Бенитцкий Александр Петрович
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Биографическая справка
    Гробница друга
    К Амуру
    Весна
    Развалины
    Вдова. Сказка
    Ответ
    К статуе Амура
    Сентябрь
    Кончина Шиллера
    Печаль
    Отчаянная любовь. Романс
    Клятва
    Трус
    К портрету
    "Задумал в брак вступить Кондрат..."
    Награда
    К-е-е-й
    Язык любви
    Надпись к бюсту Сократа
    Возвращение Бахуса из Индии. Дифирамб (Из соч. Вилламова). Вольный перевод с немецкого
    Две картины. Из Антологии

  
  
   А. П. Бенитцкий
  
   Стихотворения
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Поэты-радищевцы
   Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
   Вступительная статья, биографические справки, составление и подготовка
  текста П. А. Орлова
   Примечания П. А. Орлова и Г. А. Лихоткина
   OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
  
   Биографическая справка
   230. Гробница друга
   231. К Амуру
   233. Весна
   234. Развалины
   235. Вдова. Сказка
   236. Ответ
   237. К статуе Амура
   238. Сентябрь
   239. Кончина Шиллера
   240. Печаль
   242. Отчаянная любовь. Романс
   243. Клятва
   245. Трус
   246. К портрету
   247. "Задумал в брак вступить Кондрат..."
   254. Награда
   255. К-е-е-й
   256. Язык любви
   257. Надпись к бюсту Сократа
   258. Возвращение Бахуса из Индии. Дифирамб (Из соч. Вилламова). Вольный
  перевод с немецкого
   260. Две картины. Из Антологии
  
   Александр Петрович Бенитцкий родился в 1780 году в семье обедневшего
  дворянина. Воспитывался он в пансионе профессора философии Московского
  университета И. М. Шадена, где когда-то обучался и Карамзин. Из пансиона
  Бенитцкий вынес хорошее знание иностранных языков, особенно немецкого. С
  июня 1799 до декабря 1803 года он находился на военной службе, из которой
  уволился "по слабости здоровья", после чего поступил переводчиком в Комиссию
  по составлению законов, где служили многие члены Вольного общества.
   Бенитцкий был принят в Вольное общество в конце 1806 года сначала
  корреспондентом, а с середины 1807 года - "ординарным" членом. С этого
  времени Бенитцкий деятельно участвует в его жизни: выполняет обязанности
  секретаря, читает на заседаниях свои произведения, предлагает проект нового
  Устава Общества.
   Бенитцкий дебютировал в печати стихотворением "Гробница друга", которое
  было опубликовано в "Журнале российской словесности" Н. П. Брусилова (1805,
  ч. 1). В этом же издании, а также в "Северном вестнике" И. И. Мартынова
  появляются и другие его произведения, преимущественно стихотворные. В 1807
  году Бенитцкий выпустил альманах "Талия, или Собрание разных новых сочинений
  в стихах и прозе", где поместил около тридцати своих стихотворений и две
  "восточные" повести морально-дидактического характера - "Ибрагим, или
  Великодушный" и "Бедуин". В "Талии" печатали свои произведения Н. И. Гнедич,
  С. С. Бобров, П. Г. Политковский, И. И. Дмитриев, К. Н. Батюшков и некоторые
  члены Вольного общества - В. В. Попугаев, А. Х. Востоков. Вторая часть
  "Талии", уже отпечатанная, по неизвестным причинам не вышла.
   В 1809 году вместе с другим членом Вольного общества - А. Е. Измайловым
  - Бенитцкий начинает издавать ежемесячный журнал "Цветник". Перу Бенитцкого
  в этом издании принадлежит ряд стихотворений, несколько рецензий, "сильных,
  умных, острых", по отзыву Н. И. Греча, {Н. И. Греч, Опыт краткой истории
  русской литературы, СПб., 1822, с. 327.} и ряд произведений в прозе - "На
  другой день" ("Индейская сказка"), "Похвальное слово Пипиньке", "Грангул" и
  "Визирь". "Опыты его упражнений в словесности, - писал Л. Е. Измайлов, -
  особенно повести, - можно назвать образцовыми". {"Благонамеренный", 1820, No
  3, с. 192 (прим. издателя к стихотворению "Изъяснение в любви портного").}
   Бенитцкий привлек к участию в "Цветнике" многих членов Вольного
  общества: А. X. Востокова, Н. Ф. Остолопова, Ф. И. Ленкевича, К. Н.
  Батюшкова, П. А. Никольского, Д. И. Языкова, а также П. А. Катенина, Н. И.
  Гнедича и других.
   Благодаря энергии издателя, журнал имел большой читательский успех.
  Однако здоровье писателя было подорвано непосильной работой и, по словам
  Греча, "страданиями душевными". 30 ноября 1809 года Бенитцкий умер от
  скоротечной чахотки. "Преждевременная смерть его... - писал Греч, - лишила
  Россию прекрасных надежд в сем молодом писателе" {Н. И. Греч. Опыт краткой
  истории русской литературы, с. 327.}.
   "Жаль Бенитцкого, - Жильберг(фравцузский сатирик второй половины XVIII
  в. - П. О.) в нем воскрес и умер. Большие дарования, редкий, светлый ум",
  {К. Н. Батюшков, Соч., т. 3, СПб., 1886, с. 43.} - писал К. Н. Батюшков Н.
  И. Гнедичу 6 сентября 1809 года, узнав о том, что дни Бенитцкого сочтены.
   Среди поэтов Вольного общества Бенитцкий занимает свое, особое место.
  Вопросы социальные, политические его мало интересовали. Ему ближе
  морально-философская проблематика. Для его лирики характерны две основные
  темы: бренность всего земного ("Гробница дру га", "Развалины", "Печаль") и
  прославление чувственных радостей, дающих забвение от грустных и печальных
  мыслей ("К Амуру", "Песнь Вакху", "Сентябрь", "Возвращение Бахуса из
  Индии"), Вакхические произведения Бенитцкого перекликаются с "легкой
  поэзией" К. Н. Батюшкова. С Батюшковым Бенитцкого сближает также борьба за
  очищение поэтического языка от церковнославянизмов и громоздких архаических
  синтаксических конструкций, вследствие чего оба они оказались противниками
  шишковистов {Список произведений Бенитцкого приведен в
  "Критико-биографическом словаре русских писателей и ученых" С. А. Венгерова
  (т. 3, СПб., 1892) и в статье И. А. Кубасова "А. П. Бенитцкий (1780-1809)".
  - "Журнал министерства народного просвещения", 1900, No 4, с. 280.}.
  
  
   230. ГРОБНИЦА ДРУГА
  
   Над кем мой взор встречает
   Сей памятник в полях?
   Чей остов истлевает
   В песчаных сих степях?
   Над кем стоит ветвистый
   Дуб гордый, наклонен?
   Над кем сей камень мшистый,
   Тяжелый положен?
  
   Нет надписи на оном,
   10 Нет в ветках соловья,
   Унылым чтобы тоном
   Дал знать: могила чья?
   Вокруг лишь раздается
   Стон мертвый птиц нощных;
   Полынь густая вьется
   В рассединах гробных.
  
   Конечно, путник бедный
   Из дальния страны
   В степи уединенной
   20 Свои окончил дни,
   И руки незнакомы
   Его здесь погребли, -
   Ах! где и наши домы?
   Всяк пришлец на земли!
  
   Недавно я святою
   Был дружбой съединен, -
   Теперь един с собою
   Один жить осужден.
   Твою ль, мой друг, объемлю
   30 Гробницу ныне я?..
   Увы! - лобзаю землю,
   Скрывающу тебя.
  
   Но или сквозь сыпучий
   Песок холодный сей
   Источник слез горючий
   Не пройдет до твоей
   Гробницы сокровенной?
   Внемли печальный зов:
   "Сними пред мною темный
   40 Ты вечности покров!
  
   Сними!" - Не отвечает
   Никто моим словам;
   Лишь ветр вдали взвывает,
   Бушуя по лесам.
   Из облак чуть выходит
   Луны померклый зрак;
   Угрюмый страх наводит
   Безмолвной нощи мрак.
  
   Едва в лесу катится,
   50 Едва ручей журчит;
   Нарушить он боится
   Безмолвье - и молчит.
   Простерта всюду с тьмою
   Уныла тишина;
   Всё предано покою,
   Весь мир в объятьях сна.
  
   Ничтожества картину
   Я зрю в моих глазах,
   Всё приймет здесь кончину
   60 И скроется в гробах.
   Счастливый и несчастный
   Отсель туда прейдут,
   Где радости всечасны
   В рядах веков текут.
  
   Где ныне те народы,
   Что жили на земли?
   Где скорби их, заботы
   Среди мгновенья мглы?
   Почто же здесь терзаться?
   70 Почто сует искать,
   Игрой мечты пленяться,
   Коль должно умирать?
  
   Хоть в граде - иль пустыне,
   Хоть в рубище - в парчах,
   Подвергнется судьбине
   Истленья бренный прах.
   И нас, и нас со времем
   Покроет сей песок;
   Простимся с жизни бремем -
   80 Постигнем все злой рок!
  
   Но длань его железна
   Не умертвит меня:
   Со вечностию смежна
   Душа и мысль моя!
   Состав мой истребится,
   Но вечен будет дух, -
   Он к жизни возвратится
   Там, где мой милый друг.
  
   <1805>
  
  
   231. К АМУРУ
  
   Божество Амур прекрасно,
   Царь небесный и земной,
   Всё тебе везде подвластно,
   Царствуй также надо мной.
   Долго счастья я искала,
   Прелестей твоих не знав,
   Наконец его узнала,
   Всё во власть тебе отдав.
  
   Я готова, друг мой нежный,
   Цепи ввек твои носить.
   Ах, один ты в жизни слезной
   Можешь счастье нам дарить.
   Так прими же в жертвы новы
   Моей верности обет,
   Пусть тобой, о бог любови!
   Счастье дней моих цветет.
  
   Ах! всё красится тобою,
   Всё огнем твоим живет;
   Летом, осенью, весною
   Радость взор нам твой лиет.
   Охраняй меня ты вечно,
   Будь вождем моей судьбе, -
   За сие клянусь сердечно
   Верной быть по гроб тебе!
  
   <1805>
  
  
   233. ВЕСНА
  
   Сияюща в лучах сребристых,
   Угрюмая природы дочь,
   Царица стран холодных, льдистых,
   Уже от нас сокрылась прочь.
   И се, спускается младая
   С высот эфирных к нам весна!
   Одежда розово-златая
   На ней струится как волна;
   Небесно-голубые взоры
   Ее повсюду свет лиют,
   Красней всходящия Авроры
   Блестит румянец сладких уст.
   Где ступит - там цветы алеют,
   Где кинет взор - там тьма отрад,
   Вослед ее зефиры веют,
   Повсюду льется аромат.
   Приход весны встречая красный,
   Певцы пернатые лесов
   Поют в честь гимны сладкогласны
   И славят в ней творца - любовь.
   Приемлют новый вид долины,
   Тучнеет хладная земля,
   В цветущи благовонны крины
   Оделись холмы и поля.
   Куда, куда ни обращаюсь,
   Несчетных творческих красот
   В разнообразии теряюсь,
   Всё к пению мой дух влечет!
   Взгляну ль на небо голубое,
   На лес, на горы, на моря,
   Как всходит солнце золотое,
   Как гаснет тихая заря.
  
   Се! зрю в тумане волн струистых
   С горы стремится водопад,
   Порывы вод его сребристых
   Чаруют мой и слух и взгляд.
   Он в яростном своем стремленья,
   Промчавшись с шумом за брега,
   Чрез камни, мохом покровенны,
   Течет на бархатны луга,
   Где, разливаясь в долах злачных,
   Едва струи свои катит
   И, как в стекле, в водах прозрачных
   Предметов разных кажет вид.
   Тут лебедь, белизной своею
   Гордясь, меж тростником плывет,
   Жемчужной белою струею
   Кипит за ним волна вослед.
   Пужливы рыбы сребробоки
   При свете солнечных лучей,
   Оставя недра вод глубоки,
   Гуляют на верху зыбей.
   Древа, одетые весною,
   Желая видеть свой наряд,
   Над ясной тихою водою,
   Вершины наклонив, стоят.
   Жестоки бури не дерзают
   Теперь на них свирепо дуть,
   Лишь зефиры вкруг них играют
   И птички на ветвях поют.
   Поля, обильем жатвы полны,
   Цереры взрощены рукой,
   Переливаются, как волны
   Тумана, утром, пред зарей.
   Селяне ждут с восторгом часа,
   Когда за верны их труды
   Богиня жатвы светловласа
   Велит им собирать плоды.
   Везде дары весны сияют -
   В полях, в садах, среди лугов,
   Везде богиню провождают
   Свобода, радость и любовь.
  
   Но тщетно разум мой дерзает
   Несчетны красоты сочесть,
   Которых нам ниспосылает
   Творец всего, что в мире есть.
   Я только смею лишь дивиться
   Его деяниям благим,
   Кем всё цветет, животворится,
   Тому дела его суть - гимн.
  
   <1806>
  
  
   234. РАЗВАЛИНЫ
  
   Престол немого разрушенья,
   Жилище мертвой тишины!
   Где среди мрака и истленья
   Текут свинцовы время дни;
   Где алчный зев его пространный
   Столпы поверженны грызет
   И ржавую печать на камни
   И горды мраморы кладет.
  
   На башнях, желтым мхом покрытых,
   10 В окошке тощий вран сидит,
   Над ним, на шпицах изогнутых,
   Разбитый флюгер ветр вертит
   И скрыпом томным наполняет
   Сырой, глухостенящий свод,
   Седой где филин лишь летает
   И птица нощи гнезда вьет.
  
   Где токи мутные струятся
   Покрытой плесенью воды,
   Змеи в расщелинах гнездятся
   20 И ищут тьмы средь темноты;
   Светило дневно не дерзает
   Расторгнуть мглу навислых стен:
   Там с страхом смерти обитает
   Гробовой нощи черна тень.
  
   Зверь дикий, из лесов дремучих,
   Вкруг утлых бродит пней;
   Подъяв главу в тернах колючих,
   Блеск кажет огненных очей.
   Близ каменных оград поникших
   30 Лежат остатки его жертв;
   Трупы и кости полусгнивши
   Красноголовый точит червь.
  
   Ворота тяжкие, широки,
   С железных крючьев сорваны;
   Дубовы вереи высоки
   К падению наклонены.
   Не прийдет боле в зной полдневный
   Под ними странник отдохнуть:
   Он зрит развалин вид плачевный
   40 И с скорбью продолжает путь.
  
   Тропинки все травой покрыты,
   Крапивой окна заросли,
   Плющом колонны перевиты
   Лежат разбиты на земли.
   О, как ужасен час вечерний!
   Сей медленно идущий час!
   В туманные здесь дни осенни,
   Когда с ним бурь несется глас!
  
   Уже, внимая глас сей грозный,
   50 Текущий со хребта холмов,
   Шумит, клонясь, тростник болотный
   Во глубине окружных рвов.
   Древа, возникши на чертогах,
   Роняют сучья и листы,
   Дрожат на крыльцах и порогах,
   Качаясь, желтые кусты.
  
   В разверсты двери ветер дует
   И воет с галками в трубе,
   В эфире облако волнует,
   60 Мча громы, молньи на себе;
   Развеять ветхо зданье грозит,
   Тес, черепицы с кровли рвет;
   Кирпич, как легкий пух, разносит
   И в трещинах, ярясь, ревет.
  
   Вдали там бор, трясясь, синеет,
   Катится гул его в полях,
   Катится - и едва уж млеет
   На отдаленнейших горах.
   Напрасно светлый шар сребристый
   70 Стремится выскользнуть из туч;
   Дождливы облака и мглисты
   Глотают каждый кроткий луч.
  
   А здесь!.. Все чувства цепенеют -
   То стынет кровь, то вдруг кипит.
   Глаза раскрыться в тьме не смеют,
   Везде, на всем могилы вид.
   Не призраки ль одни витают
   Среди руин теперь в глуши?
   Не ваши ль тени здесь блуждают,
   80 О человечества бичи!
  
   Не вы ль дрожащими стопами
   Скитаетесь в вечерний час,
   Звуча железными цепями,
   Что Тартар возложил на вас?
   Не ваши ль песни сокрушенны
   В разностенящих голосах,
   Мешаясь с свистом бурь смятенным,
   Наводят трепет в сих местах?
  
   Ах, нет! обитель здесь покоя, -
   90 Ничтожность в наготе своей.
   Где слава мудреца? Героя?
   И всех дышавших тут людей?..
   Давно, давно они сокрылись,
   Как легки утренни мечты;
   И храмы в прах преобратились,
   А их - погибли и следы.
  
   О суета! тиран душ слабых,
   Блаженства ложного предмет,
   Мучитель бедных и богатых,
   100 Причина горестей и бед!
   К тебе от всех Текут рекою
   Несчетны приношенья в дар;
   Но зри - се! тленности рукою
   Попран, повержен твой алтарь.
  
   Упали зданья горделивы,
   Тобой подъяты к небесам,
   Как волны падают игривы,
   Взнесясь к кремнистым берегам.
   Сюда придите научаться,
   110 О человеки! как сносить:
   Гордец - чтобы не возвышаться,
   Несчастный - слез чтобы не лить.
  
   Беды и счастие не вечность:
   Предел им также положен;
   Сразит их время скоротечность,
   Преобратит всё в прах и тлен.
   Проснитесь, существа надменны
   _Лишь шаг - и вы поглощены_;
   Утешьтесь, горестью пронзенны!
   120 _Лишь шаг - и вы... и все равны_!
  
   <1805>
  
  
   235. ВДОВА
  
   Сказка
  
   В каком-то городке земли Магометанской
   _Селим_, супруг _Фатимы_ молодой,
   Веревкой ли султанской,
   Приспевшею ль чредой,
   Иль силою пилюль турецкого Санграда,
   Как ни было б, но ко вратам отшел он ада,
   Чрез кои в райские поля
   Все шествовать должны. Прекрасная земля!
   Не воды там в реках - шербеты протекают,
   10 Не груши - _гурии_ растут на деревах {1};
   Блаженны души разъезжают
   На _Альборагах_ {2}, не на лошадях.
   (Спросите _муфтия, факиров_ иль _иманов_,
   Хоть _дервишей_ седых: они то ж скажут вам;
   А не поверит кто правдивым их словам,
   Того замучит сонм _шайтанов_ {3}).
   В такую-то страну отправился Селим.
   Чего, казалось бы, жене его терзаться
   И наполнять гарем {4} стенанием своим?
   20 Ах! раем _дервишей_ неможно, знать, пленяться
   Оставшимся в живых супругам нежным? - Нет!
   Жалеют все о том, кто в тот прекрасный свет
   Из здешнего убрался.
   _Фатимин_ дух от скорби волновался.
   "Увы! Селим! увы! - несчастна вопиет, -
   О милый мой супруг, любезный!
   Нежнейшия любви предмет!
   Селим! услышь мой вопль; увидь поток сей слезный
   И к жизни возвратись, но ты молчишь - ты мертв...
   30 Где нож?.. пусть и меня пожрет злой смерти зев...
   (Тут спрятали ножи, все сабли и кинжалы,
   А то б...) Жестокие! старанья ваши малы -
   Напрасны, чтоб меня от смерти отдалить:
   Хочу - и буду я с _Селимом_ вместе жить.
   _Селим! Селим_!" - "Прерви, любезная _Фатима_! -
   Тут мать сказала ей, - прерви свой горькой стон
   Хоть для меня: или я боле не любима
   _Фатимою_ моей? Утешься, твой урон
   Велик, но ты его оплакиваешь тщетно:
   40 Забудь..." - "Что слышу я? Забыть? Нет, вечно
   Клянусь его не забывать,
   Клянусь лить слезы век!" Умолкла мать.
   Селима отвезли ко предкам погребенным,
   И так как был богат, то мрамором нетленным
   Покрыли тленный прах. На нем араб-пиит
   За деньги написал: "Постойте, проходящи!
   Взрыдайте над костьми, под камнем сим лежащи,
   Заплачьте: здесь лежит
   Селим, проведший жизнь в делах богоугодных,
   50 Селим - честнейший из людей..."
   И прочая потом, как пишут на надгробных
   Усопших богачей,
   В щедротах чтобы их служили увереньем.
   Меж тем прошло дней пять: вдова всё слезы льет,
   Терзает белу грудь, власы прекрасны рвет.
   А мать, как мать, опять к _Фатиме_ с утешеньем:
   "Послушай, дочь, прими мой матерний совет -
   Оставь умершего; слезами ты своими
   Его не воскресишь, - займись живыми.
   60 Послушай-ка, мой свет,
   Моя любезная _Фатима_!
   Вот только лишь сей час один паша прислал
   Со просьбою к тебе, что очень бы желал
   Он место заступить покойного _Селима_.
   Прекрасен, молод и богат - так говорит
   Весь город наш о нем; зовут его _Герцид_".
   - "Да будет проклят он! Скорее иссушится
   Архипелаг, скорей Стамбул весь развалится,
   Скорее имя я свое могу забыть,
   70 Чем тени соглашусь супруга изменить.
   _Герцид_? Злодей! Как он осмелился решиться
   Помыслить, что вдова _Селима_ согласится
   Вступить с ним, негодяем, в брак?" -
   _Фатима_ тут озлилась так,
   Что мать принуждена молчать о сочетаньи.
   Прошло еще дни три во вздохах и стенаньи,
   Но только не в таких, как в первый день. Потом,
   К исходу двух недель, с подругами тайком
   Вдова чему-нибудь смешному улыбнется,
   80 Но так, что чуть опять слезами не зальется,
   Потом под вечерок зайдут и гости к ней.
   Потом - как отказать в прошении гостей? -
   _Фатима_ к ним. А там тихохонько в молчанье
   Подале спрятали печально одеянье, -
   Ведь плакать можно и в цветном.
   Чрез месяц томным голоском
   _Фатима_ песенку запела.
   Прошла еще неделя -
   И ах! - Архипелаг водою весь залит,
   90 Стамбул, как был, таков и есть, - один _Герцид_,
   Злодей _Герцид_, проклятый и негодный, -
   _В объятиях Фатимы непреклонной_!..
  
   <1805>
  
   {1 Туркам обещаны _Магометом_ в раю такие дерева, что плоды оных будут
  превращаться в прекрасных девиц, гуриями называемых.
   2 По крайней мере _Магомет_ на сем крылатом чудовище в очень короткое
  время объездил несколько ярусов неба.
   3 _Муфти_ - глава турецкого духовенства. _Иманы_ - духовные.
  _Дервиши_ и _факиры_ - пустынники. _Шайтаны_ - злые духи.
   4 Та часть дома, где содержатся достаточными турками их жены.}
  
   236. ОТВЕТ
  
   То правда, что избрал слепцов вождями он,
   Его ведут - Гомер, Мильтон.
  
   <1805>
  
  
   237. К СТАТУЕ АМУРА
  
   Кто б ни был ты! склонись перед младенцем сим:
   Он был владыка твой, иль есть, иль будет им.
  
   <1805>
  
  
   238. СЕНТЯБРЬ
  
   Аминт
  
   Воздух колеблют бури ревущи,
   Небо покрылось вмиг темнотой,
   Быстро несутся влажные тучи,
   Дождь на долины льется волной.
   Всё возвещает осень печальну:
   Хмурясь нисходит мрачный Сентябрь.
  
   Хлоя
  
   Ветер, вздымая волны седые,
   Гонит с стремлением тихи ручьи,
   Гонит - трепещут рощи густые,
   10 Сыплются кучей листья в струи;
   Мрак и безмолвье лес окружают,
   Громкопоющий смолк соловей!
  
   Дорит
  
   Войте, бури раздраженны,
   По долинам и лугам;
   Разносите вопль смятенный,
   Войте! - я смеюся вам!
   Пусть лилеи, розы вянут -
   Можно с_о_сной заменить;
   Пусть и птички петь престанут
   20 Будем без муз_ы_ки пить.
   Презрим осени оковы:
   _Вакх_ нисходит с Сентябрем,
   С ним забавы - вина _новы_,
   Ободритесь, и нальем!
  
   Аминт
  
   Пажити тучны пусты, унылы:
   Пестрых не видно стад на полях, -
   Только зловещий вран чернокрылый,
   Пищи алкая, бродит в браздах;
   Голосом хриплым кличет ненастье,
   30 Хладные вьюги, спутниц зимы.
  
   Хлоя
  
   Светлое солнце бег сокращает,
   Нощи угрюмой стелется тень:
   В сумраке черном жить начинает -
   В сумраке меркнет пасмурный день.
   Бледное утро чуть лишь покажет
   Томные взоры - вечер спешит.
  
   Дорит
  
   Мраки, тучи - всё пустое!
   Свет бутылки светит в тьме.
   Стужа гр_о_зит - выпьем вдвое!
   40 Не бывать у нас зиме.
   Пусть наденет шлем алмазный,
   В руки примет снежный щит,
   Облечется в льды ужасны
   И на мразах к нам слетит:
   В миг зардятся щеки белы
   (И зима, я чаю, пьет!),
   Если милый сын _Семелы_
   Хоть полчаши ей нальет,
  
   Аминт
  
   Скоро засыплют иней мшисты
   50 Желтые стебли мертвых цветов;
   Скоро иссякнут реки сребристы,
   Скроются в сводах з_е_ркальных льдов;
   Скоро - но мне ли сетовать с _Хлоей_?
   С нежной подругой радость одна.
  
   Хлоя
  
   Пусть извергают хляби небесны
   Ярые бури, ветры и хлад:
   _Хлоя_ с тобою, друг мой любезный!
   Н_а_йдет несчетны сонмы отрад.
   Молнии блещут... громы катятся...
   60 К сердцу _Аминта_!.. Стихла гроза!
  
   Дорит
  
   К сердцу?.. что вы! Всё напрасно.
   Там вина ни капли нет,
   А без вин везде ненастно:
   Скучен-темен белый свет.
   Нежность скоро простывает,
   Кровь под старость не кипит.
   Кто ж любовь с вином мешает,
   Вечно-вечно тот горит.
   Молньи блещут, гром катится..
   Что ж за дело! Всякой знай:
   Где любовь и _Вакх_ сдружится,
   Там сентябрь - веселый май!
  
   <1805>
  
  
   239. КОНЧИНА ШИЛЛЕРА
  
   Там увидимся мы опять,
   или - никогда...
  
   Трагедия "Разбойники"
  
   Зри! - там звезда лучезарна
   В синем эфире,
   Светлой протягшись чертою,
   Тихо померкла.
  
   Рок то; звезда, путь оконча,
   В бездне затмилась:
   Смертный великий {*} со славой
   В вечность отходит.
  
   Слышишь?.. Чу! - стонет медяный
   Колокол смерти;
   Стонет, и своды земные
   Бой потрясает.
  
   В мирной ограде покоя
   Гений рыдает;
   Долу повержен, дымится
   Пламенник жизни.
  
   Ветви навислые ивы
   Кроют могилу;
   Листвия с шумом колеблют
   Ветры пустынны.
  
   Лира Поэта при корне
   Древа безмолвна,
   Острый кинжал Мельпоменин
   В прахе сверкает.
  
   Муза печальна, трепеща,
   Урну объемлет,
   Слезы по бледным ланитам
   Градом катятся.
  
   Кто извлекает стенанья
   Девы Парнасской?
   Кто сей, над коим тоскует
   Дщерь Мнемозины?..
  
   Ужасы хладныя смерти,
   Как вы коснулись?
   Горе! - певец Мельпоменин -
   _Шиллер_ - во гробе?..
  
   _Шиллер_ - пред кем цепенели
   Оркуса силы,
   Стиксовы воды мутились,
   Фурии млели.
  
   Скоро, ах! скоро умолкнет
   Звон похоронный,
   Камень надгробный истлеет,
   Ива завянет.
  
   Где же певец Мельпоменин?
   Где его память?
   Слава великих - кончина,
   Память - творенья.
  
   _Гений_, как в тверди светило,
   Век не мерцая,
   Греет, живит, восхищает
   Взоры вселенной.
  
   Яркий светильник не скроют
   Мраки туманны;
   Ночью луна свет приимет:
   Узрят в ней солнце.
  
   1805
  
   {* Человек (полководец или писатель, все равно), достигший в своем
  намерении совершенства, есть великий человек. Шиллер, в избранном им роде
  трагедий, показал и достиг последней возможной степени совершенства.}
  
  
   240. ПЕЧАЛЬ
  
   О бич душ нежных и злосчастных,
   Утех и удовольствий тать,
   Подруга эвменид ужасных,
   Отчаяния грозна мать!
   Оставь пещеры ада темны,
   Оставь вертепы той страны,
   Где тени тощи, изнуренны
   Твоим мученьям преданы.
  
   Явись, печаль! ты, коей силы
   10 Противятся самим судьбам,
   Чей трон - развалины, могилы,
   Стенанья, вопли - фимиам.
   Изыди, окруженна тьмою,
   В туманных скорби облаках,
   Приди беседовать со мною:
   Ты не страшна в моих очах.
  
   Приди! се грудь моя стесненна
   Всей тяжестью твоих оков,
   Душа отрад тобой лишенна,
   20 На сердце мрачный твой покров.
   С весною дней моих плачевных
   Привык тебя я познавать,
   Привык потери драгоценны,
   Невозвратимы исчислять.
  
   Теперь - тебя ли убоюся,
   Когда всего лишен? - нет, нет!
   С тобой в пустыни удалюся,
   Паду под бременем злых бед
   И утра не увижу боле,
   30 Вовеки не открою глаз:
   Стенящему в несчастной доле
   Одна отрада - смертный час.
  
   И ветерок надежды сладкой
   От сна меня не возбудит.
   Он, вея по равнине гладкой,
   Над мшистым гробом восшумит;
   Траву, растущу над могилой,
   Колебля, тихо сотрясет, -
   Но тихий ветерок унылый
   40 Тяжелый камень не сорвет.
  
   Всю жизнь за счастьем я гонялся -
   И счастья в мире не нашел.
   Всю жизнь искать друзей старался -
   Увы! и друга не имел!
   Мечты души моей прелестны
   Недостижимы были мне,
   Как смертным Орион небесный
   В неизмеримой вышине.
  
   Один, как странник, я скитаюсь
   50 Меж миллионами людей;
   К кому из них ни обращаюсь -
   Знакомых нет душе моей.
   О жребий, данный мне судьбою
   На все мои прискорбны дни,
   Печаль! ты движешь их собою,
   С тобой и кончатся они.
  
   <1806>
  
  
   243. КЛЯТВА
  
   Клянусь, о _Делия_, навек тебя забыть!
   Клянусь, неверная, что более любить
   Не стану никогда! Мне женщины несносны;
   Довольно я влачил оковы их поносны,
   Довольно их душой и сердцем обожал.
   Изменницы! теперь себя уж не унижу:
   И _Делию_ и вас навек возненавижу.
   Клянусь, клянусь, что я... солгал!
  
   <1807>
  
  
   245. ТРУС
  
   Гремит!.. От общего смятенья
   Я тотчас дале уберусь
   И в погребе кругом запрусь.
   Небось вы мыслите, что я ищу спасенья
   От грому и _янтарного_ огня? {*}
   Ошиблись! Я ищу - вина.
  
   <1807>
  
   {* Первое действие электрической силы открыто было чрез янтарь -
  по-гречески электр, - от которого она и получила свое название.}
  
  
   246. К ПОРТРЕТУ
  
   Чему смеетесь вы,
   Что мой портрет без головы?
   В числе несмысленных я авторов считаюсь:
   И так не кстати ли без ней изображаюсь?
  
   <1807>
  
  
   247
  
   Задумал в брак вступить Кондрат;
   Шутить не любит он, задумал и - женат.
   "На ком?" - А бог знает! На девушке
   прекрасной, -
   Так сам он говорит. Но ежели молве
   Поверить беспристрастной,
   То на _вдове_.
  
   <1807>
  
  
   254. НАГРАДА
  
   Мне Стелла сказала:
   "Алексис, сложи
   Ты песенку Стелле,
   И будешь моим".
  
   Вмиг песня готова.
   Что ж Стелла? Она
   Певца похвалила,
   С улыбкой сказав:
   "Отныне, Алексис,
   Навеки ты мой,
   Но я еще долго
   Не буду твоей".
  
   Ах, равная участь
   В Темпейском лугу
   Постигла и Феба:
   Он гнался, летел
   За милою Дафной,
   И вместо ее
   В объятиях страстных
   Лишь лавр ощутил.
  
   <1807>
  
  
   255. К-Е-Е-Й
  
   Ты невозможного, прекрасная, желаешь,
   Не смею уголок тебе я в сердце дать:
   Тем сердцем, коим ты давно уж обладаешь,
   Не властен я располагать.
   Но, ах, о чем, о чем я мышлю, дерзновенный!
   Увы! в забвении души, тобой плененной,
   Мой разум превратил
   Мечту небесную в божественную... _быль_.
   Прости! Я вижу: нас стремнина разлучает;
   К тебе приближиться судьба мне запрещает.
   Напрасно я стремлюсь чрез бездну преступить,
   Напрасно к божеству взор томный обращаю,
   Вотще объятия к блаженству простираю -
   Вотще! Мне рок судил: тебя боготворить,
   О счастии мечтать и несчастливым быть.
  
   25 сентября 1808
  
  
   256. ЯЗЫК ЛЮБВИ
  
   Во храм Пафосский я пришел,
   Дабы там языку любви мне научиться.
   Но что ж? Вступя в него, я тотчас онемел -
   Немым я должен был оттоль и удалиться.
  
   От неудачи я крушился и грустил,-
   Внезапу Купидон прервал мое стенанье:
   "Что плачешь? - так он мне, явяся, говорил. -
   Утешься, юноша! Язык любви - молчанье".
  
   <1809>
  
  
   257. НАДПИСЬ К БЮСТУ СОКРАТА
  
   Любовью к истине от юных лет пылал:
   Учил людей, как жил, и жил, как научал.
  
   <1809>
  
  
   258. ВОЗВРАЩЕНИЕ БАХУСА ИЗ ИНДИИ
  
   Дифирамб
  
   (Из соч. Вилламова)
   Вольный перевод с немецкого
  
   Хор сатиров
  
   Эван, эвое! победитель!
   Зевеса златорогий сын!
   Тебе послушны бурны воды,
   Покорен Тартар и Олимп.
   Столкнем наполненные чаши
   Пенистым нектаром, столкнем!
   Эвое! весело запляшем,
   Твои победы воспоем!
  
   Хор менад
  
   Эван, эвое! победитель!
   10 Рожден под грохотом громов,
   Младыми нимфами взлелеян
   В священной темноте пещер!
   Увьем, увьем цветами чаши
   И развевающи власы.
   Эвое! весело запляшем,
   Твои победы воспоем!
  
   Силен
  
   Так, верны ратники ироя,
   Споспешники великих дел!
   Пляшите, пусть земля трепещет
   20 Под резвоскачущей стопой.
   Венчанны розами и свежим
   Зубчатолиственным плющом,
   Пляшите! восклицайте с громом
   Кимвалов, бубнов и цевниц!
   Эвое! славный победитель
   Грядет за вами в торжестве.
   Се он под пурпурным наметом,
   Грядет, шатаясь, на слоне,
   На сыне дебрей аравийских...
   30 Се гибкий тирс его свистит.
   Я зрел, как он, еще младенцем,
   Извлек для вас из тирса мед -
   О чудо! - но пред чудесами,
   Которые владыка наш
   Явил при Ганге крутобрегом,
   На глинистых холмах, - ничто.
   Он повелел - и на бесплодной
   Земле родился виноград.
   Он рек - и на песчаных нивах
   40 Возникло белое пшено.
   На глас его народы дики,
   Скитавшися в пещерах гор,
   Или под кокосовой тенью,
   Иль живши в низких шалашах
   И почернелые от солнца, -
   Пришли селиться в городах,
   Степой высокой обнесенных.
   Пришли - он их образовал
   И дал премудрые законы.
   50 Но громовержца грозный сын
   Был встречен дерзостной толпою
   Чудовищных людей. Смеясь
   Над легионами сатиров
   И восклицающих менад,
   Предстали калистрийцы {1} с лаем,
   Энотекеты {2} и кругом
   В власах заросшие пигмеи. {3}
   Тогда-то раздраженный бог
   Дал к битве знак своей десницей!
   60 Взревел мой тигр, сей верный зверь,
   Готовясь к кроволитной брани,
   И гибель возвестил врагам.
   Объяты бешенством, фиады
   Напали с лютостью на них,
   И вдруг тирс каждый превратился
   Во смертоносное копье...
   О брань, исполненная славы!
   Познали дерзкие враги
   Устройство Вакха ратоборцев
   70 И мощь сатиров и менад.
   Мы ринулись - и трепет с страхом
   Всех сопостатов обуял!
   Слоны побегли столпоносны,
   Побегли смелые враги -
   Исчезли храбрость их и сила!
   Смерть алчная пред нами шла
   И злых чудовищ пожирала,
   Свергая тысящами в ад.
   Надменные с стыдом погибли!
   80 Искоренен их гнусный род
   Непобедимыми полками
   Владыки неба и земли!
  
   Хор сатиров
  
   Эвое, грозный тирсоносец!
   Богоотступных чад земли
   Смиривый львиными когтями {4}
   И виноградного лозой,
   Удар смертельный Амфисвене
   Нанесший в ядовиту пасть.
   Эван, эвое! кто посмеет
   90 Тебя, ужасный, раздражать?
  
   Хор менад
  
   Эвое, грозный тирсоносец!
   Ты гнусный вид полнощных птиц
   Дал нечестивым Минеидам; {5}
   Ты повелел нам отомстить -
   И се Пенфей {6} высоковыйный,
   Растерзан, плавает в крови!
   Эван, эвое! кто посмеет
   Тебя, ужасный, раздражать?
  
   Силен
  
   О фавны, нимфы и фиады,
   100 Вы, упоенные вином!
   Кружитесь около ироя -
   И всё последие кружись!
   Да легки, радостные скоки
   Повсюду видит славный Вакх.
   Ликуйте! под его защитой
   Остались невредимы вы
   От острых стрел и ядовитых,
   Которыми при студенцах
   Многолесистого Мероса
   110 Быстрогубящий Аполлон
   На вас, как частым градом, сыпал.
   Далекомещущий на гнев
   Против ироя Диониза
   Склонен царицею богов,
   Она, питая к Вакху злобу,
   Озлобила против его
   Медоточивыми словами
   Властителя парнасских дев.
   И вдруг лучи огнисты Феба
   120 Излили зной и мор на вас.
   Тогда Юпитер, восприявши
   Вид криворогого {7} овна,
   Явился и к ключам прохладным
   Томимых жаждою привел.
   Спасенны вы от лютой смерти!
   Порфирные столпы, плющом
   И свежим гроздием обвиты,
   Векам позднейшим возвестят
   О чудах, сотворенных Вакхом.
   130 Они поведают на бреге,
   На бреге дальня океана
   Велики Бахуса дела.
   Зане столпы сии священны:
   Из жертвенных агатных чаш
   Мы вкупе с Вакхом возлияли
   На них игривое вино.
   Рекут и грады все и веси,
   Чрез кои шли мы по цветам,
   Между рядов златых кадильниц,
   140 Курящих мирру, аромат,
   Чрез кои шли сквозь виноградны
   Плющом поросшие врата,
   Веселым гласом восклицая:
   "Да здравствует наш Бассарей!"
   Все, все рекут: "Здесь шли со славой
   Ирой Вакха в торжестве!"
   Ликуйте ж, славны ратоборцы,
   Споспешники великих дел!
   Пляшите! пусть земля трепещет
   150 Под резвоскачущей стопой;
   Венчанны розами и свежим
   Зубчатолиственным плющом,
   Пляшите! восклицайте с громом
   Кимвалов, бубнов и цевниц!
  
   Хор сатиров
  
   Эвое, мощный Вакх, эвое!
   Мы пьем твой нектар из мехов
   Глубокодонных и пространных.
   О восхититель! Враг скорбей!
   Непобедимый, благодатный!
   160 Пиролюбивый! Князь утех!
   Исполнены тобой, эвое!
   Твое мы славим торжество!
  
   Хор менад
  
   Эвое, мощный Вакх, эвое!
   Мы пьем вино твое из чаш,
   Увитых свежими цветами, -
   О пестун дружбы и любви!
   О миротворец!жизнедавец!
   Отец! и друг! и царь! и бог!
   Исполнены тобой, эвое!
   170 Твое мы славим торжество!
  
   <1809>
  
   {1 _Ктезий_, описывая редкости Индии, говорит, между прочим, следующее:
  "В Индии, на известных горах, живут люди, имеющие собачьи головы. Их одеяние
  состоит в звериных кожах. Они не говорят, а лают. Зубы их несколько больше
  собачьих, ногти же совершенно похожи на когти сих животных, только немного
  длиннее и круглее. Они обитают на горах, простирающихся до реки Инда, и
  цветом черные. Индейцы называют их _калистрийцами_, то есть песьеглавыми".
   2 О сих упоминает _Стравон_ в XV книге своего "Землеописания",
  рассказывая множество диковинок о жителях Индии. "Иные, - говорит он, -
  называются _энотекетами_; сей народ имеет уши, достигающие до лодыжек; они
  служат им, во время сна, подушками".
   3 Вышеупомянутый _Ктезий_ описывает и сих чудовищ. "В средине Индии, -
  пишет он, - живут черные люди, именуемые _пигмеями_ и говорящие одним языком
  с индийцами. Они чрезвычайно малого роста. Самые высокие не больше двух
  локтей с половиною; обыкновенная же их величина полтора локтя. Пигмеи имеют
  предлинные волосы на голове, такие, что они достают у них до колен и ниже, и
  непомерно долгие бороды. Коль скоро борода у них вырастет, то уже не имеют
  они надобности ни в каком платье, а распущают назади волосы, спереди же
  бороду, потом, распростерши сии волосы кругом всего тела, опоясываются сверх
  оных, что и составляет всю их одежду".
   4 Морские разбойники, поймав Вакха на острове _Наксе_, хотели увезти
  его и продать или получить богатый выкуп, но были им за сие наказаны: иных
  превратил он в дельфинов, других же растерзал лев, явившийся на корабле.
  См.: Омир<ов> "Имн Дионизу" и Овид<иевы> "Превр<ащения>", кн. III, басн<и>
  8, 9 и 10.
   5 Дочери _Миния_ отреклись участвовать при праздновании _оргии_ в
  _Фивах_ и занялись в ту ночь рассказыванием повестей, за что были превращены
  в летучих мышей - см. Овид<иевы> "Превр<ащения>", кн. IV, басн<и> 1 и 12.
   6 _Пенфей_, внук _Кадма_, повелел прибывшего в Фивы Бахуса заключить в
  оковы и привести к себе; но когда посланные не могли исполнить его
  приказания, тогда он сам устремился на гору _Цитерон_, где неистовствовали
  _вакханалки_, дабы посмеяться их обрядам, но заплатил за сию дерзость
  жизнию: _менады_, в числе коих находилась мать его _Агава_ и тетка
  _Автоноя_, растерзали несчастного _Пенфея_. См.: Овид<иевы> "Превр<ащения>",
  кн. III, басн<и> 8, 9 и 10.
   7 Гигин в 133 басне говорит следующее: "Когда Бахус искал воды на
  песчаных степях и не мог найти, то явился овен и указал ему ключ".}
  
  
   260. ДВЕ КАРТИНЫ
  
   Из Антологии
  
   "Как думаешь, - вопрос Мен_е_страт сделал мне, -
   Чего бы стоили мои картины:
   Вот этот Фаэтон, сгорающий в огне,
   И сей Девкалион, что тонет средь пучины?
   Скажи по правде - не солги".
   - "Я думаю, они достойны их судьбины:
   Кинь в воду одного, другого же сожги".
  
   <1809>
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Стихотворное наследие писателей, входивших в Вольное общество любителей
  словесности, наук и художеств, относится ко второй половине 1790-х годов и к
  первой четверти XIX в. Оно было представлено многочисленными публикациями в
  журналах и альманахах того времени и - в гораздо меньшей степени - в
  персональных авторских сборниках. В 1935 г. этот обширный, разрозненный и
  почти забытый художественный материал впервые был собран воедино в книге,
  носившей название "Поэты-радищевцы", и издан в Большой серии "Библиотеки
  поэта" известным литературоведом В. Н. Орловым. В сборнике были представлены
  произведения двадцати четырех поэтов: И. П. Пнина, И. М. Борна, В. В.
  Попугаева, А. Г. Волкова, В. И. Красовского, В. В. Дмитриева, М. К.
  Михайлова, Н. Ф. Остолопова, А. Е. Измайлова, Д. Ф. Бринкена, И. А.
  Кованько, М. Олешева, Ф. П. Вронченко, Н. А. Радищева, В. А. Радищева, Г. П.
  Каменева, Н. С. Арцыбашева, И. И. Чернявского, С. А. Москотильнихова, А. А.
  Писарева, Ф. И. Ленкевича, А. П. Бенитцкого, В. Ф. Вельяминова-Зернова и И.
  Г. Аристова. Одновременно в той же Большой серии "Библиотеки поэта" под
  редакцией В. Н. Орлова были изданы "Стихотворения" одного из крупнейших
  представителей Вольного общества - А. Х. Востокова (Л., 1935). В обоих
  изданиях, оснащенных обширным библиографическим, текстологическим и
  историко-литературным комментарием, был использован огромный архивный
  материал, периодика конца XVIII - начала XIX в. В 1952 и 1961 гг. сборник
  "Поэты-радищевцы", под редакцией В. Н. Орлова, выходил в Малой серии
  "Библиотеки поэта". В нем были представлены четыре автора: И. П. Пнин, В. В.
  Попугаев, И. М. Борн и А. Х. Востоков.
   В настоящем, втором издании произведений поэтов Вольного общества в
  Большой серии "Библиотеки поэта" избранные стихотворения А. Х. Востокова
  печатаются вместе с произведениями других членов этого объединения, круг
  которых, сравнительно с изданием 1935 г., несколько сужен. Из перечисленных
  выше поэтов в сборник не вошли стихи М. К. Михайлова, Д. Ф. Бринкена, Ф. П.
  Вронченко, В. А. Радищева, И. И. Чернявского, поскольку их наследие очень
  невелико по количеству произведений, а также В. Ф. Вельяминова-Зернова и И.
  Г. Аристова, не сыгравших существенной роли ни в организации, ни в
  литературной деятельности Вольного общества.
   В расположении материала составитель руководствовался следующими
  принципами: 1) идейно-художественной значимостью творчества каждого из
  названных писателей; 2) ролью поэта в идейной и организационной жизни
  Общества; 3) временем вступления в Вольное общество. Открывает сборник А. Х.
  Востоков - наиболее видный из представленных здесь поэтов, отдавший много
  сил и времени Вольному обществу почти на всем протяжении его существования.
  За ним следует И. П. Пнин - поэт бесспорно талантливый, но не столь
  разносторонний, как Востоков, автор смелых философских од; один из
  президентов Общества. Далее идут Борн и Попугаев, наиболее радикальные в
  политическом отношении писатели, организаторы и идейные руководители
  Общества на первом этапе его существования; А. Е. Измайлов, автор остроумных
  сказок, басен, сатирических миниатюр, бывший с 1816 до 1826 г. бессменным
  председателем Общества. Далее выстраиваются "рядовые" его члены,
  расположенные по времени их вступления в Вольное общество. В конце сборника
  выделена группа "казанских" писателей: Г. П. Каменев, Н. С. Арцыбашев, С. А.
  Москотильников. Некоторые из авторов, помещенных в настоящем сборнике, уже
  были представлены в других изданиях Большой серии. Так, в книге
  "Поэты-сатирики конца XVIII - начала XIX в." (1959) напечатаны "разговоры",
  эпиграммы, эпитафии и надписи А. Е. Измайлова; в сборнике "Стихотворная
  сказка (новелла) XVIII - начала XIX века" (1969) - сказки и басни И. П.
  Пнина, А. А. Писарева, И. Г. Аристова, А. П. Бенитцкого, М. Олешева, А. Е.
  Измайлова; в книге "Поэты 1790-1810-х годов" (1971) - произведения Г. П.
  Каменева, Н. Ф. Остолопова, А. П. Бенитцкого. Принимая во внимание это
  обстоятельство, составитель данного сборника стремился, по возможности,
  избежать дублирования художественного материала, помещенного в перечисленных
  изданиях. Именно этим объясняется исключение из книги басен Бенитцкого,
  ограничение числа басен и сказок Измайлова. Однако полностью избежать
  повторной публикации некоторых произведений все же не удалось, так как в
  противном случае это привело бы к чрезмерно обедненной экспозиции
  творческого наследия поэтов Вольного общества.
   В настоящем издании печатается ряд новых, до сего времени неизвестных
  произведений. К ним относится прежде всего поэма Г. П. Каменева "Граф
  Глейхен", считавшаяся до сих пор утерянной. В издании 1935 г. были
  представлены лишь двенадцать начальных стихов ее, сохранившихся в одной из
  статей Н. Второва, биографа Каменева. Полный текст поэмы состоит из 436
  стихов. Впервые печатаются два стихотворения А. Х. Востокова из архива
  поэта: "Я - русский; верности и веры не нарушу..." и "П. А. С". К числу
  находок принадлежит также дневник И. М. Борна, составной частью которого
  является "Curriculum vitae" писателя, позволивший заполнить ряд крупных
  пробелов в его биографии. Произведения Попугаева дополнены стихотворениями
  из сборника "Минуты муз" и альманаха "Свиток муз".
   Рукописное наследство Вольного общества в основном сосредоточено в
  нескольких архивохранилищах Ленинграда. В Фундаментальной библиотеке
  Ленинградского государственного университета находятся остатки архива
  Вольного общества (протоколы заседаний, тексты речей, рецензии и автографы
  стихотворений разных авторов). Другая часть материалов Вольного общества
  хранится в Отделе рукописей Института русской литературы Академии наук СССР
  (Пушкинский дом). Здесь наиболее полно представлен архив А. Е. Измайлова, в
  бумагах которого имеются также автографы стихотворений других поэтов, речь
  В. В. Попугаева на кончину И. П. Пнина (считалась утерянной, см.
  "Поэты-радищевцы", 1935, с. 168), "Опись делам С.-Петербургского общества
  любителей наук, словесности и художеств" и "Устав общества". Бумаги А. X.
  Востокова переданы в Архив Академии наук СССР, среди них - рукопись сборника
  "Минуты муз" В. В. Попугаева, включающая в себя и ранние стихи А. Г.
  Волкова. В Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е.
  Салтыкова-Щедрина находится "Книга протоколов и др<угих> записок" Вольного
  общества (конец 1801 - первая половина 1802 г.) и автографы некоторых
  произведений Г. П. Каменева. Основным источником публикации произведений
  поэтов Вольного общества являются его собственные издания, журналы,
  связанные с ним, а также стихотворные сборники некоторых его членов. Все эти
  издания перечислены в списке условных сокращений.
   Произведения каждого из авторов расположены в хронологической
  последовательности и, как правило, публикуются в последней авторской
  редакции. Значительные текстовые различия в редакциях отражены в разделе
  "Другие редакции и варианты". Произведения, включенные в данный сборник,
  заново сверены с текстом автографов, периодических изданий и альманахов. Это
  позволило внести уточнения и дополнения в текст ряда стихотворений,
  опубликованных в 1935 г. в сборнике "Поэты-радищевцы". Некоторые из этих
  уточнений оговорены в примечаниях (см. No 109, 112, 258 и др.). В
  примечаниях сначала указывается первая публикация произведения, а затем все
  последующие перепечатки, содержащие какие-либо смысловые изменения в тексте.
  Далее приводятся данные для датировки (если они известны). Ниже
  комментируется сам текст, а именно: малоизвестные собственные имена,
  географические названия, обстоятельства, послужившие поводом к написанию
  произведения, содержащиеся в нем намеки, мифологические сюжеты и
  встречающиеся в тексте цитаты. В примечаниях к переводам из Горация названия
  оригиналов заменены краткими общепринятыми ссылками на номер книги и номер
  оды римского поэта. Звездочка перед порядковым номером примечания означает,
  что к этому стихотворению имеется материал в разделе "Другие редакции и
  варианты". Примечания к стихотворениям И. П. Пнина, В. В. Попугаева, А. Е.
  Измайлова, Н. Ф. Остолопова, Н. С. Арцыбашева (вместе с относящимся к ним
  материалом в разделе "Другие редакции и варианты") подготовлены Г. А.
  Лихоткиным, весь остальной комментарий принадлежит П. А. Орлову.
   В биографических справках о поэтах Вольного общества использован
  богатейший материал, опубликованный В. Н. Орловым в сб. "Поэты-радищевцы"
  (1935).
   Условные сокращения, принятые в примечаниях и в разделе "Другие
  редакции и варианты"
  
   ААН - Архив Академии наук СССР (Ленинград).
   АС - Н. Ф. Остолопов, Апологические стихотворения, СПб., 1827.
   Б - "Благонамеренный".
   БАН - Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР (Ленинград).
   БиС - А. Е. Измайлов, Басни и сказки, СПб. (1814; изд. 2-1826, чч.
  1-2).
   Бобров - Е. А. Бобров, Литература и просвещение в России в XIX веке,
  тт. 3-4, Казань, 1902.
   BE - "Вестник Европы".
   ГБЛ - Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР им. В. И.
  Ленина.
   ГПБ - Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. М. Е.
  Салтыкова-Щедрина.
   ДВ - "Драматический вестник".
   ЕС - "Ежемесячные сочинения".
   ЖдПУ - "Журнал для пользы и удовольствия".
   ЖМНП - "Журнал министерства народного просвещения".
   ЖРС - "Журнал российской словесности".
   Ип - "Иппокрена, или Утехи любословия".
   ЛГУ - Архив Вольного общества любителей словесности, наук и художеств.
  Фундаментальная библиотека Ленинградского государственного университета.
   Летопись - А. Х. Востоков, Летопись моя. - В кн.: "Заметки А. X.
  Востокова о его жизни", СПб., 1901.
   ЛН - "Литературное наследство".
   ЛС - "Любитель словесности".
   МГУ - Научная библиотека им. А. М. Горького Московского
  государственного университета.
   ММ - В. В. Попугаев, Минуты муз, СПб., 1801.
   НБиС - Новые басни и сказки Александра Измайлова, СПб., 1817.
   НРЛ - "Новости русской литературы".
   ОЛ - А. Х. Востоков, Опыты лирические, чч. 1-2, СПб., 1805-1806.
   ПД - Рукописный отдел Института русской литературы Академии наук СССР
  (Пушкинский дом).
   ПИ - "Периодическое издание Вольного общества любителей словесности,
  наук и художеств", ч. 1, СПб., 1804.
   ПР - "Поэты-радищевцы". Редакция и комментарии Вл. Орлова.
  Вступительные статьи В. А. Десницкого и В. Н. Орлова, "Библиотека поэта",
  Большая серия, Л., 1935.
   ПрД - Н. Ф. Остолопов, Прежние досуги, или Опыты в некоторых родах
  стихотворства, СПб., 1816.
   ПРм - "Поэты-радищевцы". Вступительная статья, подготовка текста и
  примечания В. Н. Орлова, "Библиотека поэта", Малая серия, Л., 1952.
   РВ - "Русский вестник".
   ред. - редакция текста.
   PC - "Русская старина".
   СБ - "Сокращенная библиотека в пользу господам воспитанникам Первого
  кадетского корпуса", чч. 1-2, СПб., 1800-1802.
   СВ - "Северный вестник".
   СвМ - альм. "Свиток муз", кн. 1-2, СПб., 1802-1803.
   СМ - "Северный Меркурий".
   СО - "Сын отечества".
   СПВ - "Санктпетербургский вестник. Издание Общества любителей
  словесности, наук и художеств".
   СПЖ - "Санктпетербургский журнал".
   ст. - стих.
   ст-ние - стихотворение.
   Стих. В - Стихотворения Александра Востокова, в трех книгах. Издание
  исправленное и умноженное, СПб., 1821.
   СЦ - альм. "Северные цветы", СПб., 1825-1832.
   Т -"Талия, или Собрание разных новых сочинений в стихах и прозе", ч. 1,
  СПб., 1907.
   Цв - "Цветник".
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  
   230-233. ЖРС, 1805, No 3, с. 177, подпись: А. Бе.; No 5, с. 35 и 36; No
  6, с. 85, подпись: Бу. Ки. О подписях поэта см. прим. 238.
   234. ЖРС, 1805, No 7, с. 141, подпись: А. Б. Сохранилась копия ст-ния в
  составе цензурного экземпляра No 7 ЖРС (ПД, Дашковское собрание). В копии
  эпиграф: "Hier ist es also, wo Staub zu Staub, wo Erde zu Erde Sich zulezt
  gesellt? Zachariae" ("Так всегда прах земли возвращается к земному праху?
  Захария").
   235. ЖРС, 1805, No 7, с. 154, подпись: А. Бе. Копия ст-ния сохранилась
  в том же цензурном экземпляре No 7 ЖРС (см. прим. 234). Санграда -
  врач-шарлатан, герой романа "Жиль-Блаз" французского писателя А.-Р. Лесажа
  (1668-1747). Магомет (Мохаммед) (571-632) - религиозный проповедник,
  основатель ислама.
   236. ПР, с. 670, где опубликовано по копии Н. П. Брусилова, входившей в
  состав цензурного экземпляра No 7 ЖРС, 1805 г. c подписью: Бу. Ки. Цензор И.
  Тимковский вычеркнул это двустишие, являющееся ответом на анонимную
  эпиграмму, написанную вскоре после постановки на петербургской сцене 23
  ноября 1804 г. трагедии В. А. Озерова (1769-1816) "Эдип в Афинах":
  
   Во храм бессмертия наш *** <Озеров> идет.
   Но как ему дойти? Слепой его ведет.
  
  Эта эпиграмма была помещена в том же No 7 журнала (вместо подписи:
  ,-----------,) непосредственно перед "Ответом" Бенитцкого и также была
  зачеркнута цензором. Смысл ответа Бенитцкого заключается в том, что Озерова
  ведут великие поэты-слепцы - Гомер и Мильтон - и, стало быть, его ожидает
  столь же бессмертная слава.
   237. ЖРС, 1805, No 6, с. 90, под загл. "Надпись к портрету Амура",
  подпись: А. Бе. Перевод двустишия Вольтера:
  
   Qui que tu sois voici ton maitre
   Il l'est, le fut ou le doit etre.
  
   238. ЖРС, 1805, No 9, с 33, подпись: А. Бенитцки, с прим. Н. П.
  Брусилова: "Издатель приятнейшею обязанностию поставляет благодарить г.
  Бенитцкого как за сию пиесу, так и за многие другие, помещенные в сем
  журнале и означенные литерами А. Бе, и Бу. Ки.".
   239. ЖРС, 1805, No 8, с. 201, подпись: А. Бе. Эпиграф -из трагедии
  "Разбойники" Ф. Шиллера (д. 2, сц. 2). Шиллер умер 9 мая 1805 г.
  Произведения и личность Шиллера были чрезвычайно популярны в Вольном
  обществе. А. Х. Востоков написал ст-ние "При известии о смерти Шиллера", а
  также перевел три его ст-ния и трактат "Рассуждение о высоком", И. А.
  Кованько перевел оду "К радости" ("Радость. Ода г-на Шиллера"). Бенитцкому
  принадлежит перевод под названием "Мысли об употреблении в искусстве
  обыкновенного и низкого. Из сочинений Шиллера". Дщерь Мнемозины - т. е. одна
  из муз, в данном случае - Мельпомена.
   240. Цв, 1810, No 1, с. 28, без подписи. На авторство Бенитцкого
  указывает прим. к статье "Мысли об употреблении в искусстве обыкновенного и
  низкого. Из сочинений Шиллера" (Цв, 1810, No 1, с. 7): "Перевод покойного
  Александра Петровича Бенитцкого. Следующая за сим пиеса "Печаль" написана
  также им, года за три до его кончины". Отсюда дата ст-ния. Орион - см. прим.
  107.
   243-252. Т, с. 122, 125, 126, 127, 128, без подписи, кроме NoNo 247-248
  (подпись: - ъ. -и-). No 251 впервые - ЖРС, 1805, ч. 1, с. 144, подпись: А.
  Бе, ст. 1: "Здесь славный мот лежит... он жизнь свою скончал".
   253-254. Т, с. 202, без подписи.
   255. ДВ, 1808, ч. 3, с. 120, подпись: А. Бе. Адресат неизвестен.
   256-257. Цв, 1809, No 2, с. 178, 184, подпись: Б. No 257 был
  перепечатан с фамилией автора в "Опыте русской анфологии" М. Л. Яковлева,
  СПб., 1828, с. 130. Сократ - см. прим. 18.
   258. Цв, 1809 No 3, с. 293, подпись: Б. (В ПР, с. 704-705, ст. 112-139
  ошибочно перенесены в конец ст-ния). Вольный перевод дифирамба "Der Bachus
  Ruckzug aus Indien" из книги "Johann-Gottlieb Willamov's poetische
  Schritten", 1799. Миф о походе Вакха (Бахуса) в Индию, равно как о
  возвращении его, возник в связи с походами Александра Македонского в эту
  страну (327 до н. э.); по мнению ученых, сам культ Вакха в основе своей
  имеет индийское происхождение. Ктезий (правильнее: Ктесия) (V-IV до н. э.) -
  древнегреческий историк, автор полулегендарных описаний Индии и Персии.
  Стравон (правильнее: Страбон) (I в.) - греческий географ. Омир - Гомер.
  Овидиевы "Превращения" - книга Овидия (см. прим. 8) "Метаморфозы". Мерос -
  лесистая область Древней Греции. Она, питая к Вакху злобу - имеется в виду
  Гера, жена Зевса, погубившая из ревности Семелу, мать Вакха. Властителя
  парнасских дев - Аполлона, предводителя муз.
   260. Цв, 1810, No 3, с. 362, подпись: Б. Антология - сборник
  древнегреческой эпиграмматической поэзии преимущественно лирического
  характера, составленный в X в.; позже - сборник, в котором представлены
  стихотворные произведения разных авторов.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru