Антипов Константин Михайлович
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Политическая лирика
    То и другое
    Политический чай
    Хор российских обывателей
    Песня про устав университетский
    От частного к общему. С персидского
    Песенка некоей птички
    Перед четвертой сессией
    Депутат и мирная идиллия. Басня
    Рецепт сильного человека. На мотив из Меньшикова
    На перекрестках
    В стороне
    Предвыборный монолог Хроноса
    Редактору, читающему рукописи. Экспромт
    Спич
    Набивший оскомину диалог
    Стихи о генерале фон Вемдрихе
    Гадание. Шутка
    Новая хороводная. Перед каникулами
    Рифмы
    Пуришкевич на Парнасе
    Добрый сторож
    Современные романтики
    Литературный Одиссей
    Музейные грезы

                                  Красный

                               Стихотворения

---------------------------------------------------------------------------
     Муза пламенной сатиры: Русская стихотворная сатира 1880-1910-х годов
     М., "Современник", 1990.- (Сельская б-ка Нечерноземья).
---------------------------------------------------------------------------

     Политическая лирика
     То и другое
     Политический чай
     Хор российских обывателей
     Песня про устав университетский
     От частного к общему. С персидского
     Песенка некоей птички
     Перед четвертой сессией
     Депутат и мирная идиллия. Басня
     Рецепт сильного человека. На мотив из Меньшикова
     На перекрестках
     В стороне
     Предвыборный монолог Хроноса
     Редактору, читающему рукописи. Экспромт
     Спич


                            ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИРИКА

                       _В те дни, когда мне были новы
                       Все впечатления_ {*} свобод:
                       И сходок шум, и стяг багровый,
                       И гордо-радостный народ;
                       В те дни на митингах народных,
                       Дыша и верой, и войной,
                       Во всеоружьи грез свободных
                       Вы появлялись предо мной.
                       Вы страшных слов твердили гамму,
                       Ведя эсеровский маршрут,
                       И всю эсдекскую программу
                       Ниспровергали в пять минут...
                       Тогда на кафедру нещадный,
                       Трибун эсдекский, я спешил
                       И ваш лиризм и блеск нарядный
                       Без сожаления тушил...
                       Как сон, умчались дни свободы...
                       Туман и мрак опять кругом...
                       И средь тоскливой непогоды
                       Я вспоминаю о былом...
                       Теперь же я не тот завзятый
                       Ортодоксальный меньшевик,-
                       Мой меч в углу, ржавеют латы...
                       От дольных битв я поотвык...
                       К чему военных партий мерка?
                       Бесстрастный рок вражду отсек:
                       Вы - охлажденная эсерка,
                       Я - обезвреженный эсдек...
                       Неумолимое теченье
                       Обоих к берегу снесло,
                       И ваша страсть и вдохновенье
                       Вошли в спокойное русло:
                       У вас дрожат иные струны,
                       Вы нежно любите семью,
                       Не прогремите вы с трибуны,
                       А я уж вас не разобью...

                       <1908>
                       {* Стих. А. С. Пушкина.}


                                ТО И ДРУГОЕ

                       О, что может быть прелестней,
                       Чем хожденье в мир исканий,
                       Где лишь жертвой славен путь!..
                       Но гораздо интересней
                       Прочитать о том в романе
                       И за кофеем вздохнуть...

                       О, что может быть прекрасней,
                       Как за светлую свободу
                       Честно, гордо пострадать!
                       Но гораздо безопасней
                       Канцелярскую породу
                       Средь знакомых поругать...

                       О, что может быть достойней,
                       Как отдать себя отчизне
                       Там, где в бой зовет труба?..
                       Но куда, куда спокойней
                       О святом патриотизме
                       Распинаться у Кюба...

                       О, что может быть приятней:
                       Взрыв души, и в ковах бурной,
                       В стих клеймящий перелить!
                       Но куда, куда занятней
                       Написать вполне цензурно
                       И аванс заполучить!..

                       <1908>


                              ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЧАЙ

                                              Столыпин пригласил на чашку
                                           чая думских вождей.
                                                                 Из газет

                         Он пригласил на чашку чая,
                         Они собрались, чуда чая.

                         Мелькали фалды и подносы.
                         Решались важные вопросы.

                         И были празднично-речисты
                         Вблизи начальства октябристы.

                         Сердца умильно трепетали,
                         Когда их звезды озаряли,

                         И становились спины гибки
                         От государственной улыбки...

                         Все укрепились в лучшем мненьи
                         О современном положены!..

                         Когда потом его спросили:
                         "Зачем вы думских пригласили?" -

                         Сказал он: "Сунуть неудобно
                         На чай вождям "трудоспособной" -
                         Так я - натурой, с булкой сдобной..."

                         1909


                         ХОР РОССИЙСКИХ ОБЫВАТЕЛЕЙ

                           После бури мы явились
                              Солнцем утренним:
                           Наши души засветились
                              Миром внутренним!
                           Обратил к нам ясны взоры
                              Вождь правительства
                           И узрел, что мы опоры
                              Для строительства.
                           Так, желанием невольным
                              Прозябания,
                           Стали мы краеугольным
                              Камнем здания!
                           Изменить натуре нашей
                              Не пытаемся:
                           Октябристской простоквашей
                              Не питаемся.
                           Пусть там где-то, что-то, как-то
                              Совершается,
                           До решительного акта
                              Не домается.
                           Дни промчатся лихолетья
                              Без сомнения,-
                           По душе нам Дума третья:
                              Запах тления!

                           <1910>


                      ПЕСНЯ ПРО УСТАВ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ

                                                  Посвящается Кассо

                          О устав многострадания,
                             О устав терпения,
                          Сотворивший в храмах знания
                             Мерзость запустения!
                          Чадо века просвещения,
                             Луч из поднебесия,
                          Ты бывал оплотом тления,
                             Стражем мракобесия.
                          Видел ты физиономии
                             Многих просветителей,
                          Ведал блага автономии
                             И бичи гасителей.
                          Покрываясь часто новыми
                             Швами и заплатками,
                          Смело пунктами суровыми
                             Спорил с "беспорядками",
                          Иль, совсем забытый сферами
                             И чинами ярыми,
                          Скромно ты смолкал пред мерами
                             И пред циркулярами...
                          О устав многострадания,
                             О устав терпения,
                          Отражавший колебания,
                             Знавший настроения...

                          <1910>

                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     Красный  (псевд.;  наст,  имя  и  фам.  Константин Михайлович Антипов),
поэт,  сатирик,  переводчик, критик, журналист, родился в Петербурге. Начало
литературной  деятельности  приходится  на  период первой русской революции.
Печатался  в  сатирических  журналах  "Стрелы",  "Час  полуденный"  и  др. В
последующие  годы  публиковал  свои  произведения  на  страницах "Стрекозы",
"Будильника",  "Солнца  России".  Был  одним  из  организаторов и постоянных
сотрудников  журналов  "Сатирикон"  и  "Новый  Сатирикон". После Октябрьской
революции  заведывал  литотделом  газет  "Беднота"  и  "Коммунар", работал в
РОСТА. Известен как переводчик западноевропейской поэзии (в 10-х годах издал
антологию "Молодые немецкие поэты", в которую были включены его переводы). В
1919  г.,  будучи  в  служебной командировке, заболел сыпным тифом и умер на
станции Раевка под Уфой.

     ПОЛИТИЧЕСКАЯ  ЛИРИКА. В те дни - первые дни русской революции 1905-1907
гг.  Туман  и  мрак  опять  кругом  -  намек на начало политической реакции,
последовавшей после разгрома революции.
     ТО И ДРУГОЕ. Кюба - ресторан в Петербурге.
     ПОЛИТИЧЕСКИЙ  ЧАЙ.  Вождям "трудоспособной" - "трудоспособной" называла
себя партия октябристов (см. с. 442.).
     ХОР  РОССИЙСКИХ  ОБЫВАТЕЛЕЙ. После бури - т. е. революции 1905-1907 гг.
Вождь  правительства  -  т.  е.  П.  А. Столыпин. Дума третья - в состав III
Государственной   думы   (ноябрь   1907   -  июнь  1912)  вошли  в  основном
представители черносотенно-октябристского лагеря.
     ПЕСНЯ  ПРО  УСТАВ  УНИВЕРСИТЕТСКИЙ.  Университетский  устав - имеется в
виду  устав  1884 г., отменивший автономию университетов (в т. ч. выборность
руководства).  В 1905 г. некоторые права университетов были восстановлены; в
годы реакции они вновь были регламентированы. Посвящается Кассо. Кассо Л. А.
(1865-1914)  -  министр  народного просвещения (1911-1914), проводник крайне
реакционной политики в области образования.


                                  КРАСНЫЙ

---------------------------------------------------------------------------
     Поэты "Сатирикона"
     Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
     М.-Л., "Советский писатель"
---------------------------------------------------------------------------

                                 СОДЕРЖАНИЕ

     Биографическая справка
     224. От частного к общему. С персидского
     225. Песенка некоей птички
     226. Перед четвертой сессией
     227. Депутат и мирная идиллия. Басня
     228. Рецепт сильного человека. На мотив из Меньшикова
     229. На перекрестках
     230. В стороне
     231. Предвыборный монолог Хроноса
     232. Редактору, читающему рукописи. Экспромт
     233. Спич

     Красный  -  писатель  Константин  Михайлович Антипов, выступавший также
под псевдонимами: Зарницын, Краб, К. Ванюков, Фатин, К. Фенин, К. и другими.
Родился  26  декабря  1883  года  в  Петербурге.  Впервые Антипов выступил в
сатирических  журналах 1905-1906 годов: "Стрелы", "Час полуденный" и других.
Впоследствии  печатался в "Стрекозе", "Будильнике", "Синем журнале", "Солнце
России",  "Лукоморье",  "Божьей  коровке"  и  других  изданиях  10-х  годов.
Постоянно  сотрудничал в "Сатириконе". Н. Энский писал о, нем: "Легко владея
рифмой,  остроумный,  веселый, жизнерадостный, он скоро снискал себе широкую
популярность..."  {Н.  Энский,  К.  М.  Антипов  (Некролог). - "Агит-Роста",
1919, 12 декабря.}
     Антипову  принадлежит  антология "Молодые немецкие поэты" (СПб., 1910),
куда  вошли  его  переводы  произведений  Демеля,  Лилиенкрона, Гофмансталя,
Ведекинда  и других немецких поэтов. В середине 10-х годов Антипов печатался
в  "Свободном  часе" и "Вечернем времени". Во всех номерах "Свободного часа"
неизменно появлялось его сатирическое обозрение - "Веник из крапивы".
     После  Октября  поэт  в  первые  же  дни  перешел  на сторону советской
власти.   Антипов   работал   заведующим  литературным  отделом  "Бедноты" и
"Коммунара",  где  опубликовал  цикл  статей - "Веяние социализма в немецкой
поэзии".  Занимался  он  также  переводами  произведений  западноевропейских
поэтов:  Генкеля, Вилле, Рильке и других. 30 мая 1919 года в "Известиях" был
опубликован  его  перевод "Интернационала", отличающийся большой близостью к
оригиналу.  После  закрытия  "Коммунара",  где часто печатались произведения
Антипова, он перешел работать в РОСТА.
     В  начале  декабря 1919 года Антипов поехал в служебную командировку за
продовольствием  для сотрудников РОСТА. Под Уфой он заразился сыпным тифом и
умер  на станции Раевка. Газета "Агит-Роста" писала в некрологе: "Константин
Михайлович был энтузиаст своего дела, идеалист в полном смысле этого слова и
человек  редкой  доброты.  Приходившие  в редакцию "Коммунара", во время его
заведования литературным и поэтическим отделом, всегда получали от покойного
нужные  разъяснения,  советы  и  указания.  Много молодых поэтов обязаны ему
напечатанием  своих первых литературных попыток". {Н. Энский, К. М. Антипов.
- "Агит-Роста", 1919, 12 декабря.}


                         224. ОТ ЧАСТНОГО К ОБЩЕМУ
                               С ПЕРСИДСКОГО

                           Посадили перса на кол,
                           Он поквакал и покрякал,
                           И покорно замолчал,
                           Постепенно холодея...

                           "Гениальная идея!" -
                           Шах восторженно вскричал
                           (Видом стал и бодр и весел):
                           "Если сделать вместо кресел
                           В меджилисе частокол -
                           О, тогда б успокоенье
                           Наступило, без сомненья,
                           И упрочился б престол!.."

                           Мигом вести разнеслися
                           О созыве меджилиса,
                           И народ от счастья плакал,
                           Кандидатов проча... на кол...

                           <1908>


                         225. ПЕСЕНКА НЕКОЕЙ ПТИЧКИ

                         Крылья - белы с черной рябью,
                         Голос силен и красив.
                         Ах! - не петь бы песню рабью
                         На заказанный мотив!

                         А попробуй звуки вверь я
                         Зову сердца своего -
                         Обкарнают живо перья,
                         Да и голову... того.

                         Оттого-то мощным клювом
                         Осторожно я стучу:
                         Про пустяк всегда спою вам,
                         А о важном - промолчу.

                         <1909>


                        226. ПЕРЕД ЧЕТВЕРТОЙ СЕССИЕЙ

                           Вновь засядут, засидят
                           Тьму проектов и законов
                           И, опасного не тронув,
                           В позе доблестных Солонов,
                           Вновь на отдых поспешат!
                           Сидя сиднем без движенья,
                           Служат делу обновленья...
                           Как не крикнуть им порой:
                           Ради бога, шевелитесь,
                           А не то вы превратитесь
                           В всероссийский геморрой!

                           <1910>


                       227. ДЕПУТАТ И МИРНАЯ ИДИЛЛИЯ
                                   БАСНЯ

                   Какой-то Депутат (наверно, октябрист),
                   Устав от четырех трудоспособных сессий,
                         Отправился в родные веси.
                         Он ехал и дрожал как лист,
                         За не душою не был чист.

                         Приехал и засел в избе,
                   Как трепетный мышонок в мышеловке;
                      "Пусть будет так, как хочется судьбе,
                      Даст в Шею иль погладит по головке".
                          Сидел и ждал,
                          Но отчего-то
                      Никто не шел, никто не звал,
                      Никто не требовал отчета.
                   И Депутат скользнул за ворота.

                         Глядит, а возле дома
                   По колеям расстелена солома,
                      Телега едет - не стучит,
                      На облучке Мужик торчит,
                      Ломает шапку и... молчит.

                      Не слышно лая, блеянья, мычанья,
                      Как онемели божьи все созданья,
                      Как самодвиги ходят средь тиши,
                         И даже малыши
                         На цыпочках обходят,
                      Но речи с Депутатом не заводят.

                   Десятский встретился: "Здорово, старина!"
                   - "Желаю здравия! Пожаловали в гости?"
                   - "Скажи мне, почему у вас здесь тишина,
                         Как на погосте?"

                      - "Народ теперя любит тишину,
                      Претит ему шумиха и бунтарство,
                         И мысль лелеет лишь одну,
                      Чтоб тишиной упрочить государство...

                         Прислушайтесь: не слышно псов,
                      Сельчане им намордники надели
                      И в погреба спустили петухов,
                            Чтоб глуше пели!"

                      И Депутат растроган был до слез
                      Такой идиллией успокоенья...

                                   -----

                      И в первое осеннее сиденье,
                      Когда о чем-то трактовать пришлось,
                         Он вставил в словопренье:
                            "Отбросим всякий страх -
                         Я убедился на местах
                        (И чуждо ныне мне сомненье),
                      Что наш народ прекрасно замирен:
                      Он уважает право и закон,
                      И что вполне дорос он до свободы...
                            Ждать _у_ моря погоды!"

                   <1911>


                        228. РЕЦЕПТ СИЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА
                          (НА МОТИВ ИЗ МЕНЬШИКОВА)

                                       Нужен человек, может быть, менее,
                                       чем Столыпин, увлекательного благо-
                                       родства духа, но большей силы.
                                                              М. Меньшиков

                           Мудро Меньшиков изрек:
                           Нужен сильный человек,
                           Стойкий, твердый как металл,
                           Чтобы рвал он и метал,

                           Чтоб чурался благородства,
                           Как пустого сумасбродства,
                           Чтобы чтил до суеверья
                           Нововременекие перья,

                           Чтоб как молния разил,
                           Чтоб в передней лебезил,
                           Чтоб Россию укреплял,
                           Чтоб окраины озлоблял,

                           Чтобы нектаром охраны
                           Врачевал больные раны,
                           Чтоб по кручам усмиренья
                           Вел нас в рай успокоенья,

                           Чтоб совал подножный корм
                           Вместо пряника реформ,
                           Чтоб при помощи силков
                           Уловлял бунтовщиков,

                           Чтобы был по свойствам" духа
                           Человек большого ... нюха!
                           Вот какие нужны "чтобы"
                           Для ответственной особы'..


                            229. НА ПЕРЕКРЕСТКАХ

                        На углах больших проспектов
                        Тьма таинственных субъектов...
                        Натянув над тротуаром
                        От пальто и до пальто
                        Паутину взглядов острых,
                        Хищники с коварством ярым
                        Весь поток прохожих пестрый
                        Сеют, как чрез решето:
                        Ищут в уличном движеньи,
                        В смене шапок и штанов
                        Злых бацилл ниспроверженья
                        И шатания основ...
                        На углах больших проспектов
                        Тьма таинственных субъектов:
                        Тот торчит с серьезной миной
                        Пред аптекарской витриной,
                        Тот гуляет, с виду хлесткий,
                        Тот скрывается за дверью,
                        Тот - за выступом стены...
                        Ах, недаром перекрестки,
                        По народному поверью,
                        Разной нечисти полны...

                        <1911>


                               280. В СТОРОНЕ

                             Смелые фантазии
                             В наши дни сбываются" -
                             Даже в косной Азии
                             Люди просыпаются.

                             Начинаются исходы,
                             Пробиваются народы
                             Из столетней тишины - -
                             Средь тревоги и войны
                             На широкий путь свободы.

                             Мы же, кроткие, глазеем
                             На восточные фантазии,
                             И... становимся музеем
                             Доброй старой Азии...

                             <1911>


                     231. ПРЕДВЫБОРНЫЙ МОНОЛОГ ХРОНОСА

                           Старательно обтесываю
                           Дубину стоеросовую...
                           И сокровенно думаю:
                           Она вам будет Думою.
                           Для долга политического
                           Войдет, кряхтя и тупая,
                           Под сень дворца Таврического
                           И сядет, мудро-глупая;
                           На "да" бюрократическое
                           Кивать в ней есть умение,
                           Зане патриотическое
                           Присуще затвердение...
                           Толкнут ее приводами
                           И стержнями таинственными -
                           Расправится с свободами
                           Приемами воинственными,
                           И все ростки бесчисленные
                           Сотрет дубина в терево,
                           Зане она бессмысленное,
                           Бесчувственное дерево...
                           Велят громить училища,
                           Крамолою пропитанные,-
                           Пойдет, зане в ней силища
                           Имеется испытанная...
                           Дубася и постукивая,
                           Творя успокоение,
                           Создаст она бамбуковое
                           В России положение.
                           И пусть там своеволию
                           Противятся раздавленные.
                           Она народной волею
                           De jure {1} ведь поставленная!..

                                   -----

                           Такую-то обтесываю
                           Дубину стоеросовую,
                           Она, отполированная
                           И краскою притертая,
                           Придет к вам запакованная,
                           С пометкою - "четвертая".

                           <1912>

     {1 По закону (лат.). - Ред.}


                     232. РЕДАКТОРУ, ЧИТАЮЩЕМУ РУКОПИСИ
                                  ЭКСПРОМТ

                        Ты читаешь. И в осанке
                        И в лице твоем - бесстрастье,
                        Ты - что птичка на шарманке,
                        Вынимающая счастье...

                        <1913>


                                 233. СПИЧ

                          В этом шумном юбилее
                          Всех похвал мне та милее,
                          Что почтенный юбиляр,
                          Наблюдая ход событий,
                          Постигая суть открытий,
                          Силой дьявольских наитий
                          Так наладил окуляр,
                          Что за шустрым биоскопом,
                          Подающим целым скопом
                          Маек" сел и городов,
                          Не угнаться даже гончим,
                          Чутким к запахам следов...
                          Впрочем... лучше мы закончим.

                          <1913>

                                ПРИМЕЧАНИЯ

     Условные сокращения, принятые в примечаниях
     ГПБ - Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им.  M.  E.
Салтыкова-Щедрина (Ленинград).
     МК-2 -то же, изд. 2-е, СПб., 1911.
     НС - "Новый Сатирикон".
     ПД - Рукописный отдел Института русской литературы  (Пушкинского  дома)
АН СССР.
     С - "Сатирикон".
     ЦГАЛИ  -  Центральный  государственный  архив  литературы  и  искусства
(Москва).
     ЦГИАЛ   -   Центральный   государственный   исторический   архив   СССР
(Ленинград).

                                  КРАСНЫЙ

     224. С, 1908, No 31, с. 2.  В  стихотворении,  под  видом  разоблачения
персидского шаха, дается сатира на русское правительство,  расправившееся  с
социал-демократической фракцией во  II  Государственной  думе:  восемнадцать
человек были сосланы на каторгу, а десять на поселение. Меджлис -  парламент
в арабских странах.
     225. С, 1909, No 26, с. 2.
     226. С,  1910,  No  41,  с.  7.  Речь  идет  об  очередной  сессии  III
Государственной  думы  (1907-1912),   которая   по   своему   составу   была
черносотенно-октябристской.  Солон  (ок.  638  -  ок.  559  до  н.   э.)   -
политический деятель и законодатель Древних Афин.
     227.  С,  1911,  No  26,  с.  5.  Октябрист  -  см.  прим.  52.  В  III
Государственной   думе   октябристско-правое   большинство   соперничало   с
право-кадетским; председателями этой Думы были октябристы Н. А. Хомяков и А.
И. Гучков. Устав от четырех трудоспособных сессий. III Дума заседала на пяти
сессиях. Веси - деревни. Десятский - служитель земской полиции. Народ теперя
любит тишину. Намек на кровавое  столыпинское  "успокоение"  России.  Первое
осеннее сиденье - осенняя сессия Думы.
     228. С, 1911, No 38, с. 2. Написано вслед за убийством П. А. Столыпина,
когда снова возник вопрос о кандидатуре на пост премьер-министра. Направлено
против крайних правых, органом которых была газета "Новое время", а одним из
лидеров - М. О. Меньшиков (1859-1918). Нововременские перья. Имеются в  виду
писания реакционных публицистов (А. С. Суворина, М.  О.  Меньшикова,  А.  А.
Столыпина и др.) в газете "Новое время". Чтоб окраины озлоблял.  При  П.  А.
Столыпине  усилилось  притеснение  нерусских  национальностей,  входивших  в
состав Российской империи;  от  этой  политики  особенно  пострадали  народы
западных окраин государства - Польши, Прибалтики, Финляндии. Вел нас  в  рай
успокоенья. Намек на  слова  из  программного  заявления  П.  А.  Столыпина,
который,  вступая   на   пост   премьер-министра,   провозгласил:   "Сначала
успокоение, потом реформы".  Под  "успокоением"  подразумевалась  палаческая
расправа с революционными силами страны.
     229.  С,  1911,  No  45,  с.  7,  в  специальном  номере,   посвященном
"провокаторству". Было включено в  список  произведений,  неугодных  цензуре
(ЦГЙАЛ, ф. СПб. комитета по делам печати). Таинственные  субъекты  -  агенты
царской охранки.
     230. С, 1911, No 46, с. 3. Даже в косной Азии люди  просыпаются.  Намек
на персидскую, турецкую и китайскую буржуазные революции, происшедшие в 1911
г. Начинаются исходы, т. е. передвижение  народов,  наподобие  описанного  в
Библии "исхода" евреев из Египта.
     231. С, 1912, No 39, с. 7. Речь идет о  выборах  в  IV  Государственную
думу, происходивших в  ноябре  1912  г.  Хронос  (греч.  миф.)  -  божество,
олицетворяющее время. Таврический дворец - место  заседания  Государственной
думы в Петербурге. Терево - неологизм от глагола "тереть". Четвертая - т. е.
IV Государственная дума.
     232. С, 1913, No 10, с. 8.
     233. НС, 1913, No 28, с. 14, в юбилейном номере, посвященном  пятилетию
С. Силой дьявольских наитий. Речь идет о разнообразных приемах иносказания в
сатирической поэзии и прозе. Биоскоп - киноаппарат. Не угнаться даже гончим.
Намек на царскую цензуру, от которой часто страдал журнал.


                               К. М. Антипов
                                 (Красный)

                          Набивший оскомину диалог

----------------------------------------------------------------------------
     Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)
     Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
     Л., "Советский писатель", 1969
----------------------------------------------------------------------------

                        20. НАБИВШИЙ ОСКОМИНУ ДИАЛОГ

                                   С.-Р.

                   "Я в вашей узости для дела вижу вред,
                   Я "всех трудящихся" под знамя созываю.

                                   С.-Д.

                   "Ты сер, а я, приятель, сед
                   И буржуазную твою натуру знаю..."

                   <5 ноября 1905>


                               К. И. АНТИПОВ

     Константин  Михайлович  Антипов  (1883-1919)  -  писатель,  переводчик;
выступал  в сатирических журналах 1905-1906 гг. "Стрелы", "Час полуденный" и
др.; позднее постоянный сотрудник "Сатирикона".

     20.  "Стрелы",  1905,  No  2,  с.  8,  подпись:  Красный. "Ты сер, а я,
приятель, сед" - цитата из басни И. А. Крылова "Волк на псарне".


---------------------------------------------------------------------------
      Русская стихотворная сатира 1908-1917-х годов
      Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание
      Л., "Советский писатель", 1974
---------------------------------------------------------------------------

                                  КРАСНЫЙ

      144. Стихи о генерале фон Вемдрихе
      145. Гадание. Шутка
      146. Новая хороводная. Перед каникулами
      151. Рифмы
      152. Пуришкевич на Парнасе
      153. Добрый сторож
      154. Современные романтики
      155. Литературный Одиссей
      156. Музейные грезы

                     144. СТИХИ О ГЕНЕРАЛЕ ФОН ВЕНДРИХЕ

                                       В С.-Петербурге возникает новая
                                    политическая партия, правее "Союза
                                    русского народа". Инициатором состоит
                                    товарищ министра путей сообщения
                                    генерал фон Вендрих. Партия носит,
                                    очень громкое название "Союз рельса
                                    и меча".
                                                                "Русь"
                           Средь казенных толстых стен дрых
                           Много лет фон Вендрих,
                           Много сиднем посидел,
                           Раздобрел и поседел;
                           Всем показывал лампасы,
                           Ордена и аксельбанты,
                           Но скрывал свои таланты
                           От славянской расы...
                           Лишь на склоне жизни муза,
                           Муза творчества, слегка
                           Зацепила старика,
                           И он взялся сгоряча
                           За строительство "Союза
                           Рельса и меча..."
                           И творит фон Вендрих бравый
                           Сей союз сугубо правый,
                           И в кругу таких диковин
                           Левым кажется Дубровин...

                           1908

                                145. ГАДАНИЕ
                                   Шутка

                          Раз в крещенский вечерок
                             Черные гадали:
                          Четвертные чрез порог,
                             Осушив, бросали.

                          Лили пиво в граммофон,
                             Размазней кормили
                          Заводной оркестрион,
                             Драных кошек брили;

                          Надевали на свинью
                             Черную ермолку
                          И с акцентом эктенью
                             Ржали без умолку,

                          Распинали на стене
                             Чучело Гучкова,
                          Жгли на медленном огне
                             Брюки Милюкова...

                          Взгляд начальства с мостовой
                             Мил был и любовен.
                          Но... поникнув головой,
                             Тосковал Дубровин.

                          <1909>

                           146. НОВАЯ ХОРОВОДНАЯ
                              Перед каникулами

                                    Сессия Государственного совета
                                закончилась в пятницу 11 июня, причем
                                в последние два заседания рассмотрено
                                около 150 дел. Государственная типография
                                не успевает печатать доклады, и
                                большинство дел обсуждается без докладов.

                                  Запевала

                          На местах отрадно Думе:
                          Тишь, деревья да поля!
                          Мы ж остались у руля
                          И должны копаться в трюме,
                          В пыльном трюме корабля!

                                    Хор

                          От излишнего балласта
                          Всё же трюм освободим:
                          В два присеста полтораста
                          Неотложных дел решим!

                                  Запевала

                          Вы сегодня бесподобны
                          И резвы, как никогда,
                          Дорогие господа,
                          Вижу, вы трудоспособны,
                          Все поклепы - ерунда!

                                    Хор

                          Мы наляжем для контраста,
                          Болтунов попристыдим:
                          В два присеста полтораста
                          Очень важных дел решим!

                                  Запевала

                          Дума мямлила всю зиму:
                          Тьму комиссий развела,
                          Тьму речей произнесла
                          И любезному режиму
                          Огорченье принесла.

                                    Хор

                          Мы - совсем другая каста,
                          В должном духе мы вершим,
                          В два присеста полтораста
                          Кардинальных дел решим!

                                  Запевала

                          Заседали мы не часто,
                          Так теперь уж поспешим,
                          Без сомненья, полтораста
                          Неотложных дел решим!

                                    Хор
                               (подхватывая)

                          В два присеста полтораста
                          Всевозможных дел решим,
                          Облегченно скажем: "Баста!" -
                          И на воды поспешим!
                                 (Хоровод)

                          1909



                                 151. РИФМЫ
         Зинаида Гиппиус утверждает, что слова "правда" и "истина"
            безрифменны. Нас это задело за живое, - так вот же:

                      Я сказал: художник, кисти н_а_,
                      На мольберт и краски н_а_, -
                      Пусть на смертных взглянет истина
                      Хоть с немого полотна!
                      Без прикрас и без приправ дай
                      Образ той, о ком твердим:
                      "Это - истина и правда",
                      Кем как будто дорожим...
                      Но в ответ услышал: "Истина
                      Мне не даст потребных сумм,
                      Да к тому ж она освистана
                      За безнравственный костюм!"

                      1911

                         152. ПУРИШКЕВИЧ НА ПАРНАСЕ

                                   Пуришкевич издал сборник своих стихов.
                                                                Из газет

                         Перед Фебом-Аполлоном
                         Девять муз стоят в слезах:
                         "Ты горишь над Геликоном,
                         Мы живем в твоих лучах!
                         Ты не дашь рабынь в обиду!
                         О внемли! Смущает нас
                         Странный путник, варвар с виду:
                         Нагло лезет на Парнас,
                         Рвется в рощи Геликона
                         И орет, терзая слух:
                         "Черти! Дайте Аполлона!
                         Где тут девять потаскух?
                         Быть хочу в парнасской свите,
                         Пусть мне служат девять муз,
                         А не пустите, смотрите, -
                         Разнесу, нашлю Союз!"
                         Хуже пьяного сатира...
                         Лавр ломает на венок,
                         Наплевал в Кастальский ток,
                         И притом в руках не лира,
                         А пронзительный свисток...
                         Накажи, о свет дарящий,
                         Осквернителя святынь,-
                         Гнев, как Зевсов гром, разящий
                         На дерзателя низринь!.."
                         Но великий бог Парнаса,
                         Улыбаясь, так сказал:
                         "Даже карою Мидаса
                         Я б его не покарал:
                         Сей пиита небесами
                         Ныне будет пощажен,
                         Ибо длинными ушами
                         От природы он снабжен..."

                         1912

                             153. ДОБРЫЙ СТОРОЖ

                         За решеткой небо мглисто,
                         Мрак ползет в мою тюрьму,-
                         Засадили юмориста
                         Неизвестно почему. {1}
                         Нет свободы для движений,
                         Нет простора. Ничего!
                         Две кубических сажени
                         Откроили мне всего!
                         Лишь одна утеха: "Скоро ж
                         Подогнали под статью!!."

                         Подошел тюремный сторож,
                         Увидал печаль мою:
                         "Нужно всё изведать, барин,
                         Наши судьбы таковы".
                         - "Я вам очень благодарен:
                         Чересчур любезны вы..."
                         - "Тут у нас не так уж скверно,
                         Как покажется впервой.
                         Не печальтесь черезмерно,
                         Я вам дам совет благой:
                         Не снимайте рамы с петель,
                         Не сидите на окне,
                         Не стучите по стене..."
                         - "И за эту добродетель
                         Лезть не будут в душу мне?"
                         - "Не идите против правил!"
                         И во внешней тесноте
                         Добрый сторож предоставил
                         Целый мир моей мечте.
                         "Нет, я правил не нарушу!
                         Не затем пришел в тюрьму".
                         - "Ну, а мы не лезем в душу
                         Никогда и никому".
                         - "Я сердечно благодарен.
                         Значит, здесь - душе покой?"
                         - "И, чудной вы, право, барин,-
                         Не писатель ли какой?"

                         Октябрь 1912

     1  Это  верно.  Наш  сотрудник  поэт  Красный  действительно  в тюрьме.
Примеч. ред. "Сатирикона".

                         154. СОВРЕМЕННЫЕ РОМАНТИКИ

                                       ...Будучи прежде всего гражданами,
                                       долгом своей совести почитаем
                                       заявить о неотложной необходимости
                                       осуществления обещанных реформ
                                       на началах... манифеста 17 октября.
                                                        Из речи Салазкина

                                          Никаких романтических стремлений
                                       к свободе я в деловом мире не
                                       встретил.
                                                           Слова Коковцева
                            Романтические грезы!
                            Вас с проворством боевым
                            Оглушили паровозы
                            И унес фабричный дым...

                            Не найти былой святыни,
                            Хоть весь мир исколеси,
                            Романтизма нет в помине,-
                            Но романтики доныне

                            Существуют на Руси...
                            Где ж ютятся люди эти
                            В нашем веке деловом?
                            Заседают в комитете,
                            В комитете биржевом!

                            1913

                         155. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОДИССЕЙ

                        Как Улисс, я должен кривдой
                        Пролагать к свободе путь,
                        Чтоб меж Сциллой и Харибдой
                        Остроумней проскользнуть...
                        Жду, как он, попутных ветров
                        От богов и добрых муз:
                        В корабле любимых мэтров
                        Я везу запретный груз...
                        Я завзятый, я бывалый!
                        Но... где силы обрести,
                        Коль мифические скалы
                        Вырастают на пути?
                        Ужасает лаем Сцилла
                        (Шесть голов, двенадцать лап!),
                        Смотришь - мысли исказила,
                        Глядь - строк двадцать цап-царап.
                        А Харибда даль затмила:
                        Дымным заревом встают
                        Волны красного чернила,
                        Красной пеной обдают...
                        Рад-радешенек, конечно,
                        Коль протащишь мимо них,
                        Между этих чудищ злых,
                        Обесцененный, увечный,
                        Ампутированный стих...
                        Кроме жертвенного боя
                        Нет меж скал путей иных,
                        Ведь из спутников героя
                        Сцилла съела шестерых
                        ("Самых доблестных и сильных", -
                        Сокрушается Гомер)...
                        Сколько лил я слез обильных
                        На останки мыслей сильных
                        На изжеванный размер!..
                        Одиссей меня счастливей:
                        Он в губительном приливе
                        Выл лишь раз за жизнь свою, -
                        Я ж почти еженедельно,
                        Подавляя страх смертельный,
                        Сциллу хищную кормлю!..
                        Одиссей к заветной цели
                        Плыл, как я, с своей тоской,
                        Но, хоть бури и шумели,
                        Ведал радость и покой...
                        Он ласкал в пылу забвенья
                        И Цирцей и Калипсо,-
                        Мне ж... какие развлеченья?
                        Циркуляры да Кассо?..

                        <1914>

                            156. МУЗЕЙНЫЕ ГРЕЗЫ

                          В залах пышного музея
                          Вы ходили строги, чинны,
                          Добросовестно глазея
                          На померкшие картины.
                          Час-другой - и вы устали,
                          Томно сели на диване,
                          А мечтою всё ж витали
                          В романтическом тумане:
                          "Ах, мне кажется, что эти
                          Дамы, гранды и вассалы
                          Оживают в лунном свете
                          И скользят в безмолвьи залы..."
                          Я взглянул вам нежно в очи
                          (Карий взор мерцал испугом.):
                          "О, зачем вам сумрак ночи,
                          Коль поэт готов к услугам?
                          Прикажите музе треснуть
                          Вмиг по контурам картины -
                          Люди хмурые воскреснут,
                          Оживет уклад старинный..."

                          Вот король голубоокий,
                          Скиптром грозно потрясая,
                          Ходит плоский, однобокий,
                          Точно камбала косая;
                          Перед ним пажи и дамы
                          Клонят жухлые головки.
                          И по выходе из рамы,
                          Не меняя компоновки,
                          Гранды как-то параличны -
                          Бок им срезала картина;
                          Дамы - спереди приличны,
                          Сзади - грязная холстина...
                          Меж крестов и лат шныряют
                          Козлоногие сатиры,
                          Обнаженных нимф гоняют
                          Из аббатства на турниры,
                          Балаганят скоморохи,
                          Гунны мчатся из засады, -
                          Перепутались эпохи,
                          Нравы, стили и наряды...
                          А из зал голландской школы
                          Чрез готические арки,
                          До колен подняв подолы,
                          Грузно шествуют кухарки;
                          А за ними вслед телушки,
                          Овцы, свиньи, поросята,
                          Стаей движутся индюшки,
                          Утки, гуси и цыплята,
                          Радостно юлят собаки,
                          Боровы ломают клети,
                          Оживают рыбы, раки
                          И трепещут на паркете...
                          Живности в голландском вкусе
                          Вас особенно пленяли...
                          (Это вы потом на гусе
                          В ресторане доказали!..)

                          <1914>

                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     Красный  -  псевдоним  Константина  Михайловича  Антипова  (1883-1919),
другие псевдонимы: Зарницын, Краб, Фетин. Родился в Петербурге. Литературный
путь  начал в сатирических журналах 1905-1906 гг. Был постоянным сотрудником
"Сатирикона"  и  "Нового  сатирикона",  печатался  одновременно  и  в других
изданиях.  После  Октябрьской революции заведовал литературным отделом газет
"Беднота"  и  "Коммунар",  потом  работал  в  РОСТА. Красному (А. Зарницыну)
принадлежит  перевод  на  русский  язык  полного  текста пролетарского гимна
"Интернационал" (напечатан в "Известиях", 1919, 24 января; перевод неполного
текста  впервые  был  сделан  А.  Я.  Коцем).  В декабре 1919 г., находясь в
служебной  командировке,  заболел  сыпным тифом и умер на станции Раевка под
Уфой.  "Константин  Михайлович, - говорилось в некрологе газеты "Агит-Роста"
(12  декабря 1919 г.), - был энтузиаст своего дела, идеалист в полном смысле
слова   и  человек  редкой  доброты...  Много  молодых  поэтов  обязаны  ему
напечатанием своих первых литературных попыток".

     144.   "Стрекоза",   1908,  No  10,  с.  4.  "Союз  русского  народа" -
погромно-черносотенная     организация,    поддерживаемая    правительством;
осуществляла борьбу с революционным движением методами террора и бандитизма;
теми  же  методами пользовалась в преследовании евреев. "Русь" - см. примеч.
61-63.
     145.  С, 1909, No 2, с. 2. Перепев баллады В. А. Жуковского "Светлана".
Черные   -   черносотенцы.   Оркестрион  -  орган  с  механическим  хчнодом,
имитирующий  оркестр.  Черная  ермолка - предмет ритуальном одежды у евреев.
Эктенья - от слова "ектиния" (церковное моление).
     146.   С,   1909,   No   25,  с.  3.  Государственный  совет  -  высшее
государственное   учреждение   в   России,  формально  считавшееся  "верхней
закононодательной  палатой";  в  ней  рассматривались  и утверждались законы
после  их  обсуждения в Государственной думе. Фактически же ни один закон не
мог    получить   силы   без   санкции   царя,   являвшегося   председателем
Государственного совета (половина членов совета также назначалась царем). На
воды - па курорты с лечебными минеральными водами.
     151. Б, 1911, No 38, с. 3, подпись: Краб.
     152.  С,  1912,  No  26,  с.  2.  Сборник стихов - В. Пуришкевич, В дни
бранных  бурь  и  непогоды,  СПб.,  1912.  Геликон  (греч. миф.) - гора, где
обитали  музы;  в переносном смысле - место поэтического вдохновения. Парнас
(греч.  миф.) - горный массив, место пребывания Аполлона и муз; в переносном
смысле  - сообщество поэтов. Союз - "Союз русского народа", см. примеч. 144.
Даже  карою Мидаса. Невежественный царь Мидас, будучи, согласно мифу, судьей
музыкального  состязания  Аполлона  с Паном, отдал предпочтение Пану, за что
Аполлон  наградил его ослиными ушами; с тех пор выражение "уши Мидаса" стало
синонимом невежества.
     153. С, 1912, No 47, с. 3, в цикле "Песни в клетке".
     154.  НС,  1913, No 14, с. П. В эпиграфе цитируется речь, произнесенная
А.  С.  Салазкиным  16  августа  1913  г.  в  Нижнем  Новгороде на заседании
ярмарочного   комитета  совместно  с  директорами  банкой,  судовладельцами,
купцами  и  членами  биржевого  комитета;  в этой речи было заявлено желание
торгово-промышленной  буржуазии  участвовать  в  государственном управлении.
Присутствовавший  на  заседании  В.  Н. Коковцов оставил слова Салазкииа без
внимания.
     155.  НС,  1914,  No  8,  с.  2.  Улисс  (Одиссей) - герой поэмы Гомера
"Одиссея",  много  лет  странствовал по морям, Сцилла и Харибда (греч. миф.)
-чудовища,  обитавшие  в  Мессинском проливе; они уничтожали мореплавателей,
которые  осмеливались  пройти  через пролив; быть между Сциллой и Харибдой -
находиться  между  смертельными опасностями. Любимых мэтров запретный груз -
запрещенные  стихи  любимых поэтов. Волны красного чернила - красные чернила
цензора.  Цирцея  (греч.  миф.)  - волшебница, Калипсо (греч. миф.) - нимфа,
персонажи  "Одиссеи"  Гомера;  оба имени служат нарицательными обозначениями
красавиц. Циркуляры - распоряжения Главного управления по делам печати.
     156.  НС,  1914, No 20, с. 13. Гранды - испанские дворяне из придворной
знати. Скипетр - жезл, являющийся знаком царской (королевской) власти.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

считыватель магнитных карт
Рейтинг@Mail.ru