Бичурин Иакинф
Кто таковы были монголы

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Иакинф Бичурин

Кто таковы были монголы

   Бичурин (Иакинф) H. Я. Ради вечной памяти: Поэзия. Статьи, очерки, заметки. Письма.-- Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1991.
  
   При чтении истории монгольского народа в самом начале представляется вопрос: кто таковы были монголы? Вопрос весьма естественный и простой: но точный ответ на него может несколько затруднить; особенно, если при исследовании принять в руководство словозвучие, вероятность и авторитет, которые в продолжение прошедших двух столетий служили верными путеводителями к запутанности при разрешении подобных вопросов. Ученые западные ориенталисты долго занимались исследованием сего вопроса; но ни один из них не мог открыть точки, с которой бы можно было решить его удовлетворительно. Монгольский народ искони получал народное название от владетельного дома, а западные ориенталисты, напротив, ошибочно принимая каждый владетельный монгольский дом за собственный народ, уклонились от прямого пути, и таким образом из единоплеменных владетельных домов составили несколько разноплеменных народов, которым не могли определить ни начало, ни конца. Наконец Клапрот, в его Mêmoires sur l'Asie, решил их недоумения одним своим мнением, что все, написанное китайцами о древних среднеазиатских народах, есть заблуждение, и ученые знаменитости во всей Европе преклонились пред ним.
   Монгольские племена, искони граничат с Китаем на юге, по необходимости должны были иметь тесную связь с государством сим; и потому с вопросом о их народности следовало преимущественно обратиться к китайским источникам, что и было сделано западными ориенталистами; но при исследовании надлежало бы пристальнее вникать в каждый предмет, а не поверхностно и бегло рассматривать его. Вот в чем состоял их промах, которого они в продолжение двухсот лет не могли приметить.
   Китайские источники, о которых выше упомянуто, заключаются в династийных Историях, в государственной статистике и государственной летописи.
   Династийная История дома Юань {Дом Чингис-ханов, царствовавших в Китае с 1260 года, принял название Юань.}, Юань-шу, представляет порядок предков Чингис-хановых до десяти колен, составлявших прямую линию Дома Монгол, но ни слова не говорит о происхождении самого Дома, давшего народное название племенам, сопредельным с Россиею от Аргуни на западе до Бухтармы. Китайская статистика, И-тхун-чжы, показывает восемь единоплеменных владетельных Домов, от которых монголы в продолжение двенадцати {С третьего столетия до Р.Х. до десятого по Р.Х.} столетий получали народные названия, последовательно одно за другим. Сии Дома были: Хунну, Ухуань, Сяньби, Жужань, Дулга, Ой-хор, Сеняньто, Кидань. Заметим, что Дом монгол и в статистике не виден; одна только государственная летопись, тхун-гянь ган-му, сообщает некоторые сведения о происхождении сего Дома. Из сведений, сохраненных помянутой летописью, открывается что Дом Монгол вовсе не принадлежал к племенам того народа, которому в начале XIII столетия сообщил народное название, доныне им удержанное. Первобытные монголы были тунгусы, пришедшие в южную Монголию с Амура, что ниже увидим из тех мест, в которых летопись кратко упоминает о них.
   "В четвертое лето правления Кянь-дэ Татань представил дань Дому Сун. Дом Татань составлял одно из поколений северовосточных мохэсцев; при династии Тхан после правления Юань-хе перешел к Инь-шань, а в сем году представил дань".
   Четвертое лето правления Кянь-дэ соответствует 966 году по Р.Х. Татань есть маньчжурское слово, зн. шалаш. Мохэ есть название владетельного Дома и народа его. Мохэсцы обитали по обеим сторонам Амура, от Аргуни до Вост. океана. Земли солонов и дахуров по реке Нопь-мурэнь принадлежали мохэсцам. Дом Тхань вступил на китайский престол в 618 году. Правление Юан-хэ продолжалось 806--821. Дом Сун получил престол в 960 г. Мохэсцы названы северовосточными в отношении к Кхай-фыпь-фу, китайской столице того времени. Инь-шань есть кит. название обширной цепи гор, которые в разных направлениях тянутся по южной Монголии от Хухэ-хота до западной межи Ордоса.
   Еще во времена древней династии Чжеу, в стране, заключающей в себе названия маньчжурские губернии Гиринь и Хэ-лун-гян, царствовал Дом Сушень. С небольшим за два века до Р.Х. место его заступил Дом Илу, который в четвертом столетии по Р. X. переименовался Уги и разделился на сем больших айманей {Аймань есть маньчж. слово, по монг. айман, по кит. бу., зн. Удельное владение.}. В шестом столетии из семи угискнх айманей усилился Черпоречный аймань, Хэй-шуй-бу {Амур издавна известен Китаю под кит. названием Хэй-шуй; и переводе: черная река. Ныне он по-маньчж. называется Сохалян ула, черная река; на кит. Хэй-лун-сян, река черного дракона.}, а в начале седьмого столетия он отделился от Уги, принял народное название Черноречного Мохэ, Хэй-шуй-мохэ, и в непродолжительном времени разделился ла шестнадцать новых айманей. В сие время Мохэ на юге смежен был с царством Бохай, на западе с народом ши-вэй {Народ Шивэй обитал от Амура на северо-западе, т. е. занимал земли Нерчинской области. Еще наладился Милый Шииэй, обитавший от Хулунь-нора на юго-западе.}. В восьмом столетии бохайский государь покорил их под свою власть, а в начале девятого столетия один из шестнадцати Мохэскнх айманей, называемый Татань, ушел в южную Монголию и осел на северной стороне хребта Инь-шань. Сей-то Дом Татань в 966 году, т. е. чрез полтора столетия по приходе его в Южную Монголию, представил дань императору Тхай-цау, основателю династии Сун.
   Во второе лето правления Цзин-дэ девять гатаньских поколений представили дань Дому Кидань.
   Второе лето правления Цзин-дэ соответствует 1005 году по Р. X. Дом Кидань с 915 года владел всею Монго-лиею; следовательно, татаньские поколения находились под его зависимостью. Из его места открывается: 1-е, что ай-мань Татань, первоначально состоявшийся из одних родов, через два столетия по переселении, в состоянии был разделиться на девять айманей, но еще был столь силен, чтобы не признавать верховной власти киданей над собою; 2-е, что татаньцы во все это время кочевали по северную сторону хребта Инь-шань; потому что Халка в первой половине девятого столетия еще находилась под ойхорами, исключая восточной части под шивейцами; по падении же ойхоров остались в Халке поколения Юйгюлюй и Шнвэй, оба под зависимостью Киданей.
   В пятое лето правления Шао-хин Дом Гинь объявил войну монголам. Монголы обитали от Нючженей {Тунгузский Дом Нючжень с 1115 года принял название Гинь.} к северу. При династии Тхон они составляли поколение Мын-гу; назывались также Мын-гу-сы. Это были люди сильные, мужественные, искусные в боях; могли видеть в темноте ночи; брони делали из моржевой кожи, непроницаемой для стрел. Государь Дома Гинь предписал темнику Хишаху идти с войском на них.
   Пятое лето правления Шао-хин соответствует 1135 году по Р. X. Дом Гинь основал империю в 1113 году, по ниспровержении Дома Кидань; а по происшествии 20 лет вынужден был объявить войну монголам. Из слов: монголы обитали от Нючженей к северу и пр. открывается: 1) что татаньцы в начале XII века перешли от хребта Инь-шань в Халку, которая в отношении к Южной Монголии, уже завоеванной нючженями, лежала на севере; 2) что в числе родов, первоначально составлявших Татаньскпй аймань, давно находился Дом Монгол, и что сей Дом, по своему могуществу, впоследствии избран был главок" татаньских поколений; потому что в сем месте народное название Татань заменено названием Дома Монгол, и Нючжени имели дела с ним, как представителем всего татаньского народа. Хи-цзун, третий государь из Дома Гинь, по вступлении на престол в 1135 году, немедленно отправил войско против монголов, вероятно с той целью, чтобы с одной стороны вытеснить их из Халки, а с другой, приостановить напор диверсии с севера, придать более силы своим военным действиям в юге. В сие время Дом Гинь уже покорил Китай с севера до Желтой реки, и две армии его действовали на южной стороне сей реки, одна в Хэ-нань, другая в Шань-си.
   "В девятое лето правления Шао-хин монголы неожиданно напали на войско Дома Гинь у гор Хай-лин, и совершенно разбили. Хушаху, полководец Дома Гинь, воюя с монголами, издержал съестные припасы и пошел в обратный путь. Монголы, преследуя его, неожиданно напали и совершенно разбили войско его у гор Хай-лин".
   Девятое лето правления Шао-хин соответствует 1139 году по Р. X. Хушаху четыре года стоял против монголов. В прошлом 1138 году открыты были мирные переговоры между Домом Гинт и Южным Китаем, а в настоящем году война была возобновлена с большею силою. Монголы не воевали ли с нючженями как наемные союзники Южного Китая? По времени и обстоятельствам войны это кажется очень вероятным.
   "В семнадцатое лето правления Шао-хин Дом, Гинь и Монголы заключили мир. В прошлое время, как казнили Даланя, то сын его с подданными отца отложился от Нючженей и вступил в союз с монголами. Сие обстоятельство наипаче усилило монголов. Нючженский полководец Учжу, посланный для усмирения их, в продолжение нескольких лет не мог покорить их, почему заключил с ними мир, по которому уступлены были монголам 27 укрепленных селений на северной стороне реки Си-пьхин-хэ, и положено ежегодно доставлять им (монголам) большое количество рогатого скота, риса и бобов; сверх сего монгольскому старейшине предложен титул мынфусского царя, но он не принял сего титула, а дал своему царству наименование Великий Мын-гу, т. е. Монгол {Здесь название Монгол относится к одним татэньским поколениям.}. Ныне заключили мир и ежегодно доставляли великое множество вещей. После сего монгольский старейшина сам принял титул Цзу-юань-хуан-ди; правление переименовал тьхань-хин".
   Семнадцатое лето правления Шао-хин соответствует 1147 году по Р. X. Далань имел главное начальство над восточною нючженскою армиею в Хэ-нань. При открывшихся мирных переговорах в 1138 году, он с князьями Фулуху и Элугапь полагал возвратить Дому Сун страну Хэ-инь. Учжу, управлявший западною Нючженскою армиею в Шань-си, подозревал Даланя и Фулуху в тайных сношениях с Домом Сун и донес государю. Мирные переговоры были прерваны, и Учжу в 1139 году получил главное начальство над армией в Хэ-нань с предписанием продолжать войну. Фулуху и Далань составили заговор произвести бунт, но злоумышление их открыто. Фулуху и Элугань преданы казни, а Далань, как владетельный князь, освобожден от суда и переведен к другой должности. Огорченный неуважением заслуг его, оказанных при основании царства Гинь, он опять замышлял произвести бунт, но замысел его также открыт был и Далань убит в побеге на юг. Учжу счастливо кончил войну в Южном Китае и в 1141 году заключил мир, по которому Дом Сунь уступил Нючженям Хэ-нань {Здесь под страною Хэ-нань разумеется две губернии: Хэ-нань и Шань-си.}, и признал себя вассалом их. В следующем 1142 году Учжу принял главное начальство над войсками против монголов, и, потеряв пять лет в безуспешной войне, кончил ее невыгодным миром. Впрочем не должно тягостные условия сего мира принимать в прямом смысле. Глава монголов, титулясь в татаньских поколе киях верховным ханом или императором, в письменных сношениях с Домом Гинь подписывался вассалом его; а Дом Гинь за такую уступчивость ежегодно производил ему большую плату скотом, рисом и бобами. Это искони доныне есть самое обыкновенное дело в китайской политике. Желающий знать подробности подобного дела может в 11 части истории Тибета и Хухэ-нора прочесть страницы 28--46.
   Итак, происхождение монгольского народа и Дома Монгол, от которого сей народ получил народное название, суть две вещи совершенно различные между собою. Начало монгольского народа восходит слишком за 23 столетий до Р.Х.; Дом Монгол, напротив, возник в начале IX, усилился в начале XII, основал Монгольскую империю в начале XIII столетия по Рождестве Христове.
   Полагая, что статья о происхождении Дома Монгол еще не напечатана, посылаю окончание к ней.
   Покойный Клапрот в своих записках об Азии вот что говорит о народах монгольского поколения: "Рассматривая этнографическую таблицу народов Внутренней и Средней Азии до 1000 года, можно изумиться, что в ней не упоминается о монголах. Причина сему заключается в том, что большая часть поколений, составляющих сей народ, жила на самом севере и потому не могла войти в сию таблицу; ибо ока представляет только народы, обитавшие в той части Азии, которая заключается между цепью Гималая, простирающегося к северо-востоку, и цепью гор Алтай, Танну, Хангай и Хингань, которые отделяют Гоби от рек, впадающих в верхний Амур". Итак, монголы, по мнению Клапрота, искони занимали южные пределы Восточной Сибири -- от Аргуни на западе до Енисея; а внутреннее пространство Монголии все принадлежало разным поколениям тюркского племени, и сам глава монголов родом был татарин, а подданные его были тюрки. Из этой галиматьи ясно видно, что Клапрот не читал с должным вниманием положительных сведений о происхождении Дома Монгол, сообщаемых китайскою Историею, а в основание принял предположение собственного своего вымысла, и из сплетения выводимых отсюда умозаключений составил цепь, совокупляющую разноплеменные поколения в один народ. Ныне подобные нелепости нередко называем серьезным именем спорных вопросов, разъяснение же сих вопросов, изложенное в витиеватых критических разысканиях, считаем глубокою ученостью; а если будем основательно разбирать доводы обеих сторон, то нередко выходит из них свод одного пустословия с другими, из которых впрочем оба опираются на древних греческих и мусульманских писателей, часто кстати и некстати приводимых учеными нашего времени.
  
   1850
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Напечатано в "Москвитянине" (1850, No 24, с. 85--92).
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru