по селениям.
   При династии Мин не было общественных хлебных магазинов, а вместо их заведены были запасные магазины, которые заключали в себе основания и деревенских и общественных магазинов, потому что наполнялись хлебом сбором с народа и через пожертвования частных людей.
   При нынешней династии Цин, в 1726 году соляные откупщики в Лян-хуай пожертвовали 300 тысяч лан серебра, чтоб в Цзян-нань {Страна Цзян-нань заключает в себе две губернии: Цзян-су и Ань-хой.} закупить рис, а для хранения сего хлеба построить магазины под названием общественных магазинов соляных откупщиков. Указом дозволено было построить сии магазины в Ян-чжеу-фу и ежегодно по временам продавать из них 3/10, чтобы через продажу старый рис обменивать на новый и в то время, когда рис дорог, отворять магазины для продажи его с понижением цены, а осенью пополнять их покупкою нового риса с повышением цены против рыночных цен.
   Из обзора хлебных магазинов видно, что ныне государственные хлебные магазины составляют часть государственного дохода, употребляемого на содержание войск, ценоуравнительные хлебные магазины составляют основание народного продовольствия в голодные годы, деревенские и общественные хлебные магазины суть вспомогательные силы для казенных магазинов. Ценоуравнительные магазины постоянно существовали при всех больших династиях, при династии Сун -- деревенские магазины, а при династии Мин запасные магазины заменяли места общественных магазинов. Ныне китайское правительство наполняет государственные и ценоуравнительные магазины поземельным сбором разного хлеба в зерне. Деревенские магазины содержатся пожертвованиями одних землепашцев и потому находятся в непосредственном их распоряжении, исключая губернии Сань-си, где они основаны были на счет казны и потому состоят в казенном ведомстве. Общественные магазины основаны пожертвованиями разных сословий и по той же причине состоят в распоряжении членов общества основателей.
   Кроме описанных выше хлебных магазинов в конце V века учреждены были по всем областям хлебные магазины под названием магазины богатых людей, но ни состав, ни цель сих магазинов неизвестны.
   В царствование династии Сун, вступившей на престол империи в 960 году, заведены были хлебные магазины под названием: благотворительных для народа -- хой-минь-цан, ссудных -- дай-цан, воспитательных -- цзюй-цзы-цан. Благотворительные магазины наполнялись хлебом, который покупали на штрафные деньги, а в неурожайные годы продавали его народу с понижением рыночной цены.
   В ссудные магазины поступал хлеб, собираемый с земель, никому не принадлежавших и потому считавшихся казенными. Цель последних была взаимообразно ссужать хлебом во время неурожая.
   Воспитательные магазины введены были в одной области в губернии Фу-цзянь в 1210-х годах для воспитания детей мужского пола, которых родители по бедности не в состоянии были прокармливать. Детей принимали пяти месяцев от рождения и вносили в ведомость, а по отнятии от груди отдавали их на воспитание с платежом 13 дэу риса на месяц. Хлеб в сии магазины поступал с конфискованных земель, но с 1250 года они присоединены к ценоуравнительным магазинам.
  
   6. Построение хлебных магазинов
  
   Хотя китайское зодчество в правилах как строения, так и самого расположения зданий совершенно отлично от зодчества европейского, однако в построении хлебных магазинов существенные принадлежности сих зданий суть те же, какие требуются и в европейских хлебных магазинах, потому что цель построения хлебных магазинов и в Европе и в Азии есть одна и та же, то есть содержание и хранение зернового хлеба, в больших количествах запасаемого. Надобно еще заметить, что Китай, по различию в климатических свойствах, делится на Южный и Северный. Южный Китай имеет мокрую почву и более производит различные виды риса, проса и пшеницы -- мало. Северный Китай имеет сухую почву и более производит пшеницу и различные виды проса, риса -- мало. Почему хлеб, собираемый и закупаемый правительством в Северном Китае, состоит из пшеницы, ячменя, волчьих бобов, из различных видов проса и частью из риса, а в Южном Китае наиболее из риса. Все это поступает в магазины в зерне. Такой хлеб, ссыпанный в одно место в большом количестве, боится, во-первых, снизу сырости, а сверху течи, во-вторых, вредны для него мелкие птицы и крысы. Но средства к устранению этой опасности для хлеба находятся во власти человека и заключаются в самом построении хлебных магазинов.
   Каким образом хлебные строились в древности, неизвестно. Правила их построения в XV и XVI веках в истории подробно описаны. Законами настоящей династии Цин предписано при построении хлебных магазинов наблюдать следующие правила:
   1. Для построения хлебного магазина должно избирать возвышенное место и площадь под двор выровнять с небольшим возвышением к средине. Запретить смежным жителям копать поблизости магазина ямы для скопления воды. Нарушителей сего правила штрафовать починкою магазинов.
   2. Ров, вырытый под магазинное здание, крепко убить. Если есть камень, то выбутить камнем, по недостатку ж в камне употребить большой, хорошо прожженный кирпич {Большой кирпич, употребляемый более для кладки городских стен, имеет в длину 1 2/ фута, в ширину -- 7, в толщину до 4 дюймов.} и так гладко обтесать его, чтобы швы были весьма плотны. Боковые стены должны иметь не менее трех футов в поперечнике и, для предосторожности от землетрясения, переплетом продольных кирпичей связаны в одно целое. Отделения или закромы для ссыпания хлеба должны быть просторны и высоки. Если закромы просторны, то прели не бывает, если высоки, то воздух не может спираться. Кровельную черепицу, как исподнюю, так и верхнюю, должно смачивать в квасцовой воде, отчего и при самых продолжительных дождях не будет течи сквозь кровлю. Переведены, распорки, столбы, стропилины и решетник должны быть из самого старого соснового леса, взятого с южной стороны хребта. Лучше в один раз издержать двадцать вместо десяти и построить прочно. Если, жалея денег, построить непрочно, то через несколько лет приведется перестраивать, и тогда прежние малые издержки окажутся убыточнее больших, а здание со всем тем не прочнее прежнего будет.
   3. Слуховые окна на кровле для того делаются, чтобы хлеб не портился от спершегося воздуха, но через эти окна мелкие птицы расхищают хлеб и, сверх того, загаживают его своим извержением. Для отвращения сего должно в слуховые окна вставлять решетки, плетенные из бамбуковых драночек, с такими ячейками, сквозь которые можно только палец просунуть, а мелкие птицы пройти не могут. После складки стен в магазине надобно открыть слуховые окна, чтоб к исходу осени стены могли просохнуть. Пол прежде надобно покрыть изгарью (то есть золою) каменного угля, на полфута в толщину, сверх изгари еще насыпать слой пшеничного обмола, на полфута же в толщину, а сверху настлать один ряд большим кирпичом, густо растворить известь на отваре клейкого риса и этою известкою {В Китае находится рис особенного вида, называемый клейким. Известь, растворенная на отваре сего риса, употребляется в строении каменных плотин. Клейкий рис не употребляется в пищу.} замазать швы между кирпичами. Если есть излишний лес, то внутри обшить стены досками, швы между ними обить соломенною рогожею.
   4. Если магазин в пять звеньев {Сим образом каждое звено составляет закром.}, то крайние звенья, восточное и западное, отгородить от стен досками наравне с дверною притолокою, звенья также перегородить досками, хлеб насыпать только в четыре звена, пятое оставлять порожним. Когда от продолжительного ненастья в лунах июльской и августовской воздух сделается влажным или принят будет новый хлеб еще не совершенно просохший, то, если не дать свободного выхода воздуху, хлеб может сопреть. Для предупреждения сего должно хлеб пересыпать из звена в звено. Когда же хлеб, пересыпанный сим образом, весь будет переворочен, то спершийся воздух выйдет, хлеб удержит свойственный ему вкус и не подвергнется затхлости.
   Ныне для поправления воздуха в хлебных магазинах изобретен воздушный насос. Этот насос имеет вид цилиндра, внутри пустой и с распорками в несколько рядов, плетется из бамбуковых прутьев, в поперечнике содержит около фута, в вышину до двадцати футов, к нижнему концу несколько шире, чтобы удобнее ставить его. В каждом звене хлебного магазина ставят пять или шесть таких насосов смотря по мере звена и по количеству хлеба. Иногда хлеб в магазинах и житницах от долговременного лежания сопревает или отсыревает на несколько футов, а рис даже изменяется в желтый цвет и мало-помалу начинает гнить. Это нередко и казну и частных людей приводит в убыток. Воздушный насос вытягивает спершийся воздух, через что рис делается тверд и сух. Это есть такая вещь, без которой не могут обойтись домохозяева, имеющие большие запасы хлеба.
   Ныне хлебные магазины строятся по правилам зодчества, общего для зданий всякого вида, но касательно размера не одинаковы. Государственные магазины, назначаемые для временной складки податного хлеба, обширны {Хлеб, складываемый в государственные магазины, хранится в мешках.}. Магазины ценоуравнительные по уездным городам, деревенские и общественные по селениям вообще средственны и строятся корпусами, содержащими в себе от 3 до 7 звеньев, звено содержит в себе в вышину 13 6/10 фута, в ширину 11 2/10, в глубину 16 футов и вмещает не менее 400 мешков зернового хлеба. Хлебные магазины, и большие и малые, на китайском языке имеют общее название цан, но по видам их разделяют на:
   1) открытые магазины -- бин;
   2) глухие магазины -- ао-фан;
   3) круглые амбары или житницы -- кхун;
   4) четыреугольные житницы -- цзин.
   Открытый хлебный магазин есть здание с кровлею, но без стен. Такие магазины служат для свалки хлеба в колосьях, начало их восходит к тем древним временам, когда податной хлеб собирали снопами и колосьями, то есть за 2200 лет до Р. X.
   Глухой хлебный магазин есть здание с кровлею и глухими стенами. Ныне все магазины, назначенные для содержания хлеба в зерне, строятся глухие.
   Круглая житница делается из прутьев, обтягиваемых вкруг кольев, в землю воткнутых, внутри обмазывается глиною, сверху накрывается травяным колпаком. Это деревенские житницы, употребляемые в Северном Китае, где возвышенность местоположения и сухость почвы дозволяют держать зерновой хлеб в мазанках.
   Четыреугольная житница есть хлебный амбар, состоит из столбов, вкопанных в землю, и досчатых стенок между ними. Употребляются в Южном Китае, где низменность местоположения и сырость почвы не дозволяют употреблять круглых мазанок.
   В Северном Китае для содержания зернового хлеба еще употребляются ямы с большим и малым отверстиями. Первые на китайском языке называются яо, а последние -- дэу. Это подземельные житницы, введенные в глубокой древности. Ямы сначала обжигаются хворостом и дровами, посыпаются мякиною и наполняются просом. Сверху накрывают их соломою и засыпают землею, так что сторонние люди не могут приметить. Большие ямы вмещают в себе по нескольку сот, а малые по нескольку мешков. Из всех родов хлеба только просо может очень долго лежать в яме без порчи. Иногда, насыпав яму просом, для долговременного хранения без перемены сажают над нею деревцо, которое вырастает до толщины в объеме. Когда просо начнет приближаться к порче, тогда дерево прежде начинает желтеть и сохнуть. В это время надобно просо пересыпать в другую яму. Употребление ям в Северном Китае возможно потому, что почва глубока. В странах около рек Хуай и Цзян подражают этому только на местах возвышенных, где почва также глубока бывает.
  
   XIII. МЕРЫ ДЛЯ ОТВРАЩЕНИЯ ГОЛОДА
  
   Голодом называется неурожай хлеба в какой-либо стране, обыкновенно случающийся от естественных причин, как то: засухи, наводнения, градобития, несвоевременных инеев и проч. Неурожай хлеба считается общим народным бедствием, это общее бедствие в отношении к мере неурожая имеет степени. Китайские законы определили его в десять степеней, и при бедствии выше пяти степеней правительство принимает меры к успокоению народа на счет продовольствия.
   Хлеб, запасаемый в магазинах для продовольствия народа в неурожайные годы, есть первое и главное, но не единственное средство к отвращению голода. Есть меры побочные, содействующие к отвращению опасных последствий, могущих произойти от недостатка в хлебе, и даже к предупреждению самого недостатка в хлебе. Таковые меры суть:
   1. Поощрение земледелия.
   Земледелие в Китае доведено до такого совершенства, что правительство никаких указаний по сей части не делает народу, а только предписывает местным начальникам поощрять и усиливать земледелие. Почему правители округов и уездов, желая поставить нескольких землепашцев в пример другим, избирают из них трудолюбивых, бережливых и благонравных и представляют их к награждению шариками 15-го класса. Этот незначительный чин очень важен для крестьянина, потому что он с чином получает некоторые права китайского дворянства. Если в какой-либо губернии откроются пустопорожние земли, удобные для возделывания, то местные начальства должны вызывать желающих распахать нивы и на счет казны снабдить сих крестьян волами и семенами на посев. На земле, удобной для посева хлеба, запрещается садить табак.
   2. Истребление саранчи.
   Весною в теплых странах саранча показывается на низменных местах близ больших озер и рек, почему местные начальники ежегодно в продолжение лун февральской и мартовской обязаны наблюдать приближение превращения личинок саранчи, и только что саранча появится, то немедленно собирать солдат и крестьян, чтобы ловить ее и, перекапывая землю, истреблять ее личинки, а в сухое время выжигать, пуская огонь по осенней ветоши. Но если саранча успеет окрылиться и подняться с места, то местные начальники предаются суду за недеятельность.
   3. Вспоможение при наводнении.
   При необыкновенном разливе рек от дождей и горных потоков местные начальники должны собирать народ для спасения погибающих, тех, у кого домы разрушены или унесены водою, снабжать деньгами для постройки хижин, утопших хоронить на счет казны, потерпевшим от наводнения выдавать денежное пособие. Если у кого пашенные земли занесло илом, тех ссужают деньгами для поправления почвы. О количестве денежных пособий по сему случаю существуют особенные положения для каждой губернии.
   4. Безденежная раздача хлеба.
   Неурожай от наводнения, засухи и саранчи называется общим народным бедствием, о котором начальник губернии немедленно обязан донести государю. Вслед за донесением он должен отворить хлебные магазины и предварительно снабдить бедных жителей хлебом на один месяц, потом, определив степени общего бедствия и по сим степеням разделив жителей на бедных и крайне бедных, представить государю о продолжении вспоможения хлебом. Мера общего народного бедствия определяется в десять степеней. При общем бедствии в десять степеней крайне бедным прибавляется хлебное вспоможение на четыре, а бедным на три месяца. Далее сие вспоможение понижается по степеням общего бедствия так, что при шести степенях прибавляется вспоможение только крайне бедным на один месяц, а еще далее прекращается. Выдача хлеба производится ежедневно. Возрастным выдается по пяти пригоршней, то есть по полугарнцу китайскому, а малолетним -- вполовину менее. Эта раздача относится и к городам, и к селениям.
   5. Продажа хлеба из магазинов по умеренным ценам.
   В неурожайных местах иногда цены на хлеб непомерно возвышаются. В таком случае открывается продажа хлеба из казенных магазинов по ценам, низшим против рыночных. Начальник губернии, определив по своим соображениям, сколько должно понизить цены, предварительно о том доносит государю. Если недостанет хлеба в магазинах, то на счет казны производится закуп в смежных губерниях. По окончании всего проданный хлеб заменяется вновь купленным, а суммы, употребленные на покупку хлеба в других губерниях, возвращаются в казначейство.
   6. Ссуда хлеба.
   Если после неурожайного года в следующую весну маломощные землепашцы будут нуждаться в хлебе на посев, то взаимообразно выдается им хлеб и на посев, и на пропитание. Если общее бедствие от чего-либо воспоследует летом, то кроме вспоможения, законом определенного, еще ссужают хлебом и на осенний посев. Сия ссуда хлеба производится из казенных магазинов на условии возвратить занятое количество при осеннем уборе следующего года, притом без наддачи.
   7. Прощение окладных податей.
   Потерпевшим при общем бедствии прощаются государственные подати также сообразно степеням бедствия. При бедствии десяти степеней прощается 7/10 при бедствии девяти степеней -- 6/10 , при бедствии шести и пяти степеней -- 1/10.
   8. Отсрочка податей.
   По отправлении к государю донесения о народном общем бедствии немедленно остановляется сбор податей, и то, что следует собрать, за исключением прощенного, раскладывается при бедствии от 8 до 10 степеней на три года, а при бедствии семи, шести и пяти степеней -- на два года. Бедствие же пяти степеней не считается бедствием, и если с разрешения государева бывает отсрочка, то до летней уборки только, а летний сбор сего времени откладывается до осени.
   9. Приглашение хлебных торговцев.
   При неурожае потребен большой подвоз хлеба для народного продовольствия, почему испрашивают у государя дозволения приглашать торгующих хлебом. В сем случае хлеб, отправленный в неурожайные места на продажу, освобождается от таможенных пошлин, а торговцам, отправляющим хлеб, правительство выдает свидетельство, которое они по прибытии в назначенное место должны предъявить местному начальству. Если же продадут хлеб, не доехав до назначенного места, или тайно провезут его в другие губернии, то сверх взыскания двойной пошлины предаются суду.
   10. Дозволение частным людям делать пожертвования хлебом. Кто из купцов в неурожайный год объявит желание сделать пожертвование хлебом, тот должен подать прошение в казенную палату, после чего дозволяется ему самому распоряжаться своим пожертвованием, а окружным и уездным чиновникам отнюдь не вмешиваться в его распоряжение. Об учинившем значительное пожертвование начальник губернии должен представить к награждению чином, а за малые пожертвования давать похвальные надвратные надписи.
   11. Открытие казенных работ.
   В неурожайные годы жители деревень затрудняются в снискивании пропитания, почему предписывается начальникам губерний производить нужные казенные работы, как то: прочищивание каналов, починку городских стен и плотин, -- дабы сим средством доставить бедному народу способы к пропитанию.
   12. Попечение удержать народ на местах своего жительства.
   Местные начальства обязаны пещись, чтобы бедные жители, постигнутые общим бедствием, без крайней нужды не переселялись в другие места. А если ушедшие, услышав о производимом от правительства вспоможении хлебом, пожелают возвратиться на прежние места, то позволяется опять внести их в ведомость.
  

Часть IV

Общественная и частная жизнь китайцев

  

Отделение I

Придворные церемониалы

  
   I. ЦЕРЕМОНИАЛ ВСТУПЛЕНИЯ НА ПРЕСТОЛ
  
   Вступление на престол происходит во время глубокого траура по кончине покойного государя; почему самый церемониал совершается с большою скромностью и, сверх того, по обстоятельствам имеет некоторые изменения.
   В 1-е лето правления Шунь-чжи, в 1-й день 10-го месяца, в ноябре 1644 года Чжан-ди вступил на престол следующим образом. Престол был поставлен по восточную сторону жертвенника Небу. Чжан-ди в церемониальном одеянии явился в жертвенник Небу и с благоговением объявил духам Неба и Земли о вступлении своем на престол. После сего министр с коленопреклонением донес, что церемония кончилась. Государь возвратился на царскую квартиру по восточную сторону жертвенника Небу и, переменив церемониальное одеяние на траурное, сел на престол; князья и чины преклонили колена. Один из министров, возведенный церемониймейстером на крыльцо, встал на самой средине против престола на колена. Сио-ши, взяв со стола царскую печать, вручил министру, который, сказав речь государю, возвратил печать сио-ши, а сио-ши, по принятии печати, опять с коленопреклонением положил ее на стол и отошел к своему месту. Чины совершили обряд троекратного коленопреклонения с девятью поклонами в землю. По окончании сего государь возвратился во дворец. Между тем поставили престол посреди ворот Тхай-хо-мынь, а стол с поздравительною речью под свесом их, на восточной стороне. Князья встали по северную, а чиновники -- по южную сторону внутреннего моста Цзинь-шуй-цяо, первые лицом на запад, последние -- на восток. Чжан-ди сел на престол, и музыка умолкла. После ударов плетью {Церемониальная плеть, на китайском цзин-бянь, что значит плеть тишины, в длину имеет 13 футов, в ширину 3 дюйма; хвост длины имеет 30 футов, натерт воском. Кнутовище деревянное, под красным лаком; длиною в один фут; на заднем конце вырезана голова дракона и позолочена, см. на чертеже номер II.} чиновники и церемониймейстеры, стоявшие на воротном крыльце, совершили обычный обряд поклонения, а князья и чины с коленопреклонением поднесли ему поздравительную речь. Министр, приняв поднесенную речь, с коленопреклонением положил ее на стол. Чиновник, назначенный читать речь, взял ее со стола. Два министра, став на колена, развернули лист. Чиновник по прочтении речи опять положил ее на стол и, сделав три поклона, отошел к своему месту. Началась музыка; чины совершили троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами, и музыка умолкла. После ударов плетью началась задняя музыка, и государь возвратился во дворец. По прошествии девяти дней обнародовали манифест.
   Подобная же церемония в 18-е лето правления Шунь-чжи, в первый месяц в начале 1661 года совершена была с некоторыми изменениями. Жень-ди, в траурном одеянии, учинил перед гробом государя Чжан-ди троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами и с благоговением объявил о своем вступлении на престол; потом, в боковой тронной одевшись в церемониальное одеяние, явился к трем государыням в их дворцах и перед каждою сделал троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами. По вступлении в тронную Чжун-хо-дянь принял от дежурных и окружающих его чиновников поклонение и потом перешел в тронную Тхай-хо-дянь. На воротах Ву-мынь ударили в колокол и литавру; но музыки не было. Князья и чины поднесли поздравительную речь, но не читали ее, а только учинили обычное поклонение и возвратились на свои места. Министр, вступив в тронную восточною дверью, принял манифест с восточного стола, положил на средний и, отступив несколько, остановился лицом к западу. Сио-гии подошел к столу лицом к государю, приложил к манифесту государственную печать и отступил на прежнее место. Министр, взяв манифест, вышел из тронной и передал его президенту Обрядовой Палаты. При сем случае государь не делал пиршества, а, угостив чины чаем, возвратился во дворец и опять надел траур. Манифест в тот же день был обнародован. Это постоянный ныне принятый порядок.
  
   II. ЦЕРЕМОНИАЛ БОЛЬШОГО И МАЛОГО ВЫХОДА ПРИ ДВОРЕ
  
   Хотя придворные церемониалы по разным случаям единожды навсегда определены законом, но перед каждой церемонией Палата Обрядов представляет государю церемониал, по утверждении которого предписывает разным присутственным местам производить каждому по своей части приготовительные распоряжения. Но я не могу изложить сих распоряжений по множеству соединенных с ними предметов, совершенно неизвестных у нас. Не говорю при подробном, даже при кратком их описании вы будете в новом, доселе совершенно неизвестном вам мире. Итак, необходимость предписывает мне начать описание с той точки, где кончаются приготовительные распоряжения и начинается самая церемония.
   При большом выходе при дворе поздравительную речь перед самою церемонией относят в тронную Тхай-хо-дянь и полагают на стол. Князья, назначенные к совершению церемонии, по входе во дворец становятся на красном крыльце, разделясь на два крыла: восточное и западное, каждое в два ряда: первые лицом на запад, а вторые -- на восток, обращаясь несколько к северу. Чиновники, и гражданские и военные, становятся на красном помосте; они также разделяются на два крыла и образуют за кортежем по девяти групп на восточной и западной стороне, по числу рядов классных горок. Как скоро наступит минута церемонии, то чиновник Астрономического Института, стоящий в воротах Цянь-цин-мынь, через евнуха докладывает государю о времени выезжать.
   После сего, как скоро на воротах Ву-мынь ударят в колокол и литавру, государь в церемониальном одеянии садится в крытые носилки и выезжает из дворца Дежурные и десять из высших чиновников предшествуют ему, а два из первых чиновников сопровождают его. Государь, оставя носилки позади тронной Бао-хо-дянь, входит в тронную Чжун-хо-дянь и садится на престол. Бывшие при нем чиновники становятся на помосте перед тройною и совершают троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю. После сего они уходят к своим местам перед тройною Тхай-хо-дянь, и начинает играть музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь входит в тронную Тхай-хо-дянь и садится на престол. Музыка умолкает, а предшествовавшие и сопровождавшие отходят к местам, назначенным для них в церемониале. После троекратного удара плетью начинает играть музыка, поставленная на красном крыльце по восточную и западную сторону выхода из тронной. В сие время князья и чиновники выступают к местам, на которых должны совершать обряд поклонения, и становятся на колена. Музыка умолкает. Чиновник, назначенный читать речь, входит в тронную восточной дверью и, взяв речь со стола, выходит из тронной и становится на колена под свесом у средней двери прямо против престола. Два министра становятся по сторонам его на колена и развертывают речь. Чиновник, кончив чтение, опять полагает речь на столе в тронной.
   В это время играет музыка на красном крыльце, в продолжение которой князья и чины делают троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю. По совершении сего обряда все отходят к своим местам, и музыка умолкает. После троекратного удара плетью играет музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь садится в носилки и возвращается в свой дворец, а князья и чиновники расходятся {Здесь надобно заметить, что троекратное ударение плетью, чтение поздравительной речи и коленопреклонение с поклонами совершаются по возгласам церемониймейстера.}. Сим оканчивается большой выход при китайском дворе.
   Если случится милостивый манифест по какому-либо случаю, то министр выносит его из тронной восточной дверью и под свесом передает президенту Обрядовой Палаты; а сей по принятии манифеста сходит на площадку красного крыльца и с коленопреклонением полагает его на стол; потом, учинив перед манифестом одно коленопреклонение с тремя поклонами, сносит его с крыльца и передает чиновнику; а сей, приняв манифест на чеканное блюдо, поднимает обеими руками вверх и в сем положении выходит из ворот Тхай-хо-мынь средним проходом. Таким же образом выносят из дворца и царские дары.
   Большой выход при дворе бывает только три раза в году: в Новый год, в день рождения государева и в зимний поворот. Но как в день зимнего поворота государь сам приносит жертву в жертвенник Небу, то съезд ко двору и большой выход по сему случаю бывают на другой день. Малые выходы при дворе ежемесячно бывают в 5, 15 и 25-е числа {Малые выходы установлены для смотра чиновников, повышенных или определенных к должностям.}. Церемониал прихода государева такой же; но при малых выходах государь не заходит в тронную Чжун-хо-дянь и не представляют ему поздравительной речи, а только чиновники, долженствующие благодарить, вышед из рядов, делают троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами; прочие все стоят на своих местах.
   В тот день малого выхода, в который государь не входит в тронную, князья и чиновники в церемониальном одеянии одни совершают церемонию. Первые становятся за воротами Тхай-хо-мынь, составляя по два ряда на восточной и западной стороне, подобно как перед тройною Тхай-хо-дянь; а последние становятся за воротами Ву-мынь, составляя по девяти рядов на восточной и западной стороне. Обряд поклонения совершают зимой и весной в восемь, а летом и осенью в пять часов [по]полуночи.
  
   III. ЦЕРЕМОНИАЛ БРАКА ГОСУДАРЕВА
  
   Брак государев хотя совершается с большой пышностью и отличными преимуществами, но в основных обрядах нимало не отступает от общенародных обычаев, исключая сватовства, которое здесь не допускается потому, что государь сам назначает себе невесту из дочерей вельмож; но при его женитьбе перед бракосочетанием совершается обряд возведения невесты в достоинство императрицы. Сим образом брак государя разделяется на три статьи: сговор, возведение невесты в достоинство императрицы и бракосочетание.
   Поезд для сговора. Перед женитьбой государя избирают счастливый день {Понятие о счастливых и несчастливых днях изложено в III части в отделении Астрономический Институт на с. 248 и cл.} для препровождения к тестю сговорных даров и свадебных подарков. Сговорные дары, определенные законом, состоят из следующих вещей: 10 оседланных лошадей, 10 лат со шлемами, 100 кусков атласа, 200 концов китайки. Свадебные подарки: 200 лан золота, 10 000 лан серебра, 1 золотая домба {Домба есть кружка, в вышину от 1 до 1 1/2 фута, кверху несколько суженная; употребляется монголами для содержания вареного чая.}, серебряная домба, 2 серебряные таза, 20 оседланных лошадей, 20 лошадей без седел; 20 верблюдов.
   Подарки лично для государыни {Невесту государеву с самого назначения в супруги титулуют императрицею.}: 100 лан золота, 5000 лан серебра, 1 золотая домба, 1 серебряная домба, 1 серебряный таз, 6 оседланных лошадей, 1 латы, 1 лук, 1 стела, 2 платья: зимнее и летнее, 2 меха собольих.
   Свадебные {Сговорные дары -- для государыни, а свадебные подарки -- для ее родителей и родственников.} подарки для ее братьев и ее спутниц неодинаковы. Все сии дары изготовляет Дворцовое Правление {То есть из дворцового казначейства.}. Для относа даров избирают двух посланников: старшего и младшего. Первый бывает президент Обрядовой Палаты, а второй из главноуправляющих в Дворцовом Правлении. По наступлении времени ставят в тронной Тхай-хо-дянь стол для бунчука, сговорные дары полагают в портшезы особенного вида; латы и ткани раскладывают на красном крыльце по правую и по левую сторону входа в тронную; лошадей ставят внизу по сторонам красного крыльца. Из свадебных подарков вещи раскладываются на красном крыльце, а лошадей и верблюдов ставят у красного крыльца. Министр, назначенный для бунчука, чиновник, назначенный читать указ, церемониймейстер и глашатай -- все, в церемониальном одеянии, ожидают церемонии. Посланники входят на красный помост с восточной стороны и совершают три коленопреклонения с девятью земными поклонами. Поднявшись восточным сходом на красное крыльцо, они становятся на колена лицом к северу, выслушивают указ и принимают бунчук по церемониалу. Служители Экипажной конторы берут портшезы с дарами; телохранители ведут лошадей; кортеж с царскими регалиями идет впереди. Процессия выходит средним проходом ворот. Посланники садятся на верховых лошадей и отправляются в дом государыни. Не доезжая до ворот, они сходят с лошадей. Государыня, в церемониальном одеянии, ожидает их внутри вторых, то есть на дворе у церемониальных ворот по правую сторону дороги и во время прохождения их становится на колена. Посланники входят средним проходом ворот, всходят наверх средним крыльцом и вступают в зало. Старший посланник полагает бунчук на стол и с товарищем своим становится по восточную сторону стола, лицом на запад. Вслед за сим вносят портшезы с дарами и останавливаются за вторыми воротами. Чиновники принимают подарочные вещи и вносят в зало. Телохранители вводят лошадей во двор. Сговорные дары раскладывают в зале на столах, поставленных на восточной и западной стороне; лошадей становят по сторонам крыльца. Отец государыни всходит на крыльцо по западному сходу и за средней дверью в зале, по самой средине, становится на колена лицом к северу. Старший посланник, несколько выступив, объявляет ему указ государя и опять отходит на свое место. Отец государыни с коленопреклонением выслушивает указ, потом делает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. После сего старший посланник, приняв со стола бунчук, возвращается со своим товарищем донести государю об исполнении возложенного на них поручения.
   В этот день в доме государыни делается пир. Посланные государем царевны и вельможеские супруги угощают государыню во внутреннем зале, а придворные и другие чины от 1-го до 4-го класса угощают отца ее во внешнем зале {Это два отдельные корпуса, один за другим расположенные; внешний, назначенный для принятия мужчин, -- впереди, а внутренний -- позади его.}. Сговорные дары раскладывают в зале, свадебные подарки на крыльце, а лошадей и верблюдов ставят у крыльца.
   Поезд для возведения невесты в достоинство императрицы. В день женитьбы церемония брачного соединения совершается через грамоту. При сем обстоятельстве старшим посланником назначается министр, а младшим -- президент Палаты Обрядов. В тронной Тхай-хо-дянь предварительно поставляют стол для бунчука и стол для грамот с печатью. Перед тройною расставляют кортеж с царскими регалиями и музыку. Церемониальный экипаж государыни располагается за воротами Тхай-хо-мынь и Ву-мынь. Когда президент и советник Палаты Обрядов доложат государю об изготовлении всего, то он в торжественном одеянии входит в тронную Тхай-хо-дянь. По совершении обычного поклонения посланниками чиновник Церемониального комитета объявляет им указ, а министр вручает бунчук, грамоту и царскую печать, также надпись для грамоты и печати, и кладут в портшезы. Все это совершается по церемониалу. После сего государь возвращается во дворец, а портшезы выносят за ворота Тхай-хо-мынь средним проходом. Посланник с бунчуком идет впереди, за ним несут портшезы с грамотою и печатью, далее следует экипаж и одеяние для государыни {Жених обязан доставить невесте брачное одеяние.}. Десять из первых придворных чиновников и десять телохранителей заключают шествие. Между тем десять дам от 1-го до 4-го класса {В придворных семейных церемониях ни вельможи из китайцев, ни супруги их не участвуют.}, назначенные для принятия государыни, заблаговременно приходят к тронной Цзяо-тхай-дянь, все в церемониальном одеянии. Четыре классные дамы для предшествия, семь классных дам для сопровождения, четыре статс-дамы, две придворные дамы для управления церемонией и две для чтения; все в церемониальном одеянии заблаговременно приезжают в дом государыни. При них евнухи для переговоров. Посреди залы ставят стол для бунчука и другой для курений. На восточной стороне ставят стол для грамоты, на западной -- другой для печати. Государыне назначается место для поклонения. Все это делается по церемониалу. Статс-дамы должны стоять по правую и левую сторону государыни, одни лицом на восток, другие -- на запад. Придворная дама, назначенная для чтения, должна стать по южную сторону восточного стола, лицом на запад. Евнух, стоящий у крыльца зала, соответствует ей. По прибытии посланников отец государыни с своими родственниками с коленопреклонением встречает их по церемониалу. Посланники всходят на крыльцо по среднему сходу и становятся на восточную сторону зала, лицом на запад. Портшезы с грамотой и печатью на время поставляют по сторонам зала. Чиновник Дворцового Правления передает одеяние государыни евнуху, а евнух отдает статс-даме для представления государыне. Брачные носилки поставляют посреди крыльца, церемониальный кортеж расставляют по обеим сторонам дороги от крыльца до ворот, передовая музыка -- по обеим сторонам дороги за большими воротами. Отец государыни всходит по западному сходу к средней двери зала и на самой середине становится на колена. По выслуша-нии указа он совершает поклонение по церемониалу. Старший посланник отдает бунчук евнуху, а младший посланник отдает евнуху же грамоту и печать, что все уносят внутрь. Государыня надевает на себя церемониальное одеяние, и дама, управляющая церемонией, выводит ее из внутренних комнат и становит по правую сторону дороги. Мать государыни и прочие дамы при проходе государыни мимо их становятся на колена, а потом следуют за нею. Евнухи, приняв бунчук, грамоту и печать, полагают на стол и отходят. Государыня, следуя за дамой, останавливается на месте поклонения и преклоняет колена; дама, назначенная читать, по порядку читает надписи, грамоты и печати. Государыня, приняв грамоту и печать, делает три коленопреклонения и три наклонения головой по церемониалу возведения в достоинство императрицы. По окончании сего евнух выносит бунчук и передает посланнику. Государыня и мать ее провожают по церемониалу. Статс-дама берет грамоту и печать и отдает евнуху, который порознь полагает их в портшезы.
   Поезд невесты к жениху и бракосочетание. Как скоро чиновник Астрономического Института донесет о наступлении счастливого часа садиться в носилки, то служители внутренней экипажной, евнухи, подают брачные носилки к крыльцу внутреннего зала и поставляют на самой средине, передом на юг. Предшествующие дамы ведут государыню, а сопутствующие поддерживают ее. Мать государыни с прочими дамами провожает ее до носилок. Государыня садится в носилки, а мать с прочими дамами возвращается. Посланник с бунчуком наперед отправляется; отец государыни с коленопреклонением провожает его. Музыканты идут впереди, но не играют; за музыкой следует церемониальный кортеж, за кортежем портшезы с грамотой и печатью, а за ними государыня в брачных носилках. При выезде из больших ворот предшествующие и сопровождающие классные дамы садятся на верховых лошадей {Так же, как у нас мужчины.}, а евнухи идут пешие, поддерживая носилки государыни с обеих сторон. Поезд сопровождают придворные сановники и телохранители, все конные. Въезжают в ворота Дай-цин-мынь средним проходом. У моста Цзинь-шуй-цяо посланники сходят с лошадей и с бунчуком вступают во дворец. Как скоро носилки государыни приблизятся к воротам Ву-мынь, то ударяют в колокол и литавру. Церемониальный кортеж останавливается. Впереди несут царский парасоль. Классные дамы сходят с лошадей и, пешие, идут впереди и позади носилок. Придворные вельможи и телохранители от моста Цзинь-шуй-цяо идут пешие. Наконец, портшезы останавливаются у ворот Цянь-цин-мынь. Посланники доносят государю о исполнении поручения и вместе с придворными вельможами и телохранителями расходятся. Евнухи, приняв грамоту и печать, идут вперед. Предшествующие дамы входят перед носилками государыни в ворота Цянь-цин-мынь средним проходом и доходят до крыльца Цянь-цин-гун. Евнух просит государыню оставить носилки и войти в тронную Цзяо-тхай-дянь. После сего дамы, предшествующие и сопровождающие, все уходят. Статс-дамы принимают государыню и уводят во внутренний дворец. Евнух передает грамоту и печать евнуху--хранителю печатей, и все расходятся. По наступлении счастливого часа пить сочетательную чашу приготовляют пиршественный стол с сочетальной чашей. Главный евнух просит государя идти во внутренний дворец в церемониальном одеянии, а дамы оставляют государыню и расходятся. На другой день государь входит в тронную Тхай-хо-дянь. Князья и чины подносят ему поздравительную речь и совершают обряд поклонения. Это большой выход. Побочные супруги и классные дамы приносят поздравление государыне по церемониалу.
  
   IV. ЦЕРЕМОНИАЛ ЖЕНИТЬБЫ ЦАРЕВИЧА
  
   Женитьба царевича состоит из трех статей: сватовства, помолвки и принятия невесты.
   Сватовство при женитьбе царевича называется назначением брака, потому что государь предварительно назначает ему невесту. Церемониал назначения брака совершается следующим образом: сватовство препоручается старому вельможе. Сей поверенный вельможа и отец назначенной невесты, оба в парадном одеянии, являются к крыльцу дворца Цянь-цин-гун и здесь становятся на колена, обратясь лицом на север. Поверенный вельможа, обратясь к отцу невесты, объявляет ему волю государя; на что последний отвечает изъявлением благодарности тремя коленопреклонениями и девятью поклонами в землю. Сим оканчивается назначение брака. Потом отправляется сделать посещение родителям своей невесты. Свиту его составляют придворные вельможи, телохранители и гвардейские офицеры. Когда прибудут к дому невесты, то ее отец, в парадном одеянии, встречает их за воротами. Царевич, по вступлении в гостиный зал, делает ему поклон. Отец невесты взаимно кланяется ему, и сию учтивость они повторяют три раза. Таким же образом царевич видится и с матерью невесты. При отъезде царевича отец невесты провожает его за ворота.
   За назначением брака следует помолвка, или сговор, при котором невеста царевича предварительно получает титул супруги, по-китайски фу-цзинь. Помолвка, по принятому обыкновению, утверждается посылкой сговорных даров для супруги и свадебных подарков для ее родителей. Сговорные дары для супруги состоят из: 1) трех больших золотых головных булавок, из коих каждая оправлена пятью жемчужинами; 2) трех малых золотых головных булавок, оправленных одною жемчужиною; 3) золотого фермуара, оправленного семью жемчужинами; 4) трех пар золотых серег, оправленных восточным жемчугом; 5) двух пар золотых браслетов; 6) 100 золотых пуговиц для платья; 7) 200 серебряных пуговиц для платья; 8) 100 кусков атласа для крыши и подкладки; 9) 300 гинов хлопчатой бумаги; 10) трех соболей на шапку; 11) 150 соболей на платье; 12) семи выдр для опушки придворного платья; 13) 250 лисиц на одеяло и постель. Все это составляет будущее приданое супруги.
   Свадебные подарки для ее отца состоят из: 10 лан золота, 700 лан серебра, одного придворного одеяния из лисиц, одной шапки из черных соболей, одного прибора золотых привесок к поясу, одной пары шитых чулок и одного седла.
   Подарки для матери супруги состоят из трех пар золотых серег, оправленных жемчугом, одного кафтана из лисьих пашинок, шести выдр для опушки придворного платья и одного седла.
   Ежели отец супруги не имеет княжеского достоинства, то вместо придворного одеяния и выдр посылается ему одна шуба из лисьих пашинок. Все подарочные вещи относят в цветных носилках, а поручение исправляют члены Дворцового Правления. При сем случае отец супруги, в парадном одеянии, встречает поверенного вельможу за воротами. Сговорные дары, то есть, подарки для супруги, раскладывают в гостином зале, а свадебные подарки на крыльце. Отец супруги с коленопреклонением принимает дары; потом с своими родственниками сходит по среднему крыльцу на площадь двора, становится на восточную сторону крыльца и, обратясь к государеву двору, делает три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Мать супруги с прочими дамами также сходит по среднему крыльцу, становится по западную его сторону и, обратись к государеву дворцу, делает три коленопреклонения на одно колено и три наклонения головою. По совершении сего поверенный вельможа уезжает, и провожают его по церемониалу. В этот день от двора дается театр и пир из 50 столов с 36 баранами, учреждаемый в доме супруги во внутреннем и внешнем дворах. К сему пиру приглашаются родственники супруги, низшие князья, придворные вельможи, свободные от дежурства телохранители и чиновники от 1-го до 4-го класса. Они съезжаются перед полуднем, все в парадном одеянии, входят в зало и садятся за столы. Родственники супруги, вельможи и телохранители своего Знамени, то есть к которому супруга принадлежит, садятся на восточной стороне лицом к западу, то есть занимают старшую сторону; князья и чиновники прочих знамен садятся на западной стороне, лицом к востоку. Подают чай. Гости, выпив по чашке чаю, делают по одному поклону. Потом подают плоды и закуски и просят вином. При питии вина начинает играть музыка, и как скоро перестанет, гости выходят из-за столов, переменяют парадное одеяние и опять садятся. Между тем снимают плоды и закуски {В теплых и жарких странах едят плоды прежде твердой пищи.}, a вместо их подают кушанье и снова просят вином. При конце пира музыка умолкает. Гости выходят из зала на двор и, обратясь к государеву дворцу, делают три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Родственники супруги и дамы от 1-го до 4-го класса собираются во внутренних комнатах и угощаются вином по церемониалу внешнего пира.
   За день до бракосочетания из дома супруги относят ее приданое во дворец к жениху. В день бракосочетания царевич, в парадном одеянии, является к государю, а потом к государыне для поклонения. Если он родился от побочной супруги, то и перед ней делает поклонение по церемониалу, то есть с уменьшением 1/3. Экипажная контора изготовляет для принятия невесты свадебные носилки в оболочке с красными кистями. Один из главноуправляющих Дворцового Правления с 30 своими офицерами и гвардейский полковник с 4 офицерами и 36 рядовых отправляются в дом супруги для сопровождения ее. Придворная дама, исправляющая должность церемониймейстера, докладывает о счастливом часе садиться в носилки. Супруга, в церемониальном одеянии и окруженная спутницами, садится в носилки. Дворцовые служители берут их на плечи. Впереди несут 16 фонарей и 20 факелов. Сопровождающие придворные дамы по выходе из ворот садятся на верховых лошадей. Офицеры Дворцового Правления и гвардейские следуют за ними. У ворот дворцовой крепости все сходят с лошадей и в крепость входят пешие. Придворные дамы следуют за носилками супруги. По прибытии к воротам царевичева дворца супруга выходит из носилок, и придворные дамы вводят ее во внутренние комнаты. При наступлении пить сочетальную чашу изготовляют стол из пяти баранов. Для распоряжений при сем случае избираются две пожилые классные дамы. По совершении церемонии все расходятся. В сей день в окружности царевичева дворца расставляют палатки, убранные разноцветными шелковыми тканями, и учреждают пир из 60 столов с 45 баранами для угощения родителей супруги. На другой день царевич с супругою, оба в церемониальном одеянии, сопровождаемые придворными дамами, являются прежде к государю, потом к государыне. Царевич делает перед ними троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю, а супруга делает три коленопреклонения и три наклонения головою. А если являются к побочной которой-либо супруге, то почесть сия уменьшается. Такова же точно церемония при бракосочетании императорского внука {Царевич и внук императорский имеют сии титулы, пока еще не отделены от императорского семейства. При отделении они получают княжеские достоинства и титулуются князьями по степеням.}, с небольшим уменьшением и даров и столов.
  
   V. ЦЕРЕМОНИАЛ ВЫДАЧИ ЗАКОННОЙ ЦАРЕВНЫ В ЗАМУЖЕСТВО
  
   Государь как отец сам избирает жениха царевне, и в день утверждения брака вельможа, назначенный поверенным, вместе с царским зятем, в парадном одеянии, приходит к воротам Ву-мынь и почтительно представляют сговорные дары из девяти голов скота, одного верблюда и восьми лошадей. В день сговора при дворе дается пир из 90 столов, для которых употребляются 81 баран и 45 корчажек вина на счет государственного казначейства. Царского зятя с его родственниками угощают в тронной Бао-хо-дянь, а родственниц его угощают во дворце императрицы. И та и другая сторона совершают обряд поклонения по церемониалу. По окончании стола царский зять с своими родственниками выходит к воротам Цянь-цин-мынь и Нэй-ю-мынь и в обоих местах совершает обряд обычного поклонения. Чиновники из Дворцового Правления с служителями Экипажной конторы относят в дом жениха приданое. Статс-дама с другими придворными дамами является в дом к царскому зятю для распоряжений. Царский зять приготовляет подарки из девяти девятков, как то: 18 оседланных лошадей, 18 лат, 21 лошадь и 24 верблюда. Пир приготовляется из 90 столов, для которых употребляют 81 барана и 45 корчажек вина -- на счет зятя. Пир учреждается в двух местах: в тронной Бао-хо-дянь и во дворце императрицы. Если побочная царевна выдается, то пира не бывает. В этот день супруги князей первых четырех степеней, также две супруги членов Дворцового Правления и десять статс-дам, назначенные сопровождать царевну, все в церемониальном одеянии, собираются в побочных комнатах во дворце императрицы, а классная дама, имеющая исправлять должность церемониймейстера, является в дом царского зятя. Экипажная контора изготовляет церемониальный кортеж и брачные носилки. По наступлении времени царевна, в парадном одеянии, является к государю, потом к государыне и совершает женский обряд поклонения. Если она родилась от которой-либо из побочных супруг, то и перед нею совершает тот же обряд с уменьшением 1/3, то есть вместо трех книксенов делает два. Классные дамы сажают царевну в носилки, и дворцовые служители выносят ее из дворца. Кортеж выстраивается впереди. Перед носильщиками несут 16 фонарей и 20 факелов. Сопровождающие царевну супруги князей и вельмож и классные дамы садятся в носилки и следуют за нею. Член Дворцового Правления и два придворных управителя медленно следуют впереди и позади процессии. Два гвардейские полковника и два офицера с 20 конными сопровождают процессию до дому царского зятя. У ворот все сходят с лошадей и входят во двор пешие. Церемониальный кортеж останавливается у лицевых ворот, а чиновники остаются у церемониальных ворот {Лицевыми называются уличные ворота; внутри двора есть вторые ворота, называемые церемониальными; от сих ворот дорога идет прямо в гостиный зал.}. Носильщики идут далее и останавливаются против схода в гостиный зал. Классные дамы выходят из носилок у крыльца и принимают царевну из носилок. Супруги князей и вельмож по выходе из носилок следуют за царевною. Отец царского зятя принимает их в переднем, а мать во внутреннем зале, и угощают. По наступлении времени пить сочетальную чашу царский зять и царевна совершают обряд сей, и потом все расходятся. По прошествии девяти дней после брака царевна возвращается к родителям принести благодарность. Для предшествия и сопровождения отряжаются две статс-дамы и полковник гвардии с двумя офицерами и 20 конных. Царевна совершает обряд поклонения во дворце, а царский зять -- за воротами дворца; а если государь дозволит и зятю войти во дворец, то вводят его вместе с царевною. Ныне царевен более выдают за богатых монгольских князей; потому что царевнп, при небогатом приданом, не может содержаться своим жалованьем. Законная царевна ежегодно получает жалованья 1000, а муж ее 600 лан серебра. Сверх сего, выдается ей 30, а ему 10 кусков серебра; ей 15, а ему 9 кусков шелковых материй.
  
   VI. ЦЕРЕМОНИАЛ СЕМЕЙНЫХ ПОЗДРАВЛЕНИЙ ПРИ ДВОРЕ НА НОВЫЙ ГОД
  
   В Новый год государь, по совершении церемонии в тронной Тхай-хо-дянь, возвращается в Цянь-цин-гун для принятия поздравления от государыни, своей супруги. Незадолго перед Новым годом Обрядовая Палата представляет государю церемониал, по которому государыня с побочными царицами должна принесть ему поздравление. Государь отдает сей церемониал в Дворцовое Правление, а Дворцовое Правление через главного евнуха представляет его государыне. По сему церемониалу главный евнух в Новый год заблаговременно поставляет труппу музыкантов под свесом дворца Цянь-цин-гун и другую у ворот Цянь-цин-мынь. При возвращении государя из тронной Тхай-хо-дянь начинает музыка и умолкает, как скоро он сядет на престол, В сие время государыня, в церемониальном одеянии, входит в Цянь-цин-гун и становится посреди тронной на месте поклонения; побочные царицы становятся по сторонам ее в ряд с нею. Они делают шесть су {Су состоит из поднятия распростертой правой руки к правому виску и в самом легком приседании; это книксен китайский.}, три коленопреклонения и три поклона и по совершении сего обряда тотчас уходят. Вслед за ними являются к государю царевичи и совершают обряд троекратного коленопреклонения с девятью земными поклонами.
   Государыня после поздравления, учиненного государю, возвращается в свой дворец; а евнухи между тем заблаговременно располагают у тронной Цзяо-тхай-дянь государынин кортеж и труппу музыкантов {Здесь в кортеже люди, употребляемые для держания регалий и труппы музыкантов, состоят из евнухов.}, а другую труппу ставят позади дворца Цянь-цин-гун. Две церемониальные предводительницы из классных дам приводят побочных цариц к тронной и поставляют их на двух сторонах крылечной площади. Евнухи приводят побочных цариц, царевен, княгинь и дам от 1-го до 4-го класса и ставят их на крыльце перед тройною. После сего церемониальная предводительница входит в тронную и садится на престол. Церемониальная предводительница показывает побочным царицам, княгиням и классным дамам сделать шесть су, три коленопреклонения и три поклона. По совершении сей церемонии государыня возвращается в свой дворец, а поздравляющие лица уходят. Вслед за сим к государыне являются царевичи и делают перед нею три коленопреклонения с девятью земными поклонами и уходят {Дети от наложниц обязаны признавать своею матерью законную жену своего отца.}.
  
   VII. ЦЕРЕМОНИАЛ ЦАРСКОГО ПОГРЕБЕНИЯ
  
   В доме ныне царствующей в Китае династии обряды при погребении государей и государынь время от времени умножались, и более по обстоятельствам. Похороны первых двух государей, происходившие в Маньчжурии, были еще довольно просты.
   В 11-е лето правления Тьхянь-мин, в 11-й день 8-го месяца, в сентябре 1626 года скончался Гао-ди, основатель династии Цин. На другой день гроб его поставлен был в северо-западном углу города Шен-цзин, столицы маньчжурской. Вынь-ди, преемник его, отрезал косу у себя и надел траур, обнародовал манифест и всепрощение. Вынь-ди с князьями и вельможами, став перед столом с яствами у гроба, учинил поклонение и возлияние вина; по прочтении молитвы он сам выносил гроб, а вельможи поставили на погребальную колесницу и похоронили на кладбище Фу-лин. В 1-е лето правления Чун-дэ, 1636 [год], поднесено ему качественное наименование.
   В 8-е лето правления Чун-дэ, в 9-й день 8-го месяца, в сентябре 1643 года государь Вынь-ди скончался. Государь Чжан-ди, преемник его, в тот же день отрезал у себя косу и надел траур. Князья и чиновники до ротных начальников также остригли волосы у себя и наложили на себя траур. Царевны и княжны, бывшие в замужестве (надобно разуметь -- за границею), надели траур, но не остригли волос. На другой день гроб выставлен был в тронной, и перед ним поставлен стол с яствами; князья и чиновники дважды приходили к гробу и 18 дней ежедневно держали пост {В продолжение поста употребляют только пищу из риса, проса, пшеничной муки, плодов и огородного овоща, исключая лук и чеснок. Масло постное же. Прочее все считается скоромным.}, первые препровождая ночи в своих дворцах, а последние -- в своих присутственных местах. Сто дней они не молились, не приносили жертв, не делали пиршеств, а солдаты и разночинцы продолжали то же, только 18 дней. Запрещено было закалывать животных в продолжение 13 дней {В подобных случаях запрещается народу только убой скота и заклание домашних животных, а не употребление мяса.}. Чиновники по губерниям со дня получения манифеста сняли кисти с шляп и надели траур. В продолжение трех дней они исполняли обычный обряд поклонения и производили плач, находясь в своих присутственных местах. Через 27 дней сняли траур и совершили обряд первого жертвоприношения и великого жертвоприношения, а на другой день исполнили обряд вторичного жертвоприношения. Круглый год совершали ежемесячно жертвоприношение, то есть в первый день каждого месяца. После сего поднесли, то есть дали покойному государю качественное наименование. Перед отправлением на кладбище Чжао-лин совершено моление; по приносе гроба на кладбище совершено еще жертвоприношение и поклонение и, наконец, самое погребение. Обе сии церемонии происходили в Маньчжурии.
   В 18-е лето правления Шунь-чжи, в 7-й день 1-го месяца, в начале 1661 года государь Чжан-ди скончался в Пекине. В сей день государь Жень-ди, преемник его, отрезал косу у себя и оделся в траур. Князья, гражданские и военные чиновники сняли кисти с шляп и отрезали косы у себя. Царевны, княгини, княжны и все дамы от 1-го до 8-го класса сняли с себя серьги и остригли волосы. Поставили гроб покойного государя в дворце Цянь-цин-гун, а перед гробом стол с яствами. Утром, в полдень и ввечеру совершали возлияние вина. Государь Жень-ди сам ставил яства на стол. Князья и вельможи, царевны, княгини, княжны {Княгини суть супруги князей из вельможеских дочерей; княжны суть дочери князей, выданные в замужество.} и дамы первых классов дважды в день делали перед столом возлияние вина и совершали плач. Корпусные начальники, помощники их (2-го и 3-го класса), гражданские и военные чиновники, в столице служащие, ежедневно дважды совершали плач {Сей обряд состоит в минутном изъявлении глубокой печали о потере.}: первые -- за воротами Цянь-цин-мынь, вторые -- за воротами Цзин-юнь-мынь, последние -- за воротами Лун-цзун-мынь. Заграничные чиновники, приехавшие с данью, три дня носили одеяние из белого холста, от правительства им выданное. Низшие гражданские и военные чиновники, даже до студентов, также начальники хошанов и даосов три дня приходили в пекинское областное правление совершить плач. С четвертого дня князья в областном правлении, княгини в своих дворцах, чиновники в своих присутственных местах, а служащие при различных должностях за воротами Ву-мынь держали пост 27 дней, включая и первые три дня. После сего князья, вельможи и чиновники до 12-го класса ежедневно однажды являлись во дворец Цянь-цин-гун и, становясь в ряды по классам, совершали плач; прочие чиновники совершали плач за дворцовыми воротами. По прошествии 27 дней со дня кончины государь Жень-ди, а за ним и прочие все сняли с себя траур. В продолжение ста дней князья и чиновники, как гражданские, так и военные, не совершали ни пиров, ни браков. Солдаты и разночинцы 27 дней носили траур и не имели кистей на шляпах; один месяц не совершали браков; сто дней не делали пиршества; 49 дней не закалывали животных; 27 дней не совершали ни моления, ни жертвоприношения духам. Обнародовано по империи завещание покойного государя. Князья и начальствующие над войсками по губерниям со дня получения манифеста сняли кисти с шляп и наложили на себя траур, три дня совершали плач, а на четвертый по-прежнему приступили к отправлению должностей. Гражданские и военные чиновники со дня получения манифеста также сняли кисти с шляп и надели траур. В продолжение трех дней утром и ввечеру совершали плач. Классные дамы носили траур 27 дней, солдаты и разночинцы -- 13 дней, один месяц не совершали браков, сто дней не делали пиршеств.
   При переносе гроба в траурную тронную Шеу-хуан-дянь государь Жень-ди пеший шел за ним и производил плач. Князья и чиновники сетовали, пав ниц на землю. При всех случаях, при которых положено приносить покойным жертвы и совершать возлияние, государь Жень-ди сам совершал оные в продолжение 27 месяцев. Князья, гражданские и военные чиновники собирались по церемониалу. Похоронили на кладбище Сяо-лин; в продолжение пути гроб поставляли в желтой палатке. Утром и ввечеру совершали перед ним возлияние.
   Погребение государынь совершается таким же образом. Для каждого государя строится особливое кладбище с собственным названием. Каждая государыня хоронится подле покойного мужа. Траур по ней в народе продолжается только 27 дней.
   Примечание. Все вышеописанные обряды, также качественные наименования государям по смерти суть китайские. Нынешний дом Цин еще в бытность свою в Маньчжурии принял все китайские обряды, а из своих обрядов удержал при себе одно шаманство.
  
   VIII. ЦЕРЕМОНИАЛ ЗЕМЛЕПАШЕСТВА, СОВЕРШАЕМОГО ГОСУДАРЕМ
  
   В южном предместье Пекина, известном под названием Внешнего города, по правую сторону средней большой улицы находится жертвенник под названием жертвенника Изобретателю земледелия -- Сянь-нун-тхань. Сей жертвенник обнесен высокою каменною стеною, внутри которой собственно находится три жертвенника: первый -- Изобретателю земледелия, второй -- духу Неба, третий -- духу Земли, сверх сего, храм планете Юпитеру. Мы будем говорить о жертвеннике Изобретателю земледелия.
   Жертвенник Изобретателю земледелия есть четвероугольная насыпь, одетая кирпичом; в поперечнике содержит 47, в вышину 4 1/2 фута. Вход в ограду лежит с южной стороны. По северную сторону жертвенника находится храм, в котором хранится табель с наименованием Изобретателя земледелия; перед сею табелью, поставляемою на жертвенник, совершается жертвоприношение ему. На юго-востоке от жертвенника находится курган, Туань-гын-тхай, с которого государь смотрит на землепашество. Сей курган содержит в поперечнике 50, в вышину 55 футов; снаружи одет золотистым изразцовым кирпичом. На средине его разбивают царскую палатку, а перед ним лежит возделываемая пашня.
   Китайские предания повествуют, что в первые времена мира, когда люди не знали еще земледелия, а питались плодами с трав и дерев, мясом птиц и зверей, государь Янь-ди первый научил людей возделывать землю и садить хлеб {В те времена еще не было плуга; землю копали, а семена садили.}. Благодарные потомки дали ему проименование Шень-нун-ши, что значит божественный земледелец, и начали обожать его под названием Сянь-нун, что значит изобретатель земледелия Царствование сего государя полагают в XXVIII веке до Р. X.
   Ныне в день жертвоприношения Изобретателю земледелия, ежегодно совершаемого в апрельской луне, в счастливый день под названием хай, купно совершают священный обряд землепашества. Еще в XVII столетии законом постановлено, чтоб государь лично совершал обряд сей, если ничто не воспрепятствует тому; в противном случае может назначить сановника вместо себя.
   Церемониал землепашества состоит в следующем: пекинское областное правление изготовляет для государя шелковую плеть и плуг желтого цвета, вола под плуг рыжего, сеятельное вено темное; для трех князей и членов девяти правительственных мест шелковые плети и плуги красного цвета, волов под плуги черных, сеятельные вена темные. Вено государево с семенами риса, вено для князей с просом, вена для членов девяти правительственных мест с пшеницею и черными бобами, у нас называемыми волчьими. Незадолго перед совершением сей церемонии избирают 34 шестидесятилетних стариков, 30 простых земледельцев и 4 классных, 14 певцов для полевой песни, 34 музыканта и 20 работников с вилами, граблями и лопатами. Почетные старики для государя одеты в шелковые цветные кафтаны и в курмы с нашивками; почетные старики для князей и чинов одеты в китайчатые кафтаны; шляпы на всех с шариками. Земледельцы все в валяных шапочках с кистями, в китайчатых рубахах и портах {Обыкновенное одеяние крестьян.}, работники в травяном одеянии, делаемом из осоки, от дождя, и в соломенных шляпах {Рабочее одеяние крестьян.}.
   Участок возделываемой земли содержит в длину 210, в поперечнике 40 футов {Около 44 квадратных русских сажен.}. Государь по прибытии к пашне становится лицом на юг. Начинается полевая песнь на голосах и на орудиях музыкальных. Член Палаты Финансов с коленопреклонением представляет государю плуг; пекинский градоначальник с коленопреклонением подает ему плеть (в сих случаях привстают на одно правое колено). Государь правою рукою берется за плуг, а в левую принимает плеть. Два почетные старика ведут вола; два земледельца поддерживают плуг. Чиновник пекинского областного правления несет вено, член Палаты Финансов сеет семена. Государь проходит три борозды вперед и три борозды обратно {Пашня заблаговременно приготовлена, а в церемонии проводят борозды для посева.}. По совершении обряда член Палаты Финансов с коленопреклонением принимает плуг, а пекинский градоначальник таким же образом принимает плеть. Член Обрядовой Палаты просит государя посмотреть на землепашество, и государь всходит на курган. После сего три князя проходят по пяти борозд вперед и обратно; члены девяти правительственных мест проходят с князьями по одной борозде, а потом они проходят по девяти борозд вперед и обратно. У каждого из них старик ведет вола, и по два земледельца поддерживают плуг. Чиновники пекинского областного правления сеют семена. Как скоро окончат посев, то областной правитель с своими чиновниками, почетными стариками и земледельцами становится по южную сторону кургана лицом к северу и, исполнив с ними три коленопреклонения с девятью поклонами в землю, остается ожидать, пока пекинские уездные правители (два) с почетными стариками и земледельцами вспашут остальную землю. По окончании всего государь возвращается во дворец, а старикам и земледельцам выдают каждому по четыре конца китайки. По уборе посева пекинское областное правление в избранный Астрономическим Институтом счастливый день представляет рис, просо, пшеницу и бобы в жертвенный амбар для употребления при жертвоприношениях.
   В каждом губернском городе находится жертвенник Изобретателю земледелия, и в тот же самый день, в который государь совершает обряд землепашества в столице, каждый начальник губернии обязан совершать этот же обряд в своем городе. К этому дню все чиновники ближайших городов обязаны собраться к губернатору.
   При совершении обряда землепашества в губерниях вена с зернами должны быть темные, плеть и плуг красные, волы под сохами черные. Как скоро начальник губернии с чиновниками прибудет к пашне, то распорядители подают им плуги и плети, и они правою рукою берутся за плуг, в левую принимают плеть. При начальнике губернии один из низших чиновников областного правления несет вено, а другой сеет семена. При председателях казенной палаты и уголовного суда исправляют это низшие чиновники из окружного и уездного правления; при областных и уездных правителях исправляют это канцелярские служители. При каждом лице один шестидесятилетний старик ведет вола, два земледельца поддерживают плуг. Каждое лицо проходит девять борозд вперед и девять обратно. Старики и земледельцы допахивают остальное. По окончании работы чиновники, совершавшие обряд, вместе с стариками и земледельцами, обратясь к столице, делают три коленопреклонения с девятью земными поклонами. Если областной город удален от губернского или окружной и уездный удалены от областного, то начальник города обязан совершать сей обряд с своими чиновниками. За каждым из них шестидесятилетний старик несет вено, а другой сеет семена. Прочее сходствует с обрядом губернского города.
   Перед совершением обряда землепашества в жертвеннике Изобретателю земледелия государь предварительно занимается землепашеством в саду Фын-цзэ-нань, который лежит в южной оконечности дворцового сада Си-юань, о чем Дворцовое Правление заблаговременно представляет ему, а Институт Астрономический назначает счастливое время для сего и сообщает в Дворцовое Правление.
  
   IX. ЦЕРЕМОНИАЛ ШЕЛКОДЕЛИЯ, СОВЕРШАЕМОГО ГОСУДАРЫНЕЮ
  
   В северо-западном углу дворцового сада, называемого Си-юань, находится жертвенник, посвященный Изобретательнице шелкоделия, по-китайски Сянь-цань-тхань. Жертвенник имеет четвероугольный вид; в поперечнике содержит 40, в вышину 4 фута. От жертвенника на юго-востоке находится храм, в котором хранится табель с наименованием Изобретательницы шелкоделия, а на северной стороне -- яма для сожжения жертвенных вещей. На восточной стороне жертвенника находится курган, называемый Цай-сан-тхай, что значит возвышение для срывания тутовых веток. Курган имеет четвероугольный вид, в поперечнике содержит 32, в вышину 4 фута. Перед курганом тутовая роща, а позади него тронная.
   По древним преданиям, царица Аэй-цзу, по прозванию Си-лин-ши, первая научила народ воспитывать шелковых червей и выделывать шелк. За это открытие впоследствии дали ей наименование Изобретательницы шелкоделия -- Сянь-цань и начали приносить жертвы. Си-лин-ши была старшая супруга государя Хуан-ди, коего царствование полагают в 2697--2598 годах до Р. X.
   Ныне ежегодно в апрельской луне в счастливый день под названием сы государыня лично приносит жертву Изобретательнице шелкоделия, а в следующий после жертвоприношения день срывает ветки с тутов. Для совершения последнего обряда государь назначает к ней двух побочных своих супруг -- третью и четвертую, одну царевну {Императорская дочь получает титул царевны по выходе в замужество.}, трех княгинь и четырех классных дам. Для срывания тутовых веток изготовляют корзинки и крючья: для государыни -- золотой крюк, для побочных супруг -- серебряные; корзинки для всех желтые; для царевны и княгинь -- посеребрённые крючья, для классных дам -- лакированные (металлические); корзинки для всех красные.
   За день до совершения обряда осматривают крючья и корзинки в Дворцовом Правлении; потом член Правления с церемонией препровождает их во дворец государыни и сдает евнуху, который корзинку и крюк государыни полагает в тронной Цзяо-тхай-дянь; корзинки и крючья побочных супруг, царевны и княгинь раскладывает на крыльце; а корзинки и крючья классных дам -- у крыльца перед тройною. Корзинки ставятся на восточной, а крючья на западной стороне. Вслед за тем евнух просит государыню осмотреть корзинки и крючья, что совершает она вместе с побочными супругами и по осмотре возвращается в свой дворец, а корзинки и крючья препровождаются в жертвенник. Все это происходит в день жертвоприношения Изобретательнице шелкоделия. На другой день царевна, княгини и классные дамы, в парадном одеянии, съезжаются в жертвенник, а вслед за ними и государыня с побочными супругами приезжает. Ей подносят корзинку и крюк и начинают играть песнь на срывание тутовых веток. Государыня, взяв в правую руку крюк, а в левую корзинку, подходит к первому тутовому дереву на восточной стороне и, став лицом к востоку, пригибает ветку; две мастерицы помогают ей сорвать. Потом она подходит к первому туту на западной стороне и, став лицом на восток, пригибает две ветки; две мастерицы помогают ей сорвать их. Кончив срывание веток, государыня отдает корзинку и крюк даме, исправляющей должность церемониймейстера, а сама всходит на курган и садится на престол. Вслед за сим побочные супруги подходят ко второму (на обоих сторонах), царевна и княгини -- к третьему туту и срывают по пяти веток; классные дамы подходят к четвертому туту и срывают по девяти веток. По окончании сего мастерицы и работницы преклоняют колена перед государынею; потом принимают корзинки и крючья и относят в комнаты, где воспитывают шелковичных червей. Сим оканчивается церемония, и песнь прекращается. Государыня входит в тронную. Побочные супруги, царевна, княгини, классные дамы, мастерицы и работницы становятся по своим местам, делают перед государынею шесть су, три коленопреклонения и три наклонения головою. После сего разъезжаются.
   Как скоро коконы будут готовы к сматыванию, то Дворцовое Правление просит государыню в жертвенник Изобретательницы шелкоделия совершить обряд поднесения шелка, смотанного с коконов. Евнух, смотритель жертвенника, предварительно изготовляет вино и плоды для предложения духу Изобретательницы шелкоделия и, сверх сего, орудия для сматывания шелка. К сему обряду не приглашают ни царевны с княгинями, ни классных дам, а государыня с побочными супругами приезжает в жертвенник в обыкновенном одеянии. Мастерица, наложив в корзинку крупных и чистых коконов, с коленопреклонением представляет государыне, а она, выбрав лучшие для представления государю, остальные разделяет побочным супругам. После сего евнух (смотритель жертвенника) просит государыню в отделение, где должно сматывать шелк с коконов. Две сослужительницы из вельможеских жен наливают воду в золотой таз: мастерица кладет коконы в таз и помогает государыне мотать шелк. Государыня троекратно мотает шелк с вымытых коконов, после чего служительницы уносят таз. Вслед за тем работницы помогают побочным супругам мотать шелк, что делают они пять раз; остальные коконы отдают работницам для сматывания. По совершении обряда государыня возвращается в свой дворец, а Дворцовое Правление сообщает в Астрономический Институт о избрании счастливого дня, в который выделанный шелк должно сдать в красильню для крашения. Сей шелк употребляется на ткани для одеяния, в котором государь совершает торжественные жертвоприношения.
   В случае, если какие-либо причины воспрепятствуют государыне лично совершить обряд срывания тутовых веток, то она предписывает надзирательнице шелкового завода исполнить это с своими мастерицами.
  
   X. ЦЕРЕМОНИАЛ БОЛЬШОГО ПИРА ПРИ ДВОРЕ
  
   Большие пиры при дворе даются в тронной Тхай-хо-дянь и ежегодно бывают только в Новый год и в день рождения государева, исключая необыкновенные какие-либо случаи. Большой пир состоит из трех частей: приготовления, расположения и церемониала.
   Приготовление состоит в следующем: Обрядовая Палата предварительно представляет государю расписание, что ниже увидим. Для исправления пира разбивают одну желтую палатку на южном конце красного помоста, прямо против дверей тронной. В этой палатке становят столы для посуды. Это буфетная палатка. По восточную и западную сторону красного помоста ставят для восточного и западного крыла по восьми палаток из синей китайки. Музыканты поставлены под свесом на обеих сторонах, а большая музыка расположена у ворот Тхай-хо-мынь. Внутри тронной перед престолом ставят стол для царского кушанья. Подалее в тронной же и вне тронной на обеих сторонах помоста расставляют столы для князей и чиновников. Все это приготовляется Дворцовым Правлением. Члены Обрядовой Палаты, начальники телохранителей, члены Дворцового Правления и Приказа Внешних Сношений надсматривают за расположением столов. Комитет Гуан-лу-сы представляет посуду. Экипажная контора расставляет царский кортеж.
   Расположение пира в тронной Тхай-хо-дянь есть следующее: на южном краю красного крыльца, на самой средине царской дороги ставится желтая палатка с буфетным столом (1). По обеим сторонам красного помоста расставляют по восьми палаток из синей китайки (2); музыканты становятся по обеим сторонам под свесом тронной (3) и у ворот Тхай-хо-мынь (4); кортеж с царскими регалиями располагается по церемониалу. В тронной, перед престолом, на восточной и западной стороне столы для вельмож-- предводителей церемониальных (5); по сторонам престола, несколько назад, столы для опричных (6); позади опричных столы для телохранителей с леопардовыми хвостами (7); на западной стороне стол для журналистов (8); на восточной и западной половине тронной по семи рядов столов для пекинских и заграничных князей (9); для гражданских и военных чиновников первых четырех классов (10); для заграничных князей (11); для тай-цзи, табу-чанов и беков (12); за дверями тронной под свесом на восточной стороне столы для членов Приказа Внешних Сношений (13); на западной стороне столы для членов Прокурорского Приказа (14); на красном крыльце, на обеих сторонах, столы для наследственных чиновников первых четырех классов и телохранителей (15). Позади их, на восточной стороне стол для вельмож, имеющих начинать мимику (16); стол для имеющих производить мимику -- по восточную сторону желтой палатки (17); стол для членов Дворцового Правления по западную сторону (18); на обеих половинах красного помоста, в синих палатках столы для гражданских и военных чиновников от 5-го до 14-го класса, см. выше (2); на западной стороне и последние места назначены для иностранных посланников (19). См. на чертеже число III.
   Церемониал пира состоит в следующем: в день пира на рассвете съезжаются во дворец князья и чиновники в церемониальном одеянии, полковники, прочие офицеры гвардии в парадных кафтанах и курмах, а чиновники, долженствующие служить при столе, -- в одних парадных кафтанах. По окончании распоряжений князья и чиновники входят во двор тронной Тхай-хо-дянь и занимают места по порядку степеней и классов. После сего члены Обрядовой Палаты докладывают государю о времени шествовать в тронную Тхай-хо-дянь. На воротах Ву-мынь бьют в колокол и литавру. Государь, в церемониальном одеянии, при игрании музыки садится на престол. Музыка умолкает. Бьют плетью три раза. Князья и чиновники, став у своих столов, делают по одному поклону и садятся. Полковники гвардии, чиновники Дворцового Правления из полковников дворцовых войск и начальник евнухов подходят к государеву столу и, отступив назад, становятся на свои места. Подают чай, причем играет музыка на красном крыльце. Государь кушает чай. Князья и чиновники, встав с мест своих, делают поклон и садятся. Телохранители подают чай князьям и вельможам. Чиновники Дворцового Правления разносят чай чиновникам на красном крыльце и помосте. Чиновники, встав с своих мест, делают поклон; выпив чай, опять делают поклон и садятся. Музыка перестает. Развертывают чехлы на столах. Чиновники церемониального отделения в Обрядовой Палате входят в желтую палатку. Один берет со стола сосуд с вином, другой -- кубок, третий -- золотую чару; один за другим всходят на крыльцо по среднему сходу и останавливаются у тронной по восточную сторону средней двери, лицом к западу. Играет музыка на красном крыльце. Вельможа, подносящий кубок, встает с своего места, снимает с себя парадную курму; а если на нем соболья доха, то снимает доху; князья и прочие то же делают; вельможа, назначенный подносить кубок, выступает вперед и становится на колена. Чиновник церемониального отделения берет винный сосуд, наливает вино в кубок, входит в тронную среднею дверью и, став на колена лицом к западу, подает кубок вельможе, который по принятии кубка всходит по ступеням трона с левой стороны и с коленопреклонением подносит государю. Государь принимает кубок, а вельможа, отступивши на место прежнего коленопреклонения, опять становится на колена. Государь кушает вино. Вельможа делает поклон до земли. Князья и прочие вслед за ним делают также поклон до земли. Вельможа опять всходит по ступеням трона с правой стороны и, с коленопреклонением приняв кубок, сходит со ступеней и опять становится на колена на прежнем месте. Член церемониального отделения с коленопреклонением принимает кубок и уходит. Князья и прочие встают на ноги. Чиновник церемониального отделения наливает вино в золотую чару и, стоя на ногах, подносит вельможе, подносившему кубок государю; вельможа с коленопреклонением принимает чару, делает поклон до земли и пьет. Тот же чиновник, стоя на ногах, принимает у него чару и отходит на прежнее свое место. Вельможа после сего делает поклон до земли и опять надевает парадную курму или доху. Музыка умолкает. Князья и вельможи садятся. Вельможа, подносивший вино, также садится на свое место. Государь принимает пищу при игрании духовой музыки. Подают кушанья князьям и вельможам. Четверо из придворных вельмож, встав на своих местах, смотрят за пиром. Когда телохранитель подносит вино князьям и прочим, то последние, встав с своих мест, делают поклон до земли и, выпив по чаре, делают опять поклон до земли. В это время член Обрядовой Палаты и члены ее отделений выводят плясунов на красное крыльцо. Начальник хора начинает песню, начальник плясунов открывает пляску {Эти пляски состоят из мимики, каковую употребляли при царских столах в продолжение первых трех династий до Р. X.}. Высшие чиновники, в церемониальном одеянии, выходят на середину зала, делают три поклона до земли и, отступив, становятся на восточной стороне, а отселе каждый однажды проходит танец; по окончании пляски они опять становятся посредине тронной и, сделав три поклона до земли, уходят. После них являются с монгольскими свирелями и играют монгольские песни. Потом следует музыка и пляска корейская и других народов. Все сии потехи оканчиваются театром. Наконец, все скрывается. Играет музыка на красном крыльце. Князья и чиновники встают с своих мест и делают три поклона до земли. Музыка умолкает. Бьют плетью. Начинает играть задняя музыка, и государь возвращается во внутренний дворец. После сего умолкает задняя музыка, и гости расходятся.
   Точно таким же образом -- с небольшим только изменением -- совершается пир, делаемый государем по случаю своей женитьбы. На другой день после брака он входит в тронную Тхай-хо-дянь, угощает тестя и родственников своей супруги. Стол для тестя ставится в самой тронной, в конце княжеских столов, а прочие родственники сидят по классам чинов в своих знаменах. Как скоро государь сядет на престол, тесть с своими родственниками становится на восточной стороне красного помоста и, обратясь лицом к северу, совершает три коленопреклонения с девятью поклонами в землю, чего не бывает при обыкновенном большом пире. После сего все отходят и садятся на своих местах. Пир совершается по вышеизложенному церемониалу; а пир при выдаче царевны дается в тронной Бао-хо-дянь с некоторыми изменениями в самом церемониале, что ниже увидим.
   Когда дается большой пир в тронной Тхай-хо-дянь или пир по случаю выдачи царевны, то Обрядовая Палата предварительно распределяет места как для князей и вельмож, так и для гражданских и военных чиновников, и, составив раскрашенный чертеж, представляет вместе с церемониалом государю на утверждение; а по получении указа сообщает этот чертеж в разные присутственные места для сведения. Сверх того, Палата сообщает куда следует, сколько князья должны представить баранов, вина и посуды для стола; сколько приготовить столов, разной посуды, палаток и даже дровяных углей для согревания вина.
   На большой пир в тронной Тхай-хо-дянь употребляется 82 барана; а столы, баранов и вино обязаны князья доставить. Князья 1-й и 2-й степени должны представить по три, князья 3-й и 4-й степени по два, а прочие князья, включенные в число восьми долей, по одному барану. Недостающее число Обрядовая Палата пополняет. Для пира по случаю выдачи царевны царский зять представляет 90 столов с 81 бараном, которых препровождает в Обрядовую Палату для обряжения. На прочие пиры, даваемые от имени государя, число баранов определено законом; а для обряжения баранов Обрядовая Палата содержит 10 человек, выбираемых из низших пяти знамен.
  
   XI. ЦЕРЕМОНИАЛ УГОЩЕНИЯ ИНОСТРАНЦЕВ ПРИ ДВОРЕ
  
   Император два раза угощает князей и прочих приезжающих в Пекин из-за границы с поздравлением на Новый год; в первый раз -- в тронной Бао-хо-дянь накануне Нового года; в другой раз -- в загородном дворце Юань-мин-юань в 15-й день первого месяца. Угощение производится по церемониалу тронной Тхай-хо-дянь, почему остается взглянуть на расположение пиров.
   Расположение пира в тронной Бао-хо-дянь производится в следующем порядке: на дворе против дверей тронной ставится желтая палатка с буфетным столом (1); под свесом тронной, на обеих сторонах, музыканты (2); в тронной на восточной и западной половине поставлены столы в пять рядов. За столами на восточной стороне садятся монгольские князья 1-й и 2-й степени (3); бэйлэ (4); бэй-цзы (5); гун (6); императорские зятья (7); тюркистанские князья (8); владетельные тай-цзи (9); вельможи хозяйствующие (10) и чины классов первого (11) и второго (12). Такое же расположение мест и на западной стороне. На восточной и западной стороне красного помоста ставится по три ряда столов; на восточной стороне высшее место занимают монгольские тай-цзи (13); далее иностранные посланники, между которыми корейский посланник занимает старшее место (14); на западной стороне в первом ряду монгольские тай-цзи (15); инородческие посланцы (16); тюркистанские беки (17); посланцы из Хами и Турпана (18); во втором ряду чередные беки (19); задний ряд на восточной и западной стороне телохранители занимают (20). Члены Палаты Обрядов занимают место по восточную (21), а члены Дворцового Правления по западную сторону желтой палатки (22). Престол и окружающее его в том же порядке, как и в тронной Тхай-хо-дянь, как то: посреди зала трон; перед троном стол с царским кушаньем (23); далее, впереди столы для церемониальных предводителей (24); позади трона столы для опричных (25); позади сих столов столы для телохранителей (26); далее, на северо-запад, стол для журналистов (27). См. на чертеже число IV.
   В загородном дворце Юань-мин-юань угощение бывает в тронной Чжен-да-мин-дянь. Расположение пира производится в следующем порядке: музыка располагается под свесом тронной на обеих сторонах (1); музыка красного крыльца становится по обеим сторонам внутренних ворот (2); в средине ворот ставится желтая палатка с буфетным столом (3); козлы для фейерверка ставятся внутри дворцовых ворот (4); впереди, посреди тронной, престол (5); перед престолом на восточной и западной стороне столы для предводителей (6); позади престола столы для опричных (7); в северо-западном углу столы для журналистов (8); монгольские князья, императорские зятья, владетельные тай-цзи и князья тюркистанские садятся по крылам на восточной и западной стороне (9); чиновники первых четырех классов и вельможи хозяйствующие занимают последние столы в заднем ряду (10); хутухты (11); управляющие ламы (12) и хамбы (13) садятся за столами по обеим сторонам престола. Но ежели на пиру случатся Чжан-цзя Хутухту и Минцзюр Хутухту, то они садятся впереди духовных лиц восточной стороны, а ежели случатся Галдан Ширету Хутухту и Цзирун Хутухту, они садятся впереди духовных лиц западной стороны. Чиновники 3-го и 4-го класса занимают высшие столы под свесом на восточной и западной стороне (14); ниже их на восточной стороне корейский и другие посланники (15); на западной также посланники (16); на восточной стороне красного помоста первые столы занимают чиновники 3-го и 4-го класса (17); далее монгольские тай-цзи (18); на западной стороне первый ряд столов занимается чиновниками 3-го и 4-го класса (19) и монгольскими тай-цзи (20); во втором ряду чередные беки (21); хамиские посланцы (22); и турпанские посланцы (23); члены Палаты Обрядов садятся по восточную (24), а члены Дворцового Правления по западную сторону буфетной палатки (25). В продолжение сего пира сожигают великолепнейший фейерверк. Это в Европе называют праздником фонарей. См. на чертеже число V.
  
   XII. ОБРЯД ИЗБАВЛЕНИЯ СОЛНЦА И ЛУНЫ ОТ ЗАТМЕНИЯ
  
   Еще есть один обряд, в глубокой древности возникший из мглы суеверия, а ныне введенный в число законов. Этот обряд называется избавлением солнца и луны от затмения. Чиновники совершают его по предписанному церемониалу; простой народ следует при сем случае принятому обыкновению.
   Астрономический Институт заблаговременно вычисляет, в какое время и в какой стороне империи должно последовать солнечное или лунное затмение; и еще за пять месяцев до события представляет государю чертежи, на которых показаны начало, средина, конец и величина затмения на всех значительных местах империи. Палата Обрядов по получении указа на представление Института сообщает чертежи затмения во все присутственные места в столице, во все губернии, также королям в Корее и Юе-нань; а за месяц до избавления представляет государю церемониал, по которому чиновники должны совершить обряд избавления солнца или луны от затмения. Гражданские, также и военные чиновники из китайцев обязаны совершать сей обряд в Палате Обрядов. Перед наступлением времени затмения они являются в Палату в темном одеянии и распределяются на шесть отделений. В самом начале затмения совершают троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю. Потом президент Обрядовой Палаты, приняв зажженные курительные свечи, преклоняет колена. Бьют три палки в малую литавру. В сие время начинают бить в металлические бубны за церемониальными воротами. Шесть отделений чиновников попеременно становятся на колена. Как скоро затмение кончится, то перестают бить в металлические бубны. Чиновники совершают обряд поклонения, как в начале, и расходятся. Если солнечное затмение случится в первый день нового года, то и поздравление и пир при дворе отменяются. Высшие и низшие офицеры Восьми Знамен совершают обряд избавления в своих канцеляриях. В губерниях также обязаны совершать обряд избавления, где затмение видимо будет более 1/10: а где менее, там сей обряд отменяется. Народ с первым звуком в бубны выходит на улицы, и каждый, у кого есть бубен или таз, колотит в них до усталости, ожидая, когда огромное чудовище, ухватившее солнце или луну в зубы, освободит их из своей обширной пасти.
  
   XIII. ШАМАНСКИЕ ОБРЯДЫ
  
   В одно время с покорением сибирских стран мы получили первое сведение о шаманстве, дотоле неизвестном Европе. Наши ученые-путешественники, обозревавшие Сибирь, не довольствуясь неотчетливыми о нем рассказами простых очевидцев, старались лично удостовериться в справедливости этих рассказов; они видели шаманов и шаманок, совершающих мистические обряды, и, судя по странным их действиям при сем, единогласно заключили, что шаманство есть ремесло, которым хитрые шарлатаны под благовидными предлогами грубо обманывают легковерных простаков из личных выгод. Долго в Европе безусловно верили сему мнению. Наконец наши миссионеры, живущие в Китае, узнали устав шаманского служения, изданный в Пекине в 1747 году на маньчжурском языке; и с сего времени открылось, что мы очень обманывались в своих мнениях на счет шаманства. То, что нам казалось грубым обманом в кочевых шарлатанах, составляет религию, господствующую ныне при китайском дворе и в Маньчжурии. Древние обряды ее, изложенные в вышеупомянутом уставе, представляют стройную систему, основанную на понятиях чисто религиозных. Коневые сибирские шаманы, изучая обряды шаманства по устным преданиям, с течением времени не могли не обезобразить их грубыми изменениями и прибавлениями, происходившими от их невежества, но со всем тем удержали существенные части шаманского служения, как ниже увидим.
   Начало шаманской религии, судя по простоте обрядов ее, должно относить к тем временам мира, когда люди еще не имели ни храмов для жертвоприношений, ни особливых сословий, посвятивших себя служению при жертвенниках. Религия эта и ныне совершенно чужда фанатической веронетерпимости, свойственной прочим языческим религиям {Маньчжуры кроме шаманской религии следуют обрядам всех других религий, терпимых китайскими законами. У них в похоронной процессии нередко бывают монахи трех религий, идущие в некотором отдалении от других. Каждое отделение облачено в свой служебный костюм и поет свои молитвы. В торжественные дни в самом дворце тибетские и монгольские ламы отправляют молебствия сряду по несколько дней. Исламизм исключен по причине собственного его фанатизма.}. Мы называем ее шаманством от слова шаман, заимствованного от тунгусского слова саман, которое означает человека, соединяющего в себе качества жреца, врача и волхва. История хотя представляет нам таковых людей в Азии задолго до времен Р. X., но уже принадлежащими к особливым сословиям, исключительно посвятившим себя служению при храмах. К сожалению, до сего времени еще не открыто ни памятников, ни свидетельств исторических, по которым бы можно было заключить, в чем и до какой степени нынешнее шаманство разнствует от древнего. Что касается до нынешних шаманов в Маньчжурии, они принадлежат к разным сословиям в обществе и название шамана носят только по исправлению должности жреца, которую они изучают и принимают на себя добровольно, без всяких обрядов посвящения и без утверждения правительством. Сверх сего, в Маньчжурии и не было, да и доселе нет ни храмов для шаманского служения, ни дней, определенных для сего. Шаманов призывают в дом во всякое время, когда нужно их религиозное содействие по какому-либо случаю. Один богдыхан по преимуществу пользуется правом иметь храмы и жрецов для шаманского служения.
   В Пекине шаманское служение совершается в двух местах: во дворце государыни и в шаманском капище, которое лежит во Внутреннем городе, на юго-востоке от дворцовой крепости, и по-китайски называется тхан-цзы, что значит храм. Маньчжуры превратили сие слово в танзе, а собственно названия -- без вещи -- не имеют.
   В шаманском капище находятся три храма, как то: главный храм, состоящий из одного зала в три звена; круглый храм, имеющий вид небольшого павильона, и малый храм, похожий на беседку. В этих храмах нет ни мебели, ни украшений каких-либо; даже наружность их очень проста. Во дворце государыни, в служебном зале, развешивается на шестике занавес: при утреннем служении -- на западной стороне, при вечернем -- в северо-западном углу, а на средине зала ставится веха, утвержденная в каменной тумбе. В шаманском капище веха ставится перед круглым храмом, а от вехи проводится через круглый храм в главный три бечевки, которые привязываются к северной стене над занавесом. Как при шаманском служении иногда сама государыня присутствует, а при ней ни один мужчина, исключая евнухов, быть не может, то должность шаманов исправляют женщины, почему в обоих храмах служение совершается одною шаманкою в шаманском одеянии; по правую ее сторону, несколько отступя назад, стоит подшаманка в обыкновенном своем одеянии. Шаманка читает молитвы и поет гимны плавно и тихим голосом, с важным и благоговейным видом. Но каким образом она действует в тайных молитвах при жертвоприношении, я не имел случая видеть. У государыни в храме онготам--хранителям лошадей при вечернем жертвоприношении употребляют по две свиньи, а при большом жертвоприношении, во 2-й день каждого месяца, также при большом жертвоприношении весною и осенью при водружении вехи, употребляют по одной свинье.
   Штат шаманок при дворе состоит из 12 женщин. Должность сию исправляют жены дворцовых офицеров и за это получают от двора одно только одеяние. Сверх шаманок еще находится 36 подшаманок, которые прислуживают шаманкам при обрядах, 37 женщин для толчения коры и 19 женщин, делающих из этой коры курительные свечи для шаманского служения. Все эти женщины суть жены дворцовых солдат. Они получают от двора на содержание от половины до 2 лан серебра и по полумешку риса ежемесячно.
   Вот краткий очерк шаманства в древнем, сколько известно, и нынешнем его состоянии. Взглянем на нынешние обряды его.
   Шаманское служение состоит в жертвоприношении Небу и онготам. По вероучению шаманов, под Небом разумеется сила, управляющая миром, -- Бог, под онгопшми -- души людей, которые в жизни сей делали добро людям, да и по смерти продолжают благотворить им.
   Шаманское жертвоприношение разделяется на обыкновенное и временное, или случайное; первое совершается во дворе государыни; последнее наиболее в шаманском капище. Обыкновенное жертвоприношение разделяется на ежедневное и ежемесячное.
   Обыкновенное ежедневное жертвоприношение совершается каждый день утром в 3-м и 4-м часу пополуночи, вечером в 3-м и 4-м часу пополудни. При утреннем жертвоприношении молятся он-готам: Шагя-мони, Бодисатва и Гуань-ди; при вечернем молятся онго-там: Ахунь-няньги, Аньчунь-аяра, Мури-муриха, Надань-дайхунь, Нархунь-сюаньчу, Эндури-сенчу, Баймань-чжангинь, Вэйху-ри, Энь-ду-монголо, Катунь-ноинь {Последние десять онготов суть тунгусы, что видно из их имен, чисто тунгусских. Что касается до первых трех: Шагя-мони и Бодисатва суть индийцы, жившие за десять веков до Р. X., они основали буддийскую религию; Гуань-ди родом был китаец, живший в III столетии по Р. X., он обоготворен за верность к законному государю. По всей вероятности, сии три лица внесены в число тунгусских онготов уже по завоевании Китая маньчжурами по видам чисто политическим.}.
   Обряд ежедневного утреннего жертвоприношения заключается в следующем: в служебном зале государыни на столе, поставленном у самого занавеса перед изображениями трех онготов, ставят три блюдца с курениями, три чарочки с чистою водою и хлебенное. Шаманка начинает служение молитвою, которую читает нараспев, а ей подыгрывают на балалайке и гитаре. При молитве перед закланием животного снимают со стола чарочки с чистою водою, стоявшие перед изображением Бодисатвы; и как скоро затворят храм и закроют изображения трех онготов, то приводят жертвенное животное, и когда шаманка кончит чтение молитвы, то вливают воду в ухо животному; потом, выпустив кровь из него, разделяют животное на части и варят. Сварившееся мясо шаманка ставит на стол и чтением молитвы оканчивает служение.
   При вечернем служении ставят на стол перед изображениями онготов пять блюдцев с курениями, пять чарочек с чистою водою и хлебенное. Шаманка, опоясавшись поясом с бубенчиками, с при-вскакиванием ударяя в ручной бубен, поет гимн, а ей подыгрывают на литавре и стучат в такт деревянным камертоном. По троекратном совершении сего обряда шаманка читает молитву перед изображениями онготов. После сего приводят жертвенное животное и поступают с ним по обряду утреннего служения. Сварившееся мясо шаманка ставит на стол и читает молитву перед онготами. По окончании сей молитвы потушают курения в блюдцах и огонь в фонарях, скутывают печь, в которой мясо варилось, и опускают темный занавес; присутствующие выходят из храма, и дверь затворяется. Оставшаяся в храме шаманка, потрясая бубенчиками в руке и на пояснице своей, читает молитву нараспев и молится; ей подыгрывают на литавре с деревянным камертоном. По четверократному совершении сего обряда поднимают занавес, отворяют дверь храма, зажигают фонари, уносят жертвенное мясо и снимают изображение онготов. Если государь и государыня присутствуют при жертвоприношении, то и они делают поклонение, а на утреннем служении и жертвенное мясо получают.
   Ежемесячное обыкновенное жертвоприношение онготам разделяется на утреннее и вечернее и в обрядах тем только разнится от ежедневного жертвоприношения, что здесь вместо чистой воды употребляется квашенное из проса вино, которое также вливается в ухо жертвенному животному.
   Жертвоприношение Небу несколько разнствует от ежегодного жертвоприношения. Перед каменного тумбою с вехою, поставленною посреди служебного зала, ставят длинный стол с тремя серебряными тарелками для предложений; из них средняя тарелка с рисом, а прочие пустые. На северо-восток от вехи ставится длинный стол для жертвенного мяса. Во время служения подшаманка дважды перед молитвою окропляет рис освященною по обряду водою. После сего приводят жертвенное животное, выпускают из него кровь, разнимают по хребетным позвонкам, срезывают с них мясо и варят. Из двух пустых тарелок на правую кладут позвонки, на левую -- желчь. Сваренное мясо изрезывают в куски и кладут в два сосуда, между которыми еще поставляют два сосуда с просяною кашею. Подле сосудов кладут разливную ложку и палочки, употребляемые вместо вилок, а остальное мясо изрезывают в куски и, положив в лоханки, покрывают кожею. Подшаманка вторично окропляет рис водою, дважды перед молитвою и дважды после молитвы; между тем нанизывают шейные позвонки на ниточку и вешают на вехе, а срезанное с них мясо, окропленный рис и желчь кладут в сосуд, прикрепленный к верхнему концу вехи.
   К временным жертвоприношениям принадлежат:
   1. Жертвоприношение онготам в начале каждого из четырех годовых времен.
   В начале каждой четверти года совершается особенное утреннее жертвоприношение онготам, при котором в служебном зале опускают занавес и ставят блюдца с курениями, но вместо жертвенного животного приводят к дворцу государыни двух белых лошадей и двух бычков; приносят два слитка золота, два слитка серебра, два куска штофа с вытканными удавами, два куска штофа с драконами, 10 кусков бархата, камки и разноцветных атласов, 40 концов китайки. Приведенных лошадей ставят по правую, а бычков по левую сторону дворцовых ворот; золото, серебро и ткани евнухи приносят в храм и раскладывают на столе перед онготами и при утреннем и при вечернем служении. По окончании обряда и лошадей и бычков обратно уводят, а через три дня уносят золото, серебро и ткани и все сдают в контору жертвенного скота, где продают и скот и ткани в пользу конторских расходов.
   2. Моление онготам о ниспослании счастья.
   О ниспослании счастья просят онготов фули-фуду и Омаши-мама, которым жертву приносят при утреннем и вечернем служении вместе с прочими онготами. Исключение состоит в том, что подшаманка заблаговременно вырубает в западном дворцовом саду иву вышиною в девять футов, в нижнем отрубе трех дюймов, и перед самым жертвоприношением водружает ее перед окнами государыни; перед онготами ставит вино и хлебенное, а на южной половине ставит стол моления о счастье; на сем столе расставляет девять сосудцев с вином, два блюда с вареными карпами, два блюда с вареными пельменями, два блюда с просяною кашею и разное хлебенное. После сего шаманка начинает петь гимн, легко потрясая ножом с бубенчиками, и молится по чиноположению утреннего служения. Подшаманка подает ей стрелу с привязанною к ней пенькою, после чего стол, приготовленный для моления о счастье, выносят на двор и ставят перед водруженною вехою. Вслед за сим и шаманка выходит во двор, легко потрясая левою рукою нож, а в правой держа стрелу с пенькою. Она становится перед столом по правую сторону ивы, поднимает стрелу вверх и, пенькою пригибая к себе ветвь ивы, троекратно поет гимн и молится. В сие время государь и государыня совершают поклонение и получают жертвенное мясо. Таким же образом совершается и вечернее служение, после которого относят иву в шаманское капище.
   3. Жертвоприношение в круглом храме.
   В круглом храме приносят жертву онготам Ниохонь-тайцзи и Удубынь-бэйзэ. В Новый год жертвоприношение совершается во 2-е, а в прочие месяцы в 1 -е число. Предложение им состоит из временных яств, вина и бумаги, развешиваемой на шесте. Шаманка, легко потрясая ножом, поет молитвенный гимн и читает молитву; ей подыгрывают на литавре с деревянным камертоном, чем и оканчивается служение.
   В юго-восточном углу шаманского капища есть малый храм, в котором также в 1-е число каждого месяца приносят жертву онготу Шаньси. Сия жертва состоит из временных яств, вина и бумаги, развешиваемой на шесте. Евнух, совершающий служение, читает молитву и молится с коленопреклонением, с открытою головою, без курмы (верхнее одеяние) и пояса, и кланяется до земли.
   4. Омовение онготов.
   Ежегодно в 8-е число четвертого месяца (в мае) онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, переносят из дворца государыни в главный храм в шаманском капище. Изображение Бодисатвы и Гуань-ди предварительно развешивают на занавес, а кивоты их вымывают в желтой чаше, наполненной чистою водою, разведенною медом (сытою). По совершении обряда изображения обоих онготов влагают в кивоты, поставляют перед ними вино и хлебенное и развешивают бумагу на шесте. В этот же день совершают моление и перед онготами круглого храма. В обоих местах шаманка, легко потрясая ножом в руке, поет гимн и читает молитву. По окончании служения изображения онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, обратно относят во дворец государыни.
   5. Жертвоприношение при водружении шаманской вехи.
   Ежегодно весною и осенью совершают большое жертвоприношение при водружении шаманской вехи. За день или за два перед сим обрядом бывает во дворце государыни предварительное жертвоприношение, совершаемое по чину утреннего и вечернего жертвоприношения. После сего изображения онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, переносят из дворца государыни в главный храм в шаманском капище. Незадолго до перенесения онготов евнух отправляется в гору в округе Цин-чжеу и срубает там ель, длиною в 20 футов, в поперечнике пяти дюймов, с десятью коленцами, или рядами, сучьев. Это шаманская веха, которую водружают перед входом в круглый храм. В день жертвоприношения и в главном и в круглом храме поставляют перед онготами вино и хлебенное. От занавеса, повешенного в главном храме у северной стены, протягивают через оба храма до вехи три бечевки, на которых развешивают бумагу, а на вехе выставляют флаг. На шесте в круглом храме также развешивают бумагу. В обоих храмах шаманки совершают обыкновенное моление. При троекратном чтении молитвы вторят им на балалайке, гитаре и деревянным камертоном. Если государь и государыня присутствуют при сем жертвоприношении, то и они перед молитвою совершают поклонение. В обоих храмах государь получает жертвенное мясо.
   По окончании служения при водружении вехи изображения онготов обратно переносят из шаманского капища во дворец государыни, где в тот же день приносят им жертву по обряду месячного жертвоприношения, а на другой день по сему же обряду приносят жертву Небу.
   6. Жертвоприношение онготам -- хранителям лошадей.
   Онготы Ниохонь-тайцзи и Удубынь-бэйзэ почитаются хранителями лошадей. Им приносят жертву сряду два дня. В первый день просят их о сохранении царских лошадей, а во второй -- о сохранении казенных лошадей на пастбищах. В первый день при утреннем жертвоприношении вешают на конских волосах из гривы и хвоста 70 пар шелковых лоскутков красного цвета, а при вечернем -- 30 пар шелковых лоскутков черного цвета, которые шаманка по окончании служения отдает в дворцовые конюшни. В следующий день при утреннем жертвоприношении развешивают 280, а при вечернем -- 30 пар шелковых лоскутков черного цвета, которые по окончании служения также раздаются по конюшням. При сем случае в первый день купно приносят моление тем же онготам в круглом храме, куда приводят из царских конюшен 10 лошадей. К хвостам сих лошадей, и при утреннем и при вечернем жертвоприношении, во время молитвы привязывают темно-красные и темные шелковые ткани для принятия счастья.
   В Новый год, в полночь на 1-е число, государь совершает поклонение перед онготами во дворце государыни; а потом, сопровождаемый князьями и вельможами маньчжурского племени, отправляется в шаманское капище, где поклоняется Небу в круглом храме, делая три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Отправляясь в поход, он таким же образом является в шаманское капище, где прежде совершает поклонение в круглом храме, а потом перед главным знаменем с изображением желтого дракона. Ежели государь вместо себя отправляет главнокомандующего в армию, то вместе с ним исполняет сей обряд напутственного поклонения. Таким же образом он совершает поклонение по счастливом возвращении из похода.
  
   XIV. ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ГОСУДАРЯ
  
   Еще государи Яо и Шунь, первые законодатели Китая, положили нравственные основания для законодательства и управления государством, и мудрые правила их были столь согласны с естественным порядком вещей, что и доныне не изменились в своем существе. Яо и Шунь верили, что само Небо управляет народами в лице государя и государь есть истинный наместник его, почему должен представлять в себе отражение свойств, составляющих невидимое, но подлинное существо Неба, и сверх сего, должен быть образцом добродетелей для чиновников, а чиновники -- для всех; ибо благосостояние народа зависит от него же самого, то есть от его доброй нравственности, а добрая нравственность в народе происходит не от законов, а от поведения высших. И доброе и худое, по мнению китайских ученых, обыкновенно от высших постепенно переходит к низшим; и народ вообще более наклонен следовать тому, что высшие любят, а не тому, что они предписывают. Посему-то в Китае государя уподобляют сосуду, а народ -- воде. Если сосуд четвероуголен, то и вода в нем имеет форму четвероугольную; если сосуд кругл, то и вода в нем имеет форму круглую. Так мыслили и поступали законодатели первых трех династий в Китае. Но чтобы каждый государь существенною обязанностью считал своими делами соответствовать назначению его свыше, то древние законодатели подчинили общественное его поведение известному порядку и сей порядок утвердили законами.
   Хотя внешность древних законов изменилась от времени и обстоятельств, со всем тем они же служат основанием и новейшего законодательства. Государь и ныне, подобно как в древности, во всем сообразуется с правилами, которые законный порядок предписывает ему для общественного поведения. Ежедневно в три часа утра по голосу дежурного евнуха он встает от сна; в четыре входит в кабинет рассматривать и решать представленные ему в то утро доклады, а доклады по делам в течение года от раскрытия печати до закрытия оной ежедневно подаются ему, исключая около десяти дней, в которые он освобождается от государственных дел для исправления религиозных обрядов по обязанности. В пути во время следования куда-либо также не подают ему бумаг. В известные дни, как то ежемесячно в 5, 15 и 25-е числа, государь выходит из кабинета в тронную Тхай-хо-дянь смотреть гражданских и военных чиновников, представляемых для принесения благодарности за определение и повышение их, равно и за отрешение от должности. В восемь часов все оканчивается. После сего подают обеденный стол, приготовленный из запасов, законом положенных, из растений и плодов своевременных. Государь обедает один, как не имеющий равных себе; но часть кушаньев с своего стола посылает высшим чиновникам, находящимся в дежурстве при дворе. Приглашение князей и вельмож к столу дозволено ему в известные дни, очень немногие в году; но и то приглашение в малом виде производится по его приказу, объявляемому в ведомостях, а в большом -- через присутственные места, и чертеж расположения мест предварительно представляется ему на утверждение. Мы уже видели это в описании церемониалов угощения. После полуденного отдыха государь опять садится рассматривать бумаги, по которым нужны ему личные пояснения от министров и других высших чиновников. Вечер предоставлен ему для отдыха и семейных удовольствий. Но и в свободное время он не может ни посетить какое-либо место, ни насладиться прогулкою куда-либо вне дворца. Китайские законы находят эту свободу неприличною лицу, на которое они возложили бремя государственного управления и которое поставили образцом для подданных. Правда, что государь имеет установленные законом выезды для жертвоприношения, для поклонения в храмах, на кладбища своих предков, на облаву за Великую стену или в зверинец близ Пекина, также в загородный дворец на летнее пребывание; но эти выезды и возвращение именем закона назначаются в известные дни и даже часы; и притом во время самих выездов государь должен сообразоваться с церемониалом, предварительно утвержденным по представлению Палаты Обрядов {Государь в путешествии делает по одному переезду в день; а переезд содержит около 50 ли пути.}. В день отъезда государева из столицы Экипажная контора изготовляет конный кортеж с царскими регалиями и полную музыку и расставляет за теми воротами дворцовой крепости, через которые государю выезжать должно. Князья и чиновники, назначенные сопровождать его, являются туда же, вооруженные луками и стрелами. Князья и чиновники, остающиеся в столице, становятся, в парадном одеянии, по крылам своим за воротами, через которые государю выезжать должно; государь в дорожном одеянии садится в носилки и выезжает из дворца. Начинают бить в литавры и трубить в раковины. Кортеж с царскими регалиями идет вперед. Сопровождающие князья и чиновники преклоняют колена, и как скоро государь проедет мимо их, садятся на верховых лошадей и следуют за ним. Князья и чиновники, остающиеся в столице, провожают государя с коленопреклонением и, как скоро он проедет мимо их, расходятся. Во всех местах, проезжаемых государем, гражданские и военные начальники, в церемониальном одеянии, должны со своими чиновниками, учеными и стариками из крестьян встречать и провожать его, стоя на коленах во сто шагах от дороги по правой стороне. При возвращении государя в столицу князья и чиновники должны в парадном одеянии заблаговременно выехать к первому ночлегу и там встретить его с коленопреклонением; а потом на самом ночлеге осведомиться о его здоровье; на другой день опять должны выстроиться за воротами, через которые государь должен въехать во дворец, и встретить его с коленопреклонением. Таков церемониал провожания и встречи государя. Впрочем, все, что сказано выше, отнюдь не суть законы, стесняющие власть государя; но общественное его поведение превращено в закон и поставлено образцом для подданных; почему и общественное поведение высших и низших чиновников также во многом подчинено закону, который неумолимо преследует их как в исправлении дел по должности, так и в общественном поведении. В продолжение траура по отцу нынешнего государя один чиновник в губернии захотел ввечеру тайно повеселиться с любимыми своими певицами. Скоро дошло это до сведения государя, и чиновник за тайные домашние удовольствия немедленно заплатил головою как государственный преступник.
  

Отделение II

Народные обычаи

  
   XV. БРАЧНЫЕ ОБРЯДЫ
  
   В Китае брак, сколь ни важен по его отношениям к общественной жизни, не имеет связи с религией, а обряд брачного соединения двух полов утвержден только гражданскими постановлениями. Коренной закон, наблюдаемый при заключении браков, в том только заключается, что два дома однофамильные, то есть имеющие одно прозвание, не могут вступать в брачные связи, хотя бы они выше ста колен не имели никакого родства между собой. Маньчжуру, также и монгольцу, живущему внутри Китая, ни жениться на китаянках, ни дочерей своих выдавать за китайцев не дозволяется; но существенные обряды при браках -- сватовство и сочетальная чара одинаковы и для китайца, и для маньчжура, и для монгола в Пекине; только есть разность в видах по отношению к лицам. Выше мы видели уже, что браки при дворе, женитьба князей и выдача княжон, от начала сватовства до сочетальной чаши, совершаются по церемониалам, в которых количество и качество даров со стороны жениха и угощение при сговоре и бракосочетании предписаны законами соответственно достоинству лиц. Это суть политические браки, в которых действует одна воля государя, а не допускаются ни взаимное согласие жениха и невесты, ни частные мелочные обычаи. Что касается до брачных обрядов между лицами из китайцев, они также ограничены гражданскими постановлениями по отношению к достоинству лиц мужеского пола, но в видах несколько многосложнее, и, сверх того, допускаются частные мелочные обычаи, до бесконечности различные по отношению к странам.
   Родители имеют полную власть утверждать брачную связь, не разбирая возраста; даже иногда по дружеским связям условливаются в этом до рождения жениха и невесты. Что касается до сватовства между возрастными, для сего употребляют сватов, и чаще своих родственников и друзей. Посредством сих людей две фамилии могут вступить в переговоры, взаимно вызнать о качествах жениха и невесты. Наиболее стараются узнать, не от побочной ли жены рожден кто-нибудь из них, не приемыш ли, взятый из другого рода, не имеет ли какой болезни и проч. Как скоро обе стороны согласятся на брак, то следуют уже предписанному порядку.
   Со стороны жениха отец его объясняет в письме, за кого именно сватает он девушку, и просит уведомить его о годе, месяце, дне и часе ее рождения {Китайцы вымыслили десять пней небесных и двенадцать ветвей земных. Каждый пень имеет собственное название, соответствующее какому-либо цвету краски; каждая ветвь также имеет собственное название, соответствующее названию какого-либо зверя, домашнего животного или пресмыкающегося. Они соединяют одно с другим названия пней и ветвей, начиная с первых их букв цзя и цзы, и продолжают до тех пор, пока помянутые две буквы опять сойдутся вместе, что происходит при числе 60. Сими спаренными названиями считают годы, месяцы и дни.}, что называется ба-цзы -- восемь букв. При сем же случае в особливой при письме записочке уведомляет о годе, месяце, дне и часе женихова рождения, а между тем предварительно посылает сваху отобрать решительное мнение в невестином доме. По получении из дома невестина согласия на брак отец жениха назначает одного из младших своих родственников поверенным для переговоров с домом невесты. Поверенный является к отцу ее в приличном одеянии, а сей также выходит к поверенному в приличном одеянии и отдает ему изготовленное письмо, стоя лицом к западу, а потом обязан сделать ему двукратный поклон; но поверенный, как младший, приняв письмо, удерживает его от поклонов.
   Когда поверенный войдет в дом невестин, то отец ее принимает его в зале, стоя на восточной стороне, а посланный подает ему письмо, стоя на западной стороне; сопровождающие раскладывают принесенные дары в зале. Отец невесты, обратясь к северу, делает двукратное поклонение и принимает письмо. Гость уклоняется от принятия поклона. Отец невесты объявляет сие письмо в домашнем храме своим предкам {Чиновники от 1-го до 14-го класса имеют храмы, в которых поклоняются своим предкам, чиновники от 15-го класса и ниже, солдаты и разночинцы не могут иметь храмов, почему табели с именами предков ставят в моленной комнате или посреди зала у северной стены, против самого входа со вне.}. После этого он пишет письмо в ответ и при сем письме прилагает записочку о происхождении, также о годе, месяце, дне и часе рождения своей дочери. Вторично пригласив поверенного в залу, отец невесты, став на восточной стороне, отдает ему письмо и делает двукратное поклонение. Посланный, приняв письмо, удерживает его от поклонения и потом отдает письмо сопровождающему. После сего отец невесты угощает поверенного вином. Стол с закусками становится посреди залы. Поверенный, как гость, садится на восточной, а отец невесты на западной стороне. После троекратного питья гость встает и откланивается. Отец невесты ответствует поклоном и провожает его за дверь по церемониалу {Для обращения между собою есть особливый церемониал, объемлющий все случаи свидания между равными, высшими и низшими, начальствующими и подчиненными, что ниже увидим.}. По возвращении поверенного отец женихов принимает от него письмо по церемониалу принятия писем и угощает его как своего домашнего человека. Письмо со стороны жениховой называется сговорным, а со стороны невестиной -- ответным {Сии письма составляют брачный договор.}.
   Вслед за сим из дома женихова отправляют в дом невестин свадебные дары при письме. Количество сих даров определено законами. Тун, князь пятой степени из китайцев, посылает золотую головную повязку, четыре золотые головные булавки, одни золотые серьги, четыре платья атласные и три атласные одеяла с постелями. Хэу и бо, китайские же князья 6-й и 7-й степеней, посылают три золотые головные булавки, прочее как у гун. Чиновники 1-го и 2-го класса посылают три атласные платья, прочее как князья хэу и бо. Чиновники 3-го и 4-го классов посылают два платья и два одеяла с постелями, атласные, прочее как чиновники 1-го и 2-го классов. Чиновники 5-го и 6-го классов посылают две золотые головные булавки, прочее как чиновники 3-го и 4-го классов. Чиновники 7-го и 8-го классов не имеют золотых булавок, а посылают одно платье и одно одеяло с постелью, атласные; ожерелье и серьги по достатку. Чиновники от 9-го класса и ниже -- таким же образом. В день отправления свадебных даров в доме жениховом приготовляется пир, на который гун употребляет девять скотин {Под скотиною разумеется свинья, потому что китайцы телят и баранов не употребляют.}, хэу и бо -- восемь, чиновники 1-го и 2-го класса -- шесть, 3-го и 4-го класса -- четыре, 5-го и 6-го -- три; от 7 и ниже -- только гуся и вино. Свадебными дарами совершенно утверждается сговор; но расстояние от сговора до свадьбы не ограничено временем и зависит более от взаимного согласия обеих сторон. Обыкновенно делается это следующим образом: из дома женихова посылают нарочного в дом невестин просить о назначении времени брака. Отец невесты из учтивости отказывается от этой чести. После сего посланный подает ему письмо с назначением времени. Отец невесты с поклоном принимает письмо и, написав ответ, отдает гостю, а гость возвращается с ответом к своему господину. Чиновники от 15-го класса и ниже посылают свах просить о назначении времени.
   За день до бракосочетания отправляют из дома невестина в дом жениха приданое, состоящее в одежде, головных уборах и мебели; а в день бракосочетания приготовляют в жениховом доме пир. Поставляют столы на восточной и западной половине залы одни против других. У окон, на длинном столе, ставят банку с лотосом, четыре нефритовые чарки и две сочетальные чары, сделанные из двух половинок разрезанной и высушенной горлянки. Перед залою на восточной стороне поставляют кубок. В сумерки жених ставится перед залою внизу, а отец, в приличном одеянии, выходит из зала совершить возлияние за него и становится по восточную сторону зала лицом к западу. Жених всходит на крыльцо западною стороною и делает два поклона, после чего служитель подает ему жертвенный кубок. Жених с коленопреклонением принимает кубок и, опорожнив, возвращает служителю, а отец указывает принять. По совершении сей церемонии жених сходит вниз, садится на верховую лошадь и отправляется за невестою. Поезжане едут впереди, имея перед собою два фонаря. За ними несут пару диких гусей, а за гусями -- носилки для невесты, на коих оболочка увязана цветными шелковыми тканями с кистями по углам. У чиновников от 10-го класса и выше по два красных висячих пера на каждом углу носилок, у чиновников от 11-го до 14-го класса -- по одному перу, а от 15-го и ниже -- только по две распущенные тафтицы.
   В этот день в невестином доме совершают поклонение в храме предкам, называемое объявлением, а у чиновников от 15-го класса и ниже это делается в моленной предкам. По окончании сего совершают возлияние за дочь во внутренних комнатах. Отец ее становится на восточной, мать -- на западной стороне. Невеста, уже наряженная, выходит с нянею, становится перед отцом и матерью, лицом к северу, и делает перед ними двукратное поклонение. Прислужник наливает вино, и мать делает возлияние за дочь по церемониалу, как отец совершает возлияние за сына. Отец дает наставление дочери, а мать, поправляя на ней наряды, повторяет его наставления.
   В этот промежуток времени приезжает жених. Тесть, встретив его за воротами, просит войти в комнаты, и жених, держа в руках диких гусей, следует за ним. Тесть всходит по восточной стороне крыльца, обращая лицо к западу, а зять -- по западной стороне, держа лицо к северу; потом, остановившись, подносит тестю гусей и делает двукратное поклонение. Тесть не кланяется. Нянька выводит невесту под покрывалом. Жених, сделав ей учтивый поклон, сходит вниз; невеста следует за ним, а отец остается в зале. Няня сажает невесту в носилки. Перед носилками несут два фонаря, а зять на верховой лошади едет впереди. Невеста по вступлении в дом женихов выходит из носилок, и жених ведет ее по западной стороне крыльца. Как скоро невеста войдет в комнаты, то есть в опочивальню жениха, то ее служанка ставит для жениха стол на восточной, а служанка женихова ставит стол для невесты на западной стороне. Как скоро жених с невестою взаимно раскланяются, то няня снимает покрывало с невесты. Жених учтиво просит невесту сесть за стол. Подают кушанье. По окончании стола невестина горничная берет чару, наполняет вином и подчивает жениха. Служанка женихова дома берет другую чару, наполняет вином и подчивает невесту. Сим образом троекратно они пьют сочетальную чашу. Вслед за сочетальным обрядом открывается пир, который должен состоять у гун из 20, у хэу из 8, у бонз 17, у чиновников 1-го и 2-го класса из 15, у чиновников 3-го и 4-го класса из 13, у чиновников 5-го и 6-го класса из 8, у чиновников 7-го и 8-го класса из 6, у чиновников 9-го и 10-го класса из 5 столов. Чиновники от 11-го класса и ниже употребляют только трех скотин. По окончании пира горничная, приготовив постель, уносит свечи, а жених с невестою остаются в спальне.
   В южных странах Китая жених отправляется за невестою в носилках и с собою берет цветные носилки, головной убор, кафтан и пояс для невесты {В Южном Китае женщины носят одеяние прежнего покроя, который был употребляем при династии Мин.}. Когда он приедет за невестою, то просят его в зал и сажают на первое место, а церемониальная сваха, приехавшая с ними, садится сбоку. Спустя несколько времени подают чай, что оканчивается троекратным поднесением. Между тем невеста умывается душистыми водами, убирает голову и надевает кафтан с поясом. После сего просят жениха войти в комнату к невесте. Они делают друг другу приветствие, и жених накрывает невесту платком; потом все выходят из комнаты. Жених садится в большие носилки, невеста в цветные. По прибытии в дом женихов жених и невеста вместе входят в спальню и садятся на стулья, что называется сидеть за занавесом. В это время они пьют сочетальную чару вина и троекратно откушивают чай, едят плоды и проч.; на севере вместо плодов подают пельмени, называемые потомственными. После сего набирают в спальне стол, за которым новобрачные садятся друг против друга. Это называется первым столом, по окончании которого зажигают свечи и ставят банку с цветами горных пионов. Новобрачные покланяются к постели, потом друг к другу и сим оканчивают обряд сочетальной чаши. Вслед за этим набирают столы для угощения родственников, а после стола все расходятся. Ввечеру жених с невестою приходят к своему отцу и матери пожелать им покойного сна и возвращаются в спальню.
   На другой день молодая угощает свекра со свекровью, на третий представляется в храм предкам, а у низших чиновников -- в моленной предкам. Здесь учреждается пир. Стол для женихова отца становится на восточной стороне у крыльца, а позади его стол для сына. Стол для невестина отца становится у крыльца на западной стороне, а позади его -- для дочери. Каждый, садясь за стол, делает двукратное поклонение. После сего хозяин, то есть женихов отец, входит в храм, зажигает длинные курительные свечи, возливает вино и читает молитву, по окончании которой повергается ниц на землю и отходит на восточную сторону. Потом молодая становится у крыльца посредине, лицом к храму, и, сделав двукратное поклонение, возвращается на прежнее место. Свекор также возвращается на прежнее место. После сего тесть и прочие делают двукратное поклонение и расходятся.
   В четвертый день зять едет с подарками к тестю и теще. Тесть встречает его за дверями и, поклонившись, просит в комнаты. Зять, по входе в залу, представляет дары и, обратясь к северу, делает двукратное поклонение. Тесть, обратясь к западу, ответствует ему поклонами и просит увидеть тещу. Теща становится в дверях своей комнаты, а зять, став перед дверью, делает перед нею двукратное поклонение, на что теща отвечает ему поклоном. Зять выходит, и тесть просит его вином.
   Ученые, еще не имеющие чинов, поступают по церемониалу, предписанному для чиновников 15-го класса и ниже. Чиновник, вступая в брак до получения первого чина, одеяние заимствует от чина своего отца; например, сын чиновника от 6-го класса и выше может употребить одеяние чиновника 13-го класса; сын чиновника 10-го класса и ниже может употребить одеяние чиновника 15-го класса. Солдаты и разночинцы отсылают дары со свахами. Если дорога далека, то в доме невесты приготовляют обед. Свадебные дары их должны состоять из одного платья и одного одеяла с постелью. Пир приготовляется из одной скотины. В день бракосочетания отец молится о сыне в восточном флигеле. Невесту несут в носилках с оболочкою без украшений. На свадебный пир употребляют двух скотин.
   Перенос сговорных и свадебных даров и приданого, также и поезд за невестою производятся с торжественною церемониею, с музыкою и фонарями. Людей для сих процессий, с приличным одеянием, носилками и прочею посудою для поклажи даров и приданого, берут из гробовых лавок за договорную, смотря по пышности вещей, цену; почему и на сии случаи сделаны законные постановления. Чиновники вообще при свадебных церемониях могут употреблять музыкантов не более 12, фонарей также не более 12, а распорядителей, то есть церемониймейстеров, -- из домашних людей. Ученые, не имеющие чинов, студенты, солдаты и разночинцы не имеют права употреблять распорядителей; музыкантов они могут брать не более 8; в дар относить шелковых тканей не более четырех кусков, ставцев с плодами не более четырех же. Чиновникам и разночинцам запрещается посылать в дар золото и серебро. Женам и дочерям разночинцев не дозволяется употреблять головных покрывал, присвоенных женам чиновников, ни одеяния с нашивками, ни больших носилок.
   Из описания брачных обрядов открывается, что закон, ясно определив количество и даже виды приданого и свадебных даров, обряд свадебных поездов и степень пиршественных угощений, тем самым совершенно удалил повод к расточительности, не соответствующей состоянию. С сею же целью узаконено иметь дома, содержать экипажи и носить одеяние соответственно сословию и месту, занимаемому на поприще государственной службы.
  
   XVI. РАЗВОД И ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ
  
   Гражданские законы допускают и развод и расторжение брака. Повод к разводу заключается в личных качествах жены; причины к расторжению брака происходят из противозаконности брачного союза.
   Муж, требуя развода с женою, должен доказать, что она: 1 ) не родит сыновей, 2) сладострастна, 3) не почитает свекра и свекровь, 4) вздорлива, 5) имеет страсть к воровству, 6) имеет злое сердце, 7) имеет прилипчивую болезнь. Но при сих благовидных причинах закон не дозволяет мужу развестись с женою, ежели она: 1) носила с ним трехгодичный траур; ежели он: 2) получил чины и составил состояние после женитьбы на ней; если: 3) в то время, когда ее выдавали за него, отец и ближние по отце родственники ее живы были, а при разводе уже нет их в живых. Но развод дозволяется, когда муж и жена, по несходству в правах и склонностях, добровольно желают развестись. Мужу, уличившему свою жену в прелюбодеянии, предоставляется на волю продать ее или оставить у себя по-прежнему. Но ежели муж более трех лет находится в бегах, то и жена имеет право испросить у местного начальства дозволение вступить во второй брак.
   Расторжение брака бывает в таких случаях, когда: 1) при сговоре был употреблен обман со стороны женина дома; 2) когда муж под каким-либо предлогом уступил жену свою другому; 3) когда муж при живой жене взял за себя другую {В сем случае расторгается брак со второю женою.}; 4) если кто женился или невесту взял в продолжение траура по родителям; 5) если кто женился на девушке однофамильной, на сведенной своей сестре, на двоюродной сестре от родного дяди по матери или от родной тетки по отце; 6) ежели кто женился на женщине или девке беглой {То есть преступнице, преследуемой законами.}; 7) если чиновник женился на распутной девке; 8) ежели невольник женился на благородной девице. Во всех сих случаях сверх расторжения брака виновные лица еще предаются суду и подвергаются наказанию соразмерно преступлению. Но кто женится на наложнице, оставшейся после деда или отца, или на своей тетке -- жене родного дяди по отце, тот присуждается к неотлагаемому отсечению головы; а женившийся на жене после родного своего брата приговаривается к удавлению.
   Наложница считается побочною женою и в семействе имеет права вполовину против законной жены. Если от законной жены, достигшей 50 лет, нет сына, то муж имеет право для продолжения рода назначить преемником по себе сына от наложницы. Если и от наложницы нет сыновей, в таком случае закон дозволяет усыновить старшего из ближних однофамильных родственников. Но если у кого нет и родственника, способного по законам к усыновлению, то дозволяется усыновить незаконнорожденного сына, то есть рожденного от служанки, и сделать его полным наследником по себе.
   Если по смерти чьей-либо осталось движимое и недвижимое имение, то сыновья, не разбирая, от законной или побочной жены родились, при разделе оного получают равные части, а незаконнорожденным дают половинные. Ежели преемником для продолжения рода останется усыновленный родственник, то он разделяет наследственное имение с незаконнорожденным сыном по равной части. Если кто умрет, не оставив преемника по себе, то имущество его переходит к дочери; а если и дочерей нет, то оно считается выморочным и поступает в казну {Вот почему в Китае тяжбы о наследстве весьма редки.}.
   Что касается до наложниц, число их определено законом. Государь имеет четырех побочных жен, которые считаются степенью ниже императрицы. Князю первой степени дозволяется иметь четырех же, его преемнику и князю второй степени -- по три, преемнику последнего -- двух, прочим князьям, равно и чиновникам -- по одной наложнице. У князей наложницы жалуются названием побочных супруг, по-китайски це-фу-цзинь; но сим названием жалуются те только наложницы, которые через рождение сына или дочери получили право на вступление в княжеский род. Простолюдин может иметь одну наложницу и взять ее в таком только случае, когда от законной жены, переступившей за 40 лет, не будет иметь сына для продолжения рода.
  
   XVII. ОБРЯДЫ ПРИ РОДИНАХ
  
   Странно, что в Китае, где все почти движения человека подведены под законные формы, нет законом постановленных обрядов при родинах. При сем обстоятельстве руководствуются одними обычаями.
   Перед разрешением от бремени обыкновенно приглашают повивальную бабку, которая при рождении младенца исправляет все нужное около родильницы. Матери бедных семейств наиболее кормят дитя собственной грудью, а богатые берут кормилиц.
   На третий день по рождении младенца собираются в доме родильницы родственники, и этот случай называется тридневным омовением. По прошествии месяца вторично собираются, что называется исполнением месяца. В этот день родильница в первый раз выходит из спальни. Сто дней от рождения называется столетием, по прошествии которого родственники опять собираются, и это почитают настоящим поздравлением. При каждом посещении учтивость требует приносить небольшие детские подарки, которые от тестя и тещи бывают всегда значительнее прочих. Если родится сын, то они приносят мужское платье, шляпу, сапоги и проч. Если родится дочь, то приносят женское платье, головные уборы и проч.; также шелковые ткани, бумажный холст, съестное. Обряды одинаковы бывают при рождении и сына и дочери. Круглый год называется днем перворождения. В это время берут писчую кисть, чернильную плитку, тушь, бумагу, цветы, румяна, притирания, разные игрушки и показывают младенцу, чтоб он сам взял что-нибудь, и по сему судят о будущих его склонностях. Это называется вынимать год. Сын или дочь родится, родственники и друзья поздравляют одинаковым образом. Но рождение сына предпочитается рождению дочери, потому что сын необходим для продолжения рода, а дочь считается членом совершенно посторонним для того семейства, в котором родилась, потому что по выходе замуж она принадлежит к мужнину роду.
  
   XVIII. ОБРЯДЫ ПРИ ПОХОРОНАХ
  
   Похоронные обряды, и обычаями введенные, и гражданскими постановлениями утвержденные, имеют равную силу. Разность состоит в том, что в первых можно кое-что маловажное отменить, а в последних выполнить в малом размере.
   Перед кончиною покойника сжигают деньги, лошадь и мост, вырезанные из бумаги. Как скоро пресечется дыхание, то полагают его вверх лицом, которое накрывают белою бумагою, называемою лице-покровною; перед головою ставят курильницу и ночник, называемые путевыми.
   Одевают покойника в тот же или на другой день; в отношении же к богатству одежд и украшению гроба каждый сообразуется с собственным достатком. Платье вообще должно быть бесподкладное; а которое на подкладке, то считается за два. Когда наступает время одевания, призванный портной снимает с покойника все платье, в котором он умер, и натуго обвертывает его шелком или хлопчатою бумагою, что называется малым одеванием. Если умрет женщина, то при малом одевании употребляют женщин, а портного уже при большом одевании. Окончив малое одевание, обвертывают покойника в большое одеяло и обвязывают холщовою тесьмою, что называется большим одеванием.
   По окончании большого одевания кладут покойника в гроб лицом кверху и накрывают одеялом. Боковые в гробе промежутки наполняют мягкою писчею или хлопчатою бумагою, а сверху накрывают красною шелковою материею, которая называется гробовым покрывалом. Гробовую крышку прибивают деревянными гвоздями, а пазы замазывают лаковою замазкою, что называется замазывать пазы. Перед гробом ставят опрокинутую лоханку, а под нею кантарную гирю, которая называется гнетом, в том смысле, что она придавляет, то есть уничтожает искушения {Как то: умерший не может вставать и проч.}.
   После сего гроб ставят среди залы головою к дверям; впереди гроба столик, на котором 49 суток горит ночник или лампа. На сем же столике ставят чашечки с чаем и вином, палочки, употребляемые в Китае вместо вилок, длинные курительные свечи из древесной коры и проч., а перед сими вещами впереди поставляют дощечку, на которой с левой стороны написано, в каком году и месяце, в какой день и час родился; с правой написано, в котором году и месяце, в какой день и час умер; равным образом прописывают, где именно умер, на какой горе и в какую обратясь сторону. В зале развешивают белого холста занавес, из-за которого виден только верхний конец гроба.
   По закрытии гроба приглашают даоса, который, держа в руке душепризывный значок (флюгер), читает над покойником молитву, что называется призыванием души. Обыкновенно думают, что если по смерти человека не призвать души его, то умерший еще подобен спящему; почему непременно надобно призвать душу, чтобы увериться, что он действительно умер. Даос по окончании молитвы ставит душепризывный значок перед покойником. На одной стороне значка проведены семь черт наговоренных, то есть волшебных, а на другой написано имя умершего, год, месяц, день и час его рождения и смерти. Так вообще умерших одевают в южных странах Китая.
   В северных странах надевают на умирающего нижнее платье, постилают на кровать постель; потом, подняв больного, надевают на него верхнее платье, все тело накрывают белою тафтою, дабы ни пыль, ни насекомые не могли прикоснуться к нему. Случается, что иные после одевания выздоравливают, а другие до сего еще умирают; но вообще при кончине отраднее сердцу, если умирают уже совершенно одетые. Платье обыкновенно надевают стеганное на вате, а после надевания вторично уже не тревожат покойного. При одевании насыпают в гроб золы и ставят в нем скамейку с семью отверстиями. Гроб снаружи оклеивают шелковою тканью, потом кладут в него покойника и покрывают его покрывалом; а пустое место по бокам наполняют известкою и золою. Это делается для того, чтобы известка и зола вбирали в себя влажность в гробе, и когда гробовое дерево истлеет в земле, то коренья и насекомые не могли бы проникать к телу, потому что помянутые вещества не содержат в себе растительной силы. И так северные обряды при наполнении и закрытии гроба несколько отличны от южных.
   Что касается до обрядов при смерти родителей, то сын в приготовлении одежд и гроба всегда поступает соответственно своему достатку, дабы в сих обрядах совершенно выполнить долг сыновний. Коль скоро отец или мать скончаются, то и сын и жена его надевают на себя глубокий траур. Семью семь, то есть сорок девять дней он не должен брить волос, не знать супружеского ложа, но денно и нощно неотлучно быть при гробе, что называется опережением праха. Сто дней не должен он выходить из дома. Если родственники и друзья приходят к нему для утешения, то, не разбирая, равные ли они ему или младшие, при каждом должен проливать слезы, повергшись ниц на соломенном матраце по левую сторону гроба, а женщины и девицы должны рыдать за траурною занавесью, что называется оплакивать кончину. По уходе утешающих плач женский прекращается, а сын остается сидеть на соломенном матраце, подогнув ноги под себя.
   По прошествии ста дней сын снимает с себя глубокий траур, а до окончания 27 месяцев употребляет одеяние белого цвета, шляпу без кисти. Если нужно выйти из дома, то употребляет на шляпе черную кисть, кафтан белого, а курму черного холста, пеньковые. Зимою носят теплую шляпу из черного холста без кисти, курму и кафтан черного же холста; иные носят курму белой мерлушки навыворот. В продолжение траура и надписи и двустишия, заменяющие у китайцев картины в комнате, должны быть только на черной или на синей бумаге, и уже по окончании траура сии цвета переменяются. Родственники и друзья, приходящие для утешения, обязаны приносить вырезанные из бумаги деньги, курительные свечи и другие вещи, потребные при возлиянии.
   В каждом доме, где есть покойник, перед воротами на улице и внутри двора перед главным корпусом разбивают траурный балаган, сделанный из связанных жердин и обитый соломенными рогожами. Перед воротами налепляют описание всех деяний покойника, что называют лэй вынь -- краткий панегирик. Это делают родственники и друзья в похвалу умершему.
   В третий или пятый день по смерти покойника отворяют в доме ворота, дабы родственники и друзья приходили для оплакивания его. Каждому из таких посетителей при входе в дом дают траурный колпак из шелковой ткани. Из родственников и друзей и равные и младшие кланяются покойному, став на колена; старшие же делают только четыре поклона. При сем сыновья, как выше сказано было, повергшись на землю по левую сторону гроба, должны вместе кланяться, а внуки то же самое делают по правую сторону гроба.
   Вынос покойников производится с церемониею, для которой одр с покровом, музыкантов, носильщиков, людей для похоронного кортежа с приличным одеянием и вещами берут из гробовых лавок, тех же самых, из которых берут людей и вещи для свадебных церемоний. Церемониальный кортеж обыкновенно предшествует гробу. Впереди идут музыканты; за ними по два в ряд, в известном пара от пары расстоянии, несут различные щиты с надписями, знамена, флюгера и любимые покойником вещи. Если покойник был чиновник из военного состояния, то перед кортежем несут еще похоронный флаг на вехе и ведут оседланных лошадей за повода; мужчины, провожающие покойника, идут за его гробом пешком, а женщины едут в колясочках, покрытых оболочкою белого холста. Иногда при сей процессии бывают ламы, хошаны и даосы -- монахи трех сект или религий. Они идут тремя отделениями, в известном друг от друга расстоянии, и каждое отделение в своем богослужебном одеянии поет свои священные песни. Это делают не по уставу религии, а для пышности выноса. Впрочем, церемониальным образом хоронят только возрастных. Дети, не достигшие семи лет, как еще не усовершившие нравственных способностей души, не имеют церемониальных похорон.
   Покойников погребают в течение седьми седьмиц, или ста дней. Но если в продолжение сего времени не найдут удобного места для похорон, то строят в избранном месте хижину и в ней ставят гроб. Это называется ни время поставлять. Можно на время ставить и на возвышенных и на ровных местах; но приобретение оставшемуся семейству счастья и навлечение бедствий, подобно как в отношении к погребальному месту, не менее и здесь зависит от местоположения и воды. Еще и восемь букв покойника соображают с видом горы, дабы не было противоположности между ними. В противном случае не ставят гроба в предположенном месте.
   Иногда сыновья, не желая скоро расстаться с прахом родителей, по исполнении седьми седьмиц еще ставят гроб вне залы и ограждают стенками. Ежедневно здесь утром и вечером предлагают им пищу и чай; а если случится третный праздник, то возливают вино и производят плач. Когда же исполнится трехгодичный траур, то избирают место для погребения. Если после погребения случится какое-либо несчастье в доме, то некоторые переносят гроб на другое место и снова похороняют.
   Кто умер на чужой стороне, родственники в то же время препровождают гроб на родину для погребения; а если не в состоянии сделать сего, то умершего на время хоронят на месте кончины, а над могилою ставят камень с надписанием прозвания, имени и месторождения покойного в ожидании, чтобы родственники приехали и увезли гроб на родину. Но если родственники не в состоянии сделать сего по отдаленности пути, то просушивают на воздухе вынутые из гроба иссохшие кости, завертывают каждую в бумагу и, положив в ящик, увозят домой. По прибытии в дом раскладывают кости в новом гробе наподобие остова и погребают. Иные же сожигают кости в пепел, кладут в холщовом мешочке в ларчик и в платяном сундуке увозят домой. Безродный навсегда остается погребенным в чужой земле.
   Мелочные обряды при похоронах хотя не везде одинаковы, но в главных статьях довольно между собою сходны. Что касается до существенных главных обрядов, они общи для всех; но в своих видах, качестве и количестве вещей для пресечения расточительности силою гражданских постановлений постепенно изменяются соответственно достоинству лиц. Сии изменения суть:
   1. В одеянии покойников.
   На чиновников от 1-го до 6-го класса надевают три одежды с подбоем и две без подбоя; на чиновников от 7-го до 10-го класса две одежды с подбоем и одну без подбоя; на чиновников от 12-го класса и ниже одну с подбоем и одну без подбоя. Все одежды должны быть шелковые.
   2. В покрывале на гробе при выносе.
   Покрывало на гробе должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса -- пурпурового цвета; 7-го и 8-го класса -- темно-кофейного цвета; 9-го и 10-го класса -- черного цвета; 11-го и 12-го класса -- красного цвета; 13-го и 14-го класса -- дымчатого цвета; тесьма из белой шелковой ткани. Церемониальное одеяние на покойнике должно быть соответственно достоинству.
   3. В лакировании гроба.
   Гроб покрывается лаком до погребения: у чиновников от 1-го до 6-го класса ежемесячно по три раза, от 7-го до 10-го класса -- по два раза, от 11-го до 14-го класса -- однажды в месяц.
   4. ß мере похоронного флага у чиновников из военного состояния. Флаг должен быть лимонного цвета, длиною у чиновников от 1-го до 6-го класса в 9 футов; от 7-го до 10-го класса -- в 8 футов, от 11-го до 16-го класса -- в 7 футов, 17-го и 18-го класса также у имеющих классные шарики в 5 футов.
   5. В цвете одра.
   Одр у чиновников от 1-го до 10-го класса должен быть покрыт киноварью, от 11-го до 18-го класса -- красною охрою; у солдат и разночинцев с обоих концов должен быть покрыт черною, а посредине красною охрою.
   6. В кладбищах.
   Кладбище должно быть обнесено стеною, окружностью у князей из китайцев в 80 шагов {Здесь шаг есть линейная мера, содержащая пять футов.}, с четырьмя семействами для охранения; у чиновников от 1-го до 4-го класса в 70 шагов, с двумя семействами для охранения; у чиновников от 5-го до 10-го класса -- в 60 шагов с одним семейством для охранения; у прочих чиновников -- в 24, у разночинцев -- в 16 шагов для смотрения не более двух человек.
   7. В могилах.
   Могила должна иметь у чиновников 1-го и 2-го класса в окружности 90, в вышину 16 футов; у чиновников 3-го и 4-го класса -- в 80, в вышину 14 футов; у чиновников 5-го и 6-го класса -- 70, в вышину 12 футов; у чиновников 7-го и 8-го класса -- 60, в вышину 8 футов; у чиновников 11-го и 12-го класса -- 40, у чиновников 13-го и 14-го класса -- 20, в вышину по 6 футов.
   8. В мраморных зверях.
   Мраморных зверей должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса по 6; у чиновников от 10 класса и ниже по четыре. Сии звери из белого мрамора, а поставляются по обеим сторонам дороги перед могилою.
   9. В каменных памятниках.
   Чиновникам дозволяется ставить при могиле каменный с надписью памятник. Этот памятник у чиновников 1-го и 2-го класса с иссеченными наверху драконами, 3-го и 4-го -- с иссеченным наверху баснословным зверем цилинь; 5-го и 6-го -- с просто иссеченным верхом; от 7-го до 10-го класса -- с округленным верхом. Сии памятники отвесно утверждаются по черепахе с головою комолого дракона; чиновникам 11-го класса и ниже предоставлено ставить камень с округленною вершиною, отвесно утвержденный на каменной плите. Разночинцам дозволяется занимать под могилу 9 футов и ставить простые камни с надгробною надписью. Чиновники, исключая наемного одра с покровом, прочее, как то: оседланных лошадей и ящики с одеждою -- должны употреблять по положению; а если достаток не дозволяет, то могут сократить; употребление искусственных домиков запрещается. Равным образом при жертвоприношении в начале весны, в перемену под названием ясность, не дозволяется втыкать цветов на могиле.
  
   XIX. ТРАУР
  
   Траурное одеяние вообще белого цвета и разделяется на пять разрядов: 1) жан-цуй необрубленное одеяние; 2) и-цуй -- обрубленное одеяние; 3) да-гун -- большой труд; 4) сяо-гун -- малый труд; 5) сы-ма -- посконина. Все сии разряды траурного одеяния имеют степени в качестве материи и в продолжении времени относительно к степеням родства, утвержденным гражданскими постановлениями.
   Необрубленное траурное одеяние шьется из самого грубого посконного холста с полами и подолом необрубленными. При сем одеянии колпак употребляется посконный, башмаки травяные, посох бамбуковый. Сей траур называют трехгодичный, разумея под годами 27 действительных месяцев, но с исключением високосного месяца. Носят его:
   1) сын по родителям и жена его;
   2) сын по мачехе, по воспитательнице, по матери воздоившей; также и жена его;
   3) побочный сын по законной матери и по матери, родившей его; также и жена его;
   4) усыновленный приемыш по своих воспитателях; также и жена его;
   5) невыданная дочь по своих родителях, также и выданная, но возвратившаяся в отцовский дом;
   6) законный внук, по кончине своего отца ставший преемником рода;
   7) приемыш, ставший преемником рода;
   8) жена по муже;
   9) наложница по хозяине.
   Обрубленное одеяние шьется из грубоватого посконного холста с подолом и полами полуобрубленными. При нем употребляется колпак посконный, башмаки травяные. Сей траур продолжается круглый год и разделяется на носимый с кленовым посохом и без посоха. Обрубленное одеяние с посохом носят:
   1) законный сын по побочной матери, также и жена его;
   2) сын по матери, вышедшей замуж, и по матери разведенной;
   3) муж по жене.
   Обрубленное одеяние без посоха носят:
   1) дед по законному внуку;
   2) родители по законном сыне, по жене старшего законного сына, по дочери, не выданной замуж, по сыне, отданном в приемыши;
   3) мачеха по старших и других сыновьях;
   4) сын по мачехе, вышедшей замуж;
   5) приведенный сын по дяде с отцовой стороны и тетке, по родному брате и сестре невыданной, по племянниках от родных братьев и по племянницах, не выданных в замужество;
   6) внук и внучка по деде и бабке; побочный внук по родном деде и бабке; также внук от матери воздоившей и воспитавшей;
   7) выданная дочь по отце и матери;
   8) приемыш по отце и матери, родивших его.
   Да-гун шьется из грубого холста; при нем такой же колпак, а башмаки оторочены сырцовой тканью. Сей траур продолжается 9 месяцев. Носят его:
   1) дед по внуке и внучке, еще не выданной;
   2) бабка по законном и других внуках, также по внучке, еще не выданной;
   3) родная бабка по побочном внуке; также бабка по внуке воздоенном и воспитанном;
   4) родители по сыновниной жене, по дочери, выданной в замужество; мать воздоившая и воспитавшая по жене воспитанника своего;
   5) дядя и тетка по жене племянника и по племяннице, выданной в замужество;
   6) приемыш по родном брате, тетке и сестре, еще не выданной;
   7) жена приемыша по родном мужнином отце и матери, по своем двоюродном брате и сестре, еще не выданной, по тетке и сестре выданным, по племяннике от брата, отданном в приемыши;
   8) выданная девушка по дяде и тетке с отцовой стороны, по родном брате и племяннике от него, по родной тетке, сестре и невыданной племяннице от брата;
   9) жена по дяде и бабке мужниных, по мужнином дяде и тетке по отце.
   Сяо-гун шьется из грубоватого холста; при нем такой же колпак и башмаки, отороченные сырцовою материею. Сей траур продолжается пять месяцев. Носят его:
   1) законный и прочие внуки по побочной бабке;
   2) по двоюродном дяде и тетке по отце;
   3) по двоюродной сестре, вышедшей в замужество;
   4) по троюродном брате и троюродной сестре, еще не выданной;
   5) по двоюродном племяннике и племяннице невыданной;
   6) по двоюродной тетке по отце, еще не выданной;
   7) по родной невестке;
   8) дед по жене законного внука, по внуке своего брата и внучке его, еще не выданной;
   9) по деде и бабке с матерней стороны;
   10) по дяде и тетке с матерней стороны;
   11) по племяннике от сестры и племяннице, еще не выданной;
   12) отданный в приемыши по родном своем дяде и бабке с матерней стороны, по тетке с отцовой стороны и по своей сестре, выданной в замужество;
   13) жена по тетке своего мужа и сестре его, и выданной и невы-данной, по девере и жене его, по племяннике от двоюродного брата своего мужа, по племяннице, еще не выданной;
   14) девица, не вышедшая в замужество, по сестре из своего рода, вышедшей в замужество, по двоюродном брате и по двоюродной сестре, еще не выданной;
   15) наложница, имеющая сыновей, по деде и бабке своего хозяина. Сы-ма шьется из ровного выделанного холста с таким же поясом
   и темными башмаками без узоров. Сей траур продолжается три месяца. Носят его:
   1) дед по жене внука;
   2) прадед и прабабка по правнуку и правнучке;
   3) прапрадед и [пра]прабабка по праправнуку и праправнучке;
   4) бабка по жене законного и прочих внуков;
   5) по кормилице;
   6) вообще по дальних родственниках и родственницах в восходящей и нисходящей линии.
   В 27-месячном трауре, обыкновенно называемом трехгодичным, сто дней не бреют головы. Во все продолжение сего траура не пьют вина, не едят мяса, не выходят из дома, не знают супружеского ложа, не бывают на пиршествах.
   И гражданский и военный чиновник из китайцев по кончине отца или матери обязан немедленно сложить должность с себя и удалиться на родину, что называется: находиться в трауре по родителям, и уже по истечении 27 месяцев, за исключением високосного, снова определяются к таким же должностям, при каких прежде служили. Это называется восстановлением. Подобный долг простирается, как видели выше, на приемыша, внука и правнука, когда они остаются преемниками рода в качестве сына или внука родных.
   Гражданские и военные чиновники из маньчжуров или монголов, служащие в столице по кончине отца или матери, также обязаны сложить должность с себя. По прошествии ста дней траура дают им временную должность; но быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях не дозволяется. Служащие же в губерниях по наложении траура на себя обязаны возвратиться в столицу к своим знаменам, где по прошествии ста дней траура могут исправлять временные должности в тех присутственных местах, в которых служили до отправления своего в губернии, с запрещением быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях.
   В годовом трауре два месяца не бреют головы, во все продолжение траура не совершают браков.
   В девятимесячном и пятимесячном траурах один месяц не бреют головы.
   В трехмесячном трауре 10 дней не бреют головы.
   Вообще, в продолжение всех трауров носящему траур не дозволяется участвовать в пиршествах и слушать музыку.
  
   XX. ОБЩИЕ НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ
  
   В Китае два рода праздников: народные и религиозные. Народные праздники суть общие по всему государству и совершаются в одно время, только не везде с одинаковыми обрядами. Религиозные праздники суть дни, которые монастырь какой-либо однажды в году празднует по религиозным причинам. Последние праздники суть местные, потому что исправляются только в окрестностях монастыря. Празднование придворных торжественных дней не введено в народе, и потому день вступления государева на престол, равно и день его рождения празднуются только при дворе.
   Народные праздники в Китае по большей части суть только случаи, коими пользуясь, достаточный человек может на время отложить свои дела и провести несколько часов с приятным отдыхом в семейном кругу. Да и самое число праздников весьма ограниченно, что увидим ниже при описании их.
   I. Новый год. Новый год есть главный и почти единственный общий в целом Китае праздник, если взять это слово в европейском о нем понятии, то есть праздно-заботливом препровождении времени, которое по приговору обычаев определено для исполнения взаимных обязанностей в отношении к вежливости.
   Год начинается с нарождения месяца, который соответствует февральскому новолунию. В самую полночь на первое число государь с князьями и вельможами одного маньчжурского племени совершает шаманское поклонение перед духами во дворце Кхунь-нин-гун; потом отправляется в шаманское капище, где при поклонении Небу в круглом храме совершает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. По возвращении, он принимает поздравление от князей и чинов в тронной Тхай-хо-дянь и от государыни с побочными царицами во дворце Цянь-цин-гун.
   В народе сей праздник начинается также с полуночи первого дня. Во всех домах, включая лавки, магазины и гостиницы, расставляют на столе красные свечи, курения и жертвенные вещи; и как скоро минет 12 часов ночи, то все домашние совершают поклонение, став на колена лицом к растворенным дверям. Это называется приносить жертву духам Неба и Земли. Потом, обратясь внутрь к столу с жертвенными вещами, опять становятся на колена и поклоняются домашним духам и предкам своего рода. Сей обряд поклонения одинаков и в северных и в южных странах Китая. По окончании поклонения дети начинают совершать поклонение перед родителями, младшие перед старшими, становясь на оба колена; равные с равными кланяются в пояс. На юге после поклонения Небу, Земле, домашним духам и предкам ставят на стол различные плоды и яства. В Северном Китае, напротив, подают вино и вареные пельмени, которыми встречают Новый год. Или же подчивают каждого приходящего для поздравления с Новым годом.
   По исполнении домашних обрядов спешат посещать родственников и друзей, и эти посещения стараются кончить в продолжение первых пяти дней, по прошествии которых честь посещения не уважается. Дальние родственники и приятели при посещении не входят в дом хозяина, выезжающего для подобных же посещений, но кладут визитные билеты в бумажный мешочек, со вне прилепленный к воротному столбу. Ввечеру хозяин пересматривает сии билеты и тем же платит своим посетителям.
   В продолжение первых пяти дней купцы не производят торгов, мастеровые не занимаются работами, и сии пять дней составляют единственный в году отдых для всех сословий. За десять дней до нового года закрывают в судебных местах судейскую печать, которая употребляется для скрепления бумаг вместо подписи, и открывают ее уже 20-го числа первого месяца. Это есть прекращение делопроизводства и считается вакациею для присутственных мест. Для важных дел, могущих случиться сверх чаяния, оставляют бланки, к которым печать приложена.
   В Европе первую минуту Нового года встречают выстрелами шампанского, а в Китае громом нанизанных на нитку ракеток, которые последовательным своим разрывом производят сильный треск, иногда раскатывающийся подобно грому, но вверх не взлетают. На рассвете этот гром умолкает. Днем в городе чрезвычайная тишина, исключая мест, служащих общими гульбищами; но и здесь увидите более прогуливающихся с детьми и тьму разных детских игрушек, как будто бы Новый год был детский праздник. В продолжение праздника встретить пьяного на улице есть необыкновенная редкость. Делать большие собрания в домах по случаю праздника также не в обыкновении. Коренную сему причину надобно полагать в тесноте жилищ. Но вместо этого ввечеру все чайные трактиры чрезвычайно наполнены людьми разных сословий, исключая чиновников, которым народные зрелища исключительно запрещены. Им предоставлены одне семейственные удовольствия в кругу небольшого числа родственников и друзей. Равно и богатые люди по большей части ограничиваются забавами в кругу домашних.
   Но последний день перед Новым годом кроме приготовлений к празднику сопровождается большими неудовольствиями. В Китае люди бедного и среднего состояния нужное для дома наиболее покупают в долг и расплачиваются по третям; как то к пятому числу пятой луны, к пятнадцатому восьмой луны и к Новому году. Даже сами торгующие кредитуются между собою на подобном же основании. Первые две трети допускают неполную уплату, почему и требования производятся не со всею настоятельностью. К Новому году все сделки должны кончиться полным очищением долгов и недоимок. Заимодавцы, будучи обеспокоиваемы своими верителями, употребляют все меры к собранию долгов; и чем ближе к концу трети, тем настоятельнее становятся требования. Над благородными употребляют пристыжение ожиданием выхода их у ворот или преследованием по улице; над низкими -- ругательства у их домов, личные грубости и побои, от чего случаются и смертоубийства. Накануне нового года в городах повсюду шум; но в полночь с первым знаком, данным от правительства к начатию нового года, все прекращается. Ссорящиеся при нечаянном свидании поздравляют друг друга и извиняются; по окончании праздника приступают к мирным сделкам и дело оканчивают продолжением или прекращением кредита.
   II. Шан-юань, иначе 15-е число первого месяца. При династии Хань, около времен Р. X., в 15-е число первого месяца двор приносил жертву божеству Тхай-и в загородном дворце Гань-цюань {В то время столица была в Чан-ань, что ныне Си-ань-фу, главный город в губернии Шань-си. Гань-цюань лежал в 70 ли от столицы на северо-запад.}. Церемония жертвоприношения начиналась в сумерки, оканчивалась с рассветом. С сего случая впоследствии ввели в обычай ночь на 15-е число проводить в смотре на фонари. Ныне уже вошло в обыкновение смотреть фонари с 13-го до 15-го числа. В Пекине в сие время богатые купцы ежедневно по захождении солнца наружную сторону лавок и гостиниц украшают множеством разноцветных, по большей части роговых фонарей, в несколько рядов один над другим повешенных, а внутри развешивают флеровые фонари с изображением различных видов. В средственных лавках делают то же самое, сообразуясь, впрочем, с достатком своим. Но это большей части происходит на больших улицах, и в гостиницах бывает чрезвычайная теснота далее полуночи; только гуляющих женщин здесь вовсе не видно, кроме весьма малого числа проезжающих в экипажах. Во время сего праздника и торг и работа ежедневно продолжаются, как и в обыкновенные дни.
   III. Дун-тхай-тхэу. Второе число второго месяца празднуется под названием Хуа-чжао; а обыкновенно сей праздник называется Дун-тхай-тхэу, что значит: дракон поднимает голову. Ученые в этот день делают между собою дружеские собрания, на которых забавляются импровизациею стихов. Детям, достигшим восьмилетнего возраста, по большей части с сего дня позволяют растить и заплетать в косу волосы, которые до времени обыкновенно завязываются в один или два пучка по бокам маковки. Впрочем, это есть частное обыкновение, праздник домашний, а не народный.
   IV. Шан-сы. Задолго до времен Р. X. в удельном княжестве Чжен было обыкновение для отвращения несчастий срывать на воде цветы, называемые лань-хуа. Во время династии Хань, при государе Чжан-ди, жена селянина Сюй-шуа родила прежде двух дочерей, а потом еще одну, которые все в продолжение двух суток померли. Жители того селения почли это дивом и в день под названием Шансы, начали для отвращения несчастий молиться рекам, текущим на востоке, и купаться в них. Впрочем, это принадлежит к местным более обыкновениям, а не к общим народным праздникам.
   V. Дуань-ву. Цзюэ-пьхин, славный стихотворец удела Чу, в пятое число пятого месяца бросился в реку И-ло-цзян с камнем на шее и потонул; это случилось в 299 году до Р. X. Жители сего удела, сожалея о нем, стали приносить ему жертву, бросая в реку бамбуковую трубочку с кашею из риса, заткнутую листьями и обвитую разноцветными шелками, дабы рыбы не могли похитить каши. Впоследствии мало-помалу ввели сие в обыкновение и в прочих странах, так что ныне день этот сделался общим народным праздником под названием Дуань-ву. В сей день родственники и друзья при взаимном поздравлении посылают друг другу вино, плоды и разное съестное, но первое между подарками место занимают небольшие треугольники из густо сваренного риса в палочниковом листе, называемые цзун-цзы. Люди всех сословий празднуют этот день, но работ и торговли не прекращают. К сему празднику торгующие вообще стараются очистить долговые счеты за прошедшую треть. Вероятно, что последнее обстоятельство в совокупности с событием составляет важность настоящего праздника.
   VI. Ци-си. Ци-си в переводе значит седьмой вечер; иначе сей праздник называется чяо-чжи, что значит искусство. В это время сближаются две звезды: ню-хан и чжи-нюй; почему в этот вечер женщины и девицы продевают в семь игол нити и ставят в жертву помянутым двум звездам разные плоды и овощи, что называется просить об искусстве. Еще в этот же вечер придворные девицы кладут в маленький ставец паука и, раскрывши на другой день, смотрят на паутину: если она часта, то заключают о приращении искусства их в шитье; а если редка, то напротив. В простом народе женский пол также подражает сему обычаю. Впрочем, и это не есть народный праздник, а только обыкновение, введенное для забавы девиц.
   VII. Юй-лань-хой {Юй-лань -- магнолия.}. Неизвестно, с которого времени введено в обыкновение в 15-й день седьмого месяца выметать кладбище и приносить жертву предкам. Хошаны к этому обычаю присовокупили священную процессию, называемую юй-лань-хой, что значит процессия цветки магнолии. Делают на площади из жердей террасу, обитую снаружи соломенными рогожами; на этой террасе целый день совершают богослужение, по окончании которого к вечеру спускают воздушные фонари и сожигают большие, из бумаги сделанные лодки для переправы, как говорят, душам умерших. И это не есть народный праздник, а священный обряд фоистов, для которого торг и работы в сей день не прекращаются; притом же этот обряд существует только в Северном Китае, где фоизм господствует.
   VIII. Чжун-цю. Чжун-цю в переводе значит: средний осенний месяц, соответствующий сентябрьскому новолунию. В этом месяце луна в день полнолуния бывает совершенно круглая и ясная по причине чистоты в атмосфере; почему в простом народе издревле вошло в обычай в вечер 15-го числа ставить в жертву луне плоды и овощи. В этот день друзья и родственники взаимно поздравляют друг друга с праздником и посылают в подарок вино с плодами, между которыми первое место занимают сдобные, начиненные сахарным песком круглые хлебцы, называемые юе бин, что значит лунные хлебцы, И старые и молодые всех сословий проводят сей вечер под открытым небом в саду или на дворе, за полными столами с вином и плодами и уже довольно поздно расходятся; а дети с самого вечера до рассвета гуляют и играют. Этот праздник в народе более известен под названием пятнадцатое число восьмой луны -- Ба-юе-ши-ву и наравне с пятым числом пятого месяца есть праздник народный, в который торг хотя во весь день не прекращается, но мастеровые и работники работают только до полудня. И к сему празднику стараются очищать долговые счета за прошедшие четыре месяца, то есть за майскую треть; а долги за сентябрьскую треть очищают к Новому году; посему Новый год, пятое число пятого месяца и 15-е число восьмого месяца носят общее название трех праздников, по-китайски сань-цзе; а собственно последние два слова значат: три коленца. Это в прямом смысле суть три общенародные праздника, в которые в каждом доме совершают поклонение домашним божествам, потому что в Китае нет общественного богослужения, ни особливых храмов для поклонения. Не смею объяснить происхождения последних двух праздников по моим мнениям: но, по-видимому, в пятом месяце празднуют окончание весенних работ, а в восьмом -- уборку плодов и хлеба.
   IX. Чун-ян. Во время династии Хань, около времен Р. X., некто Хэ-чан сказал приятелю своему Цуань-цзинь: В девятое число девятого месяца случится несчастье в твоем доме. Вели домашним сшить мешок, наполнить его съестным, взойди на возвышенное место и там откушай вина с кризантиею {Chrysanthemum indicum.}. Сим образом можешь избегнуть несчастья. С сего времени мало-помалу ввели в обыкновение, чтобы в девятый день девятого месяца с пищею и питьем ходить на возвышенные места и там веселиться с друзьями. Даже государь следует этому обычаю. Чун-ян собственно называется Чун-цзю, а в простом народе более известен под названием Дын-гао, что значит: всходить ни высоту. Ныне сие обыкновение хотя и сделалось общим, но только между богатыми, которые имеют способы провесть этот день на возвышенном месте, в саду или в поле; но в народе торг и работы продолжаются, как и в обыкновенные дни.
   X. Ла-ба. Неизвестно, с которого времени и по какому случаю вошло в обыкновение в 8-й день 12-го месяца варить густую кашицу из смеси разных круп, фасолей и сухих плодов с медом. Эта кашица от слова в слово называется ла-ба-чжу -- кашица 8-го числа 12-й луны. Хошаны в этот день совершают священные ходы, варят помянутую кашицу и разносят ее по домам вкладчиков, от помощи которых имеют пропитание. Это также не есть народный праздник, а частное обыкновение, по-видимому фоистами введенное.
   XI. Цзи-цзао. Цзи-цзао значит: жертвоприношение божеству Цзао. Жертву сию приносят ввечеру в 23-е число 12-го месяца. Простой народ верит, что Цзао отходит в сей день от земли к Небу, Богу, чтобы донесть ему о добрых и злых делах человеческих целого года. Еще почитают Цзао божеством печек под названием Цзао-шень, почему в сей день во всех гостиницах, лавках и домах не готовят кушанья, а починивают печки. И это есть только обыкновение, для которого ни торг, ни работы не прекращаются. В древности почитали Цзао-шень божеством многочадства и в жертву ему приносили диких коз.
   XII. Чу-си. Чу-си значит: последний вечер, а собственно есть предпоследняя ночь, в которую с сумерек до рассвета не спят, а веселятся и пьют, что называется стережением {То есть провожанием.} года.
   Перед сим вечером в каждом доме на воротах налепляют разные картинки, а на дверных и воротных вереях разные надписи на красной бумаге и разные фигуры, вырезанные из красной же бумаги, так что улицы делаются пестрыми. Сверх сего, сожигают низанки из ракеток. Около полуночи растворяют ворота и снова жгут низанки с ракетами. Это есть предпразднество Нового года. К последнему дню перед Новым годом стараются очистить как долги за прошлую треть, так и недоимки за прежние две трети; почему у некоторых вместо веселия последние дни перед Новым годом до самой полуночи на первое число, как сказали мы выше, проходят в величайших хлопотах. См. выше: Новый год.
  
   XXI. ПРАВИЛА ОБРАЩЕНИЯ
  
   Китайские церемонии, называемые у нас формами учтивости, по своей странности вошли в Европе даже в пословицы и поговорки; но, правду сказать, мы твердим одни только слова, а сущность дела мало знаем. Это произошло оттого, что европейские путешественники писали о разных китайских обрядах большею частью в смешном виде и в своих издевочных описаниях иное еще преувеличивали. Но если будем смотреть на физиономию китайцев и на их движения со вниманием и без предубеждения, то ничего странного не увидим. Неверность взгляда много зависит от того, что мы наиболее судим о иностранном по сравнению с своим, которое обыкновенно, по привычке, кажется нам естественнее и ближе к человеку, нежели к обезьяне.
   В европейских государствах известные учтивые приемы, употребляемые при свиданиях, вводятся обыкновениями и со временем изменяются или совершенно заменяются новыми. Одни только свидания между военными чинами по должности имеют предписанный образ приемов. В Китае, напротив, формы свидания вообще для всех сословий предписаны правительством и включены в число законных постановлений, неизменяемых в продолжение целой династии {Учтивые приемы при свидании делаются так свободно и непринужденно, что иностранцу, долго живущему в Китае, эти приемы вовсе не приметны.}. Таковы формы относительно встречи, приема и провожания. Они единообразны по существу, но изменяются в оттенках по отношению к достоинству и чину гостя и хозяина, по отношению к сословиям, по отношению к обстоятельствам свидания; и если что кажется несколько сбивчивым, то это есть старшинство левой стороны перед правою. Китайцы почитают левую сторону старшею в отношении к востоку, который составляет главную страну света и начало четырех годовых времен -- весну. Для сего храмы, дворцы и главные здания в домах лицевою стороною обращены на юг; вход во внутренность главного здания делается в центре лицевой стороны, а гостиный диван ставится в приемной зале у северной стены прямо против входа При свидании нескольких лиц одни, по самому расположению здания, должны быть на восточной, другие на западной стороне. Первенствующее лицо, например, истуканы в храмах, государь в тронной и проч. всегда занимают средину, имея лицо, обращенное на полдень. Сим образом левая сторона всегда означает восточную, а восток -- левую сторону; правая сторона наоборот. Это объяснение довольно понятно.
   Церемониальные постановления касательно взаимного свидания заключаются в четырех статьях: а) в обрядах свидания между пекинскими и заграничными князьями; б) в обрядах представления к начальникам и старшим чиновникам; в) в обрядах принятия гостей, и г) в обрядах представления учеников к учителю.
   Первая и особенно вторая статья имеют много подразделений; а это, без сомнения, усугубит в европейце удивление, производимое известиями о странных в Китае учтивостях между собой. Но мы совершенно переменим свое мнение, когда получим основательное сведение о их правилах взаимного свидания. Церемониальное представление низших к высшим или церемониальное свидание между равными употребляется только в первое свидание между новыми лицами, а далее обращение высших с низшими или равных между собою происходит по правилам, мало отличным от обыкновенного обращения. Сверх того, правила церемониального свидания, которые европейцу кажутся детскою игрою, уничтожают совершенно ту несносную гордость, которую в других азиатских государствах богатые и сильные аристократы оказывают перед низшими или временщики перед заслуженными вельможами, утомляя их ожиданием выхода или оскорбляя высокомерным приемом. Напротив, в китайских церемониальных приемах, кроме должной с обеих сторон учтивости, вовсе нет унижения. Возьмем в пример представление подчиненных к начальникам как в столице, так и в губерниях.
   В столице во всех присутственных местах подчиненный, являясь в первый раз к должности, приходит в парадном одеянии. Один из низших чиновников подводит его к зале и подает билет с прописанием должности и имени. Представляющийся по входе в залу подходит к старшему члену, сидящему за столом, и делает перед ним три поклона в пояс; старший член, встав с места, тем же ему отвечает. После сего представлявшийся уходит. Если же подчиненный делает посещение старшему члену, то выходит из носилок или сходит с лошади за большими, то есть уличными воротами, подает свой билет и, получив приглашение, входит во двор. Старший встречает его у крыльца, то есть на дворе, и просит войти в залу. Младший по входе в залу делает три поклона в пояс, и потом оба занимают места: старший на правой стороне лицом к северо-востоку, а младший на левой, лицом к западу. Младший, садясь, кланяется старшему в пояс. При подаче чая опять поклон в пояс. По окончании переговора младший делает три поклона в пояс и выходит. Старший на каждый поклон тем же ответствует и провожает за вторые ворота. Ежели младший докладывает о деле в присутственном месте, то старший сидит, а младший стоит перед ним, но не становится на колена. Если случится много дел, то младший расстилает на полу подушку и садится.
   В губернии подчиненный, представляясь начальнику в первый раз, подает билет {Из уважения к лицу вместо словесного доклада о приезде чьем-либо подается билет с прописанием должности и прозвания с именем.} с прописанием должности и имени; потом является в присутственное место в парадном одеянии. Председатели {В каждой губернии два председателя: в казенной палате -- 4-го класса, в уголовной палате -- 5-го класса. В сем сочинении классы чинов изложены по русскому чиноразделению.} и прокуроры, представляясь генерал-губернатору (в 3-м классе) или губернатору (в 4-м классе), выходят из носилок за большими воротами, во внутренний двор входят восточною дверью вторых ворот. Генерал-губернатор или губернатор встречает их на дворе у щита {То есть прошедши от гостиной залы через двор к церемониальным воротам.} и в залу идет впереди; председатель или прокурор следует за ним, а по входе в залу делает три поклона в пояс. Хозяин садится посредине, а председатель или прокурор садятся на восточной стороне боком к нему; а если проездом посещают, то садятся лицом друг к другу. При подаче чая делают поклон в пояс, а при прощании делают три поклона в пояс. Хозяин ответствует им тем же и провожает за церемониальные ворота. Председатель или прокурор делает три поклона в пояс и, выждав, пока хозяин обратно войдет в ворота, еще делает три поклона в пояс; потом выходит за большие ворота и садится в носилки. На другой день генерал-губернатор ответствует визитом с малым билетом {Подъехав к воротам, отдает визитный билет, а лично не видится.}. Ежели являются по казенному делу, то бывают в обыкновенном одеянии, подают большой визитный билет и после трех поклонов в пояс занимают место. Прочее по высшему церемониалу. Ежели областной, 8-го класса, или окружной управляющий правитель, 9-го класса, являются, то генерал-губернатор или губернатор не встречают и не провожают. Прочее по высшему церемониалу. Когда же они являются к председателям или прокурорам, то председатель встречает под свесом гостиной залы и провожает так же; а прокурор встречает за внутренними воротами и провожает так же. Порядок сидения в зале есть следующий: областной правитель и прочие садятся на восточной стороне лицом к западу, а председатель и прокурор -- на юго-западной стороне лицом к северо-востоку {То есть занимает высшее место.}. Прочее по церемониалу представления к генерал-губернатору и губернатору; председатель и прокурор ответствуют визитом с малым билетом. Прочие гражданские чиновники в губерниях, представляясь к генерал-губернатору или губернатору, по входе в залу становятся лицом к северу, делают двукратное наклонение до земли, при выходе -- три поклона в пояс. Генерал-губернатор и губернатор стоя принимают их учтивость. Если помощник областного правителя, 9-го класса, представляется председателю или прокурору, то последние не выходят встречать; председатель провожает их с крыльца до низу, а прокурор -- до ворот за щитом. Областной правитель встречает его за воротами за щитом и провожает так же. Далее церемониал свидания старших с младшими сходствует; то есть старшие удерживают первенство. Ежели приезжает новый генерал-губернатор или губернатор, то председатели или прокуроры посылают служителей встретить их на границе. Правители, областные, окружные и уездные 11-го класса лично встречают, когда те проезжают не далее пяти ли от их местопребывания; а если далее, то не встречают. Если новый председатель или прокурор приезжает, то подчиненные чиновники таким же образом поступают.
   Церемониал для принятия гостей еще простее. При свидании столичных чиновников, разных по чину, как скоро гость придет к воротам, то слуга сказывает привратнику, а привратник докладывает хозяину, который в приличном одеянии встречает гостя в больших, то есть уличных воротах. После взаимного поклона в пояс входят во двор. Хозяин при каждых воротах уступает гостю перед; перед крыльцом просит его идти наверх, дошед до дверей, просит войти. По входе и гость и хозяин делают двукратное поклонение к северу. После сего хозяин ставит для гостя стул лицом к западу. Гость, благодаря за учтивость, кланяется в пояс; хозяин ответствует таким же поклоном. Гость и хозяин садятся. Слуга подает чай. Гость, приняв чай, кланяется в пояс, хозяин тем же ответствует. Пьют чай и продолжают разговор. Гость, прощаясь, кланяется в пояс; хозяин тем же ответствует. По сходе с крыльца гость прощается; хозяин настоятельно желает проводить его и провожает за большие ворота; и когда гость сядет в носилки или на лошадь, то хозяин возвращается.
   Члены присутственных мест от 3-го класса и ниже, когда представляются министру, последний встречает их внутри церемониальных ворот, провожает за большие ворота, то есть на улицу, только не смотрит, как гость садится в носилки или на лошадь. Таким же образом члены контор 9-го класса и прокуроры представляются членам Прокурорского Приказа и президентам палат. Когда чиновники от 9-го до 14-го класса представляются министру, то последний встречает их у крыльца, то есть сходит с крыльца на двор. Гость всходит восточным сходом вслед за хозяином. По входе в залу гость делает поклонение, обратясь к северу, а после приветствия делает три поклона в пояс. Хозяин, обратясь к востоку, ответствует поклоном же. Гость поспешает поставить стул для хозяина; хозяин отклоняет учтивость. Гость настоит и ставит стул и, обратясь влево, делает поклон в пояс. Хозяин ответствует таким же поклоном. Гость садится лицом к западу, а хозяин -- к северо-востоку. При прощании гость по-прежнему делает три поклона в пояс; хозяин провожает его за церемониальные ворота. Прочее сходствует с высшим. Члены Приказа Ученых и Наследничьего Правления, также члены контор, когда являются к чиновникам от 3-го до 6-го класса, принимаются как гость, одним классом ниже хозяина, а при свидании с чиновниками от 7-го до 10-го класса обращаются как равные.
   Церемониал представления учеников к учителю {Надобно разуметь, что ученик, получивший степень студента, является к учителю уездного училища.} имеет отличие от всех церемониалов. Учащийся, являясь в первый раз в училище, бывает в ученической форме и употребляет малый билет. Управитель вводит ученика в училищную залу восточным крыльцом; ученик по входе, обратясь лицом на север, делает три поклона в пояс. Ежели посещает учителя в доме, то, пока докладывают об нем, дожидается в воротах и по приглашению учителя входит. Учитель встречает на крыльце; ученик, поднявшись на крыльцо, делает поклон в пояс и вслед за учителем идет в зал. По входе двукратно кланяется до земли, обратясь лицом к северу; учитель, лицом к западу, отвечает ему поклоном в пояс. Ученик ставит стул для учителя. Учитель указывает ему место, и ученик лицом к северу делает поклон в пояс. Учитель садится лицом на северо-восток, а ученик -- лицом к западу. Ежели ученик проездом видится с учителем, то садятся оба лицом друг к другу, и при вопросах ученик кланяется в пояс. При подаче чая кланяется в пояс же. При выходе делает, лицом на север, три поклона в пояс. Учитель тем же отвечает и, провожая ученика, идет вперед, а ученик следует за ним. По выходе за вторые ворота ученик делает три поклона в пояс и ожидает, пока учитель обратно уйдет. Таким же образом учащиеся поступают при свидании с учителями и во всех других местах. Вообще, низшие перед высшими, младшие перед старшими обязаны поступать, как ученики поступают перед учителями. Высшие и старшие не провожают. Если же высший или старший делает посещение, то провожают их за большие ворота.
   Для князей 12 степеней пространно изложено, каким образом они должны поступать между собою, когда встретятся на дороге или в воротах, то есть кто должен посторониться, остановиться или даже сойти с лошади.
  
   XXII. РОДОВЫЕ ПРОЗВАНИЯ И ИМЕНА
  
   Каждый китаец имеет прозвание и имя; многие, сверх того, имеют почетные названия и проименования.
   В Китае для 200 миллионов жителей мужеского пола находится около 400 прозваний {Все китайские прозвания собраны в одну учебную книжку под названием Бо-цзя-син, что от слова в слово значит: прозвания ста семейств. Отсюда европейские ориенталисты не без основания выводят, что китайский народ первоначально состоял не более как из ста семейств. Название сей книжки относится к XI веку по Р. X. Слово сто означает только множественное число, а всех прозваний считается до 466. Они ясно показывают глубокую древность китайского народа, но не первоначальное его происхождение.}, издревле принятых и сделавшихся неизменными, потому что каждый мужчина обязан носить прозвание того дома, из которого он происходит по мужской линии, а произвольно принимать посторонние или изобретать новые прозвания запрещено законом. Девицы по выходе в замужество обыкновенно принимают мужнино прозвание. В древности было обыкновение, что государи своих вассалов и вельмож, оказавших великие услуги отечеству, удостаивали собственного своего прозвания; но сие исключение из законов давно прекратилось.
   В Китае нет определенных имен, а составляются они и даются детям по произволению родителей или старших и могут быть переменяемы при каждом обстоятельстве, показывающем значительное изменение в возрасте дитяти. Только имени принятого при поступлении в казенное училище или при определении в должность переменить уже невозможно, и кто самовольно сделает это, судится как самозванец. Но касательно перемены имен находятся законные исключения. Чиновник, имеющий имя, одинаковое с именем какого-либо князя или вельможи, должен переменить оное. Если случится, что два чиновника, служащие в одной губернии, будут иметь одинаковое имя, то младший из них должен переменить свое. Если имя чиновника противно приличию или одинаково с названием царского кладбища, то также должно переменить оное. Но во всех сих случаях перемена имени производится по начальству.
   Имя в понятии китайцев заключает в себе что-то унизительное. Буквы, которыми изображаются имена древних святых или имена государей царствующей династии, запрещено употреблять в сочинениях и судебных бумагах, исключая тех мест, где по необходимости следует написать их имена. Прежде даже чтецы, при жертвоприношении читая молитву вместо государя, произносили имя его, скрадывая голос; но с 1683 года государь Жень-ди указал, чтобы при чтении молитвы имя государево произносили вслух и ясно.
   С другой стороны, только государи -- подданных, родители -- детей, дядя -- племянника, господин -- слугу, старший -- низкого или мальчика могут называть именем; прочим же называть другого по имени вменяется в неучтивость и даже принимается за личное оскорбление.
   Если в учтивых разговорах случится лично спросить кого-нибудь о его имени, то для избежания самого слова имя употребляют слово непроизносимое; например, вместо вопроса: позвольте узнать выше имя -- надобно сказать: позвольте узнать ваше непроизносимое. В разговорах вообще один другого называют прозванием, прибавляя к нему другие учтивые слова, смотря по чину, возрасту и состоянию, или вместо прозвания употребляют нижепринятые учтивые наименования {См. в Китайской грамматике, напечатанной в 1839 году, с. 214.}. В судебных бумагах и частных актах обыкновенно подписываются своим прозванием и именем.
   Почетное название извлекается из смысла слов, составляющих имя, а проименование -- из смысла слов, составляющих название; но нередко проименования, даваемые отличным людям, заимствуются от их качеств, родины и местопребывания. В письмах и сочинениях равный равного может назвать почетным названием и переименованием. Иногда можно в письме или сочинении и самому подписаться и названием и проименованием; но сие могут делать только люди отличных достоинств; прочим же вменяется это в неучтивость и даже в гордость.
   В Китае существует закон давать государям и заслуженным вельможам имена, или, точнее сказать, качественные наименования по смерти. Сии наименования государю и государыне, по кончине их, полагаются министрами в общем собрании государственных чинов и шести прокурорских контор; потом представляются государю на утверждение. Качественные наименования побочным царицам, князьям и вельможам одни министры полагают и также представляют государю на утверждение.
   Проименования государям в храме предков и качественные наименования им по смерти частью утверждены в начале династии Чжеу, за 1122 года до Р. X. Ныне они изложены в трех книжках с объяснением смысла их.
   Первая книжка содержит в себе 44 проименования государям в храме предкам, 115 качественных наименований государям по кончине их и 48 качественных наименований, даваемых государыням по кончине их. Вторая книжка содержит в себе 41 наименование для побочных цариц и 134 наименования для князей по кончине их. В третьей книжке содержатся 146 качественных наименований, даваемых от государя высшим чиновникам по смерти их.
  
   XXIII. СТРОЕНИЕ И РАСПОЛОЖЕНИЕ ЗДАНИЙ
  
   Китай имеет свое особое зодчество, приведенное в правила с большою точностью в соразмерности одних частей к другим; и потому строение китайское, хотя совершенно отлично от европейского, не кажется странным ни вкусу, ни глазу европейца. Полное описание правил для различных строений издано китайским правительством в шести больших томах, но самое зодчество не считается там наукою, а ремеслом, которым наиболее занимаются подрядчики, торгующие вместе с тем всеми строевыми запасами. Впрочем, надобно отдать им честь в знании сего художества.
   В китайском зодчестве три вида ворот, городские, форменные и обыкновенные.
   Городскими воротами называется высокий со сводом проход сквозь стену городскую. В самой середине прохода деревянные затворы во всю вышину прохода. Над воротами на стене строится башня, коей наружный и внутренний вид совершенно сходствуют с расположением жилых огромных зданий. Башни бывают двухэтажные и трехэтажные, то есть с двойным и тройным свесом.
   Второй вид составляет форменные ворота, названные так потому, что они строятся по форме, законом предписанной, соответственно месту или классу чина. Сии ворота состоят из одноэтажного здания с одним, тремя, пятью проходами. По наружному виду они не отличаются от обыкновенных жилых зданий, но вместо лицевой и задней стены имеют по самой средине длины своей воротные полотенца по два и по четыре. В городских и дворцовых воротах бывают еще жилые комнаты. Вот почему государь занимается государственными делами в воротах Цянь-цин-мынь и в воротах Ву-мынь. Форменные ворота строятся при публичных зданиях, как то: при дворцах, храмах, присутственных местах и монастырях. Они состоят из одного, трех и пяти звеньев, но более одного прохода иметь не могут, исключая ворот в царском дворце. Обыкновенные ворота состоят из дверей кирпичных и деревянных, на которых вешаются полотенца. Сии ворота бывают разной величины и разных форм.
   Здания вообще, как и форменные ворота, имеют остов деревянный, кровлю черепичную, стены кирпичные. Построение начинается тем, что на выбитом из глины с известью основании кладут цоколь из камня или кирпича на один, на два и более футов от земли. На сем основании раскладывают каменные подстолбия, наблюдая, чтоб положенные на северной стороне были на одной линии с противоположными на лицевой стороне. На подстолбия ставят деревянные столбы, которые вверху расперты продольными брусьями, вложенными в пазы. На каждый передний столб с противоположным ему задним кладутся поперечные балки, или матицы, на которых утверждают стропила, а к стропилам приколачивают решетник, на который настилают свинцовые листы, или сосновые гонтины, или соломенные рогожки, потом слой глины или извести, растворенной с глиною, и настилают черепицу выпуклостью вниз, а продольные швы между рядами накрывают другою черепицею. Сим оканчивается главная работа в здании. Кладка стен и внутренняя отделка после продолжаются. Расстояние от столба до столба по лицевой стороне называется звеном {Это слово весьма часто встречается; должно заметить: самое большое звено имеет 16 футов и по лицевой стороне, и в глубину, и в вышину. Только в дворцах и храмах вышина выходит из общих правил зодчества.}, которого вышина, длина и глубина бывает от семи до шестнадцати футов. Звено наиболее бывает четвероугольное. Главные здания вообще имеют нечетное число звеньев, например: три, пять, семь, девять. В построении флигелей, служб и казарм не всегда наблюдают сие правило. Кровли вообще двускатные, исключая дворцов и храмов, которые кроются на четыре стороны. В зданиях с двойным и тройным свесом бывает одна кровля; нижний свес, представляющий вторую кровлю, внутренним боком прикрепляется к главному зданию, а наружным лежит на деревянных колоннах и составляет довольно широкий крытый ход вкруг здания. В зданиях двухэтажных колонны ставятся сквозными до кровли, а второй этаж утверждается на брусьях, лежащих на особенных подставках, прислоненных к колоннам.
   В больших домах фасад главного здания всегда обращен на юг; впереди по бокам флигели, восточный лицом на запад, западный -- на восток. Вкруг главного корпуса крытый ход. Центральное звено, всегда нечетное, как в наших строениях число окон, составляет вход в приемную залу с тремя дверями, из коих средние состоят из двух полотенец, а боковые -- одностворчатые. У северной стены в зале, прямо против входа делается огромный щит, под которым ставится диван или кресла. За щитом выход из залы на задний двор. Выход из залы в боковые комнаты закрыт вместо дверей занавесами. Таково и самое расположение тронных. Прихожих не бывает, а из залы выход на крыльцо, с которого сход по ступеням ведет на мостовую, а мостовая ведет через весь двор к щиту, закрывающему церемониальные ворота от входа в залу; за церемониальными воротами лежит передний двор и лицевые, иначе большие, ворота, стоящие лицом на улицу, а внутри их службы для привратников. В присутственных местах за лицевыми воротами еще есть палисад с решетчатыми деревянными воротами. Главный корпус назначается для принятия гостей и для занятия делами, а жилые комнаты и службы для людей отдельно расположены за главным корпусом.
   Впрочем, расположение зданий внутри двора, их огромность и формы частей, раскрашивание столбов, балок и переводин определено законом соответственно достоинству, чину и званию, например, дворец для князя 1-й степени должен иметь главные ворота в пять звеньев; боковых ворот трое: обнесен двойною стеною; цоколь под воротами вышиною в 3 фута; главный корпус в семь звеньев; под воротами вышиною в 3 фута; боковые двухэтажные флигели -- оба в девять звеньев; переходы с лица обнесены мраморными перилами; площадь их вышиною в 7 1/2 фута. Задний корпус в пять звеньев; цоколь в вышину 2 фута. Позади него желтый корпус в 7 звеньев, на цоколе вышиною в два с половиною фута. В этом корпусе живет князь. Задний двухэтажный корпус в 7 звеньев на цоколе в вышину в 1 2/10 фута. В этом корпусе живет княгиня с семейством. Всего, считая с воротами, пять корпусов, один за другим расположенных. В главном, то есть приемном, зале есть диван на основании вышиною в 1 2/10, длиною в 11 футов. Позади дивана три щита вышиною в 8 футов, с золотыми драконами в цветных облаках. Все здания покрыты муравленою {Надобно разуметь: зеленою.} черепицею. На кровельных коньках звери с разверстыми зевами. Воротные столбы покрыты киноварью, раскрашены разноцветными золотистыми облаками и подобиями дракона; но писать или вырезывать головы их не позволено. Коньки на кровле в семь рядов, наподобие карниза вызолоченные. Вдоль ворот [в] девять, а поперек в семь рядов гвозди с широкими вызолоченными шляпками. Флигели по сторонам двухэтажных зданий покрыты круглою черепицею {Верхняя круглая черепица имеет вид коричневой трубочки.}. Кладовые, хлебные амбары, конюшни, поварни и комнаты для служителей покрыты обыкновенною черепицею, а воротные столбы покрыты черною краскою и олифою. Далее с понижением достоинств лиц постепенно сокращается число корпусов и звеньев, уменьшаются украшения и внутренние и внешние. У чиновников 8-го класса и ниже, также у разночинцев цоколь вышиною в один фут, а главный корпус в три звена, переводины воротные расписаны так же, как у высших чиновников.
  
   XXIV. ПИЩА
  
   Народы разных стран и климатов в употреблении снедных вещей наиболее руководствуются привычкою; а привычка приобретается изобилием оных на месте долговременного их пребывания. Азиатские народы теплых стран питаются более рисом; народы жарких стран -- плодами пальм, в Северной Европе хлеб ржаной, в Южной -- пшеничный составляют коренную пищу; кочевые питаются мясом и молоком животных, не разбирая породы их. Это мы говорим о коренной пище народов. Гастрономия усвоила себе снедное различных климатов, даже часто противоположных друг другу, но здесь также много действует привычка, которой подчиняются даже и прихоти вкуса. Только нужда и голод на время изменяют нашу привычку и приневоливают иногда употреблять такие снеди, к которым мы от самого рождения имеем отвращение. Истины сии столь очевидны повсюду, что не требуют ни объяснений, ни доказательств.
   В Северном Китае хорошо родится просо и пшеница; рис сеется в небольшом количестве, почему и коренная пища северных китайцев состоит в каше из разных прос. В Пекине и других городах употребляют для сего и рис, но более доставляемый из южных стран; в Южном Китае, наоборот, наиболее питаются рисом. В приправу для вкуса бедные обыкновенно употребляют шинкованную редьку или другую какую, либо овощ и зелень -- соленые. Очень немногие, и то изредка, лакомятся вареным или жареным мясом или рыбою. Напротив, достаточные употребляют говядину, свинину, баранину, поросят, куриц, уток и разную рыбу, к которой причисляются черепахи, снедные лягушки, речные раки, круглые раки, иначе морские пауки, мясо речных раковин и улиток; из дичины: кабанов, оленей, косуль, зайцев, фазанов, куропаток, рябчиков, перепелок, овсянок, воробьев, турпанов. Крестец оленя считается чрезвычайно лакомым кушаньем. Все упомянутое принадлежит к разряду чистых снедей. В губернии Фу-цзянь и в некоторых других местах жирный щенок собачий, а в губернии Гуан-дун мясо удава составляют лучшее блюдо в праздничном столе. Мясо домашних гусей считается грубым, и потому не употребляют их в пищу. Беднейший класс при полном недостатке всех средств к пропитанию ест все без разбора: верблюжину, коневину, ослятину, собак, кошек, жесткокрылых насекомых, разных зверьков и птиц нечистых, даже самоиздохших. При неурожае хлеба едят лист с разных дерев и коренья полевых трав, отваренные в воде. Но в съестных трактирах, особенно в больших городах, ничего нечистого в приготовляемых кушаньях не употребляют.
   Из пшеницы делают одну крупитчатую муку, часто с примесью бобовой; лучшая мука из риса. Из муки приготовляют сдобные хлебцы и пирожное в многоразличных видах, а также квашеные булки. Крахмал из корней лотоса и сараны (арару) употребляют в виде киселька больные и на завтраках. Из муки просяной, гороховой, ржаной и гречневой пекут булки для рабочего народа, но в самом малом количестве. Рожь родится только по северной границе и более идет на винокурение и в корм скоту.
   Для приправы кушаньев употребляют ласточкины гнезда, перья акулы, трепангов -- по-китайски хай-шень {Принадлежит к роду голотуриев, иначе морских кубышек.}, голубиные яйца, разные свежие и сушеные грибы, корневые ростки бамбука, морскую капусту, оленьи и воловьи жилы, уксус, горошчатый перец, свежий имбирь, развертывающиеся росточки пахучего ясеня, разную огородную зелень, как то: петрушку, пастернак, шпинат, капусту, салат, портулак, чеснок, разные виды лука, молодые стрелки чеснока, малороссийскую лебеду, и белую и красную; из овощей: различные виды тыкв, огурцы, морковь, репу, паровую редьку, бредовку, брюкву, горчичный корень, китайский картофель -- шань-ио. Но китайцы в приправу вовсе не употребляют ни корицы, ни гвоздики, ни мускатного цвета: небольшой отзыв сими вещами противен обонянию китайца. Господствующий вкус требует, чтобы менее было соли в кушанье; почему солят разную зелень и овощ для употребления вместо соли, которой не подают на стол.
   В домашнем столе щей и супов почти не бывает, место их занимает пряженое мелко изрубленное мясо. Для сдобривания и пряжения употребляют только кунжутное масло и вытопленное почечное свиное сало. В Китае нет скотоводства. Говядину, масло коровье и баранов доставляют из Монголии; почему из китайцев только живущие по северной границе, также маньчжуры и монголы, переселившиеся в Китай, могут употреблять говядину, баранину, коровье масло и молоко. Южные китайцы брезгуют этими вещами так же, как в Европе брезгуют падалью и всякою нечистою пищей; даже торг ими исключительно предоставлен окитаившимся тюркистанцам, которые очень многочисленны в северной половине Китая. В их только лавках можно найти молоко и кушанье из баранины.
   Общий вкус китайцев в приправе кушанья близок к европейскому. Небольшая пряность и кислота необходимы. Для первой употребляют свежий имбирь и горошчатый перец, а для второй вид красного теста из гороховой муки, выкиснувшего с солью. В соусные подливки вместо пшеничной муки кладут крахмал из индийской чечевицы.
   Пищу приготовляют не на очагах, не в печках и не на плитах. Вместо этого складывают из кирпича низенькие печки -- лу-цзы в виде жаровни, с двумя небольшими отверстиями, из коих одно внизу с лицевой стороны, а другое сверху и посредине. Эти отверстия имеют от 3 до 4 дюймов в поперечнике. Через верхнее отверстие кладут каменный уголь в жаровую тушу, где он ложится на железные поперечники, а огонь разводится и поддерживается через нижнее отверстие. Над огнем верхнего отверстия варят кашу в глиняных котелках: соусы и жаркое готовят в чугунных чашах и железных ковшах. Медной посуды не имеют, исключая нелуженых чайников для согревания воды на чай. Хлебцы и пирожное пекут в чугунных чашах и на противнях с крышкою или в деревянных обечайках с решетчатым дном, которые -- одна под другою в несколько рядов -- ставятся в чугунную чашу над паром кипящей воды и сверху плотно накрываются. Последним способом вообще подогревают все холодные кушанья. Есть и печи с жаровою тушею -- цзао, складываемые в виде наших каминов, но без дымового отверстия, которое, как у русских печей, делается снаружи. В сих печах, не закрывая дымового отверстия, жарят уток, поросят, баранов и свиней, вешая их на крючья в печи, а жар сгребают в устье печки. От сего огня кожа на жарком без пригори так прожаривается, что рассыпается во рту и чрезвычайно бывает вкусна. Жарятся иногда цельные штуки или части и на вертеле, над прогоревшими углями.
   Китайцы не употребляют ни ножей, ни вилок при столе, а всякую пищу, исключая жидких, берут двумя палочками, имеющими до восьми дюймов длины; почему мясо и проч. для удобности брать палочками приготовляется изрезанное в кусочки. Жареное целыми штуками или большими частями подается на стол, разрезанное на кусочки, а в похлебках целые штуки или части увариваются до такой мягкости, что и палочками очень легко отделять от них небольшие кусочки. Употреблять похлебки ложками не в обыкновении, почему и ложек, если нужно, подают на стол не более двух для нескольких человек. Ложки у них фаянсовые или фарфоровые, маленькие.
   Китайцы обыкновенно едят по три раза в день {Рабочие летом едят по четыре раза.}: в пять и шесть часов утра подают завтрак -- дянь-синь, в 9 и 10 часов обед -- цзао-фань, между 5-м и 9-м часом пополудни ужин -- вань-фань. При завтраке употребляют различные хлебцы с чаем, пирожное, паром печенное, в виде подовых пирожков, лапшу в бульоне, просяную кашицу -- иногда с мелко изрубленной солониной, кисельки из лотосовой или саранной муки и горячую воду с солью и выпускным яйцом. Сдобные хлебцы, перенятые у европейцев, хороши на вкус; собственные же, китайские, замешанные на сале и начиняемые иногда салом и сахаром песочным, -- очень невкусны. Для употребляющих молоко делается мучной чай, который густо разводят мукою с подбавкою молока и сахара.
   Для домашнего обеденного стола нет правил в выборе и подаче кушанья, что назначают, то и готовится. Напротив, стол, приготовляемый для гостей, обыкновенно состоит из пяти блюд с холодными и жаркими и четырех чашек или мис[ок] с разными похлебками. Иногда прибавляют к ним четыре тарелочки с мелко искрошенными жаркими. Едят все кушанья без хлеба, прикусывая для вкуса солеными овощами. Вместо хлеба уже при конце стола подают каждому по чашке вареного риса, которого отвар сцежен, лапшу без бульона и пельмени {Китайские пельмени делаются трех видов: маленькие круглые -- хунь-тхунь, маленькие плоские -- бянь-ши, большие ухообразные -- чжу-бо-бо. Первые варятся в воде, а подаются на стол в крепком бульоне; последние оба варятся в воде, по сцежении которой подаются на стол горячие и употребляются с уксусом или соею и толченым чесноком; начинка во всех пельменях из свинины. В Пекине в Новый год каждого гостя потчуют пельменями чжу-бо-бо.}. В продолжение обеденного стола пьют ликеры, водку и хлебное вино -- все подогретое, что придает спиртным напиткам большую крепость и приятность. Пьют вообще весьма мало, почему и чарочки для крепких напитков делают немного более русского наперстка. Вечерний стол для гостей называется цзю-цай, что значит: винная закуска. Обыкновенно подаются при сем столе четыре тарелочки с свежими, если находятся, и четыре с сушеными плодами, четыре тарелочки с обсахаренными или сухими ядрами, в числе которых занимают место сухие арбузные и тыквенные семена и огородные бобы поджаренные; четыре тарелочки с копчеными мясами и т.п.; четыре тарелочки с разными жаркими, четыре с пирожными и нередко четыре чашечки с соусами. Каждое из сих отделений подается одно за другим в изложенном мною порядке, и опорожненные тарелочки не снимаются до тех пор, пока не придет время подавать на стол летом утку или поросенка, жаренных в печи, а зимою -- самовар, в котором набраны различные мяса и приправы в бульоне. Фазан, желудки домашней птицы, цыплята, почки и филейное мясо свиньи, белая утка, карп, белый угорь и бамбуковые ростки считаются самыми лакомыми яствами. Вечерний стол заключается так же, как и обеденный, лапшою, пельменями или вареным рисом, что иногда приправляется подливками из-под жарких. Вечерний стол начинается винами, только не спиртными, а квашенными из риса. Сии вина суть шао-син и му-гуа. Первое идет из области Шао-син-фу и называется шао-син-цзю; второе делается из айвы -- му-гуа, отчего и называется му-гуа-цзю. Вина подаются подогретые, отчего теряют свойственную им горечь, во вкусе делаются мягкими для питья. В продолжение стола занимаются разговорами или импровизацией стихов, пением песен или игрою ла-морра, в которой, вопреки итальянскому обычаю, проигравший пьет чарку или полчарки вина. Чарочки для квашеных вин вдвое более чарочек спиртных. По окончании стола обыкновенно берут ивовые зубочистки -- точно такие, какие подаются к столу в Португалии, закуривают трубки, пьют по чашке крепкого чая, который способствует к переварению жирных яств, жуют арек и расходятся.
   Столы вообще четвероугольные в 1/4 аршина и в вышину и в ширину, покрытые лаком. Когда гостей много, то не сплочивают столов, а отдельно сажают за каждый стол по четыре, в случае же нужды -- по шести человек. Столов не накрывают скатертями, а с лицевой стороны одевают красным сукном. За стол садятся в креслах с перекинутым через спинку красным сукном; на стульях и табуретах, запросто же на скамейках. Салфетку каждый гость должен иметь собственную {Салфетки делаются из европейских платков, пришиваемых на подкладку. К одному углу пришивается медная пуговица, которою салфетка держится на верхней петле кафтана.}. Для каждого ставится на стол прибор, состоящий из пары палочек и тарелочки с соей или уксусом, которой до конца стола не переменяют. Как вообще мало кладут соли в кушанья, то, как при обеденном, так и при вечернем угощении, прежде всего подаются на стол несколько тарелок с пикули и разным соленым овощем; здесь почетное место занимают порей и чеснок сырые. Гости берут любое кушанье и, обмакивая в уксус или сою, употребляют, закусывая в то же время солеными прикусками. По окончании стола каждый берет свои палочки обеими руками за концы и приподнимает перед собою горизонтально -- в одно время с прочими. Это знак вставания из-за стола.
   Таковы суть общие правила угощения китайского обеденным и вечерним столом; но должно заметить, что нет правил без исключения, особенно в гостиницах, где кушанья готовятся по назначению гостей. В Китае обычаи по сему предмету очень разнообразны. Праздничные столы при дворе и у высших чиновников в образе приготовления кушанья мало разнятся от общих столов; но в церемониале потчивания совсем другие приемы употребляются.
   Б Китае введено обыкновение получать вспоможение в нужде самым простым и легким образом. Это средство трудно выразить на русском языке, а на китайском оно называется фынь-цзы, что значит: доля, пай; просьбу о таком вспоможении выражают словами цин-фынь-цзы, что значит: просить долю. Это с первого взгляда кажется сколько непонятным, столько же и странным; но дело вот состоит в чем: имеющий нужду в деньгах по какому-либо случаю в доме, например на женитьбу сына и проч., делает обед, к которому приглашает своих родственников и друзей по билетам, и каждому из них дает еще по нескольку лишних билетов для приглашения посторонних, желающих провести несколько часов в приятном отдыхе; в сем случае дозволяется приглашать людей, вовсе не знакомых хозяину. В назначенное время гости съезжаются, и каждый стоящему при входе человеку отдает свой билет со вложением серебра. Хозяин приветливо встречает гостей и просит каждого к столу, за которым пожелает сесть; а в сем случае всегда избирают собеседников, знакомых гостю. Угощение исправляют в доме или гостинице. В первом месте оно ограничивается одним обедом, а в гостинице продолжается с восьми часов утра до вечера и состоит из завтрака, обеда и ужина, в продолжение которых беспрерывно играют актеры на сцене. Цена обеда назначается по приготовлению. Каждый из приглашенных обязан приложить не менее условленной цены, а родственники и друзья прикладывают по давнему с хозяином соглашению. Принимающий билеты записывает каждого гостя с показанием его приноса. Впоследствии и хозяин, если кто-нибудь из бывших у него гостей просит его на подобный же обед, обязан отнести каждому столько же, сколько получил от него. Это есть средство взаимного вспоможения, сопряженное с удовольствием дружеского препровождения времени в большом кругу знакомых и незнакомых. Посторонние, приходящие по приглашению, не ищут взаимосоответствия; почему чем более приглашенных побочным образом, тем выгоднее для хозяина. Совершенно в другом виде это происходит, когда начальник приглашает своих подчиненных. Последние не смеют искать взаимосоответствия, а приложение при их билетах должно быть [тем] значительнее, чем выше достоинство приглашающего лица. Так по большей части китайцы празднуют день рождения, а впоследствии исподволь уплачивают, что принесено было гостями по пригласительным билетам. Но многие делают подобные угощения и без нужды в деньгах, а только для продолжения дружеских связей между собою. Такое обыкновение несколько походит на русские складчины, но в отношении к цели имеет другое назначение. Европейцы привыкли насмешливым образом описывать те иностранные обычаи, которые не имеют сходства с их отечественными обычаями.
  
   XXV. ОДЕЯНИЕ
  
   В Китае от самого основания империи правительство имело влияние как на покрой одеяния, так и на самые цвета тканей; и сие делалось не для отличения состояний одного от другого, но даже для отличения чиновников одного класса от другого. Каждая династия китайская касательно сего предмета делала свои постановления; а иностранные династии, царствовавшие в Китае, предписывали китайцам употреблять одеяние победителей. Таким образом, в царствование династий Юань-вэй, Ляо и Юань китайцы одевались по-монгольски, а при династии Гинь -- по-тунгусски. Ныне царствующая династия Цин снова облекла Китай в тунгусское одеяние. Но сей закон на покрой и цвета одеяния при иностранных династиях не простирался на женский пол.
   Одеяние в каждом народе, соответственно полам и возрасту, делится на мужское, женское и детское. Это есть видовое разделение; но каждый вид из них имеет свои подразделения, определяемые законами, временами года и обычаями. Мы ограничимся взглядом на одно мужское одеяние.
   Мужское одеяние разделяется на форменное, частное, или домашнее, и народное. Форменным называется такое одеяние, коего покрой и образцы утверждены законом; частное делается с небольшим изменением форменных образцов; народное есть употребляемое крестьянами и чернорабочими.
   Полное форменное одеяние заключает в себе: курму, кафтан, шубу и шляпу. Рубахи верхняя и нижняя, фуфайка, порты и шальвары на вате, воротник и пояс со всеми его принадлежностями, сапоги и чулки суть общие и для форменного, и для частного одеяния.
   Курма -- гуа-цзы есть верхний полукафтан, названный так с маньчжурского слова курумэ {Из нынешнего одеяния в Китае только одня курма есть чисто маньчжурского покроя; кафтан и все прочее есть китайское, более или менее измененное, почему и названия всех вещей, прибавленные мною, суть китайские.}; он походит на греческую рясу, однобортный, с пятью пуговицами, просторный, с широкими рукавами; шьется из четырех прямых полотнищ с небольшими клиньями, с тремя разрезами, по бокам и сзади, от подола почти до пояса, длиною за колено. Есть еще короткая курма, называемая конною -- ма-zya-цзы, длиною до безымянной кости на бедре. Кафтан -- пхао-цзы шьется из четырех же прямых полотнищ, с большими клиньями в боках, длиною до закаблучьев; рукава у него длинные, узкие, с овальными обшлагами; спереди и сзади по самой средине разрезы от подола кверху до трех четвертей. Сей же кафтан, подбитый мехом, называется шубою -- пхиао. Верхняя рубаха -- шань-цзы отличается от кафтана только широкими рукавами и небольшими разрезами по бокам, а посредине не имеет их; в длину полуфутом короче кафтана. Фуфайка и нижняя рубаха -- хань-тьхань-цзы одного покроя с верхнею рубахой, но в длину короче оной в 3/4 аршина и рукава имеют поуже. У всех поименованных одежд, исключая курмы, левая пола наверху; от пуговок шейной и плечной она изгибается около плеча под правую пазуху и потом идет вниз прямою чертою, застегиваемая тремя пуговками. Воротник -- лин-цзы шьется особливо, шириною в вершок, с застежкою спереди. К нему пришивается небольшая круглая манишка, придерживающая воротник книзу. Шляпа -- мао-цзы бывает летняя -- лян-мао, осенняя -- цю-мао и зимняя -- пьхи-мао. Летняя шляпа имеет вид полушара, внутри пустого, без полей; плетется из тростинных лычек; сверху прикрепляется красная кисть из волос тангутского яка; для чиновников же шляпа шьется из белой шелковой материи с красною кистью из сученого теневого шелка. Внутри шляпы вместо тульи пришивается тростинный обручник, обтянутый красным крепом, со шнурком, который, огибая подбородок, прикрепляет шляпу к голове. Осенняя шляпа имеет форму овальную, с поднятыми вверх полями, которые представляют вид околыша и бывают черного бархата или плиса; верх вишневого атласа на картоне или на вате. Зимняя шляпа имеет одинаковую форму с осеннею, но околыш ее из соболей или куниц подчерненных или из черной бухарской мерлушки и лапок черных лис.
   Сапоги -- сюе-цзы сходны с европейскими сапогами и шьются из атласа или китайки черного цвета, с белыми подошвами в дюйм и более. Подошвы набирают из толстой бумаги или ветошек; кожа снизу пришивается несмоленой дратвой; бока подошв простеганы и выбелены; каблуков нет, а швы по головке и голенищу приложены выпускным зеленым ремешком. Чулки -- ва-цзы шьются из шелковой материи, а более из китайки, с простеганными подошвами. Зимою подпоясываются сверх кафтана кушаком -- да-бао из черного травчатого крепа, у рабочих -- из черной китайки, а летом плетеным или вязаным шелковым поясом -- дай-цзы с пряжкою. К кушаку и поясу привешивают на правом боку нож в ножнах, карманные часы в футляре и сферические кошельки с ареком и серебром; на левом кошельке же платок, а летом еще веерник с веером.
   Господствующий и неизменный цвет для курм есть черный, для кафтанов -- голубой. Впрочем, для кафтанов избирают и другие цвета, исключая алого и зеленого, предоставленных женскому полу. Верхняя рубашка осенью и зимою цвета голубого и лимонного, а весною и летом -- белого. Фуфайка и платье исподнее бывают шелковые, а у бедных -- китайчатые; воротник употребляется при кафтане и курме; но летом при бесподкладном платье и газовом одеянии не носят его.
   В холодное время курма и шуба подбиты долгошерстными мехами. У шубы обшлага из соболя, из хвоста камчатского бобра или из котика. Шляпа с куньим или собольим околышем, воротник из хребетика или хвоста камчатского бобра. При переходе от холодного времени к умеренному курма и шуба подбиваются мелкошерстными мехами; шляпа и воротник из мелкошерстных же шкурок; а после сего курма и кафтан на вате или суконные; прочее все на подкладке без ваты, шляпа осенняя. Меха для шуб употребляются из леопардовых, рысьих и лисьих черевок, долгошерстных тибетских мерлушек, разной русской мерлушки и белки. Меха для курм шьются из камчатских бобров, красных и других лисиц, кошки, белки, лисьих и собольих лапок. Курмы более надеваются шерстью наружу, и потому меха для них подбираются с отличным вкусом и искусством. При переходе от умеренного времени к теплому местное начальство обнародует повеление переменить осеннюю шляпу на летнюю -- хуань-цзи, что значит переменить время (la saison). С этого дня начинают употреблять летнюю шляпу, курму и кафтан на подкладке, потом бесподкладное; при переходе от теплого времени к жаркому курма и кафтан из плотного, а потом из редкого газа; прочее платье из легких шелковых материй или легкого холста, тканного из упругих волокнистых растений. Во время сильных жаров дозволяется чиновникам выезжать без курм. Далее при переходе от теплого времени к умеренному опять назначается перемена летней шляпы, а с нею переменяют по порядку и одеяние.
   Чиновники и должностные люди должны носить форменное одеяние по обязанности, а частные люди -- по произволению. Солдаты и присяжные по должности могут носить и частное одеяние, но при форменной шляпе. В частном одеянии шуба и кафтан не имеют ни разрезов спереди и сзади, ни обшлагов на рукавах; вместо курмы можно сверх кафтана надевать фуфайку, вместо шляп осенью и зимою носить валяную или шитую на вате шапочку, летом ермолку или соломенную шляпу с кистью или вязаным шелковым шариком наверху; но в сильные жары по большей части носят одну верхнюю рубашку и ходят с открытою головою, закрывая ее от солнца веером. В ненастное время надевают короткую камлотовую курму. Чиновники могут так одеваться только дома.
   Бедные люди, работники, крестьяне и ремесленники для удобности летом носят одну рубашку и исподнее платье, а зимою фуфайку и штаны на толстой вате; для нарядных выходов употребляют фуфайку или рубаху длинную до колен и всегда подпоясываются, исключая жарких дней. В зимнюю дальнюю дорогу надевают нагольные и крытые тулупы овчинные; летом носят соломенные шляпы, а зимою -- меховые шапки с ушами или валяные колпаки. Башмаки у них с тонкими прошивными подошвами. Законом предписано простолюдинам все одеяние носить китайчатое; но, несмотря на запрещение, богатые по большей части одеваются в шелковое платье.
   Хотя покрой форменного одеяния одинаков для всех сословий, но для чиновников находятся некоторые исключительные преимущества. Они одни имеют право носить курмы вишневого цвета и собольи; пришивать к первым на груди и на спине нашивки с изображением птиц и зверей; иметь на шляпе сверх кисти шарик, на персях -- четки. Роды птиц и зверей, цвета шариков и форма в расположении четочных зерен назначены соответственно роду службы и классам чинов. Это одеяние называется парадным. Сверх форменного и парадного одеяния еще находится одеяние церемониальное, употребляемое при торжественных случаях.
   Мужчины разных низших сословий летом ходят или работают, как выше было уже сказано, без рубах. В торговых лавках, трактирах и театрах очень нередко случается видеть хороших людей с легким, вместо рубахи, нагрудником над животом. Женщины в бедных домах таким же образом пользуются прохладою в знойные летние жары; для сего починивающий кровлю или дворовую стену в своем доме обязан до прихода работников известить соседей, дабы женщины заблаговременно распорядились к избежанию неудовольствия потеть целый день в душной комнате. Для сей же причины запрещено в продолжение лета ходить по городской стене подле внутреннего парапета, особенно смотреть со стены в город.
   Зимою, сколь бы холодно ни было, не употребляют ни рукавиц, ни перчаток. Мужчины согревают руки, втягивая пальцы в рукава, довольно для сей цели длинные и узкие; но женское зимнее одеяние не очень выгодно для рук во время выездов со двора.
   Вышивание шелками и частию золотом в большом употреблении; но сии работы более относятся к женским нарядам. Мужчины употребляют только золотом и шелками шитые веерники, кошельки и платочки поясные, круглые веера и летние нагрудники. Кружева и вязание посредством иголок совершенно еще неизвестны в Китае.
   Как у нас мужчины очень занимаются головою, что видим в ежедневном изменении бакенбард, а особенно хохолков волосных, то надобно сказать слова два-три о прическе волос у китайцев, которую неприлично было бы отделять от нарядов. Здесь в обыкновение введено отпускать усы в 30, а бороду в 40 лет; впрочем, не считается предосудительным до старости не отпускать ни усов, ни бороды. Голову бреют, оставляя волосы только на теме, а заплетают их с подкоском, дабы коса заплетенная простиралась ниже крестца. Длина эта придает косе большую красу. Усов не подстригают и не закручивают в сторону, а стараются отращивать их вниз для закрытия губ. Вместо полной, окладистой бороды оставляют клочок волос над ямкою под нижнею губою и другой, несколько более, на подбородке, прочее все выбривают. Излишество волос на голове и лице тягостно в летние жары. Китайцы бреют волосы в носу, в ушах и даже в глазах маленькими узкими бритвами.
   Обыкновенно женское одеяние одинакового покроя для всех сословий, но в покрое даже и цвете форменного одеяния знатные китаянки отличаются от маньчжурок и монголок, живущих в Китае. Форменное одеяние китаянок есть пунцовое, а цвет и покрой форменного одеяния для маньчжурок и монголок предписан законами. Что касается до простолюдинок, хотя обыкновением предоставлены им цвета алый и зеленый, но хороший вкус более требует цветов голубого, темного какого-либо и белого; а первые два цвета ныне уважаются только деревенскими щеголихами.
  
   XXVI. НРАВЫ
  
   Нравы первый зародыш получают от климатического и физического положения страны; воспитание улучшает их; гражданские законы дают им направление в дальнейшем их развитии. Китай, собственно взятый, занимает более 20 градусов и широты и долготы географической: сколько же должно быть оттенков в нравах китайцев от разности климатов, от различного положения стран? Действительно, Государственная Китайская Статистика -- Ла-цин и-тхун-чжы отдельно показывает свойства жителей почти каждой области в губерниях. Но мы в этой статье будем рассматривать не нравственность одного человека, а свойства и качества целого народа, и посему обратим внимание на общность нравственной стороны, то есть на общее усиленное стремление народа к чему-либо доброму или худому.
   Еще первые законодатели Китая постигли важную истину, что одна добрая нравственность может упрочить благосостояние народа, а поселить добрую нравственность в народе одно просвещение может; почему еще при переходе китайцев из пастушеского состояния в земледельческое старались заводить училища и в них вводить единообразное воспитание юношества -- без различия званий. В цветущие времена первых трех династий, Ся, Шан и Чжеу, уложение первых законодателей постепенно приходило в совершенство. Тогда во всех столицах, даже в селениях, возникли училища. Дети, без различия званий, на восьмом году возраста поступали в низшее училище, где во-первых преподавали им правила вежливости, а потом обучали их обрядам, музыке, стрелянию из лука, возничеству, словесности и счислению. По достижении пятнадцатилетнего возраста ученики с лучшими дарованиями -- от наследника престола до крестьянского сына -- поступали в высшее училище, где преподавали им нравственную философию, впоследствии изложенную в двух книжках: Да-сио и Чжун-юн. С упадком династии Чжеу управление училищ оставлено было в небрежении, а с этого времени нравы и обыкновения повредились. Впоследствии с изменением союзно-удельного правления в монархическое каждая династия производила перемены в училищном образовании юношества, более или менее сообразуясь с заблуждениями даосов или фоистов; и в народе открылось суеверие, еще более повредившее нравственность его. Наконец, династии Сун в X веке по Р. X. предоставлено было восстановить древнее нравственное учение в первоначальной его чистоте, и с того времени оно не изменялось. Ныне царствующая в Китае династия Цин также обратила особенное внимание на общественное, и притом единообразное, воспитание юношества, полагая в таком воспитании основание народного благоденствия. Сверх народных, уездных и высших училищ в селениях учреждены деревенские школы, в которые поступают мальчики, достигшие семилетнего возраста. Нынешние народные и деревенские училища соответствуют древнему низшему училищу.
   Способ первоначального учения довольно замечателен. По вступлении мальчика в народное или деревенское училище прежде всего наставляют его в правилах вежливости, и мальчик в первый же день, по возвращении из училища, делает каждому члену семейства учтивый поклон. Потом дают ему учить собрание букв, означающих предметы, ежедневно встречающиеся в домашнем быту, а при обучении чтению и письму идеографических букв изъясняют ему значение каждой буквы и таким образом дают ему понятие о каком-нибудь предмете. Между прочим, постепенно и наиболее внушают мальчику почитание родителей и старших братьев, повиновение законам и властям, соблюдение обязанностей человека-гражданина; одним словом, исподволь внушают ему все добродетели, соблюдение коих может доставить спокойную жизнь во всяком состоянии. Дети чиновников и богатых людей первоначальное образование получают у домашних учителей, но без отступления от вышеизложенного способа обучения. Нравственность и в училищном и в домашнем образовании занимает высшее перед науками место.
   По окончании первоначального учения одни возвращаются в прежнее сословие и здесь, под надзором старших, еще более утверждаются в правилах училищного воспитания и, сверх того, научаются трудолюбию в земледелии и промышленности, бережливости и порядку в домоводстве, знанию и честности в торговле. По вступлении в круг общежития они подвергаются надзору земского начальства, которое законом обязано смотреть за семейным поведением подчиненных ему, а посему в случае какого-либо важного преступления, содеянного ими, подвергается ответственности. Это земское начальство составляют десятники, сотники и волостные управители. Сверх сего, в каждом роде правительством избирается родовой старшина, которому, как и земскому начальству, дается власть входить в семейные дела своего рода с ответственностью за важные преступления родовичей. Другие, по получении на испытании первой ученой степени, поступают в уездные училища для дальнейшего образования, и на сем пути они совершенно поручаются руководству училищных властей; а те, которые по окончании высшего образования определяются к должностям, поступают под непосредственный надзор своего начальства. Таково есть вообще приготовительное воспитание юношества в Китае, и притом на самом деле, а не на бумаге и словах, как это водится в европейских государствах. Но с окончанием учения не оканчивается наблюдение правительства за нравственной чистотою в народе.
   В Китае нет ни общественных храмов, ни общественного богослужения; почему нет и религиозных наставлений народу в храмах, как это соблюдается у христианских народов. Вместо сего введены там гражданские поручения. Гражданские и военные чиновники в городах ежемесячно в 1-е и 15-е числа обязаны собираться в присутственное место ', куда сходятся ученые, военные и разночинцы, слушать царские поучения и законы. Чиновники садятся на тюфячки на восточной и западной стороне залы. Чтец становится на северо-восточной стороне, лицом к западу, и открывает чтение. Старики, военные и разночинцы слушают, стоя вкруг крыльца. В каждой слободе и деревне, в каждом военнопоселении {В котором градоначальник имеет пребывание.} и в землях инородческих управляющие назначают сборное место, выбирают одного из степенных стариков главою общины и трех или четырех из благонравных людей -- месячными очередными, Сии выборные ежемесячно в 1-е и 15-е числа собирают и старых и малолетних и читают им царские наставления и законы. Это суть нравоучительные собрания.
   В сих собраниях читают народу законы воспретительные, предостерегающие от преступлений; а временные предписания правительства обыкновенно выставляются на больших досках на всенародных местах селения, дабы каждый из жителей сам читал их и не отзывался незнанием. Что касается до царских поучений, они изложены в 16 главах и составляют евангелие китайцев. Из них первое поучение предписывает почитание родителей и старших братьев как естественный долг каждого человека, как основание государственного управления; второе поучение убеждает уважать родственников, дабы жить во взаимном согласии и любви. Третье поучение советует в слободах и деревнях соблюдать миролюбие как единственное средство для устранения споров и тяжб. Четвертое поучение поощряет прилежать к земледелию и шелкоделию, дабы ни в пище, ни в одеянии не нуждаться. Пятое поучение наставляет, как при умеренности и бережливости сохранять имущество от расточения. Шестое поучение раскрывает пользу учебных заведений в направлении нравственности учащихся. Седьмое поучение предписывает прекращать ложные доносы в защиту добрых граждан. Восьмое поучение увещевает искоренять заблуждения, или, яснее сказать, ложные вероучения, дабы возвысить чистое нравственное учение. Девятое поучение советует изъяснять народу законы, дабы глупых шалунов предостеречь от преступлений. Десятое поучение убеждает соблюдать в обращении вежливость и уступчивость, чтобы сим средством улучшить нравы и обычаи. Одиннадцатое поучение наставляет постоянно печься о улучшении своего состояния. Двенадцатое поучение советует делать наставления юношам, чтобы удерживать их от неблагопристойных поступков. Тринадцатое запрещает укрывать беглых, дабы не быть привязану к их делам. Четырнадцатое увещевает исправно платить подати для избежания понуждений. Пятнадцатое разъясняет, что учреждение в народе сотен и десятней есть мера, необходимая для искоренения грабежей и воровства. Шестнадцатое убеждает в прекращении вражды и злобы для собственного своего спокойствия.
   Купец, ремесленник и земледелец по вступлении в круг общежития совершенно предаются своим занятиям и вообще уклоняются от праздного препровождения времени в кругу родственников и друзей, к чему мало и поводов, потому что в Китае нет ни праздников, ни пьянства. Сверх сего, самый образ китайского строения не дозволяет делать приятельских собраний. Каждый город, как выше уже было сказано, есть гостиный двор. Самая большая часть, и притом лучших, улиц занята разными торговыми и ремесленными заведениями. Здания вообще одноэтажные и по улице не имеют промежутков. Лицевая половина каждого здания составляет лавку с товарами или ремесленное заведение; заднюю половину занимают хозяева с приказчиками и работниками; позади здания несколько квадратных сажен под двором. Частные дома в городах, так как и крестьянские дома в деревнях, по недостатку и дороговизне земли также очень тесны. Если два или три приятеля приходят к кому для переговора, то хозяин редко принимает их в лавке или в доме, а тотчас приглашает в чайный или съестной трактир и там проводит время с ними. Как женский пол неприличным считает показываться посторонним людям, то, даже навещая родственников и друзей в доме, надобно постучаться у ворот и на спрос вышедшего сказать, с кем видеться желает. Если по какому-либо случаю нужно угостить родственников и друзей в большом числе, то приглашают их в гостиницу, где изредка бывают и женщины, но они сидят в ложах за ширмами. В городе в девятом часу вечера все торговые и ремесленные заведения должны быть закрыты, а по утру в шесть часов снова открыты. В продолжение ночи только лекарю и повивальной бабке дозволяется проходить по улицам. Таков полицейский закон, наблюдающий благочиние и тишину в городах.
   Поведение чиновников еще более связано законами. Исключая Пекина, во всех других городах каждый чиновник обязан жить в своем присутственном месте и не иметь никаких общежительных связей с подчиненными. Что касается до обращения чиновников между собою, оно затруднено недостатком времени. Чиновники подавлены делами по должности, а строгий надзор за течением дел, легкость в потере и трудность в получении мест содержат их в беспрерывной осторожности. Родственные и дружеские свидания между ними также редки, потому что два родственника в одной области, даже в одной губернии, служить не могут. Младший из них должен перейти в другую область или в другую губернию.
   По сим-то причинам и разночинцы и чиновники в Китае не имеют понятия о тех приятных европейских собраниях, на которых и друзья и знакомые переливают друг Другу свои мысли то в степенных, то в шутливых разговорах. О блестящих бальных вечерах и упоминать не нужно, потому что в Китае нет танцев, исключая придворной мимики; да и прекрасному полу принимать участие в собрании мужчин предосудительным считается. Обыкновение скрывать женский пол от посторонних есть общее и разночинцам и чиновникам; но это обыкновение у разночинцев несколько смягчается для ближайших родственников и коротких друзей, а в Южном Китае даже и для посторонних людей.
   Вообще в деревнях строго соблюдается нравственный порядок в семейной жизни. Никогда не увидите мужчин или женщин, праздно стоящих у ворот своих домов, ни детей, играющих на улице. Но нельзя вполне с похвалою отозваться о нравственности в городах и многолюдных торжках, где торговые люди наиболее суть гости из разных, даже отдаленнейших мест Китая. Здесь развращение есть необходимое следствие безженного многолюдства, несмотря на то что совершенно запрещено содержать во внутренности городов домы, служащие прибежищем разврату, и что полицейские законы не терпят таковых домов и в предместьях. Особенно жители южных стран, при несклонности их к шумному пьянству, преданы необузданному сладострастию, а законы на общую наклонность народа к какому-либо пороку часто смотрят сквозь пальцы. Еще удивительнее покажется, что при законном дозволении -- кроме жены иметь наложницу и служанок -- удовлетворение сладострастию, противное природе, столь усилилось, что положенное самое легкое наказание редко исполняется.
   Другой порок, довольно общий разным сословиям в городах и многолюдных торжках, есть страсть к азартным играм, которыми торговцы и ремесленники убивают время долгих зимних вечеров и с тем вместе иногда убивают свое состояние; а изредка сынки богачей сбывают там имущество своих отцов. Главные азартные игры суть зернь и банк {Зернь состоит из шести четвероугольников с точками по сторонам от одной до шести. При игре в банк употребляют длинный, накрытый пеленою стол и деревянный четвероугольничек с черною и красною стороною. Стоящий вверху стола банкир скрытно ставит этот четвероугольничек под пелену. Игроки держат против банкира и между собою спор на красную и черную сторону. При входе игроков в дом деньги отбираются у них в контору, где и выигрыш и проигрыш каждого записывается по голосу маркера в книгу. Проигравший принесенную сумму не допускается к игре. Контора с каждого выигрыша вычитает 10%.}. Игра в карты, так как и самое делание карт, также запрещены. Дозволены игра в шахматы, облавная игра в шашки и домино. Но и при этих играх условливаются иногда на значительные заклады. Хотя открытие домов для игр азартных строго запрещено; но как для полиции довольно выгодно скрывать такие дома от взоров закона, то игроки спокойно скитаются в городе по уединенным местам, благоприятствующим сбору бродяг.
   В Европе укоряют китайцев в разных плутнях и обманах по торговле; но этот упрек не совсем основателен. В Китае торговля разделяется на внутреннюю и заграничную. По внутренней торговле большая часть товаров продается в магазинах и лавках по определенным ценам; а есть запросы на некоторые вещи, не имеющие ни цены определенной, ни употребления общего. Сверх сего, как в каждом городе находится много магазинов и лавок с одним и тем же товаром, то хозяева их, один перед другим, стараются честностью в торгу привлекать покупщиков к себе. Первостатейные купцы, в сделках по оптовой торговле как между собою, так и с иностранцами, поступают с примерною честностью; и если случалось европейским купцам быть обманутыми в каком-либо товаре, то не от купцов, а от мошеннической шайки, действовавшей, может быть, не без сведения кого-либо из начальствующих. Что касается до мелких торгашей, между ними довольно таких, которые не затрудняются употреблять обман при каждом удобном к тому случае, особенно когда имеют дело с иностранцем или приметят, что покупщик несведущ в доброте товара. Мелкие торгаши более бывают из бедных подгородных жителей, служителей и детей разврата.
   Грабежи по дорогам редки, чему причину должно полагать в невозможности производить их, потому что большие дороги покрыты селениями и обставлены частыми караулами. Разбои еще реже и случаются только в тех губерниях, в которых много инородцев и ссыльных китайцев, как то в Фу-цзянь, Сы-чуань и Юнь-нань. Вместо сего по городам и многолюдным торжкам воровство и уличное мошенничество {В Пекине правительство терпит мошенников. В каждом почти квартале есть товарищество их под ведением старосты. Мошенники занимаются своим ремеслом в черте того квартала, к которому товарищество их принадлежит. Потерявший вещь на улице, мошенниками похищенную, может войти в квартальный суд и объявить о своей потере. Офицер немедленно посылает солдата к старосте, и похищенную вещь, ежели она здесь, немедленно возвращают. В противном случае офицер с учтивостью скажет, что пропажа вещи последовала за чертою квартала их. Ежели в продолжение трех суток не явится хозяин похищенной мошенниками вещи, то староста имеет право продать ее в пользу товарищества.} обыкновенны; а обманы и подлоги столь многоразличны, что в Китае есть общая пословица: нет вещи без подлога. Кто может представить себе необыкновенную населенность Китая и происходящий от того недостаток в средствах к пропитанию, тому нимало не покажется удивительною наклонность бедных подгородных жителей к воровству, мошенничеству и обманам всякого рода.
   Наконец, переходим к последнему и главному пороку, которым и европейцы и азиатцы не несправедливо упрекают китайцев. Этот порок есть корыстолюбие -- зло, господствующее в пределах всей империи. Но должно определить виды сего порока, дабы чистое желание выгод не смешать с подлою страстью к корысти. Действительно, если взять корыстолюбие в обширном, дурном его значении в отношении к законам, то надобно относить сей порок более к чиновникам, а разночинцы служат только орудием действий их, основанных на корыстолюбии. В древней истории Китая и следов сего зла не видно; а оно восприняло свое начало в одно почти время с монархическим правлением. В продолжение столетней войны с монголами, в предпоследнем веке перед Р. X., Китай дошел до такого истощения, что правительство принужденным нашлось дозволять чиновникам содержать себя разными сборами с подчиненных своих. В этот промежуток государственного истощения мало-помалу образовались в управлении разные злоупотребления, которые потом приняли законный вид и таким образом укоренились столь глубоко, что впоследствии и лучшим жалованьем невозможно было исторгнуть корня их. С продолжением времени сия часть доведена до такой определительности, что ныне находятся точные расписания, сколько каждая должность в губерниях приносит положительного дохода в год; и по сему расписанию определены неминуемые издержки при определении к должности, получаемой, впрочем, законным образом. В Пекине находятся страховые конторы, которые снабжают новоопределенных чиновников деньгами с обязательством уплатить долг перед вступлением в должность на месте. Чиновники по прибытии к месту скоро вознаграждают столичные издержки по должности, не прибегая к притеснительным мерам. Купечество, торгующее в городах, ничего не платит ни за право торговли, ни за содержание города; и по этой причине добровольно принимает на себя путевые издержки новоприбывших чиновников, определяет им содержание под предлогом закупки вещей по узаконенным ценам и делает им при случае подарки. Если присовокупим к этому разные побочные доходы, приобретаемые взятками, злоупотреблениями и акцизами, то не покажется удивительным, что уездный правитель при выгодном месте получает от 50 тыс. до 200 тыс. рублей серебром в год. Но уездные правители обязаны делать подарки своим начальникам, от областного правительства до начальника губернии, и количество этих подарков, состоящих наиболее в серебре и золоте, издавна определено соразмерно с доходами места. Таким же образом и начальники губерний обязаны отправлять подарки в Пекин, только более вещами, а не серебром и золотом. Надобно сказать еще, что от корыстолюбия чиновников не столько народ страдает, сколько правительство терпит. Народ обложен столь легкими податями, что государственное казначейство не получает даже десятой доли того, что могло бы получать при умеренных налогах. Все это аристократы обращают к себе разными незаконными средствами, и правительство не может придумать меры к прекращению злоупотреблений даже самых явных. Например, таможенный сбор пошлин, оброки с рыбных ловлей законом ограничены ежегодным взносом из определенной суммы, почти ничтожной. Что касается до разных казенных работ, чиновники при производстве их по Желтой реке берут себе 6/10, а от построек 7/10; правительству осталось одно средство к вознаграждению своих потерь -- ограничить штат чиновников и содержание присутственных мест, что и сделано. Начальствующим чиновникам положено умеренное жалованье и значительный столовый оклад; прочим чиновникам назначено жалованье самое ничтожное, а на содержание канцелярий ничего не определено. Вследствие такого распоряжения злоупотребления еще более умножились, ибо низшие чиновники приискали свои источники доходов; писаря и сторожа хотя получают небольшое содержание из акцизных доходов городских, при всем том недостаток дополняют взятками от приходящих в суд по делам каким-либо.
   Есть в китайцах общие худые качества, как то: скрытность в обращении с своими врагами, коварство, вероломство, раздражительность, мстительность, жестокость, мало сострадательности к несчастным, нет гостеприимства, столь уважаемого в других азиатских государствах; но все помянутые качества покрываются гордостью перед иностранцами. Китайцы, не имея возможности вполне сравнить свое просвещение с европейским, считают себя образованнейшим народом в свете и потому с окружающими Китай полуобразованными азиатами обращаются с большим презрением, но в обращении с европейцами, в которых они примечают проблески высшего образования, показывают вежливость, ласковость, гибкость и даже приятность; и те только, которые изучили Китай через долговременное пребывание в нем, могут приметить, что сквозь тонкое покрывало учтивостей всюду просвечивает гордость. В Китае взаимное обращение облечено в законные виды, которые означают меру преимущества одного лица перед другим; и китаец в самых вежливых приемах обращения с европейцем неприметно удерживает первенство перед ним. Изрядно случается даже и то, что китайский чиновник обнаруживает свое преимущество перед европейцем в самых оскорбительных словах, а простолюдин то же выказывает в дерзких и наглых поступках.
   Рассматривая китайцев со стороны, противоположной худой стороне, открываем в них много хороших качеств. Китаец почтителен к родителям и старшим вообще; безусловно повинуется законам и распоряжениям правительства; трезв, умерен и бережлив, трудолюбив и деятелен; в семействе кроток и благонравен: в обращении с посторонними вежлив и уклончив, в суждениях основателен, в поступках благоразумен, в предприятиях медлителен, в исполнении постоянен; в торговых оборотах сметлив и расчетлив: в обращении с иностранцами не знает фанатической веронетерпимости. Вообще же должно сказать, что в китайском народе много хорошего и довольно дурного; но сторона хорошая перевешивает дурную. Это приписать должно тому, что благонравие, поселяемое в детях училищным воспитанием, поддерживаемое в возрастных надзором начальства, утверждается действием законов не запретительных, а поощрительных. Первые могут только удерживать дерзкого злодея от преступления, а последние влекут человека ко всякому добру, показывая ему блистательные последствия добрых дел в будущем.
   В каждом областном, окружном и уездном городе находится сооруженный правительством храм древнему учителю Кхун-цзы. По восточную сторону сего храма находится храм верным, справедливым, отцепочтительным и дружелюбным под названием Чжун-и-сяо-ди-цы {Буквальное значение прилагательных в названии храма.}; перед храмом каменный памятник и торжественные врата. В этом храме поставляются табели с именами {Надобно разуметь прозвания с именами.} туземных чиновников, прославившихся верностью к престолу, ученых -- справедливостью, сыновей -- почитанием родителей, внуков -- послушанием, а при жизни пишутся их имена на торжественных вратах. По западную сторону храма учителю Кхун-цзы находится храм под названием Цзе-сяо-цы. В этом храме поставляются табели с именами жен и девиц, прославившихся целомудрием и почитанием родителей.
   В каждом губернском городе есть храм под названием Сян-лян-цы. В сем храме поставляют табели с именами начальников, которые при управлении тою губерниею оказали услуги отечеству и благодеяние народу.
   В каждом областном, окружном и уездном городе находится храм под названием Мин-хуан-цы. В сем храме поставляются табели с именами чиновников, которые при управлении тою страною оказали услуги отечеству и благодеяния народу.
   Еще в каждом уезде находится храм под названием Сян-сянь-цы. В сем храме поставляют табели с именами ученых, которые на своей родине прославились добродетельною жизнью.
   Все вышеисчисленные храмы, сооруженные правительством, суть храмы славы, у которых местные чиновники обязаны ежегодно совершать перед табелями жертвы -- одну весною, другую осенью. Жертва состоит из барана, свиньи и восьми сосудов с предложениями из хлебов и плодов. Чиновник, начальствующий при жертвоприношении, по прочтении молитвы делает перед табелями одно коленопреклонение с тремя поклонами в землю.
   О славных мужах, удостаиваемых обожания, начальники губерний обще с попечителями училищ, по обстоятельном исследовании дел их, представляют государю и уже по получении указа поставляют табели с их именами в храмах славы. Государственная Китайская Статистика -- Да-цин-и-тхун-чжы содержит краткие жизнеописания всех славных мужей, коих имена поставлены в храмах славы в продолжение минувших 2000 лет.
   За прочие похвальные дела правительство дает табели с похвальною надписью для вывески над воротами дома или выдает деньги {По 30 лан серебря.} на сооружение торжественных ворот. Например, сделавшим пожертвование в общественную пользу, простирающееся до 1000 лан серебром, дозволяется соорудить торжественные врата с надписью За пожертвование. Домам, которые в продолжение нескольких колен живут в согласии и без раздела, правительство выдает сумму на сооружение торжественных ворот, а имена их иссекаются на каменном памятнике перед храмом славы. Достигшим ста лет правительство сооружает торжественные врата: мужчине с надписью Достигший счастья, возможного человеку; женщине -- Врата долгоденствующей через целомудренную жизнь; старшему и младшему брату, вместе достигшим ста лет, с надписью Два знамения блистательного счастья. Мужу и жене, достигшим ста лет, также достигшим 120 лет, выдается двойная сумма на сооружение торжественных ворот. Имеющим в доме от пяти до восьми колен в живых, то есть от прапрадеда до праправнука, также сооружают торжественные врата с надписью числа колен.
   Для женского пола есть особливые положения, на основании которых и женщины и девицы удостаиваются внимания правительства, например:
   а) ежели вдова сохранит целомудрие с 30-го до 50-го года или умрет, не дожив до 50 лет, а во вдовстве проведет около 15 лет, то удостаивается табели с похвальною надписью;
   б) ежели жена не возвратившегося с войны мужа сохранит целомудрие в продолжение узаконенных лет, то удостаивается табели с похвальною надписью;
   в) ежели девица по причине, что у ее родителей нет ни сына, ни внука, останется при них на всю жизнь, отказавшись от замужества, или до выхода в замужество сохранит девство в продолжение узаконенных лет, или, оставшись в доме жениха, умершего перед совершением брака, сохранит девство до истечения узаконенного времени, то удостаивается табели с похвальною надписью {В Китае есть обычай, что девица, у которой жених помрет незадолго перед совершением брака, может перейти в семейство жениха и навсегда остаться в девственном вдовстве.};
   г) ежели жених и невеста, разлученные обстоятельствами до совершения брака, постоянно питая любовь друг к другу, соединятся уже в старости, то удостаиваются сооружения торжественных ворот;
   д) ежели женщина или девица при нашествии неприятеля погибнет за сохранение целомудрия, то и по прошествии нескольких лет удостаиваются сооружением торжественных ворот. Если нет родственников, то местный начальник обязан соорудить им торжественные врата перед их могилами, а табели с их именами поставить в храм славы;
   е) ежели муж будет принуждать жену к распутству, и она, сопротивляясь ему, сама себя предаст смерти; или если девица, приневоливаемая женихом к нарушению целомудрия до совершения брака, примет смерть, таковые удостаиваются сооружения торжественных ворот перед домами их родителей.
   Имена женщин и девиц, прославившихся сохранением целомудрия, также помещены в Государственной Китайской Статистике с кратким жизнеописанием каждой.
  

 []

 []

 []

 []

 []

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Работая над своими книгами и статьями, Н. Я. Бичурин, как уже знает читатель, основывался на выполненных им переводах китайских текстов и собственном опыте жизни в Пекине. Это, несомненно, делает его труды весьма ценными, однако данное обстоятельство также приводит к необходимости сопроводить их при переиздании хотя бы краткими примечаниями. Синология в последующие полтора столетия существенно продвинулась вперед, и сейчас китаистам есть чем дополнить то, что написал Бичурин. Кроме того, представленная в его книгах картина внутреннего устройства Китайской империи зачастую являлась лишь совокупностью норм, зафиксированных в документах, и была только одним из элементов реальной жизни или даже не всегда совпадала с действительностью. Усердное следование тексту китайских источников повлияло также на восприятие автором ряда исторических событий и этнического ландшафта Китая.
   При подготовке данного издания не ставилось цели выявить все неточности текстов Никиты Яковлевича (которых ему, как и любому исследователю, не удалось избежать). Ниже приводится перечень работ, в которых содержится информация, дополняющая, уточняющая или опровергающая сведения, содержащиеся в книгах Бичурина. При составлении списка учитывалась доступность тех или иных текстов. По этой причине в него вошли преимущественно публикации на русском и английском языках, имеющиеся в отечественных библиотеках. Литературу на китайском языке можно отыскать, обратившись к библиографиям в указанных работах и к упомянутым ниже справочным материалам. В случае необходимости китаеведы также могут найти соответствующие места в тех источниках, которыми пользовался Бичурин, и уточнить его переводы, включая фактический и статистический материал.
   В отечественном китаеведении пока отсутствуют новые книги, которые могли бы дать читателю основные сведения о цинском Китае конца XVII -- первой половины XIX века на современном уровне и в том же объеме, что и бичуринские труды. Обширная информация о Китае тех лет содержится в работе М. В. Крюкова, В. В. Малявина и М. В. Софронова (Крюков М. В., Малявин В. В., Софронов М. В. Этническая история китайцев на рубеже средневековья и нового времени. М., 1987), где, однако, преобладают материалы этнографического характера.
   Обратясь к работам западных синологов, основные сведения о Китае XVIII века читатель найдет в книге американских авторов С. Нэкин и Э. Равски (Naquin S., Ritwski E. S. Chinese Society in the Eigbteenth Century. New Haven, 1987), a о Китае после 1800 года -- в многократно переиздававшейся работе И. Сюя (Hsu I. С. Y. The Rise of Modern China. N.Y., 1995). Более подробная информация о цинском Китае содержится в девятом, десятом и одиннадцатом томах "Кембриджской истории Китая". См. также: Feuerwerker A. State and Society in Eighieenth-Century China: The Ch'ing Empire in Its Glory. Ann Arbor, 1976; Smith R. J. China's Cultural Heritage: Tloe Ch'ing Dynasty, 1644--1912. Bouldcr, 1983. Обзор источников о цинском Китае имеется в справочнике Э. Вилкинсона (E. Wilkinson. Chinese History: a Manual. Cambridge (Mass.), London, 2000).
   Готовя книги Н. Я. Бичурина к переизданию, я старался максимально сохранить оригинальный текст и в то же время сделать его более удобным для современного читателя. Были сохранены все особенности оригинала, включая архаизмы и неправильности, которые рассматривались как одна из составляющих авторского стиля. Одновременно язык книг был по мере возможности приведен в соответствие с нормами современной орфографии и пунктуации, было унифицировано использование курсива, прописной и строчной букв, написание числительных, оформление примечаний; использованные автором сокращения были заменены полными формами слов. При этом, как правило, варианты написания, к которым тяготел сам Бичурин, брались за основу и распространялись на весь текст. Исключение было сделано лишь в одном случае: там, где можно было выбрать между написанием, чаще встречавшимся в тексте, но непривычным для современного читателя, и вариантом, употреблявшимся Бичуриным реже, но соответствующие современным нормам, всегда выбирался последний (так, обычно использовавшееся Бичуриным название Усури было заменено на изредка встречавшееся Уссури, буддайский -- на буддийский, осемь -- на восемь, опущение -- на упущение). Остальные внесенные изменения были достаточно незначительными (например, не с большим везде заменено на с: небольшим, Богда-хан -- на богдыхан, внос (в соответствующем значении) -- на взнос, маньчжуский -- на маньчжурский, нумер -- на номер, пред -- на перед, Четырекнижие -- на Четырех-книжие, чрез -- на через).
   При переиздании текстов Н. Я. Бичурина была сохранена авторская транскрипция китайских слов, отличающаяся от общепринятой. В целом основные отличия бичуринской транскрипции от современных норм сводятся к тому, что в начале слога вместо кх сейчас стояло бы к, вместо пх и пьх -- п, тх и тьх -- т, а в конце слога вместо с (после шипящих) -- э, вместо ей -- эй, ен -- эн, ень -- энь, су (эу) -- оу, ияо -- яо, ио -- юэ, уо -- ио, ы (после большинства шипящих) -- и, ын -- эн или ин, ынь -- энь. Таким образом, слоги, обозначающие отдельные иероглифы, в современной транскрипции записывались бы так: кхун -- кун, пху -- пу, пьхин -- пин, тхай -- тай, тьхянь -- тянь, чже -- чжэ. юе -- юэ, лей -- лэй, чей -- чэн, жень -- жэнь, чжень -- чжэнь, чжеу -- чжоу, дэу -- доу, мэу -- моу, биао -- бяо, ио -- юэ, сио -- сюэ, суо -- со, нын -- нэн, дын -- дин, вынь -- вэнь. Звук, переданный в бичуринской транскрипции как ву, сейчас принято записывать как у, слоги хо и кхо сейчас записываются как хэ и кэ.
   В ряде случаев, когда одни и те же звуки транскрибировались Бичуриным по-разному, их написание унифицировалось на основании того варианта, который является наиболее близким к современному. Так, бпа было везде заменено на ба, гк -- на г, дт -- на д, жинь -- на жень, шы -- на ши, эрр -- на эр.
   Полная унификация транскрипции не была проведена, так как сам автор, обычно ориентировавшийся на пекинское чтение китайских иероглифов, порой следовал чтению, восходящему, как полагал он сам и некоторые его современники, к южному произношению (в начале XX века некоторые отечественные востоковеды считали, что этот вариант написания восходит к маньчжурской транскрипции китайских звуков). Иногда вторая транскрипция становилась для него нормой (использование еу (эу) вместо оу), а иногда два чтения использовались параллельно (в ряде случаев вместо цз (пекинское произношение) в начале слога писалось г -- гинь вместо цзинь или Шу-гин вместо Шу-цзин). Там, где сознательное параллельное использование Бичуриным двух вариантов транскрипции было очевидным, в обоих случаях было сохранено авторское написание.
   Даты в бичуринских текстах приведены по принятому тогда в России юлианскому календарю.
   Структура примечаний соответствует структуре публикуемых работ. В связи с тем, что некоторые темы были рассмотрены Н. Я. Бичуриным в обеих книгах, часть примечаний присутствует как в первом, так и во втором томе данного издания.
  

КИТАЙ В ГРАЖДАНСКОМ И НРАВСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ

  

Введение

  
   О традиционном китайском календаре см.: Малявин В. В. Китайцы. -- Календарные обряды и обычаи народов Восточной Азии. Новый год. М, 1985; Малявин В. В. Китайцы. -- Календарные обряды и обычаи народов Восточной Азии. М., 1987. О календаре и традиции летосчисления в древнем Китае см. перевод "Трактата о календаре" (глава 26) в "Исторических записках" Сыма Цяня, а также предисловие и комментарий к нему Р. В. Вяткина (Сыма Цянь. Исторические записки ("Ши цзи"). Перевод с китайского, вступительная статья, комментарий и приложения Р. В. Вяткина. Т. IV. М., 1986, с. 107--114, 25--29, 252--260). Упомянутая у Бичурина концепция сунского философа Шао Юна (1011--1077) рассмотрена в работе Е. А. Торчинова (Торчинов Е. А. Часть пятая. Глава 3. Взаимодействие буддийских и традиционных китайских представлений о мире. -- Буддийский взгляд на мир. СПб., 1994). Слова "водород" и "теплород" используются в бичуринских текстах в качестве русских соответствий китайским понятиям инь и ян.
   Хронологические таблицы по истории Китая, справочные материалы о традиционных китайских системах измерения веса, длины, площади и объема включены в первый (справочный) том Большого китайско-русского словаря. М., 1983, с. 63-182.
   О Пекине того времени см. упомянутый в книге перевод китайского описания города с примечаниями Бичурина (Описание Пекина. С приложением плана сей столицы, снятого в 1817 г. Переведено с китайского монахом Иакинфом. СПб., 1829 (2-е изд. -- Пекин, 1906).
   Китайские внешнеполитические концепции и идейные основы императорской власти в Китае подробно рассмотрены в работах А. С. Мартынова (Мартынов А. С. Представления о природе и мироустроительных функциях власти китайских императоров в официальной традиции. -- Народы Азии и Африки. 1972, No 5; Мартынов А. С. Сила дэ монарха. -- Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования. М., 1974; Мартынов А. С. Статус Тибета в XVII-XV1I1 вв. М., 1978; Мартынов А. С. Государственное и этическое в императорском Китае. -- Этика и ритуал в традиционном Китае. М., 1988). О приездах послов ко двору китайских императоров см.: Мартынов А. С. Значение приезда послов в императорском Китае. -- Народы Азии и Африки. 1979, No 1.
  

Часть первая

Основания государственного управления

  
   Основные сведения о государственном устройстве Китайской империи содержатся в лекциях П. С. Попова (Попов П. С. Государственный строй Китая и органы управления. СПб., 1903) и в работе И. С. Бруннерта и В. В. Гагельстрома (Бруннерт И. С., Гагельстром В. В. Современная политическая организация Китая. Пекин, 1910). Следует, однако, учитывать, что в первой из этих книг описывается ситуация, сложившаяся к началу XX века, когда китайская государственная машина претерпела определенные изменения по сравнению с периодом, описываемым Н. Я. Бичуриным, а во второй -- положение дел непосредственно перед крушением империи, когда органы власти прошли еще более существенную модернизацию.
   О технологических основах китайского земледелия см.: Needham J. Science and Civilization in China. Vol. 6. Biology and Biological Technology. Part 2. Agriculture. Cambridge, 1984. Жизнь китайской деревни в 1930-е годы, еще сохранявшая многие традиционные черты, представлена в книге Фэй Сяотуна (Фэй Сяотун. Китайская деревня глазами этнографа. М., 1988). Обширный перечень работ об отдельных аспектах китайского земледелия, написанных отечественными китаеведами, приводится в справочнике, составленном П. Е. Скачковым (П. Е. Скачков. Библиография Китая. М., 1960, с. 387--394). В большинстве своем они были выполнены на маньчжурском материале.
   О китайском городе времен правления цинской династии и традиционной коммерческой жизни см.: The City in Lite Imperial China. Stanford, 1977; Rowe W. T. Hankow: Commerce and Society in a Chinese City, 1796--889. Stanford, 1984; И. Г. Баранов. Очерк торгового быта в Китае. -- И. Г. Баранов. Верования и обычаи китайцев. М., 1999, с. 68--84; И. Г. Баранов. Организация внутренней торговли в Китае. -- Вестник Азии. No 44, 1917, с. 1--40; Авенариус Г. Г. Китайские цехи. Краткий исторический очерк и альбомы цеховых знаков в красках. Харбин, 1928.0 демографической ситуации в Китае см: Писарев А. Д Некоторые проблемы роста и учета населения в эпоху Цин. -- Социально-экономические и политические проблемы Китая в новое и новейшее время. М., 1991, с. 58--91; Но Ping-ti. Studies on the Population of Chuta, 1368--1953. Cambridge (Mass.), 1959.
   Сведения о маньчжурской и китайской аристократии во времена цинской династии см.: Попов П. С. Государственный строй Китая и органы управления. СПб., 1903, с. 10--12; Hsieh Pao Chao. The Government of China (1644--1911). Baltimore, 1925. Положение неполноправной части китайского общества рассмотрено в статье А. Н. Хохлова (Хохлов А. Н. О рабстве и крепостничестве в Китае (с 40-х годов XVII в. до середины XVIII в.). -- Китай. Общество и государство. М., 1973.
   Обширные материалы о китайских ремеслах в середине XIX века были собраны К. А. Скачковым, однако до настоящего времени они остаются в рукописи.
   О внешней торговле Китая см.: Хохлов А. Н. Внешняя торговля Китая с 90-х годов XVIII в. до 40-х годов XIX в. -- Государство и общество в Китае. М., 1978, с. 86--120; Wakeman E., Jr. The Canton Trade and the Opium War. -- The Cambridge History of China, vol. 10. Part 1. Cambridge, 1978, p. 163--212.
  

Часть вторая

Основания уголовного законодательства, или уголовное право

  
   О традиционном китайском праве прежде всего см.