Бенитцкий Александр Петрович
Комала

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:

  
  
   А. П. Бенитцкий
  
   Комала
  
   ДРАМАТИЧЕСКАЯ ПЕСНЬ ОССИАНА
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Джеймс Макферсон. Поэмы Оссиана
   James Macpherson
   The Poems Of Ossian
   Издание подготовил Ю. Д. Левин
   Л., "Наука", 1983
   Серия "Литературные памятники"
   OCR Бычков М.Н.
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   Действующие лица:
  
   Фингал - государь Морвенский.
   Комала - его любовница.
   Гидаллан - полководец Фингалов.
  
   Дезагрена - |
   } наперсницы.
   Meлилькома - |
  
   Барды.
   Воинство Фингалово.
  
  Комала, дочь инисторского государя, по любви своей к Фингалу переодевается в
  мужское платье. - Гидаллан, коего любовь она пред сим отвергла, узнает ее. -
  В это время извещается Фингал о набеге Каракула. - Он идет против его,
  оставя Комалу на холме до своего возвращения. - Фингал побеждает неприятеля
  и с известием о победе посылает к ней Гидаллана: отсюда начинается действие,
   происходящее на берегах Кроны.
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
   Дезагрена, Мелилькома и потом в некотором отдалении Комала
  
   Дезагрена
  
   Ловитва кончилась! - единый
   Журчащих слышу шум ручьев; -
   Гряди ко мне на злак долины,
   Сестра возлюбленна, с брегов
   Быстрокатящияся Кроны.
   Оставь колчан и лук тугой,
   Да арфы твоея звук стройный
   Прольется в темноте нощной;
   Да по холмам уединенным
   Гул песней наших возгремит.
  
   Мелилькома
  
   Угрюма нощь покровом темным
   Полей зеленых кроет вид.
   Младая серна возлежала
   На берегу реки крутом:
   В тьме нощи я ее прияла
   За некий малый мшистый холм;
   Но вдруг как вихрь она пустилась
   И скрылась в гущину лесов,
   Воздушна легка тень носилась
   Между ветвей ее рогов,
   И призраки зловещи главы
   На край склоняли облаков.
  
   Дезагрена
  
   Увы! знать пал на поле славы
   Могущественный царь щитов!
   Знать Каракул поверг Фингала! -
   Оставь кремнистый свой утес,
   Дщерь Сарна, нежная Комала!
   Сойди! пролей источник слез:
   Уж тень его окровавленна
   На наших носится холмах.
  
   Мелилькома
  
   Воззри, печалию стесненна
   Комала сетует в слезах.
   Два серых пса лежат пред нею,
   Искусные в ловитве серн,
   И, протянув космату шею,
   Дыханием колеблют дерн. -
   Глава ее на длань склонилась,
   Померк румянец на щеках,
   Грудь белоснежна обнажилась
   И ветр играет в волосах.
   Ее слезящи, томны очи
   Обращены к долине той,
   Отколь пред наступленьем ночи
   К ней обещал прийти герой. -
   Но, ах! се мрак вкруг нас сгустился,
   Чернеют горные хребты...
   Фингал, Фингал! где ты сокрылся?
   Герой бестрепетный, где ты?
  
   Комала
  
   Почто, Каррон быстротекущий,
   Почто стремишь кровавый ток?
   Иль гром войны, беды несущий,
   Достичь брегов твоих возмог?
   Или почил герой Морвена
   Средь диких дебрей и пещер? -
   Луна! царица звезд священна!
   Небес величественна дщерь!
   Излей сребристый свет рекою
   Сквозь темны тучи над землей,
   Да зрю доспехи пред собою
   Любезного души моей. -
   Иль пусть свет призраков багровый,
   Носящихся на облаках,
   И озаряющий те гробы,
   Где предков наших тлеет прах,
   Где вечным сном спят чада персти -
   Пусть грозна тень сия летит,
   Предыдет мне на поле смерти
   И труп героя осветит...
   Ужель сыны морвенски пали? -
   Ах, кто Комалу, кто спасет
   От скорбей лютыя печали,
   Когда ее Фингала нет! -
   Так мне не зреть вождя героев?
   Не зреть владыки сих брегов,
   Блиставшего средь ратных строев,
   Как средь дождливых облаков
   Блистает солнечный луч ранний,
   Текущий возвещая день?
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
   Копала, Дезагрена, Мелилькома и Гидаллан
  
   Гидаллан
  
   Нощные, мрачные туманы!
   Сокройте звероловца тень.
   Восстани, бурный ветр, восстани,
   И стоп его следы завей,
   Да мысль о друге, падшем в брани,
   Изгладится в душе моей. -
   Полки его, сражаясь, пали -
   Его изрублен крепкий щит...
   Увы! пред кем все трепетали,
   Теперь повержен тот лежит. -
   Стреми, Каррон, струи кровавы,
   Пенися у подошвы скал!
   Бушуйте мрачные дубравы! -
   Народов вождь во брани пал!
  
   Комала
  
   Вещай, сын нощи, мглой покрытый!
   Вещай, ужасный человек!
   Какой воитель знаменитый
   На поле битвы кончил век?
   Подобился ль он белизною
   Снегам, лежащим на горах?
   Равнялся ль с радугой цветною,
   Сияющею в облаках?
   Вились ли по плечам волнисты
   Его кудрявые власы,
   Как утренни туманы мглисты
   Пред всходом солнечной красы?
   Как области небес лазурны,
   Светился ль взор его очес?
   Таков ли был он в брани бурной,
   Как быстра молния небес?
  
   Гидаллан
  
   Ах, где погибшего любезна?
   Какой ее покоит холм?
   Где ждет героя дева нежна,
   Склонясь на пень, покрытый мхом? -
   Почто не зрю голубоокой
   На скате злачных берегов?
   Не зрю груди ее высокой,
   Покрытой гущиной власов? -
   Лети, зефир, и свей в молчанье
   Власы кудрявые с ланит:
   Пусть кроткое твое дыханье
   Ее рамена обнажит,
   Пусть крылия твои воздушны
   Откроют взору гибкий стан!
  
   Комала
  
   О вестник, вестник злополучный!
   И так погиб царь сильных стран? -
   Ужасна туча тяготеет
   Над выею кремнистых гор.
   Се! гром гремит - свод неба рдеет -
   Трещит, пылая, синий бор...
   Но что! коль нет уже Фингала,
   Какие страшны мне беды?
   Вещай: так алчна смерть пожрала
   Дробившего врагов щиты?
  
   Гидаллан
  
   Увы! рассеяны герои,
   Как облака в вечерний час!
   Уж ратоборцев в бранны строи
   Не созовет вождя их глас;
   Не созовет - его народы
   В пещерах скрылися лесных!
  
   Комала
  
   Вселенныя владыка гордый!
   Погибни на полях твоих.
   Да распрострет несчастье крылы
   Над буйною твоей главой,
   Да встретит мрачный зев могилы
   Твой первый шаг перед собой!
   Пусть сердца твоего драгая,
   Среди весны цветущих лет,
   Томясь подобно мне, рыдая,
   В печалях дух свой излиет.
   Почто, о Гидаллан жестокий,
   Ты смерть героя возвестил?
   Отверз несчастной мрак глубокий:
   Всего меня - всего лишил!
   Увы! еще я долго б ждала
   Возврата друга моего;
   Всечасно бы себе мечтала,
   Что зрю на камени его.
   И дуб на поле отдаленной
   Возмог бы взор мой обольстить;
   Звук громкия трубы военной
   Мне ветр бы мог изобразить. -
   Почто не на брегах Каррона
   Я слезы горестны лига?
   Их теплый ток и вопли стона
   Вложили б жизнь в него мою!
  
   Гидаллан
  
   Не над шумящею рекою
   Почиет вождь Морвенских чад:
   Арвена на холмах герою
   Возвысить памятник хотят. -
   О светлый круг луны сребристый,
   Текущий в дымных облаках!
   Проникни ребра их волнисты
   И озари Фингалов прах;
   Пусть сквозь нощные покрывала
   Твой луч над оным возблестит:
   Да узрит нежная Комала
   Его оружие и щит,
   Да узрит перси, в кои злоба
   Врагов вонзила меч стальной!
  
   Вдали показывается воинство.
  
   Комала
   (воображает, что видит воинов, несущих тело Фингалово)
  
   Постойте, мрачны чада гроба,
   Постойте! где любезный мой? -
   Увы! на ловле он оставил
   Комалу в горести одну
   И, крояся, стопы направил
   На кроволитную войну;
   Вещал, что с солнечным закатом
   Приидет паки к сим холмам:
   И се! покрытый кровью, прахом
   Является моим очам! -
   Угрюмыя пещеры житель! {*}
   Почто ты мне не возвестил
   Морвенского царя погибель?
   Почто злу горесть утаил?
   Ты видел юного героя,
   Ты видел, как он кровь пролил
   Среди ненавистного боя -
   И от Комалы то сокрыл?..
  
   {* Друид. Секта их была уже разрушена; оставшиеся скитались по пустыням
  и предсказывали желающим судьбу их.}
  
   Воинство подходит ближе.
  
   Мелилькома
  
   Чьи крики воздух потрясают
   И будят отголоски гор?
   Чьи ратники текут - блистают? -
   Се долу их мой видит взор!
   Текут, как шумных вод громады,
   Сверкая от лучей луны.
  
   Комала
  
   Кто боле, коль не сопостаты,
   Пагубоносных битв сыны! -
   Сквозь тонки облак покрывали,
   Фингала тень направь свой путь!
   И устреми стрелу Комалы
   В злодейску Каракула грудь!
   Пусть он падет, как робка серна,
   Поверженна рукой ловцев...
  
   Является Фингал, сопутствуем бардами и своим воинством.
  
   Но - се Фингал, герой Морвена
   Грядет во сонме праотцев! -
   Ужели вопль моих молений
   Достиг к тебе, нежнейший друг?
   Ужель ты с горних сшел селений
   Утешить мой прискорбный дух?
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ
  
   Фингал, барды, Комала, Дезагрена, Мелилькома, Гидаллан
   и воинство
  
   Фингал
  
   Возвысьте, барды, гласы стройны:
   Прославьте при Карроне бой!
   Опять поля мои спокойны:
   Кичливый враг низложен мной;
   Побег их гордый вождь надменный
   И скрылся со стыдом от глаз.
   Побег - как призрак нощи темной,
   Во чреве синих туч гнездясь,
   Гонимый ветрами в пустыни,
   Бежит - и сыплет блеск огней
   На мрачные древес вершины,
   Виясь по воздуху змией...
   Чей слышу здесь в часы вечерни
   Приятный глас? - он нежен, тих,
   Как кроткий ветерок весенний,
   В чертогах веющий моих. -
   Ужель то Сарна дщерь прелестна,
   Ловительница быстрых серн?
   Так! се она! - сойди, любезна!
   Ко мне на мягкий Кроны дерн,
   Да дух царя Морвена
   Твой милый голос усладит.
  
   Комал
   (мечтая, что говорит тени Фингаловой)
  
   Прийми меня, о тень блаженна,
   Под твой воздушный, светлый щит!
   Прийми - укрой в пещере темной
   Свою Комалу от врагов.
  
   Фингал
  
   Гряди ко мне в чертог спокойный,
   Где я почию от трудов;
   Гряди: се бури разъяренны
   Прешли, сокрылись за моря;
   Лучами солнца озаренны
   Ликуют окрестны поля.
  
   Комала
   (узнает Фингала)
  
   Так! это он! он, конча брани,
   Украшен торжеством грядет!
   Его я осязаю длани,
   Венчанны славою побед...
   Но... ах!.. душа моя томится...
   Нет силы радости сносить -
   Позволь мне, друг мой, удалиться
   И там за камнем опочить.
   Позволь - да дух мой возмущенный
   Жестокой ужаса грозой
   Воспримет паки силы прежни,
   Нашедши сладостный покой. -
   О дщери Морния прекрасны!
   Приближьтесь с арфами ко мне,
   Да песни ваши сладкогласны
   Наполнят воздух в тишине.
  
   Дезагрена
  
   Гряди ко пиршеству Комалы,
   Победоносный царь щитов!
   От стрел ее три серны пали:
   Пылает огнь среди кустов.
  
   Фингал
  
   И вы, согласий звучных чада!
   Воспойте при Карроне бой;
   Воспойте, барды, да отрада
   Восхитит дух моей драгой.
  
   Барды
  
   Теки, Каррон, теки с стремленьем,
   И шумом радостной волны
   Вещай, враги как с посрамленьем
   Во бегство все обращены.
   Их бурны кони величавы
   Уже не скачут по полям,
   И гордый их орел двуглавый
   Простер полет к другим странам. -
   Отныне утро дня златое
   И мрачна ночь Фингала чад
   Зреть будут завсегда в покое
   Среди утех - среди отрад.
   Трубы гремящи бранны звуки
   Заглушит крик ловцов в полях;
   Щиты огромны наши, луки
   Висети будут на стенах.
   И естьли сила наша грянет,
   Воздвигнувшись когда на брань,
   То кто противу нас восстанет?
   Одни сыны Локлинских стран. -
   Нам будет брань сия забавой;
   В руках имея смерти страх,
   Мы поженем врагов со славой
   И всех развеем, яко прах. -
   Теки, Каррон, теки с стремленьем,
   И шумом радостной волны
   Вещай, враги как с посрамленьем
   Во бегство все обращены.
  
   Мелилькома
   (приметя, что Комала умирает от восхитительной радости)
  
   Спуститесь, легкие туманы,
   И ты, о скромная луна!
   Прийми в твои стыдлины длани
   Комалу нежную: она
   Почила бледна, бездыханна...
   Увы! Комалы боле нет.
  
   Фингал
  
   Так смерть похитила дщерь Сарна,
   Любови моея предмет?..
   Приди, о милая Комала!
   Да узришь в сумраках нощных
   Уединенного Фингала,
   Седяща на брегах крутых; -
   Тогда с вечернею звездою,
   В дыханьях тихих ветерков,
   Приди беседовать со мною!
  
   Гидаллан
  
   Так не услышу боле слов
   Любезной девы светлоокой,
   Привыкшей серн в полях гонять?
   Почто я вестию жестокой
   Умыслил дух ее терзать?
   Почто? - увы! теперь, несчастной,
   Виновник горести и бед,
   Не буду боле зреть прекрасной,
   За ланию бегущей вслед.
  
   Фингал
  
   Свирепый ратник! чадо брани!
   Колико лют твой мрачный взор! -
   Подобно как сии туманы,
   В рассединах чернея гор,
   Скрывают в них за темнотою
   Шипящих, ядовитых змей:
   Так ты под сей угрюмой мглою
   Скрываешь душу злых зверей. -
   Изыди из моей дружины!
   Ты не воссядешь при пирах;
   Не будешь быстрых серн пустыни
   Со мной ловить в моих лесах;
   Мой враг уже не поразится
   Твоей могучею рукой,
   Не будешь славой веселиться -
   Нет! ты презрен навеки мной!
   Предшествуй мне к юдоли слезной,
   Где слышен дев плачевный глас,
   Да узрю красоты любезной,
   Да узрю их - в последний раз!..
   Се! труп ее на камень мшистый
   Простерт с поникшею главой;
   Взвевает ветр власы волнисты -
   Звенит уныло тетивой.
   Навек отшла от нас Комала!..
   Рыдай со мной, героев сонм!
   Прекрасная навек увяла -
   Заснула беспробудным сном! -
   Воспойте похвалу прекрасной,
   О барды! в мирной тишине:
   Да отзывы холмов всечасно
   Твердят любезно имя мне.
  
   Барды
  
   Воззрите! се ее священна
   Тень носится на облаках;
   Небесным светом озарениа
   В воздушных плавает огнях.
   Воззрите! се легчей зефира
   На сребряных лучах луны
   Душа ее, чистей ефира,
   Несется в горние страны.
   Оттоль ей предки стали зримы,
   Владетели воздушных стран:
   Во бранях Сарн непобедимый,
   Пламеновидный Фидаллан. -
   Комала! арфы нежны звоны
   Уже твоей не тронут нас,
   И холмы, и луга зелены
   На твой не отзовутся глас.
   Сопутницы твоих дней красных
   Искать тебя везде начнут -
   В пустынях и лесах ужасных,
   Но ах! вотще их будет труд.
   Ты только станешь им являться
   В мечтаньях иногда нощных:
   Твой глас им будет повторяться
   И радостью исполнит их.
   Они, сию воспомнив радость,
   Век будут о тебе мечтать;
   И тем веселие и сладость
   Их скорбны души ощутят. -
   Воззрите! се ее священна
   Тень носится на облаках;
   Небесным светом озаренна
   В воздушных плавает огнях.
   Воззрите! се легчей зефира
   На сребряных лучах луны
   Душа ее, чистей ефира,
   Несется в горние страны.
  
   1805
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Сев. вестник, 1805, ч. VII, сент., с. 316-332. Печ. по: Талия, или
  Собр. разных новых соч. в стихах и прозе, кн. I. СПб., 1807, с. 61-77. -
  Comala.
  
   Александр Петрович Бенитцкий (или Беницкий, 1780-1809), писатель весьма
  разносторонний, выступавший как поэт, беллетрист, критик, драматург и
  переводчик, начал печататься в 1805 г. "Комала", явившаяся второй его
  публикацией, сопровождалась примечанием: "В одном из немецких периодических
  изданий находится сия пиеса стихами, разделенная на явления; я сделал
  подражание с перевода г-на Костровая (по-видимому, Бенитцкий имел в виду
  немецкое переложение: Comala, ein dramatisches Gedicht nach Ossian. Von
  Ludwig von Gohren. - Eudora, 1803, Bd I, N 8). В 1806 г. Бенитцкий вступил в
  Вольное общество любителей словесности наук и художеств, а в 1807 г. издал
  альманах "Талия", заполнив его в значительной мере своими произведениями.
  Здесь была напечатана заново отредактированная "Комала", сопровождавшаяся
  переложением П. С. Политковского "Смерть Гидаллана" (см. ниже). Незадолго до
  преждевременной смерти от чахотки Бенитцкий вместе с А. Е. Измайловым
  основал издание органа Вольного общества - журнала "Цветник" (1809-1810),
  где, в частности, опубликовал "Балклуту" (1809, ч. III) - стихотворное
  переложение отрывка из поэмы Оссиана "Картон".

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

фото на кружках
Рейтинг@Mail.ru