Белых Григорий Георгиевич
Дом веселых нищих

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.36*53  Ваша оценка:


Г. Белых

ДОМ ВЕСЕЛЫХ НИЩИХ

  
   =======================================
   Источник: Пантелеев Л., Белых Г. Шкидские рассказы; Белых Г. Дом веселых нищих. -- М.: ТЕРРА--Книжный клуб,    1999. -- 432 с.  -- (Сокровища детской литературы).  
   Эл. версия: Kapti, 14 августа 2006 г.
   =======================================
  
  
   "САЛАМАНДРА" -- ШАЙКА УДАЛЬЦОВ
  
   ДОМ ВЕСЕЛЫХ НИЩИХ
  
   Это был такой огромный домина, что если пройтись по проспекту, посмотреть на другие здания, то просто смешно становилось от сравнения, как будто стояли вокруг не дома, а скворечники какие-нибудь или будки собачьи.
   Говорили, что, когда строили этот дом, даже кирпича не хватило, и оттого подорожал он на четвертак за сотню.
   А строили его потому, что будто бы домовладелец Халюстин поспорил со своим приятелем, домовладельцем Бутылкиным, кто выше построит.
   Халюстин место откупил, приказал до шести этажей возводить. А когда фундамент закладывали, молебен отслужил и сам на углы по золотой десятке замазал.
   Бутылкин, узнав, что дом Халюстина в шесть этажей, стал строить на семь. Но только не повезло ему. То ли инженеры были плохие, то ли кирпич оказался никудышный, но, когда возвели стены до пятого этажа, а Бутылкин приехал осматривать кладку, рухнул дом, похоронив под развалинами десятки рабочих и самого Бутылкина.
   Халюстин выиграл спор. Достроил свой шестиэтажный дом и переехал в него, сдав все флигеля внаем.
   Был дом как город. Выходил на три улицы. Одних окон на наружном фасаде до семисот штук было. А вывесок разных, больших и малых и очень маленьких, -- как заплаток на старом халате.
   На углу, над парикмахерской, висела зловещая черная рука с длинным указательным пальцем. Рядом качался деревянный калач с облезшей позолотой. Около булочной важно выпятился желтый, как попугай, почтовый ящик.
   Дальше расположились: бакалейная лавка, парфюмерный магазин и "часовая мастерская Абрама Эфройкина", в единственном окне которой вечно торчала лохматая голова самого Эфройкина.
   За мастерской следовали: табачный магазин -- голубая вывеска, колбасная -- черная с золотом и, наконец, вывеска сапожника мастерской ярко оранжевого цвета.
   Буквы на ней были неровные, с замысловатыми хвостиками. Издали казалось, что они, построившись в ряд, подплясывают. Но все же можно было без труда прочесть:
  

ПОЧИНЩИК ОБУВИ

К. П. ХУДОНОГАЙ

  
   А в окне мастерской висел тетрадочный лист бумаги, приклеенный к стеклу хлебным мякишем, и на листе крупно чернилами намалевано:
   Здесь в починку принимают,
   На заказ прекрасно шьют,
   В срок работу выполняют
   И недорого берут.
   Сапоги, штиблеты, боты,
   Туфли модные для дам,
   Нет нигде прочней работы --
   Это всякий скажет вам.
  
   Так выглядел дом снаружи.
   Внутри, если войти с улицы, был маленький полутемный дворик. Двор этот назывался "господский". Здесь всегда было чисто и стояла особенная чинная тишина. Даже тряпичнику тут не удавалось затянуть свое унылое "костей-тряп": дворники тотчас же прогоняли его.
   Здесь жил и сам домовладелец Халюстин с семьей, хозяин щелочной мастерской Хольм и еще какие-то важные господа.
   Второй двор жители дома окрестили "курортом". В середине тут был разбит скверик, а по краям поставлены скамейки.
   На третьем дворе, вернее -- на задворках, в стороне от каменного великана, стоял двухэтажный почерневший от старости деревянный дом, который с незапамятных времен носил звучное имя "Смурыгин дворец".
   Задворки были самой населенной и самой шумной частью дома.
   Во втором этаже ругались портные, внизу, в кузнице, гремели молотами кузнецы, пели женщины, стиравшие белье в прачечной, и дробно трещали станки в сеточной.
   Будни и праздники здесь были одинаково шумны. За этот шум брючники из соседнего рынка и окрестили дом "домом веселых нищих".
   Кличка пристала. Скоро даже в участке, допрашивая пьяного подмастерья, околоточный не раз, махнув рукой, говаривал:
   -- Бросьте в камеру проспаться. Верно, из дома веселых нищих.
  
   УТРО В "СМУРЫГИНОМ ДВОРЦЕ"
  
   В стене была дыра. Чтобы не разводить клопов, дыру заклеили старой географической картой. Карта пришлась как раз над сундуком, на котором спят Роман с братом.
   Утром, проснувшись, Роман долго рассматривал диковинные линии, сплетающиеся и расходящиеся по бумаге. Линии похожи на спутанную груду черных ниток. Петербург поместился на пальце уродливого голубого человечка, стоящего на коленях. Этот голубой человечек -- море, а Петербург -- крошечное кольцо, надетое на голубой палец.
   Роман как будто невзначай задевает брата и выжидающе замирает. Колька перестает похрапывать, ворочается, открывает глаза, потягивается, зевает. Роман неожиданно толкает его в бок. Колька вздрагивает. г<
   -- Тьфу! Ты уже не спишь?
   -- Не сплю, -- говорит Роман. -- Давай играть в Наполеона.
   -- Давай, -- говорит Колька. Он достает из-под подушки карандаш, перебирается через Романа к стене.
   -- А ты помнишь, что я вчера рассказывал?
   -- Помню, -- говорит Роман. -- Наполеона в плен взяли.
   -- То-то... Так вот, взяли его в плен и посадили в тюрьму на остров Корсику.
   Колька показывает карандашом на маленькую розовую сосульку.
   -- Это и есть остров Корсика. Но Наполеон, недолго думая, удрал. Собрал своих гренадеров и пошел на Париж.
   Раз-раз! Колькин карандаш быстро ставит крестики на взятых Наполеоном городах, но, не добравшись до Парижа, останавливается.
   -- Тут его опять разбили.
   -- А он?
   -- А он опять.
   -- А его?
   -- Опять... А остальное узнаешь завтра. Колька, смеясь, подтягивает Романа к себе и щелкает по лбу.
   Роман, взвизгнув, кидается на брата с кулаками. Колька пыхтит, отбивается и вдруг спихивает Романа с кровати. Роман летит на пол. Колька хохочет. За занавеской, отделяющей угол комнаты, раздается кашель и бормотанье.
   Времени -- часов десять утра. В квартире просыпаются лениво. Сегодня воскресенье.
   Мать встала и уже гремит самоваром на кухне. У противоположной стены спит старший брат Александр, а на сундуке в углу под иконами -- сестра Ася.
   За стеклянной перегородкой в темной прихожей начинается глухая возня. Слышен скрип кровати, кашель, вздохи. Потом раздается голос деда:
   -- Даша!
   Ответа нет.
   -- А, Даша, -- пристает дед. -- Даша...
   -- А, чтоб тебя! Ну что? -- отзывается бабушка.
   -- Да я так. Вставать или еще поспим?
   -- Спи ты. Спи.
   -- Да уж, кажется, выспался. Чего же лежать-то?
   Бабушке еще хочется спать, но дед проснулся окончательно. Он зевает и крестит рот.
   -- О-о господи, господи. Пойти разве тележку смазать. Да ноги чего-то болят. Должно быть, натрудил. Третьего дня Хольмин говорит: "Свези заказ на Гагаринскую..." Слышишь, Даша, а?
   -- Слышу.
   -- На Гагаринскую. Чума ж его возьми!
   Дед замолкает. Долго кряхтит, почесывается, потом опять раздумывает вслух:
   -- Или смазать пойти тележку-то... или полежать?
   -- Да лежи ты, неугомонный! -- в сердцах вскрикивает бабушка.
   Квартира наполняется звуками. Хлопает дверь в соседней квартире, где живет хозяин кузницы Гультяев. Кто-то, стуча каблуками, скатывается вниз по лестнице. В первом этаже робко хрюкает гармоника.
   Толкнув дверь ногой, в комнату входит мать. В руках у нее весело фыркает ярко начищенный самовар.
   -- Вставайте, лежебоки, -- громко говорит она. -- Самовар на столе.
   Поставив самовар, она подходит к Роману. Улыбаясь, щекочет его, хлопает по губам вкусно пахнущим, испеченным из теста жаворонком и нараспев говорит:
   -- Чивиль-виль-виль, великий пост -- жаворонок на хвосте принес.
   Роман воет от восторга и дрыгает ногами. Сегодня девятое марта. Жаворонки прилетели.
   Кое-как ополоснув и вытерев лицо, Роман торопится к столу. Перекрестившись, садится и, потягивая с блюдца чай, исподлобья осматривает всех. Александр пьет нехотя. У него мрачный вид, -- кажется, не выспался. Длинный нос вытянулся еще больше. Опять будет брюзжать целый день. Сестра Аська лениво жует булку и украдкой читает книгу, которая лежит у нее на коленях.
   Один Колька весел и подмигивает Роману. Он исподтишка щелкает его, а сам, как ни в чем не бывало, обращается к Александру:
   -- Играл вчера?
   -- Да
   -- Где?
   -- В офицерском собрании. Танцы.
   Роман жадно вслушивается. Колька и Александр -- музыканты. На корнетах играют. Пять лет учились в кантонистах. Но Колька музыку бросил, служит в банке курьером, а Александр продолжает заниматься и играет в военном оркестре.
   Роман мечтает тоже быть музыкантом. После чая сестра усаживается с книгой к окну.
   -- Слетай за газетой, -- говорит Александр и дает Роману пятачок.
   Роман стрелой выскакивает на лестницу.
   Во дворе уже начинается жизнь. На кузнечном круге сидят мастеровые из кузницы. На них чистые рубахи.
   Мастеровые курят, степенно разговаривают. Сейчас еще все трезвые.
   Во втором этаже каменного флигеля, где живут портные, уже слышны возбужденные голоса.
   У лестницы стоит дед. В руках у него бутылка с касторовым маслом. Он неторопливо, гусиным пером, смазывает свои грубые, солдатские сапоги.
   -- Ромашка, куда? -- Это Женька Гультяев, сын кузнеца, орет, высунувшись из окна.
   -- За газетой.
   -- И я с тобой.
   Через секунду Женька выскакивает во двор. На нем новый синий костюмчик с блестящими пуговицами. Толстый горбатый Женькин нос гордо сияет. Женька для того и выбежал, чтобы похвастать костюмом.
   -- Ничего себе, -- говорит Роман, осторожно ощупывая костюм. -- Пуговицы красивые.
   По дороге Женька, захлебываясь, рассказывает новости:
   -- Андреяхе голову разбили. С повязкой ходит...
   -- Кто разбил?
   -- А неизвестно.
   -- Надо дознаться.
   -- А как насчет того? -- таинственно спрашивает Женька.
   -- Слежу все время. А ты?
   -- И я слежу. Вчера на пушках собирались, о чем-то сговаривались. Твой Колька был, Андреяха. Я хотел подслушать, да прогнали.
   -- Ладно, узнаем.
   -- Гулять выйдешь?
   -- Нет, -- говорит Роман, -- у нас сегодня гости.
   Роман торопится домой. Уже на лестнице слышит, как заливаются корнеты братьев. Это Колька по старой памяти играет с братом.
   На кухне что-то шипит. Бабушка, засучив рукава, сбивает в большом горшке тесто. По квартире разносится острый и вкусный запах.
   Луч света, заглянув в окно, скользнул в угол и вспыхнул на мрачных позолоченных киотах.
   -- Надо на две четверти, -- говорит Александр. -- Тут фа-диез.
  
   КОЛЬКА ТОЧИТ КИНЖАЛ
  
   Мать ушла на целый день в прачечную. Колька на службе, в банке. Сестра еще не возвращалась из школы. Бабушка и дед на работе. Бабушка служила в свечной мастерской, где-то на Васильевском острове, дед -- в щелочной мастерской, в этом же доме. Позже всех, уложив корнет в футляр, ушел на репетицию Александр.
   Роман остался один.
   Сперва он разбирал папиросные коробочки. Обламывал края, а карточки раскладывал пачками. В карточки ребята играли, как в фантики. Нижние стенки коробок стоили очень дешево, верхние же крышки были "пятерками", "десятками", а если с особенно красивым рисунком, то и "стошками".
   Рассортировав карточки и убрав их, Роман открыл форточку и стал смотреть на двор.
   Хорошо на дворе. Солнце щедро поливает землю теплыми лучами. Воздух звенит от крика, стука и смеха. Горло щекочет дым и пар. Это в щелочной мастерской сегодня варят щелок. Рабочие перед открытыми окнами месят большими совками серую жидкую массу, разлитую по ящикам.
   Из прачечной доносится надрывное пение прачек:
  
   Хороша я, хороша,
   Да бедно одета,
   Никто замуж не берет
   Девушку за это...
   Роман загляделся на небо, по-новому синее, словно выстиранное, с редкими ярко-белыми облачками.
   -- Ромашка! Выходи! Под окном Женька.
   -- Нельзя мне.
   -- Ненадолго. Никто не узнает.
   По лестнице скатиться вниз -- одна минута. Взявшись за руки, ребята бегут к сеновалу.
   В сарае полумрак. Сквозь дощатые стенки пробиваются золотые иглы солнечных лучей.
   На сене развалились Васька Трифонов, Степка -- сын почтальона, два брата Спиридоновы -- Серега и Шурка, Павлушка Чемодан и Пеца -- сын сапожника Худоногая. У Пецы настоящее имя Петька, но он не выговаривает букву "т", и, когда называет свое имя, получается "Пецка". Его и прозвали Пецей.
   -- Ну? -- спрашивает Роман.
   -- Степка, говори! Степка знает! -- загалдели ребята.
   Степка вытер нос.
   -- Гулял я вчера около дома, фантики собирал. Подхожу к церковному саду -- смотрю, наши ребята стоят: Андреяха, Наркис, Капешка, Зубастик и еще какие-то.
   -- Ну и что?
   -- Ну и разговаривают.
   -- О чем?
   -- А я не слышал.
   -- Дурак. Надо было подслушать, -- сказал Шурка Спиридонов. -- А дальше?
   -- А потом они пошли на Забалканский.
   -- Ну и что?
   -- А я не знаю, я домой пошел...
   -- Трепло ты, -- сказал Роман. -- Испугался за ними пойти.
   -- А ты бы взял да пошел, да узнал.
   -- И узнаю, -- сказал Роман.
   Посидели немного, помолчали.
   -- Батька новые стишки написал, -- сказал вдруг Пеца. -- Пойдемте к нему...
   -- Стишки слушать пошли! -- закричали ребята, и один за другим стали выскакивать из сарая.

***

   Кузьма Прохорыч Худоногай был сапожник. Об этом ясно свидетельствовали вывеска над окнами и множество сапог разных размеров и фасонов, наваленных грудами в комнате.
   Но это обстоятельство не мешало Кузьме Прохорычу заниматься и стихами.
   -- Стихи у меня простые, -- говорил обычно Худоногай. -- Про явления природы, о тяжелой жизни нашего брата-мастерового и личные, из своей биографии.
   Кузьма Прохорыч натягивал на колодку ботинок, когда ребята ворвались к нему. Криком и смехом наполнилась комната. Кузьма Прохорыч зажал уши, с притворным испугом глядя на ребят.
   -- Здравствуйте, Кузьма Прохорыч! -- кричали ребята, перебивая друг друга. -- Мы посидеть пришли.
   Кузьма Прохорыч замахал руками и зашипел:
   -- Тише, саранча! Что вам надо?
   -- Мы так просто.
   -- Навестить... Можно?
   -- Да сидите уж, только тише, а то услышит жена, она вам задаст.
   -- А ее дома нет, -- сказал лукаво Пеца. -- Врет батька.
   -- Дома нет! Обманули нас! -- закричали ребята.
   Кузьма Прохорыч, вздохнув, покачал головой.
   -- Ну ладно! Видно, не проведешь вас.
   Он повернул колодку, зажал ее между колен и стал стучать молотком, не обращая внимания на ребят. Некоторое время ребята сидели тихо, переглядывались и подталкивали друг друга. Потом кто-то кашлянул. Прохорыч поднял голову.
   -- Насиделись?
   -- Да так скучно.
   -- А что же вам?
   -- Стишки почитай нам, -- сказал Пеца.
   -- Почитайте стишки! -- закричали ребята. -- У вас, наверно, новые есть!
   -- Некогда мне! Работать надо, -- сказал Кузьма Прохорыч сердито.
   Но ребята так настойчиво упрашивали, что наконец он, махнув рукой, открыл ящик стола. На свет появилась тетрадь в переплете.
   -- Ладно, прочту, -- сказал Кузьма Прохорыч. -- Только, как кончу, сразу уходите, а то жена застанет -- и вам и мне попадет.
   -- Уйдем, сразу уйдем!
   Кузьма Прохорыч развернул тетрадь.
   -- Что же вам прочитать?
   -- Новенькое что-нибудь.
   -- Новенькое?.. Про весну разве? Как в деревне она бывает.
   -- Читайте, читайте про весну! -- загалдели ребята.
   Кузьма Прохорыч откашлялся и надел на нос очки. Ребята затихли.
   Вода заструилась кругом.
   Подснежник явился цветок.
   Мне в душу повеяло волей.
   О, как все весной хорошо!
   И ветер просторно бушует.
   Кузьма Прохорыч кончил и поглядел на ребят.
   -- Еще прочтите! Мало! -- закричали все. -- Подлиннее какое-нибудь. Побольше... Повеселее!
   -- Нету у меня больше.
   -- Нет, есть!.. Есть!.. Пеца знает!.. Ребята не отставали.
   -- Так и быть, -- улыбаясь, согласился Прохорыч. -- Только теперь печальные стихи будут. Про свою жизнь.
   Опять замолкли ребята. Кузьма Прохорыч читал:
   Эх ты, горюшко, горе мое,
   Страданье слепое.
   Никогда я не вижу
   Счастливого светлого дня.
   Разве можно сказать
   Жизнь хорошая моя.
   -- Мамка идет! -- вскрикнул вдруг Пеца, глядя в окно.
   Всполошились ребята. Кинулись в двери, давя друг друга, а Прохорыч, швырнув тетрадь в ящик стола, торопливо стал ковырять ботинок.
   Литературный вечер окончился.

***

   Колька был большой. Он уже курил. Даже сам папиросы покупал и, конечно, с такой мелкотой, как Женька или Роман, не водился.
   Но разные штучки для малышей придумывал охотно.
   Научил ребят стрелять спичками из ключа. Показал, как делать лягушку, чтоб хлопала, прыгала и шипела, а однажды придумал новую игру -- "забастовщики".
   Случилось это так.
   Играли ребята в "казаки-разбойники". Те, которые были разбойники, полезли в подвал прятаться. Забрались в самый темный угол. Вдруг кто-то кричит:
   -- Нашел!
   -- Чего нашел?
   -- Не знаю чего. Книги какие-то.
   И правда, лежат в углу какие-то книги, целая кипа, веревкой перевязаны, а сверху разными тряпками завалены.
   Подтащили кипу поближе к окну, развязали. Ничего особенного. Книги разные, в серых, коричневых переплетах, без картинок, а некоторые не разрезаны даже.
   Стали ребята из этих книг кораблики да стрелы делать, а Роман несколько книг домой принес. Кольке показал. Колька посмотрел, прочитал немного и спрашивает:
   -- Где взял?
   -- В подвале.
   Пошел Колька в подвал и все книги к себе перетащил, а ребятам велел молчать.
   -- Если дворник узнает, попадет здорово, потому что эти книги про забастовщиков.
   Стали ребята просить Кольку, чтобы объяснил он, кто такие забастовщики.
   -- Забастовщики -- это рабочие, -- сказал Колька и рассказал, как в девятьсот пятом году рабочие с красными флагами к царю ходили и как городовые и казаки в них стреляли. Ребята из этого игру сочинили.
   Едва только ребята появились во дворе и заорали:
   Вставай, поднимайся, рабочий народ...
   как начался страшный переполох.
   Из окна высунулись жильцы, из конторы выскочили старший дворник, управляющий и младшие дворники с метлами.
   Ребята разбежались. Некоторые же попались и получили основательную трепку.
   Но последнее время Колька никаких занимательных штучек не показывал. Он ходил важный, задумчивый и совсем не замечал Романа.
   Кольку уже несколько раз видели с большими парнями. Он принимал участие в их таинственных совещаниях.
   А дома все картинки рисовал, и все одно и то же -- кинжал в сердце, а вокруг змея извивается.
   "Неспроста это", -- решил Роман.
   Однажды Роман увидел: у Кольки на правой руке указательный палец тряпкой перевязан. Колька подолгу глядит на тряпочную култышку и будто любуется ею.
   -- Почему у тебя палец перевязан? -- спросив Роман.
   -- Порезал.
   -- А где?
   -- На гвозде, на девятой полке, где дерутся волки, -- хмуро огрызнулся брат.
   И читать начал много Колька, а книжки, которые читал, в свой сундучок прятал.
   Было над чем задуматься.
   Этой ночью Роман долго не мог уснуть. В квартире все спали. Колька рядом лежал, мирно похрапывал, а Роман все думал.
   Вдруг Колька зашевелился и поднял голову. Роман зажмурился, прикидываясь спящим, а сам одним глазом посматривал.
   Колька тихонько натянул брюки, вытащил что-то из сундучка и вышел во двор.
   С бьющимся сердцем вскочил Роман и, напялив штанишки, на цыпочках пошел за братом.
   Видит -- сидит Колька на кузнечном кругу и что-то точит.
   Притаился Роман. Колька точит, напильником шурухает осторожно, иногда останавливается, что-то вертит в руке... Песню замурлыкает -- незнакомая песня, жалостливая.
   Тихо на задворках и серо. Чернеют двери кузницы. Из полуоткрытого окна в первом этаже доносится храп мостовщика. Кошки бесшумно бегают. А Колька все точит и поет:
   Извозчик, за полтинник
   Вези меня скорей.
   Я кровью истекаю
   От "васинских" ножей.
   Долго стоял Роман. Надоело. Замерз, зубами щелкает. Сперва с ноги на ногу переступал, после осмелел, шагнул вперед.
   -- Коля...
   Подпрыгнул Колька, словно на иголку сел, сгреб инструменты. Бежать собрался, но, увидев Романа, плюнул.
   -- Вот черт! Напугал. Тебе что?
   -- Я немножко... -- сказал Роман, пытаясь разглядеть, что держал в руке брат. -- Можно с тобой посидеть?
   -- Иди спать. Мать увидит -- выдерет.
   -- Она спит.
   Роман шагнул еще и осторожно сел на краешек круга рядом с братом.
   -- А ты что делаешь?
   Колька подозрительно посмотрел и буркул:
   -- Не твое дело.
   -- Ну, скажи, Колечка.
   -- А молчать будешь?
   -- Буду.
   -- Никому не скажешь?
   -- Ей-богу, нет.
   Колька, немного подумав, сдался.
   -- Ну ладно, смотри. -- И вытянул вперед руку.
   На ладони лежал трехгранный напильник, только резьба сточена здорово. Обидно Роману: не думал, что секрет такой пустяковый.
   -- Напильник, -- протянул он разочарованно. -- А я-то думал...
   -- Дурак, -- сказал Колька сердито. -- Ни черта не понимаешь.
   Он порылся в кармане и, вытащив медную дверную ручку, насадил ее на напильник.
   -- Ну, смотри, что теперь?
   Роман обомлел. В руках у Кольки сверкал настоящий кинжал.
   -- Кинжал, право слово, -- пробормотал восхищенный Роман. -- Ну и здорово! А зачем он тебе?
   -- Драться, -- сказал Колька. -- У нас вся шайка с кинжалами.
   -- Шайка?
   -- А ты думал что? -- Колька самодовольно засмеялся. -- Десять человек. Шайка "Саламандра".
   -- А что это такое?
   -- Тайна, -- помолчав, ответил Колька.
   -- И атаман есть?
   -- Андреяха атаман.
   -- Здорово. И драться будете?
   -- А как же? На Пряжку пойдем, после на семеновецких.
   Колька уже не мог остановиться. Сам стал рассказывать о шайке, потом развязал палец и показал Роману крестообразный порез.
   -- Кровью подписывались, -- объяснил он. -- Так смотри... Тайна... А завтра, если не боишься, иди за нами. Будешь смотреть, как мы покроем обводненских ребят.
   -- Покроете?
   Колька презрительно свистнул.
   -- Еще как! Так расщелкаем...
  
   БОЙ В ЕКАТЕРИНГОФСКОМ ПАРКЕ
  
   У парка много имен. Зовут его "Лысый сад", "Скопской буф", "Плешивая поляна", но официально он -- Екатерингофский сад. Парк этот единственный на всю окраину. Большой он, дикий, запущенный. Даже в платной половине -- в саду с открытой сценой -- та же грязь, сломанные деревья, заросшие травой дорожки.
   Вечером в Екатерингофе бывают гулянья. В облупившейся, кособокой раковине военный оркестр играет разухабистые польки и меланхолические вальсы. Наезжают торговцы с мороженым, с яблоками, с пряниками.
   Под унылое подвывание шарманки крутится сверкающая карусель. Вертят ее мальчишки за гривенник в день. На эстраде ежедневно из года в год -- матчи французской борьбы. Сухощавый арбитр в мешковатом фраке после каждой пары резким петушиным голосом объявляет:
   -- Чемпионат французской борьбы. Третья пара. Чемпион острова Ямайки -- непобедимый борец Красная маска и чемпион России Якуба Тарапыгин.
   Затаив дыхание следят зрители за борьбой. Борцы пыхтят, хлопают друг друга по жирным ляжкам вяло и нехотя.
   Одним концом парк выходит на широкую грязную речку. Там густо плавает тяжелая, отливающая красной медью нефть, стоят пришвартованные к берегу буксиры и баржи.
   На берегу отдыхают путиловские и портовые парни. Развалившись на чахлой траве, пьют водку, закусывая колбасными обрезками. Захмелев, пляшут и поют песни.

***

   На площадке курорта девчонки водили хоровод, противно пища тонкими голосами:
   В летнем садочке есть много цветов,
   Я насбираю их разных сортов.
   Розы, фиалки и лилии там есть,
   Можно для Леночки веночек сплесть.
   Роман сидел на скамейке, болтал ногами, подпевал.
   Хотелось Роману тайну сохранить, да одному страшно было идти с большими. Вот если бы взять из ребят кого. Женьку? Разболтает сразу. Сереге сказать? Да нет его. Тут он увидел Ваську Трифонова. Васька бежал с камнем за кошкой. Роман сразу решил посвятить его в тайну. Васька -- шкет отчаянный. Мать у Васьки умерла, отец -- городовой, все больше на службе в участке, а когда дома, то лупит Ваську здорово. Васька обтерпелся. Дерется почем зря и всегда в синяках ходит.
   Роман позвал Ваську. Тот подошел, прихрамывая и ворча.
   -- Эва, как колено расквасил... Тебе что? -- спросил он.
   Роман торопливо рассказал. Васька сразу оживился.
   -- Шайка?.. А не врешь? -- спросил он, потирая колено. -- И "Циламандра" называется? И драться будут?
   -- Еще как, -- усмехнулся Роман. -- Так расщелкают канавских!..
   Васька в восторге закружился на месте и засмеялся, показывая гнилые зубы.
   -- Хряем, Романка...

***

   Первыми пришли Андреяшка, Зубастик, прозванный так за большие лошадиные зубы, и Капешка, старший сын Гультяева.
   Пока ребята смотрели на атамана, голубоглазого Андреяшку, подошли и остальные члены шайки. Пришел толстый парень по прозвищу Пуд, Колька, еще какие-то три незнакомых парня и два мастеровых из кузницы -- Андрюха и Наркис.
   Шайка собралась. Некоторое время парни совещались, потом пошли к Обводному. Роман с Васькой незаметно последовали за ними.
   Вечерело. Легкие весенние сумерки туманом опустились на город. Обводный гудел гармошками и многоголосым гулом. У казенок хлопали пробки, хрипел пьяный смех.
   В парке саламандровцы разошлись по дорожкам, смешались с толпой гуляющих.
   На минуту Роман потерял из виду парней. Потом заметил прогуливающихся Кольку и Пуда, стал следить за ними. Роману казалось, что уже весь сад заметил приход саламандровцев и, насторожившись, следит за ними.
   Видеть начало драки ребятам не удалось.
   Ходили, скучали. Васька уже начал ворчать. И вдруг раздался свист. Гуляющие сразу засуетились. Со стороны Обводного донесся крик, его перебил новый свист. Дорожки быстро пустели.
   -- Начинается, -- сдерживая дрожь, прошептал Васька.
   Выскочив на полянку, ребята остановились и прислушались. В парке стало тихо, как перед грозой, только в саду духовой оркестр играл тягучий вальс.
   Где-то недалеко несколько голосов гаркнули:
   -- Крой!
   Васька побледнел, тревожно огляделся.
   -- Начинается! -- прошептал он и, нагнувшись, схватил камень.
   -- Зачем? -- спросил Роман.
   -- Драться.
   Роману было страшно и весело. Он тоже поднял несколько камней.
   Со стороны парка, то затихая, то усиливаясь, доносился многоголосый рев. Ребята побежали туда. За деревьями замелькали косоворотки. Косоворотки бежали в глубь парка к мосту.
   -- Наша берет! -- крикнул Васька.
   -- Крой! Бей! -- гремело в парке. Теперь было слышно, как по стволам деревьев щелкали камни.
   Вдруг на минуту все стихло, словно противники готовились к решительной схватке, потом сразу оглушительный рев обрушился откуда-то слева.
   --Ур-ра-а!
   -- Кажись, обошли, -- прислушавшись, сказал Васька.
   Мимо ребят, прижавшихся к забору, промчались Капешка, Зубастик и Пуд. За ними бежал парень с лицом, залитым кровью. Зажав голову, он не переставая орал:
   -- Лови! Убили!
   Крики уходили к Обводному. Васька поглядел влево, вправо, потом положил камень в карман и тихо сказал:
   -- Улепетывай, пока не нащелкали.
   Теперь они бежали вместе с наступавшими канавскими ребятами и, только выскочив на дорогу, заметили, что попали в самый центр свалки. Впереди, за трамвайной остановкой, виднелась цепь саламандровцев, сзади выбегали из парка канавские. Ребята остановились в замешательстве, но медлить было нельзя. Тяжелые булыжники, подпрыгивая как мячики, застучали по мостовой, выбивая голубые искры. Еще немного, и ребята попадут под обстрел.
   Из парка выбежали два дюжих парня и кинулись к Роману и Ваське.
   -- Лупи их! -- заорал один.
   -- Свои! -- отчаянно крикнул Роман. Парни пробежали мимо. Вдруг Васька, размахнувшись изо всех сил, запустил камень. Один парень с ругательством схватился за голову руками, а ребята помчались к цепи саламандровцев.
   -- Колька! -- крикнул Роман, увидев брата на левом фланге.
   Колька улыбался, а под глазом у него был синяк.
   -- Молодцы, -- сказал он. -- Только утекайте, мы отступаем.
   Из парка высыпала вся шайка канавских. Теперь перевес был на их стороне.
   "Саламандра" дрогнула. Сперва рысцой, потом стремительным галопом ребята кинулись врассыпную.
   Бой кончился. На Обводном "Саламандра" исчезла -- рассосалась по переулкам.
   Роман с Васькой побежали по набережной. Своих уже никого не было видно, а сзади слышался топот погони.
   -- Скорее! -- хрипел Васька.
   -- Лови их! -- неслось сзади.
   -- В ворота! -- задыхаясь, крикнул Роман. Васька стремительно нырнул в какую-то подворотню. Роман за ним.
   Пробежали двор. Вскочили в первую попавшуюся дверь, бегом по лестнице забрались на самый чердак и там притаились в углу.
   Было темно и тихо. Площадкой ниже на освещенном подоконнике сидела рыжая кошка и опасливо поглядывала на ребят.
  
  
   ВЕЧЕР У НАСТАСЬИ ЯКОВЛЕВНЫ
  
   Когда, отсидевшись на лестнице, ребята вышли во двор, показалось Роману, что бывал он здесь. Очень знакомый двор. Сараи кособокие, качели посредине площадки, маленькая помоечка с оборванной гирей. Плохая помойка.
   -- Да ведь бабка здесь живет, Настасья Яковлевна. Пойдем к ней в гости. Чаю попьем.
   -- А заругается?
   -- Нет, она добрая. Только табак нюхает. Скажем, что гуляли и по пути зашли.
   Дверь открыла сама Настасья Яковлевна, широкая, огромная, похожая лицом на мопса. На голове у нее был красный повойник, кофточка желтая с красными кругами, юбка синяя, пестрая.
   -- Внучонок! Да как ты попал? Ну, входи, обрадовал старуху, спасибо. Да дружка-то втаскивай своего, пусть не стесняется.
   Ребята прошли в комнату, заставленную сундучками и корзинами. Настасья Яковлевна усадила их к столу, а сама побежала на кухню. Вернулась с большим чайником. Достала кружки, сахар, печенье.
   Пока ребята, усиленно сопя, пили чай, Настасья Яковлевна, расспрашивала Романа:
   -- Ну, как матка? Как бабушка с дедом?
   -- Живем, -- отвечал Роман, не зная, что бы сообщить бабке. -- Вот скоро мама окна мыть будет, рамы вынут... А позавчера дед повез щелок на Гагаринскую улицу -- целый день искал улицу и не нашел. Потеха!
   Васька засмеялся, а Настасья Яковлевна нет. Подошла к комоду, налила из бутылки чего-то, выпила и, крякнув, сказала:
   -- Тяжело деду твоему. Тихий он, а все измываются. Мыслимое ли это дело -- товар на тележке развозить вместо лошади.
   Ребята кончили пить и перевернули чашки. Роман, подавая пример Ваське, перекрестился на икону. Настасья Яковлевна ушла на кухню, а ребята принялись рассматривать безделушки, расставленные на комоде. Тут были фарфоровые собачки, слон, глиняный мальчишка на горшке и много карточек в рамках.
   Вдруг Васька ткнул Романа.
   -- Гляди, деньги, -- быстро прошептал он.
   На уголке комода лежал новенький пятиалтынный.
   -- Не смей трогать, -- испуганно сказал Рома и поскорее отошел от комода.
   Уже настал вечер. За домами оранжевая полоска неба стала красной, дома почернели и замигали огоньками. А ребята все еще сидели.
   Стали играть в карты. Особенно разошлись, когда в пьяницы сыграли. Весело. Карта на карту находит. Откроет Роман девятку, а у Васьки тоже девятка, у бабушки тоже.
   -- Спор! -- кричит Роман, заливается смехом.
   -- И верно, спор, -- смеется бабушка. -- Вы, верно, жулите. Ну, кладите еще по карте.
   -- Десятка, -- говорит Васька. Бабушка смотрит свою и торжествует.
   -- Врешь, теперь моя взяла. Дама!
   A у Романа -- туз.
   -- Ага, -- хохочет Роман. -- Чья теперь взяла?
   Смешно Роману, а Васька злится, и бабушка чаще в нос табак пихает, по-настоящему сердится.
   Долго играли. Уходить не хотелось, но пора было. Стали собираться. Настасья Яковлевна расцеловала Романа, потрепала по голове Ваську.
   -- Ну, спасибо, кавалеры, что навестили старуху. Весело, ей-богу, с вами. Люблю вас. Еще приходите.
   У самых дверей Настасья Яковлевна вдруг остановилась и хлопнула себя по лбу.
   -- Да что же это я! Небось мороженое уже продают. Постойте-ка!
   Настасья Яковлевна рысцой побежала к комоду и на уголке, где пятиалтынный лежал, стала шарить рукой. Вздрогнул Роман, взглянул на Ваську: "Неужели спер?" А Настасья Яковлевна ищет, торопится, сердится.
   -- Ах ты, господи! Куда же я его засунула?
   -- А что, бабушка? -- дрогнувшим голосом спросил Роман, чувствуя, что краснеет.
   -- Пятиалтынный тут лежал, -- сказала бабка, взглянув на него.
   -- Может быть, упал? Дай-ка поищу...
   -- С чего ему падать?
   -- Ну да, упал, -- радостно подхватил Васька. -- Я даже слышал, как брякнуло что-то.
   Настасья Яковлевна взглянула на Ваську и нахмурилась.
   -- Ишь ты! Говоришь, слышал, как упал? Ну, поищите...
   Роман кинулся за комод, чтобы скрыть свое лицо. Теперь он был уверен, что деньги у Васьки, и только ждал, когда тот их найдет. А бабушка стояла в сторонке и мрачно наблюдала за ребятами. Наконец раздался долгожданный голос Васьки.
   -- Нашел! -- без радости воскликнул он. Видно было, что он не чает отделаться от монеты. Лицо Настасьи Яковлевны потемнело. Она понюхала табак, чихнула и, отвернувшись к окну, сказала:
   -- Положи-ка, кавалер, деньгу на комод да убирайся вон. Обидел меня. Не люблю воров.
   Васька даже оправдываться не стал. Положив деньги, он пошел к двери. Роман двинулся за ним, но бабушка остановила:
   -- Ты подожди.
   Васька ушел. Настасья Яковлевна опять приложилась к бутылке, вытерла губы и вдруг спросила:
   -- Ты брал?
   -- Нет. Ей-богу, -- торопливо сказал Роман. -- Только видел, что лежал на комоде.
   -- Ну и хорошо, -- вздохнула бабушка и, помолчав, горячо заговорила:
   -- Это, внучок, подлая штука. Украсть можно с голоду только. Вор получится из твоего дружка, если не спохватится вовремя. Не дружи с ним очень-то, да и не думай, что я сержусь.
  
   НОВЫЙ ЕСАУЛ
  
   У господ Гувалевых, где служила кухарка Васса Алексеевна, мальчик Боря поступил в гимназию, заважничал и перестал носить детскую черкеску. Господа Гувалевы отдали бурку Вассе Алексеевне, а та, пораздумав, двинулась к Рожновым.
   -- Здравствуйте, -- приветствовала ее мать. -- Не ждали в такую пору гостей.
   -- В гости приду, как позовешь, а сейчас по делам, -- сказала Васса Алексеевна.
   Усевшись на табурете, она с хитрой усмешкой оглядела вытянувшиеся лица. Не торопясь развязала узелок, вынула черкеску, встряхнула ее и подала опешившему от неожиданности Роману.
   -- Примеряй.
   -- Я? -- спросил, еще не веря, Роман.
   -- А то я, что ли? -- засмеялась Васса Алексеевна.
   Роман поглядел на мать, на бабушку и робко дотронулся до черкески.
   Шикарная была черкеска -- с широкими рукавами, с патронташами на груди. Вся обшита блестящей тесьмой. А на металлическом пояске был привешен маленький кинжал с серебряной гравированной ручкой.
   О такой черкеске Роман и мечтать не мог. Он стоял как вкопанный.
   -- Да ну, поживее!
   Васса Алексеевна, повернув Романа, напялила на него черкеску.
   -- Будто сшита по нем, -- сказала мать. Роман стоял, боясь пошевельнуться. Васса
   Алексеевна улыбнулась.
   -- Хорошо?
   -- Очень, -- едва выдавил потрясенный Роман.
   -- А коли очень, так и носи на здоровье.
   В тот же день, надев бурку, Роман вышел на двор.
   Ребята, окружив его, с завистью ощупывали черкеску, трогали патронташи и наперебой восторгались.
   -- Выберем его атаманом, -- сказал Женька. -- Шайку соберем и драться будем.
   Забравшись на сеновал, устроили совещание. Роман выбрал себе помощника -- Женьку и Ваську, потом рассказал о шайке старших.
   -- Будем все, как они, делать. Чтоб по-настоящему было. Нашу шайку назовем тоже "Саламандрой". -- Роман разыскал железку и кусок бумаги. -- Подписываться кровью будем. Все должны клятву дать -- не трусить в драке, не удирать и защищать атамана.
   -- А может, не кровью? -- спросил Женька. -- Все-таки руке больно.
   Но большинство приняло предложение с восторгом.
   -- Давай железку, Ромашка! -- крикнул Васька. -- Я первый буду и не испугаюсь.
   Васька взял железку, немного помедлил и осторожно ткнул в руку. Показалась кровь. Васька торопливо обмазал кровью щепку и начертил на бумаге крест. Потом расписались Спиридоновы и остальные.
   После торжественной церемонии вся шайка лазила по стенкам: собирали паутину и бинтовали ею порезы.
   Обсосав палец, Роман завязал его какой-то тряпкой и пошел разыскивать старшую "Саламандру".
   Старшая "Саламандра" собиралась в подвале, где находились дровяные сараи. Там при свете свечей они устраивали совещания.
   Появление Романа было неожиданно. Некоторые парни думали, что явился дворник, бросились бежать. Зубастик сердито спросил:
   -- Тебе чего надо?
   -- Я к атаману вашему, -- сказал Роман. Отыскав глазами Андреяшку, он подошел к нему и храбро протянул грязный клок бумаги.
   -- Наши клятвы, -- объяснил он, видя удивление на лицах. -- Наша шайка хочет присоединиться к вам, а я атаман.
   Парни засмеялись, но Андреяшка подмигнул им и серьезно сказал Роману:
   -- Мы вас принимаем. Ты, как атаман, будешь моим есаулом.
   Романа поставили на колени, и Андреяшка, держа над его головой финку, медленно говорил:
   -- Отныне ты входишь в братство шайки "Саламандра" и клянешься подчиняться ее атаману. Целуй! -- Он поднес финку к губам Романа.
   "Саламандра" -- младшая была узаконена.
  
   ВОЙНА СО "СНЕТКАМИ"
  
   Последние недели поста в доме было тихо и скучно. Все только и делали, что в церковь ходили. Даже мастеровые стали меньше пить и присмирели.
   Членов шайки замучили родители, беспрестанно таская по церквам, заставляя говеть и исповедоваться. Шайка долго не собиралась. А это грозило развалом. Надо было что-то предпринимать.
   -- Давайте драться, -- предложил Роман. -- Войну поповичам объявим.
   Поповичи были коренные враги саламандровцев, и война с ними шла все время, то затихая, то разгораясь вновь. Это были ребята из соседнего дома. В том доме жили священники и дьяконы из собора и помещалась лавка церковной утвари.
   Выбранный делегатом, Женька пошел к поповичам сообщить о начале военных действий, а "Саламандра" в боевой готовности осталась на дворе ожидать его возвращения. Вернулся Женька с необычайной поспешностью, запыхавшийся, с лиловым синяком на лбу, в растерзанном виде. Делегата избили. Возмущенные саламандровцы немедленно выступили в поход.
   Поповичи, вооруженные камнями и ремнями, дружно высыпали навстречу врагу.
   Битва была горячая, но саламандровцы победили. Поповичам пришлось позорно отступать, а их атаман, белобрысый гимназист, даже ремень потерял.
   На другой день он пришел и стал, хныча, просить, чтоб вернули ремень.
   Переговоры вел Роман. Он стоял в черкеске, как настоящий начальник, и, держась рукой за кинжал, хмурясь, строго допрашивал гимназиста:
   -- А будете воевать?
   -- Не будем, честное слово. Мир.
   -- Ну ладно. Ремень отдадим за выкуп. Есть фантики?
   -- Есть.
   -- Давай сто штук.
   -- Много. Может, пятьдесят довольно?
   -- Сто, или ремень не получишь.
   Фантики гимназист принес, и мир снова водворился между домами.
   Тогда взялись за "снетков".
   "Снетки" жили в казенных рыжих корпусах Измайловского полка, что стояли против дома веселых нищих. "Снетками" звали кантонистов. Команда кантонистов, состоящая из солдатских детей, пела в Троицком соборе на клиросе. По праздникам "снетки" гуляли на пушках, изредка дрались с ребятами из дома веселых нищих.
   Первым делом, поколотив "снетков", прогнали их с пушек.
   На другой день кантонистов пришло больше, но ребята после жаркого боя заставили их отступить. На следующий вечер кантонисты поймали Пецу. Затащив его к себе в казарму, они выпороли его, вымазали сажей и нарубили таких банок на животе, что Пеца едва дотащился до дома.
   Дело заварилось.
   Наступила пасхальная ночь. Вечером мать одела Романа в чистую рубашку и, дав пятачок на свечку, отправила в церковь.
   Церковь была переполнена молящимися. Одну половину ее занимали роты солдат, одетых в парадную форму с белыми ремнями и сверкающими ножнами тесаков. На другой половине теснились прихожане, а перед алтарем, отделенное оградой, стояло полковое начальство.
   Хор кантонистов в полном составе гремел на клиросе.
   Ребята собрались около церкви в саду. Деньги, выданные на свечки, проели на ирисках. Весь вечер ребята пробегали в саду по новым мосткам, настланным для крестного хода.
   Служба окончилась. Отгудели басовые колокола. В черной мгле замигали огоньки молящихся. Вышли кантонисты.
   -- "Снетки"! -- ревели ребята с паперти. -- "Снетки", держи портки!
   Кантонисты ничего не отвечали и быстро прошли мимо. Вдруг на паперть выбежал запоздавший кантонист и помчался было по переулку догонять команду.
   -- Стой! -- крикнул Васька, хватая за грудь перепуганного мальчишку. Тот рванулся, но сзади кто-то треснул его по затылку.
   Кантонист вскрикнул и заплакал.
   -- Попался, "снеток"! -- загалдели ребята.
   Кантонист, вытирая руками покрасневший нос, жалобно заскулил:
   -- Отпустите, что я вам сделал?
   -- Ага! Говори-ка, что ваши надумали? Не скажешь, излупим.
   -- А если скажу, не тронете? -- спросил кантонист.
   -- Не тронем.
   -- Тогда скажу. В первый день пасхи нас распускают, так поповские ребята просили помочь. Значит, вместе будем вас бить.
   -- Измена! Проучим поповских! -- закричал Женька.
   -- У нас и большие будут, басисты, -- сказал кантонист с гордостью. -- Вы лучше не показывайтесь.
   -- Ах, ты, плашкет! -- вскипел Васька. Кто-то пнул ногой в зад кантонисту, кто-то стукнул его по спине. Минут пять ребята яростно всей оравой награждали кантониста колотушками. Потом долго смотрели, как мальчишка, подобрав полы шинели, смешно подскакивая и оглядываясь, шлепал по лужам.
   -- Ну что же, будем драться? -- спросил Роман. -- Или струсили?
   -- Ты не трусь, -- угрюмо сказал Шурка Спиридонов.
  
   РАЗГРОМ
  
   Колокольный звон разбудил Романа. Прямо в полуоткрытые окна врывался он. От могучего голоса колоколов дрожал бревенчатый "Смурыгин дворец". Этот звон, шум на дворе и яркое солнце сразу напомнили, что сегодня праздник.
   Роман быстро вскочил, надел черкеску, полюбовался немного кинжалом и, выпив стакан кофе, выбежал во двор.
   На дворе праздник чувствовался еще острее. Все, кого он ни встречал, были в новых костюмах. Даже пьяница и оборванец Шкалик, подмастерье из кузницы Гультяева, был в новой синей рубашке.
   К оглушительному звону колоколов примешивались несшиеся из окон крики, смех, пенье, бренчание балалаек, визг гармоник. По лестницам ходили компанией подвыпившие дворники. Они поздравляли жильцов и собирали праздничные чаевые.
   Все ребята были во дворе. Хвастались подарками, бились крашеными яйцами, потом гурьбой пошли на колокольню. Долго лазили по темным винтовым лестницам, а забравшись на купол, смотрели оттуда вниз, где по прямым, как стрелки, улицам с маленькими игрушечными домами ходили маленькие человечки.
   Серега Спиридонов звонил в колокол и, стараясь перекричать медный рев, орал Роману на ухо:
   -- А "снетков" не видно. Испугались, наверное.
   Набегавшись на колокольне и по лестницам, ребята слезли вниз и пошли в сад играть в выбивку. Деньги были у всех. Начертили кон. Стали гнаться. Игра захватила мальчишек. С жаром ковыряли землю изуродованными пятаками, спорили и ругались. Никто не обратил внимания на толпу ребят и парней, окруживших игроков. Было не до этого. В кону стояла крупная сумма -- тридцать копеек. Васька первого заломил, Роман второго. Тяжело дыша, Роман старательно складывал столбиком монеты, а вокруг стояли игроки,
   -- Плюнь, обязательно смажет, -- взволнованно советовал Степка.
   Роман плюнул.
   -- Бей, Васька! -- закричали нетерпеливо вокруг. -- Бей, только без подковырки.
   И когда Васька присел и нацелился, собираясь разметать пятаком монеты, кто-то треснул его по шее. Васька перелетел через кон и ткнулся носом в землю.
   -- На шарап! -- крикнул какой-то верзила и, нагнувшись, сгреб деньги.
   -- Назад! -- завизжал Женька. -- Отдавай деньги!
   -- Лупи "Саламандру"! -- заорал верзила и схватил Женьку за шиворот.
   -- Бей "Саламандру"!
   Мальчишки с ремнями и палками набегали со всех концов сада. Первый опомнился Роман.
   -- Отступай! -- крикнул он и побежал к калитке.
   Ребята выбежали на Троицкий проспект. Васька, бежавший впереди, остановился и замахал руками.
   -- Бери камни! Стой!
   Оправившись от испуга, саламандровцы рассыпались по проспекту, готовясь встретить врага. Это были поповские мальчишки. Едва они выскочили из сада, саламандровцы рванулись им навстречу. Поповичи, словно струсив, попятились опять к саду.
   -- Вперед! -- заорал Шурка Спиридонов.
   -- "Снетки" сзади, -- пролепетал Женька, едва ворочая языком. Роман оглянулся и похолодел.
   Сзади тихо, без криков и шума, набегали кантонисты, и было их видимо-невидимо.
   Где тут защищаться! Бросились ребята во все стороны. Побежал и Роман, а за ним гнался белобрысый гимназист и звонко орал:
   -- Лови армяшку!.. Лови атамана!..
   "Это про меня", -- догадался Роман и припустил что было силы.
   Но переулок кончался тупиком.
   Заметался Роман, не зная, куда броситься, а сзади набегает человек десять, и впереди проклятый гимназист.
   Кинулся Роман на гимназиста. Хлопнул раз, но тут его самого огрели палкой по спине, по ногам и начали лупить в двадцать рук. Тянули во все стороны, рвали Романову черкеску.
   -- Попался, черт! Будешь еще? Получай!..
   И вдруг стенка распалась. Роман сначала ничего не понял. Только увидел, как разбегались во все стороны ребята, а он остался один на середине улицы. С угла на него надвигался городовой.
   Роман метнулся было в сторону, но споткнулся и упал. Городовой зарычал, сгреб за шкирку Романа и потащил.
   Роман заревел:
   -- Дяденька, миленький, отпусти!
   -- Я те отпущу, сукин сын! -- ругался городовой. -- Посидишь в каталажке, узнаешь!
   И так было все дико: и солнце, и празднично разодетая толпа, глядевшая на Романа, который ревел и, упираясь, тащился за городовым, оборванный и избитый.
   А черкеска, гордость атамана, висела лохмотьями. Одного рукава не было совсем, патронташи болтались оторванные, а полы были продырявлены.
   В участке молодой пристав, вытаращив зеленыe злые глаза, орал на Романа, потрясая кинжальчиком:
   -- Драться!.. С ножом!.. Ах, ты, башибузук!.. Повесить тебя мало!..
   Потом, оттрепав Романа за уши, сказал городовому:
   -- Сведи к родителям, пусть выдерут.
   Полчаса спустя тот же городовой привел Романа домой и, передав матери под расписку, рапортовал:
   -- Задержал я его на Троицком. Дрался. А уходя, наставительно добавил:
   -- Вы его ремнем поучите. Чтоб не разбойничал.
   На другой день Роман вышел во двор в старых синеньких штанишках с заплатами.
   Ребята старались не смотреть на него, и никто уже не вспоминал о "Саламандре", а Роман почувствовал, что вместе с черкеской погибла и атаманская честь.
  
   ДАМЫ ИЗ ТРОИЦКОГО СОБОРА
  
   РЫЖИЙ ИСЬКА
  
   Роману и его товарищам лето принесло много новых развлечений. Весь день проводили ребята на дворе, где теперь было особенно шумно и весело.
   Из раскрытых настежь окон неслись протяжные песни портных, писк грудных детей, звон кастрюль и чугунков, ругань.
   Гремели кувалды в кузнице, вздыхали с присвистом меха. Из открытых окон сеточной доносилось рокотанье станков. На площадке каждый день выколачивали ковры и разную рухлядь.
   Во дворе стали появляться музыканты и бродячие певцы. Забегали китайцы-фокусники, приходили торговцы шелком с огромными тюками за спинами и с железными аршинами в руках.
   Каждый день приезжали телеги. Привозили дрова, песок, кирпичи, глину.
   Прямо дня не хватало ребятам, чтобы за всем уследить и все увидеть.
   Однажды на господском дворе загрохотали колеса телеги и на "курорт", покачиваясь, выехал доверху нагруженный воз с мебелью. Извозчик, сидя наверху, на драной перевернутой кушетке, рычал на лошадь и стегал ее длинным кнутом, а рядом с телегой шел часовщик Эфройкин с маленьким рыжеголовым мальчиком.
   Телега остановилась у лестницы.
   -- Рыжий! -- удивленно воскликнул Женька, поглядывая на мальчишку. -- Рыжий, а батька черный.
   -- Да это не батька, -- сказал Васька. -- Это Эфройкин.
   -- Ну и дурак! Батька и есть Эфройкин... Пока ребята спорили, издали наблюдая за рыжим мальчиком, к возу подошел дворник Степан.
   -- Перенесть, что ли? -- лениво спросил он часовщика, стоявшего в нерешительности.
   -- Да, да, перенесите, -- быстро проговорил Эфройкин.
   -- За труды рублик положьте, -- сказал Степан.
   -- Хорошо, таскайте, я сейчас... -- Эфройкин ушел наверх.
   -- Поспорим, что батька, -- горячился между тем Женька.
   -- Спорим!
   -- На сто фантиков.
   Васька не хотел уступать.
   -- Эй, мальчик!
   -- Что? -- отозвался рыжий.
   -- Что, Эфройкин, который здесь был, твой отец?
   -- Да...
   -- Ага! Давай сто фантиков, -- закричал Женька.
   Но Васька не сдавался.
   -- А почему он черный, а ты рыжий!
   -- Я не знаю, -- засмеялся мальчик
   -- А как тебя зовут? -- спросил Poман
   -- Исаак.
   -- Как?
   -- Ну, Иська...
   -- Идем тогда с нами -- будем мух ловить, предложил Роман.
   -- Идем! -- закричали ребята.
   Иська нерешительно улыбнулся.
   -- Пойдемте, только я не умею мух ловить.
   Ребята, захватив рыжего, побежали к помойке.
   В солнечный день мух видимо-невидимо на помойке. Тучами носятся они над мусором, ползают по стенам, греясь на солнце, и стены сверкают, как слюдяные, от блеска бесчисленных прозрачных крылышек.
   Стали ловить мух.
   -- А ты откуда? -- спросил Роман.
   -- Из Шклова, -- сказал Рыжий.
   -- Это что же -- город или деревня?
   -- Город, немножко только поменьше Петербурга.
   -- А мать есть у тебя?
   -- Матери нет, -- сказал печально Рыжий. -- Она вот две недели назад умерла. Меня и взял отец, потому что негде жить мне в Шклове.
   Рыжий всем понравился, только мух ловить действительно не умел.
   -- Хороший шкет, -- сказал Женька, когда Иська убежал домой.
   На другой день Иська с утра прибежал к ребятам играть. Катали по двору колесики, играли в карточки, бегали на Троицкий смотреть военный парад, собирали папиросные коробки. Иська быстро перезнакомился со всеми, и к вечеру ребятам казалось, что они уже давно знают рыжего мальчишку.
   -- Давайте на сено прыгать, -- предложил Роман.
   Около сарая лежало сено, раскиданное для просушки. Туда и прыгали ребята с невысокой крыши.
   Прыгал и Иська, только в первый раз дух захватило. Нужно было подойти к краю крыши, потом разом оттолкнуться ногами -- и лететь вперед и вниз, прямо на сено. Сено душило пряным запахом, набивалось в нос, в уши, в рот.
   Ребята развозились. Чихая, отплевываясь, снова лезли на крышу. Устроили очередь, но каждый старался прыгнуть лишний раз. На краю крыши столкнулись Женька и Васька.
   -- Я первый, -- сказал Женька.
   Женька был прав, но Васька не забыл проигранные сто фантиков.
   -- Ты потом, -- сказал он.
   -- Нет, сейчас.
   Ребята топтались на краю крыши, отталкивая друг друга.
   -- Не пущу, -- хрипел Женька, стараясь удержать Ваську, но тот был сильнее.
   -- Не пустишь?
   -- Нет.
   -- Прыгай же!
   Васька с силой толкнул Женьку. Женька упал, покатился по краю и, зацепившись за гвоздь, повис в воздухе. Раздался треск, потом Женька плашмя шлепнулся в сено, а на гвозде, как флаг, остался развеваться кусок штанины.
   По двору разнесся рев. Ребята знали по опыту, что за ревом последует расправа, поэтому, не дожидаясь, пока выскочат родители, рассыпались. Не побежал только Иська. Он спокойно спрыгнул с крыши, подошел к Женьке и попробовал даже его поднять, но Женька забрыкался и остался лежать, не переставая реветь.
   На крик сына выскочила кузнечиха. Увидев разорванные штаны, она всплеснула руками и заголосила:
   -- Мерзавцы! Разбойники! Штаны... Стервец ты этакий... Мало тебя батька порет!..
   И вдруг кузнечиха увидела Иську. Через секунду ее цепкие руки уже трясли его. Раз, раз... Две пощечины обожгли Иськины щеки. Иська упал и заплакал.
   На шум пришел старший дворник. Не разобравшись, в чем дело, дворник схватил Иську за воротник и поволок по двору. У самой лестницы он столкнулся с Иськиным отцом.
   Ребята, наблюдавшие из-за угла, встрепенулись, ожидая, что отец Иськи сейчас сцепится с дворником. Еще не было случая, чтобы родители давали в обиду своих детей.
   Ругался дворник, кричала кузнечиха, а отец Иськи и не думал заступаться за сына. Он виновато улыбался и что-то говорил, как будто оправдывался.
   -- Ну, глядите, -- пригрозил под конец дворник. -- Чтоб впредь этого не было.
   Иськин отец съежился и, взяв за руку плачущего сына, увел его домой.
   -- Здорово, -- вздохнул Роман. -- Ну и батька, не заступился даже.
   Всем было жалко Иську. Только Васька нахально засмеялся и сказал:
   -- А по-моему, так ему и надо. Пусть не суется.
   С этими словами Васька повернулся и ушел.
  
   БЕСЕДА ОТЦА НИКОЛАЯ
  
   -- Избаловался ты, -- сказала вечером Роману мать. -- Стыдно даже.
   Из этого Роман понял, что ей известна история со штанами.
   Но больше ничего не случилось. Зато на другой день к вечеру мать засуетилась, полезла в сундук и достала свежую матроску и новые штаны.
   -- Одевайся, -- сказала она Роману.
   Роман вздохнул и оделся. Мать внимательно и строго оглядела его со всех сторон.
   -- Ну ладно. Идем.
   По сборам Роман ожидал долгого путешествия, поэтому очень удивился, когда увидел, что мать направляется к Троицкому собору.
   "Молиться, что ли?" -- подумал Роман. Но когда вошли в церковь, он сразу почувствовал неладное. Церковь была полна ребят. Как будто со всего города собрали детей в собор. Мальчишки и девчонки, сверстники Романа, заполнили храм. Они громко разговаривали и смеялись, а между ними двигались похожие на монашек дамы.
   У прилавка, где всегда продавались свечи, стояла очередь. Здесь были мужчины и женщины с детьми. Мать, не отпуская от себя Романа, стала в очередь и сразу же заговорила с какой-то женщиной. Роман прислушивался к разговору и глядел по сторонам. Вдруг он увидел Ленку, дочь старшего дворника, и еще несколько девчонок из своего дома.
   -- Что же они тут будут делать? -- спрашивала мать.
   -- О, тут хорошо! -- восклицала женщина. -- Тут их будут обучать грамоте, будут устраивать беседы. Их тут разделят на десятки. К каждому десятку воспитательница приставлена. Она, знаете, будет следить за ними. Я и сама вот привела своего сорванца.
   -- Как звать? -- спросил рядом скрипучий голос.
   Роман оглянулся и увидел, что уже стоит перед прилавком. Прямо на него глядели водянистые глаза строгой дамы в шляпке с куцым пером.
   -- Романом звать, -- ответила мать.
   -- Сколько лет?
   -- Восемь.
   -- Будешь аккуратно посещать беседы? -- спросила дама Романа.
   -- Будет, обязательно будет, -- опять подтвердила мать.
   -- Ну хорошо, -- сказала дама и, обращаясь к другой, старой и красноносой, добавила: -- Мы запишем его в десяток Прасковьи Петровны.
   Мать торопливо перекрестила Романа и ушла, а красноносая дама повела его в глубь церкви.
   Тут в дверях показались кузнечиха и городовой Трифонов. Роман чуть не заплясал от восторга, увидав за их спинами Ваську и Женьку.
   -- Проситесь к Прасковье Петровне, -- успел крикнуть им Роман.
   Теперь он заметил, что дети стояли не беспорядочной толпой, а ровными рядами.
   На правом фланге каждого рада, как взводный командир, стояла дама.
   Романа поставили в один из первых радов, около алтаря. Маленькая сморщенная старушка в бархатном жакете и шуршащей юбке, ласково улыбнувшись ему, сказала:
   -- Я теперь ваша десятница. Станьте с краю. Та же дама привела Женьку и Ваську. Женькаи сразу стал около Романа, а Васька, насупившись, отошел на другой конец рада.
   -- Что это он? -- спросил Роман.
   Но тут десятницы зашикали на детей. Гул стих. Из боковых дверей алтаря вышел священник. Он был в простой серой рясе.
   Священник перекрестился, потом погладил пухлой, белой рукой каштановую гриву волос и, кашлянув, сказал:
   -- Здравствуйте, дети.
   -- Здравствуйте, отец Николай, -- многоголосо ответили рады.
   Священник переждал, пока утихнет шум, и заговорил:
   -- Сегодня в третий раз собираемся мы здесь в нашем храме, и с каждым разом я вижу, что нас приходит все больше и больше. Наша мысль воплотилась в жизнь. Основанное нами детское христолюбивое общество теперь будет развиваться и расти.
   Голос у священника был тихий и мурлыкающий.
   -- Третья наша беседа будет о грехе, которому подвержены многие слабые из нас. Грех этот -- ложь... Как часто, боясь наказания, скрываем мы правду и лжем близким своим, вводя в заблуждение...
   -- Замолол, -- прошептал Женька на ухо Ро ману.
   Роман покосился на десятницу и отмахнулся. А отец Николай, теребя бородку, говорил про женщину, солгавшую Христу, потом стал рассказывать о варенье, которое соблазняет детей.
   -- Ложь -- великий грех, -- говорил отец Николай. -- Если чувствуешь, что виновен, то иди к матери и скажи: "Да, мама, я виноват, прости меня". Пусть мать даже накажет тебя, будет больно, но совесть будет чиста.
   Беседа длилась около часа. Ребята уныло слушали, тихонько перешептывались и переступали с ноги на ногу. Наконец священник перекрестился и сказал:
   -- Беседа окончена. -- И, откашлявшись, запел: "Достойно есть яко воистину..."
   Запели и дети. После "Отче наш" десятками подходили целовать крест.
   Когда весь десяток Прасковьи Петровны очутился на улице, десятница сообщила:
   -- Беседы у нас будут каждую пятницу, а по вторникам все приходите ко мне. Я буду учить вас азбуке, будем играть и петь. А теперь -- по домам.
  
   ЗОЛОТОЙ БУКВАРЬ
  
   За забором, на пустыре, окруженном военными сараями-складами пышно зеленели лопухи. Здесь было всегда тихо и таинственно. Только пчелы жужжали да стрекотали кузнечики.
   Роман вырыл под забором лазейку и теперь почти каждый день бывал на пустыре. Сначала ходил один, потом сказал ребятам.
   Лежа в лопухе, ребята рассказывали сказки, ловили пчел или придумывали, как бы насолить Прасковье Петровне, которая теперь мучила ребят грамотой.
   Однажды Роман дольше других задержался на пустыре. Был вторник. Все ушли домой обедать и переодеваться. Вечером надо было идти к десятнице. Оставшись один, Роман лег на траву и задумался.
   Знойная тишина была наполнена неуловимыми шорохами. Не то трава шелестела, не то шуршали ползавшие букашки. Солнце палило, и даже небо слепило глаза. Над головой, заслоняя свет, тихо качались изумрудно-зеленые, с темными жилками лопухи.
   Жара сковала тело. Ленивые и несуразные мысли бродили в голове. Почему-то представился дед, который где-то в городе толкает, напрягаясь, тяжелую тележку с ящиками щелока и отыскивает какую-нибудь Гагаринскую или Абросимову улицу. Подумал о матери и сразу представил себе, как она стоит, согнувшись над лоханкой, в прачечной, и удушливый, вызывающий кашель густой пар поднимается от воды.
   "Плохо им, -- подумал Роман. -- В такую жару шевельнуться трудно, а тут на-ка работай".
   Вдруг рядом зашумела трава.
   Роман вздрогнул и приподнялся.
   Около него стоял Иська.
   -- Что тебе? -- спросил Роман, сердясь, что прервали его приятное одиночество.
   Иська испуганно моргнул и отступил на шаг.
   -- Я хотел спросить... -- Иська переступил с роги на ногу.
   -- Ну, говори.
   Куда вы ходите?
   -- Вона что, -- Роман улыбнулся. -- Мы учиться ходим к десятнице.
   -- А мне нельзя?
   -- Тебе? -- удивленно спросил Роман. -- Вот уж не знаю. Да, наверное, можно, только спросить надо.
   -- А ты спроси.
   -- Не знаю я. -- Роман колебался. -- Опасно с тобой, опять что-нибудь выйдет.
   -- Да что ж выйдет? Ты только спроси. А я тебе пуговиц с накладными орлами дам.
   -- А сколько?
   -- Пять штук дам.
   -- Ладно, спрошу, -- сказал Роман. -- У десятницы сегодня спрошу. А ты на улице жди. Если можно будет, я выйду за тобой.

***

   В шесть часов ребята собрались на площадке и шумной гурьбой пошли к десятнице.
   Шли ребята не торопясь, останавливаясь на мостах, плевали на проходящие буксиры и пассажирские пароходики. Украдкой оглядываясь, Роман видел Иську, который тихо шел сзади.
   Прасковья Петровна жила на Крюковом канале, в большом сером доме с высокими узкими окнами.
   Дойдя до дома, ребята поднялись по широкой парадной лестнице во второй этаж и позвонили.
   Дверь открыла прислуга, старая ворчливая женщина. Ребят она не любила. После их ухода всегда приходилось снова убирать комнаты.
   Пройдя в прихожую, ребята разделись и один за другим вошли в гостиную. Там уже суетилась Прасковья Петровна. Рассаживала девчонок имальчишек на мягкие стулья, покрытые белыми чехлами.
   Ребята сели и замерли, как приговоренные к казни, робко поглядывая на массивные шкафы и развешанные по стенам большие портреты каких-то мрачных седоусых генералов.
   -- Богато живет... Здорово богато, -- прошептал Женька на ухо Роману. -- Ишь комодов-то сколько!
   Прасковья Петровна достала из шкафа пачку книг и тетрадей и положила все на стол.
   -- Ну вот, дети, -- заговорила она. -- До сих пор мы занимались без книг. Это было неудобно. Теперь совет десятниц купил на свои деньги буквари и тетради. Сегодня я раздам их вам, и мы будем учиться по книге.
   Десятница развернула пакет и стала оделять каждого тетрадями и букварями, на обложках которых были нарисованы позолоченные подсолнухи и славянскими буквами напечатано:
   ЗОЛОТОЙ БУКВАРЬ
   После раздачи начали заниматься.
   -- А-а, -- тянула Прасковья Петровна, тыча пальцем в знак, похожий на воротца. -- Это "а". А это "бе".
   -- "А", "бе"... -- уныло повторяли ребята и незаметно развлекались, кто чем мог. Одни смотрели на улицу, где вереницей ползли телеги и бежали прохожие, другие разглядывали картинки. Прилежно занимались одни девочки.
   -- "А" да "бе" сидели на трубе, -- бормотал тихо Васька. -- "А" упало, "бе" пропало.
   В комнате стоял тихий гул. Говорить громко не решались. Пугали тяжелые шкафы, ковры строгий краснолицый генерал на картине.
   -- "Ер", "еры", -- монотонно говорила десятница.
   -- Упали с горы, -- гудел, передразнивая, Васька.
   -- "Ерь", "ять".
   -- Надо поднять.
   -- "Фита", "ижица".
   Тут Васька буркнул что-то неприличное. Ребята фыркнули.
   -- Что такое? -- нахмурилась десятница.
   -- Мы ничего, -- сказал Васька, краснея. -- "Ижица" больно буква смешная.
   Наконец Прасковья Петровна закрыла букварь.
   -- На сегодня довольно, -- сказала она. -- К следующему вторнику все выучите азбуку. А теперь давайте отдохнем. Кто из вас петь умеет?.
   -- Все умеем, -- крикнул Серега.
   -- А какие песни знаете?
   -- "Чеснока" знаем, -- сказал Женька. -- Про атамана, которого васинские парни запятнали.
   -- Это хулиганская песня, -- сказала десятница. -- Лучше я вас другой научу. Хотите?
   Она ударила по клавишам рояля и заиграла медленный тягучий мотив, а сама запела тихонько:
   Был у Христа-младенца сад,
   И много роз взрастил он в нем...
   Ребята подпевали ей.
   Когда урок кончился, Роман, собравшись с духом, подошел к десятнице.
   -- У нас есть мальчик один. Он тоже очень хочет ходить к вам. Можно ему?
   -- Конечно, можно, ты его приводи в следующий раз, -- сказала десятница. -- Мог бы и сегодня привести.
   -- А я боялся, -- сказал, смеясь, Роман. -- Он и сейчас на лестнице стоит.
   --Где? Кто?
   -- Да Иська, мальчик тот.
   --Кто?
   -- Иська, это зовут его так. Исаак.
   -- Исаак? -- нахмурилась Прасковья Петровна. -- Он еврей?
   -- Да.
   Десятница отвернулась.
   -- Нельзя, -- сказала она жестко. -- Дети, запомните: у нас общество христианских детей. На беседы и в храм могут ходить только русские дети.
   Роману стало обидно за Иську.
   -- А почему евреям нельзя? -- упрямо сказал он.
   -- Это долго объяснять, -- сказала десятница.
   Ребята вышли на улицу. Роману было нехорошо и как-то стыдно перед Иськой. Нарочно он отстал от ребят и пошел один. На углу к нему навстречу кинулся улыбающийся Иська.
   -- Наконец-то! А я думал, что прозевал вас.Ну, как? -- спросил он несмело.
   Роман стоял, обливаясь потом. Иська догадался. Лицо его сморщилось. Махнув рукой, он тихо сказал:
   -- Я так и знал. Нельзя.
   Он повернулся и, опустив голову, пошел по набережной. Роман брел один и чуть не плакал. Вдруг кто-то тронул его за руку. Роман оглянулся. Рядом шла Ленка дворникова.
   -- Ты почему один?
   -- А ты почему одна?
   -- Тебя дожидала.
   -- Зачем?
   -- Так... мне тоже Рыжего жалко.
   Роман вдруг рассердился.
   -- Ну и жалей! -- крикнул он. -- А чего ко мне-то пристаешь? -- И побежал догонять ребят.
  
   ПРОПАВШИЕ КЛЕЩИ
  
   Роман совсем было забыл про Иську, если б случай снова не столкнул их.
   Ребята возвращались с беседы из церкви. Было уже темно. Роман, тихо насвистывая, брел к себе на задворки. Только завернул за угол дома, смотрит -- сидит кто-то на колесе, где кузнецы перетягивают шины. Роман вгляделся. Знакомые острые плечи. Иськины плечи. Всхлипыванья слышны. Плачет.
   Плачущего Иську Роман видел часто. Отлупит кто-нибудь, и идет, заливается Рыжий по двору, а вокруг народ смеется. Теперь же было иначе. Во дворе пусто, значит, никто не бил Иську, а он все-таки плакал. В сердце Романа шевельнулась жалость, захотелось подойти, поговорить с ним. Он осторожно позвал:
   -- Иська!
   Тот даже не расслышал. Тогда Роман тронул его за плечо. Иська испуганно вскочил.
   -- Ты не бойся, -- успокоил Роман, пряча руки за спину и показывая, что он не намерен драться.
   Иська невнятно хрюкнул.
   -- Ты чего плачешь?
   -- Так.
   --Так не плачут. -- Нет, плачут, -- сказал Иська хмуро.
   -- Бьют, верно, много?
   -- И бьют, -- Иська всхлипнул и вдруг решительно сказал: -- Я вот пойду утоплюсь. Пусть тогда бьют кого-нибудь другого.
   -- А зачем топиться? -- спросил Роман. Но Иська, не слушая, продолжал:
   -- Брошусь в Фонтанку, пусть знают.
   -- Подожди, -- сказал Роман. -- Может, перестанут бить. Меня вон тоже мать лупит.
   -- Тебя одна мать, -- горестно сказал Иська, -- а меня весь двор. И дворники, и Шкалик, и Васька...
   -- А ты не давайся. С Васькой сам стыкнись, а от больших удирай.
   -- Удирал, да догоняют... -- вздохнул Иська. Вздохнул и Роман.
   Иська сидел молча, только изредка всхлипывал. Вдруг Роман поднял голову.
   -- Знаешь что? Будем дружить! Играть вместе, только не на дворе. Вот тебя и не станут бить. Я все время с тобой буду. Хочешь?
   Иська недоверчиво покачал головой.
   -- Не веришь? Ей-богу, буду играть, -- разгорячился Роман и, плюнув, добавил: -- А ребята -- черт с ними, без них обойдемся.
   -- Ладно, -- сказал Иська. -- А я тебе за это пружинок принесу, у папки много...

***

   Утром Роман почувствовал, что ему особенно хорошо и весело.
   Ему захотелось поскорее увидеть Иську и бежать с ним на пустырь играть. Выскочив на двор, Роман остановился. Около кузницы увидел толпу ребят, Шкалика, кузнеца Гультяева и старшего дворника. Окружив кого-то, они отчаянно ругались.
   -- Иди скорее! Вора поймали! -- крикнул Женька.
   Роман подошел к толпе, пробрался в середину и остановился в изумлении.
   В центре стоял пьяный подмастерье Шкалик, а в руках у него корчился плачущий Иська.
   -- Воровать! Инструмент воровать! -- хрипел Шкалик, вывертывая Иське ухо. -- Говори, куда дел клещи?
   -- Поддай ему! -- кричали со всех сторон. Увидев Романа, Иська вскинул голову и шагнул к нему.
   Но Роман неожиданно для себя испуганно попятился в толпу. Иська понял.
   -- Не брал! -- крикнул он, глядя на Романа. Роману крикнул Иська, а толпа подумала, что он оправдывается.
   -- Врешь! -- загалдели кругом. -- Все видели. Весь вечер на колесе сидел, и клещи лежали.
   -- Вор! Вор! -- кричал громче всех Васька. Наконец совещавшиеся в стороне дворник и хозяин кузницы подошли к толпе. Дворник взял Иську за руку и молча повел по двору. Сзади шли бабы, мастеровые, ребятишки.
   -- Веди к отцу. Небось заплатит! -- кричали бабы.
   А мальчишки распевали:
   -- Вор-ворище украл топорище!
   Иськин отец, издали увидев процессию, уже спешил навстречу.
   Толпа окружила его. Все размахивали руками, кричали:
   -- Клещи из кузницы!
   -- Спер!
   -- Украл!
   -- Клещи украл!
   -- Нет! -- крикнул Иська и поперхнулся, получив от дворника подзатыльник.
   Дворник, откашлявшись, обратился к отцу:
   -- Платите за клещи, а не то я в участок отправлю. Мы этого не потерпим. Если еще раз случится, доложу управляющему.
   Иськин отец не ругался, не спорил. Среди общей тишины он вынул деньги. Три потрепанных рубля перешли в черные от угля и масла руки кузнеца Гультяева.
   Представление кончилось. Толпа нехотя разошлась по своим делам. Площадка опустела. Роман видел, как Иськин отец печально глядел вслед ушедшим, потом повернулся к сыну, но не ударил, не обругал его, а, улыбнувшись, что-то сказал, утешая, и, потрепав по плечу, ушел.
   Роману стало еще тяжелее. В смятении поплелся он вслед за ребятами. Что-то было непонятно, неясно. Ребята, развалившись на траве, обсуждали случившееся. В стороне сидели мастеровые. Пошабашив, они завтракали. По кругу мелькала бутылка. Совсем пьяный Шкалик что-то рассказывал им, а все хохотали. В это время во двор въехала тележка мороженщика. Первым вскочил Васька.
   -- Кто за мороженым? -- крикнул он и побежал. За ним сорвался Степка. Через минуту они вернулись. Васька шел впереди, с наслаждением облизывая края вафли, а за ним плелся Степка и скулил:
   -- Дай пятак.
   -- Фига! -- последовал короткий ответ. Степка надулся и сел в стороне. С площадки
   донесся призывный крик торговца:
   -- Моро-о-жено!
   Степка вскочил и в третий раз упрямо спросил:
   -- Даешь пятак?
   -- За что тебе? -- облизывая пальцы, спросил Васька.
   -- А за то.
   -- Не дам.
   -- Не дашь?
   -- Нет.
   Степка покраснел, растерянно заморгал и внезапно выпалил:
   -- А я скажу, кто клещи упер...
   Мальчишки испуганно вздрогнули. Мастеровые перестали смеяться. Все глядели на Степку. Роман подскочил к нему.
   -- Кто? -- крикнул он.
   -- Кто украл, говори! -- загалдели ребята. Степка засмеялся, потом вдруг ткнул пальцем в покрасневшего Ваську.
   -- Он и Шкалик; Шкалик спер, а Васька продал, сам видел.
   Из-за угла вышел Иська, помахивая палкой. Было ясно, что он слышал последние слова. Мастеровые с любопытством поглядывали то на него, то на Шкалика.
   Роман, красный от злобы и стыда, подбежал к Иське.
   -- Шкалик это! -- крикнул он.
   Иська словно не слышал. Он медленно шел к мастеровым. Шкалик беспокойно заерзал, потом засмеялся, стараясь скрыть смущение, и беспокойно смотрел на Иську. А тот подошел к Шкалику почти вплотную, остановился и взмахнул палкой.
   От неожиданности Шкалик опрокинулся и заорал. Иська исступленно колотил его палкой.
   Но вот Шкалик, оправившись, вскочил на ноги. На его лице горела багровая полоса от удара.
   -- Драться? -- заревел он, сжимая кулаки. Вырвав у Иськи палку, Шкалик замахнулся.
   Роман вздрогнул и кинулся на шею Шкалику.
   -- Выручай! -- завопил он, повиснув на шее парня.
   -- Бей его! -- дружно закричали ребята и все разом навалились на врага.
   Мастеровые захохотали. Копошащийся клубок грохнулся на землю. Взлетали руки, болтались ноги, потом, как по сигналу, все рассыпались, оставив на земле избитого пьяного Шкалика.
  
   ЖИЛЕЦ СО СКРИПКОЙ
  
   КОРЕНЬ УЧЕНИЯ
  
   По-прежнему ребята ходили в собор на беседы. Изнывали от тоски, слушая проповеди священника, потом на квартире у наставницы до одурения долбили азбуку.
   Несмотря на все старания десятницы, учение двигалось туго. Девочки еще кое-как занимались, мальчишкам же грамота не давалась. С трудом зазубрили азбуку и на этом успокоились. Тупо просиживали вечера, и лишь изредка кто-нибудь, подняв от учебника осоловелые глаза, тоскливо говорил:
   -- И чего зря мучает?
   Ребята потихоньку начали мстить десятнице, портили мебель, сдирая лак и пропарывая гвоздями мягкие стулья.
   Роману тоже мучительно было сидеть в душной комнате и зубрить приевшиеся "еры", в то время как за окном гремела улица, родная пыльная улица. Сияло солнце, а на окраине, за кладбищем, счастливцы, не попавшие в христолюбивое общество, весело ныряли в мутной речонке Воняловке.
   Вероятно, Роман не скоро бы научился грамоте, не попадись ему Колькин сундучок.
   В квартире не было ни души. От скуки Роман ловил тараканов. За тараканом он полез под кровать и тут увидел Колькин сундук.
   Сперва потрогал его, потом выдвинул из-под кровати и открыл крышку. Никаких необыкновенных вещей там не было. Лежали книги. Роман взял одну книжку и стал разглядывать картинку на обложке. На рисунке мужчина в коричневом кителе кидал бомбу в толпу оборванцев. Роман взял другую книжку, потом третью. Револьверы, кровь, кинжалы и трупы замелькали перед глазами.
   Когда пришел Колька, Роман все еще сидел на полу, а вокруг него лежали горы книжек.
   Колька разорался. Дал подзатыльника Роману и поспешно стал пихать книги в сундучок.
   -- Рано такие книжки читать. Прежде грамоте научись, -- сказал он, успокоившись.
   В этот вечер надо было идти на урок.
   -- Знаешь что, -- сказал Женька Роману, мы решили прогулять. Ты пойдешь за нами на Лоцманку за кокосом?
   Роману очень хотелось идти на Лоцманку, но он покачал головой.
   -- Нет? -- закричал Женька. -- Струсил?
   -- Не струсил, а надо учиться, -- сказал Роман.
   И не пошел.
   С этого дня переменился Роман. На уроках у десятницы все ребята дурачились, а он прилежно занимался. Прямо загадочное событие. Ребята все ногти изгрызли от злости, глядя на Романа, а он как будто не замечал ничего. Зубрит и зубрит азбуку, и уже девчонок догнал, и уже обогнал, и дальше напирает на слоги.
   Сначала ребята думали, что Роман шутит, но когда увидели, что упорство не пропадает, все переполошились. Стали следить. Открыли, что Роман не только сам учится, но еще обучает Иську. Слежка установила, что каждый день Роман и Иська встречаются на пустыре. Роман приходил с букварем. Развалившись на лопухах, они твердили склады.
   Тогда ребята решили устроить облаву.
   Однажды, заметив Иську и Романа на пустыре, ребята окружили их и засели в лопухах.
   Роман и Иська лежали на траве. Иська неуверенно, по складам читал:
   -- Ко-рень уче-ния горек, а...
   -- Плод... плод, понимаешь... Пы-лы-од, -- старательно подсказывал Роман.
   -- А плод его сла-док.
   -- Сладок, правильно.
   Роман и Иська так увлеклись, что совсем не замечали ни подозрительно качающейся травы, ни шороха вокруг.
   -- Попались! -- заревели ребята, выбегая из лопушатника.
   -- Вам что? -- спросил Роман, вскакивая и сжимая кулаки.
   -- А вот что! -- сказал Серега -- Почему от товарищей бегаете?
   -- Мы учимся.
   -- А зачем?
   -- А так.
   -- Врет! Не верь, Серега! -- закричали ребя та. -- Так не учатся зря.
   Круг сдвинулся теснее.
   -- Ты не треплись, -- сказал Серега. Лучше скажи правду, а то поколотим. Ребята были рассержены не на шутку, и Роман рассказал.
   Если бы десятница вздумала за каждую заученную букву давать по плитке шоколада, то и тогда вряд ли добилась бы такого успеха, какой произвело Романово сообщение.
   Все мальчишки вдруг засели за буквари. Учились не просто прилежно, а с натугой, с надрывом, до обалдения, как на гонках. Даже старательные девчонки отставали, не выдерживая соревнования. Быстро одолев склады, ребята один за другим переходили на беглое чтение. И впереди всех, как вожак, шел Роман.
   Наконец настал долгожданный день. Было воскресенье. Роман утром принес газету. Александр любил за чаем читать "Петербургский листок".
   -- Долго бегаешь, -- сказал он, протягивая руку за газетой.
   Роман газету не отдал. Отскочив в сторону, он сказал улыбаясь:
   -- Я сам прочту.
   -- Учись хорошо, через год научишься читать по складам, -- усмехнулся брат.
   Роман промолчал, развернул большой, неудобный лист газеты и оглядел всех заблестевшими глазами. Потом посмотрел на страницу, увидел маленькую заметку с черным, жирным заголовком и, наслаждаясь общим изумлением, звонко, без запинки стал читать вслух. В груди все плясало от восторга. Роман читал, с трудом удерживая дрожь в голосе и не понимая смысла прочитанного:
   УБИЙСТВО АВСТРИЙСКОЙ НАСЛЕДНОЙ ЧЕТЫ
   При проезде эрцгерцога Франца Фердинанда с супругой, герцогиней Гогенберг, к ратуше в автомобиль была брошена бомба, не причинившая вреда эрцгерцогу.
   Преступник, оказавшийся типографским рабочим из Требиньи, арестован.
   После торжественного приема в ратуше, когда герцог с супругой продолжали объезд города, было произведено второе покушение. Гимназист выстрелами из револьвера тяжело ранил эрцгерцога и герцогиню.
   Оба раненые скончались. Второй преступник арестован. Разъяренная толпа пыталась расправиться с преступниками судом Линча..."
   -- Карбюро Спа, -- волнуясь, закончил Роман и оглядел родных.
   Торжество было полное. Мать обнимала его, бабушка ахала, даже Александр, потрепав по плечу, похвалил:
   -- Молодец. В кинематограф сведу.
   Все тормошили его, ласкали, забыв о газете, как вдруг дед негромко сказал:
   -- Убили. Ах, мошенники! За что же это его? Тогда Александр торопливо выхватил газету и стал читать. Колька вскочил из-за стола.
   -- Война будет! -- крикнул он возбужденно. Мать заохала, запричитала бабушка. О Романе все позабыли, а он, выждав момент, подошел к Кольке.
   -- Ну как?
   -- Чего? -- удивился Колька. -- Молодец, читать умеешь.
   -- А это?
   Роман выразительно скосил глаза на Колькин сундучок.
   У Кольки и рот открылся от изумления.
   -- Эге, -- сказал он. -- Так уж не из-за этого ли ты учился?
   Роман мотнул головой.
   -- Ну ладно, -- сказал Колька. -- Валяй.

***

   За забором показалась кудлатая голова Романа. Он быстро перелез через доски и направился к ребятам.
   -- Принес! -- еще издали крикнул он, улыбаясь. Ребята окружили его.
   -- Кажи скорее!
   Роман молча выдернул из кармана тоненькую книжечку и, подняв над головой, показал ребятам обложку. На рисунке клокотало желтое пламя взрыва и корчились люди.
   -- Клёво! -- ужаснулся Васька. -- Дай-ка поближе посмотреть.
   -- Успеешь, -- сказал Роман и, отвернувшись от Васьки, стал показывать картинку обступившим его ребятам.
   Васька скис. Сел на траву, терпеливо ожидая своей очереди.
   -- На, посмотри, -- сказал Роман, протягивая наконец книжку Ваське, когда все ребята уже просмотрели ее.
   Васька поглядел, не беря в руки.
   -- Ну, валяй, читай скорее, -- заторопили ребята.
   Все мигом разлеглись на траве и замерли. Роман торжественно раскрыл книжку и чуть дрожащим от волнения голосом прочел:
   -- "Заговор преступников".
   Никто не шелохнулся. Затаив дыхание, ребята не мигая глядели прямо в рот Роману.
   -- "Была бурная холодная ночь, когда в квартире знаменитого американского сыщика Ната Пинкертона раздался звонок..."
   Солнце до боли напекло затылки, по ногам ползали муравьи, руки затекли, но ребята ничего не замечали. Час пролетел как секунда.
   Когда Роман закрыл книжку, ребята долго молчали, потом Женька, вздохнув, сказал: -- Жалко, что все.
   -- Завтра еще принесу, -- сказал Роман. -- Хорошая книжка, -- выдавил наконец Пеца. -- Даже дух захватывает. Не то что эта.
   Под общий смех он извлек затрепанную азбуку. Роман выхватил у него букварь, развернул и, кривляясь, будто по складам, прочитал:
   -- Ко-рень учения го-рек, а плод его сла-док.
   Потом встал и, размахнувшись азбукой, высоко подбросил ее вверх. Белые листочки светлым букетом взметнулись в воздухе, медленно опустились и потонули в густом лопухе.
  
   ИОГАНН ЯН ТОФФЕР
  
   К Рожновым переехал новый жилец. Пришел он рано утром -- высокий, плечистый, усатый и при котелке. Прямо барин или чиновник почтовый.
   -- По виду приличный. Фотограф, говорит, -- сказала мать. -- Только величать трудно: Иоганн Ян Тоффер...
   -- Вроде немца, -- решил дед. -- Будешь звать Иван Иваныч...
   Роман тотчас же навестил нового жильца и застал его за устройством своего жилища.
   Насвистывая веселую песенку, жилец раскрыл свой единственный пухлый чемодан, вытащил пачку книг и бросил на стол. На спинку кровати повесил полотенце, положил одеяло, затем достал две фотографии в рамках и скрипку. Фотографии приколол кнопками над столом, скрипку повесил на гвоздь и, оглядевшись, подмигнул Роману:
   -- Готово, дружище... Роман засмеялся.
   -- Поиграйте на скрипке, -- сказал он.
   -- Завтра поиграем.
   -- Ну ладно, -- сказал Роман. -- Я приду завтра.
   На другой день Роман не отходил от нового жильца. Тоффер играл на скрипке, потом учил играть Романа.
   Роман дергал смычком, но скрипка только мяукала и пищала.

***

   Вечером Тоффер послал Романа купить папирос. Вернувшись, Роман нашел Тоффера не одного. В комнате сидели два молодых парня в пиджаках. Третий был постарше, с небольшой бородкой, в очках.
   Роман отдал папиросы, но из комнаты не ушел, а пристроился в углу и стал рассматривать картинки в альбоме.
   Иван Иваныч принес чай, нарезал ситный. -- Читал газеты? -- спросил пожилой муж чина.
   -- Да, -- сказал Тоффер.
   -- Ну?
   -- Плохо. Втянут обязательно.
   -- Что втянут, все знают, --ты скажи, делать? Послушал бы, что наши на заводе говорят!
   -- Что же?
   Парни переглянулись. Один, рябоватый, кивнул незаметно, показывая на Романа.
   -- Ничего не поймет, -- сказал Тоффер так небрежно, что Роман обиделся, хотя действительно ничего не понимал.
   -- Ну, а что же говорят?
   -- Много чего, -- усмехнулся парень. -- Задор такой, что страшно подумать.
   -- Оно понятно. В раж вошли: шапками закидаем.
   -- И все-таки нельзя приостанавливать работу, -- сказал Тоффер. -- Надо разъяснять, говорить. Мы не можем приостановить событий, но подготовим дальнейшее.
   -- Рискованно, -- сказал рябоватый, качая головой. -- Вон сегодня токаря одного взяли... Сдуру сболтнул парень: на кой, мол, нам война? Так в конторе задержали. После ребята видели -- задами увели.
   Забыв про чай, разговаривали гости, горячо спорили, а Роман, отложив альбом, слушал. Понял одно: будет война. Он обрадовался.
   Война представлялась ему как что-то веселое. Будут каждый день ходить солдаты с музыкой, со знаменами, с пушками. Точь-в-точь как Колька рассказывал про Наполеона.
   Поздно вечером ушли гости. Иван Иванович раскрыл окно. Со двора пахнул теплый воздух и наползла тишина. Тоффер поглядел на Романа и, улыбаясь, непонятно спросил:
   -- Ну как?
   -- Война будет, -- сказал Роман.
   -- Да, будет война, -- сказал Тоффер задумчиво. -- Будет война -- драка, свалка, костоломка... Хорошо, что ты еще мал, Роман.
   От тихого голоса Тоффера Роману стало страшно. Пугала тишина за окном. Двор черной и страшной дырой глядел в окно. Роман вздрогнул и отошел от окна.
  
   НАТ ПИНКЕРТОН В ПЕТЕРБУРГЕ
  
   С раннего утра забравшись на пустырь, ребята читали выпуски Пинкертона, по очереди передавая прочитанные соседу.
   На пустыре даже воздух, казалось, застыл неподвижно и пропитался солнечным зноем. Было тихо, только пчелы гудели на репейнике, да со двора изредка доносился нечаянный крик или стук. Но вот Женька захлопнул книжку и, перевернувшись на спину, с наслаждением потянулся.
   -- Всех арестовали, -- сказал он удовлетворенно и достал из кармана два окурка.
   -- Закуривай, ребята.
   -- Оставь на глоточек, -- сказал Степка, тоже бросая книгу. И другие, точно проснувшись, отложили книжки. Стали потрошить карманы, вынимая окурки.
   -- Чисто работает. Всех один переловил, -- рассуждал Женька.
   -- У них в Америке не забалуешь... Не то что у нас.
   -- У нас! -- фыркнул Сережка. -- Я вон в газете прочитал: троих топором зарубили, так до сих пор ищут -- изловить не могут.
   -- И не найдут, -- сказал Пеца. -- У нас сыщиков хороших нет.
   Вот Пинкертона бы к нам, тот бы разделал! -- воскликнул Женька. Он даже приподнялся и, оглядев всех, спросил: -- А что, если б взаправду бы к нам приехал Пинкертон?
   В тот момент из-за забора показалась голова Романа. Он с необычайной быстротой перевалился через ограду и, подбежав к ребятам, с трудом дыша, прохрипел:
   -- Пинкертон...
   -- Что? -- спросил Женька.
   -- Пинкертон в Петербурге, -- передохнув, выпалил Роман.
   Ребята вздрогнули. Степка поперхнулся табачным дымом и закашлялся, что-то невнятно икнул Иська, а братья Спиридоновы мешками осели на траву.
   -- Врешь! -- взвизгнул Женька.
   -- Истинный бог.
   -- Врешь! Откуда узнал?
   -- Брат сказал.
   -- Брат врет.
   -- Ну нет, он не такой, чтобы трепаться зря. Ребята замолчали, каждый по-своему обдумывая сообщение Романа.
   -- Вот здорово! -- выдавил Серега. -- Поглядеть бы на него.
   --Узнать бы, где живет? -- сказал Женька беспокойно ерзая по траве. -- Выследить бы. А? -- А как? Где его искать?
   Тогда поднялся Роман.
   -- Я знаю, -- сказал он важно. -- Я уже обдумал. Все очень просто.
   Он взял с травы один из выпусков и ткнул пальцем в портрет сыщика, нарисованный на обложке.
   -- Вырежем из выпусков по портрету и пойдем по городу завтра. Кто увидит прохожего, пусть с портретом сравнит. И следить надо, где живет. Так и найдем.

***

   На другой день началась слежка. Ловцы Пинкертона собрались на пустыре. Все были взволнованы, но больше всех волновался Роман. Он давал указания и намечал маршруты каждому.
   Роман пошел с Иськой. Их путь лежал по Садовой, по Невскому до вокзала и обратно. Иська шел по левой стороне улицы, Роман по правой.
   Первое время они двигались, не теряя из виду друг друга. Иська изредка поглядывал на карточку. Чем ближе подходили к Сенной, тем больше становилось народу. Роман забеспокоился. Следить за прохожими стало труднее. Только заметит такого бритого, полезет за карточкой, а бритый уже прошел. Роман вынул портрет и зажал его в кулаке, чтобы каждую минуту можно было взглянуть на него.
   Первого Пинкертона Роман заметил на углу. Пинкертон стоял, поставив ногу на скамеечку, а черномазый айсор яростно начищал ботинок. Роман, протолкавшись поближе, остановился, но тут кто-то наступил ему на ногу. Пока Роман оттирал ноющий палец, Пинкертон ушел. Прихрамывая, Роман тихо пошел дальше, тараща глаза на прохожих. Роман и не думал, что может быть столько бритых под Пинкертона. Они стали попадаться на каждом шагу, и почти каждый чем-то смахивал на сыщика. Один Пинкертон покупал газету, другой бежал за трамваем, третий сидел в столовой за большим зеркальным окном, весь как на ладони, и, прожевывая котлету, поглядывал на улицу пустыми и мутными глазами.
   Иську Роман уже давно потерял из виду. Пробежав Садовую, он вышел на Невский и совсем растерялся. Бритые вдруг повалили сплошной стеной.
   Были они в шляпах, в кепи, в котелках, в панамах. Они улыбались, разговаривали, кивали. Казалось, весь город наполнился Пинкертонами. Роман, перебегая с края на край панели, не успевал глядеть на портрет.
   Добежав до Екатерининского сквера, Роман устало прислонился к решетке и, вытерев с лица пот, задумался. Стало ясно, что таким путем невозможно отыскать Пинкертона. Тогда он решил выбрать из несущейся толпы наиболее похожего и следить за ним.
   Мимо Романа быстро прошел человек в сером пальто, в шляпе, бритый и с крючковатым носом. Роман вздрогнул. Прохожий был вылитый Пинкертон. Не мешкая, он двинулся за новым Пинкертоном. Чтобы не потерять его из виду, Роману пришлось бежать. Он уже обливался потом, а человек все рассекал толпу, то исчезая, то вновь появляясь.
   "Заметил, что слежу, -- подумал Роман. -- Врешь, не скроешься!"
   На Аничковом мосту Пинкертон внезапно свернул с панели и стремительно перебежал улицу.
   "Следы заметает".
   Роман кинулся за ним через дорогу, едва успев проскочить под мордой лошади. Чуть не попал под трамвай, но все же нагнал человека,когда тот, быстро свернув на Фонтанку, скрылся в общественной уборной.
   Обескураженный Роман подтянул спустившиеся штаны, вытер пот и стал ждать.
   Пинкертон вышел несколько минут спустя. Медленно прошел он по проспекту до остановки и прыгнул в трамвай.
   От жары или усталости у Романа кружилась голова. Пинкертоны мерещились всюду, они улыбались Роману и кружились хороводом вокруг него.
   Захотелось спать. Солнце уже падало с выси и, словно зацепившись, висело на сверкающей игле Адмиралтейства. Из кафе и ресторанов несся запах жареного мяса.
   Роман в раздумье остановился около витрины магазина, разглядывая манекен, стоявший в окне. Манекен был вылитый Пинкертон, и даже глаза были так же прищурены и пристально глядели из-под восковых век.
   Вечером все собрались на пустыре. Роман пришел последний. Увидев зеленые и злые лица ребят, он не решился подойти близко. Остановившись на почтительном расстоянии, спросил:
   -- Ну как?
   -- Дурак ты, -- вяло ответил Серега.
   -- Поздно пришел, -- вздохнул Степка, -- а то мы дали бы тебе банок.
   Всех постигла одна и та же участь. Каждый видел целые армии Пинкертонов. Видели Пинкертонов-городовых, холодного сапожника, даже торговец огурцами около казенки оказался Пинкертоном. А Степка сказал, что Пинкертон живет в их доме, и это не кто иной, как тетка Авдотья -- квартирная хозяйка.
   -- Нос крючком, глаза заплывши, но зоркая.

***

   Во двор привезли глину. Свалили ее около ворот в кучу. Ребята целый день лепили лошадок, кораблики, колбаски.
   Роман, сваляв большой кусок глины, принялся делать солдата. Другие ребята ломали, лепили новые штуки, опять ломали, а Роман упорно трудился над своим солдатом. И постепенно кусок глины преобразился. Теперь это был действительно солдат в шинели, с ранцем за плечами. Ребята, побросав свои работы, окружили Романа и, рассматривая солдата, переговаривались между собой.
   -- Это да-а, -- шептались ребята.
   -- Как настоящий, , сказал Чемодан. -- А коров умеешь лепить?
   -- И коров умею, -- сказал Роман.
   -- Он все может, -- вмешался Женька. -- Он и паровоз, и корабль, и...
   Вдруг ребята замолчали, только Женька тихо охнул.
   -- Гляди, -- прошептал он, толкая Романа. Роман взглянул в сторону, куда показывал Женька, и обомлел.
   К ребятам неторопливой походкой, помахивая тросточкой и хитро улыбаясь, шел великий сыщик Нат Пинкертон. Сомнений быть не могло. Бритый подбородок, чуть загнутый нос, тонкие губы и серые прищуренные глаза. Словно соскочил с обложки выпуска.
   -- Он, -- прошептал Роман.
   -- Он, -- взвизгнул Женька и, не выдержав, бросился бежать, а за ним и вся компания. На месте остался один Роман.
   -- Прекрасно, -- сказал Пинкертон, останавливаясь около Романа и разглядывая солдата. -- Очень недурно. Твоя работа?
   Роман стоял истуканом и молчал.
   -- Захлопни рот, -- посоветовал Пинкертон, -- и отвечай, если тебя спрашивают.
   Роман с треском сомкнул челюсти, потом буркнул:
   -- Моя.
   -- Молодец! Прямо молодец, -- улыбнулся Пинкертон. -- А скажи-ка, молодец, где тут у вас квартира девяносто два?
   -- На заднем дворе, -- сказал Роман, удивленный, что Пинкертон назвал их квартиру. -- А тебе кого?.. Я оттуда...
   -- Сам оттуда? -- обрадовался Пинкертон. -- Это еще лучше. Пойдем-ка со мной погуляем да побеседуем. Парень ты, я вижу, понятливый. Будешь толково отвечать, двугривенный дам.
   И он показал белую монетку.
   Роман посмотрел на двугривенный, подумал и двинулся за Пинкертоном. Вышли на улицу.
   -- Квартира у вас большая? -- спрашивал Пинкертон.
   -- Большая.
   -- А жильцов много?
   -- Нет... родные все. Один только и есть... фотограф со скрипкой...
   -- Ишь ты! -- усмехнулся Пинкертон. -- Фотограф. А какой он из себя?
   -- Обыкновенный, с усами, -- сказал Роман. -- Иван Иваныч.
   -- Так, так... А дома он часто бывает?
   -- Всегда.
   -- А что делает?
   -- Не знаю.
   -- А на скрипке играет?
   -- Хорошо играет.
   Пинкертон засмеялся и даже языком прищелкнул, потом, глядя в глаза Роману, спросил:
   -- А скажи-ка, много снимает ваш Иван Иваныч?
   -- Как снимает?
   -- Ну, вот фотографии снимает. Ведь он фотограф.
   Роман запнулся. С удивлением вспомнил, что ни разу не видел у Ивана Иваныча фотографического аппарата.
   -- Нет, немного, -- сказал он неуверенно.
   Пинкертон весело засмеялся.
   -- Двугривенный почти заработал, -- сказал он. -- Теперь скажи, ходит кто-нибудь к вашему Иван Иванычу? Ну, знакомые или барышни?
   -- Ходят.
   -- А что они делают?
   -- Разговаривают.
   -- О чем?
   Роман вдруг прикусил язык.
   Недавно Иван Иванович говорил ему:
   "Если кто-нибудь будет расспрашивать, о чем беседуют мои гости, не говори ничего".
   -- О чем же? -- торопил Пинкертон, но Роман уже нашелся.
   -- Не знаю, -- сказал он, опуская глаза под пристальным взглядом. -- Я не слышал.
   Долго еще расспрашивал Пинкертон, изредка записывая что-то в маленькую книжечку. Роман встревожился за Тоффера.
   "Если Пинкертон ищет преступника, то, без сомнения, напал на ложный след", -- подумал он.
   Наконец Пинкертон спрятал книжечку и вынул двугривенный.
   -- Держи. Теперь беги, да молчи, что со мной разговаривал, -- сказал он, собираясь уходить, но Роман вдруг тронул его за руку.
   Пинкертон остановился, недоумевая.
   -- Он не американец, -- сказал Роман.
   --Кто?
   -- Да жилец наш, он из Риги. -- Это неважно.
   -- Неважно? -- Роман был разочарован. -- А я думал, ты американца ищешь.
   -- Я никого не ищу, -- улыбнулся Пинкертон. Роман недоверчиво покосился на него и засмеялся.
   -- А зачем же из Америки приехал? Зря сыщики не ездят, -- сказал он и испугался.
   Лицо Пинкертона вдруг посерело и вытянулось. Он быстро схватил руку Романа.
   -- Кто тебе сказал, паршивец? -- прошептал он, кривя губы. -- Говори сейчас же. Кто?
   Роман струсил.
   -- Я сам догадался. Ей-богу, сам, -- дрожа и запинаясь, пробормотал он и, путаясь, торопливо стал рассказывать. Лицо Пинкертона светлело, складки исчезли, а когда Роман кончил, он долго хохотал.
   -- Молодец! Молодец! -- говорил он сквозь смех. -- Это я и есть. Узнал-таки!
   -- Ну еще бы! -- хвастливо сказал Роман, видя, что Пинкертон не сердится. -- Я, брат, сразу заметил. Я не как другие ребята.
   -- Верно, -- смеялся Пинкертон. -- Ты парень не дурак. У меня вот товарищи есть.
   -- Боб Руланд и Моррисон? -- спросил Роман.
   Пинкертон даже побагровел от душившего его смеха.
   -- Во, во, Боб и Моррисон, -- пробормотал он. -- А они здесь?
   -- Нет. Я, их не взял из Америки. Дрянные они.
   -- Ну?
   -- Дрянные. Шваль, а не ребята.
   -- А как же в Индии -- они спасли же тебя? -- продолжал допытываться Роман.
   Пинкертон сморщился и махнул рукой.
   -- Ну только что в Индии, а так все больше я их спасаю.
   -- А ты бы других помощников взял?
   -- Я и то подумываю, -- сказал Пинкертон. -- Вот, может, тебя возьму.
   -- Меня? -- Роман не верил ушам. -- Неужели возьмешь?
   -- Возьму, -- сказал усмехаясь Пинкертон. -- Только ты за жильцом посматривай, будешь мне сообщать.
   И, повернувшись, великий сыщик зашагал по улице, насвистывая "Пупсика"
  
   ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ ИЮЛЯ
  
   С заходом солнца дом затих. Раскрылись окна. На дворе остро запахло жареным луком, колбасой, горохом. В доме ужинали и отдыхали.
   Повеяло ночной прохладой. Из "Смурыгина дворца", почесываясь, один за другим выползали мостовщики подышать воздухом перед сном. Расселись на скамье, как воробьи на заборе. Желтый язычок спички вырисовывал в темноте бронзовые скулы и тусклые, бесцветные от пыли глаза. Вспыхивали огоньки папирос.
   -- Погода-то! Благодать какая!
   -- В деревню бы теперь, в самый раз к сенокосу. Ишь как парит!
   -- Пожалуй, как бы другой сенокос не начался... Будто немец воевать с нами хочет.
   Сразу все замолкли, насторожившись. Потом кто-то сурово обрезал:
   -- Будет молоть! Дурак!
   -- Не должно быть войны. Нечего нам с немцами делить.
   -- А говорят же люди.
   -- Мало ли что говорят! Вроде тебя брехуны.
   -- Сейчас, ежели запас тронуть, все работники под ружье пойдут. Это хоть наш брат, хоть немец понимают.
   Долго сердито говорили, потом успокоились. Кто-то мечтательно и тихо замурлыкал:
  
   Ревела буря, дождь шумел,
   Во мраке молнии сверкали...
  
   А дальше густо, как клубы махорочного дыма, громыхнуло и понеслось по двору подхваченное артелью:
  
   И беспрерывно гром гремел,
   И ветры в дебрях бушевали.
  
   Хорошо пели мостовщики. Согласно, стройно, с чувством, вкладывая в мотив знакомую каждому тоску по родным местам.
   Песня всколыхнула и пробудила от дремы двор. В первом дворе скрипнула створка окна. Высунулась кудлатая голова портного. Он развалился на подоконнике, шумно зевнул.
   -- Запели. Соловьи курские! -- Потом повернулся в комнату, громко сказав: -- Тащи самовар, старуха. Будем чаевничать.
   У забора на траве расположились мастеровые из кузницы. Выпивали. Кто-то, захмелев, затянул частушку.
   Где-то ругались. Доносились обрывки фраз, смех. Тонкий детский голос лениво тянул:
   -- Мамка, кинь ситнава! Кинь ситнава!
   Роман сидел около мастеровых. Слушал сказки. Кувалда-молотобоец -- мастер сказки рассказывать, и всегда у него неисчерпаемый запас их. Только Роману не нравятся его сказки. Непонятные они и однообразные. Все про попадью да про генеральских дочек, с ругательствами.
   Роман слушал, слушал, потом надоело. Поднялся и пошел прочь. Только к каретным сараям отошел, кто-то за рукав дернул. Обернулся, а сзади Ленка дворникова стоит.
   -- Романка! Я ищу тебя.
   -- Тебе что?
   -- Что я знаю-то! -- сказала Ленка, тараща таинственно глаза.
   -- Ну говори!
   -- Подозрительный тип у вас живет, вот что.
   -- Врешь ты?
   -- Нет, не вру. Подозрительный тип, как папа сказал.
   -- Да у нас нет никого.
   -- А жилец ваш?
   -- Иван Иванович? -- с удивлением спросил Роман. -- Это про него папка твой сказал? Ну, так дурак он. -- Роман рассердился. -- Дурак и есть. Я Ивана Иваныча знаю, он хороший.
   -- Да я ничего, -- оправдывалась Ленка -- Это папа. Как он сказал, я сама испугалась.
   Ленка озабоченно вздохнула и, подергав косичку, ушла. А Роман снова начал бродить по двору. Около сеновала нашел Иську, Женьку и Пецу. Они тихо разговаривали, Роман сел рядом. Но разговор не клеился. Ребята, скучая, прислушивались к полузвукам, доносившимся со двора.
   "Скорее бы война", -- подумал Роман. И вдруг в шум двора вмешалось новое. Протяжный, едва улавливаемый звук, как игла, вонзился в шум двора, вмешался в пение граммофонов. Сначала он был слабый, непонятный, потом окреп, стал слышнее и вырос в тягучий, как сирена, звук. Звук рос и креп, напирая на двор, разъедая душную мглу и заглушая разговор.
   Во дворе внезапно все стихло. Замерли голоса, оборвалось хрипение граммофонов, в тишине пиликнула гармоника и поперхнулась на высокой ноте. Грозно растущий гул захлестнул двор.
   С задворков, как вспугнутая стая воробьев, промчалась ватага мальчишек.
   -- Солдаты идут! -- закричал звонкий детский голос. -- Музыка!
   -- Война! -- прозвучало как вздох в разных концах двора, и все устремились на улицу.
   Бежали мастеровые, торопливо шли почтальоны, спешили портные, на ходу накидывая на плечи пиджаки.
   Все бежали к воротам.
   Но раньше всех были там ребята. Пробраться на улицу оказалось нелегко. Мимо ворот, сметая все на пути, двигалась громадная толпа, которая что-то кричала, что-то пела, свистела.
   Сначала ребята растерялись. Потом протиснулись за ворота. И сразу их сдавило в толпе и потащило вперед.
   Роман задыхался. Оглядываясь кругом, искал товарищей. На секунду чей-то локоть придавил ему голову к большому и мягкому, как подушка, животу, и Роман услышал, как живот густым басом урчал: "Боже, царя храни".
   Роман вырвался из-под локтя. Увидел Степку. Пробился к нему, наступая на ноги идущим и получая пинки. Потом вместе отыскали Иську с Женькой. Ваську нашли на заборе.
   -- Лезьте сюда! Оратора слушать! -- крикнул Васька.
   У подножия памятника худенький человек, размахивая руками, кричал в толпу. До ребят доносились только отрывки его речи:
   -- Не сложим оружия!.. Победим!.. С нами бог!..
   А солдаты все шли, и казалось -- конца не будет людскому потоку. С оглушающим грохотом проезжали вереницы орудий. Двигалась кавалерия. Копыта лошадей с сухим треском скоблили мостовую. Там, где обрывались ряды солдат, чернели еще более густые толпы горожан. Над ними развевались полотнища трехцветных флагов. Не переставая, гремели оркестры.
   Воздух дрожал от непрерывного многоголосого рева толпы. Улицы оглушительно стонали, гудела мостовая, в окнах жалко звякали стекла.
   Тускло поблескивали хоругви и ризы священников. Мужчины с окаменевшими в экстазе лицами, спотыкаясь, несли тяжелые иконы и, задыхаясь, пели молитвы.
   На углах, забравшись на тумбы, кричали добровольные ораторы. Толпа, не слушая, ревела "ура", стаскивала ораторов, качала их и неслась дальше.
   Войска шли всю ночь. Шли в одном направлении -- к вокзалу. Широкие, плотные колонны серых шинелей перекатывались как волны.
   Наступило утро. Прошли последние части пехотинцев, а за ними потянулся длинный обоз и долго наполнял грохотом улицы.
   Наконец проехала запоздавшая двуколка.
   Улицы опустели, и сразу стало тихо и скучно. Тут только спохватившись, ребята побежали домой. Роман поднялся по лестнице и тихонько стукнул в дверь.
   -- Кто там? -- спросил голос через некоторое время.
   Роман обрадовался, узнав голос Тоффера.
   -- Это я, Иван Иваныч, откройте.
   -- Поздно, -- сказал Тоффер, впуская его. -- Где ты был?
   -- На улице. Солдат глядел. Много как, так и идут все время, и сейчас идут, -- соврал Роман, проходя к Тофферу в комнату. -- Германцам попадет.
   Он посмотрел на Тоффера и увидел, что тот даже не слушал. Иван Иванович стоял, прислонившись к раме, и глядел в окно. Лицо его было задумчиво.
   -- Иван Иваныч .
   Тоффер вздрогнул . Отвел глаза, посмотрел на Романа.
   -- Что с вами? -- спросил Роман.
   Тоффер долго медлил ответом, потом, повернувшись, со вздохом сказал:
   -- Подумай, Роман, сколько людей погибнет в этой войне.
   -- А германцы? Им тоже попадет, --сказал Роман, пытаясь ободрить Тоффера.
   -- А германцы разве не такие же люди?
   -- Такие же люди. А раз нападают?
   Было видно, когда Тоффер, улыбнувшись, сказал:
   -- Глуп ты еще, а то бы я объяснил тебе. Совсем войны не надо.
   Иван Иваныч говорил тихо, не обращая внимания на Романа. Роман молчал и вертел в руках выпуск Пинкертона, который с вечера таскал в кармане.
   Вдруг Тоффер перестал говорить и подошел к Роману. Взял из рук книжку, прочел название.
   -- Нат Пинкертон. Зачем ты читаешь эту дрянь?
   -- И вовсе не дрянь. Интересно.
   -- Выдумки все это. Нет таких сыщиков.
   -- Ну да, нет! Скажете тоже!
   -- Конечно, нет.
   Роману стало смешно. Иван Иваныч большой, а о Пинкертоне ничего не знает.
   -- Есть, -- сказал он. -- Посмотрим, что есть...
   -- А докажешь? -- усмехнулся хитро Иван Иваныч.
   Роман фыркнул:
   -- Еще бы не доказать. И докажу.
   -- Как же это? В Америку поедем?
   -- Не надо и Америки. Я здесь видел Пинкертона.
   Иван Иваныч изумленно вытаращил глаза и громко расхохотался.
   -- Нечего смеяться, -- буркнул ,Роман. -- Сам видел. Врать не стану. Пинкертон, настоящий сыщик. И конфетами меня угощал.
   -- Верно?
   -- А то, думаете, вру?
   Но Тоффер все еще смеялся.
   -- О чем же вы с ним говорили? -- спросил он. -- О кинематографе?
   -- Фига, -- разозлился Роман. -- Он преступников ловит. Он и о вас спрашивал.
   Тоффера словно подбросило -- и смеяться перестал.
   -- Как ты сказал? -- нахмурившись, спросил он.
   А Роман нарочно не торопился отвечать. Тогда Иван Иваныч взял стул и сел рядом с Романом.
   -- Ну-ка, выкладывай, -- деловито сказал он. -- Рассказывай все подробно. Что он спрашивал обо мне?
   -- А все. Как живете, что делаете, кто к вам ходит, о чем разговариваете.
   -- А ты?
   -- Ну, я не дурак -- сказал Роман. -- Насчет разговоров ничего не сказал.
   Сообщение взволновало Тоффера. Он долго расспрашивал о Пинкертоне. Интересовался даже, как тот был одет и какая на нем шляпа. Потом он долго ходил по комнате и что-то бормотал под нос.
   Роман вспомнил про Ленку и кстати рассказал о дворнике. Тоффер внимательно слушал. Потом зевнул, сказал:
   -- Чепуха все. Иди спать и не рассказывай никому о Пинкертоне. А эти книжки брось все-таки читать.
   Иван Иваныч подошел к этажерке, порылся в стопке толстых томов и достал книгу. Потом что-то написал на обложке и протянул книгу Роману,
   -- Вот возьми.
   -- Про сыщиков?
   -- Нет. Про одного мальчика, но очень интересная, только попробуй, начни...
   Роман оглядел книгу. На обложке большим красными буквами стояло одно слово:

РЫЖИК

   Название было непонятное и неинтересное.
  
   ИМЕНИНЫ
  
   На Троицком проспекте, раньше тихом и пустынном, теперь каждый день учили солдат. С раннего утра разбитые повзводно новобранцы проделывали военные упражнения, а бравые унтеры, важные, как петухи, грозно командовали:
   -- Взвод!.. Отставить!..
   Целыми днями марширующие новобранцы ревели с присвистом песню:
   Пишет, пишет царь германский,
   Пишет русскому царю:
   "Я Россию завоюю,
   Сам в Россию жить пойду".
   На задворках, в пустовавшем двухэтажном флигеле, открылась фабрика военного обмундирования. Загудели швейные машины. Двор огласился песнями работниц-швеек. Ежедневно к фабрике подъезжали возы. Привозили полотно, вату, большие пачки катушек с нитками, увозили зеленые тюки гимнастерок и большие кипы белья.
   Роман целые дни проводил с ребятами во дворе. Домашние дела его не интересовали, да и что особенного могло произойти дома?
   Но однажды, придя домой, застал мать в слезах. Колька потихоньку сказал:
   -- Александра мобилизовали. Завтра на фронт.
   На другой день встали все не по обычному рано. Разбудили и Романа. Вместе пили чай. Даже дед не пошел на работу. Старший брат был в новеньком обмундировании. Сидел за столом важно, как именинник, с вытянувшимся лицом и даже не шутил. В глазах его Роман подметил что-то похожее на испуг.
   После чая брат позвал Романа и, вытащив из сундука новенькую хрестоматию, подал ему.
   -- Это тебе подарок, -- сказал он. -- Осенью учиться пойдешь, на память.
   -- Спасибо скажи, -- бормотала мать, вытирая слезы.
   Александр начал одеваться. Бабушка кинулась к нему помогать напяливать шинель. Дед сидел в стороне на табуретке и, поглаживая бороду, изредка крякал. Колька стоял у окна.
   Все сели. Бабушка, часто крестясь, бормотала молитвы. Мать торопливо развязала узелок платка, доставая деньги. Минуту сидела молча, опустив глаза, не двигаясь. Наконец Александр встал.
   -- Благословит тебя господь, -- сказала мать дрогнувшим голосом. Она подошла к Александру и стала часто-часто крестить его.
   -- Шуратка, миленок, внученька-а! -- запричитала бабушка, бросаясь к Александру.
   Все сгрудились вокруг него. Дед крепко обнялся с внуком и отошел в сторону. Потом все по очереди подходили прощаться. Целовали, говорили что-то бессвязное, но нужное:
   -- Пиши почаще... Что надо, сообщи.... Наконец Александр вырвался из круга, вскинул на плечи мешок.
   Мать все еще суетилась. Бегала, хватала что-то, совала деньги. Вошел Тоффер.
   -- Прощайте, Иван Иваныч, -- сказал Александр, обращаясь к Тофферу. -- Я увезу свой корнет, так вы их скрипкой почаще веселите.
   -- Ладно, -- сказал Тоффер, пожимая руку Александра. -- А вам желаю поскорее вернуться. Добрый путь!
   В этот день в квартире Рожновых было особенно тоскливо. Говорили мало. Колька рисовал немцев из "Огонька", сестра вышивала, мать читала Евангелие, а бабушка чинила белье. Только дед, тяжко вздыхая, разговаривал сам с собой.
   День прошел. Потом другой, третий, неделя. В квартире прочно засела тоска.
   По вечерам, если у Ивана Ивановича не было гостей, он часто снимал с гвоздя скрипку и наигрывал разные польки.
   Мать привыкла к нему, да и все домашние полюбили тихого жильца. И столовался Иван Иванович вместе с Рожновыми.
   А лето считало последние дни.
   Наступил день именин Романа. Утром мать водила именинника в церковь причащаться. Дома его ждал большой арбуз. Пили кофе. Бабушка угощала пирогом.
   После чая, забрав с собой Иську и Женьку, Роман гулял, покупал мороженое и угощал товарищей. Потом купил себе книжку "Взятие Плевны", на обложке которой солдат в серой кепи и с багровым лицом бежал на турок.
   Вечером собрались гости. Пришла Настасья Яковлевна, знакомые матери и бабушки. Васса Алексеевна подарила Роману сапоги, а Настасья Яковлевна сунула ему в кулак полтинник и балалайку.
   Сестра подарила книгу стихотворений Лермонтова. Роман знал, что сестра дорожила этой книгой, поэтому отнесся к подарку с уважением.
   Лучше всех оказался запоздалый подарок Кольки. Он пришел с работы поздно.
   -- Поздравляю, -- сказал он и, подмигнув Роману, вышел на кухню. Роман последовал за ним. Тут брат вытащил замечательный стозарядный пистолет.
   Давно Роману не было так весело, как в этот вечер. Гости сидели за столом, прикладывались к рюмкам, разговаривали. Именинник бегал вокруг стола и выбирал самое вкусное. Ему даже дали выпить рюмку сладкого вина.
   Роману очень хотелось, чтобы здесь присутствовал Иван Иваныч, но у него опять сидели товарищи. Они чуть не с утра забрались к нему в комнату и все говорили. Роман часто поглядывал в замочную скважину, но войти не решался.
   А гости, захмелев, стали петь песни. Колька принес гитару, заиграл плясовую. На середину комнаты выскочила Васса Алексеевна и поплыла по кругу. Потом все плясали, и Роман плясал и пел:
   Вышла баба на торги,
   Предлагает пироги.
   Пирога! Пирога!
   Кому надо пирога!..
   Воздух от папиросного дыма стал серым. В комнате было жарко. Заслезились от пота стекла окон. Комната дрожала от громкого смеха и выкриков.
   В этот момент с улицы тихонько постучали в двери.
   -- Заходи, мил человек, -- сказала Настасья Яковлевна. Но никто не вошел. Дверь только чуть приоткрылась, и тонкий голос крикнул:
   -- Романка! выйди-ка на лестницу.
   Роман узнал тонкий голосок. Выскочил во двор. Там его ждала Ленка. Она была чем-то напугана и дрожала, поминутно оглядываясь.
   -- Что тебе? -- спросил Роман, замирая. Ленка захныкала.
   -- Только никому ни словечка, а то батька убьет меня.
   -- Говори! -- крикнул Роман. -- Никому не скажу.
   Наконец Ленка залпом выпалила:
   -- Батька сказал, чтоб дворники сегодня спать не ложились. К вам полиция с обыском придет.
   -- Врешь? -- сказал Роман, вздрогнув. -- Ведь врешь же? -- переспросил он, надеясь, что Ленка сейчас засмеется и скажет, что пошутила.
   Но Ленка отчаянно замотала головой.
   -- Не вру, Романка. Ей-богу. Батька сказал, что жилец ваш -- шпион германский.
   Роману стало так тяжело, словно большой камень придавил его.
   Что же делать?
   Ленка хотела еще что-то сказать, но Роман уже не слушал. Повернувшись, он побежал по лестнице.
   В квартире пели, плясали, и никто не обратил внимания на Романа.
   Прошмыгнув в кухню, Роман постучал к Тофферу. В комнате зашуршали бумагой, потом послышался голос Тоффера:
   -- Войдите.
   Роман вбежал, захлопнул за собой дверь и остановился.
   -- А, именинник, -- улыбнулся Тоффер. -- Ну, что скажешь?
   -- Удирайте! -- крикнул Роман.
   Тоффер резко поднялся. Вскочили и остальные.
   -- Что ты мелешь? -- строго спросил Тоффер.
   -- Не мелю! -- крикнул Роман. -- Ленка сказала. Ночью полиция с дворником придет обыск делать. Дворник сказал, что вы шпион.
   Лицо Тоффера почернело, на лбу надулись складки. Товарищи молча переглянулись.
   -- А похоже на правду, -- сказал один. -- У них сейчас любимый прием: назовут шпионом -- и каюк.
   -- Спасибо, Роман, -- сказал Тоффер, гладя его по голове. -- Теперь иди, веселись.
   Пирушка уже не занимала Романа. Он сидел, тревожно поглядывая на дверь и прислушиваясь к малейшему шороху.
   А гости все веселились. Изредка прикладывались к рюмкам. Но вот на кухне что-то грохнуло. Мать раскрыла дверь. Там стояли Тоффер с чемоданом в руке и его товарищи.
   -- Простите, -- улыбнулся он, -- зацепился за что-то.
   -- А вы куда?
   -- Товарищей приезжих надо пристроить. Но вы не беспокойтесь, -- может быть, я сегодня и ночевать не буду дома.
   -- Как вам удобнее, -- сказала мать.
   Тоффер быстро оглядел комнату, отыскал глазами Романа, забившегося в угол, и кивнул ему. Роман ответил прощальным кивком. Один только он и знал, что Иван Иваныч, может быть, навсегда прощается с квартирой.
   Поздно разошлись гости.
   Роман лег, но уснуть не мог.
   На него напал страх. Вдруг Ленка перепутала что-нибудь, и он обманул Тоффера.
   За окном шумел дождь. А Роман все не спал, лежал и прислушивался к шорохам. От напряжения даже в висках стучало.
   Но вот послышался звук голосов. По двору шли люди. Уже отчетливо было слышно, как много ног ступает по ступенькам лестницы.
   Роман лежал не дыша.
   В дверь застучали. Стучали громко, но никто не проснулся. Стук повторился. Кто-то за дверью выругался.
   -- Кого еще несет, чума их возьми, -- заворчал, просыпаясь, дед.
   Приподнялась бабушка. Вскочила мать. Зажгла свечку и, накинув юбку, подошла к дверям.
   -- Кто там?
   -- Откройте, Любовь Никифоровна, -- раздался голос старшего дворника. -- Полиция здесь.
   -- С нами крестная сила! -- забормотала бабушка, побелев и часто крестясь.
   Дед кряхтел и, сидя на кровати, равнодушно чесал спину. Мать, волнуясь, отдернула задвижку. Тотчас же вошли два городовых, пристав и дворник.
   -- У вас проживает Иоганн Ян Тоффер? -- спросил пристав.
   -- Проживает, -- сказала мать.
   -- Покажите комнату.
   Мать, перепуганная, молча провела людей через кухню. Роман, замирая от возбуждения, приложил ухо к стене.
   Вот все остановились перед дверью. Сильный рывок потряс стены квартиры. Это открыли дверь. Минуту стояла тишина, потом послышалась ругань пристава.
   -- Да его нет... Где он?
   -- Не знаю, господин пристав, -- бормотала перепуганная мать. -- Вечером ушел и не приходил.
   Пристав долго ругался. Успокоившись, велел всем ложиться и гасить свет, а сам, оставив в засаде городовых, ушел. Городовые долго ворочались в темной комнате, после затихли.
   Утром в квартире все было спокойно.
   На дверях комнаты Тоффера висела большая красная печать. Роман долго в щелку рассматривал комнату Тоффера. Все было на месте, и даже скрипка, как всегда, висела на стене, завернутая в коричневую тряпку. Только хозяина не было.
   Вдруг Роман что-то вспомнил и кинулся к своему ящику. Минуту торопливо рылся и извлек со дна книжку.
   -- Книгу забыл отдать Ивану Ивановичу. Стало стыдно. Как будто украл.
   С того дня, как Тоффер дал книгу, она лежала на дне ящика даже не разрезанная. С книгой Роман сел к окну, твердо решив прочесть ее. Открыл первую страницу. В углу заметил надпись чернилами и радостно рассмеялся.
   На обложке крупными, аккуратно выведенными буквами стояло:
   Маленькому Роману
   на память
   от его усатого друга
   Ивана Ивановича.
  
   ГОРОДСКОЕ ТРЕХКЛАССНОЕ
  
   В ПЕРВОМ КЛАССЕ
  
   Рамы наглухо закрыты. Начисто вымыты стекла, и от этого особенно ярко блестят стекающие по ним дождевые капли. Они ползут сперва медленно, делая неожиданные зигзаги, потом, сорвавшись, стремительно сбегают вниз, оставляя на стекле серебристую рваную цепочку мелких водяных крупинок.
   От дождя неясный, ровный шум. Дождь звенит по стеклам, шелестит по наружной стене. Дрожь пробирает при одной мысли, что теплая стена комнаты с выцветшими ласковыми обоями с другой стороны сейчас холодна и набухает холодным дождем. На столе коптит пузатая керосиновая лампа. Аська сидит у стола, что-то вышивает. Поблескивает на пальце медный наперсток. Аська теперь совсем заважничала. Весной она кончила школу и уже второй месяц работает в типографии ученицей-приемщицей.
   В углу сидит Колька в зеленом служебном кителе с блестящими пуговицами. Колька рисует.
   Роман не видит рисунка, но знает, что это немцы -- в касках, со штыками.
   Последнее время с Колькой опять что-то случилось. Он подолгу молча сидит, уставившись в одну точку. Иногда встряхнется, вздохнет и опять задумается.
   Роман уверен, что Колька опять что-нибудь затевает. Но что?
   Посреди комнаты мать раскладывает грязное белье. В ночь стирать будет.
   На сундуке сидят Настасья Яковлевна и бабушка. Настасья Яковлена поминутно прикладывается к табакерке и звонко чихает, вспугивая тишину. Она еще больше потолстела, обрюзгла.
   За стеной новый жилец -- маклак с рынка -- дребезжит тихонько на балалайке и пьяным голосом гнусит:
   Маруся, ты Маруся,
   Тебе семнадцать лет.
   Чего же ты скрываешь
   Таинственный секрет!
   -- Да-а, дела, -- вздыхает дед.
   Колька перестает рисовать, поднимает голову и долго глядит в потолок. О чем он думает?
   -- Ну, а Александр-то пишет? -- спрашивает Настасья Яковлевна, поправляя свой кроваво-красный повойник.
   -- Пишет, -- говорит мать. -- На прошлой неделе письмо прислал. В Галиции стоят, местечко какое -- забыла. Пишет, что ничего, да уж какое там...
   -- Чтоб не волновалась, -- говорит бабушка. -- А где же там ничего, господи! Небось жмется в шинелишке...
   -- Ну, даст бог, вернется, -- говорит Настасья Яковлевна.
   Дождь шелестит за окном. Ползут без конца капли. Роман от скуки следит за ними и думает о ребятах. С наступлением осени развалилась дружная компания. Спиридоновы готовились в школу и по целым дням зубрили таблицу умножения. Женька тоже готовился в школу. Ему купили ранец, и он уже успел похвастаться. И Степка будет учиться.
   Один Васька слонялся по двору, ничего не делая, да Роман все ожидал, когда мать выберет свободный день и отведет его в школу. Но матери все некогда.
   Вот и сейчас она идет в прачечную на всю ночь.
   Собрав белье, она связывает его в узел, потом, накинув платок, оглядывает комнату: не забыла ли чего.
   Настасья Яковлевна вдруг тоже начинает суетиться.
   -- Ах ты, как засиделась! Пойдем, что ли? Дотащу узел-то до прачечной.
   Мать берет корзину с дровами, Настасья Яковлевна -- узел с бельем и лампу. Роман закрывает за ними дверь на задвижку. В квартире становится еще тише. Бабушка молится богу.
   Сестра за занавеской спать укладывается. Один Колька сидит за столом. -- Да-а, дела, -- кряхтит дед.
   Он, уже раздетый, сидит в нижнем белье на кровати, свесив ноги. Почесываясь, лениво разговаривает сам с собой:
   -- И что, в самом деле, сцепились? Хлеба, что ли, мало? Или земли не хватает? Эх, кабы мне волю, взял бы я этого Вильгельма, чума его возьми...
   Бабушка, кончив шептать молитвы, раздевается, расчесывает жидкие волосы и, кряхтя, лезет под одеяло.
   -- Ложись ты, долбыня! -- прикрикивает она на деда. -- Долбит, долбит, из пустого в порожнее переливает... И ты бы ложился, -- обращается она к Кольке. -- Нечего зря керосин-то палить...
   За стеной шуршит неугомонный дождь, шипит и потрескивает фитиль в лампе.

***

   Наконец мать взялась за Романа. Отложив все дела, она два дня бегала по школам. Прием уже везде был окончен, но ей удалось пристроить Романа.
   На третий день она пошла с ним в Александровский рынок покупать сапоги. Юркие торговцы, беспрерывно щебеча, тормошили Романа, напяливали ему на ноги разные ботинки и уговаривали мать:
   -- Мадам, берите эти... Нигде не найдете лучше.
   Сапоги наконец купили. Но на обратном пути мать вдруг вспомнила: -- а ранец еще надо...
   -- Надо... -- сказал Роман.
   -- Ты иди домой, -- сказала мать. -- А я забегу к Вассе Алексеевне. Что-то она мне говорила о ранце.
   Через час мать пришла и принесла огромный кожаный ранец...
   -- Вот-то счастье... -- рассказывала она. -- Старший-то барчук гувалевский гимназию кончил. Васса Алексеевна для меня расстаралась, выпросила у господ ранец.
   Ранец был шикарный -- с отделениями для книг, для тетрадей и для пенала.
   Целый вечер, как солдат перед боем, чистил Роман ранец, стирал резинкой чернильные пятна, буквы, рожицы, нарисованные на крышке. Потом долго укладывал две тетрадки и книгу.
   И вот он в школе. Шагает с матерью по чистому, светлому коридору. Скрипят новые сапоги, режет плечи ремень от ранца.
   Начальница принимает их в столовой. Она пьет кофе с сухариками.
   -- Пойди-ка поближе, -- говорит она Роману.
   Роман делает два шага вперед и останавливается. Как бы не поскользнуться в новых сапогах на скользком паркете!
   -- Сколько лет? -- спрашивает начальница и, прищурившись, разглядывает его.
   -- Девять, -- говорит Роман. -- А ты хочешь учиться?
   -- Хочу.
   Начальница -- седенькая старушка. У нее дряблое розовое личико, маленькие пухлые ручки. Одета она в простое серое платье.
   -- Ну, посмотрим, посмотрим, -- говорит она и поднимается. -- Иди за мной.
   Мать быстро крестит Романа и уходит, а Роман идет за старушкой по коридору.
   Дверь в класс отворяется. При входе старушки шум и крики мгновенно смолкают.
   -- Здраст... Гликерия Петровна! -- кричат хором ученики. А Роману слышится: "Лукерья".
   Класс большой и светлый. У стены две доски. На одной стене висят портреты царей, на другой -- портреты писателей: Пушкина, Гоголя, Лермонтова.
   Гликерия Петровна по очереди начинает вызывать ребят. Роман оглядывает всех учеников. Один ему особенно нравится -- черноглазый курчавый мальчишка в черной курточке.
   -- Рожнов! -- выкликает Гликерия Петровна.
   Роман встает. На него с любопытством смотрит весь класс.
   -- Ты учился раньше?
   --Да, Лукерья Петровна, -- говорит Роман.
   Все хохочут, а больше всех черноглазый, который понравился.
   -- Дурак! -- визжит он. -- Глухарь!
   -- Меня зовут Гликерией Петровной, -- говорит, покраснев, учительница. -- Садись.
   Роман садится и видит перед носом на парте бумажку с корявыми буквами:
   Глухарь Вислоухий
   Роман оглядывается. Все сидят как ни в чем не бывало. Учительница говорит что-то вроде речи. Роман внимательно слушает. Вдруг у него начинает чесаться шея. Он трет ее рукой и достает свернутую бумажку, засунутую за воротник.
   Черноглазый мальчишка давится от смеха. Роману обидно. Почему именно этот смеется? Он показывает мальчишке кулак.
   -- Скажу, -- громко говорит черноглазый, и Роман, вздрогнув, прячет руку.
   Пришел священник. Отслужил молебен, и ребят распустили по домам.
   -- А ты что знаешь? -- спрашивает Романа во дворе черноглазый мальчишка.
   -- Закон божий... Арихметику...
   -- Дурак! -- завизжал черноглазый. -- Арихме-тика!.. Ребята, он говорит: арихметика...
   Вдруг, сделав испуганное лицо, черноглазый попятился от Романа.
   -- Что у тебя на груди? -- крикнул он. Роман, ничего не подозревая, нагнул голову,
   чтобы посмотреть. Черноглазый дернул его за нос.
   -- Расти большой! -- крикнул он.
   Ребята захохотали. Роман, недоумевая, оглядел ребят и, поняв, что над ним смеются, треснул черноглазого прямо по носу. Потасовка продолжалась недолго, и Роман вышел из нее победителем, хотя и с синяком.
   Домой возвращался гордый и чувствовал себя заправским бывалым школяром, а школа была теперь как родной дом.
  
   ИЛЮШКИН ДВУГРИВЕННЫЙ
  
   В классе царил полумрак. Только над немногими партами горели спущенные на блоках лампочки, и несколько человек, тихо переговариваясь, проверяли задачи.
   После первого столкновения во дворе Зелинский -- так звали курчавого -- не трогал Романа, но относился к нему враждебно. У него была большая партия приверженцев. Оценив это, Роман тоже не задевал его и только изредка огрызался, когда Зелинский вслух отпускал какую-нибудь штуку по его адресу. Роман еще ни с кем не дружил, и даже со своим соседом по парте Илюшкой Крякиным, большим, толстым мальчишкой с одутловатым лицом и пухлыми, всегда мокрыми губами, он еще ни разу не разговаривал.
   Над Крякиным тихонько посмеивались, но он не то что не обижался, а просто не обращал на это внимания, хотя мог заставить всех замолчать, так как был самый сильный в классе.
   Крякин словно не замечал Романа. Всегда он о чем-то думал, уставившись в одну точку сощуренными близорукими глазами и шевеля губами. Если же Крякин не думал, то обязательно читал. Читал он много и всегда приносил с собой толстые книги.
   Вторую неделю продолжалось их молчаливое соседство. Роман не хотел первый заговаривать с ним, не начинал и Крякин.
   Однажды Роман пришел в школу раньше обычного. В классе было пустовато. Только Зелинский с двумя друзьями шушукался в углу да Крякин уже сидел за партой и, читая, жевал булку. При входе Романа компания Зелинского притихла, кто-то хихикнул: "Арихметика идет..."
   Роман ничего не ответил. Сев за парту, он вынул тетрадь, лениво просмотрел задачи, но они все были решены. Тогда достал хрестоматию. Будто бы читая, стал искоса заглядывать в книгу Крякина. Там были картинки, на которых бородатые люди в шляпах мчались на конях, стреляя в кого-то.
   Крякин вдруг захлопнул книгу и, подперев голову руками, задумался. Роман осмотрел обложку, прочел:

ПИТЕР МАРИЦ, МОЛОДОЙ БУР ИЗ ТРАНСВААЛЯ

   -- Крякушка опять мечтает, -- засмеялся кто-то.
   Крякин вздрогнул, повертел головой по сторонам, потом взглянул на Романа чуть удивленно, словно впервые увидел, и тихо спросил:
   -- Ты любишь кинематограф?
   -- Нет.
   -- А бывал?
   -- Ни разу не был...
   -- Крякин прищурился и фыркнул: -- Эх, ты, колобашка!
   Помолчали. Через некоторое время Крякин енова спросил:
   -- А солдатики у тебя есть?
   -- Есть...
   -- Оловянные?
   -- Нет, бумажные.
   -- А у меня оловянные.
   На этом беседа прервалась. Начались занятия.
   Роман с Крякиным больше не разговаривали,но, по-видимому, Крякин, раз заметив, теперь не забывал о Романе.
   В большую перемену у Романа произошла стычка с Зелинским.
   Ребята, собравшись в кучу, разговаривали о зиме.
   -- Скоро на коньках покатаемся, -- говорил один. -- Я восьмерку делаю шикарно.
   Роман подошел к кучке, с интересом слушая разговор.
   -- А кто на одном коньке круг делать умеет? -- спросил он.
   -- А ты умеешь?
   -- Умею. Я насобачился на одном коньке кататься.
   -- Потому что второго нет, -- с насмешкой сказал Зелинский, незаметно подошедший сзади.
   Роман вспыхнул.
   -- Я и на одном тебя двадцать раз обгоню.
   -- Ври больше!
   -- Поспорим, шкелет!
   -- Вислоухий!
   -- Шкелет!
   -- Приди на каток, попробуй!
   -- И приду, не испугаюсь.
   Тут в толпу ребят протиснулся Крякин и, словно не слыша, что говорят, подошел к Роману.
   -- Пойдем поговорим, -- сказал он. Роман последовал за ним.
   Крякин завтракал. Он отломил кусок булки с колбасой и дал Роману.
   -- Бери, после мне когда-нибудь тоже дашь. Роман взял.
   -- Чего это ты с Зелинским?
   -- Пристает.
   -- Ну и черт с ним... Ты читать любишь?
   -- Смотря что.
   -- А хочешь, я тебе интересную книгу дам? Только ты верни.
   -- Ладно, давай, -- сказал Роман.
   Последние два урока прошли незаметно. Роман все время перешептывался с Крякиным. Тот дал ему книгу. Книга была та самая, которую он читал утром.
   -- Очень интересная, про буров, -- сказал Крякин. -- Знаешь что, пойдем сегодня в кинематограф.
   -- Нет, -- сказал печально Роман. -- Денег нет.
   -- А я тебе дам двугривенный в долг, после вернешь.
   Роман еще никогда не брал в долг, поэтому было страшно, но в кинематограф идти хотелось.
   Хотя и не знал, как отдаст двугривенный, но сказал:
   -- Ладно! Идем!
  
   ФИРМА КРЯКИН И Ко
  
   -- Ты, брат, не понимаешь, -- шепчет Крякин, скосив глаза на учительницу и стараясь не шевелить губами. -- Главное -- разбогатеть надо.
   -- А как? -- спрашивает Роман, тоже делая каменное лицо.
   -- А вот как...
   -- Крякин, продолжай, -- говорит Гликерия Петровна. -- Опять не знаешь, на чем остановились!
   Крякин делает вид, что протирает глаза. Он всегда отыгрывается на близорукости, и, пока он возится, ему успевают подсказать. Крякин читает:
   -- Увидя, как пчела хлопочет вокруг цветка...
   -- Укажи имя существительное.
   -- Пчела.
   -- Садись, довольно.
   -- Пронесло!
   После уроков ребята прощаются на углу.
   -- Главное, -- разбогатеть, -- опять бубнит Крякин. -- Тогда, брат, все тебе будет. Сумей из каждой штуки деньгу делать.
   -- Попробую, -- говорит Роман. -- Ты научи.
   -- И научу. Приходи вечером ко мне, в кинематограф пойдем, я тебе кой-чего расскажу. Придешь?
   -- Не знаю. Денег нет...
   -- А ты достань. Достань обязательно. Новая драма идет.
   Дома Роман бродит из угла в угол и все думает, где достать денег. Уроки не идут на ум. Уже шесть часов.
   "Разве пойти погулять", -- думает Роман и замечает на вешалке костюм брата. Некоторое время стоит в раздумье, потом, решившись, осторожно опускает руку в карман братнего пиджака. Пусто. В другом тоже пусто.
   -- Заваляется у него, как же! -- бормочет досадливо Роман.
   Он ходит по комнате и думает о Крякине. Откуда только он деньги берет? Наверное, у батьки ворует.
   Батька у Крякина маклак-старьевщик. Денег у него много. Да и сам Илюша скупой, расчетливый в денежных делах. Тетрадями в классе торгует. Перья, вставки продает, ножички перочинные выменивает, и всегда с выгодой.
   Роман смотрит на часы. Семь.
   Уже, наверное, ждет Илюша. Подождет, подождет -- и один отправится в кино.
   А если пойти без денег?.. Наверное, Крякин даст в долг. И потом, ведь он кой-чего хотел рассказать, так что сходить надо обязательно.
   Роман быстро одевается и идет на улицу.
   Как бы не опоздать! Вдруг и правда Илюша без него уйдет в кино.
   Роман прибавляет шагу и к Крякину прибегает запыхавшийся.
   Крякин сидит на кухне на портновском верстаке и мрачно расстреливает горохом оловянных солдатиков.
   -- Что, я тебя ждать должен? -- говорит он сердито и быстро одевается.
   Они выходят на улицу.
   -- Ну, куда пойдем?
   -- Не знаю, -- говорит Роман.
   -- В "Иллюзион" пойдем, там сегодня хорошая штука, -- решает Крякин.
   -- Я не пойду.
   --Почему?
   --Денег нет.
   -- А ты не достал?
   -- Не мог.
   -- Эх, ты, колобашка!
   Крякин плюет с досадой. Потом, вздохнув, достает кошелек, подносит его близко к глазам и считает монеты.
   -- Так и быть, -- говорит он, -- заплачу за тебя, только, смотри, отдай. Потому плачу, что план у меня есть один. В кинематографе обсудим.
   Они идут в кинематограф. Воздух плотный и сизый, как в бане.
   Пристроившись в углу под запыленной пальмой, Крякин и Роман слушают музыку. Крякин достает две ириски. Одну дает Роману. Но Роман чувствует, что Крякин недоволен им. И верно, Крякин приступает к разговору.
   -- Ты вот что, -- говорит он, -- ты дурак.
   -- Почему?
   -- Дурак, потому что у тебя коммерции в голове не хватает.
   -- Может быть, и не хватает, -- говорит обиженно Роман. -- Я и математику не люблю.
   -- Ну и опять дурак, -- смеется Крякин. -- Без математики человек не проживет. Я вот придумал одну штуку. Хочешь быть моим компаньоном?
   -- Не знаю.
   --А чего не знаю? Ты мне сколько должен?
   -- Полтинник.
   -- Не полтинник, а пятьдесят семь копеек с сегодняшними. Ириску не считаешь?.. Ну вот. А дело я придумал такое, что полтинник в день будешь зарабатывать.
   -- Какое же дело?
   -- Откроем торговлю.
   --Торговлю? -- Роман фыркает. -- Чем же торговать? Окурками, что ли?
   -- Не окурками, а книгами. У тебя книги есть?
   -- Ну есть.
   -- Соберем книги -- и на барахолку. После уроков торговать будем. Видал, как букинисты работают? Такие деньги загребают! Будем свои книги продавать, покупать по дешевке у ребят и продавать дороже. Понятно?
   Тон у Крякина уверенный, и Роман уже видит целую гору полтинников, которые они загребают на верном деле Крякина.
   -- Идет, -- говорит он.
   В это время распахиваются портьеры, и все бросаются в зрительный зал.

***

   Гудит толкучка, как осиное гнездо. В морозном воздухе стоит пар. Воздух дрожит от выкриков и брани. В крытых брезентом ларьках продаются шапки, шляпы, брюки, пальто. Прямо на земле в кучу свален дешевый товар. Маклаки, старьевщики, зажимая пальцами просиженные места, расхваливают брюки. Шипят спиртовки походных ресторанов, где за гривенник можно получить суп из требухи и черную котлету. Орут наперебой граммофоны.
   Только в книжном ряду спокойно и тихо. Здесь торговцы и покупатели особенные. Букинисты -- торговцы солидные: не кричат, не суют товар под нос. Подходи и выбирай.
   Покупатели -- молодые парни, школьники, студенты, какие-то выцветшие чиновники и приказчики.
   На разостланных парусинах горами лежат книги. Том энциклопедии под выпуском Пинкертона, учебник физики и любовный письмовник.
   Холодно. Время за час перевалило. Букинист в тулупе и в английском пробковом шлеме потирает руки. Другой букинист, молодой, в ушастой шапке, прыгает на месте, размахивает руками, со всеми заговаривает, шутит.
   -- А не закурить ли? -- говорит он, обращаясь к своему соседу, старому букинисту в шубе и в валенках. Тот недовольно морщится и молчит. Болтливый букинист достает махорку и сворачивает папироску. Он сует ее в рот и уже
   хочет зажечь спичку, но в это время к книжному ряду приближаются два шкета. Один побольше, толстый, другой худенький, щуплый. Оба волокут, обливаясь потом, огромные тюки с книгами.
   -- Продаете? -- спрашивает болтливый букинист.
   Мальчишка, который побольше, качает головой:
   -- Нет.
   Они медленно идут по ряду и останавливаются около свободного места.
   -- Здесь, что ли? -- нерешительно спрашивает худенький. Толстый кидает свой тюк на землю и, не глядя по сторонам, тихо говорит:
   -- Здесь. Ладно.
   Оба почему-то краснеют. Молча развертывают тюки. Толстый ерзает на разостланной по снегу тряпке и, сопя, раскладывает книги.
   -- Ах, сукины дети! -- вскрикивает болтливый букинист в восторге. -- Да они магазин открыли!
   Весь книжный ряд с интересом следит за новыми торговцами, а те, смущенные таким вниманием, стоят, не зная, что предпринять. Толстый перекладывает книжки, а худенький беспомощно топчется вокруг и делает вид, что он тут ни при чем.
   -- Ай да маклаки! -- смеются букинисты.
   Хмурый букинист подходит к лавочке и разглядывает товар. Новые торговцы краснеют и с тревогой ждут, что будет дальше. Букинист вдруг спрашивает:
   -- Сколько дать за всю лавочку?
   -- Как за всю? -- растерянно бормочет толстый. -- Выбирайте, что надо.
   -- Да я весь товар куплю, -- не отстает букинист.
   -- Денег не хватит, -- говорит худенький сумрачно.
   Маклаки смеются. Тогда букинист быстро выдергивает из груды одну книгу. Это "Бур из Трансвааля".
   -- Сколько за эту?
   -- Положи, -- говорит, морщась, толстый. -- Ведь не купишь.
   -- Сколько стоит-то? -- пристает букинист. Тогда толстый и худенький одновременно говорят:
   -- Двугривенный.
   -- Четвертак.
   --Дружно сменится букинисты.
   -- Так не торгуют, -- говорит сумрачный букинист.
   Взмахнув ногой, он вдруг щелкает ею по носу толстого. Книга летит в кучу, а нос толстого превращается в ломтик вареной свеклы.
   Новых торговцев оставляют в покое. Они сидят на сложенных запасных книгах в унылых позах.
   -- Зря мы это, -- говорит худенький. Толстый хочет выругаться, но в это время к магазину подходит покупатель. Парень в полушубке долго рассматривает книги, потом берет связку выпусков "Пещеры Лейхтвейса". Роман бледнеет. Полный комплект -- семьдесят четыре выпуска "Лехтвейса" -- его любимые книги.
   -- Сколько? -- спрашивает парень.
   -- Давайте рублевку, -- равнодушно говорит Крякин, не обращая внимания на недовольное покашливание товарища.
   "Легко продавать чужие книги за дешевку", -- думает Роман. Крякин уже бренчит серебром. Продал Лейхтвейса за восемь гривен.
   Роман плотно сжимает губы и молчит. Зато, когда пожилая женщина с мешком берет "Бур из Трансвааля", он, не торгуясь, отдает книгу за пятнадцать копеек.
   Темнеет. На толкучке звенит звонок. Сторож входит ряды. Конец торговле.

***

   Мелкое торговое дело на первых порах сулило большие надежды. В день книжная фирма распродавала на рубль-полтора товара. Торговцы стали частенько похаживать в кино и угощаться конфетами. Но через неделю выяснилось, что магазин остался без товара. Книг стало так мало, что стыдно было их раскладывать. Фирма свернула торговлю. Магазин закрылся. Во время большой перемены было устроено совещание компаньонов.
   -- Мы дураки с тобой, -- сказал решительно Крякин. -- Мы все продавали и не покупали. А надо было покупать по дешевке.
   Порешили произвести новый пересмотр книжных запасов и собрать еще, что возможно. Мобилизовали оставленные после первой сортаровки любимые книги. С новым запасом фирма выступила на толкучке.
   С этого же дня компаньоны начали упорную работу по укреплению своего положения. Продавали и на половину вырученных денег покупали новые книги.
   В первый раз фирма приобрела у какого-то шкета три учебника, которых больше никто не спрашивал. Учебники стали мертвым грузом.
   Потом купили два комплекта "Нивы" и продали их с убытком для себя в тридцать копеек. Тогда прекратили покупку книг.
   Дела шли все хуже и хуже. Книг стало мало, да и книги были плохие. Покупатель больше не шел к их магазину и толкался у больших развалов букинистов.
   -- К черту! -- выругался Крякин, притоптывая на месте застывшими ногами. -- Ты постой, а я пройдусь, ноги разомну. А потом ты пойдешь.
   Крякин пошел вдоль книжных рядов. Роман остался один. Он с тоской разглядывал обложки примелькавшихся книг и думал о том, как бы поудобнее разругаться с Крякиным и бросить торговлю.
   Крякин вернулся минут через десять. Подойдя к своему магазину, он огляделся по сторонам и, нагнувшись, положил под книги два толстых тома. Роман поглядел на книги, потом на Крякина. Крякин усмехнулся.
   -- Нечего и смотреть. Купил по дешевке.
   -- Купил? -- медленно спросил Роман, что-то обдумывая. -- Ну, тогда сиди, я пойду тоже погуляю.
   Пройдя весь книжный ряд, Роман остановился у последнего букиниста. Букинист в оборванной студенческой шинели торговался с каким-то господином. Роман нагнулся к книгам. Одной рукой он перебирал коленкоровые и картонные корешки, а другой, не глядя, схватил пару книжек и незаметно сунул в карман. Букинист повернулся к Роману.
   -- Ничего не выбрал, мальчик? -- спросил он. Роман попятился назад.
   -- Нет, -- сказал он дрогнувшим голосом.
   У своего магазина Роман ободрился и, также оглядевшись, сунул в общую кучу добытые книги.
   -- Где взял? -- сердито спросил Крякин.
   --Купил...
   -- Врешь! -- крикнул Крякин.
   -- А ты? -- усмехнулся Роман. Крякин успокоился.
   -- Ну ладно. У кого? -- спросил он, меняя тон.
   -- У крайнего, знаешь, вроде студента... Крякин захихикал.
   -- Здорово! И я у него. Только смотри, у соседей не надо.
   Дела пошли в гору. Торговали с чистой прибылью. Чтобы удобнее было таскать книги, компаньоны завели в карманах пальто по дыре. Стоило только присесть и нечаянно накрыть полой нужную книгу, как книга исчезала.
   И вот, когда благополучие казалось особенно прочным и незыблемым, когда ребята, обнаглев, воровали книги у всех букинистов, не исключая и своих соседей, тогда и стряслось несчастье.
   Случилось все потому, что в один из теплых февральских дней болтливому букинисту стало скучно. Ему захотелось побеседовать, посмеяться. Болтливый букинист посвистал, помахал руками и взглянул на соседа, торговца-старика. Тот сидел, уткнувшись в книгу. Другой сосед обедал, хлебая щи из фаянсовой миски. Тогда болтливый букинист пошел к двум малышам, тихо копавшимся в книгах.
   Роман и Крякин как раз занимались ревизией своих товаров и, кончив ее, с ужасом убедились, что в их магазине не осталось ни одной своей книги. Все были давно распроданы, а те, что лежали, были в разное время присвоены у букинистов. Оба вздохнули и поглядели друг на друга. В этот момент над их головой раздался голос:
   -- Торгуете?
   Крякин затрясся всем телом и с испугу сел прямо на книги.
   -- Торгуем, -- пролепетал Роман, опасливо поглядывая на букиниста.
   -- Молодцы, -- сказал болтливый букинист. -- Здорово взялись. Я думал, треплетесь, ан нет -- дело пошло.
   Болтливый букинист, улыбаясь, оглядывал книги, не замечая растерянности компаньонов.
   -- Ишь как магазин пухнет!
   В это время Крякин привстал. Болтливый букинист сразу увидел толстую хрестоматию, которая лежала сверху на куче книг.
   -- Ишь ты, -- сказал он, беря хрестоматию. -- И у меня такая есть.
   Роман и Крякин стояли как мертвые. Вдруг Роман, прикусив губу, чтобы она не дрожала, схватил несколько книг и сунул их букинисту, стараясь отвлечь его внимание от хрестоматии.
   -- Вот у нас еще какие есть, -- бормотал он торопливо.
   Но букинист не положил хрестоматию. Он перелистал несколько страниц, потом перевернул книгу и внимательно осмотрел обложку.
   -- Гм... -- промычал букинист в крайнем удивлении. Он взглянул на ребят, потом опять нагнулся к книгам и стал их быстро разбирать. Он откидывал некоторые в сторону и все чаще мычал. Наконец он поднялся с солидной пачкой книг.
   -- Вы что же это?--сказал он мрачным голодом.
   Ребята молчали. Торговец оглянулся, словно ища поддержки, и вдруг отчаянно заорал:
   -- Мерзавцы! Воришки!
   Компаньоны растерянно смотрели на букиниста.
   На крик сбегались со всех сторон любопытные.
   -- Да я вас под суд отдам, сволочей! -- ревел букинист.
   Он прыгнул на книжный магазин компаньонов и стал топтать книги, поддавая и расшвыривая их ногами.
   Больше ждать было нечего. Крякин и Роман нырнули в толпу.
   Вот и ворота. Роман юркнул под арку и вдруг нос к носу столкнулся с Зелинским. Увидев Романа, тот ядовито, с зловещим видом сказал:
   -- Знаю теперь! Все видел! Завтра классу будет известно, зачем вы на рынок ходите...

***

   На другой день неудачникам торговцам в классе устроили торжественную встречу с улюлюканьем.
   -- Маклаки пришли! -- кричали ребята и свистели, дергали и толкали торговцев.
   Во время уроков их засыпали комками жеваной бумаги, подкладывали на сиденье перья и булавки. Растерянные торговцы весь день сидели тихо, даже не разговаривали друг с другом, а когда кончились уроки и оба очутились на улице, Крякин сказал:
   -- Это из-за тебя все.
   -- Пошел к черту, -- разозлился Роман. -- Я с тобой больше дружить не буду.
   -- И не дружи, -- усмехнулся Крякин, уходя. -- Только рубль сперва отдай.
  
   ДЕЛА КОЗЬМЫ КРЮЧКОВА
  
   В квартире было тихо и как-то особенно мирно. Мать ушла в церковь. Дед уже лежал в кровати. Он всегда ложился раньше всех, с сумерками, по-деревенски, и теперь тихо похрапывал.
   За столом против сестры сидел Колька. Он долго рисовал бой русских с германцами. На большом листке, постепенно оживавшем, скоро стало тесно от бегущих в атаку солдат и от рвущихся снарядов.
   У натопленной печки на низенькой скамейке не шевелясь сидел Роман. Крякин требовал долг. В классе тоже не все было благополучно. Еще до ссоры друзья, подкараулив, сильно поколотили Зелинского, и тот теперь что-то замышлял. Вчера вечером пришлось удирать с катка, так как там их чуть не поймал Зелинский с ребятами.
   Горячая печь приятно грела спину. По спине пробегали мурашки. Роман поеживался и смотрел на брата. Когда Колька рисовал, то от усердия, что ли, всегда высовывал кончик языка. И теперь язык вылез наружу. Подойти бы да дернуть.
   Но вот Колька потянулся и, поднявшись, с треском бросил карандаш.
   Он начал ходить по комнате, потом стал у печки.
   -- Ты чего нос повесил? -- спросил он у Романа.
   -- Скучно, сказал Роман. -- Делать нечего. Колька сел рядом.
   -- Это верно, -- сказал он. -- Скучно здесь. Вот на войне -- там другое дело.
   -- Весело?
   -- Дурак. Не весело, а интересно.
   -- А что там?
   -- Там бои. Наши войска наступают сейчас. Там, брат, ух дела какие! Там и спать некогда.
   -- Почему?
   -- Воюют, -- Колька помолчал и вдруг спросил -- А тебя в школе не бьют?
   -- Нет, а что?
   --Да больно ты кислый какой-то. Может, врешь?
   --Чего мне врать?
   -- То-то. Я не люблю трусов. Лучше пусть изобьют, да не беги. Только не трусь.
   -- Да я и не трушу, -- сказал Роман. -- На нас с Крякиным весь класс косится.
   -- За что?
   -- А все из-за Зелинского. Есть у нас такой. Трепло!
   И Роман стал рассказывать о школьной жизни. Когда рассказал о Крякине, опять вспомнил про долг.
   -- Дай рубль, -- оборвав рассказ, попросил он у брата.
   -- Зачем?
   Роман рассказал историю долга. Колька внимательно выслушал его. Рубль Роман получил.
   -- Отдай долг и больше не бери, -- сказал Колька. -- А с Крякиным поменьше дружи: он пройдоха.
   -- Ладно, -- сказал Роман. -- Завтра отдам --и к черту.
   Пришла мать. Отужинали и легли спать. Мать задула лампу, оставив одну лампадку у иконы. Роман, подождав немного, перебрался к брату и, закутавшись в одеяло, прижался к нему.
   А Колька стал шепотом рассказывать о том, как выехали на разведку три казака и встретили немецкий разъезд. Были то "уланы смерти". Два казака испугались и ускакали, а третий кинулся на немцев и начал стрелять, рубить, колоть. Четырнадцать человек изрубил.
   -- И все один?
   -- Один. Этот казак сейчас в Петрограде, лечится. Звать его Козьма Крючков. А то вот недавно из одной гимназии две девчонки на войну убежали, в разведку ходили и тоже отличились. Сейчас легко отличиться. Приехал на фронт, примазался к солдатам -- и готово. Вот и мне хочется на войну, -- задумался Колька.
   -- А возьмут?
   -- Возьмут, -- уверенно сказал Колька. -- В разведчики возьмут, они теперь нужны дозарезу. Для разведчика чем меньше рост, тем лучше.
   -- А меня возьмут?
   -- Ну, нет, ты не годишься, -- засмеялся Колька.
   Потом Колька рассказывал о немецком генерале, который проиграл сражение из-за соринки, попавшей в глаз. Сначала Роман внимательно слушал, потом шепот брата стал сливаться с тиканьем часов, с храпом, с сонным бормотаньем бабушки. И вот все поплыло, завертелось, из-под кровати вырос усатый генерал огромного роста в каске. Генерал тер обеими руками глаза и, плача, ругался:
   -- Доннер-веттер!
   Был он похож на Женьку.
  
   КАК ЗВЯКАЮТ КЛЮЧИ
  
   Едва Роман переступил порог класса, как град "ударов, тычков и пощечин обрушился на него. Кто-то завыл от восторга, кто-то крикнул:
   -- Бей его!
   От боли и неожиданности Роман присел, но, тотчас догадавшись, в чем дело, с необыкновенной поспешностью повернулся и, прежде чем нападавшие успели принять меры, выскочил из класса, пробежал коридор и очутился на дворе. На бегу, ощупав голову, сообразил: ранцами пустыми били. Здорово! Покрыть хотели целым классом.
   У ворот Роман дождался Крякина. Крякин, прищурившись, внимательно выслушал его и, зевнув, сказал:
   -- Не люблю драться. Черт с ними!
   -- Как же черт с ними? -- возмутился Роман.
   -- Сейчас придем, они опять бить будут.
   -- А мы подождем до начала уроков: при Гликеше не тронут.
   -- А потом?
   -- А потом придумаем что-нибудь.
   Так и сделали. В школу пришли, когда класс встал на молитву. Появление друзей было встречено сдержанными смешками, но больше ничего не случилось.
   Начались уроки.
   Крякин, обернувшись, вдруг прошептал спокойно:
   -- На большой перемене бить нас будут.
   Тон у Крякина был такой, словно он сообщил, что их будут угощать пирожными. Сдерживая злость, Роман спросил:
   -- А мы что же будем делать?
   -- Придумаем, -- ответил Крякин. На последнем уроке он шепнул Роману:
   -- Дураки они. Кто же пустыми ранцами дерется? Набей-ка свой книгами поплотнее: ранец у тебя тяжелый, -- как стукнешь, так сразу с ног долой.
   -- А ты драться собираешься? -- с ужасом спросил Роман.
   Крякин кивнул головой.
   -- Со всем классом?
   -- Наплевать. Только меня слушай. Если драться умеючи, весь класс разгромим.
   Урок подходил к концу. Стрелки классных часов незаметно подвигались к двенадцати, и чем ближе подходила перемена, тем беспокойнее становилось в классе. Все ерзали на своих местах. Роман, чуть пригнувшись, набивал ранец книгами.
   За минуту до звонка класс беспокойно загудел. Зелинский, как будто невзначай, громко сказал:
   -- Из класса не выпускать.
   Кто-то зловеще захихикал. Роман вздрогнул и сжал губы.
   -- Они рассчитывают, что мы удирать будем, -- зашептал Крякин. -- Вот и поднесем сюрприз.
   Роман кивнул головой и, стиснув побелевшие губы, впился в стрелку часов.
   "Умирать -- так умирать", -- подумал он.
   Ровно двенадцать.
   В классе стало тихо. Сперва в часах что-то захрипело, потом медленный звон возвестил о конце урока. Учительница, чувствуя что-то неладное, оглядела класс, но, кроме застывших в ожидании лиц, ничего не заметила и, собрав книги, ушла.
   У дверей по сигналу Зелинского уже собралась кучка ребят. Дверь за учительницей закрылась, и тотчас взгляды всего класса устремились на двух компаньонов. Тут Крякин быстро вскочил с парты и взмахнул ранцем.
   Треск и крик. Кто-то свалился. Роман проворно прыгнул в проход между партами и замахал тяжелым ранцем. Первый удар пришелся худенькому рябому ученику Халюпину
   Халюпин икнул и мгновенно без крика исчез под партой.
   Нападение было неожиданно и быстро. Роман и Крякин вывели из строя сразу несколько человек. Раздумывать было некогда. Четыре дружных руки сыпали удары направо и налево. Класс всполошился. Началась паника. Кто-то уже плакал. Стоявшие у дверей кинулись к месту побоища.
   -- На парты! -- крикнул Зелинский. -- Бей сверху!
   Кто-то, вскочив на парту, треснул Романа по голове. В глазах сразу позеленело. Дальше стало хуже. Удары градом посыпались сверху. Все дрались ранцами. Мешали друг другу, толкались и лупили как попало.
   Роман бил уже не глядя, зажмурившись от боли.
   В шуме сражения не сразу заметили, как дверь класса открылась и вошла Гликерия Петровна. Мигом окинув картину боя, она, как на крыльях, порхнула через класс к месту сражения, но ученики уже рассыпались по местам. Только Крякин, стоя на парте, все еще размахивал ранцем да сидевший на полу Роман, вылупив глаза, глядел на учительницу и растирал обеими руками голову.
   Гликерия Петровна некоторое время грозно сверкала глазами, затем крикнула:
   -- На три часа после уроков!

***

   Уроки окончены. Класс сразу пустеет. Товарищи шумят в коридоре, надевая пальто и собираясь разойтись по домам. Хлопает выходная дверь. Крики становятся тише. Вот зачем-то худенький Халюпин забегает на минуту в класс. Он роется в своей парте и выскакивает снова, на прощанье показав Роману язык. Реже хлопает дверь. В последний раз она закрывается с оглушительным треском. Сразу наступает могильная тишина. Роман и Крякин некоторое время молчат, прислушиваясь к незнакомой тишине и оглядывая опустевший класс.
   В классе пасмурно. С улицы смотрит серый день. Крякин поднимает голову и, прищурившись, долго глядит на часы.
   -- Половина третьего, -- говорит он.
   Роман сердит. Он злобно бормочет:
   -- Посиди до пяти, тогда узнаешь. Затеет всегда, а потом отдувайся за него.
   -- Дурак! -- фыркнул Крякин. -- А лучше бы, если б нас избили?
   -- Иди к черту!
   -- Сам пошел туда. Вперед рубль отдай, а потом ругайся.
   Роман вскакивает как ужаленный. Никогда еще не хотел он так отвязаться от долга, как сейчас. И он отвяжется сейчас. Слава богу! Колькин рубль при нем.
   -- И отдам. Подавись своим рублем. Я больше тобой знаться не желаю, -- говорит Роман.
   -- Не знайся, не очень-то нуждаемся.
   Роман, стиснув от бешенства зубы, лезет в карман и начинает рыться. Рубль лежал в правом кармане. Странно, почему его там нет? Может быть, он переложил его в левый карман? И он снова ищет, стараясь не глядеть на Крякина, который, как нарочно, следит за каждым его движением. В отчаянии Роман судорожно выворачивает карманы и высыпает на парту все свое имущество. Платок, резинка, циркуль, карандаш, две гильзы из-под патронов. Рубля нет. Роман готов расплакаться. А Крякин смотрит, насмешливо кривит рот.
   -- Что лупишься?--в бешенстве кричит Роман.
   -- Рубля жду, -- отвечает Крякин спокойно.
   -- Нету рубля, -- тихо говорит Роман. -- Потерял рубль.
   -- Которого не было.
   -- Ей-богу, потерял.
   В голосе Романа чувствуется искренность. И Крякин перестает шутить.
   --Ты серьезно? -- спрашивает он. Роман молча кивает головой.
   -- Так надо искать, -- говорит Крякин. -- Наверно, во время драки потерял.
   Он вскакивает и начинает двигать парты. Осмотрели оба ряда, измазались в пыли и чернилах, но рубля не нашли. Ясно, что кто-нибудь уже подобрал.
   -- Ну ладно, давай читать, -- говорит Роман и вытаскивает из парты толстенькую книгу в красном переплете.
   Часы глухо прохрипели четыре раза. Но Роман не слышит. Роман далеко в прериях с отрядом капитана Рауля преследует шайку индейцев.
   Крякин уныло бродит по классу. Он подошел к учительской кафедре, поднял крышку. Роется там, потом уходит за классную доску, где стоит шкаф.
   Роман дочитал главу и закрыл глаза. И вдруг его ухо улавливает странный звук. Тихий, тихий и нежный, как колокольчик, но отрывистый. Что это? Бряцанье не прекращается.
   "Цвинь! Цвинь!"
   Роман поднимает голову и видит за доской ноги Крякина.
   Он захлопывает книжку и идет к доске. Крякин стоит около шкафа и разглядывает ключи.
   -- Ты что? -- шепотом спрашивает Роман и сам не понимает, почему он боится говорить громко.
   Крякин смотрит на него.
   -- Ничего. Ключи у Гликеши в столе нашел. Хочу посмотреть, что в шкафу есть.
   Одну минуту они глядят друг на друга.
   -- Брось! Попадет!
   -- Да ведь никто не узнает. Посмотрим -- и все.
   Посмотреть, что в шкафу, интересно, но все же страшно.
   -- А вдруг придет?
   -- Услышим, -- уверенно говорит Крякин. Крякин уже сунул ключ в скважину. Щелкнул замок, и дверка сама распахнулась. На широких полках лежат огромными стопами чистые тетради, пачки карандашей, книги, вставочки, коробки перьев и резинки.
   Одно мгновенье друзья смотрят друг на друга. Крякин начинает усиленно сопеть. Вдруг он протягивает Роману ключи, а сам принимается орудовать в шкафу. Отделив от стопы чуть ли не половину тетрадей, он вытаскивает их, потом так же быстро хватает несколько книг, две пачки карандашей, резинки, циркули и ножницы. В это время оба слышат тихие шлепающие шаги учительницы.
   --Закрывай! -- шипит Крякин, а сам, нагруженный книгами и тетрадями, бежит к парте.
   Роман, как во сне, захлопывает дверку шкафа, поворачивает ключ и, сунув всю связку в карман, тоже бежит на место.
   Входит Гликерия Петровна и смотрит на часы.
   -- Можете идти, -- говорит она.
  
   КОНВЕРТ НА КОМОДЕ
  
   На другой день Роман, по обыкновению, явился в школу. Первые два урока прошли благополучно. Третьим уроком было рисование, которое преподавала худенькая женщина с необыкновенно большой и круглой головой, за что ребята и прозвали ее Сковородкой. На ее уроке всегда присутствовала Гликерия Петровна, так как Сковородка одна не могла справиться с ребятами.
   После звонка обе учительницы явились в класс. Дежурным был Роман. Он поставил, как всегда, один стул -- для Сковородки, у кафедры, а другой, у окна, для Гликерии Петровны, которая, сидя там, наблюдала за порядком в классе. Надо было еще вытереть доску, но Роман с утра не мог найти тряпку. Урок начался. И тут Сковородка полезла в кафедру. Она долго молча рылась там, потом, опустив крышку, спросила: -- Гликерия Петровна, где ключи от шкафа?
   -- В кафедре.
   -- Здесь их нет.
   Недовольно морщась, учительница подошла к кафедре, и минуту обе рылись вместе. Класс с радостью встретил неожиданную проволочку и выжидающе следил за Гликерией Петровной.
   -- Где ключи? -- вдруг резко спросила учительница, поднимая голову и глядя на учеников.
   Роман переглянулся с Крякиным. Тот делал ему какие-то знаки.
   -- Сейчас же найдите ключи, иначе всех накажу! -- крикнула учительница.
   Класс беспокойно загудел.
   -- Распустились! Почему доска не вытерта? Дежурный, вытри. И немедленно найти ключи.
   Роман испуганно вскочил. Недолго раздумывая, он выдернул из кармана платок, собираясь вытереть им доску. Что-то звонко брякнуло на пол.
   Роман обернулся. Все смотрели на него, а лицо Крякина было бело как лист бумаги.
   Роман медленно перевел глаза на пол. У его ног лежали ключи от шкафа.
   -- Что это значит? -- спросила Гликерия Петровна.
   Роман молчал.
   -- Подними и дай сюда.
   Роман поднял ключи и подошел к учительнице. Ключи как угли жгли ему руку.
   -- Так, -- сказала Гликерия Петровна ледяным тоном. -- Почему они оказались у тебя?
   Роман молчал. Гликерия Петровна минуту в раздумье перебирала ключи, потом, открыв шкаф, стала внимательно пересчитывать книги.
   -- Гадость... Мерзость... Воришки... -- как будто издалека доносилось до Романа.
   В двенадцать часов, во время большой перемены, школьная уборщица Маша вывела на лестницу Романа и Крякина.
   -- Фулюганы какие! Вот придете с матками, вам покажут, -- сказала она, закрывая за ними дверь.
   -- Наплевать -- сказал Крякин на улице. --Будем прогуливать, а на следующей неделе я уезжаю с матерью в деревню, тогда свалишь все на меня -- и ладно.

***

   Роман забился в уголок к печке и сидит не шевелясь в полумраке. Хорошо, что на него никто не обращает внимания. Все собрались вокруг стола, где сидит мать. Мать, взяв в правую руку лупу, медленно читает письмо -- с фронта от Александра. Письмо еще утром подал почтальон. Тогда она в первый раз одна прочитала его. Потом днем она читала его пришедшей Вассе Алексеевне и теперь, в третий раз, читает его всем родным. Колька беспокойно расхаживает по комнате, хмурится и кусает губы.
   "Писать ко мне нельзя! Так как мы стоим сейчас секретно в местечке Эн".
   -- Господи, нельзя! В каком местечке-то? -- спрашивает бабушка.
   -- Местечко Эн, -- объясняет мать. -- Нельзя, значит, объявлять, что за местечко. "Стоим в местечке Эн. Я сейчас нахожусь в штабе, так что мне теперь лучше..."
   -- Слава тебе, господи, -- крестится бабушка. Колька презрительно фыркает.
   -- Вояка! В штаб забрался!
   -- Дурень, -- говорит укоризненно мать. -- Вот возьмут тебя -- наплачешься.
   -- В штабе стулья протирать не буду, -- заносчиво отвечает Колька.
   Роман плохо понимает, что говорят. Голова набухает, раздувается, как мыльный пузырь, и, кажется, готова рассыпаться на части. Сейчас треснет. От боли даже в глазах зеленеет. Роман стискивает изо всех сил зубы и глотает беспрерывно набегающую слюну. Горло при каждом глотке что-то сдавливает. Все тело болит.
   "А завтра что делать? -- мелькает в голове Романа. -- В школу нельзя. Опять прогуливать?"
   Мать идет на кухню приготовлять ужин. Вдруг она останавливается около Романа и спрашивает его с тревогой:
   -- Что с тобой?
   Она трогает его голову своей жесткой и холодной рукой. От прикосновения у Романа по телу бегут мурашки.
   -- Господи, какой ты красный! Лоб горячий. Ты не болен?
   Роман собирает последние силы. Смотрит на мать, но видит плохо, перед глазами плавают зеленые круги. Гудит в голове, ломит в висках, все тело как в огне.
   -- Нет, -- говорит он хрипло. -- Спать хочется.
   И, шатаясь, идет к кровати, валится на нее и уже не слышит, как мать, раздевая его, испуганно говорит:
   -- Никак заболел? О господи!

***

   Целую неделю Романа бросает то в жар, вызывающий жгучий и обильный пот, то в дрожь -- тогда все тело кажется обложенным мелкими льдинами. Зубы выбивают дробь. Кажется, кровь замерзла в венах, ни один мускул не повинуется.
   Роман постоянно видит мать возле своей постели. Она сидит сгорбившись, освещенная бледным пламенем лампады. Желтые блики играют на ее заострившихся скулах.
   С неделю Роман был болен. Иногда кричал, бредил, просил у всех рубль.
   И вдруг однажды открыл глаза, как после долгого и крепкого сна. Потянулся, чувствуя во всем теле приятную слабость. Хотелось есть. Над головой тускло горела лампада. В углу на сундуке лежала мать -- нераздетая, в платье. Она дышала ровно, спала. Из-за перегородки доносился храп стариков.
   Роман лежал на спине, отдыхая, разглядывая тени от лампадки. Тени, как живые, то вытягивались на половину комнаты, то уменьшались и чернели. Неясный шорох заставил Романа насторожиться и повернуть голову. От изумления он чуть не крикнул. За столом, в пальто и в шапке, сидел Колька и при слабом свете полупритушенной лампы что-то быстро, не останавливаясь, писал. Роман молча следил за братом, потом пошевелился, чтобы привлечь его внимание. Колька быстро поднял голову. Глаза их встретились. Колька, бросив писать, подошел к нему.
   -- Лучше тебе? -- спросил он.
   -- Мне хорошо, -- шепотом сказал Роман. -- А что ты пишешь?
   -- Так, разное, -- нехотя сказал Колька.
   -- А почему не спишь?
   -- Надо. Ухожу.
   --А куда?
   -- По делам, на службу.
   -- Ночью-то?
   -- Ну да. В ночную смену. Дежурства у нас ночные теперь. Ну, спи же.
   -- Ладно, я сплю, -- сказал Роман, и, перевернувшись, действительно заснул.

***

   Утром проснулся здоровый и бодрый.
   Мать напоила крепким кофе. Теперь все относились к Роману особенно предупредительно и заботливо. Это было приятно. Мучило только одно: знает ли мать о школьных делах или нет? Но мать ничего не говорила.
   Еще несколько дней пролежал он в постели и все время наблюдал за матерью. Один раз она сказала:
   -- Поправляйся и сразу пойдешь на экзамен. Скоро занятия кончаются.
   "Значит, была в школе и все знает", -- подумал Роман.
   В этот день Роман встал с постели, и мать закатила роскошный обед -- с мясом, которое уже было трудно купить.
   Роману было хорошо и весело. Хотелось с кем-нибудь поговорить, но никого подходящего не было. Тогда вспомнил о Кольке. Где же Колька? Кольку он не видел ни разу с тех пор, как начал выздоравливать. Роман пошел к матери. Она сидела на кухне с бабушкой.
   -- Тебе что? -- спросила мать.
   -- Коля где?
   Мать и бабушка быстро переглянулись.
   -- Коля? -- мать замялась. -- Его нет дома.
   -- А где он?
   -- Он... он в Павловске... переведен туда работать на время.
   Роман печальный побрел в комнату. Стало скучно. Постоял у окна. На дворе черными пятнами темнели проталины. Гулять еще было нельзя. От нечего делать Роман стал разглядывать раскиданные на комоде бумажки. Увидел голубой конверт, небрежно брошенный на альбом с открытками. Взял.
   "Маме" -- стояло на конверте крупными буквами.
   "Милая мамочка!
   Когда ты прочтешь это письмо, я уже буду далеко. Не старайся отыскивать меня, так как все равно не найдешь. Я уезжаю на фронт, в армию добровольцем. Прости меня, мама, если сердишься, но мне очень надоело так жить здесь...
   Еще раз прости. Целую всех: бабушку, дедушку, Аську и Романа. Отдай ему мои книги. Не сердись. Я буду писать с фронта.
   Твой Коля".
   Роман не слышал, как подошла мать. Он стоял раздумывая, пораженный тем, что прочел в письме.
   -- Прочел? -- раздался над головой тихий голос матери. Роман вздрогнул и выронил письмо. Потом взглянул на мать. Та молча обняла его и привлекла к себе.
   -- Значит, Колька не в Павловске? -- дрогнувшим голосом спросил Роман. -- Он на войне?
   Мать не ответила.
  
   НАРКИС
  
   ДЕД ДЕЛАЕТ КАРЬЕРУ
  
   Растаял последний снег. Высохли лужи. Только в углах двора, в тенистых местах, виднелись порыжевшие заледенелые сугробы.
   После болезни Романа мать два раза бегала в школу, просила за сына и наконец пришла довольная.
   -- Ну, смотри, -- объявила она Роману. -- Держись. Тебя оставили.
   Роману стыдно было идти в школу. Но делать нечего.
   На другой день, собрав книги и тетради, двинулся вместе с матерью.
   И, как в первый раз, при поступлении, Гликерия Петровна приняла их в столовой, сидя за кофе.
   -- Ну?
   -- Простите, -- сказал Роман тихо. -- Больше не буду.
   -- Посмотри мне в глаза.
   Роман поднял голову, краснея, посмотрел на учительницу и повторил:
   -- Больше не буду.
   -- Не сомневаюсь в этом, -- сказала Гликерия Петровна. -- Иди в класс и постарайся загладить вину хорошим поведением.
   Ребята не приставали к Роману и не дразнились. Крякина в школе не было -- он действительно уехал в деревню. Роман засел за учебники и остаток года учился прилежно. Перед пасхой сдал экзамен и перешел во второй класс.
   Год был закончен. Начинались летние каникулы.
   За зиму все ребята выросли.
   Женька Гультяев щеголял в длинных брюках с карманами и уверял всех, что отец насильно заставил его надеть брюки.
   -- Это почему же заставил? -- спрашивали ребята.
   -- Не знаю. Говорит, что вырос я, -- небрежно отвечал Женька.
   На деле же брюки Женьке обошлись дорого. Две предпраздничных недели пришлось ходить с опухшими от слез глазами, и только тогда выведенная из терпения тетя Катя распорола старую шерстяную юбку и стала шить брюки. Но, кроме брюк, Женьке больше нечем было хвастать. На экзаменах он провалился и остался на второй год в первом классе.
   Еще прошлой осенью, когда ребята поступали в школу, поступил и Иська.
   Зимой Роман встречал его, озабоченного и сумрачного. Иська рассказывал о школе и часто жаловался на ребят.
   -- Не поддавайся, -- учил его Роман. -- Тебе в морду -- ты обратно. -- И рассказал, как он с Крякиным дрался против всего класса.
   -- Попало же вам, наверно? -- смеялся Иська.
   -- И им попало. Теперь не лезут. Ты обязательно давай сдачи.
   -- Попробую, -- пообещал Иська.
   У всех ребят были какие-нибудь перемены и новости. У Васьки отец получил повышение и прибавку жалованья. Был он теперь околоточным. Даже с самого старшего дворника драл взятки. Свирепствовал в участке. Собственноручно лупил мастеровых, а про Ваську совсем забыл.
   Васька всю зиму катался на коньках, играл в карты. У него появились новые друзья с Покровского рынка. Васька вырос, возмужал и уже, не стесняясь, курил при всех, ругался отборными, зернистыми ругательствами и часто ходил на Покровку. Покровские парни устраивали бои с пряжкинскими и семенцовскими парнями, и Васька принимал участие в этих боях. Еще Васька хвастался, что умеет пить ханжу, но этому ребята не особенно верили. По-прежнему суетливо и безалаберно жил дом веселых нищих. Все так же поскрипывал над булочной облезлый золотой калач, качался над дверями парикмахерской палец и деловито постукивал молоток в руках Кузьмы Прохорыча.
   Только меньше попадалось знакомых лиц. Из кузницы взяли в армию трех мастеровых. Забрали старых саламандровцев -- Андреяшку, Зубастика, Дядю Пуда.
   Зубастик и Дядя Пуд отправились на фронт, а Андреяшка поступил в военную школу и часто приходил во двор в новенькой шинели с разрезом сзади, со шпорами на сапогах и при сабле.
   Но война надоела даже мальчишкам. И солдаты, и оркестры, и манифестации по случаю новой победы уже не были новостью. К тому же и компания понемногу развалилась. Женька уехал с матерью в деревню. Роман, благодаря хлопотам матери, попал в детскую колонию за город, где прожил два летних месяца, устраивая с товарищами путешествия по лесу, играя в лапту и купаясь.
   Приехал в город уже в августе. Тут было не до игр.
   Приходилось думать о новом учебном годе, собирать и просматривать запылившиеся за лето учебники. Вспоминать забытые упражнения и задачи.
   Арифметика особенно не давалась Роману. Поэтому он решил поупражняться в задачах. Но одному было трудно. Искать помощи у взрослых или у Женьки с Васькой не было смысла.
   Тогда Роман вспомнил об Иське и сразу пошел к нему.
   -- Иси нет дома, -- сказал ему Эфройкин. -- Но он скоро придет. Посидите.
   -- Нет уж, -- сказал Роман. -- Я у ворот подожду...
   Он сел у ворот на тумбу и стал терпеливо ждать.
   Только теперь, раздумывая, Роман все больше удивлялся тому, что Иська совсем перестал бывать на дворе.
   "Зафорсил, что ли? Или ученым стал?"
   Роману не терпелось, он хотел поскорее увидеть товарища. Когда вдали показалась фигура Иськи, он пошел ему навстречу.
   Но, не дойдя, остановился, с удивлением разглядывая его. Иська очень переменился. Стал вы-ше, но похудел и выглядел усталым. -- Здорово!
   -- Здорово!
   -- Ты откуда?
   -- С фабрики, -- сказал Иська...
   -- С фабрики? -- удивленно переспросил Роман. -- А что ты там делал?
   Иська засмеялся.
   -- Вот чудак-то! Что там делают? Работал, конечно.
   -- Ты работаешь? На фабрике? Давно?
   -- Второй месяц, -- вздохнув, тихо сказал Иська. -- Отец устроил.
   Роман почесал переносицу и озадаченно буркнул:
   -- А я-то к тебе шел, думал, по арифметике поможешь... Так ты, значит, не будешь учиться?
   Иська молча мотнул головой. Потом, видя, что Роман чего-то еще ждет, тихо заговорил:
   -- Отец один работает, а жить теперь очень дорого и трудно. А учиться все равно плохо было. Так я сам попросил отца, чтобы он на работу меня устроил. Он и устроил -- на швейную фабрику. Жалованье получаю, два раза в месяц.
   Распрощались товарищи тепло, и Роман обещал заходить к Иське на квартиру.

***

   Солнце светило по-летнему, но уже с утра над городом завывал свирепый норд. Гремели и скрежетали железом плохо заплатанные крыши. Тучи пыли носились по улицам.
   По небу быстро мчались ярко-белые хлопья облаков, подгоняемые ветром, и казалось, что солнце прыгает по ним, как заяц с кочки на кочку.
   В этот день семья домовладельца Халюстина переезжала с дачи.
   Роман сидел на ступеньках лестницы и следил за дворниками, таскавшими кресла, стулья, столы. Один, два, три стола.
   "На кой леший так много столов?" -- думал Роман.
   Дворники с трудом сняли со второго воза и понесли огромный зеркальный шкаф. Татьяна Павловна, жена домовладельца, спустилась с лестницы, чтобы наблюдать за ними. Она поминутно вскрикивала:
   -- Ради бога, осторожнее!
   При каждом ее окрике дворники вздрагивали. Сопение их становилось громче, и по вытаращенным глазам, по надувшимся на шеях жилам Роман видел, как тяжело достается осторожность.
   Когда отнесли шкаф, взялись за огромную, с блестящими шарами кровать. Кое-как стащив ее с воза, дворники остановились в нерешительности.
   -- Ну, несите же, -- нетерпеливо сказала Татьяна Павловна.
   Степан протянул было руку, погладил кровать и переглянулся с Иваном.
   -- Передохнуть надо малость, -- проговорил он, как бы извиняясь.
   Роман не заметил, как в воротах показался дед, как он долго стоял и следил за дворниками. Видя, что дворники не решаются нести кровать и что барыня недовольна, дед крякнул.
   -- Дайте-ка я, -- сказал он и, пригнувшись, взвалил кровать на спину.
   Лицо его налилось кровью, подбородок задрожал, затряслась борода. Минуту он стоял неподвижно, потом с трудом оторвал от земли ногу, переставил ее и пошел, пошатываясь, на лестницу. Дворники злобно фыркнули.
   Вернулся дед немного медленнее, но спокойный, только лицо было серое да ноги заметно дрожали от слабости.
   -- Вы прямо богатырь, -- сказала Татьяна Павловна, давая ему на чай.
   Дед конфузливо улыбнулся и спрятал гривенник.

***

   Осень выдалась затяжная. Целыми днями лил дождь -- то мелкий, как пыль, ознобный, то частый и крупный, как собачьи слезы.
   Над городом навис нерассеивающийся туман. Улицы тонули в молочно-белой дали. В тумане со звоном проносились цветноглазые трамваи, ныряли прохожие и бегали газетчики. Уже никого не удивляли белые вагоны санитарных трамваев, сводки с фронта читали без интереса.
   В городе появились очереди. Очереди сперва вытянулись у булочных, потом у продуктовых лавок. Везде говорили одно и то же:
   -- Будет голод.
   -- Хлеба нет.
   Исчезла звонкая монета.
   Все стало дорожать.
   В квартире Рожновых жизнь словно умерла. Как-то по привычке вставали, делали свои дела.
   Через несколько месяцев после побега Колька прислал письмо. Он писал, что ранен в разведке: шел с отрядом по деревне, зашли в избу, а в дверях его ударили тесаком по голове. Писал, что лежит в лазарете, но в каком городе -- не сообщал.
   После случая с кроватью дед стал жаловаться на боль в пояснице. Он часто охал по ночам и спал беспокойно. Бабушка заставила его сходить в больницу. Выяснилось, что дед надорвался.
   -- Подхалим! -- кричала бабка. -- До старости дожил, а ума не нажил. За гривенник старался! Что, она тебя навек наградила гривенником-то, барыня твоя? Да?
   -- Да оставь ты, -- уныло просил дед. -- Разве я за гривенник? Помог уж просто!
   -- Помогай, помогай! Всем помогай! Твоя помощь всем нужна.
   Дед отмалчивался, чувствуя себя виноватым.
   Но Халюстины не забыли старательного старика. Однажды дворник Степан сказал деду, что домовладелец зовет его к себе.
   Дед вернулся сияющий и весь вечер рассказывал:
   -- Вхожу это я в кухню. Так, говорю, и так, барин вызывал. Горничная пошла, а после он сам выходит. "Ну, -- говорит, -- проходи ко мне в кабинет". Чума его возьми, в кабинет! А у меня ноги в щелоке. "Напачкаю", -- говорю. А он: "Ничего, уберут". А потом сел и начал: "Знаю, дескать, работник ты старательный. И как есть у меня свободное место, то хочу тебе предложить. Старшим дворником". Я-то сперва на попятный. "Грамотой, -- говорю, -- плохо владею, не сладить". А потом -- знаю, что ты загрызешь, ну и согласился.
   -- И хорошо сделал. Отказываться нечего. Двадцать рублей на полу не валяются, -- сказала бабушка.

***

   Перед великим постом мать Романа позвали убирать квартиру Халюстиных.
   Мать взяла с собой Романа, надеясь, что его хорошо покормят.
   Робко и нерешительно вошел Роман на господскую кухню, заставленную сверкающими медными тазами и кастрюлями. Горничная и кухарка, громко болтая, пили чай. Они тотчас же усадили Романа с матерью за стол.
   Роман пил чай и ел пирог, прислушиваясь к их разговорам.
   Пришла на кухню и сама Татьяна Павловна. Взяв Романа за руку, она отвела его в детскую, оклеенную розовыми обоями.
   -- Ну вот, сиди здесь, читай, играй, а когда придут мои девочки, познакомишься с ними -- вместе играть будете.
   Оставшись один, Роман огляделся. Заставленная диванчиками, столиками, этажерками, комната казалась очень уютной. На стенах, на обоях были нарисованы девочки, катающие обручи. Девочки смеялись. Все здесь имело счастливый и веселый вид. У фарфоровой собачки на этажерке была толстенькая, сытая мордочка. Куклы были с яркими щечками.
   "Вот черти", -- подумал с невольным уважением Роман и принялся за осмотр игрушек.
   Поднял куклу, повернул ее. Кукла раза два закрыла глаза. Нечаянно сжал ее, и кукла раздельно, так, что Роман вздрогнул от неожиданности, произнесла: "Мама".
   Были тут и солдатики, и автомобиль, и барабан, даже целая обстановка для комнаты. Но все игрушки были такие хрупкие, что казалось, сейчас развалятся. Взяв паровозик, Роман легонько толкнул его. Паровозик стремительно побежал по полу, наскочил на этажерку и перевернулся. Колесико отлетело в сторону.
   "Наигрался!" -- испуганно подумал Роман.
   Он сунул паровозик под этажерку, взял несколько книг и стал их перелистывать. Одну, другую, третью, но книги не понравились. Тогда пошел в комнаты, где работала мать. Помогал ей двигать стулья и столы, подавал тряпки и щетки.
   Раза два Татьяна Павловна заходила посмотреть, как идет работа, и, смеясь, говорила про Романа:
   -- Старательный помощник!
   Когда вечером, окончив работу, Роман с матерью собрались уходить, Татьяна Павловна вышла на кухню со свертком.
   -- Вот тебе, -- сказала она, передавая сверток Роману. -- Это котлетки, за работу. Приходи почаще помогать матери.
   -- Спасибо, -- сказал Роман и подумал про себя: "Почему не помочь, -- котлетки что надо".
  
   МОБИЛИЗАЦИЯ
  
   Иська, насвистывая, шел по двору. В руках у него болтались сапоги.
   -- Ты куда? -- спросил Роман, повстречавшись.
   -- К сапожнику, сапоги совсем развалились...
   -- Пойдем вместе.
   Роман любил ходить к Худоногаю, у которого часто собирались мастеровые и рассказывали разные истории. Кроме того, он редко виделся с Иськой, и ему хотелось с ним поговорить. Но Иська был хмурый и разговаривал нехотя.
   У сапожника пили чай.
   За столом сидели Худоногай, его жена Улита и Наркис, молотобоец от Гультяевых.
   Отдав сапоги, Иська и Роман присели у стола и стали слушать, о чем говорят.
   -- А ты все-таки что думаешь, а? -- спрашивал Наркис, с тревогой и ожиданием вглядываясь в лицо Худоногая. -- Ведь не имеют правов брать, а? Ведь забраковали же.
   Худоногай неуверенно пожимал плечами и, отводя взгляд, с напускной бодростью говорил:
   -- Не должны, если по закону.
   -- Не должны, -- радостно подхватил Наркис. -- А к чему же опять на пункт волокут?
   И опять тревога сквозила в глазах Наркиса, и опять Худоногай, отводя взгляд, говорил, утешая:
   -- А может так. Думают, которые поправились...
   Роман знал, что тревожило Наркиса. На улицах, на углах и под воротами снова расклеивали зеленые афишки о переосвидетельствовании всех забракованных при призывах. Завтра надо было идти и Наркису.
   Громко и тоскливо пел самовар.
   -- А вы чай-то хлебайте, -- шумно заворочалась Улита. -- Двадцать раз не буду для вас подогревать.
   -- Мы пьем, Уля, мы пьем, -- вздрагивая, говорил Худоногай и часто и шумно прихлебывал с блюдца желтую воду, мелко откусывая сахар.
   -- Ведь не за себя я, Кузьма Прохоры, -- снова говорил Наркис. -- Разве за себя боюсь?
   Худоногай сочувственно кивал головой.
   -- Мать-то как же? Ты рассуди, а? Работать она не может, слепая совсем.
   -- Не возьмут тебя, зря беспокоишься.
   -- Я тоже так решаю, что не возьмут, -- задумчиво тянул Наркис и вдруг, подняв голову, добавил: -- А если возьмут, так я сам не пойду.
   -- Правильно, -- сказал вдруг все время молчавший Иська. -- И не ходи.
   Все с удивлением посмотрели на него, а Иська, ничуть не смущаясь, стал пить чай.
   -- Ты, малец, помолчи, -- сказал Худоногай, -- без тебя решат, что правильно, что нет. Тут думать надо...
   -- А чего думать? -- неожиданно сказал Иська, отрываясь от стакана. -- Раз дядя Наркис не хочет воевать, так и не надо.
   -- А его и спрашивать не будут. Не он войну начинал.
   -- У нас на фабрике так говорят, -- сказал Иська. -- Войну затеяли богачи, которым она выгодна, а рабочие должны отдуваться. Вот теперь рабочие никто не хочет воевать, а их гонят, поэтому и нужно сделать так, чтобы все отказались воевать.
   -- Больно много знаешь, -- значительно сказал Худоногай. -- Только не везде разговаривай, а то уши надерут.
   -- Будет вам тоску нагонять, -- зевнув, сказала Улита. -- Заладят одно, как кукушки.
   -- И верно, -- засмеялся Наркис. -- Почитай-ка лучше стишки, Кузьма Прохорыч.
  
   Худоногай взглянул на жену и, видя ее одобрительную улыбку, полез в стол за тетрадью.
   Читал и поглядывал на Улиту. Улита была вроде цензора. Некоторые стихи она запрещала ему читать, другие слушала с улыбкой, кивая головой в знак одобрения. Худыногай читал про войну:
   Эх, война ты злая,
   Кто тебя надумал!
   Сколько ты люду убивала
   Пулями дум-дума.
   "Прослушав две строфы, Улита сурово оборвала мужа:
   -- Это брось... С такими стишками в полицию можешь попасть.
   Худоногай послушно прекратил чтение и взялся за другое.
   -- Мой ответ любителю пить политуру, -- объявил он торжественно.
   Пей сам презренную отраву,
   Но лучших чувств, стремлений не глуши,
   Не предлагай другому роковой забавы:
   В ней много зла, в ней нет живой души.
   Поздно вечером расходились по домам. Проедаясь с сапожником, Наркис спросил снова:
   --Так не возьмут, думаешь?
   --He возьмут, -- уверенно сказал Худоногай.
   -- Возьмут, -- тихо шепнул Роману Иська. -- Нынче всех берут, и больных и здоровых, только бы армию пополнять.
   --Откуда ты знаешь?
   -- На фабрике говорят, -- сказан Иська. -- на фабрике много чего говорят, только не все можно рассказывать, а то живо в участок попадешь.
   На другой день на приемном пункте после осмотра комиссия признала Наркиса годным к военной службе и зачислила в артиллерию.
   Домой он вернулся туча тучей. Через пять минут из конурки Наркиса выскочил Шкалик и стремглав помчался за ханжой, -- Наркис устраивал для мастеровых прощальную попойку.
   Весь вечер надрывалась отчаянно гармошка. Мастеровые орали песни, матюгались и плясали так, что сотрясался весь "Смурыгин дворец". Только Наркиса не было слышно. Наркис молча сидел у стола, то и дело подставляя стакан. Наркис запил.
   -- Ничего, -- ревел Шкалик, хлопая его по плечу. -- Не горюй. И к войне привыкнешь.
   Никто из обитателей "Смурыгина дворца" не мог уснуть, но никто не решался беспокоить загулявшую компанию.
   Утром кузница не работала. Перепившаяся компания провожала Наркиса на пункт. С ревом вывалились во двор.
   Сзади всех шла мать Наркиса. Вдруг Наркис остановился и огляделся вокруг с недоумением, словно только что проснулся на незнакомом месте. Толпа с любопытством глядела на Наркиса, а он вдруг сбросил на снег мешок и хрипло спросил:
   -- Братцы! Куда же это меня?
   Никто не проронил ни звука. Наркис смотрел то на одного, то на другого. Потом рванул ворот рубахи, обнажая грудь.
   -- За что меня, братцы! Куда же меня? -- закричал он отчаянно. -- Кому я мешаю?
   Толпа вздрогнула и попятилась. Мастеровые растерянно смотрели на Наркиса. Шкалик, пошептавшись с товарищами, подошел к нему.
   -- Идем, Наркис, -- забормотал он испуганно. -- Ну их всех к чертовой матери.
   Наркис оттолкнул его. Сорвав с головы шапку, бросил ее в снег.
   -- Не пойду! -- закричал он, дико ворочая глазами. -- Не пойду в солдаты! Пусть убьют здесь. Не пойду.
   -- Иди, Наркис, не буянь, -- сказал кто-то в толпе.
   -- Не пойду, -- упрямо ответил Наркис.
   -- Полиция возьмет. Иди лучше, -- спокойно продолжал упрашивать голос.
   Наркис задрожал и еще отчаяннее закричал:
   -- А, полиция! Сволочи! И пристав сволочь, и царь сволочь. Все сволочи!
   Наркис размахивал кулаками, ругался, крепко, злобно, без передышки, отводя душу. Толпа сочувственно молчала.
   Растолкав сгрудившихся зрителей, вынырнул управляющий.
   -- Что здесь? -- деловито спросил он.
   -- Уйди, гад! -- зарычал Наркис. Управляющий испуганно попятился и исчез,
   но через минуту снова появился в сопровождении дворников и деда.
   Дед пришел перепуганный и остановился, не зная, что делать.
   -- Отвести в участок! -- закричал управляющий. -- Что стоите?
   Дед огляделся, словно ища поддержки со стороны, потом ласково толкнул Наркиса.
   -- Иди, а! Брось ты тут скандалить, -- сказал он тихо.
   -- Не церемоньтесь с ним. В участок! -- опять крикнул управляющий.
   -- В участок? -- зарычал Наркис. -- Меня в участок?
   -- Да будет тебе, -- опять попробовал успокоить его дед.
   Наркис оттолкнул его.
   -- Паскуда! Продался, старый хрыч! -- закричал он. -- Барский холуй!
   Наркис размахнулся, словно хотел ударить деда, но в этот момент дворники по знаку управляющего кинулись на него и потащили к воротам. Наркис отбивался, не переставая ругаться. Шкалик, не выдержав, кинулся вперед.
   -- Выручай, братки! -- крикнул он мастеровым и бросился на дворников.
   Но никто не поддержал его. Шкалик подбежал к Степану, размахнулся, но Степан лениво отвел удар и тяжело стукнул его в грудь. Шкалик поскользнулся. Упал.
   Дворники вывели Наркиса за ворота и повели посреди улицы, закрутив ему руки за спину...
   Толпа разошлась. Снова стало тихо на дворе. Дядя Костя открыл кузницу, и сумрачные мастеровые уже разжигали горн.
   Вечером дед пришел домой особенно насупившийся и хмурый. Молча поужинав, он сел к окну и долго сидел не двигаясь. Потом ходил по комнате и разговаривал сам с собой вслух:
   -- За что он меня так? Барский холуй! А я испокон веков холуем не был. Кабы моя воля, я б разве тронул его? Ведь приказывает барин. Беспорядок... Чума ж их возьми!
   Но, видно, не мог успокоить свою совесть и, снова усевшись у окна, до одури глядел на голубые крыши и бормотал что-то себе под нос.
  
  
   НЕПРОПИСАННЫЙ ЖИЛЕЦ
  
   Мать часто ходила к Халюстиным. Она подрядилась еженедельно мыть полы в кухне и убирать комнаты.
   Роман всегда сопровождал ее.
   Мать не только не мешала ему, но даже была рада.
   -- Ходи, ходи, -- говорила она. -- Господа они сильные, богатые. Мне барыня говорила, что устроит тебя в хорошую школу. Будешь там всему учиться, образованным станешь, а образованным легко прожить на свете.
   Пока мать работала, Роман бродил по комнатам, разглядывая картинки в альбомах, книжки и разные безделушки, которых так много было в комнатах на столиках, на этажерках и на стенах.
   Однажды, забравшись в гостиную, он залез в кресло и стал смотреть картинки в журнале. В этот момент комнату вошел Халюстин, а за ним следом Татьяна Павловна.
   Не замечая Романа, они остановились посреди комнаты.
   Халюстин был взволнован.
   -- Черт знает что, -- сказал он сердито. -- Я сейчас получил уведомление, что из сводного батальона скрылся новобранец Наркис Дорогушин. Он жил у нас, и теперь полиция просит, если он появится здесь, задержать и направить в участок.
   Наркис удрал!
   Роман сразу бросил картинки, прислушиваясь к разговору. Домовладелец был очень расстроен и все время говорил о каком-то преступлении перед родиной, говорил, что раньше в армии не бегали солдаты, и называл Наркиса изменником.
   Татьяна Павловна повернулась к дверям и тут увидела Романа.
   -- Иди к матери, она тебя ждет, -- сказала Татьяна Павловна, выпроваживая его.
   Уже в дверях Роман услышал, как Халюстин сказал:
   -- Надо предупредить дворников.
   Роман прошел на кухню. Матери там не было.
   -- Она ушла, -- сказала кухарка и, взяв с блюда несколько куриных лапок, завернула в бумагу и сунула пакет Роману за пазуху.
   Роман даже спасибо не сказал. Он вышел во двор, не переставая думать о Наркисе. Вспомнил, как Наркис боялся военной службы, как буянил во дворе. Роману стало жалко его, но потом он повеселел. Все-таки удрал Наркис. Ловкач какой! Только бы не попался.
   Двор уже затихал. В окнах зажигались огни, перебивая синюю мглу вечера. На площадке еще катались на санках ребята.
   Роман свернул за дровяные сараи и пошел мимо темного здания. В этом здании раньше помещалось правление железных дорог. Правление выехало, и здание пустовало. Вдруг Роман остановился.
   Впереди мелькнула тень. Кто-то, согнувшись, шмыгнул на лестницу.
   Роман притаился. Дом был необитаем. Человек, прошмыгнувший на лестницу, мог только спуститься в подвал или полезть на чердак. Но чердак тоже был закрыт.
   Роман осторожно прокрался к окнам подвала и заглянул в одно из них. В это мгновение в подвале вспыхнул маленький огонек. Страх и жгучее любопытство охватили Романа. Едва сдерживая дыхание, он осторожно влез в подвал. Подвал он знал хорошо, так как не раз, играя в казаки-разбойники, прятался здесь.
   Осторожно ощупывая серые кирпичи, он дошел до угла и завернул. Шел тихо, ступая на концы пальцев. Черная мгла со всех сторон окутала его. Сердце Романа то останавливалось, то снова начинало бешено колотиться в груди. Медленно передвигаясь, Роман дошел до нового поворота и застыл неподвижно. Вдруг он почувствовал, что за углом кто-то стоит и тоже притаился, выжидая. Это было так страшно, что Роман чуть не закричал, но все же совладал с собой. Любопытство победило. Он осторожно вытянулся и заглянул за угол.
   В лицо ударил свет.
   На ящике посреди подвала стояла свечка, а у стены, прижавшись к кирпичам, стоял человек и глядел на Романа. Сильный толчок опрокинул Романа на землю. Человек навалился на него и сдавил ему горло, так что в ушах зашумело, а в глазах завертелись круги.
   -- Следить, сволочь? Я тебе послежу. Показывай морду!
   Сильные руки повернули Романа к свету. Роман, расширив глаза, глядел на лохматую голову, склонившуюся над ним, потом почувствовал, как разжались руки, державшие его за горло.
   -- Э-э! -- удивленно протянул человек и отпустил Романа.
   -- Наркис! -- воскликнул Роман, вскакивая. -- Наркис!
   -- А ведь я чуть тебя не задушил, Роман, -- сказал Наркис. -- Думал, кто из шпиков следит.
   -- А я тебя за вора принял, -- сказал Роман. Оглядевшись, он заметил в углу сено, примятое и покрытое какими-то тряпками. На ящике валялись горбушка хлеба и кусок колбасы.
   -- Здорово! -- сказал Роман. -- Значит, удрал?
   -- Удрал, -- тряхнув головой, как-то залихватски сказал Наркис. -- Не стерпел. Унтера дерутся, взводные кричат, тоже в морду лезут. Не под силу. Не зверь я. Сбежал. Буду пока здесь, а потом думаю в деревню податься...
   -- А тебя хватились, -- сказал Роман. И он передал Наркису все, что слышал у домовладельца.
   -- Да, -- задумчиво сказал Наркис. -- Поймают -- не помилуют. Только не дамся живым... Ты смотри, никому не говори. Проболтаешься -- погубишь меня.
   -- Никому не скажу, только я к тебе буду приходить.
   -- Приходи, но чтоб не заметили. Ну, беги теперь.
   Роман повернулся, но, нащупав за пазухой пакет, остановился. Достал куриные лапки, положил на ящик и пошел к выходу.
  
   АРЕСТ НАРКИСА
  
   О бегстве Наркиса знал уже весь двор. Ходили смутные слухи и толки. Одни говорили, что он уехал в Сибирь, другие уверяли, что он скрывается в чулане у матери.
   Один Роман знал правду. Тайна угнетала его. Тщательно обдумав все, он решил рассказать об этом Иське. Иська отнесся к рассказу очень серьезно.
   -- Надо подобрать ребят надежных. Будем Наркису помогать.
   В тот же вечер состоялось таинственное совещание, на котором присутствовали Женька Гультяев, Павлушка Чемодан, Иська и Роман.
   -- Вот что, -- сказал Иська, -- Наркис из полка удрал, на войну не пошел. Он прячется теперь, а его ловят. Поймают -- в тюрьму посадят.
   -- А почему он не пошел на войну? -- спросил Женька.
   -- Ишь ты, какой умный, -- засмеялся Чемодан. -- Тебе бы понравилось, если пуля или бомба в живот? В окопах интересно, думаешь, сидеть?
   -- А другие сидят?
   -- И другие не хотят, да боятся, а Наркис не побоялся, -- сказал Иська. -- Это царь затеял войну. Царю от этого выгода будет, а солдатам никакого интереса нет.
   -- Правильно, -- сказал Павлушка. -- В "Марсельезе" говорится: "Ему нужно для войска солдатов".
   -- Там не так.
   -- Нет, так.
   -- Ври больше...
   -- Нечего спорить, -- оборвал Иська ребят. -- Надо помочь Наркису, пока он в деревню не уедет. Надо ему пищу носить по очереди. Хлеб, еще чего-нибудь, чтоб он с голоду не помер.
   -- Это правильно, -- сказал Павлушка. -- Только нам не попадет?
   -- За что?
   -- Что мы против царя и против войны, выходит.
   -- Все рабочие не хотят войны, -- сказал Иська.
   -- А ты почем знаешь? Ты их спрашивал? -- спросил Женька.
   -- У нас на фабрике все против войны, только боятся громко говорить, -- сказал Иська.
   Женька хотел еще поспорить, но тут ребята накинулись на него, и он замолчал.
   С этого времени каждый день кто-нибудь из ребят лазил в подвал и относил Наркису еду. Иногда в подвале собирались все, и тогда Наркис рассказывал историю своего побега.
   А дома Роман с трепетом слушал, как дед, сокрушенно качая головой, говорил:
   -- Следи, говорит, за подозрительными, особенно, говорит, за старухой Дорогушиной следи. У нее, говорит, сын из армии бежал. Он, говорит, изменник, скрывается, не хочет на фронт идти. А кому интересно на фронт? Чума их возьми! И зачем же мне следить? Что же я, сыщик, какой, что ли? Мое дело двор -- порядок чтоб был, а чего же я за людьми буду смотреть?
   -- Молчи, дурак, -- говорила бабушка. -- А про жалованье забыл?
   Но дед только отмахивался.
   -- Пес с ним и с жалованьем. Вот возьму и уйду. Не могу я с людьми лаяться и на слезы их смотреть.
   Наркиса энергично искали. Несколько дней спустя после побега к матери Наркиса внезапно ночью пришли городовые. Обыскали всю квартиру, допрашивали мать, но та сама не знала, куда скрылся сын. И то, что дело приходилось иметь с полицией, еще больше разжигало мальчишек и заставляло еще больше быть настороже. Они берегли Наркиса и были уверены, что уберегут.
   В субботу, когда кончилась учебная неделя, на последнем уроке Гликерия Петровна раздала дневники с отметками за неделю. Получил и Роман свой дневник. В нем было две пятерки, три четверки и одна тройка. С хорошими отметками весело идти домой, потому что не надо прятать от матери дневник. Роман весело бежал домой и по дороге обдумывал, что можно отнести сегодня Наркису.
   На площадке "курорта" стояла толпа жильцов. В кучу сбились кухарки, портные, рабочие из щелочной. Около лестницы бегали городовые и суетился перепуганный и растерянный дед. Он разводил руками и, оправдываясь, что-то говорил приставу. Тот, хмурясь, коротко рычал:
   -- Ворона ты, а не дворник! Именно ворона!
   -- Виноват, не знал, ваше высокородие.
   -- Не знал? А зачем ты приставлен, а? Зачем именно? У собак блох считать?
   Роман нырнул в толпу и протолкался вперед.
   -- Прятался! -- кричала женщина в дырявом шерстяном платке, наспех накинутом на плечи. -- Целый месяц прятался! Ах ты, боженька мой!..
   -- Врешь! Две недели!
   -- Ах ты, боженька мой! Цельный месяц! -- Роман уже догадывался, но еще не хотел верить. Вдруг на него наскочил Женька.
   Женька был бледен и трясся.
   -- Наркиса нашли, -- сказал он, щелкая зубами.
   -- А где он?
   -- Еще в подвале. Городовые ищут.
   -- Ну, так еще не нашли. Может, он удрал давно, -- сказал Роман, но в этот момент в подвале зашумели.
   Все, жадно вытягивая головы, впились глазами туда, откуда доносились крики. С лестницы выскочил городовой и весело сказал приставу:
   -- Волокут. Сильный, бестия, едва справились!
   Городовые медленно, с усилием тащили Наркиса. Он сопротивлялся, отчаянно отбиваясь руками и ногами. Рубаха на нем была разорвана, все лицо расцарапано, в крови.
   Толпа невольно отшатнулась. Наркис на мгновение встретился глазами с десятками устремленных на него глаз и вдруг закричал:
   -- Помогите!
   -- Эх, сволочи! Как ломают! -- вздохнул кто-то в толпе.
   Вдруг Наркис, дернувшись, освободил руку и ударил городового в грудь.
   -- Держи! -- крикнул пристав на деда. -- Что стоишь?
   Дед ошалело оглянулся и, подскочив к Наркису, хватил его за руку.
   -- Будет тебе! Брось скандалить, -- забормотал он испуганно.
   Но Наркис, увидев деда, еще больше озверел.
   -- Убью! -- зарычал он. -- Уйди, холуй господский! Христопродавец! Иуда, доносчик!
   И сразу дед, словно побитый, отпустил Наркиса и отошел в сторону.
   Больше Наркису говорить не дали. Городовые поволокли его через двор, а за воротами уже дожидался извозчик.
   -- Как барина, повезли, -- сказал булочник, вышедший из пекарни. -- Забьют теперь в гроб...

***

   Как увезли Наркиса, дед пошел прямо домой и контору закрыл раньше времени. Расстроился, видно, сильно. Ходил по комнате взад-вперед, присаживался в разных углах. Бороду разглаживал, морщился чего-то, словно большую задачу решить не мог. Потом, крякнув, молча накинул на плечи полушубок, забрал выписки и ключи и вышел.
   Вернулся дед к ужину. Молча разделся и, сев за стол, сурово сказал, ни к кому не обращаясь:
   -- Так что я больше не старшой.
   -- Это почему? -- спросила бабушка.
   -- Потому что расчет взял.
   Бабушка окаменела. Ложку выронила из рук.
   -- Батюшки! Да ты сдурел, окаянный!
   Но дед, обычно кроткий, вдруг бросил есть и так поглядел на бабушку, что она замолчала.
   -- Служил через силу. Не моя работа, -- сказал дед мрачно. -- Буду тележку возить, камни ворочать, да никто не посмеет холуем обозвать.
   -- Откажут мне теперь, -- сказала мать тихо.
   -- Пускай, -- буркнул Роман, а про себя подумал: "Ни котлеток, ни лапок ихних не надо".
  
   КОНЕЦ ФАРАОНОВ
  
   ПРОИСШЕСТВИЕ У КИНЕМАТОГРАФА
  
   Падал мягкий ленивый снежок. Было тепло. На узкой, как щель, Садовой улице толкались извозчики, автомобили и трамваи, бежали торопливо прохожие. Был шумный вечерний час, когда город начинал развлекаться.
   Роман, Женька и Пеца прошли площадь Сенного рынка. Вдали замелькали два круглых фонаря кинематографа. Прибавили шагу.
   И вот, когда кинематограф был уже почти рядом, на улице что-то случилось. Прохожие вдруг замедлили свой бег, кто-то остановился, с тревогой поглядывая в сторону рынка и указывая туда рукой. Бешено мчавшийся лихач на всем скаку осадил лошадь. Сидевший в пролетке господин в шляпе поднялся и через голову извозчика стал смотреть вперед. Ехавший трамвай захлебнулся звоном и, рыча тормозами, встал. За ним немедленно остановился другой. Кто-то испуганно спросил:
   -- Что случилось?
   -- Раздавили, наверное, кого.
   Но, заглушая слова, совсем близко зазвенело разбитое стекло.
   Городовой, стоявший на углу Гороховой, заметался, кинулся, было на шум, потом остановился и вдруг, отчаянно засвистав, бросился в противоположную сторону по Гороховой улице.
   А по тротуару и мостовой, громко и невнятно галдя, побежали люди. Опять где-то рядом треснуло и зазвенело стекло. На тротуаре около больших витрин кафе-ресторана быстро выросла толпа. Она сперва покрыла всю панель, потом сползла на мостовую, растянулась на всю улицу, останавливая на пути извозчиков, автомобили, трамваи. Все что-то кричали. Рядом с Романом скуластый мужчина в рваном зимнем пальто надрывался:
   -- Бе-ей! Бе-ей!
   Роман видел, как над толпой, освещенный ярким светом витрин вырос человек. Человек замахал руками и, что-то хрипло прокричав, исчез. Большое зеркальное стекло, за которым виднелись столики и люди, сидевшие за ними, вдруг треснуло, сверкнуло, как молния, тысячью ослепительных зигзагов и грузно, со звоном осело на мостовую. Из образовавшейся дыры густо пошел пар, и в пару заметались сидевшие за столиками люди.
   -- Бьют! -- взвизгнул Пеца. Толпа залила уже всю улицу. Вдали над головами взметнулся флаг, и несколько голосов сперва тихо, потом все громче запели:
   Отречемся от старого мира,
   Отряхнем его прах с наших ног
   Толпа заколыхалась и тихо двинулась вперед по улице, увлекая за собой и ребят. И уже на всю улицу гремело подхваченное всеми:
   Вставай, поднимайся, рабочий народ!
   Иди на врага, люд голодный!
   Раздайся клич мести народной...
   Ребят понесло мимо кафе с разбитыми стеклами, в котором испуганные официанты гасили свет и поспешно закрывали ставнями окна.
   Толпа стремительно двигалась вперед. Роман, забыв про все, шел вместе с толпой.
   Роман вспомнил рассказы Кольки о девятьсот пятом годе, о забастовках рабочих, вспомнил картинку из какого-то журнала, на которой точно так же, как сейчас, шли люди с флагами.
   Женька испуганно глядел по сторонам и все пытался выскочить из толпы. Он трусил.
   -- В кинематограф опоздаем. Вылезайте! -- закричал он наконец.
   Тогда ребята кинулись наперерез толпе, стараясь выбраться на панель. Но толпа вдруг останов вилась. Минуту все толкались в нерешительности на месте, потом сперва медленно, а затем быстрее и быстрее все попятились назад. Впереди тревожно закричали:
   -- Спасайся! Фараоны!
   Люди шарахнулись в разные стороны. Улица сразу опустела. Ребята растерянно остановились посреди дороги, поглядывая на редкие фигуры демонстрантов, бежавших мимо. Мужчина в тяжелом ватном пальто, увидев мальчишек, грубо толкнул их на панель.
   -- В подворотню, пащенки! -- закричал он, толкая их в калитку. -- Марш в подворотню!
   В подворотне было много народу. Все стояли, молча прислушиваясь.
   Вот вдали послышался дробный стрекот. Топот быстро разрастался и скоро перешел в оглушительный треск. А через минуту мимо ворот, выбивая из камней голубые искры, с грохотом промчался отряд конных городовых.
   -- Господи! Господи! -- прошептал кто-то из стоявших рядом с Романом. -- Всех бы передавили!
   Роман взглянул на своего спасителя. Мужчина стоял, вытирая лицо платком, и, злорадно улыбаясь, бормотал:
   -- Проехали, проклятые!
   Снова на улице стало тихо и покойно, как будто ничего не случилось. Поползли трамваи, побежали люди. Только в кинематограф ребята не попали -- было уже поздно.

***

   На другое утро дед в праздничной рубахе ходил по квартире.
   -- Ведь это разве мыслимое дело, чтоб царя сразу скинуть. С ума спятили, с флагами ходят, чума их забери.
   Сестры не было, она ушла в город глядеть, гулять. Мать пошла было на рынок, но скоро вернулась, ругаясь. Все магазины и рынки были закрыты.
   -- А как же в школу? -- спросил Роман.
   -- Нет сегодня школы. Распустили вас.
   Быстро одевшись, Роман выскочил на двор. День был морозный, солнечный. Во дворе было не по-обычному тихо и пустынно. Кузница была заперта большим висячим замком, закрыты были и мастерские. Двор словно вымер. Зато с улицы доносился непонятный, тревожный гул.
   Почти у самых ворот Романа догнал Иська.
   Старый знакомый проспект с желтыми зданиями казарм и пустынным церковным садом, где только голодные вороны перекликались между собой, проспект, где знакома каждая тумба, сегодня был неузнаваем. Люди, веселые и праздные, толкались на тротуарах, густо, как сельди, шли по мостовой, стояли на трамвайных путях. Трамваи не ходили, не видно было и извозчиков. Только изредка, расхлестывая по сторонам толпу, урча, проносились грузовики, наполненные солдатами с развевающимися красными флагами.
   Солдаты кричали "ура". Им отвечала улица, и рев катился вслед за автомобилями, то обгоняя их, то отставая.
   -- На Невский идем! -- крикнул Иська. -- Там митинги.
   Ребята выскочили на Садовую и пошли посередине дороги. Все тоже направлялись к Невскому. Иногда люди останавливались кучками у расклеенных на стенах плакатов и читали громко вслух:

"ГРАЖДАНЕ СВОБОДНОЙ РОССИИ!.."

   Всю дорогу Иська непрерывно говорил о революции и о том, что теперь без царя будет лучше жить и свободнее.
   -- Вот теперь будут правительство выбирать, которое от народа будет, -- говорил Иська. -- Скоро по фабрикам и везде будут выборы.
   -- А здорово это, как царя сразу скувырнули, -- вставил Роман, но Иська только улыбнулся.
   -- Сразу, говоришь? Нет, брат, не сразу. А сколько сидит по тюрьмам и в Сибирь сослано! Революцию давно хотели устроить, да все не выходило. А теперь скоро и войне конец. У нас на фабрике только об этом и говорят. Война всем надоела, да она и не нужна никому, кроме буржуев.
   Иська так уверенно рассуждал обо всем, что Роману стало обидно, почему он не на фабрике. Иська словно угадал его мысль.
   -- Жалко, что ты не на фабрике, -- сказал он, -- а то тоже был бы пролетарием. Ну, да еще будешь.
   Ребята подошли к Невскому и остановились. Дальше не пускали. Во всю ширину Садовой улицы стояли цепью солдаты, заграждая дорогу. Перед цепью бегал молоденький офицер и то кричал на толпу грозным баском, то упрашивал:
   -- Граждане, прошу! Подайтесь назад, прошу вас...
   В толпе смеялись. Солдаты добродушно улыбались. На штыках их винтовок были привязаны алые бантики.
   Чтобы попасть на Невский, ребята пробежали по Банковскому переулку. На набережной канала группа солдат и штатских окружила двух офицеров.
   -- Не смеете! -- визжал усатый офицер и крепко держался за шашку. Шашку тянул солдат в папахе набекрень и в распахнутой шинели.
   -- Сымай, ваше благородие, сымай, -- говорил солдат, ухмыляясь. -- Все одно отберут.
   Мимо ребят прошла толпа демонстрантов с флагом и пением. Впереди толпы шел мужчина в котелке -- худой, с длинной жилистой шеей -- и особенно отчаянно пел:
   Царь-вампир из тебя тянет жилы,
   Царь-вампир пьет народную кровь.
   Невольно Роману показалось, что именно из этого человека больше всего жил и крови вытянул царь-вампир.
   Нахлынувшая толпа завертела Романа. Когда он оглянулся, Иськи уже не было. Иська потерялся.
   Роман наугад пошел по улице, жадно следя за всем происходящим. У Владимирской услышал звуки марша. Невский пересекала стройная колонна солдат. Перед оркестром несли знамена. Оглушающее "ура" не смолкало все время, пока шли солдаты. И опять Роман заметил, что штыки винтовок были украшены алыми бантиками. Как будто капельки крови застыли на них.
   На Знаменской площади, у памятника Александру Третьему, шел митинг. А мимо сновали грузовики, и у солдат на штыках были бантики, а на груди поблескивали пулеметные ленты патронов.
   Солдаты улыбались, штатские кричали "ура"; и Роману казалось, что сегодня праздник, а завтра начнется новая, счастливая жизнь.
   Долго бродил Роман по городу. О доме вспомнил, когда уже сгущались сумерки, а люди, час назад кричавшие "ура", торопливо бежали домой, Город быстро и незаметно затих. Улицы опустели. Только грузовики с солдатами чаще проносились по улицам, но солдаты больше не пели.
   Неуловимая тревога расползалась по темнеющим улицам, и последние пешеходы торопливо исчезали в воротах. Роман быстро шагал по Загородному, пугливо оглядываясь и прислушиваясь к тишине.
   Вдалеке что-то треснуло и раскатилось, словно камень по плитам пустынного и большого зала. Стреляли далеко, но гул выстрела разнесся по всей улице. Где-то хлопнула калитка. В окнах стал гаснуть свет. Выстрел повторился, потом еще и еще.
   Роман прибавил шагу. Что означали эти выстрелы, он не знал, но догадывался, что революция еще не победила и где-то идет бой. А выстрелы не прекращались. Они гремели то где-то далеко, то совсем рядом, хотя людей было не видно.
   Роман выскочил на Забалканский и побежал к Первой роте. Пустынные улицы как-то странно оживились. Везде в подворотнях и по стенам двигались серые тени с винтовками, среди которых изредка попадались черные пальто. Роман не оглядываясь несся по улице. Теперь грохотало со всех сторон. Кто-то кричал:
   -- К офицерскому собранию!
   Вдруг Роман споткнулся обо что-то большое и мягкое. Остановившись, он увидел старуху, которая, раскорячившись, ползла по земле.
   -- Ляг, ляг, недужная сила! Ай смерти захотел? -- зашипела она на Романа.
   Роман, не слушая, помчался дальше. У Тарасова переулка солдат стало еще больше. Согнувшись, они перебегали по проспекту.
   Стрельба усилилась. Солдат, обогнавший Романа, опустился на колено, щелкнул затвором, приложился и выстрелил. Из дула выскочил голубоватый огонек, и Роману показалось, что земля дрогнула.
   -- В темные окна пали! -- крикнул солдат и побежал вперед.
   Кто-то схватил Романа и толкнул в Тарасов переулок.
   -- Стоять здесь и не высовываться! -- скомандовал молодой парень в кожаной тужурке.
   Роман, оглядевшись, увидел, что он не один. У стены уже стояло несколько человек в штатском. Все они внимательно глядели на стену противоположного дома.
   -- Во! Во! Еще! -- возбужденно вскрикивал седенький старичок в шубе и указывал на стену, с которой, не переставая, кусками отваливалась штукатурка. Это работали пули.
   -- Из собрания палят, -- сказал кто-то тихо.
   -- Из собора, с купола, -- перебил старичок. -- Городовые там с утра засели.
   Несколько человек, устав ждать, пригнулись и побежали через улицу. Побежал и Роман. Было жутко и интересно бежать, чувствуя, что это не игра, а настоящая опасность.
  
   КАК ВАСЬКА ОСИРОТЕЛ
  
   Каждый день во двор приходили из городской милиции и искали городовых. Но городовых в доме не было. Единственный проживавший -- отец Васьки -- и тот исчез. Говорили, что он скрывается в доме на чердаке, но точно никто ничего не мог сказать. Васька ходил грустный, и не похоже было, что ему известно, где отец.
   Двор теперь не подметали, и грязь сразу расползлась по всему дому. Дворники перестали работать. По вечерам весь дом собирался на площадке курорта. Здесь происходили горячие митинги. Спорили о судьбах России. Спорили горячо, чуть не ссорясь, словно каждый стал министром. И непременным оратором на этих митингах был Кузьма Прохорыч Худоногай.

***

   Через несколько дней после переворота закрылся кинотеатр "Аврора", а в его помещении открылся солдатский клуб. В клубе ежедневно происходили митинги, спектакли, танцы.
   И Серега Спиридонов вдруг предложил:
   -- Давайте свой клуб устроим.
   -- Хорошо бы. Только где?
   -- А на пустыре. Землянку выроем -- и готово.
   Женька стащил из кузницы отца две лопаты. Ребята долго ходили по пустырю, выбирая место для землянки. Наконец единогласно решили, что самое удобное -- рыть у забора.
   Так как лопат было всего две, то копали по очереди. Серега и Пеца, вызвавшиеся копать в первую очередь, разделись, поплевали на руки и стали разгребать рыхлый талый снег. Земля, уже нагретая и мягкая от солнца, поддавалась легко.
   Пока двое работали, остальные собирали нужный для постройки материал. Притащили несколько кусков ржавого листового железа, доски. Женька сколотил две скамеечки и стол. Пеца принес из дома кусок красной материи, а Роман достал портрет Керенского, который принесла из типографии сестра.
   К вечеру землянка была готова. Правда, в ней было темновато, но зато это был свой клуб, а от сырости помогал костер, который развели ребята посреди землянки.
   Роман занялся украшением стен клуба. Повесил портрет Керенского, а под ним кинжал, когда-то сделанный Наркисом.
   -- Если клуб устроили, -- сказал Серега, -- то мы должны примкнуть к какой-нибудь партии.
   Стали выбирать партию. Серега предложил вступить в анархисты. Роман -- в партию социалистов-революционеров. Спорили только об этих двух партиях, так как у остальных были скучные названия.
   Большинство склонилось к социалистам-революционерам. Тогда Роман известкой нацарапал на куске материи два слова:
   Социалисты-революционеры.
   Тряпку как флаг повесили на стене против портрета Керенского.
   Когда ребята уже хотели расходиться по домам, в землянку пришел Васька.
   -- Вона вы где, -- сказал он.
   Ребята окружили его, ожидая, что Васька будет хвалить их работу, но Васька молчал.
   -- Ну как? -- спросил Женька, не вытерпев. -- Хорошая землянка?
   -- Хорошая, -- сказал тихо Васька.
   --А хочешь к нам в партию записаться?
   --Хочу.
   -- Пойдешь завтра с нами в цейхгауз?
   -- Пойду, -- нехотя ответил Васька и опять замолчал.
   Беседа не ладилась. Тут ребята вспомнили, что у Васьки все еще не отыскался отец.
   -- Так и не приходит? -- спросил Женька.
   -- Нет, -- сказал Васька, -- не приходит. Убили его, верно. -- И голос у Васьки дрогнул.
   Ребятам стало неловко.
   -- Не может быть, -- сказал Серега. -- Он прячется где-нибудь, а после придет. Ты не горюй, ей-богу, придет, -- добавил он, чтобы утешить товарища.
   На другой день вся компания ходила в цейхгауз за инвентарем для клуба. Темное низенькое здание казармы, стоявшее против дома веселых нищих, было заброшено. Часовые, как маятники, болтавшиеся перед воротами, внезапно исчезли. Вход в казарму стал свободным для всех. В казарменном дворе царил хаос. Посредине на площадке стояли вывезенные и неубранные двуколки. Тут же находились два снаряженных орудия. Лошади бродили без привязи по двору и толкались около раскрытых дверей сеновала -- огромного деревянного корпуса. Двор был пустынен и тих. Корпуса складов, окружавшие его со всех сторон, стояли с разбитыми и взломанными дверями.
   Ребята завернули в узенький проулок и остановились около длинного деревянного здания.
   На дверях висел огромный тяжелый замок. Но ребят не смущало это обстоятельство.
   Между дверью и землей была большая щель. Женька первый лег на землю и, как червяк, прополз под дверь. За ним по очереди полезли и остальные.
   В сарае было темно. Узенькие запыленные оконца едва освещали помещение, заваленное ящиками и кипами гимнастерок.
   Ребята принялись за дело. Вскрывали ящики тесаками, распарывали тюки, копались в них. Срезали медные пуговицы с мундиров. Примеряли кивера, сдирали с них блестящую клеенку. Женька обрывал с парадных мундиров малиновые нагрудники. Роман запихивал за пазуху противогазы. Васька ничего не брал. Он искал патроны. Серега помогал ему.
   Наконец Серега выволок на середину два плоских тяжелых ящика. Ребята сбили крышки. В ящиках лежали аккуратно уложенными рядами патроны. Ребята совали их за пазуху, в карманы, в каждую дыру, куда можно было пихнуть.
   Потом тем же путем выбрались из сарая и пошли домой.
   В клубе разбирали добычу. Часть имущества развесили по стенам, часть решили унести домой. Васька сосредоточенно выдергивал зубами головки патронов и высыпал в мешок порох. Он ничего не принес, кроме патронов, зато их у него было больше двух сотен.
   -- Зачем тебе столько пороху? -- спросил Женька.
   -- Высыплю и продам, -- сказал Васька, -- а то жрать скоро нечего будет.
   Васька, словно предчувствуя что-то и не надеясь больше на помощь отца, решил заняться хозяйством.
   Ребята еще сидели в землянке, когда невдалеке раздались грузные шаги.
   -- Старший дворник, -- прошипел Пеца, срывая кивер и швыряя его под лавку.
   Все вскочили, собираясь бежать, но вход уже загородила грузная фигура Григория Ивановича.
   -- Это что же вы тут делаете? -- спросил он.
   -- Ничего, -- сказал Роман. -- Сказки рассказываем.
   -- А землянку-то сами вырыли? -- опять спросил дворник.
   Ребята приободрились. По-видимому, дворник пришел не для того, чтобы разогнать их.
   -- Сами. Мы клуб устроили здесь.
   -- Клуб? Ишь ты! Ну играйте, играйте. Только не бедокурить, а то всех прогоню и землянку разрушу.
   Григорий Иванович уже собирался уходить, как вдруг, словно вспомнив что-то, остановился.
   -- А что, Васька тут, у вас?
   Ребята насторожились, а Васька, побледнев, молчал.
   -- Тут он, -- сказал Роман, выталкивая вперед Ваську.
   -- Иди завтра в Обуховскую больницу, -- сказал дворник. -- Батька нашелся, а после, как сходишь, приходи ко мне. Слышишь, поговорим.
   -- Слышу, -- отозвался Васька, и дворник, крякнув, ушел.
   На другой день ребята вместе с Васькой ходили в больницу. Васькиного отца нашли в покойницкой. Он лежал среди других трупов, голый, посиневший и скрюченный, словно ему было холодно. Голова его была разбита и залита запекшейся кровью. Рот оскален. У ног лежали изорванная в клочья шинель и сапоги, а на желтой щиколотке на тонкой бечевке болтался номерок.
   Васька не плакал. Он так же, как другие мальчишки, с ужасом и любопытством смотрел на отца и только был бледен, да губы у него дергались.
   Потом в конторе Ваську спрашивали о похоронах. Васька отказался хоронить. Ему отдали какие-то письма, бывшие у отца, и кошелек с тринадцатью рублями. Да еще сапоги прихватил Васька. Сапоги, возвращаясь домой, продал за пять рублей маклакам на рынке.
  
   ГЕРОИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ
  
   Революция, перевернувшая весь город, совсем не коснулась училища.
   Там по-прежнему было чинно, скучно, и даже портреты царей Александра Второго и Николая Первого по-прежнему висели в классе, и только последний царь был затянут черным коленкором. Собственно, Роману было все равно, висят цари или нет, но иначе на это смотрел Пуговочкин, худенький, маленький парнишка, новый товарищ Романа. И когда он, покачав головой, показал многозначительно на портреты, Роман вдруг тоже покачал головой:
   -- Царизм разводит Гликеша... -- И, нахмурив брови, заявил: -- Надо принять меры...
   Собрали экстренное собрание. Роман держал речь:
   -- Мы, как революционеры, не можем учиться в классе, где висят портреты царей-вампиров...
   -- Врешь! -- кричали ему. -- Сам вампир! Хулиганы! Портреты не мешают!
   -- Нет, мешают! Долой царей!
   -- Не позволим снимать! -- выкрикивал Зелинский. -- Знаем вашу шатию!
   Но тут вмешались другие ребята и закричали на Зелинского. Большинство оказалось за Романа.
   -- Снимай портреты! Долой! -- вопили ребята" Сбегали на кухню, притащили стремянку, и Роман с Пуговочкиным полезли за портретами.
   Под бешеное "ура" стащили бородатого Александра и уже принялись за Николая. Но тут на шум прибежала Гликерия Петровна.
   Класс позорно струсил. Мгновенно все очутились на своих местах, и только Роман с Пуговочкиным застыли у стремянки.
   Гликерия Петровна оглядела класс, потом подошла к стремянке.
   -- Вы сняли?
   -- Мы, -- сказал хмуро Пуговочкин.
   -- Зачем? Они вам мешали?
   -- Цари, -- опять буркнул Пуговочкин.
   -- Дурак, -- захихикали на партах, где сидела компания Зелинского.
   Гликерия Петровна долго молчала, потом, отвернувшись, не глядя сказала:
   -- Повесь на место.
   -- На место, -- захихикали на партах. -- Вешай!..
   Но Пуговочкин не двинулся с места. Гликерия Петровна обернулась.
   -- На место! -- резко крикнула она.
   Роман дернулся к портрету, а Пуговочкин стоял, хмуро поглядывая на учительницу, потом повернулся и, дойдя до своей парты, сел.
   -- Вон! -- крикнула Гликерия Петровна. Пуговочкин встал и вышел.
   В марте начались экзамены. Роман окончил начальную школу с хорошими отметками.
   Теперь он целыми днями пропадал на улице. Все было ново и интересно. Каждый день ходили демонстрации. Появилось много солдат и матросов. Они гуляли по городу с девушками. Высыпали на панели тысячи торговок и торговцев. Они продавали семечки, яблоки, мармелад и книжки про Распутина.
   В садах играла музыка и все дорожки были забиты гуляющими.
   Было везде весело и празднично. Даже не верилось, что война еще не окончена. Все как будто забыли о ней.
   С фронта самовольно стали возвращаться солдаты. Это еще больше усиливало впечатление, что война окончена.
   Однажды вечером, когда Рожновы всей семьей пили чай с ржаными лепешками, испеченными бабушкой, в дверь тихонько стукнули, потом загремели тяжелые шаги, и в комнату вошел солдат. Солдат был в потрепанной грязной шинели, в папахе и с большим вещевым мешком за плечами. Из-под поднятого воротника видна была светлая курчавая бородка.
   -- Вам кого? -- спросила несмело мать, выходя ему навстречу.
   Солдат, медля с ответом, оглядел комнату, потом улыбнулся и спросил:
   -- Любовь Никифоровна здесь живет?
   -- Здесь, -- сказала мать и вдруг, тихо вскрикнув, кинулась обнимать солдата.
   -- Александр!
   -- Шуратка! Внучек, дорогой ты мой! -- запричитала бабушка.
   Теперь и все узнали солдата. Бросились к нему, тормошили, наперебой обнимали.
   Александр по очереди перецеловался со всеми, потом сбросил на пол мешок, разделся и пошел умываться. Мать, бабушка и Роман побежав ли за ним. Они толкались вокруг рукомойника, помогая ему, но больше мешали.
   Опять все уселись за стол. Опять пили чай, хотя была глубокая ночь. Александр до рассвета рассказывал о фронте, о войне, о страшных "чемоданах", о революции в окопах. Рассказывал про большевиков, как они с фронта бегут. Называл их изменниками.
   -- А ты-то совсем приехал?
   -- Нет, -- сказал Александр. -- Мы, фронтовики, приехали тыл чистить. Много тут паразитов развелось, а на фронте воевать некому и незачем.

***

Жара душила город. Зеленая стена пыли повисла над улицами. Люди едва передвигали ноги. Собаки лениво трусили, высунув языки и часто дыша. По улицам бегали мальчишки с четвертными бутылями в руках. Бутыли были наполнены зеленоватой и розовой водой.

   -- Квасу! Клюквенного, лимонного! -- кричали мальчишки.
   Роман забрался за пушки памятника. Лег в тень на траву и стал смотреть на улицу, на извозчика, который напрасно понукал остановившуюся лошадь.
   Недалеко от Романа на камне сидел парень. Лицо парня, давно не бритое и заросшее грязью, было весело. На парне едва держались рваная рубаха и синие крестьянские шаровары. Рядом с ним лежали толстая суковатая палка и мешок. Парень часто поглядывал на Романа. Он тоже следил за извозчиком, а когда тот бросил кнут, подошел и ударил лошадь кулаком по морде, парень не выдержал и выругался.
   -- Вот сволочь! -- сказал он, оборачиваясь к Роману. -- Думает, лучше будет. Самого бы так съездить по рылу.
   -- Не понравилось бы, -- сказал Роман. Наконец лошадь пошла. Говорить было не о
   чем. Парень достал из мешка хлеб и стал есть.
   -- Недалеко, верно, живешь-то? -- спросил парень неожиданно.
   -- А вон в том доме, -- ответил Роман.
   -- Большой дом!
   -- Порядочный.
   --А как тебя звать?
   -- Роман. А тебе зачем?
   -- Да так, -- парень вдруг засмеялся и замолчал, пристально разглядывая Романа.
   Роман перестал обращать на него внимание. Задумался. Глядя на пыльную траву сада, он вспоминал, как когда-то здесь гуляли кантонисты и собиралась шайка "Саламандра". Теперь все исчезло. Около памятника по вечерам собирались солдаты, пели песни, тирликали на гармошке.
   "Когда-то здесь и Колька гулял с ребятами", -- подумал Роман. Где-то он теперь? Писем от него совсем не приходило. Если на фронте еще, то почему не едет домой? Ведь Шурка приехал же.
   -- Паренек, а нет ли у тебя закурить? -- спросил оборванец неожиданно.
   Роман вздрогнул. Минуту соображал, потом, кивнув головой, полез в карман. Оборванец взял папироску и чиркнул спичкой. Роман тоже закурил.
   -- Давно куришь-то?
   -- А тебе что за дело?
   -- Значит, есть дело, если спрашиваю, -- и парень снова улыбнулся.
   "Чего он скалится?" -- подумал Роман, внимательно и осторожно приглядываясь к парню.
   Оборванец затянулся, пустил струйкой дым и сказал:
   -- А ведь я тебя знаю.
   -- Соври лучше, -- сплюнув, спокойно ответил Роман.
   -- И врать не буду, -- ухмыльнулся парень. -- Не только тебя, а всех родных твоих знаю и, где живешь, знаю. Вон там, на заднем дворе живете.
   --Верно?
   -- Верно.
   -- А что, брат-то старший вернулся с войны?
   -- Вернулся, -- сказал Роман и разинул от изумления рот. -- Ты его знаешь?
   -- Шурку-то? Еще бы не знать. Вместе росли. Парень словно давился от смеха.
   -- В кантонистах вместе были? -- расспрашивал Роман.
   -- Зачем в кантонистах? В одном доме, вместе росли.
   -- Ну, это ты врешь! Я что-то тебя не помню.
   Парень захохотал.
   -- Не помнишь?
   -- Нет, -- твердо сказал Роман.
   Тогда оборванец, перестав смеяться, вдруг спросил:
   -- А Пинкертонов кто тебе давал читать? Не помнишь? А про Наполеона кто рассказывал?
   Роман вздрогнул. Приподнявшись, пристально стал разглядывать парня. Парень, чуть улыбаясь, смотрел на Романа. И по этой манере улыбаться, чуть скосив губы, Роман вдруг признал оборванца.
   -- Колька! -- испуганно прошептал он, все еще не веря.
   Парень кивнул головой.
   -- Наконец-то! -- сказал он, улыбаясь. -- А я уж думал, ты совсем забыл, что у тебя есть брат. Давно слежу за тобой, а ты все узнать не мог. Ну, да и тебя не легко узнать. Вырос тоже здорово.
   -- Как же ты попал сюда? -- спросил Роман.
   -- Очень просто -- где пехом, где на поезде, так и добрался.
   -- И давно здесь?
   -- Порядочно.
   Роман перевел дух,
   -- Что же ты домой не идешь?
   Колька сидел опустив голову, молчал. Роман решительно вскочил,
   -- Идем домой, -- сказал он. -- Мать будет рада как!
   -- Рада? -- недоверчиво спросил Колька.
   -- Ей-богу, рада. Она ж тебя каждый день вспоминает.
   Колька задумался.
   -- Вот что, -- сказал он наконец. -- Пока не говори. Скажешь, когда я велю тебе, а пока сбегай домой да принеси чего-нибудь, жрать здорово хочется.
   Спустя полчаса Роман лежал на траве и смотрел, как брат жадно ест селедку. Никогда не думал он, что брат вернется с фронта не в новенькой шинели с медалями или нашивками, а исхудавший, обросший бородой, в драных холщовых штанах и в замызганной рубахе.
   Колька, словно угадав его мысли, усмехнулся.
   -- Что, не ждал такого?
   -- Нет, -- сказал Роман.
   -- Еще бы!
   Колька бросил селедку, вытер губы ладонью и, закурив, развалился на траве.
   -- Я и сам думал, что вернусь домой на худой конец поручиком. Да чего поручиком! Когда удирал, так, честно скажу, думал -- генералом буду...
   -- Генерал, -- фыркнул Роман.
   -- Чего смеешься? На войну-то я зачем подрал добровольцем? Герой нашелся какой!
   Колька говорил, словно подсмеивался над собой.
   -- План был у меня наполеоновский. Доехать до Пскова, а оттуда, думал, прямо в окопы попаду и начну немцев лупить. Пошел на Варшавский вокзал. Денег-то было мало. Решил ехать зайцем в товарном вагоне. Смотрю, стоит состав -- вагоны с сеном. Двери закрыты. Я забрался в один вагон через окно, закопался в сено. Заснул. Просыпаюсь -- поезд жарит вовсю. Обрадовался. Ехал так трое суток. Вылезти боялся -- вдруг останусь? Потом приехали. Выглянул в окно -- вокзал большой. Псков, наверно. Дождался вечера, вылез, читаю на вокзале: "Станция Клин". Э, думаю, не доехал. А тут пассажирский подошел. Сел в него -- и дальше. А Клин-то недалеко от Москвы был. Ну, и приехал в Москву. Что будешь делать. Ехал к фронту, а уехал, наоборот, от фронта.
   Колька потянулся, зевнул и, замолчав, уставился в небо. Роман тоже поглядел на небо. Там, летели клочковатые, как комья ваты, облачка, освещенные заходящим солнцем.
   -- А дальше?.. -- не вытерпел Роман.
   -- Что дальше?
   -- Ну, как поехал на фронт?
   -- Не поехал, а пехом пошел... Два дня шел по тракту, был в Бородинском поле, в Малоярославце был. В Малоярославце деньги кончились. Есть нечего стало. Пошел тогда на базар. Выменял сапоги и опорки, купил булку и в чайную двинулся. Напился чаю. Вышел на дорогу и зашагал.
   -- На фронт?
   Колька как-то странно усмехнулся.
   -- Да, на фронт... Дней пять болтался по дорогам. Ночевал в стогах или в сараях. Покупал у крестьян молоко, хлеб. Потом деньги опять вышли. Сутки голодал -- совсем ни крошки во рту не было. Брел вперед потихоньку. Добрался до деревни. Идти дальше -- сил нет, а попросить боюсь.
   Остановился у одной избы, смотрю -- баба вышла, кур кормит. Я на нее поглядываю, а она на меня.
   "Откуда будешь, паренек?" -- спрашивает.
   Стал я врать.
   "Издалека, -- говорю, -- беженец я. Отца и мать убили, остался один..."
   Баба охает, а я разошелся, про сестру и маленького братца стал рассказывать.
   "И их убили?" -- охает баба.
   "И их, -- говорю, -- сразу обоих..."
   Взяла меня баба в избу, накормила щами с кашей, простокваши поставила. Набил живот -- пальцем не тронуть. А вечером приехал хозяин. Я опять давай рассказывать. Второй раз совсем гладко рассказал.
   "Оставайся у меня, -- говорит мужик. -- Лениться не будешь, -- буду кормить..."
   Я так обрадовался, что и про жалованье спросить забыл.
   Месяца три проработал у него. В поле ездили -- за лесом для избы. Богатый был мужик и новую избу себе рубил. Работал я у него здорово, но после все-таки стал подумывать, что не мешало бы и денег получить. А он молчит, как будто так и полагается. А тут еще староста пронюхал, что я без документов. Пришел раз и спрашивает, кто да откуда.
   Стал я ему опять историю свою рассказывать. Слушает чертов старикашка, поддакивает, а после говорит:
   "Так-то так, но все-таки должен я тебя в волость направить"
   Испугался я, стал просить, чтоб не отправлял. Сдался.
   "Ну ладно, -- говорит, -- понимаю горе твое. Так и быть, промолчу, а ты приди-ка завтра ко мне -- дров поколоть".
   Обещал я, а сам думаю: "Добры, сволочи, все, да, видно, за доброту содрать шкуру хотят".
   Собрался я ночью, прихватил у хозяина фунта два сала да хлеба и задрал дёру.
   Иду себе дальше, посвистываю. Шамовка была, да и сам я подправился, пока жил у мужика. Кое-как добрался до Смоленска. И опять тут круто пришлось. Стал я понемножку продавать с себя вещи. Рубашку хорошую продал, штаны запасные. Стал ходить на биржу -- такое место было около рынка, там работу разную можно было достать. Кое-что зарабатывал. Однажды стою там, смотрю -- идет дядька. Бороденка рыженькая, паршивая, нос толстый, прыщеватый. На башке картуз, блуза замасленная, а в руках связка мелких шестеренок.
   "Эй, дядя, давай поднесу", -- говорю ему.
   Посмотрел дядька, усмехнулся.
   "Неси, -- говорит, -- если делать нечего".
   Взял я шестерни, взвалил на плечи и попер. Долго шли. По дороге дядька расспрашивает, кто я, да что делаю, да где живу... Я ему накручиваю: "Безработный и беженец..." И всю историю старую выкладываю...
   Так доходим мы до слесарной мастерской. Взял у меня шестерни дядька, дает гривенник.
   "Ты вот что, -- говорит. -- Поступай ко мне в мастерскую. Выучишься на слесаря, а пока разную работу будешь делать. Харчи мои, жилье мое и жалованья трешку..."
   Подумал я: где лучше сыщешь? И остался.
   Была мастерская небольшая, на шесть станков. Восемь рабочих, я девятый. Работали по десять часов, а вечером все вместе или в карты играли, или песни пели. Пьяные каждый день напивались. Всё, бывало, денатурат перегоняли на спирт. Это моя обязанность была. Сидишь и трясешь бутыль с денатуратом, а потом через ватку цедишь.
   Напьются вечером работники и начнут ругать все и вся. А больше всего войну костили, и так это у них складно выходило, что никак не переспоришь их. Особенно хорошо ругался один слесарь. Шмель по прозвищу. Как начнет крыть -- царя ругает, царицу ругает, министров, войну... Одно за другое цепляет, и получается так, что царь во всем виноват и война никому не нужна, а министры-сволочи только деньги на ней заколачивают...
   Говорили ребята, что Шмель раньше в Москве на заводе работал и за свою ругань даже в тюрьме сидел, а потом без работы мотался с волчьим паспортом, пока наш дядька не подобрал его к себе.
   Хотелось мне с ним поближе познакомиться, да не пришлось. Выгнали меня. N
   И выгнали-то из-за него.
   Принес как-то вечером Шмель книжку, подает мне.
   "Вот прочти-ка мальцам. Больно веселая сказка..."
   Ну, я взял и стал читать. Читаю и вижу, что сказка-то не простая, а про нашего царя, и таким он палачом выведен, что даже читать страшно. Ребята присмирели, слушают. Вдруг появляется наш дядька-хозяин. Сначала и не заметили его. Послушал немножко дядька, потом говорит:
   "Покажи-ка книжку-то".
   Я и дал ему, а он ее в карман и говорит:
   "Завтра я приставу покажу. Узнаю вот, можно ли такие книжки читать".
   И ушел.
   "Ну, -- говорит Шмель. -- Удирай сегодня же... А то в тюрьму посадят. Политическая это книжка".
   Собрали мне мастеровые пятерку денег, я и ушел.
   Потом работал в Клястицах у бараночника и тоже не усидел долго на месте, потому что начал я ребятам проповедовать про хозяев, что обирают они рабочих. Однажды наш булочник услышал, ввязался:
   "Так, говоришь, хозяева рабочих обирают?"
   "Обирают".
   "Значит, и я обираю?"
   "Обираете", -- говорю, потому что никак мне не вывернуться и надо крыть на чистоту".
   Подумал, подумал булочник.
   "Так, так, -- говорит. -- А я думал, что от голода тебя спас да от смерти. Ну, коли я кровосос, то получай расчет и шагай дальше.
   Долго болтался я после этого. Однажды арестован был -- в облаву попал.
   Нагляделся всего, а главное -- на что ни взгляну, все слова Шмеля-слесаря вспоминаю: как он говорил о рабочем классе, так все и выходило правдой.
   Потом попал в одну деревню. Батрачил, с хозяином воровать лес по ночам ездил. Потом в драке порезали меня парни. В больнице долго лежал. Тогда и письмо сочинил вам от скуки.
   Колька встал, отряхнул листья, прилипшие к платью.
   -- А как же война? -- спросил Роман. -- Значит, не был на войне?
   -- Нет, -- усмехнулся Колька. -- Там без меня обошлись... Ну вот что, -- сказал он. -- Иди домой, а завтра опять приходи сюда.
   Колька засмеялся, шлепнул Романа по затылку и, насвистывая, пошел из сада.
   В этот же вечер Роман, не удержавшись, раскрыл матери свою тайну. На другой день она пошла вместе с Романом и на пустыре, плача, обнимала растерявшегося и сконфуженного оборванца. Потом вместе пошли домой.
   Только поздно вечером, когда уже все были в кроватях, улеглось радостное возбуждение.
   -- А ты давно с фронта? -- спросил Колька брата.
   -- Весной приехал. Наша часть сюда нарочно послана.
   -- На отдых?
   -- Нет.
   -- Значит, пополняться?
   -- Нет, -- сказал Александр. -- Мы приехали, чтобы поддерживать Временное правительство и ударить кое-кого как следует. Ты что-нибудь слыхал о большевиках?
   -- Слыхал, -- сказал Колька, и в его голосе Роману послышалась усмешка.
   -- Ну так вот. Понимаешь, какое положение? Мы на фронте кормим вшей, a тут изменники сдавать Россию хотят.
   -- Это кто же вшей-то кормил? спросил Колька.
   -- Мы кормили, -- сказал Шурка холодно.
   -- И ты кормил? А еще что делал?
   -- Воевал.
   -- С корнетом? Немцев маршами пугал?
   Роман с удовольствием следил за разыгравшейся ссорой братьев.
   -- Никто не собирается сдавать Россию, -- сказал Колька. -- А сам народ хочет кончить войну и уходить с фронта.
   -- Врешь. С фронта бегут только мерзавцы и сволочи.
   -- А ты как же?
   Роман фыркнул. Ловко Колька поддел брата. Александр засопел и некоторое время молчал. Потом вдруг спросил:
   -- Ты в большевики, что ли, записался?
   Колька только усмехнулся.
   -- Давай спать, -- сказал он. -- Об этом в другой раз поговорим. Ладно?
  
   БОЛЬШЕВИКИ
  
   Странные вещи творились в доме. Квартиры разделились на враждебные лагери. Везде спорили.
   У Рожновых каждый вечер собирались соседи и знакомые. Приходил дворник, сапожник Худоногай, изредка кузнец, зачастила Настасья Яковлевна.
   Говорили о политике. На политике все помешались. Даже дед и бабушка ввязывались в спор. Они были за царя и за старое. Александр стоял за Временное правительство. Колька ругал всех и называл себя большевиком. Только сестра, мать и
   Роман хранили нейтралитет. Сестру политика не интересовала, мать слушала всех и молчала, а Роман приглядывался и прислушивался к спорам.
   -- Свобода! А на кой ляд нужна она? -- спрашивала бабушка сердито. -- Какая же это свобода, если жрать нечего?
   -- Ты ничего не понимаешь, -- говорил Александр. -- Голод был бы и при царе. Корень в экономических причинах. Голод -- неизбежное наследие войны.
   -- А коли так, то к чертовой матери войну, --г говорила улыбаясь Настасья Яковлевна.
   -- Верно! Долой войну! -- поддерживал ее Ко-* лька. -- Большевики этого и хотят.
   По вопросу о войне Колька имел солидную1 поддержку со стороны Худоногая.
   -- Правильно, -- говорил Худоногай. -- Очень правильно. Ведь большевики и землю хотят крестьянам отдать?
   -- Это в программе, -- заявлял Колька. --; Земля -- крестьянам, фабрики -- рабочим...
   -- Вот видите, какая программа. Даже сомневаться нельзя. Это настоящая народная партия. У них и девиз, помнится мне, такой: "Не трудящийся -- не ест".
   -- Золотые слова, -- говорит Настасья Яковлевна. -- Я б в макушку поцеловала того, кто сказал это...
   -- Стар я, -- вздыхал Худоногай, -- а то бы прямо в большевики записался. Уж поработал бы для народа. Ну, да и так поработаю.
   Худоногай стал везде говорить, что он большевик, и даже стихотворение написал, в котором говорилось, как большевики, распределив землю между крестьянами и доходы с фабрик между рабочими, стали управлять миром.
   -- Большевики хотят опозорить Россию, -- кипятился Александр.
   -- А мне так думается, -- вставлял негромко Худоногай, -- мне думается, что хоть разные министры-капиталисты и говорят о войне, но война уже кончилась.
   -- Неправда!
   -- А как же неправда, если солдаты с фронта уходят?
   -- Это не солдаты, а изменники! Их большевики сманивают, но скоро мы и большевиков прижмем. Немцам мир нужен, вот для этого они и подсылают большевиков-шпионов.
   -- Это вы напрасно говорите -- про шпионов, -- вставлял Худоногай. -- Меня это удивляет. Образованный человек, а верите разным сплетням, как, извините, баба. Надо разъяснять, кто такие большевики, а не болтать, что говорят другие.
   -- Ну и разъясняйте.
   -- Я так и делаю. Я теперь нарочно хожу по улицам и всем говорю, кто такие большевики.

***

   Роман и Пеца сидят в Александровском саду. В деревянном павильоне играет духовой оркестр. Он играет какой-то веселый вальс. Под эту музыку по дорожкам, усыпанным шелухой от подсолнухов, окурками и огрызками яблок, бродят солдаты и матросы. С ними девушки в коротеньких юбочках клеш и в высоких шнурованных ботинках.
   Ребята поглядывают на гуляющих, слушают Музыку и разговаривают между собой.
   -- Теперь без партии нельзя, -- говорит Роман. -- Теперь каждый человек в партии. И нам надо найти свою партию.
   -- Мы же социалисты, -- говорит Пеца. -- Социалисты-революционеры. Это ничего партия.
   -- Дурак! Там буржуи! Большевики лучше!
   -- А меньшевики?
   -- Меньшевики -- это маленькая партия, ерундовая...
   -- Маленькая, да удаленькая, -- язвит Пеца. -- Вон Андреяшку видел... Он прапор теперь!
   И верно. Андреяшка, когда-то атаман шайки "Саламандра", появился снова во дворе в форме прапорщика, щеголеватый, с усиками.
   -- Так он не меньшевик...
   -- А кто?
   -- Социалист...
   -- Ну, это вопрос...
   Роман и Пеца спорят горячо, но ни один из них не уверен в своей правоте.
   -- Все-таки, по-моему, большевики -- самая лучшая партия, -- говорит Роман. -- И Колька большевик, и батька твой большевик.
   Роману хочется склонить Пецу на свою сторону. Но Пеца колеблется, увиливает.
   -- Давай закурим, -- говорит он, и Роман достает пачку "Зефира".
   -- А кто лучше? -- спрашивает он.
   -- Дай папироску, тогда скажу.
   -- Нет, ты сейчас скажи.
   Пеца косится на папиросы и пожимает плечами:
   -- Пожалуй, большевики ничего.
   Они закуривают и смотрят на компанию матросов, расположившихся на скамье против них. У матросов гармошка. Гармонист, маленький кривоногий матросик в огромном клеше, неустанно наяривает на двухрядке и подмигивает проходящим мимо девушкам.
   -- Веселые ребята, -- говорит Роман. -- Матросы все большевики.
   Рядом с Романом сидит пара. Пожилой хмурый мужчина с тросточкой и дама. Они другого мнения.
   -- Боже мой! Это и есть большевики! -- вздыхает громко дама. -- Во что они превратили этот чудный сад!
   Пеца смотрит на Романа и хихикает.
   -- Пойдем отсюда, -- говорит Роман.
   Они поднимаются и идут к выходу, но Пеца уже настроен критически. Он поддает ногами яблочные огрызки и рассуждает:
   --Действительно... Во что сад превратили!
   Они идут по Вознесенскому проспекту. На Вознесенском около булочной Филиппова огромная очередь за хлебом. У дверей, конечно, скандал. Несколько женщин оттаскивают от дверей тощего, заморенного солдата.
   -- Не пускайте его! Он без очереди, бесстыжая рожа, -- галдят женщины и тянут солдата за рубаху.
   Солдат упирается.
   -- Я не рожа, граждане! -- кричит он. -- Нельзя оскорблять, я командированный!
   -- Знаем... С фронта утек... Шкура болыыевицкая!..
   -- Ничего себе партия, -- ядовито говорит Пеца. -- Знаменитая! На всех углах поминают... Шкуры!..
   Роман видит, что Пеца окончательно разуверится в большевиках. Он останавливается.
   -- Значит, по-твоему, шкуры?
   -- А ты разве не слышал? -- смеется Пеца.
   Роман поворачивается и идет прочь.
   -- Да ты чего? -- кричит Пеца. -- Чего злишься?
   Он бежит за Романом.
   -- Чего я сказал? Подумаешь, обиделся...
   -- Да, обиделся...
   -- Да я так, нарочно, потрепался.
   Во дворе они все-таки мирятся и прощаются снова друзьями. Роман идет домой хмурый и задумчивый. Он даже не замечает Иськи, попавшегося навстречу. Только когда Иська окликнул его, Роман поднял голову.
   -- Здравствуй, -- говорит Иська, улыбаясь. Иська в потрепанной кожанке, высокий, сухой, жилистый. Настоящим рабочим стал.
   Роман смотрит на него и ничего не отвечает.
   -- Ты что такой? -- спрашивает Иська. -- Больной, что ли?
   Но Роман опять молчит некоторое время и вдруг спрашивает:
   -- А ты кто?
   -- Как кто? -- смеется Иська. -- Человек, конечно.
   -- А к какой партии примыкаешь?
   -- Вон что! -- Иська перестает смеяться. -- Я рабочий, -- говорит он, -- а все рабочие за большевиков.
   -- Значит, большевик, -- говорит Роман задумчиво и, не прощаясь, уходит домой.
   Дома он с нетерпением ждет Кольку. Колька теперь занят страшно. Он поступил в полк музыкантом. Там в полку его выбрали в солдатский комитет. Колька усердно занимается комитетскими делами и часто даже ночевать остается в казарме.
   Но в этот вечер Колька пришел домой. Он голоден. Мать греет ему суп, и Колька, сев за стол, жадно ест, а Роман обдумывает, как заговорить с ним. Наконец находит способ. Надо Кольку разозлить.
   Роман ходит некоторое время вокруг стола, потом громко говорит:
   -- Смешные эти большевики!
   Колька перестает чавкать и, выпучив глаза, смотрит на Романа.
   -- Это почему же смешные? -- спрашивает он, хмурясь.
   -- Ругают их все...
   Колька усмехается и, принимаясь снова за суп, говорит:
   -- Дурак!
   Но Роман не теряется.
   -- А кто они такие, большевики?
   -- Все рабочие и крестьяне.
   -- А солдаты?
   -- А солдаты разве не рабочие?
   -- Значит, большевики?
   -- Большевики.
   -- А ты?
   -- И я большевик.
   -- А почему?
   -- Потому что большевики хотят, чтоб вся земля перешла к крестьянам, чтоб солдаты больше не сидели в окопах, а вернулись домой, чтобы рабочие получали все, что они зарабатывают, а не работали на хозяина. Понял?
   -- Немного понял, -- говорит Роман.
   -- Ну и ладно. Остальное потом объясню, а завтра вечером приезжай-ка ко мне в казармы. Там у меня граммофон есть. Домой повезешь.

***

   На другой день Роман и Пеца поехали в казармы. Устроившись на колбасе, Роман объяснял Пеце программу большевиков.
   -- Пожалуй, ничего, -- сказал Пеца. -- Приемлемая программа.
   Он боялся теперь спорить с Романом.
   На Неве ребята сошли с трамвая. Но к казармам пройти оказалось нелегко. На площади около низенького здания вокзала стояла огромная толпа. Со всех сторон подходили новые и новые колонны, с плакатами, с оркестрами. Колонны пробивались на площадь и там останавливались.
   Было уже темно, но толпа не расходилась.
   -- Митинг, наверно, будет, -- сказал Пеца. Вдруг с разных сторон вспыхнули прожекторы и осветили площадь, залитую народом.
   Ребята пролезли в самую гущу к прожекторам, около которых стояли солдаты.
   Роман и Пеца никогда не видели близко прожекторов. Они ходили вокруг них, прыгали, зажмурившись, перед светом, заглядывали в огромные светящиеся жерла, не обращая внимания на солдат, отгонявших их. Вдруг толпа заволновалась. Со всех сторон грохнуло оглушительное ура, а прожекторы повернули к подъезду вокзала.
   -- Приехал, приехал! Вон он! -- говорили со всех сторон.
   -- Приехал кто-то! -- закричал Пеца. -- Идем смотреть!
   Не обращая внимания на толчки, пинки и давку, ребята протиснулись к подъезду и сквозь шеренгу матросов увидели какую-то делегацию, впереди которой шел бородатенький приземистый мужчина. Вокруг гремело бешеное ура. Человек с бородкой шел, немного наклонив лысеющую голову, и чуть улыбался.
   Толпа сомкнулась, смяла ребят, потискала и выбросила куда-то в сторону.
   -- Идем в казармы, -- крикнул Пеца. -- Поздно...
   -- Погоди, -- сказал Роман. -- Надо узнать, кто приехал.
   Он подошел к солдату, который, покуривая, смотрел на толпу.
   -- Дяденька...
   -- Чего? -- спросил солдат.
   -- Кто это приехал?
   -- Ленин приехал, -- сказал солдат.
   -- Кто такой Ленин?
   -- Ленин? -- Солдат посмотрел на Романа и; заплевав папироску, неторопливо сказал:
   -- Ленин -- это самый главный большевик.

***

   Ребята сидели в землянке и делили кокос, только что принесенный с Лоцманки. Женька старательно ломал крепкие корки ореха на равные части и раскладывал их на шесть кучек.
   Воровали вместе, всей партией. Пеца, Сергей и Роман таскали кокос. Васька, Шурка и Женька "стремили" за сторожами. Так уже повелось, что всем клубом ходили на промыслы.
   Женька разломал последнюю корку и облегченно вздохнул.
   -- Берите!
   -- Здорово натаскали, -- сказал Женька. -- Мы, социалисты-революционеры, не зеваем. Вон малковские ребята, как ни пробовали, а все боялись тащить, а мы...
   -- Мы не социалисты-революционеры, W вдруг сказал Роман.
   Женька удивленно уставился на него.
   -- А кто же мы?
   -- Кто вы, -- я не знаю, может, и социалисты, но я теперь больше в этой партии не состою, так как она за буржуазию.
   -- Ах ты, сволочь! -- загорячился Женька. -- Социалисты не за буржуазию, а за свободу и за войну до победного конца.
   -- Знаем мы, -- усмехнулся Роман. -- Вам только бы капиталы спасти, а на рабочих наплевать. Номер не пройдет! Я теперь стал большевиком и вам советую перейти в мою партию.
   -- Шпион!
   -- Буржуй!
   -- Изменник!
   -- Дураки. Ничего не понимаете, а ругаетесь, -- сказал Роман. -- Лучше вступайте в мою партию.
   -- Коку-маку!
   -- Ну и не надо. А мы тогда свою партию о Пецей устроим
   -- А мы вам не дадим, -- сказал Васька. -- Катитесь колбаской из нашего клуба.
   -- Это почему? Мы тоже копали землянку.
   -- Фига! А лопаты кто давал? -- крикнул Женька. -- Большевиков нам не надо, валите вон от нас.
   -- Ну и уйдем, -- сказал Роман, поднимаясь и забирая кокос. За ним поднялся и Пеца.
   -- Кто еще с нами? -- спросил Пеца.
   Но на дворе шел дождь, вылезать из землянки, видно, никому не хотелось. Серега и Шурка отказались. Тогда партия большевиков, гордо задрав головы, вышла из клуба.
   -- Таким сволочам кокосу не надо было давать! -- крикнул вдогонку Женька.
   Забравшись на чердак, большевики устроили совещание.
   -- Свой клуб сделаем, -- сказал Пеца.
   -- Определенно, -- поддержал Роман. -- И знаешь, где сделаем? Напротив их клуба, в другом углу.
   Выпросив у дворника две лопаты, Роман и Пеца побежали на пустырь и, не обращая внимания на дождь, стали копать землянку. А из клуба социалистов выглядывали насмешливые рожи и кричали:
   -- Большевики-дураки!
   -- Буржуй, воблу жуй! -- отвечали им большевики.
   К вечеру землянка была готова. На кусочке картона Роман нацарапал:

КЛУБ БОЛЬШЕВИКОВ

   Партия Романа и Пецы жила самостоятельно и все время боролась с партией Женьки. Чтобы как-нибудь соблазнить ребят, Роман и Пеца стали украшать свой клуб. Они устроили в своей землянке окошки, поставили деревянные скамейки, пол застлали железом, а сверху покрыли соломой, так что в землянке всегда было сухо. Женька, догадавшись, в чем дело, перещеголял Романа, устлав пол в своей землянке старым рваным ковром. Пробовали большевики и устно агитировать. Но из этого ничего не вышло.
   "Не умеем, -- думал Роман. -- Вот быть бы настоящим большевиком, тогда другое дело!" Он с завистью думал об Иське, который гордо заявлял, что он большевик, и советовал Роману поступить на завод. Роман приставал к матери с просьбой устроить его на завод, но мать только качала головой:
   -- Трудно теперь пристроить. Рабочие, которые давно работают, и те без дела ходят. Фабрики закрываются, куда же пойдешь? Вот подожди, -- может, будет полегче, куда-нибудь суну.
   Роману иногда становилось до слез обидно, что он родился в такое время, когда и на завод нельзя попасть.
   По-прежнему собирались соседи у Рожновых. Разговоры не умолкали до позднего вечера. Однажды, после обычных споров, когда все, устав говорить, пили чай, кто-то попросил Худоногая прочитать стихи. Худоногай не ломаясь начал читать:
   Герцен много пострадал
   За революцию хватился,
   За границей умер он
   И домой не воротился.
   Поэма о Герцене подходила к концу, когда в сенях загремели тяжелые шаги. В комнату вошел старший дворник, покопался в большой папке и вытащил пачку бумажек:
   -- Расписывайтесь в получении избирательных бланков. Голосовать будете. Депутатов в правители выбирать. Который за кого хочет, тот опусти свою партию в конверт, -- после мне сдадите.
   Александр расписался за всех. Мать перебрала листки и спросила:
   -- За кого же голосовать?
   -- За кого хочешь, -- сказал Александр. -- Для того на всех листочках программы партий и написаны, чтобы могла разобраться.
   -- Голосуй за четвертый номер, -- сказал Колька, усмехаясь.
   Листочки получили все, кроме Романа. Роман с завистью следил за родными. Александр по очереди читал программы, напечатанные на листках, а все внимательно слушали, изредка вставляя замечания:
   -- Вот правильная партия.
   Но все партии сулили так много хорошего, что даже трудно было выбирать.
   -- Чума их забери! Я вот возьму, да все и суну в конверт, -- сказал дед. -- Пусть все правят да жизнь полегче делают.
   Колька вложил свой листочек и запечатал. Потом стал что-то нашептывать сестре, но та, отмахнувшись, громко сказала:
   -- Отстань ты со своими большевиками...
   -- Большевик-то агитирует! -- расхохотался Александр. -- Только ничего не выходит.
   -- Где надо, -- выйдет, -- сказал Колька и нахмурился. Видно, ему стало неприятно, что больше никто не голосовал за большевиков. Роману тоже стало жалко Кольку и обидно за партию. Мать, бабушка и дед выбрали листки какой-то церковной партии, а сестра вместе с Александром голосовала за социалистов-революционеров.
   Легли спать, но Роману не спалось. История с голосованием не на шутку встревожила его. Роман потихоньку встал и подошел к комоду, где лежали конверты. Некоторое время разглядывал их. Тусклый свет лампы бледно освещал комнату. Роман видел неясные очертания фигуры брата, спавшего на кровати, видел голову матери. Из-за перегородки доносился ровный, густой храп деда. Все спали.
   Тогда Роман на цыпочках добрался до печки и тихонько открыл дверцу. Стараясь не шуршать бумагой, Роман вытащил брошенные матерью листки, вернулся к комоду, забрал оттуда конверты и юркнул под одеяло.
   -- Вот увидим, кто победит, -- злорадно шептал он, отогревая дыханием заклеенные конверты.
   Вскрыв и выпотрошив все конверты, за исключением Колькиного, Роман вложил в них большевистские листки и снова заклеил. Потом спокойно завернулся, зевнул и стал засыпать. Победа большевикам была обеспечена!
  
   КОЛЬКА В ПОДПОЛЬЕ
  
   -- Ромка, Ромашка-а!..
   Роман выглянул в окно. Внизу топтался Пеца.
   -- Выходи скорее!
   Роман схватил шапку и кубарем скатился по лестнице.
   Пеца уже бежал к воротам. Роман пыхтя понесся за ним.
   -- Что случилось?
   -- Стреляют... Большевиков бьют! -- на бегу, задыхаясь, говорил Пеца.
   На улице было все спокойно. Побежали на Садовую. Вскочили в трамвай и поехали к Невскому. У Гостиного трамвай стал. От Невского шли и бежали люди.
   Спрыгнув с площадки, мальчишки помчались вперед.
   На перекрестке толпа милиционеров налаживала движение. Из подъездов и подворотен выходили испуганные прохожие, подбирали кепки, шляпы, тросточки... Кучки любопытных стояли на углах.
   -- Шли, шли тихо, мирно, -- рассказывал кто-то взволнованно. -- Вдруг как начали жарить. Ну, конечно, кто куда...
   -- Поделом!.. Нечего с флагами ходить. Не при старом режиме! Сволочи!
   -- Опоздали, -- разочарованно сказал Роман. Пошли тихонько обратно.
   Около Юсупова сада стояла толпа. Оттуда доносились крики. Ребята замешались в самую гущу.
   -- Погляди, чего там?
   Пеца приподнялся на цыпочки и испуганно вскрикнул:
   -- Ой, там батька! Лезем в середину! Оба протиснулись в толпу.
   Высокий мужчина с желтыми усами кричал на Худоногая:
   -- Вам что здесь надо? Вы зачем вмешиваетесь в разговор? Агитировать пришли?..
   -- Я не вмешивался, -- отвечал Худоногай. -- Но я вижу, что вы тут говорите неправду...
   -- Я? Неправду? -- взвизгнул мужчина. -- Как вы смеете?
   -- И смею, да! Большевиков шпионами называете...
   -- Называл, -- продолжал кричать высокий, -- и буду называть!
   В этот момент, растолкав толпу, на середину выбрался солдат в большой рваной шинели до пят. Солдат был пьян. Серые водянистые глаза его скользнули по кругу и остановились на Худоногае.
   --Ты кто ?
   -- А вам это зачем? -- усмехнулся Худоногай. Солдат побагровел.
   -- Ты кто? -- заревел он, надвигаясь на сапожника. Высокий с рыжими усами пронзительно засмеялся.
   -- Известно кто! Большевик! Шпион немецкий!
   -- Товарищи! -- крикнул Худоногай. -- Не слушайте его!
   -- Ты против Керенского? Агитировать пришел? -- заорал солдат и, размахнувшись, ударил Худоногая.
   Кузьма Прохорыч упал. Роман видел, как высокий с желтыми усами, засопев, ткнул его тяжелым сапогом в бок. Толпа сомкнулась. Началась свалка. Пеца плача порывался кинуться в середину, но его оттирали.
   -- Большевик! Так ему! -- хрипел кто-то в толпе.
   -- Убьют!.. Караул!
   И уже недалеко свистел милиционер. Толпа разбухала и ширилась. Роман и Пеца видели, как подъехал извозчик, как долго он ругался, отказывался ехать. Потом зачмокал, задергал вожжами, и толпа расступилась. Роман и Пеца стояли неподвижно, не обращая внимания на толчки. Пролетка прокатила мимо них. На минуту оба увидели окровавленное лицо Кузьмы Прохорыча, которого поддерживал милиционер. Пеца морщился. По щекам его катились слезы.
   Вернувшись домой, Роман застал родных в страшной тревоге.Во время его отсутствия на квартиру приходл Андреяшка с юнкерами и требовал, чтобы мать сказала, где находится Колька. Кольки дома не было.
   -- Он большевик, и мы должны его арестовать, -- заявил Андреяшка и, уходя, пригрозил: -- Мы будем следить.
   Скоро домой прибежал Александр.
   -- Николай дома?
   -- Нет...
   -- На улицах расстреливают демонстрацию большевиков, -- выпалил он.
   Колька пришел только к вечеру. Мать наспех приготовила ему поужинать, но едва он подсел к столу, как на дворе раздался шум.
   Роман выглянул в окно. К "Смурыгину дворцу", спотыкаясь и громко разговаривая, двигалась компания подвыпивших юнкеров.
   Колька схватил шинель, шапку и побежал в квартиру Гультяевых. Там через окно выскочил на задворки.
   Юнкера долго буянили в квартире.
   -- Перестреляю, если спрятали! -- грозился Андреяшка. Потом, пригласив Александра выпить с ними, удалились.
   Было уже темно, когда Роман пробрался на задворки.
   Около землянки большевиков кто-то стоял. Роман остановился.
   -- Кто там?
   -- Это я, Ромашка, не бойся.
   -- Иська?
   Роман подбежал к нему.
   Иська стоял, разглядывая небо и засунув руки в карманы кожанки. Потом, опустив голову, поглядел на Романа.
   -- Ты что?
   -- Ничего, -- сказал Роман. -- Тут Кольки не видел?
   Иська, помолчав, сказал:
   -- Колька ушел... только что. Велел передать, что пока жить будет в другом месте... В подполье...
   Роман потоптался на месте, потом спросил:
   -- Разбили большевиков?
   -- Ничего, -- усмехнулся Иська. -- Большевиков разбить нельзя. -- И, погрозив кому-то кулаком, сказал: -- Мы еще вернемся.
  
   ПОСЛЕДНЯЯ "МАРСЕЛЬЕЗА"
  
   Был вечер, не по-обычному тревожный. Рано закрыли ворота в доме веселых нищих. В подворотне стояли несколько жильцов из портных, Григорий Иванович и управляющий. Молча смотрели на улицу сквозь переплет чугунной решетки.
   Изредка быстро пробегали прохожие. Где-то стреляли. Мимо ворот проехало три грузовика, в которых сидели вооруженные штатские и солдаты.
   -- Большевики, должно быть, -- опасливым баском прогудел Григорий Иванович.
   Больше никто ничего не сказал. Роман, стоявший тут же, напрасно ждал, надеясь, что жильцы заговорят и тогда будет ясно, что делается там, на улице. А там было что-то интересное. Он попытался пробраться, но дворник не пустил его. Стоять и прислушиваться к далеким выстрелам было скучно. Роман побрел домой.
   Дома все уже спали. Только мать сидела у окна, задумчиво глядя на улицу.
   -- Поздно являешься, -- сказала она Роману. -- Отдельно готовить ужин не буду.
   Роман промолчал. На столе для него лежал кусок крутой каши, вобла, ломтик хлеба. Он быстро поел, но остался голоден. Подобрал все крошки и тогда только встал.
   Мать убрала посуду и опять села к окну. Роман попробовал было подсесть к ней, но мать не позволила.
   -- Ложись спать.
   Роман лег. Завернулся в одеяло с головой и сразу заснул.
   Проснулся он от громкого стука и разговора. Открыв глаза, увидел Николая.
   С июля пропадал Колька. Несколько раз Александр говорил, что видел его где-то на митинге, но домой Колька не приходил, верно, боялся. Его появление теперь было как праздник. Колька стоял в шинели, улыбающийся. В руках у него были какие-то кулечки, за плечами висела на ремне большая громоздкая винтовка, которой он все время цеплялся за углы и сундуки. Около Кольки суетилась мать.
   -- Да ты сними ружье-то. Перебудишь всех, -- говорила она.
   -- Ничего, пусть проснутся, -- смеялся Колька, -- будем чай пить.
   Но все уже и так проснулись. Колька поставил винтовку в угол и снял шинель. Потом, увидев, что Роман не спит, подсел к нему на край сундука.
   -- Колюха, а Колюха! -- крикнул из-за перегородки дед. -- Что там, как? Опять революция?
   -- Опять, -- откликнулся Колька. -- Все хорошо. Большевики победили. Керенского по боку.
   Зимний взяли.
   -- И Колька поглядел в угол, где спал брат.
   -- Врешь! -- раздался оттуда хриплый голос Александра.
   -- Посмотри, коли не веришь, -- усмехнулся Колька.
   -- А зачем же Зимний взяли? -- спросил Роман.
   -- Потому что в Зимнем Временное правительство засело. Что ж ты, братишка, таких вещей не знаешь, а еще большевиком себя именуешь?..
   Мать поставила самовар.
   -- Вставайте, кто есть хочет, -- крикнула она и стала развертывать кульки с мукой, сахаром, галетами.
   Это Колька получил паек. Все потянулись к столу. Из-за перегородки, кряхтя, вылез дед, вышла сестра.
   -- А по мне -- все одно, какая власть, только б кормили, -- сказал дед, довольный.
   Закутавшись в одеяло, Роман тоже подсел к столу и слушал, как Колька рассказывал о Зимнем. Было немного обидно, что проспал революцию.
   Потом Колька завел граммофон. Он долго искал подходящую пластинку. Ничего не нашел и поставил старую, заигранную "Марсельезу".
   -- Последний раз, -- сказал Колька. -- Завтра купим "Интернационал".
   Стрелки показывали ровно пять, когда возобновилась прерванная ночь.
   Только Александр долго ворочался на своей кровати, и в углу тлела, поминутно вспыхивая, его папироска.
   На другой день Роман и Пеца держали совет
   Надо было показать, что и они не дремлют. Постановили произвести переворот и разгромить клуб социалистов-революционеров.
   Улучив момент, когда социалисты во главе с Женькой пошли кататься на трамваях, Роман и Пеца принялись за работу. Землянка была разрушена в четверть часа. На ее месте образовалась глубокая яма, из которой торчали доски, куски железа, а вокруг были разбросаны плакаты, тряпки и картинки. Выбрав кусок бумаги, Роман долго выводил буквы, слюнявя химический карандаш. Потом прикрепили бумажку к доске, которая высоко торчала над ямой. На бумажке было ясно написано:

ДОЛОЙ БУРЖУЕВ!

  
   ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ
   ПРОВОДЫ
   Под ногами чавкала бурая каша снега, смешанного с грязью. На лицо и руки садился тяжелый и липкий туман.
   Идти по дороге было трудно. Ноги скользили и проваливались в грязь. Роман видел, как братья, шедшие впереди, то и дело оступались, а гроб, который они несли, угрожающе колыхался, готовый шлепнуться в грязь посредине дороги. Тогда трусивший сзади замызганный священник, с редкой, слипшейся от дождя бородкой, семенил к ним и ласково говорил:
   -- Полегоньку, милые. Тихонько идите...
   Братья не отвечали. У обоих лица были мокры от пота. Они, видно, здорово устали. Гроб был тяжелый, и оба брата, худые и заморенные, в огромных солдатских шинелях, едва переставляли ноги. Носы острые, как клювы, выделялись на их исхудавших лицах.
   За гробом шли бабушка, дед и хозяйка квартиры, в которой жила Настасья Яковлевна -- женщина с красным лицом и желтыми волосами цвета соломы.
   -- А скрутило ее, родные, в три дня, -- говорила, придыхая, женщина. -- Пришла она с рынка. Ничего как будто, только дышит тяжело. Ну, легла в кровать, лежит и вроде как заснула. Мы ходим потише, чтобы, думаем, не беспокоить старуху, а она уже померла.
   Бабушка перекрестилась.
   -- Славная была старуха, дай ей, господи, царствия небесного.
   На кладбище было тихо и печально. Могила для Настасьи Яковлевны была уже готова. По левую сторону ямы стоял огромный склеп, а справа -- большой мраморный ангел, склонившийся на одно колено. У ангела была отбита ступня, а над губой нарисованы синие усы.
   Сторож с пухлым и рыхлым, как опара, носом, что-то бурча, махал кадилом. Священник пел:
   -- Упокой, господи, душу рабы твоея... Голос священника перебивало надрывное карканье ворон.
   -- Вот и убрал господь доброго человека, -- сказал дед, когда возвращались с кладбища.
   Никто ему не ответил.
   Дома мать уже ждала всех. Она приготовила поминальный обед, сварила кутью.
   За столом мало говорили. Только краснолицая женщина, тоже приглашенная на поминки, ела и говорила не переставая.
   Раньше всех вышли из-за стола Александр и Николай. Мать шепотом сказала:
   -- На фронт едут сегодня. И, вздохнув, добавила, словно жалуясь: -- Сколько уж мытарились -- и опять...
   Вечером братья вместе ушли в казармы. А позже Роман пошел на вокзал.
   На платформе около теплушек стояли провожающие. Собралась делегация от завода. Начался митинг. Сперва выступил комиссар полка. Потом представители от рабочих.
   -- Вы там бейте генералов, -- говорили рабочие, -- а мы будем тыл укреплять и поможем вашим семьям. Да здравствует власть советов!
   Оркестр играл "Интернационал". Красноармейцы кричали "ура". Поезд тронулся, а оркестр все играл. Играл до тех пор, пока поезд не скрылся за семафором.
   -- Уехали? -- спросила мать, когда Роман вернулся домой.
   -- Уехали.
   Мать вздохнула. Взбивая подушки, тихо сказала, ни к кому не обращаясь:
   -- Вот и опять одни, -- и с силой бросила подушки, так что скрипнула кровать и задрожало стекло на лампе.
   Через некоторое время в доме закрылась сеточная мастерская. Щелочная тоже перестала существовать.
   Хозяин мастерской заплатил деду за два месяца вперед, попросил заколотить досками мастерскую, чтобы ничего не растаскали, и изредка поглядывать. Роман вместе с дедом ходили забивать двери и окна.
   Одна кузница работала еще, но Женька сообщил, что мастеровых пришлось всех уволить и отец работает один с сыном.
   Григорий Иванович и два младцщх дворника долго ходили по двору, осматривая зачем-то стены. Потом Степан принес лестницу, он долго прилаживал колокол к крюку, а Григорий Иванович тем временем объяснял стоящим жильцам:
   -- Власть теперь общая. Так вот: как колокол зазвонит, так все собирайтесь на собрание. Надо домовый комитет выбирать.
   В тот же вечер колокол загремел, впервые сзывая жильцов на собрание. Весь дом устремился в помещение, где раньше находилась сеточная мастерская. Народу набилось много. Не вместившиеся в мастерскую стояли на дворе и у окон. А в мастерской выступали ораторы и говорили речи о том, что домами надо править самим. Стали выбирать домовый комитет. Но выбирали осторожно и нехотя, все время оглядываясь на темный угол, где стоял бывший хозяин дома.
   Скоро свечная мастерская, где работала бабушка, тоже закрылась, и бабушка осталась без дела. Судя по тому, что она даже ворчать перестала, мысли ее были серьезные. Она копалась в своих сундуках, доставала какие-то узелки и платья, от которых по всей квартире разносился запах сырости и нафталина, перетряхивала их и откладывала в сторону. А покончив с тряпками, решительно объявила:
   -- Поеду в деревню к себе. А вы ждите. Буду вам гостинцев присылать, -- может, и не помрете с голоду.
   -- А ведь это ты верно, мать, надумала, -- радостно подхватил дед. -- Поезжай, пришли-ка сдобных на коровьем да свининки к рождеству.
   Обычно тяжелая на подъем бабушка собралась в два дня. Дед и Роман отвезли на вокзал бабушкин багаж и проводили ее.
   -- Ждите, -- говорила бабушка из окна вагона. -- Приеду -- первым делом вам посылку слажу.
   -- Свининки пришли да яичек, ежели будут. К свояченице зайди, к брату наведайся, -- говорил дед на прощанье. -- Они не оставят, не может того быть, чтобы забыли...
   Бодро говорил дед, а когда поезд скрылся в темноте, мигнув напоследок красным глазом, сразу осунулся старик, посерел.
   Всю дорогу шли молча. Только около самого дома дед вдруг остановился и, обращаясь к Роману, сказал:
   -- Напрасно отпустил-то. Время -- оно вон какое! Вместе надо бы, а то даст ли бог свидеться?
   В первый раз дед говорил с Романом как со взрослым. Роману было приятно это, и он бодро сказал:
   -- Ничего, бабушка хлеба нам привезет.
   -- И то верно, -- согласился дед.
  
   АМЕРИКАНСКИЙ ЩЕЛОК
  
   Очередь стояла с утра. Она то уменьшалась, то увеличивалась, разрастаясь вширь и вдаль. Ждали хлеба. Ждали упорно, настойчиво, ругаясь и перешептываясь, изнывая от удушливой и смрадной жары нечищеной улицы. Город был грязен, не убран. Около тротуаров дымили кучи мусора, подожженные заботливыми руками домоуправленцев.
   По дороге протопали красноармейцы. Несколько человек шли в кальсонах.
   Из очереди вслед красноармейцам злобно кричали:
   -- Вояки! Портки на фронте оставили!
   -- Это чтоб пороть лучше было!
   Роман и Женька с раннего утра толкались около потребиловки. Бегали смотреть, не везут ли хлеб. Читали новые приказы, только что расклеенные по стенам.
   "Генерал Деникин, кучка офицеров и бежавшие от революции приверженцы монархического строя ведут за собой отстающую часть казачества, удерживая их посулами..."
   В полдень привезли хлеб. Перед лавкой остановились два воза, доверху нагруженные теплыми штабелями буханок. Хвост пришел в движение.
   Роман и Женька таскали хлеб в лавку, отламывая на ходу маленькие корочки, потом без очереди получили свои четвертки и пошли домой.
   Четвертки оба проглотили мгновенно, а бурчание в животе не прекращалось.
   -- Сейчас бы фунтешник завернуть, -- вздохнул Женька. -- Еще и мало было бы!
   -- А на рынке до черта хлеба, -- сказал задумчиво Роман. -- По триста рублей фунт.
   Походив по двору, ребята отправились на пустырь. Около дверей щелочной Женька на минуту остановился, поднял окурок и, оторвав конец, хотел идти дальше, как вдруг оба замерли. Из-за заколоченных дверей щелочной мастерской доносился голос, беззаботно распевавший:
   Матрос молодой,
   В ногу раненный,
   Торговал на Сенной
   Воблой жареной.
   Потом послышались глухие удары молотка. Эти удары были знакомы ребятам. Так могли только набивать щелок в пачки.
   Ребята переглянулись. Мастерская была давно закрыта. Щелоку там не было, и все-таки кто-то набивал пачки. Роман подкрался к дверям и, внимательно осмотрев их, увидел, что доски едва держались. Со стороны было похоже, что дверь забита, а на самом деле она свободно открывалась. Тогда, не сговариваясь, оба ворвались в мастерскую.
   В пустынном помещении, около стола, где набивали пачки, стоял Васька с деревянным молотом в руках. В станке у него был заложен готовый кулек, в руке он держал совок со щелоком, а на столе ровными рядами стояли десятка два готовых пачек, точь-в-точь таких, какие раньше изготовляли в мастерской.
   Сначала Васька перепугался и бросился было бежать, но, увидев ребят, плюнул и, сгоня с лица испуг, выругался.
   -- А я-то думал -- Григорий Иванович!
   -- Ты что тут делаешь? -- спросил Женька, алчно шныряя глазами по мастерской.
   Васька усмехнулся:
   -- Не видишь разве?
   Взяв совок, он направился к ящикам, в которых когда-то остужали щелок, и, забравшись в ящик, стал соскребывать ножом со стенок приставший порошок. Набрав полный совок, он рассыпал щелок по пачкам и стал его утрамбовывать молотком, проделывая все это так, как настоящий рабочий.
   -- Здорово, -- с завистью пробормотал Женька. -- И давно это ты?
   -- Порядочно, -- сказал Васька.
   -- А потом продаешь?
   -- А ты что думал?
   -- И берут?
   -- Еще как! Вчера десять пачек продал, а позавчера пошел, так...
   Но Женька уже не слушал. Быстро схватив первый попавшийся под руку совок, он забрался в ящик и стал торопливо соскребывать щелок, словно хотел догнать Ваську. Роман тоже схватил совок.
   -- Еще товарищ, -- ругался Женька, яростно чихая. -- Потихоньку от нас! Думал, не узнаем?
   Так снова заработала законсервированная фабрика и началось производство необходимого в хозяйстве патентованного американского щелока.
   Компания развернула дело и поставила его на широкую ногу. К делу привлекли и Пецу. Сначала думали, что щелоку хватит пачек на сто, но набили сто, и двести, и триста, а щелоку все еще было много. За долгие годы работы мастерская насквозь пропиталась едким порошком. Щелок был в каждой щели и дырке, в каждой скважине. Всех охватила щелочная горячка. Каждему хотелось заработать больше другого. Ребята грызлись из-за каждого ящика. Однажды Роман, чтобы заработать побольше, забрался в мастерскую в шесть часов утра, но, придя на другой день в это же время, увидел Женьку. Женька пришел в пять. Тогда учредили компанию на паях и пригласили Пецу. Двое набивали, двое собирали щелок, а доход делили на всех.
   Щелок охотно раскупали лавочники уцелевших ларьков. Ребята ходили сытые и довольные. Потом выработка стала падать. Ящики выскребли
   так, что, если бы их вымыть, они не стали бы чище. Тогда Женька посоветовал перевернуть ящики. Принялись скрести их с другой стороны. Потом взялись за котел, в котором варился щелок. Потом стали выскребывать щелок из щелей в полу, из углов, со стен. С каждым днем доставать его становилось тяжелее, да и щелок, вначале белый как мел, теперь напоминал золу. Наконец настал день, когда, облизав весь сарай, ребята не набрали и горсти порошка.
   -- Все! -- сказал Васька сокрушенно. -- Как языком вылизали.
   -- Языком так не вылизать.
   -- А мне вчера торговец говорит: приноси еще, -- сказал Женька.
   -- А если землю? -- сказал Пеца. Ребята удивленно поглядели на него.
   -- Что землю?
   -- А в пачки набивать.
   -- Зачем же?
   -- Да так! И сверху чего-нибудь белого -- извести или мелу.
   В этот день заготовили двести пачек, наполненных землей.
   Поверх земли в каждую пачку насыпали немного истолченной в порошок извести. Заклеили пачки ярлыками.
   -- Как настоящие! -- говорил в восторге Васька, любуясь пачками.
   Женька и Пеца понесли щелок в лавку, а Роман и Васька стояли у дверей. Пачки сложили на прилавок. Одну пачку торговец взял в руки. Он всегда открывал одну пачку на пробу. И тут ребята поняли, какую огромную ошибку допустили они, очумев от радости. Пачка была одинакова с обеих сторон. А известь насыпали только с той стороны, с которой заклеивали пачки.
   Лавочник не торопясь стал отдирать ярлык.
   Женька задрожал и, поглядев на Пецу, быстро пошел к выходу. Пеца испугался не меньше Женьки, но решил спасать положение.
   -- Стойте! -- крикнул он.
   Лавочник вопросительно поглядел на него.
   -- Не с того конца открываете, -- сказал Пеца.
   -- А разве не все равно?
   -- Так сыпаться будет.
   -- А это не страшно.
   -- Дайте, я сам распечатаю! -- в отчаянии крикнул Пеца, но торговец уже сорвал ярлык и, выпучив глаза, глядел на комья бурой высохшей земли, плотно утрамбованной в пачке. Ребят в лавке уже не было.
   -- Дураки! -- ругался Васька. -- Не могли догадаться!
   Огорченные неудачей, ребята окончательно разгромили мастерскую. Разломали ящики, выворотили из печей котлы, а на другой день продали на барахолке молотки, совки и деревянные станки.
  
   КАК ВЫСЕЛИЛИ ВАСЬКУ
  
   Жил Васька экономно, но как ни ухитрялся, а скоро все распродал, что осталось после отца. Сначала разбазарил одежду: отцовы рубахи, пиджаки, два пальто, ботинки, потом стал продавать мебель. Скоро имущества осталось немного: табурет сломанный, кровать старая, комод, портрет отца да начатая банка гуталину со щеткой. А работы не было. Васька и сам знал, что взять ее неоткуда, но продолжал надеяться. Григорий Иванович -- бывший старший дворник, а ныне управдом -- стал наведываться к нему и, качая головой, говорил:
   -- Шел бы ты в приют.
   -- На кой он мне черт? -- хмуро отвечал Васька.
   -- А что же ты делать-то будешь? Попрошайничать?
   -- Вовсе нет! Работать!
   -- Да какая ж теперь работа? Дурень! Хорошие рабочие без дела сидят. Воровать ты будешь, а не работать. Только воровать не позволю. Коли что замечу или люди скажут, сразу отправлю, -- грозил управдом.
   Васька огрызался.
   -- Не имеешь права ругаться! Что я -- украл? Васька прикидывался обиженным, и управдом уходил. Но Васька уже давно промышлял на стороне, отыскивая все новые пути для существования. И чем дальше, тем таинственнее были эти пути.
   Однажды он притащил из казармы маленький кавалерийский карабин.
   Ребята с восхищением разглядывали его. Васька предложил им купить и заломил три косушки.
   Никто не купил.
   -- Дерешь больно, -- сказал Женька. Карабин Васька куда-то запрятал, а продавал
   ребятам патроны за хлеб и на деньги.
   Но это не спасло Ваську. Скоро пришлось продать комод, последнюю ценную вещь. Продал спекулянту за большую пачку "косух" и за каравай хлеба.
   Ребята, присутствовавшие при продаже, тут же нанялись нести комод на вокзал. На вокзале мужик рассчитался с мальчишками. Ребята пошли домой и по дороге зашли на толкучку -- лакомиться лепешками.
   Бродили по толкучке, разглядывая товар, как вдруг Васька стал прицениваться к колоде карт. Парень, продававший карты, расхваливал их без зазрения совести, хотя карты были старые, потрепанные.
   -- Да брось ты! Идем! -- сказал Женька, но Васька не пошел.
   Он взял карты, пересчитал их и спросил:
   -- Сколько заплатить?
   -- Пять тысяч.
   Васька отдал карты и задумался.
   -- Три дам, -- сказал он через некоторое время.
   Женька ужаснулся.
   -- Три тысячи!
   -- Гони монеты -- так и быть, -- сказал парень, всовывая карты в руки Ваське.
   На другой день ребята лежали в траве на пустыре. Разговоры все были переговорены. Изнывая от тоски, зевали. Тут Васька достал карты:
   -- Давайте играть.
   -- А как? -- спросил Пеца. -- В дурака, что ли?
   -- В дурака и мараться нечего, -- усмехнулся Васька. -- В очко будем играть.
   -- Денег нет, -- сказал Женька.
   -- А и не надо. Будем играть на папиросы.
   Ребята уселись в кружок.
   Васька перемешал карты и стал сдавать.
   -- В банке две папиросы
   -- На две даешь карту, -- весело крикнул Женька.
   Игра началась. Через четверть часа у Женьки и Романа папиросы иссякли. Еще через полчаса Женька проиграл зажигалку, перочинный нож и ремень. Но ремень не отдал, а обещал за него принести завтра фунт соли. Роман проиграл пачку папирос. Пеца выиграл десяток. Васька выиграл больше, хотя и не радовался так, как Пеца.
   Когда расходились домой, Пеца сказал:
   -- Приноси и завтра карты. Опять сыграем.
   На другой день снова играли. Женька принес с собой денег, папирос и пять фунтов соли. Соль он стащил у отца.
   -- У нас много этого барахла, -- хвастался Женька в начале игры. -- Батька запас.
   Но ему снова не повезло, и чем больше он проигрывал, тем больше горячился.
   В этот день все проиграли Ваське. Расставаясь, Женька хмуро сказал:
   -- Завтра приходи пораньше.
   Ребята втянулись в игру. Играли каждый день и каждый день проигрывали Ваське.
   Это уже не было развлечение от скуки. Ребята собирались мрачные. Как только приходил Васька, начинали играть. Если был дождь, то играть переходили на чердак "Смурыгина дворца". Васька по-прежнему выигрывал. Роман играл, но все чаще задумывался. Пора было прекратить игру, а сил не хватало. Пеца и Женька играли яростно. Больше всех проигрывал Женька и, чем больше проигрывал, тем больше приходил в ярость. Соль он таскал теперь каждый день.
   -- Смотри, -- предупреждал Роман. -- Батька запорет
   -- А тебе что? -- огрызался Женька

***

   -- Давай еще карту! -- хрипит Женька, тараща глаза на колоду.
   Васька молча сдает. Роман и Пеца внимательно смотрят за ним. Женька, взяв карту, сперва кладет ее, не глядя, на землю и считает внимательно очки в трех картах, потом осторожно прикрывает карту, лежащую на земле. Лицо у него в пятнах от волнения, рука дрожит. Но вот карта открыта. Женька бледнеет и чертыхается.
   -- Двадцать семь очков, -- говорит Пеца и, не сдержавшись, фыркает.
   -- Ты что? -- вдруг орет Женька и вскакивает, готовый драться. -- Ты что?
   -- Ничего! Какой же дурак прикупает к казне?
   -- А тебе что? На твои играю?
   Женька дрожит от злости и обиды. Но виноват не Пеца. Женька здорово проигрался.
   -- Бей!
   -- Шишки!
   -- Ваши с дыркой!
   Васька-банкомет обходит круг и считает банк. В банке четвертка табаку, две воблы, десять тысяч дензнаков и на рубль царского серебра.
   -- Застук, -- говорит Васька.
   Все, притаившись, напряженно следят за Васькиными руками, раздающими карты. Тишина полная. Никто не говорит, но у всех одна мысль, одно желание: не дать Ваське сорвать банк.
   Первый играет Пеца.
   -- На сколько? -- спрашивает Васька, Пеца с несчастным видом смотрит на банк,
   морщит лоб и что-то подсчитывает, беззвучно шевеля губами. Роман видит, как хочется Пеце сыграть "по банку". Наконец Пеца лезет за пазуху и достает со вздохом полфунта хлеба: Пеца только что получил паек за четыре дня. Пеце тяжело. Он смотрит нерешительно на хлеб, но ставить больше нечего, и, вздохнув, он кладет хлеб на кон.
   Хлеб оценен в четвертку табаку.
   Пеца берет карту. Играет осторожно. Прежде чем взять еще, -- раздумывает, но все же проигрывает.
   Очередь Роману. И Роману хочется сыграть по всем, но карта плохая. У него мелькает мысль, что если незаметно вытащить из комода матери пять пачек папирос, то это как раз будет полная ставка, но домой бежать некогда. Васька торопит. Тогда Роман вынимает последнюю пачку, оставшуюся в кармане, и кладет.
   У Романа король. Еще карта -- шестерка. Еще карта -- девятка.
   -- Довольно!
   Васька открывает свою. Десятка. Берет карту. Опять десятка. Роман отшвыривает пачку в общую кучу и говори Женьке:
   -- Сорви банк!
   Все трое внимательно смотрят на Женьку. Роман искренне желает Женьке удачи. Женька долго не решается играть.
   -- Ну, скорее, -- торопит Васька.
   Наконец Женька говорит:
   -- Иду по всем, -- и протягивает руку за картой, но Васька карты не дает. -- Это много, брат, -- говорит он. -- Чем покривать будешь? -- А тебе что? Выплачу!
   -- Так выставь!
   -Выставлю, не бойся!
   -- В долг не играю.
   Женька теряется, бледнеет.
   -- Откуда же я тебе возьму? Если проиграю, вечером отдам. Солью отдам.
   Васька неохотно дает карту. Снова у Женьки перебор. Он с ругательством бросает карты и ничком кидается в траву.
   Васька громко подсчитывает, сколько соли должен отдать Женька. Выходит не меньше полпуда. Ребята мрачно слушают и смотрят на Женьку.
   -- Слышишь? -- спрашивает Васька. -- Полпуда соли проставил.
   Женька зашевелился, приподнялся. Смотрит устало на Ваську и, махнув рукой, говорит:
   -- Ладно, вечером отдам.
   Женька идет домой. Ребята тоже расходятся. С Васькой никто не разговаривает, но он даже не замечает этого. Насвистывая, он раскладывает добычу по карманам.
   Вечером Женька рассчитывается с Васькой. А ребята караулят на улице, пока в кузнице пересыпают соль.
   -- Здорово много соли упер, -- безнадежно говорит Женька, прощаясь. -- Как увидит батька, сразу запорет.

***

   Соль понадобилась скоро. Тетя Катя поймала на рынке мужика, который менял муку на соль. Тетя Катя привела мужика на квартиру. Дядя Костя пошел за солью и увидел, что соли не хватает больше пуда. Мужику отдали соль, а когда он ушел, дядя Костя взялся за Женьку.
   Два дня Женька стойко переносил брань и порку, а на третий день сдался и все рассказал. Женькин отец побежал к управдому. Едва управдом узнал, в чем дело, сейчас же вместе с кузнецом двинулся к Ваське.
   -- Теперь я его упеку, -- ворчал он грозно. Но Васьки дома не оказалось.
   Никто из ребят не видел Васьки с самого утра.
   -- Сбежал, наверно! Так пусть и не попадается на глаза, -- сказал управдом. -- Комнату от него отберем, сегодня же отмечу его, а если сам придет, в приют отправлю.
   На этом порешили, и управдом уже хотел идти домой, как вдруг увидел Ваську. Васька шел из ворот, беззаботно насвистывал, а на плече у него болтался целый пук сушеной воблы.
   -- Ага, -- многозначительно сказал управдом и направился навстречу Ваське.
   В этот момент за Васькиной спиной показался младший дворник.
   Ребята, перепуганные, ждали, что будет дальше.
   -- Влип! -- сказал Пеца, когда управдом почти подошел к Ваське. Но Васька вдруг остановился. Васька как будто нюхом почувствовал надвигающуюся опасность.
   -- Лови! -- заорал управдом дворнику и кинулся к Ваське.
   Васька увернулся и хотел было бежать обратно, но, увидев дворника, попятился, и, когда казалось -- все погибло и путь к бегству был отрезан, он вдруг кинулся в сторону, в один миг перебежал площадку и исчез в окошке подвала.
   -- Удрал! -- захохотал Пеца, видя изумленное и яростное лицо управдома. -- Фига найдешь его в подвале!
   Но управдом не хотел сдаваться. Он ругался на весь двор. Вызвали милиционера, председателя домкомбеда и, окружив подвал, долго искали Ваську. Но найти не могли.
   Васька исчез и больше не беспокоил управдома.
   На другой день ребята нашли его на пустыре за работой. Васька укреплял заброшенную землянку большевиков -- чинил крышу.
   -- Сдали твою комнату, -- сказал Женька.
   -- Наплевать, -- сказал Васька тряхнув головой. -- Здесь проживу.
   Ребята помогли Ваське построить заново шалаш и этот вечер вместе провели в гостях у Васьки.

***

   Быстро промелькнуло куцее северное лето девятнадцатого года. Васька припеваючи жил в землянке. Он покрыл крышу землей, даже печку приладил, только боялся часто топить, чтобы не засыпаться. Устроил кровать из соломы и разного тряпья. Обзавелся хозяйством -- приобрел солдатский котелок и чайник.
   Роман и Женька каждый день приходили к Ваське. Больше некуда было ткнуться. Спиридоновы уехали в деревню. Иська совсем перестал показываться, потому что вечно был занят работой, а по вечерам ходил в какой-то клуб, куда и Романа не раз звал. Редко появлялся на дворе и Пеца. Худоногай умер. Улита после смерти мужа стала спекулировать. Ездила по деревням, меняла граммофонные пластинки и нитки на муку и масло. А с нею катался и Пеца на обшарпанных крышах "максимов".
   Но благополучие Васьки длилось недолго.
   Когда начали гвоздить обильные дожди, приуныл Васька. Обложенная землей, крыша его убежища не выдержала. Первый же сильный дождь застыл холодными лужами на полу Васькиной хижины. В землянке стало грязно и холодно. Стены отсырели, и с них комьями валилась глина.
   Васька осунулся, ходил черный от грязи, вечно дрожал от холода и стал покашливать. Однако не сдавался, хотя нужда напирала со всех сторон. Продавать было нечего. Из всего имущества остался у Васьки один краденый карабин, да и тот покупать никто не хотел. Летом по городу прошли обыски, -- отбирали оружие. Многие в доме прятали по подвалам сабли да револьверы. Найди в такое время покупателя! Уж Васька за две косушки отдавал Роману карабин. Цена грошовая, но Роман тоже побаивался, не покупал.
   Ребятам было жалко Ваську, но жалеть открыто боялись: Васька сразу бы разругался с ними. А ругаться с Васькой было невыгодно. Васька умел добывать деньги.
   По предложению Васьки ребята занялись торговлей. Торговали папиросной бумагой. В городе не было тонкой бумаги, а Васька нашел. Целые залежи открыл.
   В подвалах остался архив Управления железных дорог, и в толстых делах было подшито много приказов, напечатанных на тонкой рисовой бумаге. Забравшись ночью в подвал, ребята выдирали листы папиросной бумаги, а днем ходили на барахолку и меняли бумагу на что придется.
   Барахолка прижалась к самому вокзалу. Ближе к хлебу.
   Весь город собирался сюда, поджидая прибытия дальних поездов, от которых за тысячу верст пахло печеным хлебом и мясом. Хитрые маклаки, брючники, чухонцы с мешками картофеля и жулики-марафетчики -- все были здесь. Прямо на земле в грязи был разложен товар: часы, бинокли, жилетки, сапоги, крючки, замки, медные ручки. Какие-то дамочки в старомодных порванных шляпках предлагали молчаливым финнам граненые бокалы и веера. Брючники, молодые нагловатые парни с перекинутыми через плечо кипами товара, назойливо наседали на покупателя.
   -- Эй, браток! Есть брючки касторовые, есть брючки просторные! Есть венчальные, есть разводные...
   -- Сколько хочешь?
   -- Пять косух.
   -- Много.
   -- А сколько дашь?
   -- Любую половину.
   Хор пьяных босяков, забравшись в самую гущу толпы, распевал каторжную песню:
   Задумал я богу помолиться,
   Взял котомку и пошел,
   А солнце за реку садится,
   А я овраг не перешел.
   Ребята сидели на ступеньках около подъезда и подсчитывали, кто сколько продал. Подошел красноармеец. Шинель в дырках, папаха набекрень, лицо широкое, доброе.
   -- Продаете бумагу, огольцы?
   -- Продаем.
   -- А ну, давай всю! -- сказал солдат и взял бумагу у Васьки. Посмотрел, улыбнулся -- Мало.
   И у Женьки забрал. И опять ему мало. Отдал и Роман свою. Заплатил солдат за всю бумагу полбуханки хлеба, а уходя, сказал:
   -- Коли будет, огольцы, еще бумага, так несите прямо в казармы. Знаете где?
   -- Еще бы не знать!
   -- Ну вот. Всегда возьмем, хоть сколько.
   На другой день ребята, набрав бумаги, понесли ее в казармы. Не обманул красноармеец, всю бумагу купили в казарме, да еще накормили красноармейцы ребят кислыми щами. Наевшись, ребята не ушли из казармы, а остались слушать, как солдаты поют песню под гармонь. А Васька все с широколицым солдатом сидел, который бумагу в первый раз скупил у ребят, и что-то рассказывал ему.
   Ребята стали ходить в казарму каждый день. Котелки с собой брали. Красноармейцы сливали в них жижку от супа.
   К казарме привыкли быстро. Тепло было в больших комнатах, весело и людно.
   Роман и Женька приносили солдатам папиросы, а Васька помогал дневальному и дежурным убирать казарму, подметал полы, бегал за кипятком. Всегда старался остаться подольше в казармах. Не хотелось возвращаться в землянку, где постоянно скапливались лужи, свистел ветер и была непролазная грязь.
   Однажды пришли ребята по обыкновению к ужину в казармы, но в столовой никого не застали. Побежали в спальни. Там шел митинг. Главный комиссар говорил о наступлении Юденича, о том, что надо наступление отбить.
   В этот вечер супу ребятам не дали. Красноармейцам убавили паек.
   После ужина красноармейцы деловито связывались, чистились, готовились к походу. Из разговоров мальчишки поняли, что ночью полк уходит на Псков.
   Выпал первый снег.
   Проснувшись утром и увидев побелевший двор, Роман первым делом с испугом подумал о Ваське.
   Одевшись, он побежал на пустырь, гадая, найдет там Ваську или нет.
   Васька был там. Он сидел около землянки, почерневший за одну ночь. Сжавшись в комок и не в силах удержать трепавшую его лихорадочную дрожь, Васька звонко щелкал зубами. Глаза его блестели.
   -- Здесь спал? -- с ужасом вскрикнул Роман. Васька молча кивнул головой и, бессильно,
   по-стариковски пожевав губами, тихо сказал:
   -- Больше нельзя.
   -- А как же?.. -- начал было Роман и замолчал.
   Васька не отвечал.
   Около него лежал небольшой узелок и палка. Землянка была полна грязи, и кровать совсем расползлась.
   -- Уходишь? -- спросил Роман.
   -- Поеду...
   -- Куда?
   Васька махнул рукой.
   -- Туда, на юг...
   -- Он сполз в землянку, покопался в разворошенной соломе и вынес карабин.
   Карабин был грязен, как и Васька, залеплен глиной, ствол его изрядно заржавел...
   Васька поковырял ногтем приставшую глину, потом, не глядя на Романа, тихо сказал:
   -- Купи... хороший карабин... за косушку отдам...
   Роман взял карабин, даже покраснел. Полез в карман и все, что было -- четыре тысячи керенками разными, -- отдал Ваське.
   Васька не взглянул на деньги. Сунул их в карман, поднял узелок, постоял еще немного, глядя на двор, потом протянул Роману черную, покрытую засохшей грязью руку.
   -- Прощай, -- сказал он.
   Роман молча пожал руку. Потом долго глядел, как Васька тихонько шел через пустырь, шлепая босыми ногами по не успевшим стаять белым пятнам первого снега. За ним оставалась извилистая лента больших черных следов.
   Роман вздохнул и пошел в сарай закапывать Васькин карабин.
  
   КОНЕЦ "СМУРЫГИНА ДВОРЦА
  
   По утрам управдом Григорий Иванович сидел в домовой конторе и отогревал коченеющие пальцы около гудящей буржуйки.
   -- Значит, выезжаете?
   -- Стало быть, так.
   -- Куда же отмечать?
   -- На родину. В Новгородскую.
   -- А квартира, значит, пустая?
   -- Да уж пустая, позаботьтесь.
   -- Что ж заботиться, -- хмурился управдом. -- Заколотим, пусть бог позаботится.
   И он гнал дворника за досками и гвоздями.
  
   Потом оба шли в опустевшую квартиру, производили осмотр и заколачивали двери и окна.
   Каждый день кто-нибудь выезжал.
   Большой, когда-то густо заселенный двор затихал. Пустели квартиры, этажи.
   В "Смурыгином дворце" занятыми остались только две квартиры. Давно перестала существовать артель мостовщиков. Не работала кузница. Изредка сам хозяин, придя в мастерскую, копался там, починяя какую-нибудь тележку, и робко звякал ручником.
   Страшно стало ходить вечерами мимо пустынных корпусов. Жутью веяло от черных дыр дверей. Оставшиеся жители переезжали ближе к воротам, где еще теплилась жизнь. Все жались друг к другу, кое-как коротая скучные серые дни и долгие бессонные ночи. Сторожей не было, поэтому дежурство у ворот приходилось вести самим жильцам. Строго соблюдая очередь, жильцы выходили дежурить, закутываясь в несколько старых рваных пальто. Выходили по двое, по трое. Мужчины, женщины, молодежь.
   С наступлением темноты крепко замыкались квартиры. Двери закрывались на засовы, припирались досками, запирались на французские, английские и обыкновенные замки, закидывались цепочками.
   Иногда среди ночи оглушительно гремел колокол. Члены домкомбеда выскакивали во двор. На дворе начиналась беготня и крики. В окнах зажигались огни. Встревоженные жильцы сторожили у дверей, но никто не высовывался на лестницу, Потом тревога затихала, и все опять успокаивалось. А утром двор гудел, обсуждал какой-нибудь новый налет на потребиловку или кражу в квартире.
   После отъезда бабушки дед совсем затосковал. Целыми днями спал или просто лежал в кровати, разговаривая сам с собой.
   -- Лежишь, так вроде как есть меньше хочется. А ходишь -- аппетит разгуливаешь, а нонче это не годится. На четвертку не разгуляешься, -- бормотал он, по обыкновению не обращая внимания на то, слушают его или нет. -- Разве мыслимо жить человеку на четвертку хлеба?
   Иногда дед начинал мечтать, не замечая, что этим раздражает всех.
   -- Вот и сейчас бы пшенной каши с маслицем поесть. Чума ж тя возьми! Вот бы Даша догадалась крупки прислать.
   -- Не больно шлет, -- сердито обрывала мать, и дед с испугом замолкал.
   Бабушка как уехала, так и пропала. Не было ни писем, ни посылки. Но дед ждал. Дед был уверен, что посылка придет, и через некоторое время начинал говорить о том, как придет посылка, как они развернут и найдут там орловские лепешки со сдобой.
   Мать молча слушала его бормотанья и хмурилась.
   -- Довольно тебе! Иди-ка чай пить, -- обрывала она обычно.
   Дед, кряхтя, слезал с кровати.
   -- Чай так чай, -- говорил он и, достав из ящика кухонного стола маленькую корочку хлеба, круто посыпал ее солью и пил чай. Пил долго и много, выпивая по нескольку больших кружек.
   Когда пошел снег, дырявая крыша "Смурыгина дворца" совсем провалилась. Потолки в квартире покрылись черными сырыми пятнами. Рожновы переполошились.
   Дед, обрадовавшись делу, проворно полез на крышу и целый день возился, наколачивая заплаты на проржавевшие листы железа.
   Починив крышу, он с Романом вставил рамы и законопатил их паклей. Так приготовились встречать зиму.
   -- Теперь бы только дров побольше, -- говорил дед. -- Зиму без горюшка бы прожили, лежи, знай, да бока обогревай.
   А в тот день к вечеру пришел Григорий Иванович.
   -- Уж не знаю, хорошее скажу или плохое, -- сказал Григорий Иванович и, надев очки, достал из кармана бумажку. -- Вот тут у меня протокол заседания. Правление постановило перевести вас в новую квартиру, потому что в "Смурыгином дворце" жить больше нельзя. Очень он стар.
   -- Бог с ней и с новой квартирой, -- сказал дед, переворачиваясь на другой бок. -- Никуда мы, Любаша, не поедем.
   -- То есть как же не поедете? Тут постановление. Не имеете права ослушаться.
   -- Нам и здесь хорошо. Все равно дом пустует.
   -- Не будет пустовать, -- усмехнулся управдом. -- И на это есть постановленьице. На дрова пойдет "Смурыгин дворец".
   Пришлось переезжать.
   Поселились на первом дворе, в пустовавшей квартире управляющего.
   На другой день под воротами появилось объявление:
   "Все жильцы дома не старше шестидесяти лет и не моложе пятнадцати обязаны явиться завтра утром в 9 ч. к деревянному флигелю. У кого имеются топоры, пилы или другие инструменты, пусть захватят таковые с собой.
   Ровно в девять часов утра грянул вечевой колокол. Из квартир стали вылезать жильцы, неся с собой топоры, ломы, лопаты и пилы.
   Никогда не было столько народу у "Смурыгина дворца". Собравшаяся толпа спорила сперва о том, как ломать, потом о том, сколько дров выйдет, потом о том, как их раздавать.
   Порешили, что будут давать по количеству печей и работников.
   Пришел представитель правления. Вместе с управдомом он долго ходил вокруг дома, примериваясь и тщательно обсуждая, откуда лучше начать разборку дома. Наконец скомандовал: "Начинай!"
   Жильцы дружно ринулись ломать. В черные бревенчатые стены вонзились острые иглы ломов. Расковыряли крышу, стали скидывать железо. Посыпалась штукатурка, доски, перекрытия, бревна.
   Работали с жаром, подгоняя друг друга. Дым и пыль от штукатурки тучей стояли над домом, а управдом, сидя на стене и размахивая топором, весело покрикивал сверху:
   -- Веселее! С дровами будем!
   Кряхтел, стонал и охал старый дом, бревна отдирались со скрежетом, неохотно, как пластырь от наболевшей раны.
   Наступил полдень, а разобрали только чердак. Работа двигалась плохо.
   Тогда, снова посовещавшись, решили валить дом.
   Закинули канаты на стену, закрепили их.
   -- Раз, два -- дружно! -- крикнули десятки
   Рванули веревки. Еще раз рванули.
   -- Дружно! Дружно!
   Крепкие толстые канаты трещали. Роман тоже тянул изо всех сил и смотрел на дрожащий и раскачивающийся верх стены. Стена качалась, с хлопаньем рвались скрепы, и бревна косились. Потом стена накренилась, оглушительно затрещала и, как живая, поползла вниз.
   Когда пыль спала, открывая высокую груду обломков и бревен, Роман увидел вдруг свою комнату, увидел грязные, вылинявшие обои с пятнами там, где стояли кровать и сундук, увидел карту на стене, исчирканную карандашом. Ему показалось, что стены еще теплые. Роман глядел не отрываясь, не замечая, как закрепили веревки на другой стене. Управдом снова скомандовал: "Начинай!" -- и вторая стена, закачавшись, начала валиться. Теперь поползла карта, лопались и трещали обои.
   Скоро на месте, где стоял дом, возвышалась сплошная груда бревен, белых от известковой пыли. До позднего вечера ругались жильцы, распределяя дрова и растаскивая их по квартирам.
   Роман ходил среди бревен, как среди могил. Ему стало грустно.
   Потихоньку прошел в самую середину развалин и, сев на кирпичи, задумался.
   -- Дрова тоже! Гниль! -- доносились голоса жильцов, деливших бревна. -- И ломать-то не стоило.
   Перепрыгивая с кирпича на кирпич и спотыкаясь, к Роману подобрался человек и остановился в нескольких шагах.
   -- Романка! Это ты?
   По голосу Роман узнал Иську. Иська подошел ближе и сел рядом.
   -- А я как знал, что ты здесь, -- сказал он и, помолчав, спросил: -- Что, жалко?
   -- Жалко, -- сказал Роман, довольный, что Иська почувствовал его горе. -- Я родился ведь здесь.
   -- Да-а, -- протянул Иська. -- И я хоть не жил здесь, а тоже ведь жалко. Всё ломаем. Разруха потому что.
   -- Сволочи, -- сказал Роман и вздохнул.
   Иська встрепенулся.
   -- Кто сволочи? -- спросил он вдруг.
   -- Известно кто! Кто ломает.
   Иська тихонько свистнул.
   -- Ну, это ты брось. Ломают, потому что нечем жить. Подожди, дай оправимся -- не будем ломать.
   -- А когда же оправимся? Все война...
   -- Кончится. Да и почему не ломать? Ведь дом-то все равно был старый. Жили-то вы в грязи небось да в сырости. А вот кончим войну, поколотим всех буржуев, тогда сами заживем как господа. Все хорошие квартиры займем. С электричеством будут квартиры, с уборными...
   -- Дожидайся, будут!
   -- И будут, -- уверенно сказал Иська.
   Роман посмотрел на него.
   -- Когда же?
   -- Когда советская власть окрепнет. Вот вернутся рабочие с фронтов, откроются заводы. Начнут строить новые дома. Да не такие, как теперь, а большие, чтобы всем хватило. В домах паровое отопление будет. Во как!..
   Роман засмеялся. Больно интересно выходило.
   -- И откуда ты все это знаешь?
   -- Слыхал, -- сказал Иська. -- У нас в клубе лекцию читали про будущую жизнь. Профессор читал. Вот ходил бы -- и тоже все знал бы. Верно, Романка, а? Приходи.
   -- Неинтересно...
   -- Да получше, чем у вашей генеральши было, когда азбуку учили... Ребят у нас много. Весело. А захочешь по-настоящему учиться, в союз молодежи запишешься.
   -- Скучно, если лекции...
   -- Не только лекции... Да ты приходи в клуб. Не понравится -- уйдешь, а понравится -- будешь ходить. У нас хорошо. Библиотека есть, гимнастикой можешь заниматься, козлы есть.
   -- Не знаю, -- сказал Роман нерешительно. -- Может, и приду... Только в клуб, а в союз не буду записываться.
   -- И не надо, -- сказал Иська. -- В союз не играть записываются, а работать. Если нет охоты, то не стоит. Союз готовит коммунистов для партии, так что тут желание нужно.
   -- А ты?
   -- Что я?
   -- Ты в союзе?
   -- Я в союзе, -- гордо сказал Иська. -- Я хочу быть коммунистом...
   Роман встал. Встал и Иська.
   -- Пожалуй, приду, -- сказал Роман, прощаясь.
  
   КЛУБ МОЛОДЕЖИ
  
   Рыжие казарменные здания вытянулись вдоль проспекта, как солдаты в строю, а с левого фланга, у собора, как унтер-офицер, возвышался белый особняк -- офицерское собрание.
   До революции в особняке устраивались раз в неделю полковые балы. В большом, отделанном позолотой зале офицерские жены танцевали вальсы и танго. Духовой оркестр из бородачей и молоденьких кантонистов, под командой дядьки -- усердного унтера, трубил до изнеможения. В соседнем зале, поменьше, щелкали бильярдные шары.
   После революции в особняке устроили солдатский клуб. Завесили стены красным, расклеили портреты Керенского, в углу сколотили эстраду.
   Днем на эстраде выступали разные ораторы, убеждавшие голосовать за эсеров, кадетов, меньшевиков. Вечером солдаты приводили горничных, работниц, кухарок, уличных торговок и танцевали с ними "Беженку". Музыканты так же наигрывали вальсы и танго, и даже дядька-унтер так же усердно дирижировал, словно хотел выслужиться перед новыми хозяевами.
   Потом клуб закрылся. В особняке устроили склад военных снаряжений, затем пункт для регистрации мобилизованных и наконец бюро по учету дезертиров.
   Сразу постарел особняк за эти два года беспрерывной смены хозяев. Позолота на стенах осыпалась, и на высоту человеческого роста стены покрылись черными, сальными пятнами. От сырости на потолках выступили бурые подтеки и трещины. Потолки стали похожи на географические карты. Мягкая мебель с прорванными сиденьями, с отломанными ножками была свалена в швейцарскую, где, пережив всех хозяев, продолжал свою службу розовощекий старичок швейцар. Был он теперь и сторож, и владелец, и единственный жилец особняка. В теплые дни, по старой памяти, старичок вылезал на парадную и, сидя на табурете, кутался в обтертую синюю шинель с огромными медными пуговицами. В холод отсиживался в конуре, топил буржуйку мягкими стульями и ножками от бильярдных столов.
   Однажды в особняк пришли три парня. Один высокий, плечистый, в длинной кавалерийской шинели, другой худенький, в пенсне, третий в валенках и продранной кожанке, суетливый и горластый.
   -- Ты кто? -- спросил он сторожа, отыскав его в конуре около буржуйки.
   Сторож подсунул под себя недоломанный стул, оглядел испуганно нового начальника и, оробев, сказал:
   -- Дрябкин Савастей, швейцар раньше был...
   -- Так, -- строго сказал парнишка. -- Будешь комендантом... -- И помахал бумагой. -- Грамотный? Читай!
   -- Неграмотный.
   -- Ну и не надо. Райком партии предписывает сдать тебе все имущество и здание под клуб коммунистической молодежи. Мы тройка по приему.
   -- Принимайте, -- сказал испуганно сторож и мотнул рукой на груду обломков.
   Парнишка смутился, что-то отметил в бумажке и сказал:
   -- Все принято.
   Несколько дней клуб приводили в порядок. В большой зал вкатили двуногий рояль и подставив вместо третьей ножки табурет, установили его в углу. Два уцелевших бильярдных стола поставили во втором зале, отведенном под читальню. Третий стол, без ножек, новое правление постановило сломать, а зеленое сукно снять и передать коменданту Савастею Дрябкину, чтобы он сшил себе пальто, так как старое совсем износилось. Стоимость материала посчитать за жалованье.
   Через некоторое время в клуб привезли на трех возах библиотеку, спортивный инвентарь и двух мраморных амуров. Все это благополучно разместили по разным комнатам.
   Клуб был открыт.
   Об открытии клуба Роман узнал от Женьки.
   -- Против нашего дома клуб устроили, -- сказал однажды Женька Роману. -- В офицерском собрании. Все ребята туда теперь ходят. Похряем смотреть.
   Роман вспомнил, как Иська звал его в свой клуб. Роман давно собирался идти к Иське, но так как Иськин клуб находился далеко, около завода, то Роман все откладывал. И вдруг рядом открывается другой клуб, такой же, наверное, как и Иськин, а может быть, и лучше еще.
   -- Обязательно пойдем, -- сказал Роман.
   В тот же вечер пошли. Шумно и многолюдно было в клубе. В большом зале, грохоча сапогами, носились ребята, прыгали через козла, лазали по канату к потолку, вертелись на штангах. Рояль гремел не умолкая. Музыканты то и дело сменялись, беспрерывно барабаня одно и то же -- то "собачий вальс", то "полечку-трясучку", или же хором орали:
   Шарманчики-чики,
   Шарабанчики-чики.
   Тут же около рояля на большом ковре катались парами любители французской борьбы. Рядом с ними, надев на головы предохранительные сетки, состязались фехтовальщики. Они добросовестно молотили друг друга рапирами. От рапир летели искры. Лязг и скрежет железа еще сильнее разжигали бойцов, а вокруг стояли зрители и судьи, расценивая удары.
   -- Ничего ударчик!..
   -- Хороший ударчик...
   Роману понравилась драка на рапирах. Он надел сетку и стал состязаться с Женькой. Женька сразу вошел во вкус. Раз треснул, два треснул. У Романа даже в ушах зазвенело, но стерпел. Изловчился и наотмашь плюхнул Женьку по черепу. Женька сразу позеленел.
   -- Ничего ударчик! -- закричали вокруг. Потом ребята прыгали через козла, и Роман
   чуть не разбил нос. Лазали по канату к потолку, играли в чехарду, потом решили заняться французской борьбой и уже начали снимать пальто, но тут в зал вбежал парнишка в кожанке и валенках и закричал:
   -- Кружок Всевобуча, стройся!..
   Сразу за ним пришел комендант Савастей и, кряхтя, стал отталкивать в угол козлы. Ребята помогали ему. Потом пришел военный в кавалерийской шинели. Был он высокого роста, светлоглазый и хотя очень молодой, но строгий.
   Половина ребят уже построилась в шеренги, остальные стали смываться.
   -- Команда, смирно! -- крикнул высокий.
   -- Кто это? -- спросил Роман у стоявшего рядом парня.
   -- Товарищ Федотов, -- сказал парень.
   -- А что он за штука?
   -- Инструктор...
   -- Лишние, выметайся, не мешай! -- закричал парнишка в кожанке, подбегая к стоявшим у дверей ребятам. -- А ты чего стоишь?.. -- вскинулся он на Романа.
   -- Пуговочкин! -- засмеялся Роман, протягивая ему руку. -- Здравствуй, Пуговочкин... Не узнаешь?..
   Парнишка поглядел на Романа и заулыбался.
   -- Здравствуй, Рожнов! Как попал к нам?
   Пошли с Пуговочкиным в библиотеку. Пуговочкин рассказал, как после школы устроился в контору рассыльным и стал агитировать конторских мальчишек. Сколотил группу и в райком направился. Утвердили их как молодежную ячейку, а Пуговочкина взяли на учет и послали сюда организовывать работу клуба.
   Рассказал и Роман про себя. Потом вместе с Пуговочкиным Роман и Женька кромсали буханку хлеба на сто порций и мазали порции повидлом.
   По окончании занятий кружка в помещении библиотеки раздавали хлеб всем посетителям клуба.
   Возвращаясь домой, Роман и Женька с увлечением напевали:
   Шарманчики-чики,
   Шарабанчики-чики...
   -- Завтра пойдем? -- спросил Женька, прощаясь.
   -- Пойдем, -- сказал Роман. -- Я хочу в кружок поступить -- стрелять учиться.
   На следующий день они уже втроем пошли вклуб. Третий был Чемодан. Только на этот раз Роману не пришлось заниматься в кружке Всевобуча. Пуговочкин, поймав его, поручил сперва раздавать книги, а потом опять нарезали хлеб, уже без Пуговочкина, потому что Пуговочкин ушел слушать лекцию. Но когда в следующий вечер Пуговочкин снова хотел засадить Романа в читальню, он отказался и пошел в зал, где товарищ Федотов уже отдавал команду строиться. Роман встал на левый фланг.
   -- По порядку номеров рассчитайсь! -- крикнул товарищ Федотов, и по длинному ряду, как искры, побежало:
   -- Первый! Второй! Третий!..
   -- Тридцать третий! -- выкрикнул Роман, когда очередь дошла до него.
   Женька и Чемодан не стали заниматься. Они решили, что выгоднее нарезать хлеб и мазать его повидлом.
  
   ТРИ ПИСЬМА
  
   За ночь напорошило снегу.
   Утром Женька, встретив Романа, спросил:
   -- Санки есть?
   -- Есть.
   -- Большие?
   -- Порядочные, деревянные.
   -- Приходи после обеда с санями на площадку. Ладно? Поедем с тобой к вокзалу. Придет поезд, а тут саночки подкатишь и, пожалуйста, -- свезешь багаж кому-нибудь. Только хлебом бери. Я хотел один, да одному скучно.
   Часов в двенадцать Роман пришел на курорт и притащил санки -- большие, крепкие, деревянные салазки. Женька ждал его. У него тоже были санки, но поменьше.
   -- Клёвые саночки, -- сказал Женька, оглядев салазки Романа. -- Очень подходящие.
   -- Ну идем, -- сказал Роман.
   Но Женька с места не сдвинулся. Он стоял неподвижно и глядел куда-то вперед, через плечо Романа. Роман повернулся и увидел направлявшегося к ним низкорослого солдата в рваной и длинной шинели. В руках у солдата была папка с бумагами. Солдат шел прямо к ним и улыбался.
   -- Васька! -- крикнул Женька и побежал навстречу солдату.
   Васька не спеша уселся на санки, ребята сели около него, с жадностью разглядывая товарища. Был он в военной форме. На голове большая фуражка, под шинелью виднеется серая форменка, на ногах русские сапоги. Через плечо надета сумка. Щеки у Васьки румяные и пухлые, как раньше.
   -- Где ты? Что делаешь? -- спрашивали ребята.
   Васька отвечал раздельно и важно:
   -- Жрать нечего было, а тут осень и жить некуда податься. Вот и решил тогда. Пошел к самому комбату. "Так и так, -- говорю, товарищ командир, жрать нечего и жить негде, голову преклонить некуда. Возьмите добровольцем в армию". Комбат и согласился. "Если не врешь, -- говорит, -- возьму". И зачислил добровольцем. Теперь за курьера работаю.
   Помолчал Васька, потом, поддернув сумку, добавил:
   -- Сегодня на фронт едем. Прощаться зашел.
   В тот же вечер Васькин полк шел на вокзал
   Шел весело, с музыкой и песнями, окруженный провожающими родными и знакомыми. Васька шел в последней роте и вместе с красноармейцами отчаянно пел:
   Аль ты не видишь,
   Аль ты не слышишь,
   Аль ты не знаешь,
   Что я тебя люблю?..
   А рядом шли Роман и Женька, таща свои санки и с завистью и гордостью поглядывая на Ваську. Васька был их представитель.
   На вокзале прощались недолго. И тут Васька чуть не сдался, больно подозрительно заблестели у него глаза. Но не заплакал.
   -- Пеце привет передайте, -- сказал он, усмехаясь. -- Скажите, что это я у него ремень стянул летом.
   Ребята махали шапками и следили за вагоном, который надолго, а может быть и навсегда, увозил Ваську -- старого друга детства, отчаянного хулигана и воришку, а теперь курьера седьмого пехотного полка Василия Трифонова.
   Долго стояли ребята, бесцельно смотря вдаль, где уже исчез последний вагон и таяла темная ленточка дыма. Пути снова были пустынны, и только огни стрелок украшали синюю сумеречную дорогу.
   -- Вы чего стоите? -- окликнул ребят проходивший носильщик. -- Тикайте к первой платформе: дальний пришел.
   Схватив санки, ребята вперегонки помчались к платформе.
   Пассажиры вывалились из вагонов, увешанные мешками, корзинами, котомками и коробками, обливающиеся потом, но довольные. Тут же стояли саночники и наперебой предлагали подвезти багаж.
   Роман и Женька врезались в кучу саночников.
   -- Есть саночки! -- крикнул Женька.
   -- Куда прикажете? -- не отставал Роман и лихо подкатил саночки под ноги какому-то мужику с огромным мешком. Мужик хотел поставить мешок на землю, но санки так ловко подвернулись ему под ноги, что мешок плюхнулся на доски. Мужик растерянно поглядел на Романа, заморгал глазами, собираясь выругаться.
   -- Куда прикажете?
   Мужик подумал и махнул рукой.
   -- Вези на Шамшев переулок.
   -- На Шамшев? -- спросил Роман и вспомнил деда, возившего щелок тоже на Шамшев переулок. -- Два фунтика положите.
   -- Ладно, -- сказал мужик.
   Роман, напрягаясь до дрожи, сдернул сани с места и поволок их, как крепко запряженная лошадь, тяжело ступая в лужи.
   Возвращался домой веселый и радостный. Не замечал пугливой тишины на улицах. Все хорошо, когда за пазухой лежит веская горбушка хлеба.
   Роман только корочку отломил, маленькую. Остальное нес домой. Первый заработанный хлеб! Когда мужик резал хлеб огромным складным ножом, Роман впервые ощутил необыкновенное и новое для него чувство гордости. Он теперь работник, сам зарабатывает себе хлеб.
   Быстро вбежал во двор, на лестнице очистил сани от снега и, толкнув дверь, вошел в квартиру.
   Тотчас же ухо резнул крик. Кричал кто-то в комнате. Голос был хриплый, страшный и незнакомый.
   Роман бросил санки в углу и с замирающим сердцем, предчувствуя недоброе, кинулся в комнату. Но, открыв дверь, он в ужасе отпрянул назад. С кровати, освещенной полосой желтого света лампы, на него смотрели остановившиеся стеклянные глаза деда. Лицо деда было перекошено страшной гримасой. Он корчился и извивался, взбивая одеяло, кусая подушки. Увидев Романа, дед поднял руку. Хриплый вой ударил в уши.
   Роман взвизгнул. Зажмурившись, чтобы не видеть страшных глаз деда, кинулся через комнату.
   Рядом в комнате нашел сестру. Она сидела в углу и, зажав уши, плакала.
   -- Он умирает, -- всхлипывая, бормотала она. -- А я боюсь подойти. У него страшное лицо.
   Роман, щелкая зубами, придвинул стул к сестре и сел с ней рядом.
   За стеной слышались то крик, то хриплый лай, то дикое рычание.
   -- Я не могу, -- плакала сестра. -- У него, наверно, язык отнялся. Может, ему пить надо, а я боюсь. У него лицо, ты видел?
   Роман кивнул головой.
   -- А мама в прачечной. Я не могла выйти отсюда.
   Оба сидели обнявшись, прислушиваясь к стонам.
   Долго кричал дед, царапал стенку, выл. Иногда Роману казалось, что он встает и идет к ним. Оба вскрикивали и, закрыв глаза, ждали, что будет дальше. Потом крики стали тише, реже. Наконец все утихло.
   -- Пойди взгляни, -- сказала сестра. -- Может, он уснул.
   Но Роман качнул головой.
   -- Пойди сама.
   Он подошел к столу и при тусклом свете лампы, которая была почти пуста и уже мигала, стал рассматривать открытку. На карточке был изображен какой-то памятник в оранжевых лучах солнца. Около памятника стояла барышня с голубым летним зонтиком. Мысли Романа копошились в голове. Наконец он сообразил, что это письмо. Роман перевернул его и, с трудом разбирая, прочел:
   "Привет мамульке!
   Пишу из города Барнаула. Колчака прикончили. Скоро приеду в отпуск. Ждите. Целую всех.
   Коля".
   "От Кольки из Сибири", -- радостно подумал Роман. Потом заметил, что на столе лежат еще два письма.
   Открыл вторую бумажку. Это было извещение из военного стола.
   Было оно напечатано на машинке.
   Военный стол сообщает, что Ваш сын Александр Рожнов, служивший в латышском стрелковом полку, недавно скрылся из части, перейдя с двумя музыкантами границу.
   Если таковой явится домой, то предписывается Вам немедленно сообщить в военный комиссариат.
   Третья бумажка была из почтового отделения.
   Василию Семеновичу Бакулину.
   На Ваше имя получена посылка, за которой и предлагается явиться в почтовое отделение.
   Хлопнула дверь. Роман поглядел на сестру. Оба прислушались. Кто-то вошел в соседнюю комнату. Походил. И вдруг за стеной тихо прозвучал голос матери:
   -- Господи помилуй!..
   Через минуту мать вошла в комнату, где сидел Роман с сестрой, и тихо сказала:
   -- Дедушка умер.
   Сестра заплакала. Роман стоял и глядел на повестку. В глазах расплывались буквы.
   -- А бабушка посылку прислала ему...
   Лампа совсем гасла. Керосин был в другой комнате, но там лежал мертвый дед. Мать села. Долго сидели все трое, глядя на мигающий язычок пламени, уже не освещавший комнату, а только светившийся как уголек.
   Мать гладила Романа по голове и тихо приговаривала:
   -- Одни мы теперь. Совсем одни...
   Сестра все еще плакала. Роману тоже хотелось расплакаться, но он крепился.
   -- Проживем, -- сказал он, прижимаясь к матери. -- Я теперь работу нашел, не маленький. Сегодня два фунта хлеба заработал. Скоро на завод войду.
   Сестра внимательно посмотрела на него, а мать недоверчиво качнула головой.
   Роман почувствовал, что кончилось детство и начинается новая пора.
   Три дня в неделю он будет с саночками встречать поезд, а в свободные дни станет ходить в клуб. Вступит в союз молодежи, будет учиться и работать на заводе, на том же самом, где работает Иська.
   Огонек в лампе мигнул в последний раз и с
   тихим треском погас. Мать дрогнувшим голосом сказала:
   -- А керосин там, в комнате.
   -- Я не пойду! -- вскрикнула сестра. -- Я умру от страха!
   Тогда поднялся Роман.
   -- Я пойду, -- сказал он твердо и, видя, что все молчат, решительно направился в комнату, где лежал дед. Взрослые мертвых не боятся.
  
   ВРАГ У ВОРОТ
  
   Ветер вырывался из-за угла и яростно трепал плохо приклеенный плакат, на котором был нарисован красноармеец. Красноармеец корчился и изгибался, а над ним корчились и изгибались крупные буквы. Буквы прыгали и прятались в складках плаката:
   ВРА... У... ВОР...
   ВРАГ... У... В...РОТ...
   Когда ветер на минуту утихал, солдат на плакате переставал извиваться, а буквы выравнивались, как рота воинов после команды "смирно!":
   ВРАГ У ВОРОТ
   Гонясь за расстроенными, измученными частями Красной Армии, быстро продвигалась вперед добровольческая Северо-Западная офицерская армия под командой генерала Юденича.
   Тревожные, хмурые дни проводил Петроград. Одно за другим прекращали работу разные учреждения и спешно перевозили дела и имущество в Москву. Пустели улицы и дома. Население города таяло, как снег в сильную оттепель.
   Перепуганные обыватели бежали из города, наполняя вокзалы, осаждая каждый отходящий поезд. Забивали платформы горами сундуков, мешков, корзинок с домашним барахлом. Рыча и ругаясь, дрались из-за каждого сантиметра свободной крыши вагона.
   Бежали подальше от стрельбы, от голода. Учреждения не работали, но заводы продолжали дымить. Там работа не только не останавливалась, но даже усилилась. Заводы спешно выполняли военные заказы: готовили снаряды, винтовки, одежду и обувь для организующихся и прибывающих отрядов.
   Спешно формировались и отправлялись на фронт новые боевые единицы, для того чтобы пополнить и привести в порядок расстроенные ряды Красной Армии.
   На заводах и фабриках организовывались отряды обороны, но работа не прекращалась. Мобилизованные стояли у станков, перепоясанные патронными лентами. У станков лежали винтовки.

***

   Вечером в клубе молодежи было собрание.
   Комсомольцы, собравшись в читальне, слушали товарища Федотова. Товарищ Федотов не спеша говорил ребятам:
   -- Наши сдали Лугу. Это три часа езды от Петрограда. Положение создалось острое, скрывать нечего. Возможно, что белые подойдут и ближе, и Петрограду придется защищаться своими силами. Тогда долг каждого из нас помогать заводским отрядам. Петроградский комитет комсомола постановил объявить поголовную мобилизацию комсомольцев, организовать из них отряды самообороны, часть их влить в ряды армии, а часть оставить в городе...
   Товарищ Федотов приостановился на минуту и внимательно оглядел сгрудившихся парней.
   Никто не шевельнулся, никто не прервал его. Ждали...
   Тогда он опустил голову и, глядя на Пуговочкина, строчившего протокол, отчетливо, словно диктуя, договорил:
   -- С сегодняшнего дня постановление вступает в силу. Все комсомольцы мобилизованы. Прикрепленные к заводским дружинам и районным отрядам должны быть на месте, прикрепленные к нашему кружку Всевобуча должны будут выделить дежурных по клубу и быть на месте, как только будет дан приказ. Командование отрядом поручено мне... Понятно?..
   Ребята молчали, нахмурившись обдумывали речь товарища Федотова. Только кто-то тихо буркнул:
   -- Вполне понятно.
   Инструктор надел папаху. Пуговочкин, шумно вздохнув, прихлопнул протокол промокашкой и поднялся.
   -- Собрание окончено. Вопросов нет?
   Тогда заволновались, зашумели ребята.
   -- А винтовки нам будут? -- крикнул кто-то.
   -- Без винтовок не повоюешь!
   -- Винтовки будут, когда нужда в них будет, -- сказал товарищ Федотов. -- А сейчас все в зал. Построиться. Сегодня идем на стрельбище -- на практическую стрельбу.
   -- Ура-а!.. -- заорали ребята
   Пуговочкин схватил шапкуб и побежал тоже вниз, к подъезду, но, столкнувшись в дверях Романом, остановился.
   -- Слышал? Был на собрании?
   -- Был, -- сказал Роман. -- С самого начала.
   -- Вот, брат... Пойдем сейчас стрелять, -- гордо сказал Пуговочкин.
   -- А мне можно? -- спросил Роман.
   Пуговочкин задумался.
   -- Ты ведь не комсомолец... Да чего там, пойдем, только на глаза Федотову не попадайся.
   Стрельбище находилось на окраине города, на огромном поле, заваленном мусором.
   Шел отряд по темным пустынным улицам с песнями. Комсомольцы, шагая в ногу, дружно орали:
   Смело мы в бой пойдем...
   На стрельбище их встретили несколько красноармейцев. Объяснив коротко, как обращаться с винтовкой, с прицелом, товарищ Федотов отошел в сторону, а первая пятерка, получив винтовки, заряжала их под наблюдением красноармейцев.
   Стреляли по очереди в смутно видневшиеся белые мишени. Старательно прицеливались, долго не решаясь спустить курок, мазали.
   Роман с нетерпением ждал своей очереди. Вот Пуговочкин взял винтовку, вот другой, рябенький комсомолец, торопливо вырвал винтовку из рук красноармейца. Еще один парень, отстреляв положенные пять патронов, передал винтовку красноармейцу, и красноармеец держал ее, не зная, кому давать. Тогда подошел Роман.
   Красноармеец с сомнением оглядел его и ухмыльнулся. Роман испугался и, с испугу, что ли, заорал на красноармейца:
   -- Чего вылупился? Гони винтовку-то...
   Красноармеец, продолжая ухмыляться, выпустил винтовку и достал обойму с патронами.
   -- Как же это ты будешь-то?
   Винтовка была тяжелая, но Роман, напрягая все силы, старался обращаться с ней как можно свободнее.
   Осторожно вставил обойму, защелкнул затвор и попробовал было приложиться, но дуло сразу опустилось книзу, как он ни старался удержать его.
   Стало стыдно. Неловко было даже взглянуть на красноармейца, потому что тот, наверное, смеется. Но красноармеец вдруг перестал ухмыляться и ласково сказал:
   -- Стреляй с колена, пузырь. Легче...
   Роман опустился на одно колено, приложился, задержал дыхание, ловя в прорезь мушки темное пятно мишени.
   -- Поймал? -- спросил красноармеец.
   -- Да.
   -- Пали.
   Ахнуло впереди, метнулся голубой огонек. Роман чуть не сковырнулся -- так сильно в плечо и по челюсти ударило прикладом.
   Красноармеец засмеялся.
   Подошел товарищ Федотов.
   -- Ты что?
   -- Да вот... Храбрец ваш стреляет. Думал, в лужу клюнет, ан нет.
   Товарищ Федотов взглянул на Романа, тоже улыбнулся, но ничего не сказал и отошел. --Ну валяй... Еще разок пальни, -- сказал красноармеец, обращаясь к Роману.

***

   Всю ночь глухо гудели далекие орудийные выстрелы, так что даже стекла тихонько дребезжали. Над затихшим темным городом безмолвно метались белые лучи прожекторов, ощупывая каждое облако, каждую щель в сером небе. Жужжали пропеллеры невидимых аэропланов, и неизвестно было, свои это или уже белогвардейские.
   Новое туманное утро рассеяло ночные тревоги. Засветло расклеенные на углах газеты как-то бодро сообщали, что хотя белые все еще наступают, победа останется за рабочими Петрограда.
   Целый день Роман с Женькой и Чемоданом бегали по городу, разглядывая укрепления, возводимые на перекрестках и углах проспектов.
   На улицах все было по-новому. Стало много военных, много оружия и совсем почти исчезли очереди.
   С трудом дождавшись вечера, Роман побежал в клуб. Он звал и Женьку, и Чемодана, но те, переглянувшись, отказались. Роман догадался. Они побаивались.
   Около клуба стоял автомобиль. Когда Роман подошел, два красноармейца с Пуговочкиным носили винтовки в клуб.
   -- Помогай, -- крикнул Пуговочкин, увидев Романа.
   Роман охотно взялся за работу. Но винтовок было немного. Всего тридцать штук.
   -- Это для нашего отряда, -- объяснил Пуговочкин, устанавливая ружья в стойку.
   -- А мне дадут? -- спросил Роман.
   -- He знаю, -- сказал Пуговочкин, не глядя на товарища. -- Если хватит, -- дадут.
   В восемь часов весь отряд уже был в сборе. Комсомольцы были угрюмы и озабочены. Они подходили к винтовкам, осторожно трогали их, но не брали из стойки.
   Наконец пришел Федотов, скомандовал построиться. Выстроились моментально и затихли. Роман тоже встал.
   -- Ребята! -- сказал товарищ Федотов. -- Районный штаб выделил тридцать винтовок, поэтому численность отряда определяется в тридцать человек. Вас тут больше...
   Федотов оглядел ряды, как бы проверяя каждого, и, медленно выговаривая слова, закончил:
   -- Желает ли кто-нибудь остаться дежурить при клубе? Пусть выйдет из строя.
   Никто не шевельнулся. Только тише стало. Федотов нахмурился.
   -- На всех винтовок не хватит, ребята. Если не выйдете сами, я буду отбирать...
   Опять молчание, и только одинокий голос прозвучал мрачно:
   -- Отбирайте.
   Тогда Федотов отошел на фланг и, оттуда осматривая каждого строго и внимательно, стал обходить строй.
   -- Комсомолец?
   --Нет.
   -- Выйди.
   Парень, виновато оглядев товарищей, вышел и стал к стенке. А Федотов продолжал осмотр, изредка говоря:
   -- Выйти.
   У стенки уже собралось человек семь, а Федотов отводил одного за другим и приближался к Роману.
   -- Рядом с Романом стоял рябенький парнишка. Он оглянулся на Романа и тоскливо прошептал:
   -- Выгонит.
   Федотов остановился около них. Словно по команде, Роман и рябенький приподнялись на цыпочки...
   -- Выйди... Оба выйдите, -- сказал Федотов и оглядел поредевшие ряды. -- Пожалуй, хватит. Сколько осталось?
   Все стали громко считать. И Роман считал и насчитал двадцать девять. Но только хотел крикнуть, как рябенький торжествующе завопил:
   -- Одного не хватает!
   -- Тогда... -- сказал товарищ Федотов и, поглядев на стоявших перед ним Романа и рябенького, спросил Романа: -- Комсомолец?
   --Нет.
   -- Я комсомолец! -- крикнул рябенький.
   -- Становись в строй, -- скомандовал товарищ Федотов. -- Взять винтовки.
   Забракованных было человек двенадцать. Они стояли в стороне, с завистью поглядывая, как комсомольцы разбирали винтовки и строились.
   -- Все, кто получил винтовки, останутся в клубе на всю ночь. Остальные могут идти домой.
   Город жил напряженной, тревожной жизнью без сна и отдыха.
   Под гул далекой орудийной канонады росла на черных перекрестках колючая паутина проволочных заграждений. Взад и вперед носились ревущие грузовики, наполненные рабочими и красноармейцами. В окнах домов, заложенных мешками с песком, можно было угадать настороженные глаза пулеметов и винтовок, направленных в одну сторону -- к Нарвской заставе.
   Выйдя из клуба, Роман отправился домой. Мать и сестра уже сидели за столом. Ужинали. Роман тоже сел.
   Похлебали овсяной похлебки с дурандовыми лепешками, потом мать дала Роману и Аське по две сырых картофелины. Разрезав свои картофелины тоненькими ломтиками, они жарили их на плите. Поджаренные ломтики мороженой картошки были сладковаты и напоминали мацу. Как ни старался Роман есть медленнее, все же уничтожил свою порцию раньше, чем сестра.
   У Романа была еще печенка. Днем, когда привозили мясо в потребиловку, он ухитрился отрезать большой кусок -- с фунт.
   Роман не хотел показывать печенку сестре. Но сестра так аппетитно чавкала, что у Романа челюсти заныли от голода. Не вытерпев, он сбегал в прихожую и достал из-за сундука печенку. У Аськи глаза расширились от зависти. Она торопливо доела картошку и следила за Романом. Роман взял нож и разрезал печенку на три равные части.
   Один кусок отдал сестре, другой -- матери, третий стал жарить сам.
   -- Я тебе завтра воблину куплю, -- сказала растроганная сестра.
   Поджаренная на плите печенка имела какой-то странный, не мясной вкус, но все же Роман съел ее с удовольствием.
   Мать поела, убрала посуду, смела со стола сор и, увязав белье, сказала:
   -- Я иду в прачечную. Следите за лавкой, не привезут ли хлеба.
   Она уже уходила, когда в дверях столкнулась с управдомом.
   -- Окопы рыть, -- сказал управдом. -- Кто желает, записывайтесь. Идти к Путиловскому заводу, к десяти часам. За работу по фунту хлеба.
   -- Фунт хлеба? -- мать бросила узел. -- Кому-нибудь надо идти.
   -- Я пойду! -- живо сказала сестра.
   -- И я пойду, -- сказал Роман.
   Управдом усмехнулся.
   -- Маловат, хлеба не поешь столько.
   Сестра быстро оделась и убежала, хлопнув дверью.
   -- В лавке не прозевай хлеб, -- напомнила еще раз мать и тоже ушла в прачечную.
   Роман остался один.
   В квартире сразу стало тихо и скучно и немножко страшно. За дверью в прихожей что-то шуршало. По плите ползали тараканы и с шумом шлепались на пол. В трубе посвистывал ветер.
   Роман сел на теплую еще плиту и долго прислушивался к разным шорохам да к стрельбе за окном.
   Потом невтерпеж стало. Соскочил. Походил по комнате, посвистал. Остановился у окна.
   Во дворе была темень непроглядная, но то и дело слышались шаги, разговор.
   Роман сорвал с крючка солдатский ватник, накинул на плечи и выскочил во двор, а со двора -- на улицу.
   Улицы были пустынны. Только около освещенных дверей потребиловки стояла толпа. Толпа ругалась с заведующим лавкой. Завлавкой, в рваном переднике, надетом поверх зеленой военной тужурки, кричал в толпу, загораживая выход:
   -- Не выдаем хлеб сегодня! Завтра все получите! Завтра!
   -- Нет, не завтра! Ты сегодня давай! -- кричали из толпы. -- Может, вас завтра перевешают, а мы ждать не намерены.
   Кричали все -- мужчины, женщины, старухи, плакали ребята.
   -- Пустят вас завтра в развес!.. Достукались! Из ворот торопливо вышла группа мужчин.
   Среди них был председатель правления и все коммунисты дома. Через плечо у каждого была перекинута винтовка.
   Группа быстро прошла мимо затихшей на мгновенье толпы.
   -- Это наши большевики, -- прошипел кто-то. -- Тоже вояки!
   В этот момент из подворотни выбежал еще один парень с маленькой кавалерийской винтовкой и, шлепая по сырому снегу, побежал вслед за остальными. Роман узнал Иську и догнал его.
   -- Ты куда? На фронт?
   Иська пожал протянутую руку и с оттенком гордости сказал:
   -- На караул. Завод охранять пока, а если надо будет, то и на фронт.
   Роман потоптался. Было до смерти завидно. Хотелось тоже чем-нибудь похвастаться.
   -- А я в клуб хожу тоже, -- сказал он, но Иська не слушал, уже бежал.
   -- Во Всевобуче занимаюсь! -- крикнул Роман ему вслед и грустный пошел к дому.
   На улице сразу стало неинтересно. Да и в квартиру было возвращаться противно. Нет. Он не пойдет домой. В такой день, когда полгорода на фронте и когда гремят совсем рядом орудия, он не может сидеть дома. Роман пойдет к Путиловскому заводу, туда, где копает окопы сестра. Он ее встретит. Они вместе придут домой пить чай с заработанным хлебом.
   В этот вечер черные, без фонарей улицы города походили на кладбищенские дорожки, а дома выглядели склепами -- так тихо и безжизненно стояли они. На улицах было пусто.
   На башенке Варшавского вокзала тускло освещенные часы показывали половину первого. В другое время Роман едва ли решился бы уходить из дома так поздно, но сегодня почему-то казалось, что надо ходить всю ночь.
   На Обводном подул резкий ветер. Здесь по сравнению с центром было многолюдно и оживленно. Чем ближе к заставе, тем больше людей. Все они шли в одном направлении. У многих за плечами поблескивали винтовки. Попадались группами женщины с лопатами, кирками и метлами.
   У Нарвских ворот около пролетов стояли две только что установленные бронебашни с орудиями. Огромный корпус напротив был заложен мешками с песком, и везде стояли группы вооруженных рабочих.
   На Петергофском шоссе было оживленно, как в полдень на Невском. Громыхали повозки, быстро проезжали автомобили, шли рабочие и солдаты. Ехали верховые, и изредка гремели броневики.
   Роман шел вперед и глядел во все стороны, жадно схватывая каждую мелочь, боясь пропустить что-нибудь интересное. Все суетилось кругом, двигалось, жило, и каждый чувствовал себя участником этого тревожного бега.
   Роман незаметно дошел до путиловской часовни. Дальше было черное шоссе с полуразрушенными домами по одной стороне. На другой стороне темнели огромные пустыри. На этих пустырях мигали, как светлячки, десятки фонарей. Желтые огненные точки двигались по всем направлениям. Подойдя ближе, Роман увидел, что все поле полно работающими. Женщины рыли окопы, насыпая невысокие валы, мужчины возили тачки с землей. Около каждой группы стоял распорядитель с фонарем в руках.
   Пройдя немного вперед, Роман увидел линии совсем готовых окопов, около которых красноармейцы устанавливали проволочные заграждения. Здесь было тише и пустыннее. Зато громче доносились орудийные выстрелы.
   Роман ходил среди работавших, отыскивая сестру. Ее нигде не было. Рабочие собирали инструменты, и кто-то кричал тихонько:
   -- Смена, кончай!
   -- Сдать лопаты! -- командовали начальники.
   -- Хлеб привезли! -- вдруг закричал кто-то рядом с Романом. -- К часовне, хлеб получать!
   Роман побежал вместе со всеми к часовне. Там, содрогаясь и пыхтя, стоял грузовик, а вокруг него -- огромная толпа рабочих. Старосты уже выкликали по спискам рабочих. Получив хлеб, они отходили прочь.
   Роман хотел протискаться вперед, думая увидеть сестру, но его стали толкать.
   --Ты чего тут трешься? -- крикнула какая-то тетка в рваной шинели. -- Не работал, а за хлебом лезешь...
   -- Никуда я не лезу, -- сказал Роман и отошел в сторону.
   Стало обидно и завидно и совсем не интересно, потому что был он тут лишним и только мешал.
   Роман тихо поплелся назад.
   Мимо него проходили женщины, пересмеиваясь и громко разговаривая. Навстречу им шли другие, с кирками и лопатами.
   Быстро прошел отряд рабочих. За плечами у них тускло отсвечивали дула винтовок.
   Увидев винтовки, Роман вспомнил клуб, отряд Всевобуча.
   "Сейчас в клубе все, а может, уже и на фронте или у заставы, -- подумал он. -- Если б не рябенький, была бы у меня винтовка".
   Вдруг Роман остановился.
   "Ах, черт!.. А карабин? Васькин карабин!"
   Роман сорвался с места и помчался как бешеный по Обводному.
   Он бежал, не замечая луж, не чувствуя ветра, смахивая с лица выступающий пот.
   Роман пробежал через двор прямо на пустырь. Там было черно и страшно. Непонятными дикими фигурами торчали разрушенные стены военных сараев. На крыше лязгало железо. Неплотно прикрытые двери поскрипывали и пищали.
   Но Роман переборол страх. Он вбежал в сарай и остановился в полной темноте.
   Припомнив место, он осторожно чиркнул спичкой и пошел в угол сарая. Спичка погасла. Роман нащупал стенку, опустился на колени. Снова чиркнул спичкой и весело свистнул. У стены, небрежно прикрытый кирпичами, поблескивал маленький карабин -- наследство Васьки Трифонова.
   Не думал Роман, когда закапывал, что так скоро понадобится Васькин карабин.
   Обжигая руки о холодную сталь, вытащил карабин, стер рукавом грязь, облепившую его, и, спрятав его под ватник, понес домой.
   Дома положил карабин в прихожей под сундук, потом, успокоенный и радостный, пошел в комнату.
   Скоро пришла мать, а потом и сестра.
   Морщась и вздыхая, она стала разбирать постель и раздеваться. Роман все ждал, когда сестра достанет хлеб. Но сестра так долго молчала, что даже мать, не вытерпев, наконец спросила:
   -- Ну, а хлеб-то дали?
   -- В том-то и дело что нет, -- сказала сестра. -- Деньгами, сказали, отдадут завтра.
   Роман вздрогнул. С изумлением взглянул на сестру, думая, что она шутит, но сестра раздевалась, сидя на кровати, и не поднимала глаз.
   -- Ну, нечего делать, -- вздохнула мать. -- А мы на тебя надеялись, думали чай пить.
   Уже засыпая, Роман, усмехнувшись, беззлобно подумал: "Зачем давал ей печенку?"

***

   Всю ночь гудела орудийная канонада. Роман ее слышал даже сквозь сон. Но утром наступила необыкновенная тишина.
   Вскочив, Роман прежде всего побежал на угол, где уже висел серый лист газеты. Около газеты толкалось несколько человек, хмуро и внимательно проглядывая сообщение. Роман еще издали прочел огромные буквы:

ВСЕ НА ФРОНТ!

КРАСНОГО ПИТЕРА ВРАГАМ НЕ ВИДАТЬ!

ПЕТРОГРАДСКИЙ СОВЕТ МОБИЛИЗОВАЛ ВСЕХ СВОИХ ДЕПУТАТОВ...

ФОРМИРУЙТЕ ОТРЯДЫ!

НА ФРОНТ ЗА РАБОЧЕЕ ДЕЛО! ВСЕ ПРИЗВАННЫЕ ПО МОБИЛИЗАЦИИ ДОЛЖНЫ

НЕМЕДЛЕННО ЯВИТЬСЯ В ЗАВОДСКИЕ И РАЙОННЫЕ ОТРЯДЫ...

   Роман читал, чувствуя, как сильно бьется сердце, а рядом вполголоса говорили:
   -- Не отстоять!.. Где там!
   -- Пулково взяли, а Пулково -- это ж рукой подать...
   "Пулково взяли, -- думал Роман. -- Здорово прут..." И тут вдруг догадался, почему тихо так в городе: не ходили трамваи.
   Сестра ушла на работу, мать -- в город, купить что-нибудь. Оставшись один, Роман достал карабин, сбегал на кухню за наждачной бумагой и, с трудом разобрав затвор, долго скоблил и протирал его, начищал дуло и продувал ствол. Потом отлил из лампады масла и, смочив им обильно части затвора, долго прилаживал все на место.
   Наконец карабин был собран.
   Стало смеркаться. Отгудели гудки.
   Пришла мать, сестра. Обедали. А на дворе уже совсем стемнело и снова гулко грохотали выстрелы.
   -- Сегодня спать нельзя, -- сказала сестра.
   -- Почему?
   -- А мало ли что? Вдруг белые... У нас говорили, что сегодня обязательно будет бомбардировка.
   Роман вскочил, накинул ватник, шапку.
   -- Сидел бы дома! -- крикнула мать, но он уже был в прихожей.
   Вытащил карабин и с карабином в руках выбежал на улицу. Тут оправился, перекинул ружейный ремень через плечо и ровным, широким шагом пошел в клуб.
   В клубе было грязно и дымно. Несколько сонных комсомольцев бродили по комнатам, остальные спали -- кто на скамьях, кто прямо на полу, подложив под голову тяжелые ковры. На Романа никто не обратил внимания, и он, пройдя в читальню, снял карабин и, положив его на подоконник, стал рассматривал журналы, валявшиеся где попало, изредка поглядывая на ребят и прислушиваясь к разговорам.
   Тревожное напряженное ожидание всех утомило. Даже разговаривали мало. Те, кто не спал, сидели осоловевшие, с красными, воспаленными глазами. Много курили. Некоторые вяло грызли сухари, полученные на паек.
   Кто-то сел за рояль, тихонько забренчал.
   У кого картошки нет,
   Заявите в комитет,
   В комитете разберут
   И картошку вам дадут...
   -- Заткнись! -- заорали на него. -- Заткнись со своей картошкой!
   А за окном совсем ясно грохотали орудия, и при каждом выстреле ребята, морщась, ругались.
   -- Фу, черт!.. Сидишь, как в дыре... Ни поспать покойно...
   -- Так и просидим до победы. Видно, без нас расщелкают Юденича...
   Но часов в десять в канцелярии клуба, где сидел товарищ Федотов, пронзительно зазвенел звонок телефона.
   Не успел еще товарищ Федотов принять телефонограмму, все уже знали: вызывают.
   Не дожидаясь команды, отряд быстро выстроился в зале, и, как вчера, Роман снова встал на левом фланге.
   Вышел товарищ Федотов.
   -- Ребята, -- сказал он озабоченно. -- Дошла очередь до нас. Белые у Лигова и продвигаются вперед.
   Все молчали.
   -- Во черт... -- тихо вздохнул кто-то.
   -- Райком снимает заводские дружины на фронт. Наш отряд направляется на охрану, десятками. Первый десяток идет с товарищем Савченко, -- он указал на рослого рыжего парня. -- К нему назначаются Ивановский, Теркин, Харламов...
   Названные десять отошли. Федотов поговорил с Савченко. Тот весело улыбнулся, кивнул головой и откозырял:
   -- Есть, командир. Пошли, ребята!
   Ребята, громыхая прикладами, шумной ватагой потопали за Савченко. Внизу хлопнула дверь, и все стихло.
   -- Во втором отряде с товарищем Власовым будут...
   И Федотов снова прочел список десятка, и каждый отвечал: "Есть".
   Через десять минут второй отряд ушел куда-то сменять посты.
   Федотов оглядел оставшуюся кучку, взглянул в список и мотнул головой.
   -- Остается девять человек. Я десятый. Вы пока со мной.
   И все бы сошло благополучно, если бы не рябенький парнишка.
   -- Десять! -- крикнул рябенький, беспокойно перебрав глазами оставшихся. -- Десять, товарищ Федотов, вы одиннадцатый...
   -- Как так?
   --Да так...
   -- Ушло двадцать?
   -- Двадцать...
   -- Винтовок было тридцать?
   -- Тридцать, совершенно верно...
   -- Ну?
   -- А нас все-таки одиннадцать! -- радостно крикнул рябенький и сам удивился.
   -- В чем дело? Кто лишний?
   -- Я лишний, -- сказал Роман тихо.
   -- Правильно, совершенно верно! -- закричал рябенький. -- Он и есть лишний, и винтовка не наша -- ишь какой окурок.
   Товарищ Федотов нахмурился, тяжело посмотрел на Романа и сказал:
   -- Пойдем в канцелярию...
   В канцелярии Федотов уселся за большим столом и закрыл плотно двери.
   Взял карабин от Романа, долго разглядывал его, потом, подняв голову, спросил:
   -- Где взял, шкет? Отвечай!..
   Роману скрывать было нечего, выложил все начистоту: когда, где сперли карабин и за сколько тысяч перекупил его у Васьки.
   Товарищ Федотов выслушал внимательно, записал.
   -- А сколько лет тебе?
   -- Четырнадцать лет.
   -- Комсомолец?
   -- Нет
   -- А как же ты в отряд норовишь? Больно молод, да еще не комсомолец. Так нельзя.
   Роман растерялся, посмотрел на Федотова робко и сказал:
   -- Товарищ Федотов... возьмите... Я уж...
   Но тот не дал докончить, устало махнул рукой.
   -- Впрочем, можно... Но карабин отберем в казну.
   Вылетел из канцелярии Роман красный, радостный...
   Хотелось всем сразу рассказать, что товарищ Федотов оставил его в отряде, однако слушателей не нашлось... Ребята снова дремали по углам.
   Наступила ночь. Тягостно бежали минуты.
   За окном на черном небе бледно ползал луч прожектора, глухо ухали пушки.
   Ребята все спали, кто обняв винтовку, кто положив ее под голову. Дружный храп иногда даже заглушал далекий орудийный гул.
   Из канцелярии доносился шорох бумаг. Товарищ Федотов жег какие-то списки.
   На клочке бумаги в углу была нарисована чья-то рожица. Роман взял вставку и подрисовал к рожице туловище, ноги, ружье... Потом задумался. Долго сидел, что-то соображая, наконец решительно перечеркнул человечка и пониже написал:
   "Заявление в комитет молодежи".
   Опять перечеркнул и снова:
   "Заявление в союз молодежи".
   И, уже не отрываясь, быстро написал: "Прошу союз принять меня в комсомол, для того чтобы я мог..."
   В канцелярии зазвенел резко звонок телефона, и в тишине голос Федотова коротко прозвучал:
   -- Хорошо... Выступаем...
   Роман сложил начатое заявление и, сунув в карман, стал будить ребят. Все вскакивали сразу и, схватив винтовку, бежали вниз. Только рябенького долго пришлось будить. Он все мычал и не просыпался, а потом быстро открыл глаза, посмотрел на Романа и весело спросил:
   -- И ты с нами, окурок?
   -- Факт! -- улыбнулся Роман и поправил сползающий с плеча карабин.

Оценка: 7.36*53  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru