Берх Василий Николаевич
Первое морское путешествие россиян,

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предпринятое для решения географической задачи: соединяется ли Азия с Америкой и совершенное в 1727-1729 гг. под начальством Витуса Беринга.


Василий Берх*

Первое морское путешествие россиян,
Предпринятое для решения географической задачи: соединяется ли Азия с Америкой и совершенное в 1727-1729 гг. под начальством Витуса Беринга

   Беринг В. Камчатские экспедиции / Витус Беринг.
   М., "Эксмо", 2012.
  
   * Василий Николаевич Берх (1781-1834), как и большинство выдающихся русских морских офицеров, окончил Морской кадетский корпус. В 1803-1806 гг. он принял участие в первой русской кругосветной экспедиции под командованием И. Ф. Крузенштерна (как член экипажа корабля "Нева" под началом капитана Ю. Ф. Лисянского). Выйдя в отставку, заинтересовался изучением истории флота и морских географических открытий. Его труды были замечены и оценены: в 1823 г. он избирается почетным членом Адмиралтейского департамента, а затем, в 1827 г., почетным членом комитета морского штаба при образованном Морском министерстве. В 1828 г. император Николай I официально утвердил В. Н. Берха историографом русского военно-морского флота, а в 1830 г. произвел его в полковники. Кроме того, Василия Николаевича избрало своим членом Копенгагенское королевское общество. (Примеч. ред.)
  
   О первом путешествии, совершенном знаменитым капитаном Берингом, имели мы весьма недостаточные сведения. Почтенный историограф наш Миллер поместил в ежемесячных сочинениях Академии наук, 1758 года, краткое и неудовлетворительное описание Берингова плавания. Нет сомнения, что он почерпнул сведение это из собственного Берингова журнала, ибо в главнейших происшествиях мало разногласия.
   Около 1750 года, когда еще существовала при Академии наук Морская экспедиция, то вытребованы были туда из Адмиралтейства все морские журналы. Впоследствии часть оных возвращена. Полагали, что в числе не возвращенных был также и журнал Беринга, ибо по присланному описанию не значилось оного.
   Получив, по ходатайству его превосходительства господина вице-адмирала Гавриила Андреевича Сарычева, позволение осмотреть архив Государственного Адмиралтейского департамента, приступил я к оному с восторгом и надеждою открыть много любопытных рукописей и не обманулся в ожидании моем.
   Разбирая с управляющим чертежной, А.Е. Колодкиным, разные старинные бумаги, встретили мы тетрадь под следующим заглавием: "Журнал бытности Камчатской экспедиции мичмана Петра Чаплина с 1726 по 1731 год". При первом воззрении заключили мы, что Чаплин плавал, вероятно, с геодезистом Гвоздевым, первым россиянином, увидевшим берега Америки. Но, рассмотрев оный внимательнее, увидели мы, что это самый полный и обстоятельный журнал первой Беринговой экспедиции. К оному подшит был еще неполный журнал, веденный лейтенантом Чириковым, который почти совершенно согласен с вышеупомянутым. Обрадованный столь важной находкой, составил я из Чаплинова журнала, Миллеровых известий и разных записок знаменитого гидрографа нашего адмирала Алексея Ивановича Нагаева, предлагаемое повествование о плавании капитана Беринга.
   Путешествие первого и знаменитого мореплавателя нашего Беринга достойно особенного уважения. Хотя почтенный муж этот и плавал через 236 лет после Колумба, но имеет равное с ним право на признательность употребивших его на службу. Беринг открыл им впоследствии новую страну, которая доставила богатый источник промышленности и распространила торговлю и мореплавание россиян.

Василий Берх

  

ПУТЕШЕСТВИЕ КАПИТАНА БЕРИНГА

   Выполняя распоряжение императора Петра I о посылке экспедиции под командованием В. Й. Беринга, сподвижник императора, генерал-адмирал, президент Адмиралтейств-коллегии граф Федор Матвеевич Апраксин (1661-1728) обратился с просьбой о содействии этому начинанию к губернатору Казани и Сибири князю Михаилу Владимировичу Долгорукову (1667-1750).
  
   Знаменитый историограф наш Миллер говорит, что император Петр I, желая решить вопрос соединяется ли Азия с Америкой, приказал снарядить для сего особенную экспедицию и незадолго пред кончиною написал собственноручно инструкцию для назначенного в оную капитана Беринга.
   Исполнение дела сего, продолжает Миллер, возложено было на генерал-адмирала графа Апраксина, и уже по кончине императора отправились чиновники в сию экспедицию, назначенные из Санкт-Петербурга.
   Журнал мичмана Чаплина не согласуется с последним заключением.

-----

ПИСЬМО Ф.М. АПРАКСИНА М.В. ДОЛГОРУКОВУ
ОБ ОКАЗАНИИ СОДЕЙСТВИЯ
ЭКСПЕДИЦИИ ВИТУСА БЕРИНГА

   1725 г., февраля 4.
   Санкт-Петербург.
   Государь мой, князь Михайло Володимирович.
   В надежде вас яко моего благодетеля прошу: отправился отсюда в сибирь морского флота капитан Беринг (с порученной командою), которому по прибытии в Якутской велено сделать боты и на оных следовать для исполнения порученной экспедиции, как на то данная ему инструкция повелевает, которого изволите принять благоприятно. И в потребностях его к той экспедиции прикажите ему чинить всякое вспоможение, чтоб в действо произведена была неотменно, понеже во оной замыкается немалое дело, о чем паки прилежно прошу, изволите к оному приложить свой труд и производить с осторожностию. Я же, впрочем, навсегда пребываю,

послушный ваш слуга адмирал Апраксин.

  

-----

   Января 24 дня 1725 года, говорит Чаплин, отправились мы из Адмиралтейства; всего было нас 26 человек: лейтенант Чириков, лекарь, 2 геодезиста, гардемарин, квартирмейстер, писарь, 10 матросов, 2 ученика мачтового и шлюпочного дела, десятник с 3 плотниками, 2 конопатчика, 2 парусника и кузнец. При отделении сем было 25 подвод с материалами.

-----

СОСТАВ ЭКСПЕДИЦИИ

   Капитан 1-го ранга
   Витус Беринг
   Лейтенанты:
   Алексей Чириков
   Мартын Шпанберг
   Мичман
   Петр Чаплин
   Писарь
   Семен Турчанинов
   Лекарь
   Ниман
   Геодезисты:
   Путилов
   Федор Лужин
   Штурманы:
   Ричард Энгель
   Жорж Морисон
   Иеромонах
   Илларион
   Монах
   Игнатий Козыревский
   Комиссар
   Дурасов
   Дворяне:
   Алексей и Иван Шестаковы
   Боярский сын
   Антипин
   Ученики:
   ботовый: Козлов
   мачтмакерский: Ендогуров
   Мореходы:
   Мошков
   Бутин

-----

   В экспедицию сию назначены были вышеименованные чиновники, из коих часть отправлена была из Санкт-Петербурга, а другая приобщена в Тобольске и Охотске.
   Февраля 8, продолжает он, прибыли мы в Вологду, и вслед за нами получил господин генерал-лейтенант Чекин известие о кончине государя императора. Февраля 14 прибыл наш командующий морского флота господин капитан Беринг, и с ним лейтенант Шпанберг, два штурмана и 3 матроса.
   Инструкция, данная капитану Берингу, писана была императором Петром I декабря 23 дня 1724 года и состояла из следующих трех пунктов.
   I. Надлежит на Камчатке или в другом месте сделать один или два бота с палубами.
   II. На оных ботах [плыть] возле земли, которая идет на норд по чаянию, понеже оной конца не знают, кажется, что та земля часть Америки.
   III. И для того искать, где оная сошлася с Америкою, и чтоб доехать до какого города европейских владений, или ежели увидят какой корабль европейский, проведать от него, как оный кюст называют, и взять на письме, и самим побывать на берегу, и взять подлинную ведомость, и, поставя на карту, приезжать сюда. Историограф Миллер говорит, что поводом к отправлению этой экспедиции было желание Парижской академии, узнать: соединяется ли Америка с Азией, Академия, относясь о сем к императору как к своему сочлену, просила его величество приказать исследовать сию географическую задачу.
   В указе из Сената от 13 сентября 1732 года, о вторичном отправления капитана Беринга на Камчатку, сказано про первую экспедицию: по требованиям и желанию как Санкт-Петербургской, так Парижской и иных академий блаженный и вечнодостойный памяти император Петр Великий для куризит посылал осведомиться от своих берегов, сходятся ли берега американские с берегами Азии.

-----

   Участники Первой Камчатской экспедиции отправились из Петербурга двумя группами. Одна группа, в состав которой входили гардемарин П. А. Чаплин, геодезист Г. Путилов, ученики ботового дела Ф. Козлов и мачтового дела И. Ендогуров, лекарь В. Буцковский, писарь С. Турчанинов, четыре плотника, два конопатчика, два парусника, кузнец, 10 матросов, двинулась в путь во главе с А. И. Чириковым 24 января 1725 г. на 25 подводах. В. Й. Беринг выехал из Петербурга 5 февраля 1725 г. после вручения ему инструкции Петра I; вместе с ним в экспедицию отправились: лейтенант М. П. Шпанберг, штурманы Ж. Морисон и Р. Энгель и три матроса. Отряд А. И. Чирикова прибыл в Вологду 7 февраля, В. Й. Беринг со своей группой - 14 февраля, через два дня экспедиция в полном составе двинулась в путь через Сольвычегодск, Соликамск, Верхотурье, Тюмень и 16 марта достигла Тобольска, где вынуждена была надолго задержаться. Только 14 мая участники экспедиции отправились по рекам Иртышу, Оби и Кети.

-----

   Марта 16 прибыли все благополучно в Тобольск, и мичман Чаплин говорит, что по наблюдению его оказалось, что широта места 58°05'N, склонение компаса 3°18', восточное. По наблюдению астронома Делиля де ла Кроуера 1734 года оказалась широта Тобольска 58°12', а брата его Николая в 1740 г. - 58°12'30".
   Мая 15 отправились все в дальнейший путь на 4 дощаниках и 7 лодках. Во время всего плавания их по Иртышу и прочим рекам вели они настоящее морское счисление.
   Прибавленное расстояние есть старинная, ныне уже не употребляемая точность; поскольку плавание или проплытое расстояние снимается с меридиана, то вычисляли оное, дабы так же снимать и с экватора. Чириков говорит в журнале своем: оное чинится для проверки меркаторской карты {Меркаторская карта - карта, составленная в меркаторской проекции (по имени фламандского географа Г. Меркатора). Эта проекция, являясь равноугольной, сохраняет правильность углов и направлений, но не сохраняет правильности размеров. При ее применении с увеличением широты растет и масштаб. Но у нее есть и неоценимое достоинство -- простота построения и нанесения на нее точек и линий. Кроме того, прямая линия, проведенная в произвольном направлении, пересекает меридианы под одинаковым углом, т.е. является линией постоянного курса. Именно поэтому меркаторскую проекцию применяют для навигационных карт. (Примеч. ред.)} и узнания, верно ли она сочинена.
   Мая 22 приказал капитан Беринг сделать к ладьям рули, кои названы сопцами; а гардемарину Чаплину предписал ехать вперед до Якутска с 10 человеками команды и принять от комиссара Дурасова на путевые издержки 10 рублей денег.
   Сентября 6 прибыл Чаплин в Якутск и явился к тамошнему воеводе Полуэктову и сборщику князю Кириллу Голицыну. В городе сем, говорит он, находится 300 домов. Отсюда отправил Чаплин несколько человек в Охотск, дабы они заготовили лес к постройке судна.

-----

РАПОРТ ВИТУСА БЕРИНГА В АДМИРАЛТЕЙСТВ-КОЛЛЕГИЮ
О ПРОДВИЖЕНИИ ЭКСПЕДИЦИИ ОТ ЕНИСЕЙСКА ДО ИЛИМСКА

   1725 г., октября 3.
   Прошедшего августа 4 дня сего 725 года рапортовал Государственную Адмиралтейскую коллегию о состоянии команды и о пути нашем рекою Кетью и сухим путем чрез Маковский волок, который рапорт для посылки до Тобольской губернской канцелярии отдал в Енисейскую земскую контору с распискою. И от Енисейска отправился 12 числа августа на 4 дощаниках, на которых имел тракт реками Енисеем до Тунгуски 40 верст, Тунгускою до илимского устья 804 версты, на которой реке много больших и малых порогов и быстрота, и вся оною рекою дорога камениста, и для того без лоцманов идти невозможно, а берега - высокие горы и иные места, 3 и 4 версты оной реки ширина. Местами имеются русские деревни, а народу тунгусов мало видели для оспы, от которой их много померло.
   По оной реке шли до илимского устья до 11 числа сентября поутру с немалым трудом, а иные места на порогах не без страха, и на реке Илиме от устья 4 версты поднялись один порог, а оттуда 3 версты другой порог, чрез который невозможно было подняться, и для того выгружали несколько тяжелых материалов во обретающийся нарочно для казенной выгрузки построенной там амбар. И для возки легких материалов послал до Илимска по лодки и карбузы того ж числа, которые прибыли к нам 20 числа сентября: 12 малых и 4 больших лодки, на которые для груза материалы обносили за порог людьми и, нагрузя, лошадьми тянули до города Илимска, до которого прибыли 29 числа сентября. И потом, выгрузя несколько лодок, отправил того ж числа для остальных материалов, ежели возможно, чтоб до больших морозов убраться. По оной реке счисляют до города Илимска 152 версты и часты русские деревни.
   Сентября 1 числа был у нас снег и часто мороз по ночам. И ныне мороз и снег, и по том видно, что здешняя река Илим скоро замерзнет и летний путь окончился. А имеем быть в Илимске до первого зимнего пути, и желаю, ежели возможно, чтоб по первому зимнему пути отсель отправиться до Якутска.
   При сем прилагаю Государственной Адмиралтейской коллегии из имеющего протокола экстракт и при том мое ответствие, для чего и по какому известию по прибытии в Тобольск требовал людей и другие вещи и что в приеме и в отдаче, також и в присланной ко мне от Енисейской земской конторы промемории [памятной записке, лат.] копию с ответствием же моим о том, что мне кажется лишним написано, и потом, учиня доношение, послал в Тобольскую губернскую канцелярию. Да при сем же прилагаю табель обретающимся со мною морским и адмиралтейским служителям и тобольского гарнизона, также плотником и кузнецам из Енисейска.
   Сентября 19 дня получил я рапорт от гардемарина Чаплина, что оный отправился с Ускута августа 21 числа в Якутск водяным путем рекою Леною, до которых мест плавают, по известию здешних жителей, две недели.
   А прошедшего месяца не рапортовал я Государственную Адмиралтейскую Коллегию, для того что такого случая в пути не было, того ради о нижеписанном требовании и о прочем покорно Государственную Адмиралтейскую Коллегию прошу милостивого рассуждения.

Государственной Адмиралтейской
Коллегии покорный слуга.

Помета: Послано для отсылки
до Тобольска в Иркутск
нарочно с солдатом Садиловым

  

1726 год

   Мая 9 получил Чаплин предписание от капитана Беринга приготовить тысячу пар кожаных сум для муки.
   Июня 1 прибыл в Якутск командующий на дощаниках, и с ним лейтенант Шпанберг, лекарь, два штурмана, два геодезиста и пр. служители. 16 числа прибыл сюда и лейтенант Чириков, также на 7 дощаниках. Сего числа, продолжает он, послал капитан ведение к воеводе, чтоб он, изготовив 600 лошадей под муку, отправил бы оных в Охотск, разделив на 3 партии. В то же время требовал капитан Беринг от воеводы, чтоб он отрядил к нему монаха Козыревского.
   Монах Козыревский представлял очень важное лицо при покорении восточных стран Сибири. Он первый посетил в 1712 и в 1713 годах ближние Курильские острова и доставил сведение о прочих. Прослуживши много лет в Камчатке, Охотске и Анадырске, постригся он 1717 года в монахи и заложил в Нижнекамчатске монастырь. В 1720 году приехал он в Якутск, и, как Миллер говорит, рапорты его, чиненные на Камчатке тамошним приказчикам, а потом Якутской воеводской Канцелярии, также и капитану Берингу, весьма примечания достойны. Неизвестно, плавал ли Козыревский, называвшийся в монашестве Игнатием, с Берингом, но по запискам Миллера видно, что в 1730 году был он в Москве и что в "Санкт-Петербургских ведомостях" 1730, марта 26, было печатано об услугах, кои он оказал отечеству; а посему весьма вероятно, что он выехал с ним из Сибири.

-----

ПИСЬМО ВИТУСА БЕРИНГА Ф.Ф. ЛУЖИНУ
О ЗАЧИСЛЕНИИ ЕГО В СОСТАВ ЭКСПЕДИЦИИ

   1725 г. июня 5.
   Господин геодезист Лужин.
   Понеже по данной мне инструкции за подписанием Его Сиятельства генерал-адмирала Феодора Матвеевича Апраксина велено из обретающих Сибирской губернии в городах геодезистов для исправления дел в назначенной экспедиции взять мне с собою двух человек, того ради быть вам в готовности, а приезжать в Илимск, ожидая от нас впредь письма.

-----

   Июня 7 отправился лейтенант Шпанберг из Якутска на 13 судах, всей команды было при нем 204 человека. С прибытия капитана Беринга в Якутск, отряжен был к нему для особенных поручений дворянин Иван Шестаков {Якутский казачий голова Шестаков Афанасий Федотович (1677-1730) в 1725 г. прибыл в Петербург и был представлен А. Д. Меншикову. Рассказы Шестакова о Сибири, Камчатке и Японских островах и карта Северо-Восточной Сибири, составленная на основании рассказов местного населения и описи, сделанной И.М. Евреиновым и Ф.Ф. Лужиным, вызвали интерес в столице. В результате 23 марта 1727 г. последовал указ об организации экспедиции для исследования и присоединения новых земель и приведения в подданство России населения Чукотки и Камчатки.}, который ходил впоследствии на войну против чукчей, с дядей своим, казачьим головою Афанасием Шестаковым.
   Июля 15 говорит Чаплин: купил дворянин Иван 11 быков, за коих заплатил 44 рубля.
   Отправив из Якутска часть материалов и провизии в Охотск, выехал и сам капитан Беринг туда 16 августа, с Чаплиным и разными служителями.
   Лейтенант Чириков остался на месте, дабы наблюдать за скорейшим отправлением остальных вещей.
   Лейтенант Чириков говорит в своем журнале, жителей в городе Якутске русских дворов 300, да в близости города кочует якутов 30000 человек. Над городом был мрак от пожаров, чему виной бездождие; ибо в городе Якутске всегда идет мало дождя, и для того и травы мало растет; как и сего лета травы не было, кроме тех мест, где река понимала [заливала пойму]. Также и снегов мало идет, а морозы стоят жестокие. И причина мало бывающих дождей и снегов требует рассуждения; понеже это видится противно климату места сего. Широта Якутска по наблюдению 62°08'. Склонение компаса 1°57' западнее.

-----

РАПОРТ ВИТУСА БЕРИНГА
В ЯКУТСКУЮ ВОЕВОДСКУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ
О ПОДГОТОВКЕ ПРОВОДНИКОВ И ЛОШАДЕЙ
ДЛЯ ПРОДВИЖЕНИЯ ЭКСПЕДИЦИИ ОТ ЯКУТСКА ДО ОХОТСКА

   1726 г., июня 16.
   Как намерен отправиться от Якутска сухим путем, требуем, чтоб в предбудущую неделю мая 20 дня 200 лошадей изготовить с седлами, потниками и прочим, что надлежит, и при том по обыкновению, у пяти лошадей по одному человеку проводников да вожжей, два человека для отправления мастеровых людей, и чтоб им ехать вместе с приказчиком, отправляющимся на Камчатку, Яковом Мохначевским, с которым намерен и сам с мастеровыми людьми идти от Ламы на Камчатку, и дабы оный приказчик до прибытия нашего с Ламы не отъезжал. Також де мореходец Кондратий Мошков чтоб с нами ж отправлен был. А в предбудущее июня 27 число чтоб 200 ж лошадей собраны были со всем же принадлежащим против вышеописанного ж, с которыми намерен отсюда сам отправиться, да июля 4 числа чтоб 200 ж лошадей собраны были со всем принадлежащим, с которыми отправится поручик Чириков. А в вышеописанное число требуем вожжей до Осогонской волости Бархай, Быта с братом Сугула Мапыева родника, Бечура Сора, шаманова сына, которой живет на устье Натора. И дабы при нынешном собрании лошадей хозяевам-якутам объявлено было, чтоб они сами или кому верят явились для взятья денег и для возвращения лошадей от Ламы, и при всяких десяти лошадях чтоб одна лошадь запасная была или сколько они похотят сами для всякого случая. А которые лошади по дороге близ Алдана из Бутуруской и Мегинской волостей, к 1 числу июля на реке Ноторе лошадей собрать, ежели отсюда даны будут наемные или междворные подводы, за что заплачено будет против надлежащего ж найму, и чтоб вышеописанным иноземцам объявлено было, понеже будут заплачены им по обыкновению здешних наймов, дабы запасные лошади имели. А ежели случится впути которая лошадь пристанет или захромает, чтоб не было остановки, а плата денег, ежели потребуют наперед, чтоб за них были поруки, дабы оную кладь они довезли.

Помета: Послано с гардемарином Чаплиным.

  

РАПОРТ ВИТУСА БЕРИНГА В АДМИРАЛТЕЙСТВ-КОЛЛЕГИЮ
О ПРИБЫТИИ В ОХОТСК И ВЫНУЖДЕННОЙ ЗДЕСЬ ЗИМОВКЕ

   1726 г., октября 1.
   Прошедшего сентября 2 числа сего 1726 года рапортовал Государственную Адмиралтейскую коллегию, будучи в пути от Алданской переправы, который рапорт послал до Якутска к поручику Чирикову для отсылки в Санкт-Петербург. Ныне покорно доношу: в Охотской острог прибыл октября 1 дня, а остальных с провиантом объехал на дороге и надеюсь, что в скорых числах в Охотской острог прибудут. А с каким трудом оною дорогою проехал, истинно не могу писать, и ежели б Бог не дал мороза и малого снега, то ни одна б лошадь не дошла. А сколько лошадей пало и пристало ото всей команды, о том еще неизвестен. А от поручика Шпанберга, сколь далеко дошли по Юдоме-реке судами, известия не имею ж, однако ж завтрашнего числа посылаю отсюда тунгуса на олене, чтоб осведомился. А старое судно с Камчатки сего года не бывало, а новое судно еще не достроено, и потому принужден здесь зимовать.

Государственной Адмиралтейской коллегии нижайший слуга
Помета: Послано из Охотска до Якутска с человеком
Степана Трифонова -- с Василием Степановым.

-----

   В последних числах марта (1726 г.) явилась на жителей Якутска-города болезнь, именуемая корь, а в половине апреля она весьма умножилась, ибо все болезновали, которые прежде во оной не бывали. А болезни этой в Якутске, по словам здешних жителей, больше 40 лет не бывало: что удостоверяет и настоящая скорбь; ибо жители в 50 лет оной не имели; а которым 45 лет или менее, на всех была. А лежали по две недели, а прочие и больше. Апреля 29 послано в Охотск 58 быков, 4 коровы и два пороза [кабана].
   Хотя капитан Беринг ехал от Якутска до Охотска 45 дней, но объехал многих, прежде его выехавших. Путь этот совершил он без всяких особенных приключений, не говоря о тех препятствиях и неудовольствиях, кои должен он был неизбежно переносить, ехавши тысячу верст верхом по весьма дурной, болотной и гористой дороге.
   Охотский острог, говорит Чаплин, стоит на берегу реки Охоты; жилья в нем 11 дворов; жители русские, кои имеют более пропитания от рыбы, нежели от хлеба. Ясачных иноземцев имеется под ведением острога довольно. По-ламутски называется Охотское море Ламо.
   Октября 1, прибыв в Охотск, нашел капитан Беринг, что новопостроенное судно обшито уже до палубы; и работа остановилась только за неимением смолы. Увидев, что бывшие тут амбары чрезвычайно ветхи, занял он служителей своих постройкой новых.

* * *

   Поскольку экспедиция капитана Беринга есть первое морское путешествие, россиянами предпринятое, то все малейшие подробности оного должны быть приятны для любителей отечественных древностей. Ежели многие из них покажутся теперь странными, то тем не менее достойны уважения, ибо являют постепенный ход вещей, от первого начала до нынешнего совершенства.
   Вот краткое извлечение из рапортов капитана Беринга в Адмиралтейств-коллегию: из Тобольска следовали на 4 дощаниках реками Иртышом и Обью до Нарыма. От Нарыма следовали рекою Кетью вверх до Маковского острога, в который прибыли июля 19 дня. На оных реках от Нарыма никаких народов не имеется. Из Маковского острога имели тракт сухим путем и прибыли со всеми служители и материалами в Енисейск 21 августа. Переехав 70 верст от Енисейска, отправились вверх реками Енисеем и Тунгуской на четырех дощаниках, и прибыли в Илимск 29 сентября. На Тунгуске-реке много больших и малых порогов; она очень быстра и камениста, и без лоцманов идти невозможно. Широта реки Тунгуски около 4 верст, изредка по ней русские деревни, берега очень высокие. Из Илимска отправлен на устье реки Куты впадающей в Лену, лейтенант Шпанберг, и при нем взятые из Енисейска солдаты и мастеровые люди, для приготовления леса на строение судов, на которых следовать должно до Якутска и оттуда к Юдомскому Кресту. При Усть-Куте построено и на воду спущено 15 судов, длиною от 39 до 49 футов, шириною от 8 до 14 футов, глубиною со всем грузом от 14 до 17 дюймов, и еще 14 лодок. Из Усть-Кута отправились 8 мая 1726 года с 8 судами, а 7 судов оставили с поручиком Чириковым. В Якутск прибыли 1 июня, а оставшиеся суда - июня 16 числа. Июля 7 дня отправил водой в надлежащий путь с лейтенантом Шпанбергом 13 судов с материалами; августа 16 отправился я на 200 лошадях в Охотск.
   Рапорт из Охотска от 28 октября: отправлен из Якутска сухим путем провиант, последний прибыл в Охотск 25 октября на 396 лошадях. В пути пропало и померло 267 лошадей за неимением фуража. Во время путешествия к Охотску люди терпели великий голод от недостатка провианта. Ели ремни, кожи, и кожаные штаны, и подошву. А прибывшие лошади питались травой, доставая из-под снега, понеже за поздним приездом в Охотск сена заготовить не успели, да и нельзя было: все перемерзли от глубоких снегов и морозов. А остальные служители прибыли нартами на собаках в Охотск.
   Любопытно видеть, каким образом собиралась вся команда в Охотск с кладью.
  
   Лошадей
   С мукой сум
   Октября 6 прибыл матрос Конев, при нем

14

18

   7-го - плотник -

28

56

   8-го - ученик Козлов -

45

90

   9-го - плотник -

19

38

   10-го - плотник -

3

6

   11-го - лекарь -

45

90

   19-го - дворянин Шестаков -

92

174

   27-го - служивый -

32

64

   Итого

278

546

   Итак, из 600 лошадей, высланных из Якутска, достигли Охотска менее половины. Лейтенант Шпанберг, отправившийся водой, не дошел также до Колымского Креста, а застигнут был морозами на реке Юдоме, близ устья речки Горбеи.
   У ученика Козлова пало во время пути 24 лошади, и сумы оставил он у Юдомского Креста. У лекаря пало 12 лошадей, из 11 быков дошел только один. Оставленных в Охотске лошадей постигла также не лучшая участь. Чаплин говорит: по это число (11 ноября) пало из оставшихся лошадей 121.
   Весь ноябрь занимали команду рубкой леса, для постройки дома, амбаров и на прочие надобности. 19 числа была чрезвычайно великая вода, причинившая вред городу. Замечательно, что во весь месяц дул ветер от севера.
   Декабря 2, говорит Чаплин, перешел господин капитан жить в новопостроенный дом.

* * *

   Положение лейтенанта Шпанберга было также весьма неприятно: зима застигла его в безлюдном и суровом месте, где он не мог получить ни малейшего пособия. В сем бедственном положении решился он идти пешком до Юдомского Креста, и на пути сем, как Миллер говорит, застиг его такой голод, что он питался со всей командой сумами, ремнями и даже сапогами. Из журнала мичмана Чаплина видно, что 21 декабря (1725 г.) получен был от него рапорт, в коем он извещал, что едет к Юдомскому Кресту на 90 нартах, а у судов оставил штурмана и 6 солдат. На другой день послано к нему навстречу разных провизий на 10 нартах, и потом через сутки еще 39 человек на 37 нартах. Весь декабрь дул также ветер от севера и NNO.

-----

РАПОРТ ЛЕЙТЕНАНТА М. П. ШПАНБЕРГА В. Й. БЕРИНГУ
О ТЯЖЕЛЫХ УСЛОВИЯХ ПУТИ ИЗ ЯКУТСКА В ОХОТСК

   1727 г. января 19
   Прошедшего июля 6 числа 1726 году по данной мне инструкции за подписанием г-на капитана Беринга поручены 13 судов дощеников, нагруженных материалами и провиантом, на которых служителей и якуцких служилых людей 203 человека. И по оной инструкции показано мне иметь тракт реками Леною вниз, Алданом, Маею и Юдомою вверх как возможно, а для выгрузки судов, где за мелкою водою или морозом иттить будет невозможно, присланы будут лошади 300 и писано будет ко мне по прибытии его, г-на капитана, на Алдан, где переправа имеется. А в переправке материалов и провианта чинить по должности моей с радением.
   Из определенных вожа Федора Колмакова о пути реками спрашивал, знает ли, и оной сказал, не токмо путь реками, но на всех оных реках береги, камень и прочие места все знает.
   Июля 7 числа в полдень на помянутых судах пошли от Якутка рекою Леною, которою плыли до устья реки Алдана до 10 числа июля 6 часа поутру и делали шесты, рули и прочее. И того ж дня в 8 часу вечеру пошли Алданом вверх, тянули суды бечевою, прибыли к переправе 15 числа августа. И, усмотри переправу сухопутной дороги, по которой идет провиант на конях, что весьма чрез Алдан без судов трудно, велел выгрузить одно малое судно-дощеник и оставить для перевозу оноем и две большие и одну малую лотки. И по инструкции ж, приняв для пропитания служителям от подмастерья Козлова 10 скотин, приказал комиссару разделить людям, оставил за болезнью человека якутских служилых людей.
   16 числа августа рапортовал г-на капитана о прибытии ко оной переправе и о беглых служилых людях 10 человеках, которые бежали на реке Алдане в разных числах. И того ж числа в 11 часу пошли в путь и против устья реки Юнакана бежал один из якутских служилых.
   17 числа бежали 2 человека.
   18 числа при устье реки Юны бежал служилой один, да отпустил я вожа негодного за болезнью и дал ему одну малую лотку; с ним же послал репорт до г-на капитана о беглых 4 человеках.
   19 числа сбежал вож один человек.
   21 числа в осьмом часу вечера прибыли в устье реки Маи и шли оною рекою до 2 числа сентября, на которой имеются шиверы [каменистые мелководные быстрины] и подъемы гораздо трудны и быстрота.
   2 числа сентября вошли в устье Юдомы реки, которая очень мелка, быстрота и шивериста, по которой одного судна обретающим на нем людям местами тянуть невозможно, того ради командировано временем с 4 судов к одному, а на пущих порогах и подъемах и со всех судов к одному посылали, и такими местами шли по одной версте на день и так суда подымали. Оною рекою шли до 13 числа сентября и пришли великие мели, и зачинался иттить по оной реке малой лед, которой по здешнему называется шуга, и за мелью иттить далее невозможно. Того ради сыскал место, где можно стать с судами, на правой стороне курья или залив, и становились ввечеру в 7 часу со всеми судами благополучно.
   От помянутого 2 до 13 числа сентября во время ходу оного в разных числах бежало служилых 10, отпущено за французскою и другими болезнями.
   14 числа сентября пересмотрел якутских служилых людей, из которых явилось по смотру моему и при том по свидетельству и подписанию сказок за руками унтер-офицеров за разными болезнями служилых 14 человек, которым, дав пошпорты и одну малую лодку, отпустил в Якутск.
   15 числа ночью бежали служилых 4 человека. Того ж числа приказал изготовить 2 судна, на которые грузить якоря, канаты, паруса, пушки и прочее надлежащее, что нужнее надобно, которые вьюками сухим путем весть не можно, и нагрузили, да еще 5 лодок нагрузили ж мелкими материалы, с которыми намерен был иттить дале как можно. А оставшие 10 судов с провиантом поручил на том месте штурману Джарс Морисеню и приказал построить амбар в длину 7 сажен, ширина 5 сажен для выгрузки и поклажи провианта и материалов, да для людей зимовья. А сам я того ж числа пошел на вышеописанных 2 судах, взяв с собою всех якутских служилых, и чрез великой труд за мелью и шиверами и морозом прибыли 21 числа сентября к реке Горбее, а выше оной ни которым образом иттить невозможно. И усмотри удобное место близ той реки, остров Горбей, и на оной приказал выгрузить из судов материалы и построить такой же амбар и два зимовья. А в пути з 2 судов от первого зимовья до Горбеи бежало служилых людей 6 человек.
   22 числа сентября велел спустить на низ до первого зимовья одно судно для нагружения казенного вина, церковных вещей, денежной казны и прочее, также служителей скарб и приказал всем служителям быть к Горбеискому зимовью, а у первого зимовья велел оставить солдат 5 человек для караулу у провианту и припасов.
   28 дня сентября прибыли с того судна штурман один, плотники 18, и рапортовал меня оной штурман, что дале иттить для льду и морозу на оном судне невозможно. А от вышеописанного 22 числа делали амбар и зимовье и готовили березовой лес на нарты.
   Октября 1 числа рапортовал меня за подшкипера Иван Белой, что якутские служилые люди на работу иттить не хотят, которых приказал послать для нужнейшей работы под караулом, а тех, которые заводчики сему злу, приказал посадить в колодки и быть при той же работе.
   4 числа за помянутые противности, дабы какого зла больше не произошло, приказал прочесть им регламент и учинить штраф, 5 человек высечь кошками {Кошка -- ременная плетка.} умеренно, дабы впредь другим образец, и приказал с 5 человек колодки снять. Того ж числа 24 человека служилых послал на троих санях и при них для караулу один матрос, 2 плотника к помянутому судну для забрания с того судна материалов.
   5 числа октября штурман Энзель прибыл ко мне из первого зимовья сухим путем и с ним 7 человек, которой рапортовал, что суды выгрузил в амбар.
   7 числа прибыл штурман Морисень и с собою привез клади на 33 нартах с вышеописанного судна материалов.
   8 числа послал штурмана и с ним 24 человека на помянутое ж судно для оставших материалов, того ж числа изготовили амбар и зимовье при Горбеи.
   11 числа прибыл оной штурман с оставшими материалами и рапортовал, что судно выгрузил и закрепил. И до 4 числа ноября сделано 100 нарт.
   И спрашивал я определенного от Якутска вожа, или лоцмана, Федора Колмакова о пути до Креста, сколько дней ходу, и оной сказал: ходу от нашего зимовья до Щек 4 дни, от Щек до Поворотной речки 5 дней, от Поворотной до порогу 9 дней, от порогу до Креста 4 дни, а от Креста до Ламы, хотя и тихо итить, 10 дней. При том свидетельствуют унтер-офицеры и все команды нашей служители, он же, Калмаков, сказал мне, что по Юдоме реке знает все места и урочища, и речки до Креста и от Креста до Охоцка. И на вышеописанные нарты положили нужнейшие вещи: артиллерия, медикаменты, церковные вещи, такелаж, казна денежная, аммуниция. А людям служителям велел выдать провианта за ноябрь и декабрь месяцы по данной мне инструкции по полтора пуда человеку, а якутским служителям по инструкции ж велено выдать только на октябрь месяц по пуду человеку, а на прочие месяцы не показано. И я, видя их нужду, дабы с голоду не поморить, велел выдать для оного пути за ноябрь и декабрь месяцы по полтрети пуда человеку и приказал с трех человек колодки снять. При зимовьях для караулу оставил: штурман один, солдат 6, бочар для делания мелких винных и масленых судов один.
   И пошли в путь пополуночи в 9 часу рекою Юдомою. По оной реке велик снег.
   5 числа ноября из енисейских один плотник возвратился с дороги в зимовье без ведома нашего.
   19 числа один служилой умер.
   И до 25 числа ноября шли до Поворотной речки и, пройдя Поворотную, выше один день становились, а от помянутого 4 числа в пути были великие морозы и пурги, бежало служилых 5 человек, а другие многие явились больны, того ради оставил 40 нарт и при том для караулу: солдат один, плотник один, кузнец один, служилых 2, которые тако ж больны и итить не могут, а оные нарты приказал поднять на берег и велел сделать для охранения балаганы.
   Того ж числа получил ордер [приказ, нем.] от г-на капитана, в котором повелевает мне иттить с тяжелыми материалы, которых вьюками весть не можно, тако ж по раздаче провианта служителям и служилым людям по усмотрению их нужд, и слышал, что у Креста оставлено муки 70 сум. Того ж числа отправил с известием до г-на капитана служилого одного для вспоможения и чтоб встретить нас на дороге, и пошли в путь.
   1 числа декабря ночью при речке Таловке бежали служилых 6 человек и мало стало у людей корму, також и больных всякой день явилось человек по 20 и больше и для того оставил якоря, пушки и большие канаты -- всего 20 нарт -- и приказал вытаскать на берег и сделать балаган. От вышеописанного 1 до 12 числа декабря шли до Кривой Луки, где имели великую нужду в провианте, так что у людей и ничего не стало, и которой имел я свой провиант: муку пшеничную, крупу, мясо, горох -- все роздал людям и равно с ними ж такую нужду имел. И видя немалой голод, от Кривой Луки пошел я наперед ко Кресту, чтоб послать навстречу провианта людям. Имеется расстояния до Креста, например, верст с 60, которые в 10 часов, кроме ночи, перешел и того ж времени отправил 2 человека солдат, которые имелись на карауле, на 2 нартах муки 4 пуда и велел поспешать как можно. И до прибытия к ним провианта ели люди от нарт ремни, сумы, штаны, обувь, постели кожаные и собак. И в те числа остались 2 человека да умерли от Таловки до Креста в разных числах енисейские плотники 2, якутские служилые 2 человека.
   17 числа декабря прибыли люди ко Кресту, а последних встретил я за 10 верст от Креста и последних привел с собою пополудни часу в 5 всех.
   19 числа пересмотрел всех служителей и служилых, из которых явилось больных, познобились и другими болезнями служителей 11, якутских служилых 15 человек, а здравых служителей и служилых 59 человек, и приказал комиссару выдать всем по пуду муки, а якутских служилых по прошению их отпустил и дал им пашпорты.
   20 числа во 2 часу после обеда отправился в путь до Охотска острога от Креста на 40 нартах и при нас денежная казна, аптека и прочие мелкие вещи.
   И до 29 числа шли с немалою нуждою, жестокие морозы и провианту недостало ж, и ели имеющих на дороге пропалых мертвых лошадей и всякие кожаные вещи. Того ради пошел я наперед в Охотской острог, понеже из людей, которому б можно иттить, такова нет, все отощали, а я шел денно и нощно.
   31 числа декабря после обеда в 3 часу встретил из Охотска посланного ко мне от г-на капитана навстречу капрала Анашкина с 10 нартами с провиантом, на которых мясо и рыба, и того ж числа отправил 2 нарты и сам с ними возвратился на собаках до людей, которым приказал дать немедленно мясо и рыбу. И тое ночи велел людям спать и отдыхать, а сам я пошел вперед.
   Января 1 числа встретил 40 нарт с мясом же и с рыбою и приказал комиссару раздавать людям мяса по полупуда, рыбы по 6 качамасов, проса по 2 1/2 фунта.
   А собрались в Охотской острог и последние все служители сего января 16 числа, а сколько служителей больных и здоровых, где обретаются и померло, и бежало, тому при сем прилагаю именной реестр и табель тако ж материалы, где какие оставлены, реестр 3 и о провианте расход по известию от комиссара Дурасова. А все надлежащее отправление и всякие случаи во оном походе явствует в журнале.
   А помянутой вож Колмаков от зимовей до Креста и от Креста до Охотска ничего дороги не знал и что сказывал мне, то все лгал, и когда следу и дороги не было, тогда мы много блудились и тогда за неимением дороги шли много не в путь лишнего.

Лейтенант Шпанберг

-----

1727 год

   Января 6 прибыл в Охотск лейтенант Шпанберг на 7 нартах и донес капитану Берингу, что команда его следует за ним. Хотя в январе, как из Чаплинова журнала видно, мороз был гораздо умереннее, но число больных простиралось до 18. Замечательно, что и этот месяц дул ветер без всякого исключения от N и NNO.
   До 14 февраля дул также ветер от севера, и в этот день отправился лейтенант Шпанберг с гардемарином Чаплиным на 76 нартах за оставленными материалами. 28 числа прибыли они туда и известились от геодезиста Лужина, что штурман Морисон умер 2 февраля. Апреля 6 прибыли они благополучно в Охотск. Весьма жаль, что Чаплин отправлен был в сию экспедицию; ибо через отсутствие его лишились мы сведения, что происходило в это время в Охотске.
   В исходе апреля объявил писарь Турчанинов, что он знает про капитана Беринга важное дело, или страшное тогда: слово и дело {Т.е. знает о политическом преступлении.}. Капитан Беринг приказал посадить его немедленно под крепкий караул, и через 5 дней отправил в Якутск, для препровождения в Санкт-Петербург.
   Хотя от первых дней мая была очень ясная и теплая погода, но, как по журналу видно, было больных 16 человек. В это время привезли часть материалов и провиант; весь месяц этот дул южный ветер.
   Весь июнь месяц прошел в приготовлениях к отплытию на Камчатку. 8 числа спустили новопостроенное судно, названное "Фортуной"; а 11-го прибыл от Юдомского Креста геодезист Лужин со всеми остальными припасами и мукою. Из бывших при нем 100 лошадей привел он только 11, остальные разбежались, околели и съедены волками. В исходе месяца вооружили судно гальетской [галиотской] оснасткой, и погрузили в оное все припасы и материалы, кои назначены были к отвозу на Камчатку. Во весь июнь дули ветры также от юга. По наблюдению Чаплина оказалась широта Охотска 59°43'.
   Июля 1 числа вышел лейтенант Шпанберг в море на новопостроенном судне и направил путь в Большерецк, на котором отправилось также 13 человек купцов енисейских и иркутских для торга на Камчатку. Через два дня по отплытии его прибыл в Охотск лейтенант Чириков, с остальными служителями и припасами; а вслед за ним квартирмейстер Борисов на 110 лошадях и привез 200 сум муки.
   10 числа пришел бот из Большерецка с ясачною казной, и на оном прибыли два комиссара, отправленные в 1726 году для сбора со всей Камчатки ясака. Бот сей был тот самый, на котором совершено первое плавание из Охотска в Камчатку в 1716 году. Комиссары донесли капитану Берингу, что судно это не может быть более употреблено без починки. Через неделю после сего приехал из Якутска пятидесятник на 63 лошадях и привез 207 сум муки.
   30 числа прибыл солдат Ведров на 80 лошадях и привез 162 сумы муки. В этот день отправлен сержант с донесением в Государственную Адмиралтейств-коллегию. 23 числа привезли еще 18 сум муки. 24-го прибыл служивый на 146 лошадях и привез 192 сумы муки. 30-го прибыл сержант Широков на 20 лошадях и привел 50 быков. Весь июнь стояли ветры от юга и востока.
   Августа 4 спустили на воду упомянутый бот, заново исправленный. Странно, что ни Миллер, ниже [и не] Чаплин, не говорят, как он назывался. 7 числа прибыло ко взморью великое множество уток; по сему случаю послана была туда вся команда и привезли оных 3000; а 5000, говорит Чаплин, улетело опять в море. 11 числа прибыл обратно лейтенант Шпанберг из Большерецка.
   Августа 19 числа перебралась вся команда на суда: капитан Беринг и лейтенант Шпанберг сели на новое, а на старое лейтенант Чириков, гардемарин Чаплин, 4 морехода и 15 человек служителей. Надобно полагать, что под именем мореходов разумеет Чаплин штурманов охотских и штурманских учеников. Августа 22, 1727 года, вступили оба судна под паруса. Поскольку Чаплин находился на судне лейтенанта Чирикова, то и не имеем мы журнала Берингова плавания; впрочем, читатель увидит, что они находились недалеко друг от друга.
   Выйдя на рейд, при умеренном северном ветре пошли на SOtO и, следуя без всякого приключения, прибыли 29 числа на вид камчатского берега, в широте 55°15'. Не доходя до оного версты за 1 1/4, положили якорь и послали за водой к речке, которая, как им мореходы сказали, называется Крутогороской. В 5-суточное плавание это вели они самым строгим образом счисление и наблюдали, когда время позволило, высоту солнца и склонение компаса. На приложенной карте означен путь их.
   Сентября 1 после полудня снялись с якоря и пошли подле берега к югу. Вскоре увидели судно капитана Беринга на StO на расстоянии 20 миль. Следуя с тихими ветрами, догнали оное на другой день и 4 числа прибыли к устью реки Большой. Чаплин пишет: мы вошли со своим судном в реку Большую в 3 часа пополудни, а капитан Беринг - в 6 часов. В половине 8 часа была полная вода, прежде прихода луны на полуночный меридиан за 4 часа 54 минуты. Широта сего места 52°42'. Полуденная высота солнца была 39°51', а склонение оного 2°33' северное.
   Чаплин пишет в журнале своем: разность ширины между устьями рек Охоты и Большой 6°31', румб SO 4°38' к осту. Расстояние плавальное 603 мили; а русских верст 1051,27, отшествия 460 миль. По его же журналу видно, что разность долготы между Большерецком и Охотском 13°43', что почти совершенно верно.
   В полдень 6 сентября съехал капитан Беринг с лейтенантом Шпанбергом и лекарем с судна, и отправились в острог со всем экипажем на 20 ботах.
   9 числа отправился туда и лейтенант Чириков. В Большерецком остроге, по наблюдению Чаплина, широта места 52°45', а склонение компаса 10°28' восточное.
   Весь сентябрь месяц занимались перевозкой разных вещей с судов в острог, к чему употребляли 40 большерецких, или, лучше сказать, камчатских, ботов. Можно легко рассудить, сколь трудна была перевозка эта, ибо Чаплин говорит: на каждом боту были два человека иноверцев, кои шестами проводили оные вверх по реке. В половине месяца отправлен был лейтенант Шпанберг с несколькими ботами в верх по рекам Большой и Быстрой до Нижнекамчатского острога.
   Лейтенант Чириков говорит: в Большерецком остроге русского жилья 17 дворов да для моления часовня. Широта места 52°45', склонение компаса 10°28' восточное Управителем был некто Слободчиков.
  

ПИСЬМО ВИТУСА БЕРИНГА М. П. ШПАНБЕРГУ
О ПЕРЕПРАВКЕ ЛЮДЕЙ И МАТЕРИАЛОВ С РЕКИ БЫСТРОЙ
В НИЖНЕКАМЧАТСКИЙ ОСТРОГ, ЗАКЛАДКЕ СУДОВ,
ОРГАНИЗАЦИИ ДОСТАВКИ ОСТАВШЕГОСЯ ГРУЗА ЭКСПЕДИЦИИ

   1727 г., сентября 18.
   Благородный г-н лейтенант Шпанберг.
   По получении сего с нагруженными 30 ботами изволите идти вверх по реке Быстрой как возможно, и при вас команды нашей, служителей и мастеровых людей, 9 человек, да здешнего острога один толмач и один служивый. И прийдя до уреченного места, где переносят чрез волок от Быстрой и до Камчатки-реки, и тут выгрузя из ботов вещи и сколько возможно, чтоб перенесть на реку Камчатку, и требовать из Верхнего Камчадальского острога ботов и с людьми, в которые погрузя перенесенныя вещи, и плыть вам в Нижней Камчадальский острог. А которые вещи будут не перенесены, сделав балаган, оные положить и при них оставить караул по усмотрению вашему, сколько человек пристойно, а толмача и служивого с ботами возвратить к нам в Большерецкий острог по удобности пути рекою Быстрою. Также и через волок какой имеется ход и что перенесено будет чрез волок, рапортовать нас обо всем письменно. А по прибытии вашем в Нижний Камчадальский острог иметь вам старание о приплавке леса в Нижний острог к строению судов, и когда лес будет приплавлен, тогда заложить вам галиот длиною киля 54 фута, в ширину и глубину против пропорции, да один бот 52 фута длиною, а ширину и глубину по пропорции, дав на волю ботовому ученику, понеже оный при той работе обучен, и чтоб было вспоможение плотнику Кецкому в сидении смолы. Также изволите требовать от тамошнего комиссара, чтоб в переправке вещей из Большой реки до реки Камчатки, из Верхнего и Нижнего острогов, было вспоможение людьми и собаками здешнему острога, понеже здешним одним острогом обретающегося при нас провианту и материалов перевозить невозможно, и как приспеет время, настоящее время, чтоб из оных острогов для вспоможения отправлены были немедленно. Также извольте приказать заготовить уголья, да от него ж, комиссара, требовать человек 8 или 10, которые умеют плотничать, для вспоможения у судов в работе, которым от нас заплачено будет настоящею ценою. Также, ежели возможно у тамошних иноземцев сыскать, купить оленей 20 или 30 для нас и для служителей, и ежели сыщется, то извольте торговать настоящею ценою и, приторговав, отдать их на сохранение до прибытия моего. А какими вещами нагружены боты и сколько чином, при сем реестр, да при сем же реестр посылающимся при вас служителям и служилым людям. А служителям в даче хлебного жалования ноября по 1 число сего года и впредь изволите производить дачу хлебным жалованием помесечно, по одному пуду на месяц человеку с запискою.

-----

   Октября 6 прибыли упомянутые боты из Нижнекамчатска, и прибывший на оных мореход рапортовал капитану Берингу, что, идя по реке Быстрой, потеряли они два якоря и 3 сумы с мукой. 26 числа, говорит Чаплин, приказал господин капитан приказом объявить меня по команде мичманом, через который приказ я и объявлен. Надобно заметить, что в то время не имели мичманы офицерских чинов. Младший флотский офицер был унтер-лейтенант 12-го класса.
   Климат был в Большерецке очень хорош, хотя с 7 октября и выпадал иногда снег, но река не становилась, и 30 числа был гром. Весь ноябрь выпадал очень часто снег; но временами шел и дождь. В половине месяца умер здешний управитель; а 24 числа, говорит Чаплин, для дня тезоименитства ее императорского величества палили из пушек. В ясные дни обучали матросов и солдат ружью и стрельбе в цель.
   В декабре были уже постоянные морозы. В это время принесло к устью реки Большой мертвого кита, и из острога послано было несколько саней за жиром, кои в разные поездки и привезли оного до 200 пудов. О ветрах в Большерецком остроге нельзя ничего сказать: во все время были они переменные.
  

1728 год

   Января 4 отправили на 78 санках разные припасы и капитанский багаж в Нижнекамчатск; а 14 числа отправился и сам капитан Беринг со всей командой.
   Января 25 прибыли благополучно в Верхнекамчатск, отстоящий от Большерецка на 486 верст. Острог этот, говорит Чаплин, стоит на левом берегу реки Камчатки, жилья в нем 17 дворов; а живут служивые люди и ясачные иноземцы, наречие коих разнится с большерецким.
   В остроге сем провел капитан Беринг семь недель, наблюдая за отправлением разных вещей в Нижнекамчатск, куда и сам с остальной командой отъехал 2 марта. 11 числа прибыли все туда благополучно, и Чаплин говорит: острог стоит на правой стороне реки Камчатки, жилья в нем 40 дворов; а распространяется по берегу около версты. В 7 верстах от оного на SOTO находятся горячие (серные) ключи, где есть церковь и 15 дворов; здесь жил лейтенант Шпанберг: ибо был не очень здоров. От Верхнекамчатска до Нижнекамчатска 397 верст; следовательно, все тяжести и морскую провизию, выгруженную в Большерецке, надобно было везти 833 версты.
   Верхнекамчатский острог, говорит лейтенант Чириков, построен на левом берегу реки Камчатки, жилья дворов 15 да часовня, служивых людей русских 40 человек, управителем был некто Чупров. Широта места 54°28'. Склонение компаса 11°34' восточное. Крашенинников, зимовавший здесь в 1738 году, говорит: обывательских домов 22, а служивых и казачьих детей 56 человек.
   Апреля 4 числа при собрании всей команды заложили бот. Чаплин говорит: при сем случае жаловал капитан всех довольно вином. По наблюдению оказалась широта места 56°40'. Мая 30 прибыл сюда лейтенант Чириков со всей остальной командой. В марте, апреле и мае дули здесь ветры большей частью от юга.
   Июня 9 дня по отправлении Божественной литургии нарекли новопостроенный бот "Святым Гавриилом" и спустили благополучно на воду. Команде, находившейся при сем деле, дано в награду два с половиной ведра вина.
   Многим читателям покажется странным, почему не поплыл капитан Беринг из Охотска прямо в Авачу или Нижнекамчатск. Ежели бы он так поступил, то выиграно бы было два года времени, и бедные камчадалы не должны бы были перевозить все тяжести поперек всей Камчатки, из Большерецка в Нижнекамчатск. Нельзя подумать, чтоб Беринг не имел сведений о Курильских островах и южной оконечности полуострова Камчатка. Мы видели выше, что он требовал к себе монаха Козыревского, который, плавая по тем местам, мог доставить ему обстоятельное сведение о тамошних странах. Доказательством, что заключение это основательно, служит то, что в 1729 году поплыл капитан Беринг из Нижнекамчатска прямо в Охотск.
   В выписке из первого Берингова путешествия, составленной знаменитым гидрографом нашим адмиралом Нагаевым, сказано: хотя капитан Беринг и намерен был идти вокруг Камчатской земли до устья реки Камчатки, только препятствовали жестокие ветры, а притом и позднее осеннее время и места неизвестные. Ежели бы осень была действительно причиною зимования капитана Беринга в Большерецке, то он мог бы совершить путь этот очень легко в следующем году. Надобно полагать, что бессмертный мореплаватель этот имел особенные причины, которые нам вовсе не известны.

-----

РАПОРТ ВИТУСА БЕРИНГА В АДМИРАЛТЕЙСТВ-КОЛЛЕГИЮ
О ПОСТРОЙКИ БОТА "СВЯТОЙ ГАВРИИЛ"
И ПОДГОТОВКЕ ЭКСПЕДИЦИИ К ПЛАВАНИЮ

   1728 г., июля 10.
   Государственной Адмиралтейской коллегии рапорт
   Прошедшего мая 11 дня покорно рапортовал Государственную Адмиралтейскую коллегию из Нижнего Камчадальского острога об отбытии нашем от Охотского острога к Большерецкому устью и о переправлении сухим путем от Большерецка до Нижнего Камчадальского острога материалов и провианта и о строении бота, который рапорт послан до Якутской канцелярии.
   Ныне покорно доношу: июня 8 дня бот на воду спустили без палубы и проводили до устья реки Камчатки для пропитания мастеровых людей, а сего июля 6 дня судно прибыло из Большерецка благополучно, которое в пути было 16 дней. Того ж числа бот достроили, а 9 дня нагрузили и с первым пособным ветром с Божиею помощью пойдем на море для умаления снастей, также и за починкою. За кратким временем, чтоб не упустить летнее время, принужден идти на одном боту, а прибывшее судно из Большерецка оставить. А из имеющего провианта, что положено в бот и что где оставил, при сем сообщил реестр. Того ж числа обретающих в команде моей иеромонаха, плотников енисейских и иркутских 11 человек, кузнецов 3 отпустил в прежние свои команды, понеже на одном боту уместится невозможно, и принужден для их проезда и пропитания в здешних пустых местах выдать денежное жалование января до 1 дня 1729 года, также и которые идут со мною в путь, для покупки платья и расплаты долгов выдано ж денежное жалование до 1729 года. А для вставшего от нас провианта, материалов и денежной казны при Нижнем Камчадальском остроге оставлено для караула солдат 3 человека да больных: геодезист Путилов и один солдат, и дана им от нас инструкция: ежели мы назад в 1729 году не возвратимся, от чего, Боже, сохрани, чтоб они оставший провиант и материалы отдали в казну с распискою при камчадальских острогах, а самим, взяв денежную казну, идти до Якутска и отдать оные деньги в Якутскую канцелярию с распискою. А из данных мне из цалмейстерской конторы из 1000 рублей осталось за расходом 573 рубля 70 копеек, и оные деньги взял с собою для всяких случившихся нужд. А приходящие к нам подлинные письма мая по 3 число, а отходящие марта по 31 число сего 1728 года оставлены при Нижнем Камчадальском остроге команде моей у караульных солдат. А для вставших от нас вещей построили мы амбар при ключах, где церковь, расстоянием от Нижнего Камчадальского острога верст с 6, понеже казенных амбаров не имелось, а при остроге построить не смел, для того что по все годы топит водою, и стоит воды июня с первых чисел и до половины июля месяца.

При сем покорно предлагаю Государственной Адмиралтейской коллегии
табель о состоянии команды и денежный расход
с 1727 года с января месяца и до июля 10 дня сего 1728 года.

-----

   Июля 9 числа перебрались все на бот, а 13-го, поставив все паруса, поплыли из устья реки Камчатки в море. Всех служителей было на боту: капитан, и лейтенантов 2, мичман, и лекарь, и квартирмейстер 1, мореход 1, матросов 8, десятник 1, ученик 1, барабанщик 1, парусник 1, солдат 9, канатчик 1, плотников 5, казаков 2, толмачей 2, офицерских слуг 6 -- итого 44 человека. При остроге остались из-за болезни: геодезист Лужин, который послан был императором Петром I в 1719 году на 6-й Курильский остров для отыскания золотого песка, да для караула казны и провианта 4 солдата.
   Лейтенант Чириков говорит: а понеже это место близ устья Камчатки-реки, на берегу моря, от которого намерены по восприятии пути числить длину яко от первого меридиана, того ради прилично здесь исчислить разность длины от Санкт-Петербурга. Полагаясь на наблюденное затмение Луны в Илимске 1725 года октября 10 дня, выходит всей разности длины до сего места 126°01'49".
   Почтенный Чириков, утвердившись на упомянутом наблюдении Луны в Илимске, сделал важную ошибку. Судовое счисление его гораздо вернее: журнал его речного плавания от Тобольска до Илимска показывает разность долготы 36°44', но по наблюдению вышло оной 30°13', что он и принял за настоящую.
   По вернейшим наблюдениям, или по карте капитана Кука, который определил положение Камчатского мыса, выходит разность долготы между Санкт-Петербургом и Нижнекамчатским 132°31'.
   Чириков полагает оную только 126°1'.
   Но ежели приложить к сему 6°31',
   то выйдет точно то же -- 132°32'.
   Эти 6°31' есть разность судового счисления против наблюдения затмения Луны в Илимске. Кто знает, как трудно наблюдать явление это, тот, не виня нимало знаменитого мореплавателя нашего капитана Чирикова, подивится, с какой точностью вел он судовое счисление.
   Июля 14. Капитан Беринг плыл сутки эти к югу, дабы обойти Камчатский Нос, далеко в море выдавшийся. Счисление начал он вести от Нижнекамчатского меридиана, широту оного означил в журнале своем 56°03', а склонение компаса 13°10' восточное. Замечательно, что бессмертный Кук, подходя в 1779 году весьма близко к Камчатскому мысу, нашел также широту оного 56°03', а склонение компаса 10°00' восточное же. В эти сутки проплыто только 11 миль итальянских, кои употреблялись во время всего путешествия по морю и рекам. На приложенной при сем карте означено плавание каждых суток.
   Июля 15. Ясная погода, но ветер был так тих, что до полуночи проплыто только 18 миль. В 3 часа пополуночи покрылся весь берег, вблизи коего плыли, туманом; при восхождении солнца выяснило, и тогда по амплитуду вычислено склонение компаса 14°45' к востоку. Всего плавания было в эти сутки 35 миль на ONO.
   Июля 16. С полудня, от коего считают обыкновенно мореплаватели сутки, дул свежий ветер от SSW, и ходу было 6 1/2 узлов {Узел -- единица измерения скорости, равная одной морской миле в час. Таким образом, величина узла зависит от использования при измерениях той или иной из морских миль. В настоящее время, по международному определению, один узел равен 1,852 км/ч или 0,514 м/с.}, или итальянских миль {Итальянская, или морская, миля - равнялась 1/4 географической, или немецкой, мили, или 1/60 градуса долготы по экватору, измеренного в единицах длины, т. е. 1/60 от 110 км.} в час. При захождении солнца вычислено склонении компаса 16°59' восточное. Ввечеру утих ветер, горизонт покрылся туманом, и, как Чаплин говорит, шла влага, т.е. изморозь.
   По наблюдению оказалось склонение компаса 16°59' восточное. Ветер умеренный, временно туман и мрачность. В журнале сказано, в 6 часов пополудни видели гору, белеющуюся от снега, и знаменитое на берегу место. По счислению выходит, что это был Озерный мыс. Поутру увидели землю прямо на севере, что должен быть Укинский мыс, который на старых картах гораздо длиннее и более выдался в море, нежели на новых.
   Июля 18. Ветер тихий и ясная погода. Во все эти сутки проплыл капитан Беринг только 8 миль на север. Подойдя, вероятно, очень близко к Укинскому мысу, правил он несколько часов на SSO и OSO. По наблюдению оказалась широта места 57°59', а склонение компаса 18°48'. Первая [цифра] весьма согласна с картой и судовым счислением. Славная Укинская губа, говорит Крашенинников, имеет в окружности 20 верст, отсюда начинается жилище сидячих [оседлых] коряков; а до сего места живут камчадалы.
   Июля 19. Облачная погода и тихий ветер. В первые сутки проплыли только 22 мили на NOtN. Капитан Беринг хотя и видел Карагинский остров, но не знал, что это остров; в журнале его сказано: холм на берегу, от которого будто бы разделение земли.
   Июля 20. Свежий ветер и туман. В эти сутки проплыл капитан Беринг 92 мили на NOtO и, как из журнала его видно, проходил Карагинский мыс, что на Камчатском берегу, на расстоянии 22 мили.
   Весьма жаль, что новые географы наши, составляя карты, не сообразовались со старыми и с описанием камчатских берегов. Читатель будет теперь тщетно искать Ильпинский мыс, который, как из упомянутого описания видно, выдался на 10 верст в море и находится в 4 верстах от устья Ильпинской речки. Мыс этот назван теперь Карагинским, и без всякой причины; ибо между оным и Карагинским островом находится Каменный остров.
   Крашенинников говорит: мыс этот (Ильпинский) у матерой земли весьма узок, песчан и так низмен, что вода через оный переливается. На изголовье он широк, каменист и посредственно высок; против его есть на море небольшой островок, Верхотуровым называемый. Нам неизвестно также: Каменный остров и Верхотуров остров -- два ли острова или один и тот же? По запискам Миллера видно, что в 1706 году приказчик Протопопов, по прозванию Верхотуров, отправился с устья реки Олюторы морем к речке Камчатке. Прибыв к устью реки Туплаты, увидел он на близлежащем небольшом, крутом и каменистом, острове коряцкий острог, на который и напал. Коряки сражались весьма храбро, убили Верхотурова и большую часть его подчиненных. Миллер говорит: кроме двух или трех человек, ушедших в лодке на Камчатку, все побиты.
   Июля 21. Свежий ветер и туман. В целые сутки проплыто 100 миль, и по журналу видно, что миновали разные мысы; но капитан Беринг по неизвестным нам причинам не дал им имени. Он только говорит: видели гору, белеющуюся от снега. Видели гору знаменитую. Видели гору особого вида. Видели гору при самом море. Подобное положение берегов доставило бы нынешним мореплавателям случай вспомнить всех благодетелей своих и многих начальников.
   Июля 22. Мичман Чаплин не сказал ни слова об Олюторской губе, которую они в эти сутки проплыли. Стеллер говорит: против Олюторской губы, на востоке, есть остров в море на две мили, где водятся только черные лисицы, которых олюторцы, кроме крайней нужды, не ловят, вменяя то за грех и опасаясь от того крайнего несчастья. Поскольку мы не имеем обстоятельного сведения о положении того берега, то не можем ни отрицать, ниже утверждать справедливость Стеллеровых слов.
   Между старыми бумагами нашел я следующий сенатский указ, из которого видно, что в Олюторской губе должны быть острова. Купец Югов не мог разуметь под сим именем Алеутских островов; ибо первое сведение получено об оных в Иркутске в 1742 году.

-----

УКАЗ СЕНАТА О ДОЗВОЛЕНИИ КУПЦУ ЕМЕЛЬЯНУ
ЮГОВУ С ТОВАРИЩАМИ ВЕСТИ ПРОМЫСЕЛ ЗВЕРЕЙ
ПРИ ОСТРОВАХ, ПРОТИВ ОЛЮТОРСКА ЛЕЖАЩИХ

   По указу ее императорского величества правительствующий Сенат по челобитной города Иркутска, купца Емельяна Югова с товарищами, коим просили об отдаче им от Нижнего-Камчатского устья, также и напротив Олюторского устьев и близ Карагинского пустых островов для ловли на всех островах всякого рода зверей в компанию, с платежом с той ловли из наловленных всякого рода худого и доброго пошлины третьей части, и чтоб их самих и товарищей их, коих они здесь принять желают в компанию, а именно санкт-петербургских купцов Игнатия Иванова, да сына его Матвея Щербаковых, да иркутского же купца Дмитрия Югова, всего с ними до семи человек, во время их промысла от всяких служб и от постоев уволить. Приказали: означенному купцу Югову с товарищами для ловли на показанных островах зверей быть только одну поездку, и для того оного Югова с товарищами, да санкт-петербургских купцов Игнатия, да сына его Матвея Щербаковых, да Иркутского же купца Дмитрия Югова, всего с ними до семи человек, во время их промысла от всяких служб, также и дворы их, в которых они сами живут, от постоев уволить.

Февраля 17, 1748 года.

-----

   Свежий ветер и временно ясно. Плыли на расстоянии 15 миль от каменных высоких гор, из которых, как по журналу видно, одна оканчивается крутым утесом. В эти сутки проплыли 100 миль и обсервовали широту места 60°16', а склонение компаса 16°56' восточное. Счислимая широта была севернее обсервованной 14 минутами.
   Июля 23. Умеренный ветер и ясная погода. Мы, говорит Чаплин, плыли в параллель берегам на расстоянии 20 миль. При восхождении солнца вычислено склонение компаса 19°37', а через 3 часа после - 25°24' восточное. Ежели бы при втором наблюдении сем шел капитан Беринг другим галсом, то можно бы объяснить причину этот большой разницы; но по журналу видно, что он плыл до 11 часов, когда настало безветрие, на NOtHN3/4N по правому компасу. Весь берег, мимо коего они плыли, состоял из высоких гор. Одна из них была покрыта в разных местах снегом, получила наименование Пестровидной. В эти сутки проплыто 48 миль, и по наблюдению оказалась широта места 61°03'.
   Июля 24. С полудня была теплая и приятная погода, плавание продолжали к берегу, от коего в прошлые сутки по безветрию удалились. К вечеру скрепчал ветер, и дул из-за гор порывами.
   Июля 25. После полудня шел дождь при крепком ветре, который к вечеру утих; но следствием оного было большое волнение. Поутру увидели берег перед носом, который состоял из высокой отделившейся горы. По наблюдению оказалась широта 61°32', что весьма согласно было с судовым счислением. Склонение компаса вычислено 24°00' восточное.
   Июля 26. Тихий ветер и ясная погода, во все сутки плыли в параллель берегу, будучи от оного на расстоянии 20 миль. Вечером миновали залив, лежавший на NWtN, что должно полагать есть устье реки Хатырки. В эти сутки проплыто 80 миль и вычислено два раза склонение компаса - 21°05' и 21°10' восточное. Купцы Бахов и Новиков входили в речку сию в 1748 году; по описании их, река Хатырка не широка, глубиною до 4 саженей и изобильна рыбой.
   Июля 27. Тихий переменный ветер и сияние солнца. Продолжая путь в параллель берегу, увидели в два часа пополудни, как Чаплин говорит, "впереди землю на курсе своем". Это должен быть мыс Святого Фаддея, который на новых картах положен иначе, нежели у Беринга. Но, кажется, Беринговой карте надобно дать большую веру; ибо он, идя на NOtO, стал вдруг держать на SOtO и обошел мыс этот на расстоянии 3 миль, будучи от прежнего берега в 15 милях.
   Приближаясь к мысу Святого Фаддея, говорит Чаплин, была нам видима падь на земле на NWtN, из которой, надеемся, впадают реки в море, понеже вода в море против сего места цветом отменна.
   Замечательно, как точно описание Чаплина. Капитан Кинг, продолжавший журнал Куков по кончине его, говорит о мысе Святого Фаддея: от южной оконечности мыса сего простирается берег прямо на восток и видно большое углубление.
   Восточная часть мыса Святого Фаддея находится в широте 62°50' и долготе 179° к востоку от Гринвича, что на 3 1/4 градуса восточнее русских карт. Близлежащие берега должны быть очень высоки, ибо мы видели их в большом отдалении. При мысе сем встречали мы множество китов, сивучей, моржей и разных птиц. Пользуясь тихой погодой, наловили мы здесь довольно вкусной рыбы, рода лососей. Глубина моря была здесь 65 и 75 саженей.
   На генеральной карте России 1745 года означен мыс Святого Фаддея в долготе 193°50' от острова Деферро, или 176°02' от Гринвича. Мудрено, что при составлении оной не заглянули в Берингов журнал. Когда он находился при мысе Святого Фаддея, то показана у него разность долготы к востоку 17°35', а поелику долгота Нижнекамчатска 161°38' к востоку от Гринвича, то и выходит, что счисление его весьма согласно с Куковым наблюдением (179°13').
   Июля 28. Тихий ветер и дождь. Здесь примечено течение моря от SOtS по 1 миле в час. В море сем, говорит Чаплин, показывается животных, китов множество, на которых кожа пестрая, сивучей (морских львов), моржей и свиней морских. В эти сутки проплыли 30 миль на NtW, в полдень были от берега на расстоянии 15 миль и видели при самом море высокую крупную гору.
   Июля 29. Ветер умеренный, пасмурная погода и туман. Путь продолжали в параллель берегу. Чаплин замечает: земля на берегу низкая, которую имели слева; а до сего места по берегу все были горы высокие. Приближаясь к устью реки Анадыря, нашли глубину моря 10 саженей, грунт -- мелкий песок. Надобно полагать, что капитану Берингу неизвестно было, где он находился; ибо в противном случае упомянул бы о сем в журнале своем и, вероятно, захотел бы повидаться с живущими там, от которых мог бы получить свежей провизии и известия о положении берегов. Анадырской острог, уничтоженный около 1760 года, существовал более 100 лет и находился на левом берегу реки, на расстоянии 58 верст от моря.
   В эти сутки проплыто на NWtN 34 мили. В полночь приказал капитан Беринг лечь в дрейф и на рассвете, снявшись с оного, пошел опять в путь; приблизившись к берегу, который находился у них по левую руку в 1 1/2 милях, нашли глубину моря 9 саженей.
   Июля 30. Погода пасмурная, ветер умеренный. В 5 часов пополудни, подойдя к берегу на 1 1/4 мили расстояния, приказал капитан Беринг положить якорь на глубине 10 саженей. Только что положили якорь, говорит Чаплин, то послал меня господин капитан искать пресной воды и осмотреть место, где бы можно стать ботом безопасно. По прибытии на землю пресной воды я не отыскал, также и удобного места к стоянию с ботом не оказалось, разве бы только можно на прибылой воде. В залив с трудом можно бы войти; а людей на берегу не видали. По прибытии Чаплина снялся капитан Беринг с якоря и поплыл возле берега, при котором глубина моря была 12 саженей.
   Июля 31. Весь день сей была пасмурная и туманная погода; но, невзирая на то что изредка показывались берега на NW и NO, продолжал капитан Беринг путь и проплыл в целые сутки 85 миль на NO. Глубина моря была во все время плавания 10 и 11 саженей. Около полудня усмотрели, что цвет воды совершенно переменился, и когда выяснило, то увидели во всей северной части горизонта землю в весьма близком расстоянии.
   Августа 1. Мрачная и туманная погода с дождем, ветер усиливался постепенно. Капитан Беринг, увидев, что он находится только в 3 милях от высокого и утесистого берега, плыл все сутки сии на S и SW, дабы удалиться от оного. В течение всех суток не случилось ничего примечательного. Чаплин говорит: в 2 часа пополуночи, когда поворачивали на другую сторону бот, по ветру, переломило железный погон, по которому грота-шкот ходил. Найдя себя поутру на расстоянии 16 миль от берега, стали опять приближаться к нему.
   Беринг, следуя обычаю того века, в котором жил, давал имена новооткрытым заливам, островам и мысам по календарю. Поскольку в это число празднует церковь наша происхождение древ честного и животворящего Креста, то и назвал он губу, в коей находился, губой Святого Креста, а впадающую в нее реку - Большой рекой.
   Августа 2. Безветрие и пасмурная погода продолжались до 8 часов вечера, глубина моря была 50 саженей, грунт - ил; от сего времени настал умеренный ветер, и в полночь был берег на ONO на расстоянии 5 миль, глубина моря была здесь 10 и 12 саженей, грунт -- камень. В полдень оказалась широта места по наблюдению 62°25'.
   Августа 3. Умеренный ветер и мрачность. Капитан Беринг провел два дня под парусами в губе Святого Креста, чтобы отыскать удобное якорное место и реку, на которой можно бы запастись свежей водой; но, увидев, что он не может успеть здесь в намерении своем, поплыл к юго-восточному мысу губы этой. В эти сутки не случилось ничего замечательного.
   Августа 4. Погода пасмурная и умеренный ветер. Обойдя юго-восточный мыс губы Святого Креста, плыл капитан Беринг в параллель близ высокого камчатского берега и прошел в эти сутки 36 миль на OSO. Глубина моря была 10 саженей и грунт -- мелкий камень.
   Августа 5. Тихий ветер и мрачность. Продолжая во все сутки путь возле берега, дошел капитан Беринг до залива, а поскольку берег уклонялся здесь к юго-западу, то и пошел он по направлению оного. В эти сутки не случилось также ничего примечательного.
   Августа 6. Умеренный ветер и облачно. Следуя вплотную возле берега, осматривал капитан Беринг с особенным вниманием каждое углубление. Чаплин говорит: с 1 до 9 часа лавировали возле берега для взятия пресной воды, понеже имеем только воды одну бочку. В 6 часов приблизились к высоким каменным горам, простиравшимся на востоке и высоким, как стены, а из падей, лежащих меж горе, в губу небольшую и положили якорь на глубине 10 саженей, грунт -- мелкий камень. Поскольку в это число празднует церковь наша, Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, то и назвал капитан Беринг губу сию Преображенскою.
   Августа 7. В полдень послан был Чаплин с 8 человеками для взятия пресной воды и описания берегов. Прибыв к оному, нашел он ручей, текущий с гор, снегом покрытых, и наполнил сею водой 22 порожние бочки. Он нашел также пустые жилища, в коих, по приметам, недавно были чукчи; во многих местах видел он протоптанные дороги. Чаплин говорит: при этом следует рисунок губы; но, к сожалению, нельзя было оного отыскать.
   Августа 8. Ветер умеренный, погода облачная. С полудня снялся капитан Беринг с якоря и поплыл возле берега, простиравшегося на SOtS и имеющего вид каменных стен. В 9 часов пришли к губе, которая простирается в землю на NNO и имеет ширины 9 миль.
   В 7 часов поутру увидели лодку, гребущую к судну, в коей сидело 8 человек. На судне капитана Беринга было два коряцких толмача, коим и приказано было с ними вступить в разговор. Дикие объявили, что они чукчи, и спрашивали, откуда и зачем пришло судно это. Капитан Беринг приказал толмачам звать их на судно; но они, колебавшись долгое время, высадили наконец одного человека на воду; который на надутых пузырях подплыл к судну и взошел на оное. Чукча этот рассказывал, что по берегу живет много одноземцев его и что про россиян они давно слыхали.
   На вопрос: где река Анадырь -- отвечал он: далеко к западу. В красный день, продолжал чукча, отойдя отсюда недалеко в землю, виден бывает остров.
   Получив от капитана Беринга несколько подарков, отплыл он к своей лодке.
   Коряцкие толмачи слышали, что он уговаривал товарищей своих подплыть ближе к судну, о чем они, потолковав между собой, решились приблизиться; но, пробыв у него очень короткое время, отплыли обратно. Толмачи их рассказывали, что язык чукчей различается много с коряцким; а посему и не могли они отобрать от них все нужные сведения. Чукотская лодка сделана была из кожи. Широта того места, где разговаривали с чукчами, 64°41'.
   Августа 9. Тихий ветер, облачная погода. В эти сутки обплывали Чукотский Нос и проплыли по разным румбам только 35 миль. По двукратному вычислению склонения компаса оказалось оное 26°38' и 26°54' восточное. Широта места по наблюдению же 64°40'.
   Августа 10. Погода ясная, ветер тихий. Все сутки эти обплывал капитан Беринг Чукотский Нос, и хотя прошел по разным румбам 62 мили, но сделал разность широты только 8'. В полдень была она 64°18'.
   Капитан Кук говорит: "Мыс этот получил название Чукотского от Беринга; на что он и имел право, ибо здесь виделся он в первый раз с чукчами". Южную оконечность мыса сего полагает Кук в широте 64°13', а Беринг - в 64°18'. Но в журнале не сказано ни слова о Чукотском мысе; вероятно, означен он был под сим именем на карте, с которой капитан Кук имел копию; в чертежной же Государственного Адмиралтейского департамента нельзя было оную отыскать.
   "Я должен,-- говорит Кук,-- воздать справедливую похвалу памяти почтенного капитан Беринга: наблюдения его так точны и положение берегов означено столь правильно, что с теми математическими пособиями, какие он имел, нельзя было сделать ничего лучше. Широты и долготы его определены так верно, что надобно сему удивляться. Говоря это, не ссылаюсь я ни на описание Миллерово, ниже на его карту; но на повествование доктора Кэмпбелла (Campbell), помещенное в Хоррисовом собрании путешествий; изданная им карта гораздо вернее и обстоятельнее Миллеровой".
   Августа 11. Тихий ветер, облачная погода. В 2 часа после полудня видели остров на SSO, который капитан Беринг назвал Святым Лаврентием, ибо по гражданскому календарю было еще 10 число, в которое празднуют святого мученика и архидиакона Лаврентия. В 7 часов, говорит Чаплин, увидели землю на SO1/2O, а средина острова, прежде увиденного, в сие время была от нас на StO в 4 1/2 милях. Судя по этим словам, надобно бы было заключить, что это опять другой остров; но поскольку нам известно, что остров Святого Лаврентия простирается в длину на 90 миль и на нем находится несколько разных возвышений, то и надобно полагать, что Чаплин почел гору за остров.

* * *

   Лейтенант Синдт, плававший здесь в 1767 году, принял остров этот за 11 разных, кои и означил на карте своей под именами: Агафоника, Тита, Диомида, Мирона, Самуила, Феодосия, Михея, Андрея и пр.; при даче имен этих следовал он Берингову правилу.
   Его превосходительство Г. А. Сарычев {Сарычев Гавриил Андреевич (1763-1831) -- адмирал, полярный исследователь, основоположник полярной археологии; первый русский прозаик-маринист. Считается одним из крупнейших океанографов своего времени. (Примеч. ред.)} говорит об остров Святого Лаврентия: впереди судна на ONO открылось несколько гористых островов; но когда мы приблизились к ним, то увидели, что острова эти соединены между собой низменным берегом и что весь этот берег есть продолжение одного острова. Капитан флота Г. С. Шишмарев {Шишмарёв Глеб Семенович (1781-1835) -- контр-адмирал, путешественник. В 1815 г. в качестве старшего офицера совершил кругосветное плавание на бриге "Рюрик" под командованием лейтенанта О. Е. Коцебу, в ходе которого принимал участие в геодезических исследованиях Океании. (Примеч. ред.)} подтверждает также заключение это: на составленной им карте нет близ острова Святого Лаврентия других.
   Хотя и кажется удивительным, как мог лейтенант Синдт принять остров Святого Лаврентия за 11 разных, но, справясь с журналом его и прочитав ниже приведенное примечание капитана Кинга, можно даже извинить его в грубой ошибке этой. Синдт имел весьма неблагоприятное плавание: во все время дули очень крепкие и большей частью противные ветры, которые сопровождались снегом и градом с первых чисел сентября, а поэтому, не смея, вероятно, приближаться к берегам, и не мог он видеть низменностей острова Святого Лаврентия. Острова Михея и Феодосия видел он на расстоянии 20 миль, а иные и еще далее. Августа 9 шел он вплоть возле открытого им острова Святого Матвея, а на обратном пути видел оный и близ него лежащий на расстоянии 23 и 25 миль.
   Капитан Кинг {Джеймс Кинг (1750-1784) -- офицер британских военно-морских сил, служивший под началом Дж. Кука во время его третьего кругосветного плавания. Заслуженно считался самым ученым моряком экспедиции, поскольку, благодаря учебе в Париже и Оксфорде, получил солидную астрономическую подготовку. Дневники Дж. Кинга, которые он вел как "историограф" экспедиции с февраля 1779 по октябрь 1780 г. вошли в первое издание материалов третьего плавания наряду с дневниками Дж. Кука. (Примеч. ред.)} говорит: мы обошли 3 июля (1779) западную оконечность острова, который должен быть Берингов Святой Лаврентий. Прошлого года плыли мы около восточной оконечности и наименовали оную Клерковым островом; теперь увидели мы, что он состоит из разных возвышенностей, соединяющихся весьма низменною землею. Хотя мы сначала обманулись, приняв эти горы за отдельные острова, однако же я думаю, что остров Святого Лаврентия отделяется действительно от Клеркова острова, ибо мы заметили между обоими значительное пространство, на котором нет никакого возвышения сверх горизонта воды. В полдень была широта места по счислению 64°20'. Глубина моря от острова Святого Лаврентия к Чукотскому мысу шла 11, 14, 15, 16 и 18 саженей.

* * *

   Августа 12. Ветер умеренный и мрачность. В эти сутки проплыл капитан Беринг 69 миль, но переменил разность широты только на 21'; ибо обходил узкий мыс, который находится к северу от Чукотского Носа. При захождении солнца вычислено по амплитуде склонение компаса 25°31' восточное. В полдень была обсервованная широта 64°59'.
   Августа 13. Свежий ветер, облачная погода. Капитан Беринг плыл все сутки эти вне вида берегов и переменил разность широты 78'. Всего же плавания было 94 мили.
   Августа 14. Тихий ветер, пасмурная погода. В эти сутки проплыто 29 миль, да к сему прибавлено 8 1/2 мили течения, ибо капитан Беринг заметил, что оно шло от SSO к NNW. В полдень, говорит Чаплин, видели позади себя высокую землю и еще через 3 часа высокие горы, кои, чаем, быть на большой земле. В полдень была широта места по счислению 66°41'.
   Августа 15. Ветер тихий, погода облачная. В полдень, говорит Чаплин, видели довольно китов; а от 12 дня сего месяца вода была в море белого цвета, глубина 20, 25 и 30 саженей. В эти сутки проплыто 58 миль да прибавлено течение моря 8 1/2 мили.
   Августа 16. Погода облачная, ветер тихий. От полудня до 3 часов плыл капитан Беринг на NO и, пройдя 7 миль, стал держать на StW1/2W. Чаплин говорит: в 3 часа господин капитан объявил, "что надлежит ему против указа во исполнение возвратиться", и, поворотив бот приказал держать на StO (по компасу).
   В журнале лейтенанта Чирикова сказано то же и точно этими же словами. Широта, от коей поворотил капитан Беринг назад, есть 67°48'. Разность долготы сделал он от Нижнекамчатска к востоку 30°17'. Поскольку долгота ниже Камчатска есть 162°50' к востоку от Гринвича, то выйдет, что долгота пришедшая должна быть 193°7', что почти совершенно согласно с известным нам положением берегов и делает особенную честь капитану Берингу и гардемарину Чаплину, писавшему журнал его плавания. Когда капитан Беринг плавал в 1741 году к берегам Америки, то ошибся в долготе на 10°.

* * *

   Первый историограф наш Миллер говорит: наконец августа 15 дня пришли они под 67 градус 18 минуту высоты полюса к Носу, за коим берег, как помянутые Чукчи показали, простирался к западу. Посему заключил капитан с немалою вероятностью, что он достиг самого края Азии к северо-востоку; ибо ежели берег оттуда непременно простирается к западу, то нельзя Азии соединяться с Америкой. Следовательно, он данные ему инструкции исполнил. Чего ради предложил он офицерам и прочим морским служителям, что время назад возвратиться. А ежели-де ехать еще далее к северу, то надлежит опасаться, чтобы не попасть в лед нечаянно, из коего не можно будет скоро пробиться. В осеннее время бываемый густой туман, который уже и тогда наступал, свободный вид отымет. Буде же повеет ветер противный, то не можно будет того же лета возвратиться на Камчатку.
   Журнал капитана Беринга противоречит сему заключению: мы видели, что он находился в средине пролива, и не только что 16-го, но даже и 15-го числа берегов не видал. По новейшим известиям, лежит мыс Сердце-Камень в широте 61°03', долготе западной от Гринвича 188°11';, то есть на 4°6' западнее настоящего Берингова места.
   Надобно полагать что капитан Беринг воротился назад потому, что, проплыв слишком 200 миль к северу от Чукотского Носа, не видал берегов ни на востоке, ниже на западе. Весьма жаль, что он не сказал ни слова о том, видел ли он льды или нет. Капитаны Кук и Клерк, бывшие в местах сих, не видали льдов, в 1778 году 15 августа будучи в это время в широте 67°45', долготе 194°51'. На другой год 6 июля -- в широте 67°00', долготе 191°06'. Встретил Клерк очень огромные льдины, примыкавшие к берегам Азии. Может быть, в исходе августа и не бывает льдов посредине Берингова пролива.
   Замечательно, что и геодезист Гвоздев, бывший в 1732 году в исходе августа при берегах Америки в широте 66°00', не видал вовсе льдов.
   Капитан Кинг говорит: двукратное плавание наше по морю, к северу от Берингова пролива лежащему, удостоверило нас, что в августе бывает там менее льдов, нежели в июле; вероятно, в сентябре и еще удобнее там плавать.
  
   По сведению, полученному армии капитаном Тимофеем Шмалевым от чукотского старшины, видно, что когда Берингов пролив очищается от льдов, то плывет оным к северу множество китов, моржей, сивучей, морских тюленей и разных рыб. Животные эти, продолжал старшина, остаются там до октября, а потом возвращаются обратно на юг. Следовательно, и можно заключить из показания сего, что в Беринговом проливе скопляются льды в октябре и что до сего времени плавать там можно.
   Мы оставили капитана Беринга в 3 часа пополудни, когда он плыл обратно к югу. Продолжая путь с свежим ветром, при котором было хода более 7 миль в час, усмотрели в 9 часов утра высокую гору по правую руку, на коей, говорит Чаплин, живут чукчи, и в море после сего остров по левую руку. Поскольку в этот день празднуют святого мученика Диомида, то и назвал капитан Беринг увиденный остров его именем. В эти сутки проплыли 115 миль, и счислимая широта была 66°02'.
   Теперь предлежит вопрос: вправе ли были новейшие географы назвать острова, в Беринговом проливе лежащие, Гвоздева островами? Слава первого обретения оных принадлежит неоспоримо Берингу. Мы знаем, что геодезист Гвоздев плавал в 1730 году к берегам Америки, и полагаем, что западный мыс страны этой, который он видел в то время, должен носить на себе имя его. Гвоздев был первым из всех европейских мореплавателей, который усмотрел берега Америки, выше Северного полярного круга лежащие. Бессмертный Кук, покрывший пролив, разделяющий Америку от Азии, именем первого и знаменитого мореплавателя нашего Беринга называет острова, в сем проливе лежащие, островами Святого Диомида.

* * *

   Августа 17. Погода пасмурная, ветер свежий. Плыли в параллель возле берега и увидели на нем множество чукчей и в двух местах жилища их. Увидев судно, побежали чукчи на высокую каменную гору.
   В 3 часа при весьма свежем ветре миновали очень высокую землю и горы; а от оных пошла низкая земля, за которой находится небольшая губа. В эти сутки проплыто 164 мили, и по наблюдению оказалась широта места 64°27'.
   Августа 18. Тихий ветер и ясная погода. В полдень видели множество китов, а в 5 часов миновали губу, в которую, говорит Чаплин, чаем, можно входить и сохраниться от жестокой погоды. При захождении солнца сыскано по амплитуду склонение компаса 26°20' восточное, а после по азимуту 27°02'. В 1779 году замечено здесь склонение компаса на кораблях капитана Кука 26°53'.
   С полуночи, говорит Чаплин, была ясная погода, сияние звезд и луны, против севера страны на воздухе были светлые столбы (то есть северное сияние). В 5 часов утра видели остров, который именовали Святым Лаврентием, на ONO на расстоянии 20 миль. Широта счислимая 64°10'.
   Августа 19. Тихий ветер и пасмурная погода. В эти сутки обходил капитан Берингоколо Чукотского Носа и за мрачностью берегов не видал; по счислению была широта 64°35'.
   Августа 20. Безветрие и туман. С полуночи до 5 часов, говорит Чаплин: погода та же с мокрым туманом, лежали за безветрием без парусов. В 2 часа намеряли глубины моря 17, в 4 часа -- 15 саженей. На дне камень. С 5 часа до половины 7-го погода та же, лежали без парусов. В 6 часов глубины 18 саженей. В 8 часов мало выяснило, и увидели берег в полумиле. Ветер возвеял от N небольшой, и поставили грот и фок.
   В 10 часу поставили топсель, в том же часу смотрели, как простирается береге: и усмотрели, что позади нас простирается на О, а впереди на WtN; тогда увидели 4 лодки, гребущие от берега к нам. Мы стали дрейфовать для ожидания оных. На означенных лодках приезжали к нам чукчи. Посетители эти были смелее и добрее прежних. Приближаясь к судну, вступили они в разговор с толмачами и сказывали, что русских давно знают; а один из них присовокупил, что бывал и в Анадырском остроге. Мы, продолжали они, ездим и к реке Колыме на оленях, а по морю никогда пути сего не совершаем. Река Анадырь находится отсюда далече на полдень; а по всему берегу живущие люди нашего рода, других же мы незнаем. Чукчи эти привезли на продажу оленьего мяса, рыбы, воды, лисиц, песцов и 4 моржовых зуба, что и было у них все куплено. В эти сутки проплыли только 37 миль, широта по счислению была 64°20'.
   Августа 21. Пасмурная погода и свежий ветер. В эти сутки проплыли на SW1/2W 160 миль и в полдень видели залив Преображения, где стояли 6 августа на якоре, на NtW на расстоянии 7 миль.
   Августа 22. Свежий ветер и пасмурная погода. По азимуту вычислено склонение компаса 20°00' восточное. В журнале сказано: видели Угол Святого Фаддея на WtS на расстоянии 25 миль. Надобно полагать, что имя это дано было Берингом, ибо 21 августа празднуют Святого апостола Фаддея; мудрено только то, почему, видевши мыс этот прежде, оставил он его без наименования. На академической карте 1745 года назван мыс этот: Угол Святого Фаддея, что подтверждает прежнее заключение. В эти сутки проплыто 142 мили, и по наблюдению оказалась широта места 61°34', что весьма согласно с судовым счислением.
   Августа 23. Тихий ветер и ясная погода. По амплитуде вычислено склонение компаса 18°40' восточное. Широта места оказалась по наблюдению 61°44', и поскольку она не согласна была со счислимою, то Чаплин и говорит: здесь течение моря на NOtO. Во все сутки проплыто только 35 миль.
   Августа 24. Тихий ветер, ясная погода. В эти сутки видели берега на расстоянии 15 миль и проплыли только 20 миль. Склонение компаса вычислено 13°53' восточное.
   Августа 25. Крепкий ветер и мрачная погода. Чтобы подать читателю идею о качествах того судна, на котором плавал капитан Беринг, то надобно сказать, что, лежа в бейдевинде, имело оно хода 1 1/2 и 2 узла; а дрейфа -- от 3 1/2 до 5 1/2 румбов. Во все сутки проплыто только 34 мили, и в полдень оказалась широта по наблюдению 61°20', что очень согласно со счислением.
   Августа 26. Ясная погода и свежий ветер; во все сутки проплыто 105 миль, и по наблюдению оказалась широта места 60°18', счислимая была 60°22', по амплитуду и азимуту вычислено склонение компаса 18°32' и 18°15'.
   Августа 27. Свежий ветер, ясная погода. Хода было во все сутки от 5 до 7 узлов, а ночью в 4 часа показано оного 9 узлов, что даже и сомнительно! С полуночи до следующего полудня было очень облачно и шел дождь; а посему и не было никаких наблюдений. Замечательно, как много благоприятствовала погода знаменитому Берингу; до этих пор не претерпел он ни одной бури и хотя встречал противные ветры, но большей частью тихие.
   Августа 28. Облачная погода, свежий ветер. Во все сутки проплыто 98 миль. В полдень оказалась широта по наблюдению 57°40', а счислимая была 9' севернее. Чаплин говорит: в сем месте признаваем течение моря в бытность нашу по исправленному компасу на SO1/2S, и сим исправлено.
   Августа 29. Тихий ветер, ясная погода. Склонение компаса вычислено 16°27', а широта оказалась по наблюдению 57°35'. Во все сутки проплыто 54 мили.
   Августа 30. Свежий ветер, ясная погода. Во все сутки проплыто 100 миль. С полуночи сделался ветер так крепок, что хода было 7 1/2 узлов. В это число не было никаких наблюдений; Чаплин говорит: от 24-го и до 31-го числа земли за дальностью не видали. Счислимая широта была 56°33', а долгота 1°38' к востоку от Нижнекамчатского меридиана.
   Августа 31. Крепкий ветер и мрачная погода. В 4 часа, говорит Чаплин, показалась сквозь туман часть земли на WSW, в 3 милях или меньше. А как за туманом не скоро рассмотрели, что земля простирается дугою на SOtS и на NtW, тогда брифок спустили, а грот и фок поставили, за великим ветром и волнением не скоро и с немалой тягостью. А в то время принесло к берегу на расстоянии полумили; берег каменист и крут без всякого разнства, как утес, и зело высок. И мытрудились отойти против ветра от берега прочь до десятого часа пополудни. А в 10 часов порвало у грота и у фока фалы; тогда паруса упали, снасти все перепутались, и за великим волнением не можно было разобрать снасти; того ради легли на якорь на глубине 18 саженей от берега расстоянием в 1 миле или еще меньше; в последней части 2 часа с великим трудом до полудня исправились к походу парусами и прочею снастью, хотя и беспрестанно все о том трудились. В эти сутки пpoплыто 32 мили на SW.

* * *

   Судя по широте и описанию берегов, выходит, что капитан Беринг стоял на якоре близ Столбового мыса. Крашенинников говорит: по южную сторону реки Столбовой есть на море три каменных столба, из коих один вышиною до 14 саженей, а другие немного ниже. Оные столбы оторваны, вероятно, некогда силою трясения или наводнения от берега, что там нередко случается; ибо не в давние времена оторвало часть оного берега вместе с Камчатским острожком, который стоял на мысу по край оного.

* * *

   Сентября 1. Мрачная погода и умеренный ветер. В 1 часу приказал капитан Беринг подымать якорь; но едва только подвертели несколько саженей каната, то оный лопнул; а посему, поставив скорее паруса, пошли на SSO. Повествование Чаплина о прошлых сутках и этот случай подают нам идею, какие снасти имел капитан Беринг. Ежели бы в то время сделался ветер еще крепче, то неминуемо при столь крутом и увесистом береге должны были бы все погибнуть. Поскольку от Якутска к Охотску надобно совершать большую часть пути верхом, то канаты и даже тонкие снасти развивали по стреньгам и потом опять ссучивали. Даже якоря разбивали на несколько частей и в Охотске опять сваривали. Подобными снастями и якорями снабжались все охотские суда до 1807 года, когда отправили из Кронштадта почтенного В.М. Головнина {Головнин Василий Михайлович (1776-1831) -- русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской академии наук (1818).} с такелажем и разными припасами для Охотского и Камчатского портов.
   Сентября 2. Погода пасмурная и свежий ветер. В 5 часов пополудни вошел капитан Беринг в Камчатскую губу и за туманом лавировал в оной до самого рассвета. Поутру в 7 часов совершенно выяснило, и мы, говорит Чаплин, поставив все паруса, взошли благополучно в устье реки Камчатки, и положили якорь. Течение моря примечено во все сутки от реки Камчатки на SSW1/2W по правому компасу 10 миль в сутки. Здесь нашли они старое судно свое "Фортуну", но в журнале их не означено, давно ли и под чьею командой оно сюда прибыло.
   Можно легко вообразить, что во время зимования в сем дальнем и уединенном месте не случилось ничего внимания достойного. Команду занимали в ясные дни ученьем, а в другое время исправлением такелажа и разными корабельными работами. Зима наступила здесь в последних числах октября. Надобно отдать справедливость попечению капитан Беринга. По журналу видно, что во все время было только трое больных: лейтенант Шпанберг, геодезист и один матрос. Первый был так нездоров, что отпросился у Беринга в Большерецке, ибо опасался, что во время плавания, от сырости и морского воздуха, болезнь его усилится.
   Впрочем, здоровью команды способствовал, может быть, также и камчатский воздух, ибо Крашенинников и Стеллер, зимовавшие здесь в 1738,1739 и 1740 годах, говорят: воздух и воды там чрезвычайно здоровы, нет беспокойства ни от жары, ни от морозов, нет никаких опасных болезней, как например горячки, лихорадки и оспы. Нет страха от молнии и грома и, наконец, нет никакой опасности от ядовитых животных.
   Октября 3 собрал капитан Беринг всю команду и, прочитав манифест о вступлении на престол императора Петра II, привел всех к присяге. Манифест этот привез в Большерецк штурман Энгель на старом судне и прислал оный с матросом в Нижнекамчатск. Замечательно, что император Петр II принял престол 7 мая 1727 года, следовательно, известие получено было через 17 месяцев.
  

1729 год

   Февраля 2 прибыл штурман Энгель, и при нем 1 капрал, 2 матроса и 3 солдата. С наступления весны приказал капитан Беринг готовить суда, и 1 июня перебралась на оные команда. На боте "Гавриил" находился капитан, 1 лейтенант, 1 мичман, 1 лекарь, 1 штурман -- всего с нижними чинами 35 человек; а на "Фортуне" -- ботовый ученик 1, мачтмакерский ученик 1, геодезист 1, кузнец 1, плотник 1 и 7 солдат. Любопытно бы знать: кто из них командовал судном? Чаплин не говорит о сем ни слова, а упоминается только, что геодезист был очень болен.
   2 числа произвел капитан Беринг матроса Белого в подшкиперы; но в журнале несказано, за что; а 5 числа вышли оба судна в море. В журнале Чаплина не сказано, плыла ли "Фортуна" вместе с "Гавриилом" или отправлена прямо в Большерецк.

* * *

   Почтенный историограф наш Миллер говорит, что во время пребывания в Нижнекамчатске наслышался капитан Беринг о близости Америки к Камчатке. Главнейшие и неоспоримые доказательства состояли в следующем.
   1) Что около 1716 года жил завезенный в Камчатку инородец, который рассказывал, что отечество его находится к востоку от Камчатки и что несколько лет тому назад захватили его и прочих его иноземцев при Карагинском острове, куда они приезжали за промыслом. В отечестве моем, продолжал он, растут очень большие деревья, и многие большие реки впадают в Камчатское море; для езды по морю употребляем мы такие же кожаные байдары, как и камчадалы.
   2) Что на Карагинском острове, лежащем на восточном берегу Камчатки, против реки Караги (в широте 58°), найдены у жителей весьма толстые еловые и сосновые бревна, каковых не растет ни в Камчатке, ниже в окололежащих местах. На вопрос: откуда получили лес этот -- отвечали жители сего острова, что оный приносится к ним восточным ветром.
   3) Зимой, во время сильных ветров, приносится к Камчатке лед, на коем находятся явные признаки, что его отнесло от обитаемого места.
   4) С востока прилетает ежегодно множество птиц, кои, побыв на Камчатке, улетают обратно.
   5) Чукчи привозят иногда на продажу куньи парки; а куниц нет во всей Сибири, от Камчатки вплоть до Екатеринбургского уезда, или старой Исетской провинции.
   6) Жители Анадырского острога рассказывали, что против Чукотского Носа живут бородатые люди, от коих чукчи получают деревянную посуду, выделанную на русский образец.
   В подтверждение к сим известиям присовокупил Беринг собственные замечания.
   1) Что на море, по коему он плыл к северу, нет таких огромных валов, каковые он встречал на прочих больших морях.
   2) Что на пути встречались им нередко деревья с листьями, каковых они на Камчатке не видали.
   3) Камчадалы уверяли, что во время очень ясного дня можно видеть к востоку землю.
   И наконец 4) что глубина моря была очень мала и не соразмерна высоте камчатских берегов.
   Ясность и несомненность всех этих доказательств поселили в знаменитом Беринге желание осмотреть сию близкую к Камчатке страну; а посему, выступив на море, и пошел он к юго-востоку.

* * *

   Июня 6 тихий ветер и облачная погода. Все сутки эти провел капитан Беринг, лавируя из Камчатской губы, и, обойдя поутру Камчатский мыс, поплыл по вышеприведенному намерению своему на OtS.
   Июня 7. Тихий ветер, ясная погода и волнение от NNO. Во все сутки не случилось ничего, замечания достойного. По счислению полуденному была широта места 55°37'. Разность долготы от Нижнекамчатска к востоку 2°21'.
   Июня 8. Мрачная погода и крепкий ветер от NNW во все сутки лежали под одним гротом, и имели дрейфа 5 румбов. В полдень оказалась счислимая широта 55°32'. Разности долготы 4°07'.
   Со времени поворота до следующего полудня проплыл капитан Беринг 150 миль и увидел поутру камчатский берег. По наблюдению оказалась широта места 54°40'.
   Июня 10. Тихий ветер и облачная погода. Во все сутки плыл капитан Беринг в виду Камчатского берега; и поскольку ветер с полуночи стал еще тише, то проплыл он только 35 миль. По амплитуде вычислено склонение компаса 11°50' восточное; а широта места по полуденному наблюдению 54°07'.
   Июня 11. Ясная погода и тихий ветер. Чаплин говорит: видели гору, которая в Кроноках, видели гору на Жупановой, видели гору на Аваче, которая горит. Во все эти сутки плыли в виду берегов, будучи от оных на расстоянии 6 и 10 миль. По азимуту и амплитуду оказалось склонение компаса 8°31' и 8°46' восточное. Широта места вычислена по наблюдению 53°13'. От конца сего числа до 20 числа сего же месяца, признается Чаплин, течение моря от ординарного переменилось, которым обычайно течет по простертию берега, от держащихся долговременных ветров меж S и W, на сторону пространного моря, лежащего меж S и О.
   Июня 12. Ясная погода и тихий ветер. С полуночи стал ветер крепче, и настал весьма густой туман. Во все сутки плыли в виду берегов; всего проплыто 42 мили, включая 12 миль течения моря на SOtOW.
   Июня 13. Весьма густой туман и тихий ветер. В течение суток поворачивали три раза; вероятно, для отдаления от берегов. Всего проплыто 34 мили, включая столько же течения моря, как и в прошлые сутки.
   Июня 14. Мрачная погода с дождем и тихий ветер. Во все сутки плыл капитан Беринг 8 румбами от ветра и имел дрейфа 2 1/2 румба; течения моря положено в счете столько же, как и прежде, и счислимая широта была 52°58'.
   Июня 15. Умеренный ветер и мрачная погода; плыли целые сутки 8 румбами от ветра и имели прежний дрейф. Течения моря положено в счете 12 же миль.
   Июня 16. Мрачная погода и тихий ветер. Во все сутки проплыли 38 миль, включая 8 миль течения на SOt1/2O. Берегов за мрачностью не видали. Счислимая широта 51°59'.
   Июня 17. Та же мрачная погода и безветрие. В целые сутки проплыли 27 миль и берегов за мрачностью не видали. Течения моря положено в счете то же, что и в прежние сутки.
   Июня 18. Облачная погода и умеренный ветер от SW, который и заставил капитана Беринга плыть вопреки желанию его на NW. В полдень оказалась широта места 52°14', то есть на 24' севернее вчерашней.
   Чаплин положил в счете 9 миль течения моря по прежнему направлению.
   Июня 19. Дождевая погода и свежий ветер от SSW. Неблагоприятный ветер этот отклонял капитана Беринга еще более от настоящего пути; а посему и плыл он прямо на NtO и увидел в полдень Жупановскую сопку на расстоянии 15 миль. Счислимая широта его очень верна, и в счете принято было также 9 миль течения моря.
   Июня 20. Тот же ветер от юга с мрачною и туманною погодою. В эти сутки правил капитан Беринг на NOtO, и в полдень была широта его 54°4'. Странно, почему держался капитан Беринг в прошлые сутки так близко возле берега! В удалении от оного мог он встретить другой ветер.
   Июня 21. Мрачная погода и тихий переменный ветер. Во все сутки проплыли на NOtO 20 миль, да Чаплин прибавил в счете 8 миль течения моря на W. Счислимая широта была 54°16'.
   Июня 22. Туманная погода и весьма тихий ветер; от SW было очень большое волнение, следствие крепкого южного ветра. Чаплин говорит: большей частью лежали без парусов и положили в счете течения моря 4 мили на W. Всего плавания было 8 миль на WNW.
   Июня 23. Ясная погода и тихий ветер от SSW. По двум наблюдениям оказалось склонение компаса 11°50' и 10°47' восточное.
   В полдень видели камчатский берег на NNW на расстоянии 13 миль и обсервовали широту места 54°42', что весьма согласно со счислением. Суточное плавание было 28 миль на WtS.
   Июня 24. Погода ясная и тихий ветер от SSW. Во все сутки плыли в виду берегов. Всего плавания было 30 миль на WtN, и счислимая широта была 54°15'.
   Июня 25. Тихий переменный ветер от SO и SSW; погода дождливая. Во все сутки находились в виду берегов и проплыли на StW 26 миль. В полдень оказалась широта места по наблюдению 53°53', что очень согласно со счислением.
   Июня 26. Тихий переменный ветер и временно ясно. Хотя в эти сутки обходил капитан Беринг Шипунский мыс, но в журнале об сем не упомянуто, а сказано только: в полдень высокая Авачинская гора на WtS1/4W на расстоянии 20 миль. Счислимая широта весьма согласна с положением горы этой.
   Июня 27. Ясная погода, свежий ветер от W и сильная зыбь и волнение. Во все сутки проплыли 90 миль на SSW и обсервовали широту места 52°03'. Хотя все плавание это совершили они в виду берегов, но Чаплин говорит: только в 5 часов после полуночи видели гору и возле нее другую на NWtW. Это должны быть сопки, Поворотная и Четвертая.
   Июня 28. Ясная погода и тихий ветер. По наблюдениям оказалось: широта места 52°01', склонение компаса 7°42'. В 5 часов утра, говорит Чаплин, оказался берег на расстоянии 5 миль.
   Июня 29. Тихий ветер и ясная погода. Во все сутки проплыли только 17 миль на NWtW и, как Чаплин говорит, видели гору плоскую, а на ней горка. Счислимая широта была 52°06'.
   Июня 30. Ясная погода и умеренный ветер. Во все сутки плыли в виду берегов и прошли только 22 мили на SWtS. Счислимая широта была 51°38'.
   Июля 1 умеренный ветер и мрачная погода; но, невзирая на оную, обошел капитан Беринг в эти сутки Камчатскую лопатку. Чаплин говорит: в полдень южный угол камчатской земли от нас на NWtN, в полутора милях, и от оного песок протянулся в море близ версты.
   Июля 2. Погода пасмурная, умеренный ветер. В сии сутки проплыли 70 миль на N 2°55' к W и видели оба Курильских острова. Чаплин говорит: и на третьем острове, то есть на Алаиде, который на старых картах означен под именем Анфиногена, видели высокую гору на SSW1/2W в 24 милях. По двум наблюдениям оказалось: склонение компаса 11°00', широта места 52°18'.

* * *

   Из сего повествования видно, что капитан Беринг прошел первым Курильским проливом; оным плавали все суда, отправлявшиеся из Охотска к восточным берегам Камчатки до 1737 года. В этот год было сильное землетрясение, после которого показалась гряда каменьев между первым и вторым проливами. Крашенинников говорит: с четверть часа после того спустя последовали валы ужасного трясения и воды взлилось на берег саженей на 30. От сего наводнения тамошние жители совсем разорились, и многие бедственно скончали живот свой.
   Землетрясение это продолжалось с лишком 13 месяцев, а началось 6 октября 1737 года. Курильские острова и восточный берег Камчатки изменились от оного во многих местах; а на западной, как низменной и песчаной, не имело оно никакого влияния. Стеллер говорит, что 23 октября были столь сильные удары в Нижнекамчатске (где он тогда находился), что большая часть печей рассыпалась, и новая церковь, построенная из весьма толстого лиственного леса, так расшаталась, что косяки дверные выпадали вон. Жители Камчатки, продолжает он, сказывали мне, что близ горящих гор бывают удары гораздо сильнее, нежели около потухших.

* * *

   Июля 3 дня в 5 часов пополудни пришел капитан Беринг к устью реки Большой и, положив якорь, послал осмотреть, где удобнее взойти в реку, ибо известился, что устье оной ежегодно переменяется. В море после сего настал очень крепкий ветер; канат подорвало, но бот взошел благополучно в реку и нашел в оной два судна: "Фортуну" и старое, на котором перевозили из Камчатки в Охотск ясачную казну.
   Июля 14 вступил капитан Беринг под паруса и направил путь свой к Охотску. Плавание это совершено благополучно, и 13 числа положили якорь на Охотском рейде. Чаплин говорит: пополудни во 2-м часу сделали флаг-шоу и выстрелили из 2 пушек для призывания шлюпки от берега. В начале 3-го часа стал быть малый ветер, и мы подняли якорь и пошли ближе к устью реки; а в 3 часа легли на якорь на глубине 5 саженей и выпалили еще из пушки; ветер был тих и погода ясная. В 4 часа приехал посланный от нас штурман и рапортовал, что вода пошла из реки на убыль и идти в устье невозможно. В 5-м часу подняли якорь и пошли от берега, потом легли опять на якорь.
   Пополуночи в 7-м часу подняли якорь и лавировали к устью реки Охоты; погода была с сиянием и ветер небольшой. 24 числа пополудни в 9-м часу пошли в устье на прибылой воде и, выпалив из 51 пушки, поставили бот возле берега. Господин капитан приказал оный расснащивать.

* * *

   Прочитав журнал плаваний знаменитого и первого мореплавателя нашего Беринга, нельзя не отдать ему справедливости, что он был весьма искусный и опытный офицер. Точность, с которой веден был судовой журнал его, и частые наблюдения заслуживают также особенного внимания. Ежели присовокупить к сему те труды, препятствия и недостатки, которые он встречал ежечасно, то надобно согласиться, что Беринг был муж, который делал честь России и тому веку, в коем он жил.
   Об обратном пути капитана Беринга можно только упомянуть слегка, ибо он не представляет ничего любопытного. Июня 29 отправился Беринг на 78 лошадях до Юдомского Креста и встретил на пути казачьего голову Афанасия Шестакова, который ехал по именному указу покорить чукчей и открыть землю, лежащую к северу от реки Колымы, на коей, по мнению его, обитают шелаги.
   От Юдомского Креста отправили служителей водой, а капитан Беринг поехал сухим путем и прибыл в Якутск 29 августа. Отсюда поплыл он по реке Лене, но 10 октября замерзла река, и он продолжал путь в санях через Илимск, Енисейск и Тару до Тобольска. Прожив в сем городе до 25 января 1730 года, пустился Беринг опять в путь, и прибыл благополучно 1 марта в Санкт-Петербург.
   Почтенный и трудолюбивый Чаплин заключает журнал свой следующими словами: и этим оканчивая, подписываюсь от флота мичман Петр Чаплин.

-----

ДОНОШЕНИЕ ВИТУСА БЕРИНГА
В АДМИРАЛТЕЙСТВ-КОЛЛЕГИЮ
С ХОДАТАЙСТВОМ О НАГРАЖДЕНИИ
УЧАСТНИКОВ ПЕРВОЙ КАМЧАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

   1730 г., марта 12.
   В Государственную Адмиралтейскую коллегию, от флота капитан Витус Беринг, всепокорно доношу о бывших со мною в Сибирской экспедиции обер- и унтер-офицерах и рядовых, что оные, по моему признанию, за искусство от должности своей, за приложенный их в показанной экспедиции, какового мало случается, тяжкий труд достойны награждения, а при сем сообщаю именной реестр с означением каждого достоинства. А вящий труд понесли в 1725 году в пути, идя реками вверх Обью, Кетью, Енисеем, Тунгускою и Илимом, и в 1726 году при строении [на] реке Лене судов, при Ускуте и в походе вверх же по реке Алдану, Мае и Юдомою, и в том же 1726 году и 1727 году при переправлени от Горбеи до моря на себе, без лошадей, ботовых припасов, канатов, якорей и артиллерийских и прочих вещей чрез немалое ростояние пустыми местами, где от многого труда и от оскудения провианта, ежели б паче чаемой Божией помощи не улучили, живота все лишились. Также и в переправлении от Якутска к морю сухим путем провианта чрез грязные и болотные места и при строении судна при Охотском остроге, на котором переходили чрез море от Охотского острога до устья Большой реки. И в переправлении провианта и прочих вещей чрез Камчатскую землю от Большерецкого устья до Нижнего Камчатского острога. Также при строении бота на Камчатке и в 1728 году в походе морем неизвестными местами, где особенности тамошних мест чрез тамошний воздух много трудности присовокупили. И в таком трудном пути все служители за неимением морской провиант несполна получали, а обер-офицеры ни порции, ни денег за оное не получали. И в 1729 году в обхождении морем около южного Камчатского Угла и во всей экспедиции возымели немалый труд и во много время нужду, что подробно изъяснить требует пространного описания, но я, вкратце предложив, с покорностию Государственную Адмиралтейскую коллегию прошу милостивым рассуждением не оставить.
  
   Капитан-лейтенант Мартын Шпанберг -- в повышение ранга
   Лейтенант Алексей Чириков -- повышение ранга
   Штурман Ричард Энгель -- в повышение ранга
   Лекарь Вилим Буцковской -- награждение жалованьем
   Мичман Петр Чаплин -- в морские унтер-лейтенанты
   Подшкипер Иван Белой -- в оклад подшкиперский
   Квартирмейстер Иван Борисов -- в шхиманы

Матросы I статьи

   Дмитрий Козачинин, Василий Феофанов, Григорий Ширяев -- в боцманы
   Афанасий Осипов -- в шхиманматы
   Савелий Ганюков, Евсей Селиванов, Никита Ефимов, Прокопий Елфимов, Никифор Лопухин, Григорий Барбашевский, Афанасий Красов, Алексей Козырев -- в квартирмейстеры
   Ботового дела подмастерья Федор Козлов -- в повышение ранга
   Плотничий десятник Иван Вавилов -- в плотничьи командоры

Плотники

   Гаврила Митрофанов -- в плотничьи десятники
   Александр Иванов, Никифор Хееский, Конопатчик Василий Ганкин, Парусник Игнатий Петров, Кузнец Евдоким Ермолаев -- в записные
   Мачтмакерский ученик 1-го класса Иван Ендогуров -- в повышение ранга
  

БИОГРАФИЧЕСКОЕ СВЕДЕНИЕ О КАПИТАНЕ БЕРИНГЕ И БЫВШИХ С НИМ ОФИЦЕРАХ

  

КАПИТАН-КОМАНДОР ВИТУС БЕРИНГ

   Ежели целый мир признал Колумба искусным и знаменитейшим мореплавателем, ежели Великобритания превознесла на верх славы великого Кука, то и Россия обязана не меньшей признательностью первому своему мореплавателю Берингу. Достойный муж этот, прослужив в Российском флоте тридцать семь лет со славой и честью, достоин по всей справедливости отличного уважения и особенного внимания. Беринг, подобно Колумбу, открыл россиянам новую и соседственную часть света, которая доставила богатый и неисчерпаемый источник промышленности.
   Но, к сожалению, имеем мы только очень краткое и поверхностное сведение как о жизни, так равно и о подвигах сего первого мореплавателя нашего. Бытописатель, гордящийся честью быть повествователем Беринговых деяний, не находя материалов, должен обратить читателя своего к карте. Вот, скажет он, северный берег Камчатки, восточная часть Азии, остров Святого Лаврентия, острова Святого Диомида и пролив, отделяющий Новый Свет от Старого, -- вот места, с коими познакомил нас Беринг, вот моря: Камчатское и Бобровое, по коим никто до него не плавал.
   Объяснив подвиги первого его плавания, устремляет он взор свой к берегам Америки и видит длинную цепь островов Алеутских, острова Шумагинские Туманные, северо-западную часть Америки и знаменитую гору Святого Илии. Вот, скажет он читателю своему, подвиги второго Берингова плавания -- подвиги тем знаменитейшие, что они возбудили предприимчивость сибирских жителей, положили начало торговле, мореплаванию и послужили основанием к водворению россиян в Америке, к образованию колоний.
   Беринг был датчанин и вступил в начале XVIII столетия в российскую морскую службу. Миллер говорит, что в 1707 году был он лейтенантом, а в 1710 -- капитан-лейтенантом. Неизвестно, на которых морях служил он в званиях сих и сам ли командовал судами или находился под командой.
   Между бумагами знаменитого гидрографа нашего, адмирала Нагаева, нашел я копии с писем князя Долгорукова к императору Петру I из Копенгагена. Из оных видно, что купленным там кораблем "Перло" командовал капитан Беринг, и в марте 1715 года готов был выступить в море. Надобно полагать, что Беринг, прибыв с кораблем этим в Кронштадт, был отправлен немедленно к городу Архангельску, дабы привести оттуда новопостроенный корабль "Селафаил".
   Князь Долгоруков говорит в другом письме, из Копенгагена же, от 5 ноября 1715 года: доношу вашему величеству, есть ведомость, что команды командора Ивана Сенявина капитан Витус Беринг с кораблем "Архангелом Селафаилом" обретается в Норвегии. В донесении капитан-командора Ивана Сенявина от 5 декабря 1715 года видно, что он и Беринг прибыли благополучно со своими кораблями в Копенгаген 27 ноября; а с третьим кораблем капитан-лейтенант Бейс остался зимовать во Флекене. Где находился после сего капитан Беринг, неизвестно; а видно только по письму капитан-командора Наума Сенявина к императору Петру I из Ревеля от 10 мая 1718 года, что корабль "Селафаил", по худости своей и течи, введен в гавань и разгружен поручиком, ибо командир оного, капитан Беринг, находится в Санкт-Петербурге. Журналы Государственной Адмиралтейств-коллегии доставили мне следующие биографические материалы о Беринге.
   1723 года декабря 20 дня чинили морским обер-офицерам из капитан-лейтенантов в капитаны баллотирование, и при том присутствовали: генерал-адмирал граф Апраксин; вице-адмиралы: Сиверс, Гордон; шаутбенахты [вице-адмиралы, нем., гол.]: Наум Сенявин, лорд Дюфусс; капитан-командоры: Иван Сенявин, Гослер и Бредаль; капитаны: Гей, Литере, Муханов, Вильбоа, Мишуков, Калмыков, Кошелев, Коробьин, Трезель, Нарышкин, Гогстрат, Деляп, Армитаж Беринг, Бранти Бене.
   Почтенный Беринг полагал, вероятно, что он имеет право на чин капитана 1-го ранга, ибо мы видели, что еще в 1715 году командовал он линейным кораблем. Заключению сему служит доказательством следующее постановление Государственной Адмиралтейств-коллегии от 25 января 1724 года: по прошению морского флота капитана Витуса Беринга, к шаутбенахту лорду Дюфуссу послать указ: велеть у оного Беринга, который просит об отпуске из службы в отечество, взять письменное известие против регламента коллежской должности 58-го артикула и оное известие прислать в коллегию. Но в 58-м артикуле сказано: "Ежели кто из морских и адмиралтейских служителей российской нации будет просить о свободе от службы, то в коллегии надлежит разыскать о причине его". По-видимому, артикул этот не касался Беринга как иностранца.
   По журналам Коллегии не видно, какие причины представил Беринге к увольнению его от службы; но 9 февраля того же 1724 года записано в журнале:
   Его императорское величество изволил прибыть в коллегию и учинил следующее: коллегия доносила его величеству, что морского флота капитаны Гей, Фалькенберг, Беринг и Дубровин просят об отпуске из службы абшитов [увольняющихся, нем.], и при том генерал-адмирал граф Апраксин его величеству доносил, что оных капитанов, кроме Дубровина, отпустить, а оного Дубровина прибавкою жалованья наградить конечно, надлежит. На что его величество изволил говорить: надлежит впредь морских офицеров в службу принимать и контракты чинить покрепче; а об отпуске оных точных указов не определил.
   Невзирая на то что император Петр I не определил решительно, отпускать ли сих капитанов в отставку, состоялось 23 февраля следующее постановление: морского флота капитанов Ульяма Гея, Матиаса Фалькенберга, Витуса Беринга, по прошениям их и учиненным экстрактам [извлечениям, лат.] из службы его величества, отпустить в отечество их и дать им от Адмиралтейств-коллегии паспорта и заслуженное жалованье по день отпуска, а также и на прогоны в дорогу, по указу, за вычетом на госпиталь, и за прибавочный месяц {Иностранцы, находившиеся в нашей морской службе, получали жалованье помесячно, и в каждом году считали оных 13, ибо по сему счету выдается морская провизия и порционные деньги.} выдать от цалмейстерских дел по ведомости от конторы генерал-кригс-комиссара.
   Постановление это носил обер-секретарь Тормасов к президенту коллегии графу Апраксину для подписи, но он отказался, что за болезнью подписать не может. Тормасов, возвратившись в коллегию, послал постановление это к вице-президенту адмиралу Крейсу, который хотя и подписал оное, но требовал, чтобы еще разослали к графу Апраксину, и дабы он изволил коллегии отозваться, почему не подписывает. А до того времени остановиться исполнением.
   Февраля 25 ходил Тормасов вторично к графу Апраксину, предлагая к подписанию постановление 23 числа. Граф отвечал ему, что он так болен, что не может даже ехать в Москву для коронации императрицы Екатерины I, а тем менее подписывать определения коллежские, составленные в такие числа, когда он даже и не присутствовал. Впрочем, присовокупил он: как постановление это уже подписано всеми членами, то можно приводить оное в исполнение и прислать к нему паспорта, которые он, невзирая на болезнь свою, подпишет. Замечательно, что граф Апраксин уехал 3 марта в Москву.
   26 февраля состоялось в коллегии постановление: поскольку абшиты капитанам Гею, Фалькенбергу и Берингу подписаны уже рукой генерал-адмирала, то и постановление 23 числа произвести в действо.
   По журналам коллегии видно, что 10 марта приходил капитан Гей жаловаться в Коллегию, что данные ему, Фалькенбергу и Берингу паспорта в полицмейстерской канцелярии не прописывают без коллежского указа. Коллегия послала о сем немедленно указ к генерал-полицеймейстеру.
   Марта 11 подал Беринг прошение в коллегию, что хотя ему и выдали заслуженное жалованье, но удержали часть за прибавочный 13-й месяц; а потому и просит он приказать ему оное выдать. Коллегия, невзирая на постановление свое от 23 февраля, определила, что понеже он, Беринг, повышен в России чинами и прибавкою трактамента, то таким на третий на десять месяц жалованья производить не велено; а которым-де и дано, и у тех велено вычесть.
   Мы видели выше, что 10 марта получил капитан Беринг паспорт. По 85-му артикулу регламента о коллежской должности обязан каждый иностранец, получивший паспорт, выехать из России через 8 дней; но неизвестно, ездил ли Беринг в отечество свое или проживал в Санкт-Петербурге. В журналах коллегии не упоминается о нем вовсе до августа месяца.
   Августа 7 числа 1724 года объявил гвардии капитан и прокурор Козлов в присутствии, что августа 5 дня его императорское величество, будучи у всенощного пения в церкви Живоначальной Троицы, изустно его сиятельству генерал-адмиралу и Адмиралтейской коллегии президенту графу Апраксину повелел учинить нижеследующее, о чем он, генерал-адмирал, приказал коллегии предложить первое: капитана Беринга принять в службу его величества в морской флот по-прежнему, в первый ранг капитаном. По списку 1726 года видно, что Беринг произведен в первый ранг 14 августа 1724 года, что и весьма согласуется с вышеприведенным, ибо производство в этот чин шло уже через Сенат.
   Коллегия определила: призвав капитана Беринга, объявить ему, желает ли он в его величества службе быть. И ежели желает, то в верности к службе привести к присяге, и об оном куда надлежит послать указы. Постановление это служит доказательством, что Беринг не просился в службу; в противном случае не стали бы у него спрашивать: желает ли он быть в оной?
   Найдя так много любопытных материалов в первых 8 месяцах 1724 года, воображал я найти в последних обстоятельное известие об отправлении Беринга на Камчатку и полное производство о снаряжении этот знаменитой экспедиции. Но коль велико было мое удивление, когда я нашел в оных только два постановления, к нему относящиеся.
   Октября 4 при собрании коллегии морского флота капитану Витусу Берингу, который по приговору коллегии, по силе именного указа принят во флот в службу в первый ранг, читана печатная в Адмиралтейском уставе присяга, который по прочтении и подписался.
   Декабря 23, по доношению морского флота капитана Витуса Беринга, оного Беринга для его нужд отпустить в Выборг января по 7-е число предбудущего 1725 года.
   Вспомнив, что Миллер сказал: произведение оного (т. е. снаряжение экспедиции) в действо поручил император генерал-адмиралу графу Федору Матвеевичу Апраксину, решился я разобрать бумаги его и не нашел в оных ни одного слова о Беринге или его экспедиции.
   Мудрено, что когда в журнале коллегии помещено окончательное постановление об отправлении капитана Беринга, то есть о даче ему вперед за год жалованья, прогонов и подорожной, то не упомянуто прежде об оном ни слова. Надобно полагать, что дело это производилось не в коллегии и впоследствии утрачено. Любопытному читателю было бы весьма приятно знать: кто рекомендовал Беринга? Почему был он опять принят в службу? За что произвели его не в очередь в первый ранг и проч. и проч.? Но едва ли когда он это узнает.
   О первом путешествии капитана Беринга не нужно упоминать, ибо читатели найдут здесь обстоятельное сведение об оном; а надобно только присовокупить, что 4 августа 1730 года произведен он по линии в капитан-командоры.
   Капитан Беринг, возвратившись 1 марта 1730 года в Санкт-Петербург, представил правительству при рапорте журнал свой, карты и, вместе с оными подав оба следующих предложения, изъявлял готовность свою отправиться вторично на Камчатку и обозреть положение американских берегов. Между бумагами адмирала Нагаева нашел я эти два любопытных акта под следующим заглавием: два предложения от капитана Беринга.
  

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ВИТУСА БЕРИНГА В СЕНАТ
О МЕРАХ ПО УСТРОЙСТВУ ЖИЗНИ И БЫТА
НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ И КАМЧАТКИ
В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ПЕРВОЙ КАМЧАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

   1730 году сего декабря 4 дня от правительствующего Сената поведено мне, нижеподписавшемуся, подать известие, что в Сибири, в восточном крае, признавается к пользе государству, о чем нижайше предлагаю.
   1. Понеже около Якутска живет народ, называемый якуты, близко 50000, и веру имели от старины магометскую, а ныне веруют во птиц, а иные идолопоклонничествуют, а оный народ не таков глуп, чтоб про вышнего Бога не знали.
   Ежели за благо рассуждено будет, то надлежит промеж ними поселить одного или двух священников или таких, чтоб детей их учили в школе. А признаваю, чтоб много и охотников было отдавать детей в научение. А в город Якутск посылать опасаются, ради оспы и другой скорби. Тогда из того народа промежду их определить попов или учителей, и надеюсь, что немалое число в христианскую веру можно привесть.
   2. В Сибири когда случится нужда в железе, тогда возят от Тобольска до дальних городов, отчего учиняется в провозе лишний кошт.
   При Ангар-реке около Яндинского острога имеется железная руда, також около Якутского, и оный народ сами плавят в крицы. А ежели б определено кому умеющему плавить в прутья, то б можно во всяком деле и в судовом строении довольствоваться без нужды. А оное против самого лучшего сибирского железа будет. А якутский народ делает для себя из того железа котлы и обивает сундуки и на всякие другие нужды употребляют.
   3. Служилых людей счисляется при Якутске около 1000 человек; а имеется над ними командующий казацкий голова, сотники и пятидесятники. А хотя оные командующие над ними и есть, но токмо содержат не под страхом; понеже служилые пьянствуют и проигрывают не только что из своих пожитков, но, временно бывает, жен своих и детей, что мы и сами видели при Камчатке. А когда отправляются в нужный путь, тогда они платья не имеют, однако и ружье не исправно. И я нашел при Охотске и при Камчатке, что не имели ружья, луков и стрел, а больше надлежит оным служилым людям иметь винтовки.
   А для лучшего распределения и порядка, как надлежит всякому служивому в регулярном полку быть, а по тамошнему обыкновению для службы надлежит иметь при Якутску всякому служивому лошадь, теплое платье, ружье и амуницию; при Охотске и при Камчатке надлежит иметь теплую одежду, ружье и амуницию, луки и стрелы, лыжи, собак вместо лошадей.
   4. При Охотске не имеется скотины рогатой, а трав довольно, также и по Урал-реке; а проезжие люди случаются, которые посылаются на Камчатку временно, немалую нужду восприемлют, также и по возвращении из Камчатки.
   При оном остроге можно определить из якутов семей три или четыре и больше, которые б могли иметь скотину и лошадей: тогда б проезжие люди могли и пропитания от того возыметь, и лошадей для провоза казны от Охотска до реки Юдомы.
   5. На Камчатке не имеется никакой скотины, а трав довольно, а служилые желают, чтоб им уволить привести скотины рогатой на государевых судах, а коровы у якутов продаются ценою по два рубля и по два рубля с четвертью.
   Ежели б от Якутска до Охотска повелено пригнать молодой скотины, коров и свиней, и от Охотска перевесть чрез море на Камчатку или сухим путем чрез Колым, и при всяком остроге определить по одной или по две семьи людей из якутов, которым пасти скотину, понеже камчатский народ к тому же обычаен, то б можно там и землю пахать, и всякий хлеб сеять. Понеже в бытность мою учинена проба обо всяком огородном овоще, також и рожь при мне сеяна, а прежде нас сеяли ячмень, репу и конопли, которая и уродилась, токмо пашут людьми.
   6. Смолу жидкую и густую прежде сего возили от Лены-реки, и от Якутска до Охотска. От чего убытку в провозе учинилось.
   А мы в бытность свою на Камчатке к строению судам сами сидели из лиственничного дерева, сколько нам надобно, а впредь дабы определить таких людей, которые б могли смолу сидеть, а на Юдоме и Уде реках имеется к тому довольно и соснового леса. Также, ежели б имелось при казне медных и чугунных котлов довольно, тогда б соли возить на Камчатку не надобно, понеже мы первый год сами варили, сколько надобно, без нужды.
   7. При Охотске и Камчатке 4 человека мореходов, которые в зимнее время больше, как во всей воле живут, и через многие годы бывает починка тамошним судам, для того что смолы не имеют. Також когда комиссары переправляются от Охотска до Камчатки, то определяют на суда вместо матросов служилых людей и во всякий путь переменяют, а тамошние суда, которые построены наподобие карбузов [карбасов] об одной мачте и доска к доске пришиваются.
   Того ради, ежели б определено было над ними быть кому командующему, которой бы имел старание в починке судов, також для морского пути обучать молодых казачьих детей всякому морскому обыкновению, а по нашему признанию, во время можно свободно обучать, сколько надлежит, для проезду от Камчатки до Охотска, и ежели б оное учинилось, то б отсель посылать не надобно, и на всякое судно довольно по 12 или 15 человек для науки.
   8. При Олюторской реке, в губе против Карагинского острова, прежде бывал острог, а ныне то место пусто, а рыбы во оной реке довольно.
   Ежели б повелено поселить на оном месте охотников и служилых, то б коряцкий народ и юкагиры охранены б были от чукчей, которые во всякий год в зимнее время приходят и разоряют помянутой народ, отчего они не могут надлежащего ясака платить.
   9. На Камчатке-реке, при Нижнем остроге, имеется одна церковь и монастырь зачинается; а на всей Камчатской земле только один поп, а при Верхнем и Большерецком острогах священников не имеется, а тамошние жители, которые русские, весьма желают, чтоб при каждом остроге определен был священник. Также жаловался мне камчатский народ, а именно от Тигиль-реки и от Хариусовой, на тамошних служилых в обиде, которая им чинится при ясачном платеже, что собирают против указа излишество. А многие служилые люди сказали, которые в давних летах живут на Камчатке, а жалованья не получают, для того что обстоятельный указ при Якутске запрещает жалованья производить, кроме тех, которые явятся налицо при Якутске, а с помянутых людей собирают подушные деньги, отчего немалую нужду претерпевают. У тамошних, по известию от камчатских народов, на Камчатке имеется обыкновение от зачинания владения Российского государства: когда собирается ясак с соболями и лисицами, тогда они добровольно дают сборщикам одну и временем две части, сверх положенного на них ясака.
   А ежели б определен был управитель на сколько лет, которой бы имел старание об оном народе, чтоб не был обижен, також меж ними в ссорах имел суд, а из тех народов, которые по местам живут около Курильского Носа, також в северном крае, приведены б были к ясачному платежу, а служивые люди, которые обретаются при Камчатке, надлежит им посылать от Якутска жалованья, тогда б надеялся, чтоб немалой прибыли в год учинится. А по нынешнему обыкновению посылаются во всякий год комиссары для ясачного сбора, а весной паки [опять] возвращаются в Якутск, а камчатские остроги оставляют под охранение служилым людям, и по всякой год ясачного сбора убавляется. А ежели б служилым людям жалованья повсягодно [давать], то можно оную часть брать в казну, и потому двойная б прибыль казне была, понеже по всякий год собирается 60 и 65 сороков разных зверей, а ежели б оные части брать в казну, то будет в сборе больше 120 сороков, и оному народу в том ни малой тягости не будет.
   10. А народ камчатский имеет обыкновение, когда захворает человек и пролежит немного, хотя и не к смерти, тогда выбрасывают его вон и пропитания дают мало, то он от голоду и умирает; когда старой или молодой человек не похочет боле жить, то выйдет в зимнее время на мороз и голодом умирает, а многие сами себя давят; а ежели случится утопать кому в реке, а многие видят, то ему вспоможения не чинят и ставят себе в великий грех, ежели избавят от потопления. И тако напрасно много народа от такого их обыкновения погибает.
   Того ради надлежит приказать накрепко, чтоб болезнующих из домов не выбрасывать и самим себя не умерщвлять. Також надлежит определить одного или двух священников или искусных людей ко учению их, понеже при всяком остроге берутся от тамошних знатных людей дети, для верности от них, и тогда можно учителям тех ребят учить, то надеюсь, что многие склонятся к христианской вере.
   11. На Камчатку ездят из русских торговые люди с товаром на государевом судне, а распределения не имеют, что взять за провоз.
   В бытность мою, которые торговые паки пожелали возвратиться на государевом судне, и приказал я с каждого человека брать по две лисицы, а со скарбу их, с каждых сум, по две ж лисицы, и оные лисицы отданы мореходу с распискою. И приказал те расписки объявить в Якутске, чтоб впредь им, мореходам, зачитать в их жалованье.
   12. На Камчатке случается от приезжих комиссаров, что переменяют самовольно служилых людей, которые на Камчатке давно обретаются и имеют дома, жен и детей, в том числе переменяют и ремесленных детей.
   А по мнению моему, надлежит больше посылать ремесленных людей на Камчатку, нежели оттуда вывозить, а именно: плотников и кузнецов, прядильщиков, слесарей, понеже когда случится нужда, тогда не надобно возить от дальних городов.
   13. Около Тауйского острога возле Охотского, в Пензенской губе, также возле берега на Камчатской земле выбрасывает из моря часто мертвых китов, при которых имеются усы; а тамошний народ оные усы ни во что вменяют, и так они пропадают, иные употребляют их на полозья.
   Ежели б повелено от оного народа принимать китовые усы вместо ясака, по пуду или по два или как расположено будет, тогда надеюсь, во время много б сыскалось охотников для собрания оных усов.
   14. Во всех трех Камчатских острогах имеется винная продажа на откупах, а казаки и камчатский народ пропивают много зверей и прочего, понеже до нашего прибытия при Камчатке денег не имелось.
   А ежели б винная продажа была под ведением управителя или б были определены к тому целовальники, тогда б те звери приносились за вино в казну.
   15. Прошлого 1729 года в июне месяце из Камчатки-реки отправлено до Большерецкого острога судно, возле Камчатской земли, и видели возле берега ходящих людей иностранных, а признаваемо, что подлинно японского народа. И показывали железо, трости и бумагу, что найдено на малом острове близ Авачика, и впредь ежели повелено для сего пути строить суда, то оные строить глубиной 8 и 9 футов; а лучшего места к строению судов, кроме как на Камчатке-реке, не приискано.
   Того ради приказал я тамошнему управителю, чтоб послать служивых искать, где оные люди обретаются, и привесть их под охранением, а ежели впредь вышеописанный японский народ [найдется], то, по моему мнению, надлежит тех людей отправить на нашем судне в их землю и проведать путь, и можно ли с ними иметь торг или каким другим образом к пользе нашему государству что присмотреть, понеже до самой японской земли от Камчатского Угла имеются острова, и не в дальнем расстоянии остров от острова. А при реке Камчатке к строению судов лиственничного дерева довольно, а железа привезть от Якутска можно реками Алданом, Маею и Юдомою токмо во время, как оные реки скроются, а ежели умедлить то время, тогда оными реками за мелкою водой прийти судами не можно. А в морской провиант можно покупать мяса оленьего у коряцкого народа, а вместо масла коровьего иметь без нужды рыбий жир, а вино можно сидеть из тамошней сладкой травы сколько надобно.
  

НИЖАЙШЕЕ ПОМЫШЛЕНИЕ НЕ В УКАЗ, ЕЖЕЛИ ИНОГДА
ВОСПРИМЕТСЯ НАМЕРЕНИЕ ПОСЫЛАТЬ В ЭКСПЕДИЦИЮ,
А ОСОБЛИВО ОТ КАМЧАТКИ К ОСТУ

   1. Понеже, выведывая, изобрел я, что далее оста (востока) то море волнами ниже подымается, також и на берег острова, именуемого Карагинским, великий сосновый лес, которого в Камчатской земле не растет, выбросило. Для того признавал, что Америка или иные, между оной лежащие, земли не очень далеко от Камчатки, например 150 или 200 миль быть имеют. И буде подлинно так, то можно будет установить торги с тамошними обретающимися землями к прибыли Российской империи, а того-де прямо можно будет доискиваться, ежели построить судно величиной, например, от 45 до 50 ластов [грузовместимостью 250-280 м3].
   2. Оное судно надлежало б построить при Камчатке, затем что требуемые на строение леса там качеством и годностью лучше достать можно, нежели инде, также и на пищу служителям рыбы и ловучих зверей там способнее и дешевле можно приобресть. Да и больше вспоможения от камчадалов, нежели от обывателей в Охотске получить можно. Сверх же того, рекою Камчаткою, за глубокостию в устье, лучше можно судами проходить, нежели рекой Охотой.
   3. Не без пользы было б, чтобы охотский или камчатской водяные проходы до устья реки Амура и далее до Японских островов выведывать; понеже надежду имеем, что там нарочитые места можно находить. И с теми некоторые торги установить, также ежели возможность допустит, и с японцами торги завести, что б не к малой прибыли Российской империи впредь могло оказаться, а за неимуществом судов в тех местах можно будет и из попадаемых навстречу японских судов побирать. Да к тому ж еще можно одно судно при Камчатке такой величиной, как выше упомянул, или хотя и меньше построить.
   4. Иждивение на сию экспедицию, кроме жалованья и провианта, також и кроме материалов на обои суда, которых там достать не можно, и отсюда из Сибири привезены быть имеют; оное может обойтись с транспортом в 10000 или 12000 рублей.
   5. Ежели за благо рассуждено будет, северные земли или берег от Сибири, а именно от реки Оби до Енисея, а оттуда до реки Лены, к устьям оных рек можно свободно и на ботах или сухим путем выведывать, понеже оные земли под высокою державою Российской империи суть.

Витус Беринг.
Декабрь 1730 года.

-----

   Коллегия, приняв от капитана Беринга все бумаги эти и расходные книги, определила: книги отослать для свидетельства в Казначейскую контору, а его, Беринга, отправить в Сенат, который еще находился в Москве, для сочинения ландкарт, да с ним послать мичмана Петра Чаплина, писаря Захарова да двух человек, каких он сам выберет.
   Почтенный Беринг, горя нетерпеливостью приступить скорее к исполнению новых его предприятий, не мог оставаться покойно в Москве. Он просил Сенат отправить его в Санкт-Петербург, и 5 января 1732 года получила коллегия следующий указ: капитан-командора Беринга отпустить из Москвы в Санкт-Петербург, а окончание счетов возложить на комиссара Дурасова и унтер-лейтенанта Петра Чаплина.
   Января 24 явился капитан-командор Беринг в коллегию и подал сенатский указ, коим предписывалось оной коллегии: наградить его по примеру прочих, посыланных в дальние экспедиции и выдать заслуженное жалованье и прогоны.
   Марта 3 состоялось постановление в коллегии: выдать капитан-командору Берингу заслуженное его жалованье от 1 сентября 1730 года по 1 января 1732 года и хлебное жалованье на 4 денщиков по московским ценам.
   Ежели покажется мудрено, почему не выполнила коллегия прежде марта сенатский указ, полученный в январе, то надобно сказать, что в феврале занята она была весьма важным делом. Во исполнение состоявшегося февраля 18 именного приведения об адмирале и вице-президенте Адмиралтейств-коллегии Сиверсе.
   Марта 22 состоялось в коллегии постановление о награждении капитан-командора Беринга. В оном сказано между прочим: посланному в Астрахань в 1726 году контр-адмиралу Ивану Сенявину дано в награждение 870 рублей; а посланному на место его капитан-командору Мишукову 500 рублей; а понеже журнал и карта, поданные им Берингом, свидетельствуют, какая трудность была в его экспедиции, то коллегия, соображая дальность оной относительно к Астрахани, и полагает выдать вдвое, т.е. тысячу рублей! Правительствующий Сенат согласился на это коллежское мнение, и 4 июня сего же года выдали Берингу 1000 рублей.
   Между тем помянутые предложения его не оставались без действия. Миллер говорит, что обер-секретарь Иван Кирилов, известный ученому свету по изданным им картам и начальству над Оренбургскою экспедициею, рачил особенно о деле сем. Апреля 17 1732 года последовало именное повеление от императрицы Анны Иоанновны в Сенат, дабы оный, вместе с Адмиралтейств-коллегией, рассмотрел предложения Беринга.
   К чести тогдашних членов коллегии надобно сказать, что они, одобряя проект капитан-командора Беринга, предлагали, что гораздо полезнее отправить его на Камчатку морем. Неизвестно, почему не уважено предложение сих почтенных мужей; польза оного очевидна. Сибирские старожилы говорят, что Вторая Камчатская экспедиция была тягостна для якутов, камчадалов и всех обитателей Ледовитого моря, от Пустоозерска до бывшего Анадырского острога.
   Вот имена сих почтеннейших членов коллегии: адмирал Гордон, вице-адмиралы: Наум Сенявин, Сандерс, контр-адмиралы: Василий Дмитриев-Мамонов, Гослер, Бредаль, капитан-командоры: Иван Кошелев, Мишуков, Вильбоа и Иван Козлов, бывший около десяти лет прокурором в коллегии.
   В начале 1733 года отправился капитан-командор Беринг в путь; всех чинов, разных званий, находилось в команде его более 200 человек. Дальность пути, медленность в перевозке множества припасов и препятствия, встреченные в Охотске при строении 4 мореходных судов, были причинами, что не прежде как в сентябре 1740 года выступил он в море из Охотска и, достигнув Петропавловской гавани, остался там зимовать.
   Наконец июня 4 1741 года выступил капитан-командор Беринг в море с двумя судами, из коих другим командовал капитан Чириков. Что Беринг открыл в это плавание, о том сказал я выше. Ноября 4, будучи на обратном пути, выкинуло Берингово судно на остров, известный под его именем, где он от болезни и изнурений окончил жизнь свою 8 декабря.
   Миллер говорит о знаменитом муже сем: таким образом, служив при Кронштадте во флоте с самого его начала и находившись при всех в тогдашнюю со Швециею войну морских предприятиях, присовокупил он к надлежащей по своему чину способности и долговременное искусство, которое наипаче учинило его достойным к чрезвычайным делам, каковые-то были двукратные, на него положенные, проведания. Только о том сожалеть должно, что он жизнь свою скончал таким несчастным образом. Можно сказать, что он еще при жизни почти уже погребен был; ибо в яме, в которой он больной лежал, песок со сторон всегда, осыпаясь, заваливал у него ноги, коего он напоследок больше огребать не велел, сказывая, что ему от того тепло, а впрочем-де, он согреться не может. Итак, песка на него навалилось по пояс; а как он скончался, то надлежало его из песка вырывать, чтоб тело пристойным образом предать земле.
   Стеллер, спутник Беринга, отзываясь о нем с подобною же похвалою, говорит: "по рождению был Витус Беринг датчанин, по правилам -- истинный, или смиренный христианин, а по обращению -- благовоспитанный, приязненный и всеми любимый человек. Совершив два путешествия в Индию, вступил он в 1704 году в российскую службу в чине лейтенанта и продолжал оную до 1741 года с честью и верностью. Беринг был употребляем в разных предприятия; но главнейшее из оных есть начальство над обеими Камчатскими экспедициями. Беспристрастные скажут о нем согласно, что с примерною ревностью и усердием исполнял он всегда поручения начальства. Нередко признавался он, что Вторая Камчатская экспедиция свыше сил его, и жалел, почему не поручили исполнение сего предприятия россиянину.
   Беринг не способен был к скорым и решительным мерам; но, может быть, пылкий начальник, при толиком множестве препятствий, кои он везде встречал, исполнил бы порученное ему гораздо хуже. Винить можно его только за неограниченное снисхождение к подчиненным и излишнюю доверенность к старшим офицерам. Знание их уважил он более, нежели бы следовало, и через то вперил им высокомерие, которое переводило их нередко за границы должного повиновения к начальнику.
   Покойный Беринг благодарил всегда Бога за особенное его к нему милосердие и сознавался с восторгом, что во всех предприятиях благоприятствовало ему примерное счастье. Нет сомнения, что ежели бы он достиг Камчатки, успокоился бы там в теплой комнате и подкреплял себя свежею пищею, то прожил бы еще несколько лет. Но поскольку он должен был переносить голод, жажду, стужу и огорчения, то болезнь, которую он давно имел в ногах, усилилась, придвинулась к груди, произвела антонов огонь и лишила его жизни 8 декабря 1741 года.
   Коль прискорбна была кончина почтенного Беринга для друзей его, столь много удивились они тому примерному равнодушию, с коим проводил он последние минуты жизни своей. Лейтенанты силились доказывать, что судно наше выкинуто на камчатский берег, но он, чувствуя, что они весьма неосновательно думают, не хотел их огорчить противным мнением, а увещевал окружавших его и советовал им переносить с терпением участь их, не терять бодрости духа и возложить все упование на Всевышний промысел.
   На другой день похоронили мы прах любезного начальника нашего; предали тело его земле по протестантскому обряду и положили оное в середину между адъютантом его и комиссаром. Пред отплытием с острова поставили над могилой его крест и начали от оного судовое счисление".
   Окончив биографическое сведение о российском Колумбе нашем, считаю за нужное присовокупить, что ежели время и обстоятельства позволят мне издать в свет второе его путешествие, то в оном найдут любопытные читатели много дополнительных известий о сем великом и знаменитом мореплавателе. Коснуться оных нельзя было здесь потому, что они тесно связаны с повествованием о втором его путешествии.
   О семействе капитан-командора Беринга можно было только собрать следующее сведение: он был женат; имел трех сыновей и одну дочь, которая выдана была за санкт-петербургского обер-полицеймейстера барона Корфа. Младший сын его умер около 1770 года, оставив после себя сына и двух дочерей, кои еще живы. Беринг имел еще брата Кристиана, который служил подштурманом. В журнале Государственной Адмиралтейств-коллегии 1730 года июня 2 дня сказано: умершего подштурмана Кристиана Беринга сыну Кристиану сиротское денежное жалованье с 1 сентября 1728 по указанный срок октября 28 числа 1729 года, для воспитания его, выдать капитану Люмону. А впредь того сиротского жалованья оному Берингу не давать, понеже указанные лета уже вышли.
   Надобно полагать, что он, Беринг, или брат его имели какое-нибудь имение в Выборге; мы видели выше, что пред отправлением в первое его путешествие ездил он туда на две недели. Стеллер говорит: 10 октября 1741 года, во время жестокой бури, приказал капитан-командор Беринг лейтенанту Вакселю, чтобы он объявил команде, дабы она сделала добровольную денежную складку: русские -- для новостроящейся церкви Святых Петра и Павла в Аваче, а лютеране -- для Выборгской кирки.
   По журналу коллегии (мая 26 1732) видно, что на Беринга жаловалась лекарша Штранман, что он не отпускает от себя дочь ее Катерину. Беринг отвечал, что она находится у него по воле отца ее; но коллегия, невзирая на это, приказала ему отпустить ее к матери.
   Вероятно, был Беринг сродни или очень короткий приятель вице-адмиралу Сандерсу; ибо по журналам коллегии (июля 4 1732) видно, что последний присылал его в коллегию объявить членам, что он по тяжкой болезни своей не может ехать в Нарву.
   Недавно известился я, что дочь младшего Берингова сына, находящаяся замужем за отставным флота капитаном Платеном, живущим в Белгороде, имеет много любопытных сведений и актов о деде своем; а посему и надеюсь я при издании второго его путешествия собрать гораздо полнейшие и подробнейшие сведения о сем знаменитом муже.
  

ЛЕЙТЕНАНТ МАРТЫН ШПАНБЕРГ

   Биографические сведения о почтенном капитане Шпанберге еще гораздо ограниченнее, нежели о Беринге. Не зная, когда поступил он в российскую морскую службу и не имя списка о морских чиновниках ранее 1726 года, можно только сказать, что по оному означен Шпанберг четвертым лейтенантом, произведен в чин этот в 1720 году. По списку 1732 года, был он капитаном 3-го ранга, а по списку 1736 года - в том же чине первым.
   В коллежских журналах нашел я о нем только следующее: в мае 1794 года определила коллегия, по высочайшему повелению, отправить два пакетбота в Любек для перевоза пассажиров, писем и разной клади. На суда эти назначены были командирами лейтенанты Шпанберг и Сомов.
   Августа 28-го коллегия приказала командующему флагману послать указ: велеть с фрегата "Святой Яков" лейтенанта Шпанберга (который оным командовал) прислать на время в Адмиралтейств-коллегию. Августа 31-го в Кронштадт квице-адмиралу Гордону писать, чтоб определенному вместо пакетбота фрегату "Святой Яков" без указа коллегии в Любек не отправлять; а лейтенанта Шпанберга выслать в Адмиралтейств-коллегию.
   Неизвестно, где находился капитан Шпанберг по возвращении из путешествия. В журналах коллегии упоминается только о нем однажды (май 1723), по случаю отправления его для обозрения лесов около Ладожского озера.
   Но, невзирая на это молчание, видно, что умели ценить таланты почтенного Шпанберга; ибо при отправления Второй Камчатской экспедиции определили его начальником отряда тех судов, кои назначались для обозрения японских берегов, описи островов Курильских и реки Амура.
   В 1738 и 1739 плавал капитан Шпанберг с тремя судами к берегам Японии. В 1740 отправил его капитан-командор Беринг в Санкт-Петербург для личного объяснения; но едва прибыл он в Киренской острог, то получил из коллегии указ плыть еще раз к Японии и определить вернее долготу, в которой, полагали, он ошибся.
   Шпанберг означил на составленной им карте Японию на 15° восточнее южного мыса Камчатки; а поскольку Делиль показал на своей карте, что она находится на одном меридиане с Камчаткою, то Шпанбергу не поверили и заключили, что он был в Корее и принял страну сию за Японию. В 1741 вышел капитан Шпанберг опять в море из Охотска; но в судне его оказалась столь сильная течь, что он должен был зайти зимовать в Большерецк. В 1742 плавал он около Курильских островов и, возвратившись, также за течью своего судна, к Камчатску, оставался там до смерти, приключившейся ему в 1745 или в 1746 году.
  

ЛЕЙТЕНАНТ АЛЕКСЕЙ ЧИРИКОВ

   Сведения наши о сем знаменитом морском офицере весьма ограниченны. Можно только заключать, что его почитали отличным, ибо гвардии капитан Казинский, начальствовавший над гардемаринами, потребовал его к себе. Вот постановление коллегии по сему предмету.
   Сентября 18 1724 года по доношению лейб-гвардии капитана Казинского в Кронштадте к командующему флагману послать указ, которым велеть морского флота унтер-лейтенантов Алексея Чирикова и Алексея Нагаева для определения в Академию, к обучению гардемарин, прислать в коллегию без замедления.
   Поскольку мы видели выше, что вице-адмирал Сандерс был очень близок к Берингу, то, вероятно, и рекомендовал он ему Чирикова, который у него служил на корабле в 1722 году и занимался обучением гардемарин. Нижеприведенное постановление коллегии есть биографический материал, делающий особенную честь почтенному Чирикову.
   Января 3-го дня 1725 года по выписке от конторы генерал-кригс-комиссара унтер-лейтенанта Алексея Чирикова, хотя еще до него очереди не пришло, написать ныне в лейтенанты, для того что по новоучиненному адмиралтейскому регламенту 1-й главы 110-го артикула напечатано: ежели кто из адмиралтейских служителей явится знающим в морском ходу или на верфи в работе и тщателен в произвождении своего дела паче других, о том должны командиры их доносить коллегии. Коллегия должна то рассмотреть, и оных, за их тщание, повысить чином или прибавкою жалованья. А о вышеописанном Чирикове в прошлом 1722 году шаутбенахт Сандерс объявил, что к обучению гардемарин и морских офицеров искуснее всех явился оный Чириков. А гвардии капитан Назинский показал, что гардемарин сто сорок два человека разные науки обучили через оного Чирикова. По возвращении из первого путешествия взят был Чириков на яхты к императрице Анне Иоанновне и находился на оных до вторичного отправления на Камчатку. В 1741 году выступил он в море с капитан-командором Берингом, и был гораздо его счастливее, ибо воротился в том же году в Петропавловскую гавань, где и остался зимовать.
   Возвращение Чирикова на Камчатку надобно приписать отличному искусству его в мореплавании. Невзирая на жесточайшие бури, свирепствовавшие в море том весь сентябрь и октябрь, невзирая на цинготную болезнь, распространившуюся во всем экипаже и лишившую жизни всех лейтенантов его, сохранил он верно счисление и взошел в Авачинскую губу 9 октября.
   Летом 1742 года пошел он искать капитан-командора Беринга и прибыл очень скоро к первому Алеутскому острову, который назвал Святым Феодором. Отсюда поплыл он к северу, увидел Берингов остров и, полавировав у юго-западного мыса, направил путь свой в Охотск. Ежели бы почтенный Чириков решился обплыть весь остров этот кругом, то нашел бы там своих спутников, которые в это время строили себе новое судно. Из Охотска отправился Чириков сухим путем в Санкт-Петербург, но получил указ остаться в Енисейске, пока не получит разрешения продолжать ли или окончить Вторую Камчатскую экспедицию. В Енисейске жил капитан Чириков до 1746 года, когда получил следующий указ, найденный мною в бумагах адмирала Нагаева.

-----

УКАЗ
ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ
ИЗ АДМИРАЛТЕЙСКОЙ КОЛЛЕГИИ
ПО ЭКСПЕДИЦИИ КОМИССАРИАТСКОЙ

   Флота капитан Чириков объявлял, что он находится ныне в крайней слабости здоровья своего; к тому ж и от цинготной болезни, которая постигла его в бытность в Камчатской экспедиции совершенно, не освободился, понеже от оной и по ныне некоторые зубы у него трясутся; також вышеозначенной экспедиции лекари показывают в нем и чахотную болезнь; о чем он и наперед сего, как о прочих больных служителях, так и о себе рапортовал и просил, чтоб повелено было, за вышеописанной крайней слабостью, отпустить в дом его до освобождения от тех болезней; а ежели ж ныне отпустить невозможно, то, до указу об отпусках в доме, повелено было определить его при Санкт-Петербурге к делам таким, которые бы он по слабости своего здоровья несть мог.
   И сего апреля 18 дня по ее императорского величества указу Адмиралтейств-коллегия определила: означенному Чирикову, доколе флот капитанами укомплектуется, быть здесь, и определить его в присутствие в академическую экспедицию к смотрению над школами на месте вашем; для того вам с ним, Чириковым, учинить смену и вам по вскрытии льда ехать в Кронштадт, и флота капитану Нагаеву о том ведать и чинить по ее императорского величества указу, а о томе же к капитану Чирикову и для ведома в Кронштадт указы посланы, и в экспедицию академии и школе сообщено.

Апреля 30 дня 1746 года.

-----

   По прибытии в Санкт-Петербург, пожалован был Чириков в капитан-командоры, и скончался 1749 года {Здесь у Берха ошибка. Чириков скончался 24 мая [4 июня] 1748 г. (Примеч. ред.)}. Миллер говорит: Чириков скончался, заслуживши себе честь не токмо искусного и прилежного офицера, но и праводушного и богобоязливого человека; чего ради память его у всех, кои его знали, в забвение не придет.
  

МИЧМАН ПЕТР ЧАПЛИН

   Петр Чаплин, почтенный повествователь Берингова путешествия, написавший собственною рукою весь пятилетний журнал, показан, по списку 1723 года, одним из лучших гардемаринов. Когда он произведен в мичманы, упомянуто выше. В 1729 году пожалован он был в унтер-лейтенанты, а в 1733 в лейтенанты. Как происходил он далее чинами -- неизвестно; но над именем его написано рукой знаменитого нашего гидрографа адмирала Нагаева: умер у города Архангельска 1764 года, и был капитан-командор.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru