Артынов Александр Яковлевич
Село Угодичи

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


СЕЛО УГОДИЧИ.

   Въ ряду красивыхъ подростовныхъ селъ, на восточной сторонѣ озера Неро, въ разстояніи черезъ него отъ города около пяти верстъ, стоитъ село Угодичи.
   Первые слѣды историческаго существованія Угодичь мѣстное преданіе, согласуясь съ древними лѣтописями, указываетъ въ концѣ X столѣтія, переходя изъ устъ въ уста сказаніемъ, что въ 989 году, въ бытность св. Владиміра въ Ростовѣ, нѣкоторые изъ Угодичанъ, вмѣстѣ съ жителями города, 15 Іюля, въ день Кирика и Улитты, приняли въ водахъ озера Св. крещеніе. Быть можетъ, имѣетъ связь съ этимъ событіемъ существующій донынѣ при мѣстной церкви Богоявленія Господня придѣлъ во имя тѣхъ Свитыхъ, издревле празднуемыхъ въ этотъ день жителями съ завѣтною торжественностію.
   Около 1606 года,-- продолжаетъ тоже преданіе въ согласіи съ сказаніемъ лѣтописей о просвѣтителяхъ Ростова, Преподобномъ Аврааміѣ и Святителѣ Исаіи,-- когда основатель Ростовской Богоявленской обители, оклеветанный передъ Великимъ Княземъ, но послѣ имъ оправданный, возвращался съ честію и дарами въ свою обитель изъ Владиміра, въ который вызванъ былъ въ отвѣту, на этомъ обратномъ пути онъ остановился въ селѣ Угодичахъ на томъ мѣстѣ, гдѣ нынѣ стоитъ приходская церковь Богоявленія, и почилъ тутъ отъ путевыхъ трудовъ своихъ, а пробудившись отъ сна, пророчески сказалъ собравшемуся около него народу, что вскорѣ на этомъ мѣстѣ возсіяетъ Благодать Божія, и водрузилъ тутъ, по примѣру Апостола Андрея Первозваннаго, свой странническій посохъ. Бывшіе при этомъ христіане съ честію перевезли отсюда Преподобнаго Авраамія въ ладьѣ черезъ озеро въ его обитель.
   Прошло послѣ того около 80 лѣтъ; апостольскою ревностію Св. Исаіи сокрушены послѣдніе идолы и капища въ землѣ Ростовской; вмѣстѣ съ прочими обитателями этой страны приняли отъ него Св. крещеніе и всѣ безъ изъятія жители села Угодичь, остававшіеся до того времени въ язычествѣ, и за безпрекословную покорность Вѣрѣ, въ знакъ Святительскаго благословенія, получили ихъ рукъ своего Пастыря икону Богоявленія Господня. Въ память сего событія и въ честь той иконы, новокрещенные Угодичане вскорѣ послѣ того соорудили, также по благословенію Св. Исаіи, деревянную церковь во имя Богоявленія Господня на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ Преподобный Авраамій водрузилъ свой посохъ, возвращаясь изъ Владиміра, и поставили въ ней благодатный даръ Ростовскаго Святителя. Около 8 столѣтій прошло со времени построенія первой Богоявленской церкви въ селѣ Угодичахъ; въ слѣдъ за ней, можетъ быть, до десяти церквей смѣнились одна за другой на этомъ мѣстѣ: но всякій разъ, какъ вмѣсто обветшавшей строили новую, въ нее переносили и имя, коему посвящена была прежняя церковь, и икону Богоявленія Господня, которою Св. Исаія благословилъ крещенныхъ имъ жителей села Угодичь. Переходя такимъ образомъ преемственно изъ церкви въ церковь, эта икона сохранилась до нашего времени; въ нынѣшней Богоявленской церкви она стоитъ подлѣ царскихъ врать въ иконостасѣ главнаго алтаря.
   По писменнымъ памятникамъ село Угодичи становится извѣстнымъ съ XIV столѣтія, подъ именемъ слободы Угожи. Въ первый разъ встрѣчается это имя въ духовной граматѣ Великаго Князя Іоанна Даниловича Калиты, 1328 года: "А се даю сыну моему Ивану слободу Угожь Ростовца" {Собраніе Государств. Граматъ и Договоровъ, часть I.}. Послѣ Калиты, слобода Угожь была удѣльною собственностію Великаго Князя Димитрія Іоанновича Донскаго, который завѣщалъ ее въ 1389 году своему сыну Георгію, Князю Галицкому: "А се даю сыну моему Князю Юрью слободу Угожь" {Тамъ же.}.
   Въ XV столѣтіи слобода Угожь является центральнымъ мѣстомъ волости того же имени, какъ видно изъ духовной граматы Георгія Димитріевича, которою онъ отказалъ ее въ 1434 году въ удѣльную собственность Князю Василію Косому: "А се даю сыну моему Василью волость Угожь сбортми" {Тамъ же.}.
   Въ половинѣ XVI столѣтія село Угодичи было отчиною Царя Іоанна Васильевича Грознаго, который жаловалъ его царскими милостями и удостоивалъ своимъ посѣщеніемъ. Мѣстное преданіе говоритъ, что въ бытность свою здѣсь въ 1553 году, во время путешествія на богомолье въ Ростовъ, онъ приказалъ построить при сельской Богоявленской церкви два придѣла,-- одинъ во имя Казанскія Божія Матери на память покоренія Казанскаго царства, другой въ честь Усѣкновенія главы Іоанна Предтечи, и указалъ праздновать по этому случаю 22 Октября к 29 Августа, день своего тезоименитства. Завѣтное слово Царя свято соблюдается въ Угодичахъ доселѣ. Есть и еще два наличныхъ памятника, свидѣтельствующіе о благоволеніи Грознаго къ его отчимѣ,-- это Нерукотворенный образъ Христа Спасителя, писанный по мѣрѣ и подобію иконы, изображенной на его Царскомъ знамени большаго стяга, и колоколъ, около 3 пуд. вѣсу, вылитый въ 7060 (1552) году,-- съ его же царскимъ именемъ. Оба эти памятника сохранились до нашего времени: образъ стоитъ въ Угодичской Богоявленской церкви, колоколъ виситъ при ней же на колокольнѣ.
   Рядъ Царственныхъ владѣтелей, села Угодичь заключился Василіемъ Іоанновичемъ Шуйскимъ, отъ котораго поступило оно въ награду бывшему въ послѣдствіи времени думнымъ Дьякомъ Томилу Юдину Льговскому, выдержавшему "за Царя Василія Іоанновича Московское, осадное сидѣнье лѣта 7117 (1609)" {Писцовая книга Якимовскаго стана, Ростовскаго уѣзда, 7113 (1629) года.}. Право на владѣніе Угодичами, данное Шуйскимъ Лутонскому, подтверждено жалованными гранатами Царя Михаила Ѳеодоровича, 1621 и 1629 года, въ слѣдствіе оказанныхъ имъ важныхъ услугъ Престолу съ 9 Сентября 1611 года, во время посольства съ Ростовскимъ Митрополитамъ, Филаретомъ Никитичемъ Романовымъ, къ Польскому Королю Сигизмунду, гдѣ вмѣстѣ съ прочими послами Луговскій содержался въ плѣну до 1619 года {Ядро Росс. Исторіи. Хилкова. Подробнѣйшія свѣдѣнія о политическихъ дѣлахъ Томила Юдина Луговскаго изложены въ Дѣяніяхъ Петра Великаго T. XII, стр. 293--554, издан. 1640 г., Голикова.}. Уцѣлѣвшіи въ селѣ бумаги довольно знакомятъ съ его бытомъ въ это время. Между прочими предметами, въ Угодичахъ были тогда четыре церкви: Богоявленія Господня "древянна вверхъ", Верховныхъ Апостолъ Петра и Павла съ трапезою, "на могильникахъ" Архистратига Михаила, и вновь сооруженная во имя Николая Чудотворца "древянна клецки". Во всѣхъ этихъ церквахъ образа, свѣчи, книги, ризы и сосуды, а на колокольняхъ колокола и вообще все церковное строеніе было мірское. Богоявленская и Петропавловская церкви составляли отдѣльный приходъ, а двѣ прочія другой, изъ коихъ въ каждомъ былъ свой церковный клиръ, только безъ дьяконовъ; въ числѣ должностныхъ лицъ Никольскаго причта упоминается трапезникъ {Писцовая книга 1629 года.}. Въ 1621 году граматою Царя Михаила Ѳеодоровича владѣльцу села Угодичь пожаловано право на владѣніе восточною стороной Ростовскаго озера: "Село Угодичь у Ростовскаго озера, рыбная ловля отъ межи села Воржи, а въ другую сторону отъ села Сулости подлѣ озера, промежь тѣхъ межъ на днѣ версты владѣть Тонилѣ Луговскому" {Подлинная грамота 1621 года.}. По неизвѣстнымъ обстоятельствамъ, спустя восемь лѣтъ, это право подтверждено другою Царскою граматоіо, съ распространеніемъ его на входящія и исходящія рѣки: "Озеро Неро, со всѣми втекающими и истекающими изъ него рѣками и рѣчками и рыбными ловлями, пользоваться ему Тонилѣ безоброчно" {Подлинная грамата 1629 года. Въ писцовой книгѣ села Угодичь этого времени между прочимъ сказано: "Да къ тому жъ селу Угодичамъ по Государевѣ Царевѣ и Великаго Князя Михаила Ѳеодоровича всея Русіи жалованной грамотѣ написано: "Угодья рыбныхъ ловель въ Ростовскомъ озерѣ и въ рѣкѣ въ Гдѣ и въ Устьѣ и въ Которосли, а ловятъ рыбную ловлю села Угодичь ловцы. Въ Ростовскомъ озерѣ рыбная ловля отъ межи Митрополичьяго села Воржи, отъ трестянаго плаву, отъ Михеева бачага, и въ другую сторону отъ села Сулости, крестьянина Богдашки Хлудова, что въ межахъ села Угодичь, со крестьяниномъ съ Васкомъ Истоминымъ; съ грудною же ловлею вдлину подлѣ озера промежь тѣхъ межъ на двѣ версты. А строятъ тое рыбную грудную ловлю села Угодичь крестьяне, въ озерѣ лѣтомъ мечутъ хворостъ, а въ осень бьютъ колье, а промежъ кольемъ, мечутъ хворостъ мозжевеловой, а огораживаютъ котцами, и ловятъ саками, неводами и удами и всякими ловлями послѣ Государевыхъ подледныхъ ловцевъ.}.
   Въ 1670 году, одинъ изъ наслѣдниковъ Томилы, Илья Луговскій, продалъ село Угодичи вдовѣ Стольника Алексѣя Богдановича Иринѣ Михайловнѣ Мусиной-Пушкиной, а отъ нея въ 1701 году перешло оно, по праву наслѣдства, къ ея сыну, Стольнику Ивану Алексѣевичу Мусину-Пушкину.
   Право на рыбныя ловли въ Ростовскомъ озерѣ и принадлежащихъ къ нему рѣкахъ, по вступленіи Стольника Ивана Алексѣевича Мусина-Пушкина во владѣніе Угодичами, перешло, неизвѣстно по какимъ причинамъ, въ Дворцовое вѣдомство, отъ котораго какъ озеро, такъ и рѣки отдавались Мусину-Пушкину только въ оброчное содержаніе {Дворцовыя книги 1704 и 1705 года.}. Такъ было до 1709 года, но съ этого времени, въ слѣдствіе высочайшей граматы Петра I, владѣлецъ села Угодичь сдѣлался полнымъ хозяиномъ и озера. Вотъ подлинныя слова этой граматы: "Дѣйствительному Тайному Совѣтнику и Сенатору Графу Ивану Алексѣичу Мусину-Пушкину за ево службы и воинскіе походы пожаловано ему изъ дворцовыхъ владѣній Ростовское озеро со втекающими и истекающими изъ него рѣками и рѣчками, со всѣми рыбными ловли, которыя прежде сего у него Мусина-Пушкина были на оброкѣ, владѣть ему впредь безъ оброку, инымъ но въ образенъ". Это право вновь подтверждено 11 Мая 1722 г. собственноручною Петра I гранатою, гдѣ между прочимъ опять сказано: "Всѣ вышеозначенныя преимущества и рыбныя ловли жалую инымъ не въ образецъ". Устное преданіе говорить, что около того времени, какъ дана Мусину-Пушкину одна изъ этихъ граматъ, Петръ самъ былъ въ Угодичахъ, въ проѣздъ черезъ Ростовъ, обѣдалъ у Графа, былъ чрезвычайно веселъ и тутъ же пожаловалъ гостепріимному хозяину озеро, назвавъ его Ростовскою лужей. Домъ, въ которомъ Графъ принималъ Государя, указываютъ и понынѣ: но онъ перестроенъ въ 1819 году для помѣщенія сельскаго Правленія. Есть и еще памятникъ, который свидѣтельствуетъ о благоволеніи Петра къ Мусину-Пушкину,-- это икона Владимірскія Божія Матери, подаренная имъ Графу изъ собственной походной церкви. Признательный Бояринъ имѣлъ при себѣ эту икону во всѣхъ своихъ по службѣ походахъ, а передъ смертью завѣщалъ ее въ даръ Угодичской Богоявленской церкви.
   Съ именемъ Графа Ивана Алексѣевича и Мусина-Пушкина соединяется воспоминаніе; о другомъ знаменитомъ мужѣ, Св. Димитріѣ Митрополитѣ Ростовскомъ. Святитель питалъ; искреннее уваженіе къ семейству этого вельможи, говорилъ краснорѣчивое надгробное слово за литургіей заупокойной по его сынѣ въ Москвѣ, и незадолго передъ своей кончиной, въ 1709 году, самъ освящалъ въ Угодичахъ новопостроенную тогда церковь Николая Чудотворца.
   По смерти Графа Ивана Алексѣевича, въ 1730 году село Угодичи перешло къ его сыну Платону Ивановичу, а отъ послѣдняго, спустя 10 лѣтъ, не извѣстно по какому обстоятельству, взято по имянному Высочайшему указу въ Дворцовое вѣдомство. Но въ 1762 году Екатерина II, имяннымъ указомъ отъ 13 Марта, снова передала его въ частное владѣніе, именно вдовѣ Генералъ-Поручика и Шталмейстера, Дѣйствительнаго Камеръ-гера и Кавалера Петра Михайловича Голицына, Княгинѣ Екатеринѣ Алексѣевнѣ Голицыной, сперва по смерть ея, а въ слѣдующемъ году, имяннымъ же указомъ, въ вѣчное и потомственное владѣніе, со всѣми угодьями. За Голицыной находилось оно до 1804 года, а послѣ смерти Княгини, въ силу духовнаго завѣщанія, составленнаго ею еще въ 1795 году, перешло къ ея родному брату, Филипу Алексѣевичу Каръ, который въ 1809 году уволилъ жителей села Угодичь, со всѣми Высочайше дарованными преимуществами и рыбными ловлями, въ званіе свободныхъ хлѣбопашцевъ. Къ 1818 году они переименованы въ государственныхъ крестьянъ, водворенныхъ на собственныхъ земляхъ, и составляютъ нынѣ отдѣльное сельское общество. Этимъ заключается тысячелѣтняя исторія села Угодичь.
   Немного найдется селеній, которыя имѣютъ столь давнюю исторію своего существованія и соединяютъ съ собою воспоминаніе о столькихъ знаменитыхъ именахъ и произшествіяхъ!
   Къ настоящее время, въ Угодичахъ считается до 300 домовъ, жителей 790 душъ мужескаго и 870 душъ женскаго пола. Строеваго лѣсу при селѣ нѣтъ. По спеціальному 1771 года размежеванію значилось за нимъ: пахатной земли 330 дес., покосовъ 827 дес., осиновой рощи 133 дес., мелкаго лѣсу 123 дес., подъ селомъ и огородами 68 дес., подъ болотами, прудами, ручьями и рѣчками 64 дес., и подъ озеромъ Неро 4846 десят., а всего 6430 десятинъ. Мѣстоположеніе ровное, на восточномъ берегу Ростовскаго озера. Грунтъ земли различный,-- черноземъ, суглинокъ, песокъ и частію солончакъ.
   При довольствѣ и значительно развитой промышленности жителей, Угодичи отличаются внутреннимъ и внѣшнимъ благоустройствомъ. Для обученія дѣтей граматѣ и другимъ полезнымъ въ житейскомъ быту знаніямъ, здѣсь есть народное училище, а для безопасности домовъ отъ огня пожарное депо съ четырьмя водоливными трубами и принадлежащими къ нимъ орудіями. Оба эти заведенія помѣщаются въ особыхъ общественныхъ зданіяхъ и содержатся въ отличномъ порядкѣ, сумма на ихъ содержаніе употребляется изъ доходовъ съ мірскихъ арендныхъ статей, находящихся въ распоряженіи сельскаго общества. Годовой итогъ этихъ доходовъ простирается отъ 650 до 1150 руб. сер. отъ одной рыбной ловли въ рѣкахъ, именно съ рѣки Гды, втекающей въ озеро черезъ село Порѣчье, отъ 300 до 1000 руб. стр., съ такъ называемыхъ язовъ или рѣки, вытекающей изъ озера, отъ 250 до 300 руб. сер., съ Ишны и другой рѣки, протекающей селомъ Воржей, отъ 100 до 50 руб. сер. Кромѣ того, весьма значительный доходъ обществу доставляетъ самое озеро.
   Лучшее украшеніе и богатство села составляютъ храмы Божій, съ ихъ внѣшнимъ благолѣпіемъ, вещественными драгоцѣнностями и предметами историческими. Изъ двухъ каменныхъ церквей здѣшнихъ, древняго византійскаго стиля, первое мѣсто занимаетъ Богоявленская,-- здѣсь олицетворена въ вещественныхъ памятникахъ почти вся исторія села Угодичь.
   Эта церковь построена, вмѣсто прежней деревянной, въ 1620 году на складочную (сумму прихожанъ и собственными ихъ трудами; сами они обжигали кирпичь, сами занимались и кладкой {Преимущественно крестьяне ближней деревни Уткина.}. Каменный корпусъ церкви сначала былъ объ одномъ престолѣ во имя Богоявленія Господня, по примѣру прежнихъ мѣстныхъ церквей, посвящаемыхъ этому имени со времени крещенія Угодичанъ въ Христіанскую Вѣру Св. Исаіею. Придѣлъ находился при ней деревянный, потомъ въ 1660 году пристроекъ вмѣсто его каменный во имя Кирика и Іулитты {Въ предыдущемъ No на стр. 190 напечатано по ошибкѣ; Улитты. Чит. Іулитты.}, въ память о днѣ крещенія Угодичанъ при св. Владимірѣ и избавленія отъ бывшаго въ 1654 и 1655 г. мороваго повѣтрія. Спустя еще 20 лѣтъ, къ настоящей церкви придѣлана трапезная съ двумя престолами, одинъ во имя Церковныхъ Апостоловъ Петра и Павла, другой въ честь трехъ Святителей, Василія Великаго, Григорія Богослова и Іоанна Златоустаго. Въ 1662 году вся эта церковь украшена иконнымъ и стѣннымъ писмомъ, Вологодскими живописцами, Ермолаемъ и Яковомъ Селдеевыми и Григорьемъ Агаевымъ {Надпись на иконѣ Воскресенія со Страстями.}. Черезъ сто лѣтъ послѣ того, въ 1764 году, трапеза распространена вдлину и въ тоже время складена великолѣпная круглая колокольня. Нынѣ въ Богоявленской церкви шесть престоловъ: а) Богоявленія Господня, б) Іоанна Предтечи, в) Казанскія Божія Матери, г) Кирика и Іулитты, д) Петра и Павла и е) трехъ Святителей.
   Богоявленской церкви съ давнихъ временъ усвоено наименованіе Соборной. Это произошло отъ частаго служенія въ ней Ростовскихъ Архіереевъ по торжественнымъ и праздничнымъ днямъ въ лѣтнее время, когда проживали они въ сосѣднемъ съ Угодичами селѣ Шестаковѣ, гдѣ, какъ и въ Воржѣ, за тѣснотою мѣстныхъ церквей не могли совершать соборнаго служенія. Доселѣ хранятся здѣсь, въ память Архіерейскихъ служеній, два наперстныхъ креста со Св. Мощами, приложенные Ростовскими Іерархами въ даръ Богоявленской церкви.
   Въ числѣ драгоцѣнностей, при Богоявленской церкви находятся слѣдующіе предметы:
   1) Древняя икона Богоявленія Господня,, благословеніе Ростовскаго Святителя и чудотворца Исаіи. Она украшена серебреною позолоченною ризою, въ 15 1/2 фунт. вѣсомъ.
   2) Икона Нерукотвореннаго Образа Христа Спасителя,-- даръ Царя Іоанна Васильевича Грознаго. Она также покрыта серебреною съ позолоченнымъ вѣнцомъ ризою въ 36 1/2 фунт.-- Преданіе говоритъ, будтобы долго была эта икона въ неизвѣстности и найдена уже въ 1680 году въ церковной стѣнѣ, съ горящею передъ ней лампадою, во время пристройки трапезы къ Богоявленской церкви.
   3) Икона Молчанскія Божія Матери. Своимъ изображеніемъ она доказываетъ отдаленную древность; мѣстные жители питаютъ къ ней особенное благоговѣніе, основываясь на устномъ преданіи, будто она въ 1620 году просіяла чудодѣйственною силою.
   О времени и случаѣ происхожденія этой иконы нѣтъ никакихъ историческихъ извѣстій, но извѣстность ея въ преданіи съ 1620 года, близкаго ко времени возвращенія Томила Луговскаго изъ Польскаго плѣна (1619 г.), быстрое сооруженіе тогда каменной Богоявленской церкви въ Угодичахъ, безвѣстность подлинной чудотворной иконы этого имени послѣ раззоренія Молчановой обители {Молчанская обитель, къ Курской губерніи, основана въ 1405 году близъ города Путивля, по случаю явленія иконы Божіей Матери на болотѣ, называемомъ Молча, отчего и самая икона получила названіе Молчанской.} Крымскими Татарами во время нашествія ихъ въ 1593 году на Курскую область, и наконецъ очевидная древность Угодичской иконы, восходящая далѣе XVII столѣтія,-- все это наводитъ изслѣдователя на нѣкоторыя правдоподобныя догадки по этому предмету, которыя со временемъ, при другихъ данныхъ, можетъ быть, приведутъ и къ положительнымъ заключеніямъ. Нынѣ эта икона стоитъ въ богатоубранномъ мѣстѣ, въ серебреной позолоченной ризѣ съ жемчугомъ и драгоцѣнными каменьями. Серебра въ ризѣ 21 ф., жемчугу крупнаго 1 ф. и 3 дорогихъ брилліантовыхъ камня. Передъ иконой издревле теплится неугасимая лампада. Мѣстное торжество въ честь ея совершаютъ 24 Апрѣля.
   4) Икона Владимірскія Божія Матери, подаренная Петромъ I изъ собственной походной церкви Графу Ивану Алексѣевичу Мусину-Пушкину, въ серебреномъ вызолоченномъ окладѣ съ жемчугомъ и драгоцѣнными каменьями. Серебра въ ризѣ 10 1/2 фунт.
   5) Сосуды и другія вещи, употребляемыя при священнодѣйствіи, древняго устройства, изъ чистаго серебра, вызолоченныя: 2 ковчега 8 1/4 ф., 6 крестовъ напрестольныхъ 6 ф., 3 потира 6 фун., звѣздица, дискосъ и 2 блюдца 2 1/2 ф., 2 дароносицы 1 1/2 ф., корецъ для теплоты 1/4 ф., подсвѣчникъ для ручнаго креста, употребляемаго священникомъ во время Св. Пасхи, 1 ф., 2 кадила 3 ф., 4 евангелія разной величины, на нихъ серебра 15 ф.
   6) Того же рода вещи новой работы, весьма высокаго искуства, серебреныя съ сплошною позолотой и украшенныя финифтяными изображеніями въ стразовыхъ орнаментахъ: ковчегъ, напрестольный крестъ, потиръ, звѣздица, дискосъ, лжица, евангеліе большаго размѣра на александрійскихъ листахъ и 2 блюдца. Чистаго серебра во всѣхъ этихъ вещахъ 34 ф.
   7) Еще 8 иконъ въ сплошныхъ серебреныхъ окладахъ, въ коихъ серебра въ общей сложности 1 п. 5 1/4 ф.-- Кромѣ того, на прочихъ иконахъ и въ 25 серебреныхъ лампадахъ, чистаго серебра 1 п. 3 1/2 ф.
   Всего, чистаго серебра при Богоявленской церкви 8 пуд. 16 3/4 фунт.
   8) Въ числѣ мѣдныхъ посеребренныхъ вещей, заслуживаетъ особеннаго вниманія отлитое встарину паникадило въ 10 п. вѣсомъ.
   9) Великолѣпная ризница, состоящая изъ 20 комплектовъ.
   10) На колокольнѣ, вылитый въ 1552 году колоколъ окаю 3 пуд., съ именемъ Царя Іоанна Васильевича Грознаго.
   Другая каменная церковь, во имя Николая чудотворца, достопримѣчательна болѣе тѣмъ, что освящена въ 1700 году, какъ сказано выше, Св. Димитріемъ Митрополитомъ Ростовскимъ, "при бытности Болярина Ивана Алексѣевича Мусина-Пушкина", какъ замѣчено въ дневныхъ запискахъ самаго Святителя. Это было 11 Сентября, въ воскресенье, за полтора мѣсяца до его блаженной кончины.
   Возвращаемся опять къ быту жителей села Угодичь. Промышленность ихъ трехъ родовъ: рыбная, огородная и частію торговая. Рыбную ловлю производятъ въ озерахъ и во всѣхъ принадлежащихъ къ нему рѣкахъ и рѣчкахъ, кромѣ тѣхъ, которыя отдаются въ арендное содержаніе. Ловятся здѣсь ершъ, щука, окунь, плотва, карась, налимъ, а во время весенняго разлитія воды изъ; заходятъ иногда и сомы.-- Огородничество составляетъ главнѣйшую промышленность; разводимые здѣсь продукты цикорный кофе, разныхъ видовъ горохъ, огурцы, лукъ, чеснокъ, шалфей и мята, сбыть всѣхъ этихъ предметовъ производится частію на мѣстѣ, частію въ Ростовѣ, а болѣе въ столицахъ и другихъ городахъ Имперіи. Въ самомъ селѣ есть нѣсколько заводовъ, на которыхъ варятъ картофельную патоку и обдѣлываютъ цикорный кофе. Многіе изъ жителей съ успѣхомъ и въ значительномъ размѣрѣ занимаются огородничествомъ въ столицахъ и по другимъ городамъ.
   Въ Угодичахъ бываютъ каждонедѣльно по воскресеньямъ немалые базары.

Александръ Артыновъ.

   Село Угодичи.
   21 Декабря 1849 года.

ОТЪ РЕДАКЦІИ.

   Статья объ Угодичахъ составлена мѣстнымъ крестьяниномъ. Со стороны Редакціи, желавшей сообщить читателямъ въ подлинномъ видѣ итогъ безискуственный, но умный и полезный трудъ, обнаруживая немногостороннею любознательность въ сочинителѣ, сдѣланы только самыя незначительныя измѣненія. Недоизслѣдованное по этому предмету докончитъ или онъ самъ или другіе свѣдущіе изыскатели. Поставляя для себя долгомъ высказать сельскому изслѣдователю русское спасибо за сообщеніе любопытныхъ и немаловажныхъ для исторіи свѣденій объ Угодичахъ, редакція образуется при семъ ко всѣмъ граматнымъ крестьянамъ съ покорнѣйшею просьбою сообщать ей всѣ труды подобнаго рода, нимало не стѣсняясь мыслію о своей малообразованности. Всякое замѣчательное свѣденіе о мѣстѣ ихъ родины и вообще о предметахъ, доступныхъ простому наблюденію, принято будетъ съ благодарностію. Отъ описанія селъ и деревень самими крестьянами можно ожидать весьма важныхъ послѣдствій для исторіи, статистики и этнографіи Россіи. Ред.
   Всякій предметъ, даже мало замѣчательный съ перваго взгляда, по мѣрѣ какъ всматриваешься въ него, всегда представитъ наблюдателю новыя стороны занимательный и достойныя вниманія. Село Угодичи, уже описанное преимущественно въ историческомъ отношеніи {См. Неофф. Части Яросав. Губерн. Вѣдом. 1850 года NoNo 20 и 21.}, стоитъ быть замѣченнымъ также по географическому положенію своему и по нѣкоторымъ обычаямъ жителей. Въ первомъ отношеніи особеннаго заслуживаетъ вниманія Ростовское озеро,-- безраздѣльная собственность села Угодичъ.
   Оно имѣетъ видъ грушеобразный: сѣверовосточный конецъ его гораздо уже югозападнаго. Длина озера, отъ югозападнаго берега до сѣверовосточной оконечности, около 13 верстъ, ширина въ южной части 8, а въ сѣверовосточной около 2 верстъ. Въ него впадаютъ 13 рѣкъ или, справедливѣе, рѣчекъ: Гда, Ишна, Ворженка, Вексицка, Сулость, Селецкая, Вороболка, Глубокая, Серебренка, Вонога, Выщерякъ, Лизиха и Новая. Всѣ они, кромѣ Гды и Ишны, незначшельны, и многія изъ нихъ во время лѣта почти высыхаютъ. Вытекающихъ рѣкъ только одна Векса, которая въ недальнемъ разстояніи отъ Бѣлогостицкаго монастыря соединяется съ рѣкою Устьей, потомъ съ Лахостью, и наконецъ подъ именемъ Которости впадаетъ въ Волгу. Векса извѣстна такъ называемою язовскою ловлею, которая состоитъ въ томъ, что во многихъ мѣстахъ для лова рыбы дѣлаютъ заколы, называемыя язами; тутъ разставляютъ особеннаго рода кошели, и рыба идетъ въ нихъ съ быстротою воды сама, въ хорошую пору, на четырехъ заѣздкахъ и на мельницѣ, тутъ устроенной, вылавливаютъ рыбы не одну тысячу пудовъ.
   Вода въ озерѣ хотя прѣсная, но отъ растущей въ немъ тинистой травы и моху имѣетъ непріятный вкусъ, отзывается нѣсколько тиной, а въ лѣтніе жары наполняется сверхъ того множествомъ кругловидныхъ блѣдножелтыхъ насѣкомыхъ, величиною съ обыкновенную бисерину. Періодъ размноженія этихъ мошекъ называется въ простонародьѣ запрѣтомъ воды; при этомъ говорятъ также: озеро завшивѣло. Къ осени всѣ озерныя мошки пропадаютъ, послѣ чего вода становится пріятнѣе на вкусъ и чище.
   Дно озера, изключая немногія глуби съ бѣловатымъ крѣпкимъ иломъ, покрыто черною, вязкою, пушистою грязью, которая въ нѣкоторыхъ мѣстахъ возвышается на нѣсколько аршинъ надъ основнымъ грунтомъ. Вода большею частію мелкая, но немало встрѣчается и глубей, впрочемъ незначительныхъ, такъ что нигдѣ вода не превышаетъ трехъ аршинъ. Нѣкоторыя изъ этихъ глубей продолговатыя, въ видѣ рѣкъ. Дно у нихъ такого же качества, какъ и въ прочихъ частяхъ озера. Впрочемъ есть и такія мѣста, гдѣ подъ иловатымъ слоемъ лежитъ столь крѣпкій грунтъ, что съ трудомъ можно пробить сквозь него заостренный колъ, а ниже этой твердой настилки опять слѣдуетъ слой мягкій, до котораго колъ доходитъ какъ бы черезъ сводъ. Одно изъ такихъ мѣстъ особенно замѣчательно тѣмъ, что вбитый въ поверхность дна колъ углубляется далѣе во внутренность сію самъ собой, увлекаемый какою-то подземною силою, такъ что остановить или вынять его невозможно никакимъ образомъ. Но этотъ колъ чрезъ нѣсколько времени въ томъ же мѣстѣ выходитъ на поверхность воды самъ, только уже другимъ концомъ; причины переворота шеста въ поддонной глубинѣ мѣстнымъ рыбакамъ неизвѣстны доселѣ.
   Почти всѣ глуби озера на перечетѣ и называются каждая своимъ именемъ. Извѣстнѣйшихъ между ними считается восемь: Корытища, Сторона, Сухой-Носъ, Наволокъ, Ростовская, Левская, Кузмодемьянская и Егорьевская-Тропа. Послѣдняя глубь, шириною въ нѣсколько саженъ, въ длину простирается не на одну версту и имѣетъ направленіе съ южной стороны озера къ сѣверной, по прямой линіи отъ прибрежнаго села Вексицъ къ Ростовскому Собору. Объ ней у рыбаковъ есть старинная поговорка, что "здѣсь Великомученикъ Игорей ходилъ изъ Вексицъ въ Соборъ Ногу молиться". Имя Георгія Побѣдоносна примѣшивается тутъ, конечно, потому, что въ Вексицахъ съ незапамятной древности находится церковь во имя этого Святаго. По этому повѣрью и самая глубь эта названа Тропою.
   Особенное свойство обнаруживаетъ Ростовское озеро въ непогоду. Если вѣтрено, то рыбаки мечутъ тоню всегда противъ вѣтра, даже и въ томъ случаѣ, когда онъ дуетъ сильно, потому что вода по дну озера бѣжитъ протокъ вѣтра же, и своимъ стремленіемъ несетъ самый неводъ. При этомъ со стороны рыбаковъ нужна вся поспѣшность и усиліе, чтобы вытягивать тоню; въ противномъ случаѣ неводъ весь скатаетъ. Если же напротивъ тоню метнуть по вѣтру, то невода и съ величайшимъ усиліемъ не вытащить. Рыбаки хорошо знаютъ это свойство озера, и всегда съ нимъ соображаются.
   По мелководью и мягкому иловатому грунту дна, Ростовское озеро производитъ очень много растеній не только у береговъ, но въ срединѣ. Господствующія растенія мохъ, листвяга, ситнякъ, по мѣстамъ торнява, толща, ситарь, плуто, мячевникъ, мука, а южный берегъ почти весь поросъ сологиремъ. Корень послѣдней травы бѣлаго цвѣта, весьма пріятный на вкусъ, длинною иногда болѣе аршина, шириною съ полвершка въ діаметрѣ, съ пустою внутренностію; лучшее время для пріятности вкуса этого растенія половина Іюля.
   Не смотра на мелководье и низкое качество воды, озеро изобилуетъ рыбой, ловля которой составляетъ одинъ изъ первыхъ предметовъ промышленности какъ въ Угодичахъ, такъ и въ прочихъ прибрежныхъ селеніяхъ. Заслуживаютъ замѣчанія употребляемые ими способы рыбной ловли.
   Встарину, какъ видно по древнимъ актомъ и по преданію старожиловъ, ловили рыбу преимущественно трудами, которыя въ послѣдствіи времени стали называть также торцами. Этотъ способъ рыбной ловли у предковъ нынѣшняго поколенія рыбаковъ былъ въ большомъ уваженіи и занималъ весь берегъ противъ села Угодимъ. Каждый домохозяинъ поставлялъ себѣ въ обязанность имѣть собственный дворецъ. Это входило даже въ разсчстъ про свадебныхъ сдѣлкахъ: если у жениха нѣтъ своего дворца, то ему весьма трудно было найти невѣсту. Еще есть и теперь старики, на памяти которыхъ было до шестидесяти дворцовъ въ Угодичахъ, не смотря на то, что тогда уже стали распространяться и другіе способы рыбной ловли. Но въ настоящее время отъ такого множества дворцовъ осталось ихъ только два {См. Неофф. Часть Ярославск. Губернск. Вѣдом. No 50 г. No 20, примѣч.}.
   Кромѣ грудной ловли, встарину употребляли также невода, саки и уды; но изъ мѣстныхъ письменныхъ памятниковъ не видно, такъ ли пользовались тогда этими орудіями, какъ нынѣ. Извѣстно только, что Угодичскіе рыбаки производили неводной ловъ исключительно зимой, и то послѣ Государевыхъ подледныхъ ловцовъ. Вѣроятно, или воспрещено было имъ ловить неводомъ рыбу во время лѣта, чтобы сохранить ее на зиму, или они сами не умѣли пользоваться этою снастью въ лѣтнее время; послѣднее предположеніе старики считаютъ болѣе вѣроятнымъ но тому, что лѣтняя неводная ловля только съ недавнихъ временъ вошла здѣсь въ употребленіе. Зимній ловъ начинали обыкновенно съ половины Декабря.
   Нынѣшняя рыбопромышленность гораздо обширнѣе прежней какъ по времени, такъ и но способамъ ловли. Первый и главный ловъ неводной. Онъ начинается обыкновенно съ половины Декабря и оканчивается въ Январѣ. Съ наступленіемъ этого времени рыбаки собираются въ артели, называемыя у нихъ стаями. Полный комплектъ стаи состоитъ изъ 8 человѣкъ и лошадей. Такихъ стай, въ однихъ Угодичахъ собиралось прежде до 70. но нынѣ число ихъ уже уменьшилось.-- Соединившись въ стаи, рыбаки дѣлаютъ пирушку, называемую сшивкою; это въ полномъ смыслѣ праздникъ рыбаковъ. На каждой стаѣ дается у нихъ отъ артели общій столъ, за которымъ горѣлка течетъ въ изобиліи. На другой день послѣ этого сощецъ {Сошцомъ называется одинъ изъ старшихъ или опытныхъ рыбаковъ въ артели. Главная должность его состоитъ въ томъ, чтобы во время лова какъ можно проворнѣе просошить жердью тоню. Сошцовъ бываетъ по два въ каждой артели, и каждый во время лова управляетъ своимъ неводнымъ крыломъ.} беретъ въ сельскомъ Правленіи билетъ для своей артели, и затѣмъ всѣ рыбаки ѣдутъ съ нужными инструментами и другими принадлежностями на то мѣсто, гдѣ предположено ловить рыбу. Обыкновенно декабрьскій неводной ловъ производится на южной оконечности озера, близь устья рѣки Гды или Сары. Инструменты же, употребляемые въ это время, и прочія принадлежности, слѣдующіе: а) коробъ особеннаго устройства, дѣлаемый изъ дубья: отправляясь на ловъ, и на обратномъ пути, коробъ этотъ ставятъ на дровни и кладутъ въ него сухой и сырой неводъ; б) двѣ жерди, которыми подъ водою просашивають неводную тоню; в) сошило,-- это нетолстая бичевка, привязанная за кольцо къ толстому концу жерди; г) подтяга, другая веревка, потолще сошила, къ которому ее привязываютъ; д) ужище,-- это также веревка, толще самой подтяги; одинъ конецъ ея привязывается къ подтягѣ, а другой къ неводному клячу при началѣ неводнаго крыла; е) пешни,-- это родъ большихъ сулицъ особаго устройства; у каждаго рыбака непремѣнно есть своя пешня, для пробивки во льду диръ или небольшихъ прорубей; ж) вилки: онѣ бываютъ о двухъ рогахъ, которыми просашиваютъ подо льдомъ неводную жердь отъ одной диры къ другой; з) клюка, которою ищутъ подо льдомъ конецъ жерди и узнаютъ, какова для хода будетъ тоня смотря но роду озерной травы, растущей подъ водою на мѣстѣ лова; этою же клюкой вынимаютъ изъ воды и неводныя веревка; и) сакъ, которымъ ловятъ въ водѣ рыбу; і) слевальникъ,-- также родъ сака, только сплетенный изъ бичевокъ: имъ вычищаютъ ледъ изъ прорубей; к) грохотъ, родъ большаго рѣшета, сдѣланнаго изъ бичевокъ же: имъ просѣваютъ снѣгъ изъ мороженой рыбы; л) тяглыя рукавицы, которыя дѣлаютъ изъ хорошей сапожной кожи и надѣваютъ только въ томъ случаѣ, когда тянутъ тоню, вмѣсто же варижекъ и вязанокъ набиваютъ ихъ сухимъ сѣномъ; м) neребутъ -- кожаный передникъ.-- Рыбаки, когда съѣдутся со всѣхъ сторонъ на озеро къ предположенному мѣсту лова, сходятся въ одну кучу въ удаленномъ отъ него мѣснѣ и мечутъ жеребей, причемъ отъ каждой стаи уполномочивается сошецъ, какъ главный ея начальникъ. Получивъ жеребей, сощецъ садится спѣшно на самую рѣзвую лошадь, нарочно для того приготовленную. и, посадивъ съ собой другаго сошца своей стая, несется съ нимъ во весь опоръ къ тому мѣсту, гдѣ по его замѣчанію должно быть хорошему лову. Въ слѣдъ за намъ тоже дѣлаетъ сошецъ другой стаи, третьей и такъ далѣе, и каждый въ это время старается перегнать своихъ предшественниковъ, чтобы предвосхитить у нихъ лучшее мѣсто лова, что нерѣдко и случается: въ такомъ случаѣ занятіемъ первой тони рыбакъ обязанъ бываетъ уже быстротѣ своей лошади. Скачка эта представляетъ одно изъ самыхъ любопытныхъ зрѣлищъ: по ровному и гладкому льду скачутъ вмѣстѣ, выгоняя другъ друга, нѣсколько десятковъ лошадей, сопровождаемыя громкимъ крикомъ возницъ и нетерпѣливыхъ артелей. Прежде исходнымъ пунктомъ ея для Угодичскихъ рыбаковъ былъ домъ, занимаемый сельскимъ Правленіемъ, на разстояніи верстъ семи отъ обыкновеннаго мѣста лова, составляющаго цѣль состязанія: но какъ при этомъ нерѣдко случалось, что лошадей загоняли, то поприще скачки въ послѣдствіи времено сократили версты на двѣ.
   Въ слѣдъ за сошками съ возможною скоростію спѣшатъ и артели, которыя, достигнувъ мѣста, гдѣ успѣли встать ихъ предводители, немедленно начинаютъ пробивать по льду проруби и протягивать тони. Первоначально запускаютъ неводъ въ поднору -- такъ называется большая продолговатая прорубь, шириною въ аршинъ, а длиною въ два аршина;-- потомъ набиваютъ другія небольшія диры или проруби, въ недальнемъ одна отъ другой разстояніи, располагая ихъ такимъ образомъ, чтобы онѣ составили овальный, продолговатый кругъ. Посредствомъ этихъ прорубей просашиваетъ сперва сошецъ, а въ слѣдъ за нимъ прочіе рыбаки артели, и тянутъ тоню, перебирая черезъ тѣ проруби неводные веревки,-- напередъ сошило, за нимъ подтягу, наконецъ ужище, и такимъ образомъ притягиваютъ неводъ къ другой большой проруби, называемой изволокомъ: это также родъ подпоры, которая вырубается на противоположномъ концѣ тони. Здѣсь вынимаютъ неводъ вмѣстѣ съ рыбою и этимъ тоня оканчивается. Но бываютъ случаи, что неводъ, засорившись, не проходитъ по тонѣ или, какъ обыкновенно говорятъ, неводъ огрязъ: тогда отсашиваютъ его назадъ, причемъ бьются съ нимъ иногда болѣе сутокъ, вынимая наконецъ уже совершенно испорченный. Во время благополучнаго лова, въ одной тонѣ иногда попадаетъ рыбы нѣсколько сотъ пудовъ, а иногда, вмѣсто рыбы столько же раковинъ съ наносной грязью и мохомъ.
   Но совѣту сошцовъ, соглашаются иногда туже тоню пройти въ другой разъ. Въ такомъ случаѣ стираются пересошить ее какъ можно скорѣе, чтобы конецъ жерди вынять въ изволокѣ. Кто скорѣе высошитъ, бѣжитъ къ своей полнотѣ и кладетъ на нее клюку съ своимъ поморомъ, чего нельзя сдѣлать, не просоша напередъ тони. При этомъ случается, что сошенъ другой стаи просошитъ скорѣе своего соперника и положитъ свою клюку на ево тоню; въ такомъ случаѣ послѣдній теряетъ свое первенство и идетъ тоню уже послѣ того, кто прежде положилъ клюку. Такихъ клюкъ на хорошую тоню накладутъ иногда до десятка, и ловятъ по очереди одинъ послѣ другаго.
   Въ Декабрьскій періодъ употребляютъ, вмѣстѣ съ неводнымъ, и другой способъ ловли -- вершами. Устройство вершъ обыкновенное: онѣ дѣлаются изъ молодыхъ прутьевъ, шириною въ аршинъ, длиною въ полтора аршина, круглыя; верхній конецъ острокруглый, а нижній съ раструбомъ, ровный; въ нижній конецъ вдѣлывается дно изъ тактъ же прутьевъ, съ отверстіемъ внутри на подобіе сорошки. Верши ставятъ тамъ же, гдѣ юлятъ и неводами, только ближе къ устью рѣки Гды. Острый конецъ ихъ обращаютъ противъ теченія рѣчной воды, а къ широкому по обѣимъ сторонамъ закладываютъ противъ всего устья рѣки, пучки ихъ тростника сологиря, чтобы рыба, которая обыкновенно идетъ противъ теченія воды, не могла нигдѣ пробраться въ рѣку, и такимъ образомъ она невольно заходитъ въ вершу. Этотъ ловъ бываетъ по временамъ очень удаченъ и количество вершъ простирается иногда въ одной до трехъ тысячъ.
   Второй неполной ловъ бываетъ весной, во время разлитія озера, по заходи, когда рыба выходитъ обыкновенно изъ-подо льда на поемные луга и мечеть здѣсь икру. Употребляемые въ это время невода бываютъ двухъ родовъ: одни нѣсколько меньше зимнихъ и отличаются отъ послѣднихъ еще тѣмъ, что къ нимъ придѣлываются кошели или матицы; другіе же еще меньше и называются неводцами Артели рыбаковъ составляются въ охотъ ловъ изъ двухъ, трехъ и никакъ побольше четырехъ человѣкъ, смотря по размѣру невода, и ѣздятъ на двухъ лодкахъ, а иногда и на одной. Неводъ вытаскивается на лугъ. Рыбы вылавливаютъ въ это время очень не малое количество. Въ наибольшемъ изобиліи попадается щука, которую въ это время продаютъ иногда отъ 50 до 00 коп. сер. за пудъ.
   Третій неводной ловъ, называемый на-веску, бываетъ вскорѣ но вскрытіи воды и продолжается до Петрова дня; у нѣкоторыхъ же рыбаковъ онъ ограничивается временемъ Петрова поста. Употребляемый тогда неводъ по величинѣ своей занимаетъ средину между неводами перваго и втораго лова. При немъ имѣются обыкновенно двѣ лодки, и въ каждой изъ нихъ по два человѣка,-- весельникъ и метальникь, которые при этомъ сверьхъ прочихъ рыбачьихъ принадлежностей имѣютъ при себѣ котелокъ для приготовленія себѣ пищи изъ рыбы, латы -- родъ воротника изъ кожи, который накладывается на плеча, передники, надѣваемые сзади и спереди, и якорь для привязыванія лодки. Въ этотъ ловъ рыбаки проводятъ на озерѣ иногда по цѣлой недѣлѣ, запасаясь изъ дому за одинъ разъ всѣмъ нужнымъ для своего продовольствія, недостатки же пополняютъ закупками изъ Ростова, куда ѣздятъ каждый день для сбыта рыбы. Поѣздки эти въ городъ производятся съ особенными древними обычаями. Рыбаки дѣлятся на нары, которыя въ поѣздкахъ соблюдаютъ между собою очередь. Передней пара, пріѣхавъ въ Ростовъ, оставляетъ привезенную рыбу на рогожѣ въ рыбномъ раду, и отправляется прежде всего въ Соборъ къ Леонтію Святому помолиться и сдѣлать ему отъ своихъ трудовъ приношеніе, потомъ уже идетъ на рынокъ для продажи рыбы. Породъ отъѣздомъ на озеро, каждый изъ этихъ рыбаковъ беретъ себѣ положенную отъ артели порцію продовольствія,-- сайку и чай или водку, смотря по произволу, и потомъ берутъ еще но сайкѣ для своихъ товарищей, оставшихся при неводѣ.
   Четвертый и послѣдній неводной ловъ, называемый въ садовню, производится съ половины Августа до окончательнаго замерзанія озера. При этомъ употребляются тѣже снасти и инструменты, какіе и въ предшествующіе періоды, съ прибавленіемъ садка, въ который сажаютъ отборную живую рыбу. Садокъ дѣлается изъ длинныхъ тонкихъ драмочекъ, скрѣпленныхъ между собою мочальными бечевками на продолговато-крутыхъ обручахъ. Длиною бываетъ онъ 7 аршинъ, шириною въ продолговатомъ концѣ 3 аршина, вышиною въ полтора аршина. Дно садка плотно зашиваютъ рогозами, кромѣ одного мѣста въ родѣ клапана. Сверьхъ того, при одной лодкѣ имѣется наполненный водою обрѣзъ, куда пускаютъ во время лова живую рыбу, которую послѣ пересаживаютъ въ садовню. Иныя артели налавливаютъ при хорошемъ заловѣ, садовой по двѣ: у всѣхъ же рыбаковъ бываетъ иногда до двадцати садковъ, а въ каждый садокъ вмѣщается болѣе ста пудовъ рыбы. Когда озеро совсѣмъ замерзнетъ, такъ что можно будетъ безопасно ходить но льду, рыбу изъ садковъ вынимаютъ и замораживаютъ. Продажа рыбы въ этомъ видѣ производится иногда на мѣстѣ, гуртовымъ торговцамъ, а иногда въ Ростовѣ, откуда отправляютъ ее большею частію въ Москву. Обыкновенный срокъ доставки рыбы въ столицу половина Ноября. Изъ рукописей стараго времени видно, что Ростовская рыба доставлялась въ опредѣленномъ количествѣ и къ Царскому двору, какъ предметъ натуральной повинности Угодичскихъ рыбаковъ; требованіе было преимущественно на соленую щуку, которую отправляли въ Москву въ чанахъ.
   Кронѣ невода, рыбный ловъ на озерѣ производится еще такъ называемыми сухими, мережами, бреднями, курицами, удами и острогами.
   Первый изъ сихъ способовъ употребляется въ концѣ зимы, когда ледъ достигнетъ значительной толщины и мѣстами промёрзнетъ до самаго дна, такъ что подъ нимъ, вмѣсто воды, остается только жидкая грязь. Въ мѣстахъ болѣе глубокихъ образуются въ это время подо льдомъ водохранилища, въ видѣ прудовъ, въ которыхъ рыба остается запертою со всѣхъ сторонъ, какъ въ садкѣ, и отъ сильной порчи воды нерѣдко задыхается въ большомъ количествѣ. Отыскавъ по догадкѣ такое мѣсто, рыбакъ вырубаетъ тутъ во льду ровъ на подобіе большаго корыта или колоды, л, вычистивъ изъ этого углубленія измелченный ледъ, на днѣ его пробиваетъ отверстіе, отъ двухъ до четырехъ вершковъ шириною. Съ послѣднимъ ударомъ пешни, вода быстро, какъ изъ Фонтана, устремляется чрезъ это отверстіе въ бассейнъ ледянаго рва и увлекаетъ въ него съ собою рыбу, которую послѣ этого уже свободно берутъ небольшими саками. Когда ровъ наполнится водою, и рыба изъ него будетъ вынята, рыбаки переходятъ для подобной операціи на другое мѣсто. Этотъ способъ ловли употребляютъ обыкновенно тамъ, гдѣ но причинѣ мелководья и толщины льда нельзя ловить неводомъ.
   Мережами называются особеннаго устройства сѣти, дѣлаемыя изъ тонкой льняной пряжи. Посредствомъ небольшихъ шестиковъ растягиваютъ ихъ горизонтально, по нѣскольку штукъ вмѣстѣ, на глубокихъ мѣстахъ озера, такъ чтобы онѣ лежали неподвижно. Рыба, зайдя въ раскинутую такимъ образомъ
   сѣть, запутывается въ ней и дѣлается вѣрною добычей рыбаковъ. Какъ зимой, такъ и лѣтомъ осматриваютъ и вынимаютъ сѣти одинъ разъ въ сутки. Въ лѣтнее время, кромѣ того, раскидываютъ мережи около прибрежнаго тростника и загоняютъ въ нихъ рыбу боткомъ отъ берега. Этотъ пріемъ называется оборотъ.
   Бредень имѣетъ видъ большаго сака, который укрѣпляютъ на большомъ полукругломъ лучкѣ, съ продѣланною къ нему посрединѣ рукояткою, посредствомъ которой рыбакъ и влечетъ передъ собою въ водѣ бредень. Курицы же устраиваются въ видѣ небольшаго невода, нижняя часть котораго натягивается на деревянныя кокоры, а верхняя на бичевку; въ точкѣ соединенія нижнихъ концовъ кокоръ придѣлана рукоятка, посредствомъ которой управляютъ этою снастью, а у верхнихъ концовъ стоятъ во время лова но человѣку. Такимъ образомъ, при курицахъ или кокорахъ необходимы три рыбака,-- двое спереди, и одинъ у рукоятки сзади. Бреднями и курицами ловятъ въ одно время, весной, въ ясную погоду,-- и по однимъ мѣстамъ, на прибрежномъ лугу, покрытомъ водою, когда подъ ней уже начинаетъ расти трава. Въ обѣ эти спасти попадается преимущественно карась, потому что онъ обыкновенно мечетъ лкру въ это время.
   Уды дѣлаютъ рыбаки изъ тонкой мѣдной проволоки, въ видѣ двурогаго якоря, для ною вершка въ два. и привязываютъ къ тонкому длинному шестику, который втыкается на глубокихъ мѣстахъ озера. Иногда по нѣскольку сотъ разставляютъ этихъ орудій. На нихъ идетъ одна щука. Для приманки этой рыбы сажаютъ на уду живую рыбку уклею, продѣвая крючекъ свозь ея ротъ и внутренность, такъ что одинъ рожокъ уды выходитъ въ концѣ хвостика уклеи. Посадка эта производится съ особеннымъ искуствомъ и осторожностію, чтобы не повредить внутренности уклеи; въ противномъ случаѣ она скоро умираетъ, а мертвая она не интересуетъ щуки. При хорошей посадкѣ уклея живетъ на привязи иногда болѣе сутокъ. Владѣлецъ уды непремѣнно долженъ осмотрѣть ее два раза въ день и, попала ли щука, или померла приманка, въ томъ и другомъ случаѣ наживитъ новую уклею.
   Всѣ вышеозначенные способы рыбной ловли упоминаются и въ древнихъ мѣстныхъ рукописяхъ: но какъ встарину дѣйствовали ими, неизвѣстно. Изобрѣтеніе же остроги принадлежитъ исключительно новѣйшему времени. Этотъ способъ ловли употребляется въ равное время и различнымъ образомъ. Первый ловъ бываетъ весной но наводненнымъ берегамъ, когда шука выбѣгаетъ изъ-подо льда на разливъ метать икру, придерживаясь болѣе кочковатыхъ мѣстъ; рыбакъ ходитъ тогда но кочкамъ и бьетъ се острогою. Второй ловъ производится лѣтомъ, въ тихую погоду. Рыбакъ лавируетъ въ это время въ лодкѣ но озеру и стучитъ объ бортъ небольшою палочкой, или биткомъ ударяетъ въ воду. Отъ стука палочки и отъ шума воды, разсѣкаемой боткомъ, щука, ежели она стоитъ не въ далекѣ отъ лодки, испуганная, бросается въ сторону: вмѣстѣ съ тѣмъ, отъ ея движеніи всплываетъ на поверхность воды пѣна, которая по принятому щукою направленію образуетъ дорожку. Гдѣ остановилась рыба, тутъ прекращается и кайма пѣны. Отъ искуства рыбака зависитъ тогда намѣтить острогу въ надлежащее мѣсто. Этотъ ловъ называется пѣннымъ. Другой способъ лѣтней ловли острогою извѣстенъ подъ именемъ обумнаго. Онъ употребляется въ не совсѣмъ къ тихую погоду. Отличительное свойство его состоитъ въ томъ, что рыбакъ въ извѣстныхъ ему мѣстахъ бьетъ острогою наобумъ и такимъ образомъ нечаянно попадаетъ въ стоявшую тутъ рыбу. Бываютъ случаи, что большая рыба, попавшись подъ острогу, срывается; но если она послѣ того и выздоровѣетъ, острожные знаки на ней не изглаживаются.-- Послѣдній водъ рыбной ловли острогою -- такъ называемый съ лучемъ. Подъ этимъ именемъ разумѣется нѣсколько горящихъ полѣнъ, преимущественно же сосновыхъ кореньевъ, высушенныхъ на-сухо. Ихъ зажигаютъ на козѣ (родъ продолговатыхъ вилъ особеннаго устройства), которая укрѣпляется на носу лодки. Съ лучомъ ловятъ рыбу по большей части въ тихую осеннюю ночь, когда вода отъ холода дѣлается свѣжѣе противъ другаго времени, и при огнѣ можно бываетъ различать въ ней рыбу на значительномъ разстояніи. Въ каждой лодкѣ бываетъ тогда по два рыбака,-- одинъ жжетъ лучъ, другой бьетъ острогой рыбу. Такихъ, лучей въ благопріятную погоду на озерѣ бываетъ вдругъ по нѣскольку десятковъ; озеро представляетъ тогда великолѣпную картину. Хорошій рыбакъ иногда въ нѣсколько часовъ набиваетъ отъ 2 до 5 пудовъ рыбы.
   Отъ всѣхъ исчисленныхъ способовъ рыбнаго лова отличается ловля налимовъ, производимая зимою, во время святокъ, когда эта рыба въ глубокихъ мѣстахъ играетъ и мечетъ икру. Свившись въ клубокъ, налимъ обыкновенно катится тогда въ этомъ видѣ по дну озера: на такихъ мѣстахъ ставятъ верши, и налимы сами накатываются въ нихъ большими партіями.
   Послѣ рыбной ловли господствующую встарину промышленность Угодичскихъ жителей составляли четыре предмета: выдѣлка кирпича, посѣвъ конопли, разведеніе, чесноку и луку, и частію хлѣбопашество.
   Мѣстный кирпичъ по письменнымъ памятникамъ старины измѣененъ подъ именемъ Уткинскаго. Слѣды этой промышленности видимъ здѣсь въ самомъ началѣ XVII столѣтія, когда каменныя зданія въ Ростовѣ и въ окрестностяхъ были еще рѣдкостью. Изъ Уткинскаго кирпича построены были тогда существующія доселѣ церковныя зданія въ самыхъ Угодичамъ; этотъ же, можетъ быть, кирпичъ такъ упорно борется доселѣ съ всеразрушающимь вліяніемъ времени въ великолѣпныхъ развалинахъ Ростовскаго Архіерейскаго дома и принадлежащихъ къ нему зданій; наконецъ Уткинкіе, полагать надобно, кирпичники были въ послѣдствіи времени учителями этого мастерства и для всего Ростоювскаго уѣзда, въ которомъ нынѣ кирпичъ находитъ большое употребленіе и, по видимому, готовится въ соперники другимъ строительнымъ матеріаламъ. Выдѣлка кирпича въ деревнѣ Уткинѣ производится въ значительномъ размѣрѣ еще и нынѣ, и многія окрестныя селенія заимствуются имъ оттуда. Онъ предается всегда сырцомъ. Нынѣшній Уткинскій кирпичъ употребляется преимущественно для печныхъ сводовъ.
   Конопля до XVIII столѣтія занимала большую часть окрестныхъ полей, потомъ перешла въ огороды и огуменіінки; но къ чему служило такое обширное производство этого растенія, и въ чемъ состояло тогда главное употребленіе его, неизвѣстно. Въ послѣдствіи времени конопля уступила мѣсто чесноку и луку. Оба эти продукта, по словамъ стариковъ, хранились зимой въ плетеницахъ, которыя вѣшали одну подлѣ другой въ нарочно для того устроенныхъ овинахъ. Въ настоящее время искуство дѣлать плетеницы потеряно: даже самое существованіе ихъ помнятъ одни старожилы. Лукъ и чеснокъ, доселѣ первые продукты подростовнаго огородничества, храпитъ нынѣ зимою въ крестьянскихъ избахъ, дѣлая въ нихъ для этого подъ потолкомъ большія палати изъ тонкихъ кольевъ, называемыхъ котцами или колоссниками, на которыя кладутъ луковицы къ розсыпь.
   Хлѣбопашество, до распространенія въ ущербъ ему огородничества, было общимъ занятіемъ и исключительнымъ средствомъ продовольствія Угодичскихъ жителей. Къ числу мѣстныхъ особенностей хлѣбопашества преданіе относитъ обычай приготовлять муку на ручныхъ жерновахъ; въ каждомъ крестьянскомъ домѣ считалось необходимостью имѣть собственные мукомольные жернова, и никто не думалъ обращаться для помола въ другое селеніе или къ сосѣду. У нѣкоторыхъ домохозяевъ ручные жернова хранятся еще и нынѣ, но уже какъ памятники старины и дѣдовское наслѣдство; употребленіе же ихъ прекратилось въ началѣ текущаго столѣтія, съ распространеніемъ повсюду вѣтряныхъ и водяныхъ мельницъ. Самое хлѣбопашество нынѣ вытѣснено другими способами промышленности, и зерновый хлѣбъ для продовольствія пріобрѣтается Угодичскими жителями посредствомъ размѣна огородныхъ растеніи, преимущественно же луку, въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ хлѣбъ сѣется въ большемъ изобиліи. Разъѣзды для этой цѣли простираются на 150 и 200 верстъ въ разныя стороны. Размѣнъ бываетъ въ трехъ видахъ: веточь, вполтора и вдвое. Веточь значить мѣра ржи и мѣра луку; вполтора -- мѣра ржи и полторы мѣры луку; вдвое -- мѣра ржи и днѣ мѣры луку.
   Господствующую нынѣ промышленность въ Угодичахъ, какъ прежде замѣчено, составляетъ огородничество, которое съ начала XVIII столѣтія вводилось здѣсь постепенно: прежде всего пошли въ ходъ чеснокъ и лукъ, потомъ свекла и морковь, за ними картофель, еще позже нѣмецкая и англійская мята, шалфей и зеленый горохъ, далѣе цикорій, наконецъ огурцы и разныя огородныя сѣмена. Лукъ, огурцы и цикорій главнѣйшіе продукты: одного бѣлаго цикорія вывозятся на базаръ иногда брало тысяча пудовъ,-- а огурцы доходятъ нерѣдко до 5 коп. сер. тысяча.
   Все старое, родное, чемъ дорожить теперь патріотизмъ Русскій и чего съ теплымъ участіемъ доискивается онъ въ обычаяхъ и правахъ народныхъ,-- уже изчезаетъ, уступая мѣсто новизнѣ полуобразованія, и чуть видится въ ней, объясняемое тусклымъ преданіемъ и разсказами старожиловъ. Къ числу явленій, представляющихъ пеструю смѣсь новаго со стары л, относится здѣсь свадебные обычаи.
   Свадебное дѣло начинается сидѣчьемъ. Встарину, для этого, по предварительной у согласію обѣихъ сторонъ, приглашался женихъ черезъ свата въ домъ невѣсты, которую вечеромъ выводили къ нему для смотра, одѣтую въ capафанъ и душегрѣйку, въ кокошникѣ и фатѣ, и обутую въ коты {Коты -- старинная обувь, въ родѣ бахилъ или босовиковъ съ высокими задниками и каблуками, которые подбивались гвоздями; на подъемѣ пришивалась вырѣзная сафьянная кожа краснаго цвѣта. Эту обувь имѣли только зажиточные крестьяне. Прочіе же пользовались ею заимообразно.}. Вмѣсто свѣчъ зажигали при этомъ большой пукъ лучины, который держали, вблизи невѣсты. Женихъ, въ отличіе отъ другихъ дѣйствующихъ лицъ этой сцены, сидѣлъ или стоялъ всегда въ шапкѣ и въ рукавицахъ, подпоясанный кушакомъ поверхъ армяка и обутый также въ коты. Обязанность невѣсты въ это время состояла въ томъ, чтобы потчивать жениха и его свиту пивомъ или квасомъ. Нынѣ ужъ совсѣмъ не то: женихъ не пріѣдетъ къ невѣстѣ въ армякѣ, не сядетъ подъ образами въ шапкѣ, не зажгутъ при немъ лучины для освѣщенія невѣсты, и она не будетъ угощать своего суженаго квасомъ. Женихъ снимаетъ съ себя въ передней комнатѣ суконный тулупъ на мерлушкахъ или на лисьемъ мѣху, и входитъ въ гостиную щеголемъ, въ сертукѣ, а невѣста, послѣ обычнаго привѣтствія, обноситъ гостей чаемъ, потомъ, перемѣнивъ, нарядъ, угощаетъ ихъ виномъ, десссртомъ и закусками, вновь перемѣняя, предъ каждымъ блюдомъ, свое платье и уборы. Если въ это сидѣнье невѣста жениху не понравилась, онъ идетъ смотрѣть такимъ же образомъ другую, третью, иногда до десяти, получая отъ каждой въ слѣдующее утро роспись приданому. Если же невѣста приглянулась, то вскорѣ затѣмъ сватъ отправляется къ ея родителямъ съ предложеніемъ о родствѣ и ведетъ переговоры но предмету приданаго. Между прочими статьями договора при этомъ, отецъ невѣсты выговариваетъ себѣ иногда взять отъ жениха на столь, т. е. денежное пособіе отъ 10 до 15 руб. сер., въ замѣнъ невѣстина вѣна, въ которомъ у старыхъ людей славились болѣе всего кумашники, тѣлогрѣйки, ваты, коноватные коты и нагольныя шубы, а нынѣ даются модное платье и деньги.
   Договоръ, если дѣло сладилось, заключается тѣмъ, что сватъ, уполномоченный отъ жениха, тутъ же, помолясь Богу, беретъ руку невѣсты въ знакъ ея и своего согласія на бракъ, и съ этой минуты дѣло считается порѣшеннымъ: ударили рукобитье. Въ слѣдъ затѣмъ, невѣста посылаетъ со сватомъ жениху и всемъ его домашнимъ дары, состоящіе изъ платковъ, холстины и полотенцевъ собственной ея работы и приглашаетъ жениха къ себѣ въ гости.
   Вскорѣ послѣ этого пріѣзжаетъ къ ней женихъ на закуску, называемую запой или съ кручиннымъ. Посѣщенія женихи продолжаются затѣмъ каждый день утромъ и вечеромъ; причемъ сопровождаетъ его иногда, сверхъ свата, какъ всегдашняго спутника, товарищи, которымъ вмѣстѣ съ нимъ угощаютъ чаемъ и закусками, а дѣвицы, подруги невѣсты, неотлучно бывающія при ней до самаго вѣнца, поютъ при этомъ жениху и прочимъ гостямъ свадебныя пѣсни, въ которыхъ болѣе всѣхъ достается свату.
   Исключая свата, всѣ, кому поются пѣсни, дарятъ за нихъ дѣвицъ деньгами, а женихъ закусками и калеными орѣхами. Послѣ каждаго изъ этихъ посѣщеній, женихъ уноситъ отъ невѣсты какой побудь подарокъ.
   Спустя нѣсколько дней послѣ запоя, у невѣсты дастся первый большой столъ, называемый сговорами. Женихъ обязанъ доставить на этотъ случай разныхъ винъ, какъ для стола, такъ и для зрителей: чѣмъ больше вина, тѣмъ и свадьба главнѣе.
   На утро или черезъ нѣсколько дней дѣвичникъ. Въ это время женихъ приноситъ въ подарокъ вмѣстѣ зеркало, чулки, башмаки, бѣлилъ, румянъ и пряницу {Пряница -- большой, собственно для этого случая приготовляемый пряникъ, шириною въ аршинъ, а длиною до полутора аршина, съ разными фигурами, въ видѣ куколъ и деревъ, разцвѣченнымъ золотомъ и фольгой,-- цѣною отъ 3 до 10 руб. сер.}. Румянами тутъ же даритъ невѣста подругъ своихъ, а пряницу, разрѣзавъ на части, раздаетъ послѣ стола, кромѣ подругъ, и прочимъ знакомымъ. По окончаніи стола, женихъ уходитъ, и въ слѣдъ затѣмъ невѣста начинаетъ голосить разными причетами или, какъ говорится, понаображны плакать; если же сама она не имѣетъ къ тому способности, то замѣняетъ ее сосѣдняя за столомъ подруга.
   Тѣже громогласные причеты бываютъ на улицѣ наканунѣ брака, ввечеру, когда невѣста въ подругами своими выходитъ изъ бани. Случается, что плачевные звуки раздается по зарѣ въ одно и тоже время во многихъ мѣстахъ.
   Въ самый день брака, женахъ и невѣста, каждый съ своими родственниками, идутъ въ заутрени въ церковь, и потомъ слушаютъ водосвятный молебенъ. Затѣмъ невѣста прощается на могилахъ своихъ предковъ, и здѣсь, если отецъ или мать уже умерли, плачетъ по нихъ съ громкими причетами. По окончаніи этого обряда, невѣста возвращается домой, куда пріѣзжаетъ въ свое время и женихъ, въ сопровожденіи священника и ближайшихъ своихъ родственниковъ, и, получивъ отъ родителей невѣсты благословенія на бракъ, отправляется съ нею къ вѣнцу.
   Послѣ брака, весь свадебный поѣздъ ѣдетъ въ домъ жениха, гдѣ отецъ и мать его встрѣчаютъ молодыхъ благословеніемъ, и въ слѣдъ за тѣмъ сажаютъ ихъ прямо за столъ на выроченную вверхъ шерстью шубу. Если женихъ зажиточный, то непосредственно послѣ пріѣзда новобрачныхъ въ домъ бываетъ небольшой столъ, токъ называемый порывочный; въ противномъ же случаѣ тотчасъ начинается крученье, т. е. заплетаютъ у новобрачной двѣ косы и надѣваютъ ей на голову женскій повойникъ съ обыкновеннымъ головнымъ уборомъ молодыхъ замужнихъ женщинъ. Вскорѣ послѣ того открывается княжій или красный столъ, во время котораго, между прочимъ, угощаютъ со стороны жениха виномъ всѣхъ зрителей, и затѣмъ провожаютъ новобрачныхъ на подклѣть.
   Въ слѣдующій день, по утру, дается у новобрачныхъ для ближайшихъ родственниковъ столъ, въ родѣ завтрака, такъ называемый вскрытье, а къ вечеру настоящій свадебный обѣдъ; въ слѣдующіе же два дня дѣлаются пиры уже въ домѣ родителей невѣсты, извѣстные подъ именемъ почестья.
   Брачное празднество заключается двумя отдаленными пиршествами. Первое бываетъ во время масленицы, когда молодые ходятъ съ мылоъ, т. е. дѣлаютъ ближайшимъ родственникамъ визиты и разносятъ казанское мыло, получая въ замѣнъ и отъ нихъ подарки. Послѣдній свадебный столъ, вьюпины, дается въ домѣ жениха, также для ближнихъ родственниковъ, въ Ѳомино воскресенье. На канунѣ этого дня женихъ раздаетъ малолѣтнимъ дѣтямъ, всѣмъ безъ разбора, нарочно для того приготовляемые пряники, называемые вьюнцами.
   Изъ числа другихъ исчезающихъ остатковъ народнаго духа прежнихъ временъ можно указать еще на слѣдующіе мѣстные обычаи, частію сохранившіеся въ памяти старожиловъ, а частію и соблюдаемыя немногими изъ жителей: а ходить на богомолье, 9 Мая въ село Никольское-Ошанино, извѣстное болѣе подъ именемъ Николы-Дудника {Это названіе усвоено селу Ошанину по тому, что 9 Мая, въ мѣстный праздникъ Николая Чудотворца, продаютъ тутъ въ большомъ количествѣ дѣтскія глиняныя игрушки, преимущественно же колокольчики особеннаго устройства и дудки, и всякій богомолецъ поставлялъ себѣ въ обязанность купить для своихъ дѣтей у дудника ту или другую игрушку.}: 8 Іюля, въ день Казанскія Божія Матери въ Бѣлогостицкій монастырь,-- въ лодкахъ черезъ язы на рѣкѣ Вексѣ, и 21 іюня въ село Шестаково {Этотъ обычай получилъ свое начало во время Ростовской Митрополіи, когда Архіереи, бывшіе владѣльцами села Шестакова, 24 Іюня, въ день мѣстнаго храмоваго праздника въ честь Рождества Іоанна Предтечи, имѣли обыкновеніе лично совершать тамъ Богослуженіе.}; б) купаться въ Ростовскомъ озерѣ, 23 Іюня, съ день Великомученицы Агриппины Купальницы, и въ четвергъ Страстной недѣли, до восхожденія солнца: в) завивать нитки или березки на Мѵроносицкой недѣлѣ. Послѣдніе дни обычая соблюдаются одними дѣвицами. Завиваніе нитокъ происходитъ слѣдующимъ образомъ. Въ недѣлю Мѵроносицъ, отъ 10 до 15 дѣвушекъ собираются въ одно мѣсто и составляютъ изъ нѣсколькихъ пятокъ плетенину, которую вѣшаютъ или прививаютъ на малиновый или смородинный кустъ. Послѣ чего всѣ дѣвицы вмѣстѣ обѣдаютъ за общимъ столомъ, нарочно ими самими приготовленномъ, а по окончаніи обѣда берутъ березку, украшаютъ со разноцвѣтными лентами, и въ честь ея ходятъ по улицамъ села съ громкими пѣснями. Передъ обѣдней Троицына дна тѣже дѣвицы снимаютъ съ куста привитую къ нему прежде плетеницу, расплетаютъ ее и потомъ спускаютъ на воду, выводя при этомъ нѣкоторыя замѣчанія о своемъ будущемъ. Обрядъ заключается въ итогъ день, такъ же какъ и на Мѵроносицкой недѣлѣ, общимъ обѣдомъ и хороводными пѣснями на сельскихъ улицахъ.
   Возвращаемся опять къ старинѣ. Цѣлѣе многихъ другихъ памятниковъ древности сохранилась въ Угодичахъ пѣсня про Царя Іоанна Васильевича Грознаго; но и она уже умолкла въ устахъ народа съ послѣднимъ умершимъ поколѣніемъ.
  
   Какъ у насъ на святой Руси.
   На святой Руси, въ каменной Москвѣ.
   Какъ женится православный Царь.
   Православный Царь Иванъ Васильевичъ.
   Онъ беретъ не у насъ въ Руси,
   Онъ беретъ по Турецкой землѣ
   Молоду княжну Марью Темрюковну.
   А за ней три посла пришли.
   А и триста Татариновъ.
   Полтораста Черкешеновъ.
   Пятьсотъ Донскихъ казаковъ.
   Удалыхъ добрыхъ молодцовъ.
   А еще-то посолъ пришолъ,
   Мастрюкъ Мастрюковичъ.
   Молодой князь Темрюковичъ.
   Молодой братъ Марьи Темрюковны.
   По полатамъ разхаживаетъ
   И кушанья розставливаетъ.
   Дорогихъ гостей потчуетъ:
   "Вы покушайте дороги гости.
   Ужъ вы триста Татариновъ.
   Пятьсотъ Донскихъ козаковъ,--
   Удалыхъ добрымъ молодцовъ!..
   А они ему въ отвѣть говорятъ:
   А што ты князь не пьешь и не кушаешь?
   Не на насъ ли ты думу думаешь,
   На Царство Московское,
   На Ивана Васильича!--
   "На васъ-то я думу думаю,
   На Ивна Васильича,
   На Царя Православнова.
   Ужь я семь городовъ прошолъ.
   По себѣ я борца не нашолъ."
   Какъ идетъ тутъ Ивашечка съ крошечку.
   Онъ на ножку припадываетъ,
   На языкъ пришепетываетъ.
   Сталъ съ Матрюкомъ боротися.
   Онъ и перву пошибку пошибъ,--
   Съ Мастрюка черну шляпу сшибъ.
   А другую пошибку пошибъ,--
   Съ князя цвѣтно платье сшибъ.
   А и третью пошибку пошибъ,
   А и князя съ ногъ долой сшибъ,
   Увидѣла княжна Марья Темрюковна
   Изъ высокова терема:
   Ты мужикъ, ты мужицкой сынъ,
   Ты кропивныя сѣмяна!
   Не за-свой кустъ принимаешься:
   Этимъ кусомъ подавишься!"
   Тутъ Мастрюкъ со стыдомъ побѣжалъ
   . . . . . . . . . .ладонью зажалъ.
  
   Лучшее, вѣковѣчное хранилище здѣсь древностей храмъ Божій. Къ прежде описаннымъ памятникамъ присоединяемъ надписи на колоколахъ и одну драгоцѣнность церковной ризницы.
   На одномъ колоколѣ сдѣлана слѣдующая выпуклая надпись: "Въ Великомъ Новѣградѣ, при Царѣ Иванѣ Васильичѣ всеа Руси, си колоколъ слитъ мѣсяца Октября въ 5 день, Божіею милостію, лѣта 7060". Есть тутъ и еще много буквъ, вѣроятно, сокращенной рѣчи, между которыми видно полное слово седьмою.
   На другомъ колоколѣ, позднѣйшаго происхожденія, читаемъ слѣдующее: "Сей колоколъ приложили въ Ростовскій уѣздъ, въ вотчину Окольничаго Ивана Алексѣевича Мусина-Пушкина, къ церкви Богоявленіи Господня, тогожъ села крестьяне, Петръ Никоновъ да Иванъ Ивановъ сынъ Мамзеревъ, въ упокоеніе души того же села Угодичь по крестьянинѣ по Никонѣ Петровѣ и по родителяхъ своихъ. А вѣсу въ немъ 62 п. 25 ф. Лилъ сей колоколъ мастеръ Иванъ Михайловъ". Судя по имени владѣльца села, означенному въ надписи, надобно полагать, что этотъ колоколъ вылитъ около 1700 года.
   Будетъ со временемъ драгоцѣнною для Угодичъ древностью надпись, начертанная на третьемъ колоколѣ, намъ современномъ по произхожденію:" Божіею милостію, сей колоколъ. села Угодичъ къ церкви Богоявленія Господня, стараніемъ изъ благотворительныхъ душъ, Ростовской округи, вотчины Его Высокоблагородія лейбъ-гвардіи коннаго полка отставного Ротмистра, Филиппа Алексѣевича Каръ, по мірскому согласію тояжъ церкви приходскихъ людей, въ бытность бурмистра Михаила Ильина сына Щапова. Абрама Николаева Заева, церковнаго старосты Ивана Васильева Гущина, мірскаго старосты Семена Семенова Заева, Ивана Иванова Закалина. Петра Никанорова Софронова, Якова Дмитріева Артынова, Михаила Васильева Галкина, Михаила Ѳедорова Тетерина, Василья Васильева Гущина, Ивана Иванова Нелепина, деревни Уткина Луки Спиридонова Димакова, Егора Антипина Молодяшина, Ивана Щербакова, Гаврила Рышкова, Василья Димакова, и всѣхъ доброхотныхъ дателей, 1805 года. Сентября 25 дня, вѣсу 307 пуд., литъ въ городѣ Казани, на заводѣ Казанскаго 2-й гильдіи купца, Ильи Еѳимова Астраханцева. Мастеръ братъ его Иванъ Астраханцевъ".
   Въ ризницѣ Угодичской Богоявленской церкви хранятся, подъ No 1, трои розы, сшитыя изъ голубаго бархата, съ широкими серебряными разводами. Онѣ извѣстны болѣе подъ именемъ Княгининыхъ, и употребляются въ высокоторжественные и двунадесятые праздники. Устное преданіе говоритъ. что это облаченіе построено изъ Царской порфиры, бывшей во время одного торжественнаго выхода на Императрицъ Екатеринъ II, которая подарила ее любимой Статсъ-дамѣ своей, княгинѣ Екатеринѣ Голицыной, въ знакъ Монаршаго къ ней благоволенія, а княгиня, благоговѣя къ памяти Великой благотворительницы своей, не нашла приличнѣйшаго назначенія для этого драгоцѣннаго подарка, какъ принести его къ алтарю въ своемъ имѣніи.

Александръ Артыновъ.

"Ярославскія Губернскія Вѣдомости", No 20, 21, 1850; No 2--4, 1851.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru