Анненский Иннокентий Федорович
Вторая книга отражений

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изнанка поэзии. Белый экстаз. Иуда.
    Гейне прикованный. Проблема Гамлета .
    Бранд-Ибсен. Искусство мысли.


  

Иннокентий Анненский

  

Вторая книга отражений

  
   Серия "Литературные памятники" Иннокентий Ф.Анненский, М., "Наука", 1979
   OCR Бычков М.Н.
  
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
  
   Я пишу здесь только о том, что все знают, и только о тех, которые всем нам близки.
   Я отражаю только то же, что и вы.
   Но самая книга моя, хотя и пестрят ее разные названия, вовсе не сборник. И она не только одно со мною, но и одно в себе.
   Мои отражения сцепила, нет, даже раньше их вызвала моя давняя тревога.
   И все их проникает проблема творчества, одно волнение, с которым я, подобно вам, ищу оправдания жизни.
  
  

ИЗНАНКА ПОЭЗИИ

  

МЕЧТАТЕЛИ И ИЗБРАННИК

  
  
   Кроме подневольного участия в жизни, каждый из нас имеет с нею, жизнью, лично свое, чисто мечтательное общение.
   Но здесь распоряжается уже не жизнь, а мы, ее невольники. Здесь уже мы, хотя и молча, хотя и лежа, но можем натешиться над нею вдосталь и, главное, без малейшего риска.
   Здесь каждый из нас, из центров вселенной, чувствует себя не только господином жизни, но и ее солнцем, ее единственным, лучезарным и даже как-то неумеренно благотворным солнцем.
   И чем ничтожнее моя роль в настоящей жизни, чем бесцветнее самый фон моего существования, тем ярче будет сиять мое сентиментальное, мое щедрое, мое великодушное и прекрасное солнце.
   Прочитайте "Белые ночи" Достоевского. Там под видом бедно одетого канцеляриста вас займет один из несомненнейших царей вселенной. И, когда этот безыменный ранним летом пробирается по улицам опустевшего Петербурга, вы непременно отличите его по землистому цвету лица, потерянному взгляду и озабоченно-рассеянной походке. Этот человек любит дома, он дружен со старыми петербургскими домами1 и молча говорит с ними в томительно-долгий закат жаркого петербургского дня. Но еще больше любит нашу холодноватую белую ночь, и деревянный забор, и ограду церкви, и чьи-то поспешные шаги по рыхлому берегу реки Ждановки.
   В жизни этот человек только уступает, и в бескорыстии, в присужденности этих уступок есть для него даже особая, меланхолическая сладость. Его двоюродный брат Дарданелов2, кажется, несколько позже преподавал географию в уездном училище того города, где судили Митеньку Карамазова, и хотя мать Коли Красоткина не подавала ему определенной надежды, но Дарданелов терпеливо ждал, и Дарданелов был счастлив.
   Но тот давний мечтатель еще не был знаком со вдовою чиновника Красоткина.
   Он рассказывал свои сны только Настеньке, и Настенька плакала, потому что ей было жаль Дарданелова и жаль самой себя, а главное, потому, что она ничего не понимала в упоении его мечтаний.
   Глупенькая Настенька любила только жизнь, а в мечтах ее друга жизни-то именно и не было вовсе, а было только подполье, да еще фразы из какого-то романа, безбожно зачитанного мечтателем, хотя на книге и значилось весьма ясными литерами: "Из книг Антона Антоновича Сеточкина"3. И зачем только говорил Настеньке ее новый друг о том, что было так хорошо, пока только думалось? И куда же девались те внутренние и чистые слезы, тот восторг беспредметного великодушия, та прелесть безболезненной жертвы, которые он переживал в подполье? Пускай Настенька не видела или не захотела видеть ни бедного содержания снов своего странного приятеля, ни наивной и исступленной эгоистичности его романов, дело в том, что они прозвучали, -- и тем осуществились. Мечтателю стало ясно, что конец их уже близок. Настенька думает, что это будет хороший конец, брачный конец. Для нее мечты вовсе не были монархией ее друга, а только грустным его одиночеством. Но Настеньки не распоряжаются жизнью мечтателей. Да и на что мечтателям счастье?
   Даже ласка, простая женская ласка, и та обходит мечтателей. Зато в их процессе есть какая-то зоологическая стихийная неизбежность.
   Мохнатая гусеница, для которой весь мир заключался в зеленой жвачке ее мечтаний, если ее вовремя не раздавили, фатально должна была окуклиться на своем старом мочальном диване под паутиною томительно желтых стен, окуклиться, чтобы потом хоть на какой-нибудь день, но обратиться в бабочку с мертвой головой на белых крыльях. Приезд жениха был только излишней жестокостью. Он мог бы и не петь Настеньке на набережной реки Ждановки "Rosina -- Ro-si-i-i-na"4. Все равно мотыльку жизни больше дня не полагается. Судьба мотылька не в том, чтобы любить, а в том, чтобы засыхать на пыльном стекле подполья, сжав в почтовый листик свои крылышки и созерцая, и, может быть, не без высокомерия, булыжники темного петербургского двора.
   Достоевский рано осудил мечтателя, потому что он его пережил, а главное, потому что мечтатель боится жизни; потому что мечтатель наивен, сентиментален и как-то размякло добр.
   Но на мириаду мечтательных червей и сохлых мотыльков жизнь облюбовывает иногда и одного избранника, облюбовывает, если увидит, что это не балаганный царь мечты, а ее безумец, ее мученик. И тогда избранника этого по классической традиции до сих пор называют уже не мечтателем, а творцом, даже изящнее, поэтом, с притязательно книжным о в безударном слоге.
   Оставляя свободно царствовать мохнатых гусениц, жизнь не знает жалости, когда в мечтательное общение с нею войдет эта печальная особь двуруких.
   Мечтатель любит только себя, он чувствует только царя вселенной.
   Поэт, напротив, беззаветно влюблен в самую жизнь. Поэту тесно в подполье и тошно, тошно от зеленой жвачки мечтателей.
   Он хочет не только видеть сон, но запечатлеть его; он хочет непременно своими и притом новыми словами рассказать, пусть даже налгать людям о том, как он, поэт, и точно обладал жизнью. Высокое и святое в мечте становится в словах мечтателя пошлым и жалостно-мелким. Наоборот, алмазные слова поэта прикрывают иногда самые грязные желания, самые крохотные страстишки, самую страшную память о падении, об оскорблениях.
   Но алмазные слова и даются не даром. Облюбовав человека, который любит ее не на шутку, жизнь раздразнит его соблазнами, она истомит его, как любовница, то упрямо-ускользающая, то вдруг опьянело-сомлевшая. Хуже: еще до наступления его рокового и любострастного сна жизнь заставит поэта сознать воочию и с болезненною ясностью, что он не только не царь вселенной, но, наоборот, бессильнейшая и ничтожнейшая часть ее же, любимой им жизни, мизинец ее ноги, что он лишь безразличный атом, который не только не вправе, но и не властен обладать поглотившим его миром. И вот в награду за ряд разочарований, может быть, падений, за терпеливо сносимые обиды, покидая наутро постель своего призрачного любовника, жизнь оставляет ему несколько символов. -- Прочитай людям эти метафоры, и ты уверишь их, что я точно была в твоих объятиях, уверишь, что это ты заставил меня стать прекрасной и ритмичной, и что эти символы даны тебе в залог нашего будущего свидания. Прочитай им твои метафоры, и завтра, глядя на меня и узнавая меня в твоих символах, люди сами будут повторять, что ты был моим счастливым любовником. Может быть, твоя любовь еще ни разу не была более тщетной, более поруганной, чем в эту ночь. Но утешься. Завтра твое тщеславие будет насыщено завистью твоих друзей и удивлением мохнатых гусениц.
   Достоевский рассказал нам про мечтательного червяка. У него же находим мы и ценный комментарий к психологии людей, которые творят. Кто бы вздумал, кажется, искать этого комментария в "Преступлении и наказании", но именно там-то я и прочел те страницы, которые подсказали мне почти все, что я сказал о поэтах выше.
   Помните вы, как Родион Раскольников, еще не убийца, но уже болезненно-влюбленный в не дающуюся ему жизнь, уже отравленный мечтой о дерзании, которое должно сделать его господином этой жизни, встречается на Конногвардейском бульваре с пьяной девушкой.
  
   Она, должно быть, девушка очень молоденькая, шла по такому зною простоволосая, без зонтика и без перчаток, как-то смешно размахивая руками. На ней было шелковое, из легкой материи ("матерчатое") платьице, но тоже очень чудно надетое, едва застегнутое <...> разорванное; целый клок отставал и висел, болтаясь. Маленькая косыночка была накинута на обнаженную шею, но торчала как-то криво и боком. К довершению девушка шла нетвердо, спотыкаясь и даже шатаясь во все стороны. Эта встреча возбудила, наконец, все внимание Раскольникова.
   Он сошелся с девушкой у самой скамейки, но, дойдя до скамьи, она так и повалилась на нее в угол, закинув на спинку скамейки голову и закрыла глаза, по-видимому от чрезвычайного утомления. Вглядевшись в нее, он тотчас же догадался, что она совсем была пьяна. Странно и дико было смотреть на такое явление <...> Перед ним было совершенно молоденькое личико, лет шестнадцати, даже, может быть, только пятнадцати, -- маленькое, белокуренькое, хорошенькое, но все разгоревшееся и как будто припухшее <...> а в стороне, шагах в пятнадцати, на краю бульвара, остановился один господин, которому, по всему видно было, очень бы хотелось тоже подойти к девочке с какими-то целями. Он тоже, вероятно, увидел ее издали и догонял, но ему помешал Раскольников. Он бросал на него злобные взгляды, стараясь, впрочем, чтобы тот их не заметил, и нетерпеливо ожидал своей очереди, когда досадный оборванец уйдет. Дело было понятное. Господин этот был лет тридцати, плотный, жирный, кровь с молоком, с розовыми губами и с усиками, и очень щеголевато одетый. Раскольников ужасно разозлился; ему вдруг захотелось как-нибудь оскорбить этого жирного франта. Он на минуту оставил девочку и подошел к господину.
   -- Эй вы, Свидригайлов! Вам чего тут надо? -- крикнул он, сжимая кулаки и смеясь своими запенившимися от злобы губами5.
  
   Здесь происходит перелом сцены, потому что именно этим словом "Свидригайлов" осуществил Раскольников мечтательное обладание жизнью. Найден был разрешительный символ для той мечты-загадки, которая мучила Раскольникова уже много дней подряд. Обладанье жизнью получило эмблему жирного и женоподобного франта на стоике около пухлого и уже пьяного ребенка.
   Пускай Раскольников возбуждает себя злобой и красноречием, но реальный факт после этого слова уже тает. Жизнь увлекает Раскольникова дальше, как Мефистофель, не давая ему опомниться.
   Раскольникову нужно иго, ему мечтается новый, еще не испытанный нарыв на сердце: теперь он уверен, что возьмет жизнь и что эта жизнь даст ему новое слово; а может быть, ему уже мерещится Лазарь6... Теперь Раскольников станет наконец и сам той жизнью, которая все уходит от него куда-то. А для этого он пойдет сейчас же к ней туда, в самую гущу, в самую грязь... Он сам станет грязью, если именно этим можно взять жизнь, слившись с нею. Он убьет эту мечту... Ведь, в сущности, самую устранимость закладчицы уже давно таят в себе все эти капитальные дома Екатерининского канала с их каютами, притонами, беременными Лизаветами и жуткими подворотнями, где всего несколько ступенек отделяет мечтателя от самого подлинного, самого непреложного обладания жизнью в виде топора, который дворник запрятал под какую-то рвань.
   Раскольников не был поэтом, но поэтом был Достоевский, и это он не мог не размыкать снедавшей его болезни творчества по больным детям своей фантазии; это он не мог не заразить их своею мукой. И лучше всех, кого я знаю по крайней мере, показал нам именно Достоевский, что значит быть влюбленным в жизнь; показал и как она играет, как исступленно тешится жизнь над теми, кто любит ее не скромной и смешной любовью гусеницы, а безумным желанием раствориться в ней до конца.
  

СИМВОЛЫ КРАСОТЫ У РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

  
   Поэты говорят обыкновенно об одном из трех: или о страдании, или о смерти, или о красоте. Крупица страдания должна быть и в смехе, и даже в сарказме, -- иначе поэт их никогда себе не усвоит. Но с особой охотой поэт симулирует страдание. Симулирует, конечно, как поэт, т. е. творчески, прекрасно, со страстью, с самозабвением, но все же только симулирует. Из похорон элегии не выкроишь. Надо еще вообразить и пожалеть себя в гробу.
   Поэзия с ее розовыми слезами и нежной жалостью поэта к самому себе, пускай не реальному, не личному себе, а лишь такому, который с призрачной страстностью готов жить решительно за всех, -- поэзия, говорю я, есть в сущности самое яркое отрицание подлинного страдания и жгучего сострадания. Мука не может жить за других, да еще призрачно, потому что сама она вся -- тупость, вся -- непосредственность минуты: она стонет, скрежещет, она проклинает и иногда покоряется, но всегда только с неделимою и с несообщаемой подлинностью.
   Состраданию тоже не до слов. Сострадание не грезит Прометеем на скале: оно должно молча разматывать бинты, пока долото хирурга долбит бледному ребенку его испорченные кости.
   И нигде трагическая роль поэзии не обнаруживается с такой яркостью, как именно в изображениях муки. Ведь поэт влюблен в жизнь, ведь он хотел бы разлиться в мире, ведь он воображает, что он и точно стал этим миром, и все это -- только иллюзия. Не поэт стал жизнью, -- наоборот, жизнь принизилась, сузилась до него, так часто смешная и даже нелепая, если сравнишь ее с настоящею. И вот там, где поэт чувствует, как ему кажется, только чужую муку, на деле красуется и расцветает лишь один безысходный эгоизм, пусть ни для кого не обидный и даже всех утешающий эгоизм, но столь же чуждый истинному, действенному состраданию, как и его тупой и сытый собрат.
   Идея смерти тоже всегда привлекала к себе поэтов. И на это есть, по-моему, серьезная психологическая причина, даже две причины.
   Дело в том, что страх человека перед смертью глубоко эгоистичен, и уж этим одним он интимно близок поэзии. С другой стороны, идея смерти привлекательна для поэта простором, который она дает фантазии. Реми де Гурмон {1} давно уже заметил, что наш интеллект никак не может привыкнуть к обобщению идеи смерти с тою, которая, казалось бы, особенно ей близка, т. е. с идеей небытия (du neant). Здесь поэзия является именно одною из сил, которые властно поддерживают эту разобщенность. Дело в том, что поэт влюблен в жизнь, и таким образом смерть для него лишь одна из форм этой многообразной жизни. Le neant получает символ, входящий в общение с другими, и тем самым ничто из ничто обращается уже в нечто: у него оказывается власть, красота и свой таинственный смысл.
   Но всего любопытнее проявление в поэзии идеи красоты.
   Поэзия возникает из мечтательного общения человека с жизнью. Отсюда понятно, что идея красоты не может оставаться в ней одной чистою идеей. Красота обращается в чувство и в желание поэта и живет в поэзии как нечто гораздо более конкретное, сложное и, главное, более узкое, чем в словаре, чем в мысли.
   Стендаль где-то назвал красоту обещанием счастья (la promesse de bonheur) {2}. В этом признании и можно найти один из ключей к пониманию поэтической концепции красоты вообще. Красота для поэта есть или красота женщины, или красота как женщина.
   Во всяком случае, именно этой красоты мы невольно ищем в поэзии, и как раз в этом смысле красота составляет противовес к идеям муки, самоограничения, жертвы, которые, как мы уже видели, тоже питают поэзию. Жизнь, составляя предел для поэтической грезы и делая ее не только содержательной, но серьезной и глубокой, а главное -- живою к заразительной, -- эта жизнь как бы заботится о равновесии в душе человека, когда душа воспринимает поэзию. Отрицательная, болезненная сила муки уравновешивается в поэзии силою красоты, в которой заключена возможность счастья. При этом идеи муки и красоты иногда сближаются, и сочетания их вызывают при этом своеобразные символы, но мы не перестаем и тогда чувствовать их исконное противоречие друг другу. В поэзии, как и в жизни, красота и мука не нейтрализуются, -- они дают только более или менее интересные сплетения.
  

II

  
   Мой непосредственный интерес -- символы красоты у тех русских писателей, чьи нам особенно милы и важны слова.
   Всякий раз, как я принимаюсь читать Пушкина, мне кажется, будто этот поэт мыслил о женской красоте лишь эстетически.
   Гений чистой красоты {3} положительно слепит меня своим нестерпимым блеском. Но таково бывает только первое впечатление. Через всю поэзию Пушкина проходит в сущности совсем другое, более жизненное отношение к красоте. Красота определеннее дружила с его желанием. Она юмористичнее окрашивала самые сны его {4}.
   Красота для Пушкина была что-то самодовлеющее и лучезарно-равнодушное к людям. Мимолетное видение, гений чистой красоты, равнодушная природа5, точащая сияние свое на могилу поэта, -- все эти символы не лишены скорбного сознания, что красота живет своей особой и притом непонятною и чуждою нам жизнью и что чем более нужна она мне, тем менее я ей нужен. Прибавьте к этому -- темперамент поэта: это ненасытное, некрасивое, даже пугающее красоту негритянство, которое сам поэт отлично сознавал и которым он болел (см. его лирику).
   Отношение Пушкина к красоте характерно проявилось как в его образных, так и в чисто субъективных его символах.
   От Черномора-поэта, влюбленного в красоту-Людмилу и совершенно не нужного ей, его веселой и равнодушной пленнице, и вплоть до самопризнаний в стихах, обращенных к Наталье Николаевне Гончаровой, мы почти всегда видим в поэзии Пушкина или посрамление поэта, или лишь призрачную победу его над красотой.
   Онегин был нужен Татьяне только для ее самоопределения. С первой встречи Татьяна стала уже где-то над ним, и только болезненно сознаваемое Пушкиным тщеславие его героя оставляло Онегина так долго незрячим перед исключительной красотой этой девушки. Марина -- это, вероятно, самый яркий из пушкинских символов прекрасного равнодушия, а Дон Жуан так же далек от обладания последней из любимых им женщин, как и герой "Русалки", который, в конце концов, тоже погибает от чар когда-то соблазненной им девушки. И тут вовсе не возмездие, а лишь особая пушкинская концепция красоты в виде холодной и могучей русалки. Любовь Пушкина к жене была как бы довершением или, точнее, жизненным осуществлением того взгляда на красоту, который проходит через всю его поэзию. Пушкин так же мало и так же неполно владел этим сияющим равнодушием, этой самодовлеющей и холодной красотой, как и его герои. И смерть как нельзя более вовремя освободила Пушкина от самого горького из разочарований.
   Концепция красоты у Лермонтова характерно разнится от пушкинской. В этой поэзии, наоборот, красота, как одна из форм жизни, являлась прежде всего вызовом.
   Символы Лермонтова вообще кажутся тревожными, и почти всегда в них таится угроза и вызов сильному или хотя бы только отважному врагу. Парус зовет бурю, Казбек грозит человеку, мцыри борется с барсом. Даже мертвый опричник на снегу вызывающе-грозен, и, когда Лермонтов сравнивает его с сосенкой, под смолистый корень подрубленною, нам страшно не потому, что убили человека, а именно потому, что Калашников срубил дерево из священного леса.
   Сарказмы Грозного менее пугают нас: напротив, они даже разряжают грозовую напряженность минуты. Красота женщины была для Лермонтова тоже вызовом. Жизнь как бы говорила ему через красоту: "Возьми меня, но знай, что это нелегко и опасно". А он отвечал: "Да, я принимаю твой вызов. Но мне не надо того счастья, которое обещает мне твоя красота".
   В "Тамани" вызов особенно ярок. В сущности, там нет даже ничего, кроме этого вызова. Девушка в полосатом платье, а потом в одной рубашке и только подпоясанная платочком, без имени, но с обжигающими губами, вся ускользающая, гибкая, призывная, породисто-страстная, кто она, откуда она, зачем она? Ведь это даже не соблазн, и уж ни тени, конечно, нет здесь самоутешения. А кто увидел бы в Тамани что-нибудь похожее на интригу? Вон Стендаль записывает себе в дневник, что перед свиданием необходимо выспаться.
   Вон -- подруга чичисбея6 приходит к нему, сняв все украшения, которые могли бы уколоть ее неопытного любовника; а один из героев Гюисманса7, так тот, ожидая свою даму, никогда перед интересным часом не забывает даже о своевременном удалении возможной помехи в виде подтяжек. Этим людям действительно нечто обещано. Но Лермонтову красота лишь мимоходом бросает вызов, и этого достаточно. В лодке, так в лодке. Только смотри, кобылица, чья возьмет! Вызов таится и в красоте Бэлы, для которой надо украсть и которую надо украсть. А от счастья с Мери Печорин отказывается так же высокомерно, как равнодушен он, бросая в волны свою ундину. Из глубины монастырской кельи красота Тамары бросает вызов Демону. Риск, безумная страсть к наживе, трагедии на почве кровных уз, -- все эти конфликты родятся у Лермонтова около красоты. У него она -- одно из осложнений жизни, одна из помех для свободной души.
   Поэзия Лермонтова отзвучала слишком рано, чтобы его мечтательное отношение к жизни можно было назвать вполне сложившимся. По-моему, он не успел даже самоопределиться. Но путь для этого самоопределения поэт выбрал поистине необычный -- это был путь смелых. Стендаль дал ему позу, но эта поза не шла к поэту. Французский буржуа наполеоновской формации носил в душе идеал рыцаря-завоевателя, рыцаря-скопидома. Сообразно с этим смотрит Стендаль и на красоту. Влюбленный в Симонетту8, он не забывает копировать в свой дневник, и со всеми ошибками при этом, ее итальянские записочки. Он как бы заранее учитывает свою победу для своей же будущей славы: вернувшись в Париж, он покажет дневник Фору {9}, -- et cela sera, peut-etre, pour la posterite {И вот это будет, быть может, для потомства (фр.).}. Стендалю красота обещает, действительно, счастье, а что обещает она Лермонтову? Разве он это знает? Может быть, только смерть. Нет, в Лермонтове жил не наследник серебряных легионов Траяна10, а разбойник, и притом не столько шотландский, сколько степной русский разбойник, и женщина со своей красотой была для него в этот первый творческий период, по крайней мере, и который только случайно стал и его последним, -- женщина была для него, говорю я, лишь деталью борьбы.
   Когда я читаю в песне о Стеньке Разине, как чествовал он когда-то Волгу персидской царевной, я невольно думаю именно о Лермонтове.
   В Гоголе жил ипохондрик, больной аскет. Красота была для Гоголя близка к несчастью. Самая любовь не давала Гоголю особого наслаждения. На его, гоголевской, красоте и, действительно, лежит какой-то отдаленно-дразнящий, но вместе страдальческий отпечаток. Красотой для Гоголя была его Катерина, бледная и обреченная жертва колдуна, это была его избитая панночка, его измученная голодом полячка11. Это были олицетворения осиленной и сдавшейся красоты-муки. Поднимитесь ступенью выше, и недостижимую красоту даст вам уже только опий, или она будет сиять на вас с полотна.
   Во всяком случае, красота никогда не только не давала, но и не обещала Гоголю счастья. Напротив, он любил ее лишь осиленной и смотрящей скорбно, а не то красота становилась даже только призрачной, такая, чтобы и локонов было не отличить от завитков дыма, красота Улиньки в мечтах курящего трубку Тентетникова12, такая воздушная, чистая и далекая красота, что она даже не дразнит.
   Но едва ли был еще другой русский писатель, который бы с такой полнотой, с таким самозабвением умел уходить под обаяние женской красоты, как Тургенев. Несмотря, однако, на длинную вереницу красивых женщин, которые проходят перед нами в его рассказах и романах, психологический мотив отношения Тургенева к женской красоте крайне однообразен. Если разбойничья песня напомнит вам, как глядел Лермонтов на случайно осиленную им красоту, как он, в сущности, ее презирал, то символ любви Тургенева вы найдете разве в былинах. Среди этих скучных степных сказок, где раздвоенные стихи чередуются бесконечно и томительно, точно покачивания верблюда или люлька казацкого седла, -- есть одна, в которой изображается удалая поляница. Богатырь ошарашивает ее раз по разу своей шалыгою подорожной, а красавице чудится, что это комарики ее покусывают. И вот, чтобы прекратить это надоевшее ей щекотанье, Настасья Микулична опускает богатыря и с его конем в свой глубокий карман. Приехав на отдых, она, впрочем, уступила женскому любопытству и, найдя богатыря по своему вкусу, предложила ему тут же сотворить с нею любовь13. Конец был печален, но не в конце дело. Богатырь, посаженный в женский карман да еще вместе с лошадью, вот настоящий символ тургеневского отношения к красоте. Красота у него непременно берет, потому что она -- самая подлинная власть. Красота у него обезволивает, обессиливает, если не оподляет мужчину тем наслаждением, которое она обещает. И это уже не простое обещание сделать счастливым, как у Стендаля, а тургеневское сознание красотой своей власти, даже более -- наглость властной красоты. Мужчины -- жертвы красоты, все эти любители свежих булок, бригадиры, Санины, Ергуновы14... иногда, правда, протестуют, но тогда они платятся за это жизнью, как Аратов15 или Базаров. Надо ли перечислять красавиц? Иногда они, правда, оставались без жертвы, как Сусанна16. Но тогда Тургенев давал им позже второе существование. Сусанна оживала в Кларе Милич и получала-таки наконец свое, хотя бы и после смерти. Кроткая красота у Тургенева нас как-то не впечатляет. Она -- бог знает что. Она -- живые мощи. Зато Первая любовь кажется царицей и когда ее бьют.
   Даже не властвуя, женщина Тургенева всегда смела или, по крайней мере, сильна: такова Лиза, такова Елена17. Марианна тоже переживает Нежданова и находит-таки свою дорогу. Умер Нежданов, пошел на каторгу Маркелов, и тогда Марианна, наконец, успокоилась на Соломине, -- три жертвы -- это уже не так мало для очаровательной девушки с попугаем и идеалами18.
   Власть видел в красоте и Достоевский, но это была для него уже не та пьянящая власть наслаждения, для которой Тургенев забывал все на свете, а лирически приподнятая, раскаянно-усиленная исповедь греха. Красота Достоевского то каялась и колотилась в истерике, то соблазняла подростков и садилась на колени к послушникам. То цинически-вызывающая, то злобно-расчетливая, то неистово-сентиментальная, красота почти всегда носила у Достоевского глубокую рану в сердце; и почти всегда или падение или пережитое ею страшное оскорбление придавали ей зловещий и трагический характер. Таковы Настасья Филипповна, Катерина Ивановна, Грушенька и Лиза, героиня "Бесов".
   Красота всех этих девушек и женщин, но странно -- никогда не замужних, если красота их точно должна быть обаятельной, -- не имеет в себе, в сущности, ничего соблазнительного. Правда, карамазовщина наложила на Грушеньку своеобразный отпечаток, но внешний момент ее характеристики мало удался Достоевскому, да и хотел ли он дать нам почувствовать обаяние Грушеньки? Во всяком случае наружность Грушеньки напоминает скорее паспорт ярославской крестьянки. Лизавета Смердящая вышла куда рельефнее Грушеньки. Зато Настасья Филипповна, Аглая и другие как-то уж слишком великолепны. И при этом они не только сеют вокруг себя горе, но даже сами лишены отрадного сознания своей власти. Это прежде всего мученицы, иногда веселые, дерзкие, даже расчетливые, но непременно мученицы. В женщине, правда, Достоевский красоту все же допускал и даже, пожалуй, по-своему любил. Но красивые маски мужчин, как Ставрогин и Свидригайлов, были ему отвратительны и страшны, хотя страшны и совсем по-другому. Если у женщины красота таила чаще всего несчастье, рану в сердце, глубокое и мстительное оскорбление, то в мужчине красота заставляла предполагать холодную порочность. Юлиан Мастакович19 на елке -- вот что такое красивый мужчина в творчестве Достоевского. Катерина Ивановна истерической силой своей красоты погубит Митеньку, но Свидригайлов видит во сне ребенка, которого он оскорбил и довел до самоубийства. Красота женщины у Достоевского -- это сила, это -- угроза, это, если хотите, даже ужас, в ней таятся и муки и горе. Но красота мужчины масочна, и за нею всегда ищи или зверства, или низкой похоти, она фальшива, она ненужна, и потому она развратна.
   Толстого в молодости редко занимал вопрос о красоте. Только в одной из ранних повестей попробовал он заняться анализом ее обаяния, и там красивая женщина оказалась сильнее "юнкиря"20.
   На этом опыте Толстой тогда и остановился. Только позже, уже начиная с "Войны и мира", для Толстого красота определилась в качестве хитрого врага.
   "Прикидываясь моей добычей, этот враг хочет меня погубить, но я разгадал его фортель, и придет время, когда я с ним посчитаюсь". Красавица Элен поймала Пьера, но медвежонок вырос и окреп в ее объятиях, и он от нее ушел. Сама же красавица умерла, и смерть ее была самая безобразная и страшная. После "Войны и мира" добычей Вронского соблазнительно прикинулась Анна Каренина, но и эта в конце концов оказалась осиленной. Был ли то Вронский или она сама? Нет, это вся спутанная ею в угоду страсти и на потеху красоте, спутанная и смятая жизнь наконец возмутилась и толкнула Анну под поезд. Женская красота для Толстого должна быть непременно скромной, как фиалка, и прятаться под большими полями шляпы. Красоте в жизни полагается лишь одна минута надежды на счастье, пока шляпа с большими полями и pince-nez {Пенсне (фр.).} ученого склоняются над так и не названным грибом21. Не удалось -- скройся, подурней и оставайся на всю жизнь общей тетушкой, Софи из "Войны и мира".
   Удалось -- рожай и корми, корми и рожай.
   Музыки даже не слушай, один бог знает, что еще может из музыки выйти!
   Следующий акт в борьбе Толстого с красотой разыгран в "Крейцеровой сонате". Его заполняет красивая женщина, убитая за прелюбодеяние, может быть, даже за одно кокетство; главным же образом и не за прелюбодеяние, и не за кокетство, а за то, что Толстой с молодости не может видеть женского стана, обтянутого джерси. Это его каприз, это -- идиосинкразия великого человека. Наконец, последним фазисом победоносной борьбы Толстого с женской красотой являются две "женщины" из романа "Воскресение", одна в публичном доме и потом на каторге, другая среди блестящего общества, в ложе, где она глазами напрасно пытается склонить облюбованного ею человека к привычному для нее самой акту.
  
  

ЮМОР ЛЕРМОНТОВА

  
   Мечта Лермонтова не повторилась. Она так и осталась недосказанной. Может быть, даже бесследной, по крайней мере, поскольку Толстой, единственный, кто бы еще мог ее понять, рано пошел своим и совсем другим путем.
   Как все истинные поэты, Лермонтов любил жизнь по-своему. Слова любил жизнь не обозначают здесь, конечно, что он любил в жизни колокольный звон или шампанское. Я разумею лишь ту своеобразную эстетическую эмоцию, то мечтательное общение с жизнью, символом которых для каждого поэта являются вызванные им, одушевленные им метафоры.
   Лермонтов любил жизнь без экстаза и без надрыва, серьезно и целомудренно. Он не допытывался от жизни ее тайн и не донимал ее вопросами. Лермонтов не преклонялся перед нею, и, отказавшись судить жизнь, он не принял на себя и столь излюбленного русской душой самоотречения.
   Лермонтов любил жизнь такою, как она шла к нему: сам он к ней не шел. Лермонтов был фаталистом перед бестолковостью жизни, и он одинаковым высокомерием отвечал как на ее соблазны, так и на ее вызов. Может быть, не менее Бодлера Лермонтов любил недвижное созерцание, но не одна реальная жизнь, а и самая мечта жизни сделала его скитальцем, да еще с подорожною по казенной надобности1. И чувство свободы и сама гордая мысль учили, что человек должен быть равнодушен там, где он не может быть сильным.
   Не было русского поэта, с которым покончили бы проще, но едва ли хоть один еще, лишь риторически грозя пошлости своим железным стихом2, сумел бы, как Лермонтов, открывать ей более синие дали и не замечать при этом ее мерзкого безобразия. Не было другого поэта и с таким же воздушным прикосновением к жизни, и для которого достоинство и независимость человека были бы не только этической, но и эстетической потребностью, не отделимым от него символом его духовного бытия. Лермонтов умел стоять около жизни влюбленным и очарованным и не слиться с нею, не вообразить себя ее обладателем ни разу и ни на минуту.
   О, как давно мы отвыкли от этого миража!
   Русский поэт впервые отпраздновал свой брак с жизнью, а точнее, принял ее иго в тот день, когда Гоголь произнес не без позы страшное слово Пошлость. С тех самых пор жизнь стала для нас грязноватой бабой, и хотя такое сознание бывает подчас и очень обидным, но мы утешаемся тем, что, по крайней мере, у нас у каждого есть теперь теплый угол, куда можно спрятаться, и где разве тараканы помешают умозрению. Теплый угол наш не лишен и сентиментальных развлечений, но особенно донимает нас баба двумя: мы то и дело должны играть с нею или в Покаяние, или в Жалость. И надо отдать нам справедливость, хотя мы и делаем это иногда несколько засаленными картами, но исступленно. Бывают, правда, и попытки сбить с себя бабьи путы, но баба, хотя и грязновата, а прехитрая.
   Недавно у Чехова мы ее положительно не узнали, так она разрядилась и надушилась даже. А кто не читал таких страниц Толстого, которые просто-таки дурманят нас миражем господства над жизнью?
   Какая уж тут баба! Ну, право же, Толстой участвовал в творении! Но, увы! Вглядитесь пристальнее в написанное Толстым и вы с тоскою заметите, что как раз эти-то особо обаятельные для нас страницы своей красотой наиболее разуверяют человека в возможности сохранить свою особость, свою мысль -- быть собою, пусть может быть миражным, но единым и несоизмеримым. Нет, -- говорят они, -- будь конем и бубенцами, будь белой пургой, будь каляным бельем, которое мертво трепыхается сквозь эту пургу на обледенелой изгороди3, живи за всех, думай за всех, только не за себя, потому что все допустимо, все, может быть, есть и на самом деле, только не ты, понимаешь ли -- не ты!
   Толстой не мог изобрести для своего буддизма символа страшнее и безотраднее, чем его труд. Эстетически этот труд, им обожествленный, есть лишь черный камень Сизифа4.
   Катайте его, люди, до устали и без устали. Множьтесь, если уж так хотите, но лишь затем множьтесь, чтобы успешнее, т. е. безнадежнее, катать свой камень. Это во всяком случае поможет вам не думать, а главное, поможет каждому из вас не сознавать себя самим собою. Это поможет вам даже примириться с единственным остатком самости, который я еще оставляю вам, т. е. страхом смерти. Да и зачем вам еще своя мысль, люди, когда я, ваш пророк, один за всех и раз навсегда передал вам мое великое отчаяние? Этого ли вам мало?
   О, пророк! Магомет оставил своим людям, по крайней мере, черную Каабу5. И вот правоверные идут со всего мира к ней: они разуваются, целуют камень, они плачут, но потом все-таки уходят к себе курить наргиле6 и целовать своих гурий. Но зачем же хочешь ты, о, пророк наш, чтобы мы и молились на черный камень Сизифа и беспрерывно катали его?..
   Достоевский болел, и много болел, и притом не столько мукой, сколько именно проблемой творчества. Черт все хотел осилить его, раздвоив его я: divide et impera {Разделяй и властвуй (лат.).}. Юноша Достоевский дебютировал Голядкиным, и почти старик ушел от нас в агонии Ивана Карамазова. В промежутке уместилась целая жизнь, и какая жизнь, но Достоевский все же удалился осиленным.
   В Иване последняя карта была бита, и напрасно вчерашний послушник с румяными щеками пойдет еще на поминки есть блины в недрах штабс-капитана Снегирева7. Черт сделал свое дело чисто, и Достоевский кончился.
   И так исполины боролись; не побеждая, исполины все же успевали вас морочить. Но поистине плачевна была после Гоголя судьба слабых и лишь неумеренно чутких душ.
   Чехов соблазнился перспективой овладеть жизнью на почве своей изощренной чувствительности. Он задумал наполнить эту жизнь собою, населить ее своими настроениями, призраками, все маленькими Чеховыми.
   И, господи, как безмерно пуста должна была, вероятно, подчас казаться Чехову его душа, столь легкомысленно и бесплодно размыканная по желтым ухабам Москвы, по триповым диванам, пятнам скатертей, ошибкам телеграфистов и лысинам архиереев!8 Чехов был сластолюбив, и жизнь, защекотав и заласкав его, ушла от него осиленная и неразгаданная, ушла, оставив между его сбитых подушек только свои нежные и раздушенные перчатки. И вот, смутно сознавая, что это что-то да не то, Чехов сжимает в теплой и влажной руке чахоточного эти перчатки, но ему только тоскливо и страшно.
   Как странно после всех этих писателей читать снова Лермонтова, особенно прозу Лермонтова.
   То ли обещала нам, кажется, эта крошечная "Тамань"? Недаром же Чехов так любил именно "Тамань" и так бесплодно мечтал написать вторую такую же. Сколько надо было иметь ума и сколько настоящей силы, чтобы так глубоко, как Лермонтов, чувствуя чары лунно-синих волн и черной паутины снастей на светлой полосе горизонта9, оставить их жить, светиться, играть, как они хотят и могут, не заслоняя их собою, не оскорбляя их красоты ни эмфазом слов, ни словами жалости, -- оставить им все целомудренное обаяние их безучастия, их особой и свободной жизни, до которой мне, в сущности, нет решительно никакого дела. Или в последней сцене покинуть на берегу слепого мальчика, так и покинуть его тихо и безутешно плачущим и не обмолвиться напоследок ни словом о родстве своем с этим одиноким, этим бесполезно-чутким, мистически-лишним созданием насмешливого бога гениев.
   Господа, я не романтик. Я не могу, да вовсе и не хотел бы уйти от безнадежной разоренности моего пошлого мира. Я видел совсем, совсем близко такие соблазнительные бездны, я посетил -- и с вами, с вами, господа, не отговаривайтесь, пожалуйста, -- такие сомнительные уголки, что звезды и волны, как они ни сверкай и ни мерцай, а не всегда-то меня успокоят10.
   Но сила всегда нравится, и, если смешно спорить с прошлым, а тем более звать его -- и откуда, я бы хотел это знать, может оно придти, -- то иногда им, этим прошлым, трудно не залюбоваться.
   Цельность лермонтовской мечты для меня, по крайней мере, обаятельна.
   Право же, успокоительно думать, что еще так недавно люди умели любить жизнь, не размыкиваясь по ней до полной выморочности, до того, что у них нет уже ни одного личного ресурса, кроме того, что каждый боится именно своей смерти11. Так нравятся у Лермонтова эти точно заново обретенные вещи-мысли: лицо слепого, паутина снастей, тихо сидящая на берегу белая женская фигура, законность нашего безучастия к тому, о чем мы только говорим, и т. д.
   Эти вещи-мысли бывают иногда значительны, но всегда и непременно они светлы и воздушны. Вот в чем их обаяние.
   И невольно поражают нас эти вещи-мысли после столь обычных и неизбежных теперь вещей-страхов, вещей-похотей с их тяжелой телесностью навязчивых, липких, а главное, так часто только претенциозных.
   Лермонтов понимал, что если он хочет сохранить свое творческое я, то не надо идти в кабалу к жизни всем своим чувствилищем. Вот отчего для него существовала одна эстетическая связь с жизнью -- чисто интеллектуальная.
   Брезглив, что ли, был Лермонтов? Только ему всегда нужен был фильтр для той душевной мути, которую мы теперь так часто оставляем бить высоким фонтаном.
   Если Лермонтов кажется иногда холодным и эгоистичным, это во вся ком случае имеет, по-моему, не только глубокое, но и разумное основание. Дело в том, что постоянное раздумье не было для него стендалевской позой, оно было его самозащитой, это был сознательный противовес печорински-нежной душевной организации поэта.
   Люди Лермонтова были только его мыслями о людях. Вы можете отыскивать их сами в жизни, а поэт скажет вам только, что он думает о тех, которых он видел. В Грушницком незачем, в сущности, искать сатиру, тем менее пародию на героя. Это просто мысль, и даже скорбная мысль о человеке, который боится быть собою и, думая, не хочет додумываться до конца! Смерть Грушницкого, во всяком случае, прекрасна. Так не высмеивают людей.
   Любил Лермонтов замыкать свои главы мыслью, не сентенцией, а именно мыслью.
   Вот вам, например, "Фаталист". Причем бы тут, кажется, мысль и как бы не смириться ей перед тем положением, где она уже решительно пасует. Но мысль для Лермонтова серьезна -- она не уступит ни фантазии, ни страху, ни агностицизму смирения.
   Она отступит только перед риском, перед действием. А слово найдется для нее хотя бы и у Максима Максимовича.
  
   -- Да-с, конечно-с! Это штука довольно мудреная! Впрочем, эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или не довольно крепко прижмешь пальцем12.
  
   Вас это смущает, вам хочется, чтобы мысль была непременно романтически глубокой. С какой стати? Именно мысль дает окраску и юмору Лермонтова: оттого так и интересна была его редкая проза.
   Тамань замыкается юмористически:
  
   Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности?
  
   Вдумайтесь в эти слова. В них нет еще гоголевской тоски, Лермонтов не знает ни его стыдно, ни его страшно, ни его скучно. Он решительно чужд болезненной гордыни того юмора, который на словах величается горечью своих афоризмов, а на деле устраивает себе компромиссики с той же жизнью, то обогревая одного из Башмачкиных, то обнимая одного из Голядкиных.
   Лермонтову дела нет ни до Голядкиных, ни до афоризмов. Все эти гоголевские, столь классические теперь, настроения мало бы сказали его зоркой и иронической мысли. Лермонтов не жалеет других, потому что не умеет жалеть и самого себя, а главное, потому что он сам, Лермонтов, -- Печорин, поскольку он -- только он, а не мысль -- ничтожен и безнадежно сер, -- и что он нисколько не стоит как личность, ни придуманной позы, ни дружеских объятий.
   Люблю ли я людей или не люблю? А какое вам, в сущности, до этого дело? Я понимаю, что вы хотите знать, люблю ли я свободу и достоинство человека. Да, я их люблю, потому что люблю снежные горы, которые уходят в небо, и парус, зовущий бурю. Я люблю независимость, не свою только, но и вашу, а прежде всего независимость всего, что не может сказать, что оно любит независимость. Оттого-то я люблю тишину лунной ночи, так люблю и так берегу тишину этой ночи, что, когда одна звезда говорит с другой, я задерживаю шаг на щебне шоссе и даю им говорить между собою на недоступном для меня языке безмолвия. Я люблю силу, но так как вражда часто бессмысленна, то противоестественно и ее желать и любить. Какое право, в самом деле, имеете вы поить реку кровью, когда для нее тают чистые снега? Вот отчего я люблю силу, которая только дремлет, а не насилует и не убивает... Что еще? Смерть кажется мне иногда волшебным полуденным сном, который видит далеко, оцепенело и ярко. Но смерть может быть и должна быть и иначе прекрасной, потому что это -- единственное дитя моей воли и в гармонии мира она будет, если я этого захочу, тоже золотым светилом. Но для этого здесь между вами она должна быть только деталью. Она должна быть равнодушная13.
  

-------

  

БЕЛЫЙ ЭКСТАЗ

  

СТРАННАЯ ИСТОРИЯ, РАССКАЗАННАЯ ТУРГЕНЕВЫМ

  
   Между тургеневскими девушками есть три, которые стоят особняком. Чистые, сосредоточенные и одинокие, они странно похожи на статуи.
   И точно, каждая из них, пережив лихорадочно-сумбурную ночь экстазов и обид, с рассветом вернулась на свой цоколь, а когда художник поднял, наконец, с подушки чадную голову, то из зеленых впадин глины на него глядело лишь какое-то тревожное воспоминание о неоправданной жизни.
   Неподвижные лица; цвет кожи и волос, лишенный оттенков и игры -- что-то сплошное, матовое или черное; глаза, постоянно и прямо устремленные в глаза собеседника, -- глаза, которые в то же время как будто видят что-то другое, чем-то другим озабочены; лоб странно выпуклый -- точно каменный; способность обращаться в статую в минуты равнодушия или, наоборот, крайнего отчаяния; застывшее выражение удивленности от сознания полного несоответствия с окружающим -- и, наконец, непроницаемая, точно каменная, душа.
   Вот черты, которыми обрисовал Тургенев сначала несчастную Сусанну, потом спутницу юродивого из "Странной истории" и, наконец, Клару Милич.
   Если вы читали Тургенева внимательно, то вас, наверное, поражала не только жуткая одинокость этих девушек, но временами и их несколько тяжелая статуарность, точно иго, от которого они во что бы то ни стало должны и никак не могут освободиться. А между тем не успели мы вместе с Аратовым отдаться Кларе и вместе с Фустовым1 поверить Сусанне2 как эти девушки уже оскорбились своей неудачной попыткой быть как все и уходят от нас опять туда же, в зеленую глину, которая одна так покорно и любовно умеет отпечатлеть их нежные формы.
   Но я не намерен останавливаться долее на этой любопытной особенности тургеневского творчества. Тем более, что меня занимает лишь одна из его тихо дышащих статуй, та, про которую когда-то он рассказал нам странную историю.
   Да и то занимает, не как мысль художника, а лишь как его назойливое воспоминание, как беспокойная тень мертвой, которую пришлось-таки успокоить панихидной службой рассказа.
   Я хотел бы увериться, что она, эта Софи, была именно тою самой дочерью откупщика, который говорил, что "риск -- благородное дело". Да и отчего ж бы не так? Видел же Кропоткин на выходе героиню "Дыма"3, в тот день еще только что отрешенную фаворитку.
   Я хочу себе представить, как осенью 1868 г. из окон своей виллы в Баден-Бадене сквозь частую сетку дождя, в еще не разошедшемся утреннем тумане, Тургенев увидел два пятна случайных пешеходов и как, увидев их, он почувствовал смутную тревогу, -- а следом, сами собой и уже не и" тумана, а из забытья выплыли к нему два таких же только давних пятна на размытом черноземе, -- выплыли милые, зовущие, упрекающие, такие же фантастически-притягательные, как и вся его, отсюда еще более близкая и еще более загадочная, родина.
   А следом, как по заказу, пошла для чего-то разматываться перед ним и вся пестрая ткань забытого. И особенно ярко запечатлелась та девушка, которой ему стало когда-то до боли жалко.
   Он увидел Софи на коленях сквозь щель в переборке постоялого двора; увидел скользкий сапог юродивого, тряпочку в ее красных пальцах... потом бал... лампы, лампы... бирюзовый крестик на черной бархатке и, наконец, опять-таки ее, Софи, но такою, как она вышла к нему в первый раз и когда голубое платье падало прямыми складками на ее маленькие ножки.
   Мне нужна сегодня не иллюзия вымысла, а вся непосредственность и, главное, вся безусловность воспоминания. Как хорошо, если бы ее даже звали Софьей и если бы точно в памяти Тургенева сгорала именно ее, а не чья другая, молодая, серьезная и насторожившаяся жизнь.
   И пусть это будет не повесть, а только рассказ, сдержанно-простой и отчетливый и которому не одни годы, но и подлинность его материи придали это его особое меланхолическое обаяние.
   В зажиточной дворянской семье, где-то в южнорусской провинции, выросла без матери красивая девушка. Хотя Софи едва минуло семнадцать лет, но ей приходится уже хозяйничать, возиться с младшими детьми, принимать и выезжать.
   Она -- тоненькая с неподвижными и неровными бровями на детски-пухлом личике, вся молчаливо-внимательная, и у нее привычка держать локти неловко и строго прижатыми к узкому стану. В Софи столько искренности, что первое чувство, которое она пробудила в Тургеневе, когда он ее увидел, была глубокая жалость. Между тем по виду Софи живется хорошо: ее любят, балуют и готовы сватать. Девушку тревожат, однако, особые, совсем недетские мысли, даже не те мысли, которые так часто пробуждаются в ранней молодости.
   Софи не фантазирует, она не мечтает и даже не сомневается. Она бесповоротно додумалась до того, что надо делать; не знает только, как ей найти этот единственный путь угождения богу. На ее полудетском языке ей нужен наставник, вождь, но не затем, чтобы что-нибудь ей толковать, а только чтобы дать живой пример того, чем она хочет быть, и доказать ей, что это возможно.
   Идеал Софи это -- сказочный царь, который велел себя похоронить под церковной папертью, чтобы как можно больше людей его потом топтало.
   Но царь хотел быть таким не чувствуя, в мечте, а для Софи мечта -- вздор, и она, напротив, хотела бы чувствовать унижение.
   Самоотверженность, вот -- начало веры, а для этого, опять-таки на полудетском языке Софи, -- надо до тла искоренить гордыню, откуда все зло в человеке. Софи не замечает насмешек. Она будет искать своей правды на балу или в кабаке, где придется, -- это ей все равно. А попытки зародить в ней сомнение ее не сердят и даже не волнуют, они просто кажутся ей незанимательными и отскакивают от нее, будто при этом она становится каменной. Дело в том, что собеседник, заговорив с ней о чуде и явлении мертвых, никак не мог понять, что здесь вовсе не одно мнение сталкивается с другим мнением, а мнение натыкается на решимость, мимолетная догадка на неустрашимую жажду веры; ирония хочет помериться с ярким будущим, которое, наполняя душу Софи, заставляет ее лишь безмерно изумляться, а вовсе не трепетать даже. Но не все -- бальные кавалеры. Софи находит себе и наставника. Это -- полусумасшедший бродяга, безобразный и грубый мужик, эпилептик, медиум и юродивый. Ему вовсе не нужно служанки, но Софи становится его служанкой, бросив для этого тайком, может быть даже обманом, семью, свет, привычки и воспоминания. Этого мало. Она, чистая, в глазах грубых людей, среди которых приходится ей водить прозорливца, имеет вид не то его наложницы, не то грешницы, замаливающей прошлое. Но ей все равно -- она не смущается ни грязью, ни кабаком, ни кривой хамской усмешкой, ни гнойной раной: она боится только одного -- попыток вернуть ее к прошлому довольству. Лицо Софи за два года ее скитаний потеряло свою детскую припухлость. Зато к прежнему задумчиво-изумленному выражению присоединилось другое, решительное, почти смелое "сосредоточенно-восторженное выражение".
   Когда в конце концов Софи все-таки вернулась домой, она затворилась в себе и через короткое время умерла, так и не выходя из своего молчания.
   Вспоминая о ней, Тургенев (хотя и не от своего лица, по обыкновению) говорит так:
  
   Я не мог не сожалеть, что Софи пошла именно этим путем, но отказать ей в удивлении, скажу более, в уважении, я не мог.
  
   Равнодушный, даже несколько брезгливый тон этого суждения меня радует. Тургенев не сочинил свою героиню, иначе откуда бы взялся у него этот дендизм?
   Нет, он действительно знал ту, чья ему припомнилась странная история. Значит, точно она была и водила по кабакам эпилептика в веригах.
   Это меня радует, -- да иначе, может быть, я не захотел бы и вдумываться в проблему белого экстаза.
   В решимости Софи нас поражает прежде всего та форма, в которую она вылилась. Но как раз форма-то и не была случайной. Она имела свой и даже значительный смысл.
   Как ни пошла казалась та жизнь, которую изображал Тургенев, но в ней не было именно того, что делает особенно страшной пошлость хотя бы французской жизни. В ней никогда не было традиционной морали, прилично-сентиментального лицемерия и классовой, буржуазной застылости отношений.
   И Софи, и мать ее, и ее бабка, и все знали одну веру, веру своих нянек, веру рабынь. Это была вера в божественное страдание, завидное уже тем, что оно вольное, а не подневольное, как у всех этих нянек и их присных. Они и молились все на одну и ту же потемневшую икону с медным сиянием и длинными глазами на лице богородицы, которое склонялось к предвечному младенцу, как слишком тяжелая от небесных слез георгина.
   И никто, кроме самого безобразного, самого грязного и самого безумного из подобий бога, не имел больше прав стать наставником для девушки, искавшей правды перед большеголовым и старчески неподвижным младенцем старой иконы.
   Не в том было дело, каким младенца когда-то изобразили, а в том, каким стал он среди молящихся.
   Между юродивым и его изумленной рабыней была слишком близкая связь, и шла она через что-то непонятно-отверженное, уродливое и воистину страдавшее.
   Да... Но ведь сама-то Софи, как мы знаем, была особенная. У нее не было ни простого сердца, ни рано взятого жизнью в кабалу робкого и темного ума ее няни.
   Да и не горе привело ее к иконе. На свое испытание Софи пришла любимая и от "счастливой" жизни.
   Объяснение таким образом усложняется. Вы говорите: "у Софи была вера".
   То-то, была ли у нее вера? Может быть, и чуда-то она добивалась так жарко именно оттого, что прозревала всю недоступность чуда для своего закрытого сердца?
   Софи умерла молча, и мы не знаем, сподобилась ли она уверовать, как хотела. Во всяком случае она могла бы нести к алтарю только теософическое изумление ребенка.
   "Душ мертвых нет; они бессмертны и могут явиться, когда захотят... Они постоянно окружают нас".
   Постойте... Тогда значит... Софи была больная, визионерка? Как знать? Тургенев видел ее только послушной, бодрою и рабочей. Да и что бы объяснило слово болезнь?
   Тургенев пробует сопоставить правду Софи с другой правдой.
   Ответ, может быть, именно здесь.
   Он говорит:
   "Я не осуждал ее, как не осуждал впоследствии других девушек, также пожертвовавших всем тому, что они считали правдой, в чем они видели свое призвание"4.
   Но различие слишком уж глубоко.
   Те, другие девушки не только искали правду, но им казалось, что они и нашли ее.
   Их правда осуществляла право других людей на счастье. И только нетерпеливая мечта о счастье многих, если можно, так даже всех, и придавала смысл жизни и подвигу "тех девушек".
   Но причем же счастье, если ищешь понять спутницу юродивого? Я скажу даже более: причем в ее испытании самая любовь к ближнему, все равно в форме ли мистической, какою выстрадали ее христиане, назвав любовью к богу, или в форме метафизической, какою признают ее социалисты, уча нас любить человечество.
   Бедной Софи нечем было любить бога. Она жила одним изумлением, одной белой радостью небытия, о которой людям говорило только ее молчание. И, если экстаз придет увенчать ее вольное испытание, он будет беспредметен, -- он будет только холоден и ослепительно бел. Самая идея спасения не была доступна ей, потому что она не знала вкуса в счастии, да и очищающая сила страдания, что сказала бы она сердцу, еще не познавшему сладости греха? Но что же остается, наконец, для оправдания этой маяты, этой бессмыслицы? В самом деле, скажите, зачем тряпка с маслицем ражему аскету и зачем искупление ребенку?
   Есть еще одна возможность...
   Может быть, в изысканном аскетизме этой незаметной, этой слившейся с массою подвижницы следует видеть лишь эстетизм высшего порядка?
   Исканье исключительной, выше наслаждения ею и выше даже ее понимания стоящей Красоты?
   На лице Софи рядом с изумлением, которое продолжало на нем оставаться, застыл восторг. И восторг этот она купила волей, той самой гордой волей, с которой раньше хотела бороться, как с началом всех человеческих зол.
   Вспомните только, как загорелое лицо Софи сделалось решительно и даже смело. И точно. В основе искусства лежит как раз такое же, как и в жизни Софи, обоготворение невозможности и бессмыслицы. Поэт всегда исходит из непризнания жизни...
   А что вы думаете? Может быть, эта девушка и в самом деле разрешила для себя задачу высшего из искусств, искусства жизни. Она побрезгала взять мрамор, чтобы сделать из него кружево, или жилу, чтобы заставить ее петь, -- она взяла материал самый упорный в мире и желанием вытравила из него все, на чем держалась его косность: она выжгла из него ласку и память.
   Правда, она не успела кончить. Ее прервали. Она умерла. Но ведь это только деталь. Вслед за одной Софи придет другая, -- и из той навозной жижи, по которой первая тащила своего грузного спутника, она, может быть, вылепит бога.
   Нет... И этим, увы, не разрешится проблема белого экстаза. Нет искусства, и нет даже вообще искания красоты без единой хотя бы минуты торжества. Искусство всегда эгоистично, -- и оно радуется самой живой и непосредственной радостью. Итак, осталась одна неразрешимость муки.
   Социальный инстинкт требует от нас самоотречения, а совесть учит человека не уклоняться от страдания, чтобы оно не придавило соседа, пав на него двойной тяжестью.
   Нет страдания великого и малого, достойного и недостойного, умного и неумного. Все страдания равно справедливы и священны.
   Но если вольное страдание сознательно бесцельно, если оно ничего не ждет ни для себя, ни для других и ничего не выкупает, если оно просто страданье, оно удел только избранных.
   И только избранные умирают молча, в одиноком изумлении.
  

-----

  

ИУДА

  

ИУДА, НОВЫЙ СИМВОЛ

  

I. ОБАЯНИЕ ДОСТОЕВСКОГО

  
   Леонид Андреев принадлежит к поколению, воспитанному на Достоевском. Не на том Достоевском, которого когда-то ссылали в Сибирь, а потом держал в кабале Катков1 и на которого можно было сердиться за "Бесов" или "Дневник писателя", -- а на другом, отошедшем ввысь и давно уже лучезарном поэте нашей совести.
   Русский писатель, если только тянет его к себе бездна души, не может более уйти от обаяния карамазовщины, как некуда в пустом доме уйти мне от лунного лика и от своей черной тени, зараз и жуткой и комичной.
   Описания у Леонида Андреева почти всегда кажутся экзотическими. Это зависит от его манеры писать и своеобразного отношения к жизни: природы.
   Сцена тоже избаловала его своими эффектами. Но в сущности новому Иуде нечего делать ни с Иудеей, ни с Галилеей. Стоит пробежать несколько страниц из Юшкевича, чтобы почувствовать, что герой новой повести никогда не читал и Великой книги2. Эта одинокая душа не знала вчерашнего дня, и если за нею были века, то они ушли целиком лишь на то, что жалобно стонущий ветер гонял ее по степям, как перекати-поле.
   Тоска и стихийность Иуды слишком понятны и близки нам, чтобы искать их на Мертвом море, а силу для жизни он черпал не из обетования, а лишь из своей, т. е. нашей же, бог весть откуда налетевшей мечты, уродливо повлекшей за собою у Иуды предательство.
   Я говорю, конечно, лишь о концепции Леонида Андреева, а не о библейском или историческом лице, о котором не стоит и рассуждать по поводу измышлений художника.
   Но преступник, в котором слились мечтатель и мученик, поруганная и изуродованная жизнью любовь, с которой даже смерть не может снять личину ненависти; месть и предательство, которые неотступно молят о чуде и ненасытимо жаждут собственного посрамления, это ли не тот я, которого когда-то учил нас видеть и прощать в других Достоевский?
   По природе своего таланта Леонид Андреев лишь изображает то, что Достоевский рассказывал, и внутренний человек заменен у него подобным ему, но внешним; но тем значительнее выходит в повести портрет Иуды:
  
   Одна сторона его [лица] с черным, остро высматривающим глазом, была живая, подвижная, охотно собиравшаяся в многочисленные кривые морщинки. На Другой же не было морщин, и была она мертвенно-гладкая, плоская и застывшая; и хотя по величине она равнялась первой, но казалась огромной от широко открытого слепого глаза. Покрытый белесой мутью, не смыкающийся ни ночью ни днем, он одинаково встречал и свет и тьму; но оттого ли, что рядом с ним был живой и хитрый товарищ, не верилось в его полную слепоту.
  
   Вы видите, что это не столько живописное внешнее выражение, сколько моментальный снимок, сделанный с "внутреннего человека" в тот миг, когда процесс разлада дошел в нем до мучительного безобразия.
   Но уже Достоевский и не раз объяснял нам, как в одном гнездилище могут совмещаться обе иудины натуры; и ядовито-колющая и мучительно-раздавленная. Сначала жуткое содружество это было указано нам в человеке из подполья, потом перед нами прошел Фома Опискин, самодур и вчерашний шут, истязатель и страстотерпец, и, наконец, сын Федора Павловича Карамазова и Елизаветы Смердящей олицетворил собой весь ужас той душевной неслитости, которая обрекла на предательство и нового Иуду.
   Загадка "двух личин", которую Леонид Андреев, даже не пробуя решать, так великолепно иллюстрировал, волновала Достоевского всю жизнь.
   Это она-то и создала под его пером и вечного мужа3, и отца Илюшечки4, и Лебядкина5, и Ипполита Терентьева6. Не только общая характеристика, но и обрисовка действий андреевского Иуды сильно напоминает нам Достоевского. Смесь шута и самодура, этих столь определительных типов нашей натуры, выражалась в его поэзии двояко: в моменте активном, -- давая выверт, а в пассивном -- надрыв.
   Вспомните Порфирия и его игру с Раскольниковым: например, подготовленный им "сюрпризик"7. В таком же роде был и фокус-покус штабс-капитана Снегирева с деньгами Алеши Карамазова8; вывертом является бескапсюльный пистолет Ипполита Терентьева9, вывертом -- бритва в дрожащих пальцах Трусоцкого10, который никогда не убьет; таковы же бегство Настасьи Филипповны из-под венца и предсмертная записка Кириллова. Но верхушку в этом роде составляет бешеный выпад того же Кириллова, когда за минуту до смерти он вонзает зубы в мизинец Петра Верховенского11.
   Надрыв является у Достоевского то как реакция против бунта, выверта, фокуса, то отдельно от них.
   Надрыв -- это пьяные слезы Мармеладова; надрыв мелькает и в тоскливой побежке спущенного с лестницы Голядкина, и на мокром лице Снегирева, когда с торжеством и испугом оглядывается он на следы своего неожиданного бунта. И наконец надрывом звучат равно: и первое мучительное ты, обращенное Сонечкой к Раскольникову, и истерика человека из подполья с ее эротическим разрешением.
   По-моему, не только нельзя понять андреевского Иуды, но нельзя на минуту даже поверить, что Иуда -- точно человек, а не сплошное риторство, если не толковать его себе именно в этих схемах мысли Достоевского: выверт и надрыв.
   Возьмите только извивающуюся лживость Иуды и его ненасытную жажду дурачить людей. Разве не кажется вам, когда их то пропускают сквозь себя прозрачные глаза Фомы, то вбирает в себя этот однозвучно-громкий и одноцветно-яркий Петр, что вы не раз уже видели Иуду и у Достоевского, хотя в более скромном и бытовом обличье. Не так ли дурачил Мышкина припадавший к нему Лебедев, или Димитрия и монахов старый Карамазов, или, наконец, Павел Павлович Трусоцкий великолепного Вельчанинова12?
   А когда Иуда мечтает о дружбе с лучшими и высшими и под покровом ночи надрывается над своей отвергнутой любовью, не вспоминаются ли вам, и с особой назойливостью даже, опять-таки выстраданные Достоевским идиллические и всхлипывающие мечтаньица его замухрышки, размякшего бессонной ночью в жарком одиночестве своего подполья?
  

II. ИСКУССТВО ЛЕОНИДА АНДРЕЕВА

  
   Но Леонид Андреев и не может и не хочет быть вторым Достоевским. Его рано отравили другие сны.
   Он боится судить, потому что ему велели не прощать, а он чувствует, что, начни он судить, и какая-то сила поднимется в нем и заставит и простить и оправдать.
   Но Леонид Андреев и заговорил-то, лишь полюбив то, чего Достоевский никогда не замечал, -- полюбив природу не-я, и исполнив это не-я мистической жизни. Как от остроглазого страшилища бежал когда-то Достоевский от красоты. Недаром Свидригайлов так пугал его своей масочной, отвратительной красивостью. И вспомните только, чем были для Достоевского чары Грушеньки, на которую смотрят оба Карамазова, или красота Настасьи Филипповны, обнажившая в князе Мышкине больного идиота, наконец, обаяние Ставрогина, которое сеяло вокруг себя только позор и несчастия и так страшно окончилось намыленным шнурком.
   У Андреева, наоборот: вся трагедия Иуды заключена, как в зерне, в его безобразии. А рядом с этим красоту, пускай всепокоряющую и единственную, видит Леонид Андреев там, где столько вер и вдохновений упивалось и упивается безмерностью добра и правды.
   Достоевского интересовал только грех, его волновало одно только "как ты смеешь!", и он хищно следил за путями совести, уча нас распутывать самые сложные узлы страстей и интересов. Это и сделало Достоевского великим повествователем, потому что только серьезный и даже намеренно некрасивый рассказ может научить нас разбираться в волнующем хаосе жизни, призванной к ответу.
   Но что сделал бы со схемами обвинительного акта, или покаянной молитвы, или даже страстной исповеди Леонид Андреев, если его замучили контуры, светотени, контрасты, сгущения теней и беспокойные пятна? Жизнь души мыслится им чаще всего в тех формах, в которые отлилась окружающая ее природа. Иногда у Андреева не различить даже камень от человека; но это вовсе не артистическая причуда, а вполне правдивое и серьезное изображение того, что и мы можем иногда почувствовать.
   Сила Леонида Андреева в его контурных сценах. Вот, например, одна из этих "не наших" силуэтных жизней.
   Речь идет о камне.
  
   Тяжелый, он ударялся коротко и тупо и на мгновение задумывался, потом нерешительно делал первый скачок -- и с каждым прикосновением к земле, беря от нее быстроту и крепость, становился легкий, свирепый, всесокрушающий. Уже не прыгал, а летел он с оскаленными зубами, и воздух, свистя, пропускал его тупую, круглую тушу. Вот край -- плавным, последним движением взмывал кверху и спокойно, в тяжелой задумчивости округло летел вниз, на дно невидной пропасти.
  
   А вот рядом, тут же, силуэты людей, даже более -- силуэты индивидуальностей:
  
   Бросив свой камень, Петр откидывался назад и так следил за его падением, -- Иуда же наклонялся вперед, выгибался и простирал длинные шевелящиеся руки, точно сам хотел улететь за камнем.
  
   У Леонида Андреева нет анализов. Его мысли, как больные сны, выпуклы: иногда они даже давят, принимая вид физической работы.
   Вот в доме Лазаря, стоя в дверях, Иуда заслушался Учителя. Обаяние Иисуса становится для него столь непосильно ярким, что мысль о предательстве, уже не отклонимом, с этого часа начинает в его душе свою проклятую постройку.
  
   Иуда забрал в железные пальцы всю душу и в необъятном мраке ее, молча, начал строить что-то огромное. Медленно, в глубокой тьме, он поднимал какие-то громады, подобные горам, и плавно накладывал одна на другую; и снова поднимал и снова накладывал; и что-то росло во мраке, ширилось беззвучно, раздвигало границы. Вот куполом почувствовал он голову свою, и в непроглядном мраке его продолжало расти, огромное, и кто-то молча работал: поднимал громады, подобные горам, накладывал одну на другую, и снова поднимал...
  
   Чтобы этот кошмар не раздавил Иуды, художник разрешает его тут же прелестью непосредственной жизни, хотя мысль и ее таинственно преображает в будущее:
   "И нежно звучали где-то далекие и призрачные слова".
   В "Иуде" мало красок. Но тем поразительнее эффекты его выжженностей и обугленностей.
   И, когда мы забываемся вместе с ним в каменистом овраге, под тихое западание ночи, нас бесконечно тешит мысль, что одиночества, которого мы так боимся, в сущности, нет, потому что я и не-я, хотя бы в мечте художника, но могут сливаться бесследно.
  
   И впереди его, и сзади, и со всех сторон поднимались стены оврага, острой линией обрезая края синего неба; и всюду, впиваясь в землю, высились огромные серые камни -- словно прошел здесь когда-то каменный дождь и в бесконечной думе застыли его тяжелые капли. И на опрокинутый, обрубленный череп похож был этот дико-пустынный овраг, и каждый камень в нем был, как застывшая мысль, и их было много, и все они думали -- тяжело, безгранично, упорно.
  
   Повесть Леонида Андреева насыщена и контрастами, но контрасты эти -- только ощутимые, и возникают они непосредственно и даже неизбежно в плывущих дымах его фантазии.
   Фома и Иуда глядят; Иуда дружит с Магдалиной; Иуда кланяется перед розовым затылком Анны...
   И сколько их еще более характерных!.. И нет между ними ни логических противоположностей, ни риторских антитез. Зато часто они -- лишь безумное или нелепое, иногда даже кощунственное сцепление голосов, жестов, мук, наименее гармонирующих друг с другом.
   А прозрачны они до того, что сквозь них не утаится никогда и душа поэта с ее укором и ужасом.
  

III. ЗАРОЖДЕНИЕ ИУДЫ

  
   Творчество, которое живет приливом непосредственных впечатлений, пользуется обыкновенно одним из следующих двух приемов. Или поэт, точно оберегая мой ум от всякой неожиданности, дает ему только знакомое и привычное. Или же, наоборот, то и дело руша привычные для нас схемы, он тешит меня небывалой группировкой впечатлений и самым неожиданным разобщением содружеств, которые ежедневность и, может быть, даже наследственность приучили меня считать особенно прочными. Летом, в пыльное после обеда <время> с площадки вагона я смотрю на следы внезапно налетевшего дождя; и все, что было черно, становится тогда чернее, а что было зелено -- еще зеленее.
   А вот босая работница, ступая уверенно и быстро, несет через барский двор на кухню петуха, головою назад и плотно зажав его под мышку.
   Я пересказал два случайно припомнившихся мне изображения из "Воскресения" Л. Толстого. Отчего эти обычнейшие из схем в словах художника стали прекрасными? Кажется, Толстой только и сделал, что лаком покрыл кусочек пошлейшего из миров, а между тем для меня это уже не только особый мир, но и мой мир, -- мало того, это -- самая подлинная часть того мира, который нельзя было ни создать, ни понять, ни любить, если бы меня не было на свете.
   Теперь откроем "Иуду".
  
   Затолклись, захлопали, застучали другие голоса -- точно развязал кто-то мешок с живыми, звонкими голосами, и они попадали оттуда на землю, по одному, по два, целой кучей. Это говорили ученики. И покрывая их всех, стукаясь о деревья, о стены, падая на самого себя, загремел решительный и властный голос Петра.
  
   Вот Иуда смотрит в окно караульни на поругание Учителя:
  
   Поднялся сильный хохот, и Иуда так же улыбнулся -- точно чья-то сильная рука разодрала ему рот. Это был обманут рот Иуды.
  
   Вот Иуда перед распятым:
  
   ...какое подлое сердце у Иуды! Он держит его рукою, а оно кричит: осанна, так громко, что вот услышат все. Он прижимает его к земле, а оно кричит: осанна, осанна!
  
   Здесь перед нами прием творчества, как раз обратный тому, которым мы любуемся у Толстого. Андреев не бережет, а напротив, с особой радостью рушит привычности, а взамен заставляет меня искать в мире новых сцеплений и слитий, наподобие тех, которые так прихотливо слагаются вокруг меня вечером из отовсюду нахлынувших теней.
   Иуда весь создан из разрушенных привычностей и не слитых даже, а только уродливо сцепившихся впечатлений. Оба глаза, обе половины лица живут у Иуды по-своему, рука его давит к земле сердце, а чья-то другая рука разжимает в улыбку его обманутый рот. Когда Иуда движется, у него будто целый десяток ног, а ночью мятежные сны, чудовищные грезы и безумные видения на части раздирают его бугроватый череп.
   Слушая Христа, Иуда забрал в железные пальцы всю душу, а внезапно вырванный из задумчивости приливом тревоги, восторга и ожидания, он
  
   вздрогнул <...> от испуга, и все у него: глаза, руки и ноги, точно побежало в разные стороны -- как у животного, которое внезапно увидело над собою глаза человека.
  
   Но еще страшнее любовь Иуды, о которой пророчит уродливая жадность осьминога:
  
   огромные глаза, десятки жадных щупальцев, притворное спокойствие -- и раз! -- обнял, облил, раздавил и высосал, ни разу не моргнувши огромными глазами.
  
   И поистине страшен Иуда при первом появлении своем из небытия, из одной возможности.
   Эта грязная волосатая нагота, эти мокрые поцелуи и липкие объятия, эта серая груда тела, из которой в тревожных сумерках вдруг высунутся и побегут куда-то руки и ноги, эти мысли-камни в затылке и, наконец, это молчание, столь безнадежно глухое и не отзывчивое, что перед ним казалась бы правдою и светом самая ложь, сказанная человеческим языком, -- все эти животности, часто не только не оскорбительные, но даже не приметные для нашего тупого или рассеянного восприятия, накопляясь в нежной душе художника, создали там муку, безобразие и неразрешимость Иуды, т. е. нашу муку, наше безобразие и нашу неразрешимость.
  

--------

  

ГЕЙНЕ ПРИКОВАННЫЙ

  

ГЕЙНЕ И ЕГО "РОМАНЦЕРО"

  

I

  
   Когда при мне скажут "Гейне", то из яркого и пестрого плаща, который оставил нам, умирая, этот поэт-гладиатор, мне не вспоминаются ни его звезды, ни цветы, ни блестки, а лишь странный узор его бурой каймы и на ней следы последней арены.
   Я полюбил давно и навсегда не "злые песни" Шумана1, не "Лорелею" Листа2, а лихорадочные "Истории" Романцеро.
   Когда Гейне писал их, он был уже навсегда прикован к постели и, почти слепой, в своей могиле из 12 матрацев страдал невыносимо и лишь с редкими перерывами от грызущей боли в позвоночнике и судорог.
   Жизнь Гейне стала в это время, помимо муки, какая-то "отвлеченная". Лица друзей уже стирались для него узором обоев; любовь приходила, как сиделка, с состраданием, с услугой, забыв о своих требованиях; смех точно прикрывал судорогу; самый поцелуй уже не томил и не опьянял -- это был скорее символ, ускользающая мечта, что-то чужое и случайное...
   Жизнь... но уже навсегда без простора, недвижная и без неба... Жизнь -- готовая уйти гостья... А лес?.. и его никсы3 -- первые музы Гейне?
   Послушайте первую пьесу "Ламентаций"4.
   "Ручей журчит безнадежно, как Стикс, а на его одиноком берегу сидит никса; смертельно бледная и немая, точно каменное изваяние, она кажется погруженною в глубокую печаль. Охваченный состраданием, я хочу подойти к ней, но нимфа быстро поднимается: она только взглянула на меня, -- и убегает, а на лице ее ужас, точно она увидела привидение".
   Но чем беднее становилась жизнь как восприятие, тем напряженнее искала наполнить окружающую пустоту самая душа поэта. В душной комнате расцветали странные, почти осязательные воспоминания. Фантазия, потеряв свою лесную дикость, обрела взамен ее необычайную, почти болезненную чуткость. Обострилась и ирония; никогда не была она такой злой, ядовитая и богохульная. Музыкальная греза тоже потерпела в душе Гейне резкие изменения, и, конечно, ни разу не подходил он к пределам музыки так близко, как в Nachtliche Fahrt {Ночной поездке (нем.).}. Но об этом после. Первая книга "Романцеро" сплошь состоит из пьес, которые скорее всего можно назвать балладами. Казалось бы, что именно к книге "Историй" применимы слова французского критика Гейне, что он "дал нам Легенду веков при вспышках магния"6. Но если вы пристальнее вглядитесь в эту блестящую вереницу призраков, то различите за нею только расширенные ужасом и тоскою глаза больного.
   Я люблю "Истории" Гейне, потому что это они когда-то унесли у меня иллюзию поэта-чародея и научили угадывать за самыми пестрыми, самыми праздничными из его риз беспомощную и жалкую наготу.
  

II

  
   Книгу начинает душа старая, но воспоминанием о своей наивности. Фараону Рампсениту надоел ночной вор. Рампсенит поставил дочь сторожить наследственные сокровища. Но увы! Царевна не сберегла не только дедовских, но и собственного: тем не менее весь ее штат рабынь и евнухов заливается хохотом при виде Рампсенита; фараон пришел в гинекей6 посмотреть на вора, а унесет оттуда только мертвую руку, которая осталась у царевны от похитителя ее сокровища.
   Мудрый царь Египта, однако, и тут нашелся. С самодовольной помпой теперь он сам особым эдиктом вызывает вора, обещая сделать его наследником трона и любезным зятем. Предложение принято, и с тех пор уже ничто не тревожит по ночам сына неба ("Рампсенит"). Так все на свете улаживается для людей, если они мудры, т. е. не слишком брезгливы. Увы! Зачем и поэт не захотел в свое время быть тоже Рампсенитом?
   Между тем душа поэта уходит досыпать свой сон в Сиаме. Здесь тоже ждет ее забота и даже тревога. У сиамского владыки затосковал его любимый белый слон. Ученый астролог предлагает средство, но довольно странное. Слону надо дать кредитив на Ротшильда в rue Lafitte {На улице Лафит (фр.).} и отправить его с первым же мальпостом в Париж, так как там живет теперь монументальная и белокурая красавица, и они со слоном давно уже тоскуют друг о друге (как Сосна и Пальма из "Buch der Lieder" {"Книги песен" (нем.).}). И вот Махавасант -- имя сиамца, -- отпустив астролога с дарами, принимается раскидывать умом и туда и сюда, но, так как царям вообще тяжело думать, то, ни до чего не додумавшись, повелитель засыпает, а возле, прикорнув, ложится и его любимая обезьяна ("Белый Слон"). Невозвратимая наивность, жизнь белых слонов, гинекеев, дремлющей пальмы, -- и все это сквозь призму старческих воспоминаний, отравленной, больной ночью...
   А вот и память первого соблазна.
   Спит душа и видит, что она -- герцогиня и танцует в пышном замке Дюссельдорфа и будто кавалер ее как-то особенно гибок и ловок. Только ни за что не хочет он снять маски. Но душа... ведь это еще не та душа, которая будет безнадежно рваться в конце книги из пыточного пламени перед мексиканским идолом, -- это еще молодая и своенравная герцогиня. Маска спадает... О, ужас!.. Герцогиня спешит в объятия герцога... Перед нею -- палач по прозванью "Горная шельма". Тактичный герцог спасает положение: отныне ловкий кавалер его жены уже не просто палач, а основатель знатного рода ("Шельм-фон Берген").
   Но с этих пор для души уже навсегда закрыт тот спокойный, наивный сон, которым засыпала она когда-то среди поклонов астролога и ужимок обезьяны. Ей предстоит жизнь, т. е. борьба, трудности, риск.
   В поле идет бой, покуда там, высоко над падающими, на облачных конях носятся валькирии и поют о том, что нет блага выше власти, ни добродетели, которой бы уступало мужество. Бой кончился. Вот и победитель. Он гордо вступает в город; еще вчера ненавистный гражданам, сегодня он принимается с торжеством; бургомистр подносит ключи от города, дамы, улыбаясь с балконов, сыплют ему цветы, а он, наклоняя голову, отвечает им с горделивой уверенностью ("Валькирии").
   Между тем в душе уже проснулся поэт -- она идет к побежденным. Теперь она, не отрываясь, смотрит на высокую старуху с длинной лебединой шеей. В сопровождении двух монахов эта старуха с самой зари бродит между трупов по полю, где кончилась Гастингская битва7.
   И вот, наконец, она находит тело убитого короля и, припав к своему мертвому любовнику, покрывает его поцелуями. И на минуту для души вся жизнь ушла в иллюзию одной жаркой ночи. Но вот смолкло детски-набожное пение Эдиты, и больше не веют ее седые космы. Следом ушли и тяжело дышащие монахи с своей холодной ношей ("Поле битвы под Гастингсом").
   Остались только вороны, туман и никем не оплаканные трупы, -- да с ними одинокая, безысходно-пустынная душа поэта... Хотя бы случайный кров!.. Вон там вдалеке мигает огонек. Пойдем туда: это в хижине углекопа какой-то печальный рыцарь качает зыбку, качает и поет. Случайно забрел в хижину заблудившийся на охоте король Карл I, и он баюкает своего будущего палача. Шуршит солома, по стойлам блеют овцы; все было бы так мирно, не проблескивай из черного угла топор. Покуда от его угрозы скрипят разве надломанные сосны, но зловещий облюбовал себе совсем другую сердцевину. Ходит колыбель, поет рыцарь, а от холода в спине уже шевелятся спущенные локоны на осужденной голове Стюарта ("Карл I").
   Эта и две последующих пьесы "Романцеро"8 отделяют голову от туловища: мне всегда страшно, когда я их читаю. Точно вся жизнь, все силы ума и фантазии, воли -- последним притоком крови отделяли голову Гейне -- такую светлую, такую прекрасную, от его умирающего, заживо похороненного тела... Минута, и окровавленный венец должен скатиться с белокурых волос короля. Но ирония, этот зоркий сторож, поднимает багетку9... И вот перед нами встает целый сонм обезглавленных, а душе хочется смеяться: ее пьянит светлый смех среди этой небывалой феерии: в Трианоне происходит le lever de la reine {Утренний туалет королевы (фр.).}. Весь штат Марии Антуанеты налицо, -- и ни одной головы. Ее нет и у самой королевы, и только потому, конечно, вопреки этикету, она и без завивки. Между тем жизнь идет своим порядком, и все эти фрейлины и гофмейстерины совсем было приспособились к своему безголовью, -- да солнце случайно заглянуло в комнату и в ужасе отпрянуло ("Мария Антуанета"). Еще шаг, и душа поэта, -- все в кошмаре головы, отлученной от тела, -- загляделась на плясунью.
   О, это совсем Иродиада:
  
   Ее пляска меня обезумила. Я теряю рассудок.
   Говори, женщина, что должен я тебе подарить?..10
  
   Ты усмехаешься? А! Понимаю. Гей вы, драбанты, скороходы! Голову Крестителя! Живо!
   Отделенная от тела голова -- кошмар больного. Но перед нами вовсе не Иродиада, -- это другая плясунья; она хочет более живых красот, ее нега должна быть более трепетной, более ощутимой; музыка ее танца требует ноющей скрипки, и чтобы эта скрипка непременно звучала тут же, в самом Париже, ну, пускай хотя бы в Jardin Mabille {Саду Мабиль (фр.).11} ... Нет, ей никто не дарил головы пророка, этой бедной Помаре, -- правда, у нее удивительный выезд, но разве же вы не видите, что лошади везут ее вовсе не au bois {В <Булонский> лес (фр.).}, а в госпиталь и что завтра это пленявшее нас гибкое тело для пользы науки распластают ее же сегодняшние кавалеры? ("Помаре".)
   Да, распластают -- но ведь это будет еще завтра, а покуда разве не ныли сейчас сладострастные струны?.. Посмотрите, как обаятельна эта свежесть. О, да... Но душе больного эта-то свежесть и кажется страшнее всего, потому что в ней -- в свежести -- таится и смерть, и разложение. Пусть лучше греза, что-то несбыточное, невозможное... тень, безумие...
   И вот душа поэта накидывает капюшон монахини. Перед ее глазами по Рейну в лучах заходящего солнца плывет корабль, и весь он в цветах и зелени лавра.
   Среди палубы стоит белокурый и кудрявый красавец, и его затканное золотом по пурпуру одеянье сшито, как теперь уже не шьют. В ногах у златокудрого лежит девять женщин, и все они прекрасны, как мраморные изваяния. А сам он поет так сладко, и лира его звучит так нежно, что песня огнем зажглась в сердце монахини. Горе только в том, что все это: и барку, и певца в локонах, и его муз -- монахиня узнала Аполлона -- видела здесь только она. И вот, когда корабль исчез за поворотом Рейна, -- не стыдясь своего капюшона. Христова невеста бежит, влюбленная, по берегу Рейна, бежит и, останавливая встречных, она говорит, как безумная: "Добрые люди! Где же она, где эта цветущая барка, и кто же глядит теперь на золотистые локоны Аполлона и слушает его лиру?".
   А люди -- кто засмеется, кто вздохнет, но все проходят мимо, и ни одна душа не может понять безумной.
   Наконец сыскался один добрый человек: он расспросил монахиню поподробнее и не только расспросил, но даже постарался рассеять ее сомнения. О нет, она вовсе не бредила. Только это не был Аполлон. Знаю, знаю твоего красавца. Точно, рабби Файбиш обольстителен. Положим не Аполлон, но все же он кантор амстердамской синагоги. Пурпурный плащ? Боже мой... Знаю даже, почем была и материя -- по восьми флоринов за аршин; да, матушка! И счет еще не выплачен. Лира?.. Да, рабби Файбиш играет, между прочим, и на лире, но он предпочитает ломбер... Язычник?.. О, настоящий -- и в этом отчаяние его родителей. Музы?.. Знаю и муз. Даже дом знаю, откуда он понасажал их в свой плавучий ковчег... Особенно есть там... ("Бог Аполлон").
   Пусть этот прохожий -- только обезьяна сиамца Махавасанта, но разве же нет в жизни этих ужасающих дублетов?.. Мало того, разве не вся она, жизнь, -- один сплошной дублет к тому, что грезилось нам, когда мы знали ее только по сказкам? Глядите, вот они, людишки, с их расчетами и страстишками... Вы не хотите поверить, что, умирая, они падают... они падают... в... Не поймешь даже сразу, народ ли это такой мелкий или мышата... Когда-то в молодости Гейне любил размах... Помните любовное признание, написанное по небесному своду, или гроб, куда положат его любовь и его печаль12. Но никогда не был он охотником возводить на степень людей разную мошкару -- уж скорее свою породу приравнять к мышиной ("Маленький народец").
   В самом деле, если в людях нет ни пафоса, ни гения, чем будут для них и особенно в них высшие из наших идей и святейшие из заветов? Посмотрите на этих двух рыцарей13: что осталось в этом глубоком мещанстве от обаяния принципов братства и равенства? Родина, прошлое, будущее, -- что такое эти слова теперь для Крапюлинского и многим ли более того для Вашланского14?
  
   Wohnten in derselben Stube,
   Schliefen in demselben Bette;
   Eine Laus und eine Seele.
   Kratzen sie sich um die Wette *.
   {* На одной квартире жили,
   На одной постели спали;
   Те же мысли, те же блохи
   Бедных взапуски терзали! (нем.).
   (Перевод В. Д. Костомарова).}
  
   Вот они сидят перед камином и вспоминают ("Два рыцаря")... Да, хорошо вам -- мещанство... А нищета? Камин еще вспыхивает, рыцари дремлют... Что это? Сон?.. Ожившая греза?..
   Далеко гремит пустыня от музыки ливийских флейт и рогов, струн и бубнов. Вкруг золотого тельца в бешеной пляске кружатся дщери Иаковли15, высокоподпоясанные девы. Быстрее... быстрее... и вот безумный танец поднял и подхватил самого Аарона16, и риза первосвященника мелькает в вихре белых рук и малиновых, смеющихся уст ("Золотой телец"). Золото? Да, вот и Аарон заплясал перед золотом. Но иногда ведь и плясать не приходится. Разве не может золото дать чего-нибудь менее тревожного?... Власть, например, -- спокойную, мудрую... кроткую?..
   Камин вспыхнул и гаснет... дымясь... Нет больше ни вихря, ни музыки... Правда, по стенам еще ходят тени, но скоро не будет и их -- воцарится удушливая чернота: это умирает царь Давид и, умирая, передает власть над ними мудрому и набожному Соломону17. Давид умирает спокойно, со смешком даже. Улыбаясь, уходит деспот... О, рабство кончится еще не скоро... Одно щекотливое завещание... Есть такой беспокойный генерал, Иоавl8... Но ты с божьей помощью... И вдруг все исчезло... Старое исчезло?.. Лес, свежий лес, британский лес... Уф, как славно! как ярко трубит рог! Свобода...
   Ричард-Львиное Сердце ушел от австрийцев19 и чувствует себя так, будто он только что появился на свет и в первый раз видит солнце и небо, впервые дышит полной грудью. Но отчего же, рыцарь, отчего это вдруг ты дал шпоры коню и помчался? Или и за свободу надо платить?.. ("Король Ричард").
   Может быть, любовь?.. Уйти целиком в одно желание? Сгореть в нем без остатка?.. Фонтан... турецкая царевна... Азра из Йемена... из того рода, где, полюбив, умирают... ("Азра").
   Азра умрет чистым... Но вы, бледные спутники любви... Измена и грех... Та любовь, которая уже перестала светиться сквозь бледнеющее лицо Азры... Загробное воздаяние...
   Вот они, Христовы невесты, изменившие своему жениху. Что ни ночь, они должны выходить из своих могил и до самой зари с буковых стульев хора, среди страшно холодной монастырской церкви влагать в старинный напев слова, смысл которых навсегда для них утрачен, покуда давно умерший кистер20 играет на органе, и тени его рук, сопровождая бессмысленное пение, бешено путают регистры ("Христовы невесты").
   И долго просятся бедные призраки из этого холодного мрака, где хуже, чем в могиле, туда, на теплое светлое небо, и так жалобно молят они:
   "Сжалься, сжалься, Иисусе сладчайший". -- А тем временем по Рейну, весь обсыпанный лунным светом, скользит легкий челн, и там виднеются женщины, тоже прозрачные, как и их ладья. Там со своей служанкой на веслах ведет за собою по воде пфальцграфиня Ютта семь своих любовников, которых когда-то она велела утопить, чтобы они не любили других. О, есть ли символ безотраднее, есть ли печальнее даже подбор звуков, чем эта жуткая строка баллады Гейне:
  
   So traurig schwimmen die Toten
   ("Пфальцграфиня Ютта").
   {Так печально плывут мертвецы (нем.)}
  
   После кошмара загробных воздаяний, после холода лунной ночи и этих грустных пловцов, -- посмотрите, они еще плывут; вон, вынырнув по самые бедра из черной воды, они тянут вперед, к ладье, окоченелые пальцы, точно клянутся, -- душе нужен трогательный чарующий обман.
   И вот медленно движется перед нами во главе своего пышного, своего пестрого, но на этот раз странно безмолвного каравана, последний мавританский царь21. Это уходит из Альпухары Баобдил, еще молодой, но уже безутешный. Взъехав на высоту, откуда в последний раз открывается вид на долину Дуэро, царь прощается с Гренадой, которая при закатных лучах кажется ему разубранной в золото и пурпур.
   Баобдил задыхается от тоски. Рыдание разрывает ему углы рта, который точно хочет унести отсюда весь воздух родины.
  
   Aber, Allah! Welch ein Anblick!
   {Но что это, Аллах! Какое зрелище! (нем.).}
  
   В ответ старая царица разражается укорами против бессильной грусти сына. Но зато после этих укоров еще нежней, еще мелодичней звучит над измученным сердцем изгнанника-Гейне пророчество любимейшей из его подруг...
   Она не сулит ему ни возврата, ни новой жизни... Да и зачем бы? Она говорит только:
   "О, Баобдил, утешься, мой горячо любимый! Из бездны твоей муки уже пробился и расцветает прекрасный лавр. Нет, не один триумфатор, не только венчанный любимец слепой богини, в памяти людей уцелеет и истекающий кровью сын несчастья и геройский боец, который не осилил своей судьбы" ("Мавританский король").
   Второй сон, нет, не сон, а скорее предрассветный бред, заставляет ожить на обоях сцену einer posthumen Galanterie {Посмертной галантности (нем.).}.
   Эти обои повторяют узор ковра, который был когда-то искусно вышит Мелисандой. Мелисанда, графиня Триполийская, изобразила на нем себя и рыцаря Жоффруа Рюдель, того самого, которого она нашла умирающим на морском берегу; рыцарь этот никогда ранее не видел Мелисанды, но он любил и пел только ее. И вот теперь по ночам из коврового узора выходят и, бесшумно скользя по комнате, говорят друг другу о своей бессмертной любви эти странные любовники ("Жоффруа Рюдель и Мелисанда Триполийская").
   Сердце Гейне, заживо отданного могиле, не могло создать миража любви в меньшем противоречии с условиями, среди которых оно должно было исходить кровью...
   Мираж любви, и какой любви, которая, как мысль, должна "huschen scheu" {Здесь: робко шмыгнуть (нем.).} в пыльный ковер перед первым лучом зари?.. Или посмертная слава?.. Да, слава... Но где же залог?.. Где же хоть начало расплаты?.. И иначе как поверю я, о, нежная, твоей андалузской гитаре? Послушай... Шах, сам шах, великий повелитель правоверных, это живое воплощение веры, красы, всех мечтаний поэта, -- обманул Фирдуси. За "книгу царей" было заплачено не золотом, чтобы оно радовало вещему глаза своим пойманным и завороженным блеском, а бледным серебром22. О, Фирдуси не нужно царского серебра: поэт роздал его носильщикам да наградил им раба, топившего ему баню. И он ушел в далекий город похоронить там свое разочарование. И послы шаха, когда он вздумал исправить свою ошибку, не нашли в этом городе даже праха Фирдуси ("Поэт Фирдуси").
   Но что же осталось поэту от жизни?..
   Теперь прошлое видится ему, как в тумане. Оно все слилось для Гейне в тумане... ночной поездки. В лодке поехали трое, поехали глубокой ночью втайне, а вернулись уже на заре, и пассажиров было только двое. Одну душу загубили. О, это было сделано не во имя низких побуждений. Как сказать? Может быть, душу даже вовсе не губили, а только дали ей погибнуть... Нет, зачем погибнуть?.. Наоборот, спастись, сохраниться для какого-то другого мира, вовремя уйдя от позора и греха, от нужды и муки дольнего существования? Да, а все-таки их было трое, а стало двое. И ни каббалистические заклинания, ни пылкий цветущий май, который встречает двоих уцелевших, не могут загладить в их сердцах кровавой борозды: ее провел там заглушенный туманом крик.
   Да, вот она, -- душа, которая вернулась из ночной поездки, отжившая душа... Воздух горит, земля цветет, но это уже не для нее -- для нее было то, что она испытала в эту туманную ночь жизни. И кто из нас не вынесет из жизни хоть одного воспоминания, хоть одного смутного упрека, который хотелось бы забыть... но это невозможно. Кто-то шепчет невнятно, но назойливо... Где третий?.. Где загубленная душа?.. ("Ночная поездка").
   Глупости... Кошмар... Шелест крови... Если бы еще весь ужас жизни... заключался только в этих упреках... Но что вы сделаете с Вицли-Пуцли? Заправская пытка -- вот к чему привела Гейне жизнь.
   "Вицли-Пуцли" -- самая дико-блестящая, самая злобно-безумная история, которую когда-нибудь сочинил человек, -- и при этом ее могло создать только насмерть раненное сердце. Кажется, никогда на палитре не растиралось красок ярче и гуще для изображения страданий.
   Муки христиан перед мексиканским идолом, несмотря на колоссальность и уродство обстановки, среди треска и шипения факелов, от которых так мучнисто-белы лица туземцев, упившихся пальмовым вином, -- отнюдь не выглядят фееричными -- их огнистая красочность до сих пор обжигает кожу.
   И вместе с тем ирония все не хочет покинуть пера в сведенных судорогою пальцах Гейне: точно язык высовывает он своей мексиканско-зверской пытке.
   И кому же, спрашивается, нужны все эти пытки?.. Все эти славы, любовные чары и т. п. сгорели... их нет... Что же бы еще? Или мученичество?.. Как бы да не так...
   Сам великий Вицли-Пуцли, глядя на устроенную в честь него оргию, отлично понимает, что это последки, что завтра ничего ему не будет, да будет ли еще он и сам?.. Ох, право, не напрасно ли по знаку жреца в красной курте23 сегодня нажгли и нарезали столько этих бледнолицых европейских обезьян?..
   Как напрасно? Вот там -- Кортес24 различил в толпе осужденных собственного сына, свое цветущее дитя. Он смахнул с глаз мохнатой рукавицей непрошеную слезу и продолжал молиться с другими...
   Неужто же точно не только Вицли-Пуцли -- сказка, но некому слушать и этих благородных испанцев; потому что там... ничего нет?
   Неужто негодование и ужас, неужто желание отметить за свою никому не нужную измученность, за все обманы бытия, -- это все, что остается исходящему кровью сердцу?
  

-----

  

Проблема Гамлета

  

ГАМЛЕТ

  
   Есть проблемы-капризы, которые, возникнув перед нами, тотчас же притягивают к себе нашу мысль и держат ее плотно, не отпуская. Они похожи на выпавшее из своей ячейки и почему-то совершенно необходимое нам именно в данную минуту имя, которое мы никак не можем заставить себя не припоминать. Бывают между этими проблемами и довольно трудные, но это ни на минуту не колеблет нашей уверенности в том, что кто-то раньше уже решил их, и когда мы наконец найдем разгадку, то самая задача сразу же предстанет перед нами во всей своей досадной ничтожности и унизительной очевидности, точно загадочная тень Наполеона на спичечной коробке.
   Но есть и другие проблемы -- отравы, и тех никто никогда еще не решил. Они тоже притягивают к себе нашу мысль, только далеко не сразу. Мы можем вначале не различить их даже за приманчивостью убора и в чаду восторга. Но, в конце концов, яд, испаряясь, все-таки окажет свое действие, и проблема станет неизбежной. Тогда мы принимаемся за ее решение с веселой и гордой уверенностью, потому что поэт, который ее задал, околдовал нас своей мнимой близостью. О, первое время мы не скучаем! Возникает теория, другая, третья; символ вытесняется символом, ответ смеется над ответом, нет уступает да, но чаще, наоборот, еще бы уступает вот как?
   Порою мысль засыпает сытая, самодовольно-успокоенная, и просыпается в лихорадке. По временам мы начинаем сомневаться даже в наличности проблемы. В самом деле, а что если это только дурной сон?
   Гамлет -- ядовитейшая из поэтических проблем -- пережил не один уже век разработки, побывал и на этапах отчаяния, и не у одного Гете...1
   Серию критиков Гамлета открыл Полоний. Он первый считал себя обладателем гамлетовской тайны. Хотя Гамлет прокалывает его случайно, но зато Шекспир вполне сознательно сажает на булавку первого, кто в дерзости своей вообразил, что он языком рынка сумеет высказать элевсинскую тайну2 его близнеца.
   Как ни печальна была судьба первого шекспиролога, но пророчество никого не испугало, и Гамлет благополучно будет дурачить нас даже сегодня.
   Тайна Гамлета представляется мне иногда каким-то сказочным морским чудовищем. В сущности, добыча не такая уж неблагодарная не только для охотников, но даже для зрителей охоты: один спорт чего стоит... но и помимо этого. Довольно самого скромного огонька в актере, -- чтобы толпа ротозеев на берегу увидела в воде черный силуэт добычи и принялась рукоплескать.
   Гамлет идет и на червяка анализа, хотя не раз уже благополучно его проглатывал. Попадался он и в сети слов, и довольно часто даже, так что если его теперь выловят, то не иначе, как с остатками этих трофеев. Впрочем, не ручайтесь, чтобы тайна Гамлета, сверкнув нам и воочию своей загадочной серебристостью, не оказалась на берегу лишь стогом никуда не годной и даже зловонной морской травы.
  

II

  
   Желанье говорить о Гамлете и даже не без убедительного жара в наши дни, благодаря превосходным пособиям, легко исполнимо. Труднее поручиться, что спасешь при этом свою лодку, увильнув и от невольного плагиата банальной Скиллы и от сомнительного парадокса Харибды. Только как же, с другой стороны, и не говорить, если человек говорит, чтобы думать, а не думать о Гамлете, для меня по крайней мере, иногда значило бы отказаться и от мыслей об искусстве, т.е. от жизни.
   Я не знаю, была ли когда-нибудь трагедия столь близкая человеку, как Гамлет -- Шекспиру, только близкая не в смысле самооценки и автобиографическом... нет, а как-то совсем по-другому близкая...
   Смерть отца, любовные разочарования, маленький Гамлет, назойливость накопившихся в уме сатир и карикатур. Джордано Бруно3 в Лондоне, убийство Дарнлея4, судьба Роберта Эссекса5... Мимо, мимо всего этого6... Шекспир и Гамлет, -- где причина и следствие?.. В сущности, почем мы знаем, да и не все ли нам равно?.. Две тысячи лет тому назад звезда вела мудрецов и показала им ясли бога7 -- так они думали, теперь мудрецы ведут звезду за своей трубой и приводят золотую звезду к могиле этого же бога, -- и так они думают... Для меня Гамлет и Шекспир близки друг другу, как murionoot -- обладатели мириады душ, среди которых теряется их собственная. Для Гамлета, после холодной и лунной ночи в Эльсинорском саду, жизнь не может уже быть ни действием, ни наслаждением8. Дорогая непосредственность -- этот корсаж Офелии, который, кажется, так легко отделить рукой от ее груди, -- стал для него только призраком. Нельзя оправдать оба мира и жить двумя мирами зараз. Если тот -- лунный мир -- существует, то другой -- солнечный, все эти Озрики и Полонии -- лишь дьявольский обман, и годится разве на то, чтобы его вышучивать и с ним играть... Но если тень старого Гамлета создана мыслью, то разве может реально существующее вызывать что-нибудь, кроме злобы и презрения, раз в его пределах не стало места для самого благородного и прекрасного из божьих созданий?
  

III

  
   Разнообразие Гамлетов, я бы хотел сказать даже Гамлета, поразит нас особенно, если из безобидного мира кабинетных анализов мы перейдем к сценическим его толкованиям -- в область ярких и ответственных синтезов, откуда нас не убеждают, а с нами играют.
   Вот актер в роли датского принца.
   Едва успел уйти король из залы представления, как он начинает хлопать в ладоши и безумно хохочет... И зритель в восторге. Но вот тот же актер через неделю, молча проводив злыми глазами красные факелы Клавдия, садится на покинутое им кресло и тотчас же ровным бесстрастным голосом начинает:
  
   Оленя ранили стрелой -
  
   И мы опять-таки захвачены. Вот Гамлет, подавленный ужасом призрака и точно чувствуя, что с этой минуты он навсегда отрезан от всего прошлого, еле влачится за манящей его тенью... А глядите -- другой: ведь он же очарован; глядите, он идет, как на первое свиданье, сам он даже стал воздушен, точно призрак: так легки шаги его и музыкальны движения... Опять-таки и правы, и прекрасны оба, и я хочу любоваться Гамлетом во всей прихотливости шекспировского замысла, где в беспокойной смене проявлений могли узнавать свою мечту и Мочалов, и Барнай, и Сальвини9.
   Но сравнения и сличения Гамлетов решительно ничего не придали бы моему пониманию Гамлета. А лично я, какого бы я Гамлета ни смотрел, всегда рисую себе совсем другого актера, вероятно, впрочем, невозможного ни на какой сцене. О, это не был бы тот ярко индивидуальный Гамлет, который, может быть, даже создан актерами. По сцене мой Гамлет двигался бы точно ощупью... Я себе так его представляю... он не играет... он вибрирует... он даже сам не знает, что и как он скажет... он вдумывается в свою роль, пока ее говорит; напротив, все окружающие должны быть ярки, жизненны и чтобы он двигался среди этих людей, как лунатик, небрежно роняя слова, но прислушиваясь к голосам, звучащим для него одного и где-то там, за теми, которые ему отвечают.
   У Шекспира, конечно, нет роли, более насыщенной мыслями, чем Гамлет, нет и столь продуманной и все еще недодуманной, и тем назойливее захватывающей, а может быть, нет даже и более заботливо украшенной... Не один Шекспир, а по крайнему счету четыре Шекспира вложили в эту роль самые заветные сбережения: философ -- сомнения, остатки веры, поэт -- мечту, драматург -- интересные сцепления ситуаций и, наконец, актер -- индивидуальность, темперамент, ту ограниченность и теплоту жизни10, которые смягчают суровую действительность слишком глубокого замысла... Многообразная душа Гамлета есть очень сложный поэтический феномен, и ее противоречиям мешает смущать нас не одна, а несколько причин.
   Дело в том, что Шекспир так глубоко зачерпнул... нет, не то слово, он докопался до такой глубины... опять не то... он провидел столь тайное, что не мог не отразить словами Гамлета безумия и хаоса души. Несоизмеримость слов с душевными движениями и фатальная лживость их должны были таким образом выступить на свет с особенной яркостью. Кроме того, давно уже стало общим местом, что Гамлет -- человек XVI в. В эпоху раннего Ренессанса старое еще не скрывалось за ослепительной яркостью нового. Но в XVI в. старое мировоззрение выступило вперед, а новизне из мастерской художника, с кафедры проповедника и из кельи ученого пришлось идти в суд, в гильдию, на площадь и пришлось доказывать свою жизнеспособность на деле.
   Слова Гамлета глубоки и ярки, но действия его то опрометчивы, то ничтожны и чаще всего лунатичны. Не надо забывать и тогдашних условий драматического творчества. Зрители уже не требовали бога, но они еще требовали героя; они уже забыли мир, как верование, но сценическую жизнь для них все еще составляла драматизированная легенда, и ворота, через которые эта жизнь вступала на подмостки, должны были иметь позолоту и герб. Хитрый Гамлет легенды Бельфоре и витязь Саксона Грамматика11 не могли не стать наслоениями в сложном составе трагического героя.
   Положим, Гамлет Шекспира не вознаградил себя престолом наказанного узурпатора, но он все же должен был притворяться сумасшедшим и проделать свой четвертый акт, который так солоно достался потом Гервинусу12. Четвертый акт изображает нам вообще гораздо менее виттенбергского студента, чем хитрого феодала, а если заглянем поглубже, то в Гамлете выступит даже сказочный герой, который вчера еще был среди своих злоключений баловнем природы, чародеем и даже оборотнем.
   Наконец, признаем и еще одну особенность "многообразного Гамлета". Лица, его окружающие, несоизмеримы с ним; они ему подчинены, и не зависящий от них в своих действиях, резко отличный даже в метафорах -- он точно играет ими: уж не он ли и создал их... всех этих Озриков и Офелий?
   Я не хочу сказать, что Гамлет имеет только две ипостаси: художника и актера, но я настаиваю на том, что он их имеет. Вот художник среди своих созданий. Еще вчера созвучные с ним, они его тешили. А теперь? Господи! Эта черноволосая... я создал ее, я оставил ее успокоенной избранницей полубога, -- ее царственные желания обещали догорать таким долгим и розовым вечером. Да не может же этого быть!.. А эта? Высокая, белая, вся -- одно невнятное обещание... ведь она еще вчера не знала, что у нее розовые локти! Я придумал, я полюбил ее слегка угловатой и детски-серьезной... Я верил ей... Постойте... здесь висел другой портрет, а здесь сидел другой человек... Что это за бред?.. Кто же меня дурачит?.. И как это я не видел до сих пор, как мелкодушен, болтлив и низок этот старик, созданный мною на роли пожилых придворных и благорожденных отцов... Нет, нет... переделать все это и живее... Разбить формы, замазать холсты, а -- главное -- тетради, тетради отберите у актеров: что за чепуху они там говорят?..
   Именно так относится Гамлет к людям: они должны соответствовать его идеалу, его замыслам и ожиданиям, а иначе черт с ними, пусть их не будет вовсе... Во всяком случае разгуливать по миру с этикеткой -- Hamletus pinxit {Гамлет нарисовал (лат.).} -- это дерзость. Слышите? Да постыдись же ты, старая!.. Что это? Вы говорите, что я убил?.. Ничего, -- это крыса... Да позвольте, ваше высочество, она рухнула тяжело и разбилась... А?.. Ну значит -- статуя... Плохая статуя, бог с ней. Ха-ха-ха. Да о чем же вы? Послушайте-ка лучше, что я видел во сне. Разве не я месил глину для Полония? Принц, посмотрите, это -- мертвец... Ах, в самом деле?.. Ну, жалко... Но к делу! Будем играть, будем творить...
   Иногда, и гораздо чаще, мне кажется, что Гамлет -- актер, но на свой лад, актер-импровизатор. Играть с ним -- сущая мука: он своими парадоксальными репликами и перебоями требует фантазии и от самых почтенных актеров на пенсии... Он все по-своему. Вы хотите, чтобы он убил Клавдия... Ведь так же полагается по книжке? Но что за дело Гамлету до чужой выдумки? Его тешит собственная даже не выдумка, а способность менять выдумки... Актеры твердо выучили свои роли... Погодите, господа... десять строчек, только десять строчек... Они никому не снились ранее... Я суфлирую их вам сейчас же, и посмотрите, какой получится эффект из вашей доселе лишь гладкой драмы... Горацио... смотри, смотри изо всех сил. Не дай притаившейся мыши еще раз утащить сыр... Га... Светите мне!.. А... а... а... Вот он где оказался, еще один актер... Факелы плывут... Король поднимается... И кто бы мог подумать, что эти господа лицедеи забираются так высоко... Горацио... Ведь этак и я, пожалуй, не прочь в актеры... с розовыми бантами на башмаках... Ведь примут? а?..
   На половинный оклад?.. Отчего же не на полный? Как, нимфа, и ты вслед за ними подбираешь юбки?.. С богом, невинная девушка, свежая живность... Музыку... музыку... Ба, милейший Розенкранц, вы тоже хотите быть Гамлетом-сердцеведом и импровизатором? Вы -- Гамлет, а я -- Клавдий? Не знаю... пойдет ли пьеса... А впрочем, попробуем... Что это? Это -- флейта. Играть на ней совсем просто... Как, и лгать не умеете? Ни играть на флейте, ни лгать? Мне жаль вас... Прощайте покуда... Так около пояса фортуны?..
   Ха-ха-ха... С богом!.. Что? Ничего, ничего, ступайте! Как, еще риваль?.. И вы тоже, почтеннейший, метите в драматурги?.. Как? Вы были даже актером?.. Чудесно!.. Говорите, вас убивали на Капитолии? Жаль, что теперь вы не столько Цезарь, сколько старая крыса... И знаете что? Не попадайтесь вы мне под руку при зюйд-зюйд-весте... Свежей рыбы?.. Не хочу... Поручение от королевы? Очень хорошо. -- Но позвольте, правда ли, это облако похоже на верблюда... т.е. на горностая... нет, нет... на кита? Благодарю вас... больше ничего. Кланяйтесь да берегите дочь, почтеннейший, дочь берегите... А! Офелия!.. Нимфа... Нимфа и молится... Чего не бывает... Помолись же и обо мне, Офелия... Подарки?.. Да, вот что!.. Не припомню что-то подарков... А знаешь, я ведь когда-то тебя любил... Распустилась... заалелась... Вольно было верить, моя милая. Валентинов день13 бывает только раз в году... А знаешь, что? Ведь ты проснулась сегодня невестой... Ах, береги себя, моя милая... Да не любил, не любил никогда... Все, Офелия, одинаковы. Ты думаешь, куда мы тебя пригласим... В хлев, в стойло самого грязного козла во всей Дании... А ты, Офелия, ты ведь нимфа... Иди в монастырь.... Невинность?.. Так и спасет она, невинность... А слова, Офелия?.. Разве что может уйти от грязи, которую они разбрасывают?.. В монастырь!.. Офелия... что?.. непременно остаться?.. Ну, тогда бери дурака... самого глупого, какого только сыщешь... Холод?.. холод?.. Жеманницы вы все, все до одной, вот что! и распутницы... Офелия... Я люблю тебя... Офелия, я сумасшедший... Иди в монастырь, Офелия... Слышишь, в монастырь...
   -- Наоборот, государыня! Это вы оскорбили моего отца. И как это низко, -- то, что вы хотите мне сказать... Наставление в качестве матери?.. Оставим это, королева... Мне придется сказать вам несколько неприятностей... Что же делать?.. Ах, господи, опять эта крыса... Мертва, червонец об заклад... Так и есть... оказывается -- старый шут... Только-то... Ничего, ничего... Не делайте таких больших глаз... То ли вы видели... да и увидите, пожалуй?.. Вы узнаете этого полубога?.. Сказать, что он был вашим... что вашим? Что он был вы, ваша молодость, ваша красота, честь... и что вы сами тогда... теперь... жару, больше жару, принц!.. А главное, не жалейте чувственных красок, метафор распутства, гипербол похоти... пожирнее, милорд!
   Хлещите ее, милорд, и в грязь, глубже в грязь... Ага! Что? Проняло?.. Вот тебе раз! Забирает и вас... Портрет шевелится. Он выходит из рамки с воплем и мольбой о защите... Волосы ваши стали дыбом. Надо, чтобы мертвого видели вы один, а эта женщина пусть только замирает, созерцая неведомую причину вашего ужаса... Ну, теперь довольно... сердце ее растворилось... Она больше не любовница... Она -- мать. Она жалеет вас, принц... Но нет, королева! Вы готовы, пожалуй, забыть о своем грехе: свое уродство вы непрочь выдать за мою болезнь. Но пульс мой спокоен -- послушайте, и речь логична... Мораль теперь, Гамлет, мораль! Вспомни того виттенбергского проповедника в белых воротничках на высокой лестнице церкви, где еще, помнишь, так чудесно выточены собачьи морды из темного дуба...
   Как? На все добрые советы, и у вас нашлось одно это жалкое, растерянное, даже жеманное "что же мне делать?"
   Что тебе делать... веселая женщина? А вот что -
  
   ... влезь на крышу.
   Птиц выпусти, сама-ж, как обезьяна в басне,
   Сядь в виде опыта в корзину, сбросься с нею
   И голову себе сломи!..
   -- А ты знаешь, мать, что я еду в Англию?
   -- О, как могла я забыть, что это решено...
  
   Ничего, ничего, поедем... Игра все же не кончилась, а в этом и есть главное... наслажденье -
  
   Свесть хитрость с хитростью в упор в одно
   мгновенье.
  
   Ну, а теперь займемся и этой падалью...
   Покойной ночи, мать! -- И, в рассеянности или боясь остаться один со своими злыми снами, Гамлет четыре раза под конец сцены желает матери покойной ночи.
   Волшебная сцена! Я не назову ее ни жестокой, ни страшной, ни тяжелой, ни даже сильной, потому что, созданная солнцем мысли, она похожа на то, что изображает, не более, чем безвредная тень на остервенелую палку.
   Гамлет -- артист и художник не только в отдельных сценах. Эстетизм лежит в основе его натуры и определяет даже его трагическую историю.
   Гамлет смотрит на жизнь сквозь призму своей мечты о прекрасном. Отец осуществил для него идеал красоты.
  
   Смотри, как этот лик прекрасен:
   Гипериона кудри14; Зевсово чело;
   Взгляд Марса, созданный повелевать; осанка
   Гермеса, вестника богов, когда с небес
   Слетает он к заоблачным вершинам.
   Все в этом облике совмещено; на нем
   Оставил каждый бог печать свою, чтоб миру
   Дать человека лучший образец.
   {Строки по переводу К. Р.}
  
   Зло для Гамлета прежде всего не в том, что заставляет нас страдать, что оскорбляет или позорит, а в отвратительном, грязно-сальном и скотском. Главный аргумент Гамлета против матери есть красота его отца. Именно эта красота давала ему право на счастье, власть, поклонение и любовь... Его убийца, может быть, не столько оскорбил христианского бога правды, сколько помрачил эллинских богов красоты. Идеал красоты отлился для Гамлета в своеобразную форму благородства...
   Это -- царственный идеал... Его эмблема -- кудрявый и румяный феодал, который в сентябрьский полдень засыпает в своем саду на низком дерновом ложе, куда, кружась, падает и золотисто-узорный лист дуба, и лепестки поздней розы, и где он, улыбаясь, подставит доверчивое ухо и шепоту ядовитой белены.
   Для Гамлета даже проклятый вопрос быть или не быть есть в существе своем лишь вопрос эстетической расценки. Кто знает, а если те злые сны, -- заметьте, не серный огонь призрака, а злые сны, т.е. нечто созерцательное и лишь красочно-мучительное, -- те сны, говорю я, так принизят мой ум, который там может ведь потерять и свою огненную силу, -- что самая возмутительная действительность, на которую теперь еще ум мой реагирует, должна быть им предпочтена? Офелия мучит Гамлета, потому что в глазах его неотступно стоит тень той сальной постели, где тощий Клавдий целует его старую мать. Непосредственное обаяние Офелии Гамлет хотел бы свести к... ужасу, и чтобы он один, безумный зритель, мог созерцать из своей потаенной ложи, как в полутемной палате полоумный пасынок короля в компании убийц и мазуриков, шутов, сводней и нищих лицедеев устроил себе кресло из точеных ног фрейлины, которая, пожалуй, и сама не прочь видеть его так близко от своего белого платья.
   Офелия погибла для Гамлета не оттого, что она безвольная дочь старого шута, не оттого даже, что она живность, которую тот хотел бы продать подороже, а оттого, что брак вообще не может быть прекрасен и что благородная красота девушки должна умирать одинокая, под черным вуалем и при тающем воске церковной свечи.
   Гамлет завистлив и обидчив, и тоже как художник.
   Завистлив Гамлет? Этот свободный ум, который даже слов призрака не может вспомнить, так как не от него зависит превратить их в импульс, единственный определитель его действий? Да и как же может завидовать он, столь не соизмеримый со всем, что не он?..
   Видите ли: зависть художника не совсем то, что наша...
   Для художника это -- болезненное сознание своей ограниченности и желание делать творческую жизнь свою как можно полнее. Истинный художник и завистлив и жаден... я слышу возражение -- пушкинский Моцарт. -- Да! Но ведь Гамлет не Сальери. Моцарта же Пушкин, как известно, изменил: его короткая жизнь была отнюдь не жизнью праздного гуляки, а сплошным творческим горением. Труд его был громаден, не результат труда, а именно труд.
   Но зависть Гамлета может быть рассматриваема как одна из условностей его индивидуализации...
   Хитрый Амблетто легенды, наперсник дальновидной судьбы, обратился в меланхоличного субъекта, толстого, бледного и потливого, который до тридцати лет упражнялся в философии по виттенбергским пивным, а потом попробовал в Эльсиноре выпустить феодальные когти.
   Гений Шекспира, поэта и актера, не оставляет нам, однако, никаких сомнений в том, что Гамлет -- лицо. И даже чем безумнее толчея противоречий, прикрытая этим именем, тем сильнее для нас обаяние его жизненности.
   Итак, Гамлет завистлив...
   Кому же он завидует? Спросите лучше, кому он не завидует?
   Туповатой уравновешенности Горацио, который не различает в принимаемой им судьбе ее даров от ее ударов.
   Слезам актера, когда актер говорит о Гекубе, его гонорару... его лаврам даже. Мечте Фортинбраса, Лаэрту-мстителю и Лаэрту-фехтовальщику, кончику красного языка, который так легко и быстро движется между свежих губ Озрика, может быть, и его эвфуизму (вспомните письмо к Офелии). Юмору могильщика... корсажу Офелии и, наконец, софизмам, они придуманы не им, Гамлетом.
   Гамлет-художник не жалеет Гамлета-человека, когда тот оскорбил красоту.
   Шумная риторика Лаэрта и бесвкусие его гипербол так раздражили Гамлета, что он соскакивает в могилу Офелии в готов тут же драться с ее братом... даже быть засыпанным заживо -- что хотите, -- только пусть замолчит этот человек. Но через какой-нибудь час Гамлет уже кается: он -- больной, он -- сумасшедший человек, и только этим можно объяснить, что он не оценил благородной красоты Лаэрта. И, может быть, Лаэрт кажется ему при этом красивее именно потому, что сам он, Гамлет, проявил себя так неэстетично.
   Итак, Гамлет символизирует не только чувство красоты, но еще в сильнейшей мере ее чуткое и тревожное искание, ее музыку...
   Гамлета походя называют гением; вспомните за последнее десятилетие хотя бы Куно Фишера15 и Брандеса16. Но что же это за гений без специальной области творчества? Если Гамлет гений, то это или гениальный поэт, или гениальный артист.
  

IV

  
   Страдающий Гамлет? Вот этот так не умещается в поэта. В страдании Гамлета нам чувствуется что-то и несвободное и даже не лунатичное. Страдание Гамлета скучно и некрасиво -- и он его скрывает. Содержание пьесы и даже легенды достаточно объясняют нам личную трагедию Гамлета, и я не буду повторять их здесь. Но мне обыкновенно казалось, что Гамлет, красиво и гениально рисуя пороки и легко вскрывая чужие души, точно бы это были устрицы, всегда что-то не договаривает в личных откровениях.
   Между Гамлетом и призраком есть неподвижная, но растущая точка. Есть мысль, которая так никогда и не сойдет у Гамлета с языка, но именно она-то должна связывать ему руки: эта мысль делает ему особенно противным Клавдия, болезненно-ненавистной мать, и она же разжигает его против Лаэрта в сцене на кладбище. Дело в том, что поспешный брак Гертруды не мог не накинуть зловещей тени на самое рождение его, Гамлета. Недаром же ему так тяжело смотреть на едва заневестившуюся Офелию. Старая Офелия и молодая Гертруда создают в его душе такой спутанный узел, что Гамлет стоит на пороге сумасшествия, а в этом узле, как режущая проволока, чувствуется еще и Клавдий, -- не столько убийца, сколько любовник, муж, даже отец, может быть... его отец... Не этот Клавдий, так другой... где ручательство, что Гертруда... если...
   Послушайте Лаэрта:
  
   Будь лишь одна во мне спокойна капля крови,
   То я подкидыш, мой отец отцом мне б не был,
   И непорочной матери чело
   Клеймом блудницы прожжено.
   (IV. 5, 113 слл.)
  
   Гамлет перед отправлением в Англию загадочно называет Клавдия матерью.
  
   Гамлет
  
   В Англию?
  
   Король
  
   Да, Гамлет.
  
   Гамлет
  
   Хорошо.
  
   Король
  
   Да, если б ведал ты намерения наши.
  
   Гамлет
  
   Я вижу херувима, который их видит.
   Итак, едем в Англию. Прощай, мать дорогая!
  
   Король
  
   Нет, Гамлет, любящий отец твой.
  
   Гамлет
  
   Мать. Отец и мать -- муж и жена; муж и жена -
   одна плоть; а потому: мать.
   Итак, едем в Англию.
   (Уходит.)
   (IV, 3, 45 слл.)
   {Перевод К. Р.}
  
   Тайна рождения его, Гамлета, решительно ни при чем во всех откровениях призрака. Разве он-то сам мог ее знать, этот доверчивый и румяный феодал, которому еще снились левкои, когда сок белены уже добирался до его сердца.
   Некоторый повод к нашей догадке насчет мысли, которая отравила Гамлету существование, -- мог подать Бельфоре17.
   Драматург несомненно был знаком с его повестью. Гамлет представлен там ведуном, и вот в Англии он бросил замечание, что у короля рабский взгляд. Король был очень заинтересован словами датского принца, особенно когда перед этим другие слова его, которые казались окружающим столь же безумными, оправдались самым неожиданным образом. Но послушаем рассказ:
  
   Король обратился к матери и тайно отвел ее в комнату, которую запер за собою. Он просил ее сказать, кому обязан он своим появлением на свет. Королева, уверенная, что никто не знал о ее связях и проступках, клялась ему, что только один король пользовался ее ласками. Он же, достаточно уверенный в справедливости слов датского принца, пригрозил матери, что, если она не ответит ему по доброй воле, он заставит ее отвечать силой. И тогда она призналась ему, что подчинилась когда-то рабу, который и был отцом короля Великой Британии. Это и удивило и изумило его. Но он скрыл все, предпочитая оставить грех безнаказанным, чем подвергнуться презрению подданных, которые, может быть, тогда не захотели бы иметь его своим правителем (из книги К. Р.)18.
  
   Слова эти ясно доказывают одно: Шекспир имел в своем распоряжении мотив мучительной неизвестности рождения и даже с тем его оттенком, что человек, хотя бы и дознался о позорящей его тайне, не разгласит ее, а наоборот, постарается затушить.
   Между тем для Гамлета, который смотрел на отца как на олицетворение красоты и доблести, -- затуманение этого образа не может не быть страшно мучительным. Не быть уверенным в том, что отец для него точно отец, -- это для Гамлета, с одной стороны, ослабление обязательности мстить, а с другой -- вечная угроза оскорбления.
  
   ... А если подлецом кто назовет меня?
   Мне череп раскроит? Клок бороды мне вырвав,
   Швырнет его в лицо мне? За нос дернет? Глотку
   Заткнет мне словом "лжец". Когда б кто это сделал!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   {Перевод К. Р.}
  
   И это не реторика. Это весь ужас прозреваемой возможности.
   Что такое мать? Гамлет уходит корнями в Ореста. А для Эсхила рождавшим был еще отец, а не мать {19} -- τιχτει ο θρωσχων. {Рождает мужчина (греч.).}
   Один из последних по времени критиков Гамлета пишет о трагедии его имени следующее:
   "В ней есть все, что потрясает, ужасает, трогает и умиляет сердце человеческое: ужасы и злодейство, вероломство и измена, преданность и любовь чередуются в чудных изображениях. Но надо всем этим господствует и всему этому дают смысл и тем увеличивают значение вековечные гамлетовские вопросы. Такова эта трагедия"20.
   Слова Юрия Николаева21 весьма характерны для суммарного суждения о Гамлете: в них, кажется, есть все, что только можно сказать об этой трагедии, а между тем далеко не всякий читатель и зритель Гамлета ими удовлетворится. Признаюсь, что меня лично Гамлет больше всего интригует. Думаю также, что и все мы не столько сострадаем Гамлету, сколько ему завидуем. Мы хотели бы быть им, и часто мимовольно переносим мы его слова и музыку его движений в обстановку самую для них не подходящую. Мы гамлетизируем все, до чего ни коснется тогда наша плененная мысль. Это бывает похоже на музыкальную фразу, с которою мы заснули, которою потом грезили в полусне... И вот она пробудила нас в холодном вагоне, на миг, но преобразив вокруг нас всю ожившую действительность: и этот тяжелый делимый нами стук обмерзших колес, и самое солнце, еще пурпурное сквозь затейливую бессмыслицу снежных налетов на дребезжащем стекле... преобразило... во что?... То-то во что?..
   В сущности, истинный Гамлет может быть только -- музыкален, а все остальное -- лишь стук, дребезг и холод нашего пробуждения с музыкой в сердце.
  

------

  

БРАНД-ИБСЕН

  

БРАНД

  
   Во всяком подневольном сообществе, будь то государство или каторжная тюрьма, -- неизбежны и свои властолюбцы.
   У властолюбия, кроме профессионалов, бывают и дилетанты, бывают непризнанные гении, неудачники, а нередко и жертвы.
   История насчитывает несколько властолюбцев парадоксальных, Посейдон выбивал их своим трезубцем прямо из выжженной скалы, -- покуда эти люди без прошлого были, кажется, только стратегами.
   Но меня интересует сегодня совсем другая разновидность типа.
   Мои властолюбцы не имеют ни гения, ни даже инициативы, это скорее одержимые, это -- властолюбцы маниаки, и притом не столько трагические герои, сколько страстотерпцы.
   Их властность определяется одной идеей -- нравственного порядка. Войдя в них извне и уже готовая, в виде слов, эта идея мало-помалу выжигает из их сердец все, что ей в помеху, чтобы через самого человека стать кошмаром и наваждением для его окружающих.
   Меня интересуют Бранды, люди с широкими плечами и узкими душами, люди, для которых нет смены горизонтов, потому что неподвижная волчья шея раз навсегда ограничила для них мир полем их собственного зрения.
   Этих людей, наверное, не выбивал ни из какой скалы Посейдон, но зато их на славу стачал сапожник, дивно пригнав каждого Бранда по его колодке.
   Я сказал идея, так как у меня не было другого столь же полного слова, но магической формуле Бранда далеко до нравственной идеи, которая всего чаще с таким трудом вырастает в душе человека, сначала перепутываясь с другими и пробивая, наконец, их гущу.
   У Бранда не идея, у него формула, написанная на орифламме1: читайте и поучайтесь. "Будь цельным. Не надо половинчатости. Да или нет".
   Получил свою формулу Бранд по наитию, ибо так хотел бог, его избравший.
   Но формула -- не идея. В идее, пока она жива, т. с. пока она -- идея, неизменно вибрирует и взрастившее ее сомнение -- возражения осилены, но они не убиты.
   Идея слушает врага и готова даже с ним спорить. Ее триумф не где-то позади, а всегда далеко перед нею. Идея его не видит, она только предчувствует свой триумф.
   Наоборот, орифламма -- саркастична и непреклонна: она требует.
   Сомнения и протест могут вызвать в ней лишь негодование, в лучшем случае -- брезгливое сожаление. А весь блеск триумфа переживается ею бессменно, потому что он весь тут же, в золотом солнце самого знамени.
   Вы скажете, ибсеновский Бранд страдает. Но что же из этого и кто же -- в поэзии особенно -- не страдает? Если у вас умрет ребенок, еще не умевший говорить, то вы будете не только несчастны, а пришиблены его смертью, и будь вы решительно ни при чем в самом случае смерти, вы все же не так-то скоро справитесь с угрызениями своей потревоженной совести. А Бранд -- ведь он даже не считает себя убийцей. Библейская формула дала ему Авраама, Исаака и Иегову2 -- и таким образом сняла у него с души все, что заставляет нас мучиться, бессмыслицу факта. Цель найдена -- он, Бранд, принес жертву. Он -- избранник, и этим все сказано. Бранд не вынашивал своей формулы, и именно потому, что эта формула далась ему слишком рано и даром и что она все-таки ему чужая, пусть после ставшая даже мучительной, -- Бранды так всегда нетерпимы к людям.
   Истинно терпим стану я, лишь когда на горьком опыте, стезей ошибок и падений, и главное -- бесповоротно, я сознаю, что я вовсе не я, а только один из них, один из них и больше ничего. Любовь к людям не рождается с нами, она вовсе не одно из капризных настроений и уж менее всего дело темперамента.
   Если это -- точно любовь к людям, она серьезна и являет присутствие глубокого идейного начала. Пусть люди пошли вовсе не тем путем, который оставил мне, вдобавок к нравственному опыту -- одышку и скорбные воспоминания, но я буду любить людей, именно вспоминая, как труден был мой путь. Нас сближает не достижение, а его возможность и, может быть, иногда даже невозможность.
   У Бранда нет опыта. Бог знает, пережил ли он сомнения, но следов их нет. Повторяю, он избранник, и этим все сказано. Каждый шаг на пути не сближает Бранда с людьми, как сближает он нас сознанием сомнений, слабости, а наоборот, отдаляет его от них растущим бредом мессианизма. Те же страдания, которые просветляют свободных, уча их состраданию, в Бранде убивают последнее, что еще было в нем нашего, убивают инстинкт, пылкость, неразумное движение души.
   Вспомните, как в драме, конечно заранее сговорившись и сменяя один другого, доктор, "вошедший" и Герд начисто выветривают из Бранда все остатки ветхого человека3. Но это уже не опыт, это гипноз, а в конце концов Бранду остается одно властолюбие, пусть, как всякая мания, не лишенное своей дозы сладострастия, но в конце концов безрадостное, бесплодное и неразрешимое.
   Посмотрим теперь на Бранда-мужа, а потом на сына, не стоит много говорить о Бранде-отце.
   Бранд женился на девушке, которая, по его собственному признанию, указала ему на новую цель,
  
   В первый же день указала
   Верное творчества поле ты мне,
   К небу полет прервала мой,
   Взор мой направила внутрь.
   (Д. IV, с. 412*)
   {* Перевод Ганзен.}
  
   Но роль Агнес все же остается в их союзе только служебной. Вот какую идиллию рисует Бранд несчастной матери, у которой год назад он отнял ребенка, а сейчас отнимет ее последние воспоминания, отнимет даже не в жертву Молоха человеколюбия -- своего идола, а потому что ими она, Агнес, служит другому идолу -- своему.
  
   Бранд
  
   Так бы и бросился, Агнес, к нему,
   К мощной деснице прижался,
   Спрятал лицо на отцовской груди.
  
   Агнес
  
   Если б всегда его видел,
   Бранд, ты таким. Не владыкой -- отцом.
  
   Бранд
  
   Агнес, не смею. Не смею
   Дела господня я здесь тормозить.
   Должен в нем видеть владыку
   Строгого неба, земли судию.
   Нужен он слабому веку!
   Ты же, ты можешь в нем видеть отца,
   В божьи объятья стремиться;
   Ты головою усталой прильнуть
   Можешь к груди его, Агнес,
   Новые силы на ней почерпнуть
   Бодрой уйти, просветленной,
   Отблеск сиянья его принести
   Мне -- в мир борьбы в своем взоре, -
   Это и значит делить пополам
   Радости жизни и горе;
   В этом святая суть брака. Один
   Силы в борьбе напрягает,
   Лечит другая все раны его;
   Только тогда эти двое
   Истинно телом и духом -- одно,
   Агнес, с тех пор, как от света
   Ты отказалась, связала судьбу
   Смело с моею судьбою,
   Долг на себя ты немалый взяла.
   Я буду биться упорно,
   Иль одолею или в битве паду;
   Буду и в жар я полдневный
   Биться и в холод ночной сторожить;
   Ты ж мне любви, ободренья
   Полные чаши к устам подносить,
   Жажду борца утоляя;
   Кротости теплым плащом согревать
   Сердце мое под бронею.
   Видишь, призванье не мелко твое,
   Дело твое не ничтожно.
  
   Чтобы почувствовать всю омерзительность этой идиллии и всю бесчеловечность рацеи, надо представить себе, что ее слушает измученная женщина, у которой, пока она слушает, неотходно лежит перед глазами на еловых стружках гроба озябший ребенок. Надо себе представить, что женщина эта осуждена жить среди своих отравленных воспоминаний без дела, без цели, без интереса, без просвета и что тот самый муж, который предлагает ей подносить ему, борцу, плащи и кубки, сам в силу принятой им на себя жестокой миссии и вполне сознательно ограничивает свое отношение к ней тем, что бередит ее рану.
   Да и на кой черт, спрашивается, ему, Бранду, бальзамы, если бы она и приносила их, эта так нелепо и безрадостно оплодотворенная им женщина?
   Отношения Бранда к жене поистине страшны -- Бранд мучит ее, как свою вещь; мучит, потому что кощунственно или лицемерно забыл о двух душах, которых не может и вовсе не должна сливать "единая плоть" апостола4.
   Но в отношениях Бранда к жене нет, по крайней мере, цинизма. Но зачем нужно Бранду, чтобы коснеющие губы его умирающей матери отказались от всего, что еще согревало этой старухе остаток ее бессолнечной жизни?
   Подумать только -- ведь стоило ее замерзающему языку метнуться немножко иначе, стоило только серному огню лишний раз пахнуть на умирающую -- и без всякого просветления, без тени раскаяния, ее бы ожидало спасение в виде Бранда, который поспешил бы к ней с улыбками и телом своего бога.
   Религия Бранда есть только небесная проекция его мучительного властолюбия, его взбалмошной веры в свой мессианизм.
   Бог для Бранда -- Иегова. А его Христос не столько бог Нового завета, сколько ветхозаветная жертва. И при этом хуже всего, что никакого Иеговы, в сущности, пожалуй что и нет, -- а просто он нужен "для слабого века" -- уж, право, не знаю, в качестве чего, судьи ли или угрозы?
   Христианская цивилизация?
   Гуманность?
  
   Гуманность -- вот бессильное то слово,
   Что стало лозунгом для всей земли,
   Им, как плащом, ничтожество любое
   Старается прикрыть и неспособность
   И нежеланье подвиг совершить;
   Любовь трусливо им же объясняет
   Боязнь -- победы ради, всем рискнуть.
   Прикрывшись этим словом, с легким сердцем
   Свои обеты нарушает всякий,
   Кто в них раскаяться успел трусливо.
   Пожалуй, скоро по рецепту мелких,
   Ничтожных душ все люди превратятся
   В апостолов гуманности. А был ли
   Гуманен к сыну сам господь отец?
   Конечно, если бы распоряжался
   Тогда бог ваш, он пощадил бы сына,
   И дело искупления свелось бы
   К дипломатической небесной "ноте".
  
   Евангелие прошло мимо Бранда; может быть, он отбросил или сжег его, как вредное, вместе с тою частью сердца, которая мешала простору его мессианской идеи?
   Да и в самом деле, формуле цельности решительно нечего делать с теми очаровательными поучениями Христа, которые так часто прикрывали женственную нежность его всепонимающего сердца.
   "Не мешайте детям, потому что, кто сам не станет как ребенок, тот не войдет в царство бога"5. -- "Не упрекайте эту женщину за то, что она льет мне на ноги драгоценное миро..."6 -- "Пусть тот, кто чувствует себя без греха, первый бросит камень в осужденную"7. -- "Не человек для субботы..."8
   Во всех этих случаях чувство, минута кажется нам теперь еще необъятнее, чем общее выражение чувства. Но разве мог понять живого Христа мученик формулы и неверующий священник?
  

II

  
   Есть старая сказка о ваятеле, которому удалось оживить свое изваяние 9. И когда в его создании загорелась чуждая ему и совсем другая душа, то он обрадовался, потому что он любил свою статую. Я никогда не мог читать этой сказки без глубокого уныния. И в самом деле, никто не произнес более сурового приговора над искусством. Неужто же, чтобы обрести жизнь, статуя должна непременно читать газеты, ходить в департамент и целоваться?
   Помню, в одну золотую осень, в Генуе10 несколько довольно-таки безотрадных часов я бродил по белым колоннадам местной усыпальницы, среди покойников первого класса. Положительно, нет в мире музея буржуазное и кичливей этой усыпальницы.
   Мрамор увековечил там не только носы и бородавки героизированных купцов, но даже покрой платья и кружевца у шеи их буржуазок, уступая местами лишь грубой слащавости эмблемы в виде каких-нибудь крылышек у рахитического ребенка. Во всяком случае, искусство -- если и в этих пародиях надо видеть искусство -- служит на итальянском кладбище самым низменным целям, потому что чек на лионский кредит обеспечивает там бессмертие не мысли художника, а рединготу заказчика.
   Совсем по-другому живет настоящая статуя. Может быть, лет десять тому назад в одном из ярко освещенных майским солнцем павильоне Трокадеро вы видели белый дольмен роденовского Бальзака...11 О, там не было вашей души, той дорогой иллюзии влажных губ и теплой кожи, которую столькие считают еще жизнью и смыслом изваяния. Из каждой складки халата, с каждой впадинки закинутого лица на вас глядела только властная загадка гения. Это был не сам Бальзак, а трепетная мысль художника о Бальзаке, но при этом эта мысль обладала волшебным свойством казаться вам вашей мыслью, а мне моей.
   Тем-то именно и велик художник, что, творя, он забывает о своей чувствительной и пульсирующей коже и сознает лишь свою космическую духовность, гордясь и смущаясь перед ответственностью за случайно вспыхнувший в нем гений.
   А все же люди не так-то охотно освобождаются от желания согревать своих мраморных Галатей... Когда я только что сердился на Бранда, что я делал, в сущности, если не играл в куклы, нет, хуже -- забывал, играя в куклы, что я играю в куклы? Я был недалеко даже от того англичанина, который -- правда, лет сто тому назад, -- послал вызов Шлегелю за его непочтительную догадку о нравах Офелии12.
   Исправлять эту ошибку, пожалуй, уже поздно, но теперь, когда ноги мои подламываются от усталости, мне кажется, что я нашел бы и настоящую дорогу.
   Ведь, в сущности, с Брандом не было даже и особого интереса играть. Надо сознаться, что Бранд -- плохая кукла, хотя и густо размалеванная. Даже не верится как-то, что Ибсен замышлял его раньше в эпической форме13. Главное, Бранд так мало обдуман психологически. Разве сходство с матерью -- наследственность: в обоих та же бессолнечность и то же упорство маниаков?
   Но Ибсен, кажется, нисколько и не скрывал от нас символичности своего Бранда.
   Прежде всего отделаемся от одного предрассудка. Не стоит искать в Бранде северного неба. Может быть, оно там и есть, но, во всяком случае, едва ли оно там интересно. Одержимость Бранда уже жила когда-то в тропическом лесу -- ею болела нежная Дамаянти14; в суровом призыве Бранда тоже незачем видеть отражение металлической ряби фиорда, и вовсе не навислость горных снегов символизировалась его угрюмой угрозой.
   Бранды спускались гораздо южнее и в Женеву, и во Флоренцию15, их родиной было, пожалуй, даже африканское побережье, если можно искать духовной родины аскетизма где-нибудь помимо впервые вспыхнувшей в двуруком фатальной уверенности, что он бессмертен.
   Ибсен не особенно церемонился с Брандом. Бранд героичен до лубочности, до приторности, и, право же, нам иногда страшнее за Рокамболя16, чем за Бранда.
   Но, может быть, именно то-то и пленительно в Бранде, что Бранд не боится быть временами психологической бессмыслицей, что мы-то судим Бранда, мы-то удивляемся ему, мы-то из-за него копья ломаем, а хитрый норманн знай себе посмеивается.
   И мне сдается даже, что я вижу, как широкая улыбка раздвигает его лицо между навислыми ушами его моржовой шапки...
   Но в чем же эта обаятельность пьесы?
   Из-за чего же, в конце концов, мы так охотно прощаем не только Бранду, что он Бранд, но самому Ибсену его аптекарские рифмы -- помните: quantum satis {Достаточно (лат.).} и caritatis {Милосердием (лат.).}, да еще два раза -- так понравилось? --
   Господа, вспомните, когда был написан Бранд17? В 1862 г. -- Ибсен к этому времени не был юношей -- ему стукнуло 33 года, но он еще помнил молодость и, может быть, только тогда свел с ней окончательные счеты. Бранд пленяет нас именно как символ необъятной шири будущего, как последний порыв категорической и безоглядной молодости.
   Забудьте на минуту, что Бранд только Бранд. Смотрите сквозь него. Добивайтесь только его смысла, его символической сущности, наблюдайте, как лихорадочно ищет воплотиться мысль самого Ибсена, которая так долго таилась в потемках души, -- и вот на нее глядит солнце сознания. Вглядитесь хорошенько; ведь это уж не Бранд лишает умирающую мать причастия -- "кайся, мол, старуха. А помнишь ты, старуха, что ты делала тогда перед неостывшим трупом моего отца?"
   Нет, это говорит Ибсен, безжалостный к прошлому, неумолимый перед всем, что отживает. Пусть оно примет мою веру, это прошлое, или идет к черту -- туда ему и дорога. Проклянет? Пускай. Все равно мне не избыть его мерзкого наследия. Постойте, -- уж будто это только Бранд думает, что Иегове так нужен его маленький Альф18 и сам он, Бранд?
   Нет, господа, это Ибсен вспоминает о времени, когда он пробовал сталь своих мускулов; это он упивается на снежном просторе зоркостью своих глаз, -- это ему, Ибсену, так не терпелось тогда вызвать на борьбу весь мир -- и мир-то был такой малюсенький -- фогт, пробст да кистер19 -- только и всего. А у него-то, у Бранда-то, в груди что было сил... дыханья-то было сколько. О, до Джон Габриеля оставалось еще так много времени. Тот вон на садовой скамейке задохнулся и помер, а Бранд и с лавиной еще разговаривает.
   Вы спрашиваете, зачем Бранд убухал материнские деньги на церковь, которую тотчас по ее окончании он не мог не возненавидеть? Ведь понимал же он, наконец, куда клонится дело?.. То-то вот куда? Зачем? А Ибсен зачем тратил силы на свои стихотворные пьесы?
   Кантата, золотые литеры имени Бранда!.. Все это было. Ибсен, тебе не страшно, тебе не совестно? И вот он бежит... Бранд бежит... Куда? Куда?.. А разве он это знает?.. Туда, где высоко и где красиво; туда, в горный, в ледяной храм, где служит старый и седой священник в глазетовой ризе. А с ним, со своим Брандом, идет и легкая, уже осужденная но все еще трагически-властная мечта его пережитой юности -- его безумная Герд -- единственная женщина, которую любил поэт своей безрадостно-снежной любовью... Постойте... а эти тысячи людей... Он, кажется обещал вам чудо... Что это? Кровь? Или они вернулись и грозят опять... Нет, слава богу, они уже там, с теми... Один... Герд... Смерть... Плохая рифма... Последние стихи.
   С Брандом Ибсен пережил свой Ветхий завет. Это его-то и засыпало лавиной, этот Ветхий завет. От запрещений и требований поэт уходил к сомненью и раздумью. И Бранд умер на самой грани между задором осужденья и скорбью понимания.
  

-----

  

ИСКУССТВО МЫСЛИ

  

ДОСТОЕВСКИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ

  

П. П. Митрофанову1

   Метафора расцвета как-то вообще мало вяжется с именами русских писателей. Да и в самом деле, кто скажет, что Лермонтов или Гаршин ушли, не достигнув расцвета, или о восьмидесятилетнем Льве Толстом что он его пережил? Все наше лучшее росло от безвестных и вековых корней.
   К Достоевскому особенно неприменимо слово расцвет. Может быть как раз в "расцвете" он считал острожные пали2.
   Но есть и в творчестве этого романиста поворот; только это не каторга, а 1866 год, когда вышло в свет "Преступление и наказание". Как раз в этом романе впервые мысль Достоевского расправила крылья. Из толчеи униженных и оскорбленных, от слабых сердец и прохарчинских бунтов, от конурочной мечты и подпольной злобы писатель выходит в сферу -- или, может быть, тоже толчею? -- высших нравственных проблем. Именно к этому времени настолько перегорели в его душе впечатления тяжелого опыта, что он мог с художественным беспристрастием волновать читателей идеями правды, ответственности и искупления. Ни раньше, ни позже 1866 года Достоевский не был и тем чистым идеологом художественности, который создал "Преступление и наказание".
   Правда, там есть и Лужин, и Лебезятников, но мысль, давняя злобная мысль подполья, еще не успела вырастить из этих зерен белены Карамазовых.
   В косой желтой комнате, правда, уже читают о воскрешении Лазаря, но Алеша Карамазов, пожалуй, еще даже не родился, а Дунечка только грозит развернуться в Настасью Филипповну. В романе есть ужас, но еще нет надрыва.
   Как роман "Преступление и наказание" по своей художественной стройности остался у своего автора непревзойденным. В нем есть настоящее единство, в нем есть не только сжатость, но и центр. И начало в нем есть, и конец, и притом эти части изображены, а не просто передаются летописцем. Мучительному нарастанию июльской недели3 не помешали скучные отступления "Подростка" и "Карамазовых"; и роман не загроможден, подобно "Идиоту", вставочными сценами, в которых драма так часто у Достоевского не то что получала комический оттенок, а прямо-таки мешалась с водевилем. Наконец, роман этот не поручается и одному из тех излюбленных Достоевским посредников, которые своей очевидной ненужностью местами компрометировали даже "Бесов". Правда, и в "Преступлении и наказании" есть тоже посредник -- таков был, верно, фатум Достоевского, -- но он мотивирован и как действующее лицо, и притом мотивирован превосходно.
   Из романов Достоевского "Преступление и наказание", безусловно, и самый колоритный. Это -- роман знойного запаха известки и олифы, но еще более это -- роман безобразных, давящих комнат.
   Я читал где-то недавно про Льва Толстого, как он рассказывал план нового своего рассказа.
   Женщина, стыдясь и дрожа, идет по темному саду и где-то в беседке отдается невидимым жарким объятиям. А кончив отдаваться, на обратном пути, когда от радости осталось только ощущение смятого тела, вдруг мучительно вспоминает, что ее видел кто-то светлый, кто-то большой и лучезарно-белый4.
   На фоне этой лучезарной совести, символ которой возник где-нибудь на луговом просторе или в таинственных лощинах, хорошо выделяется колоритный символ той же силы в "Преступлении и наказании".
   В этом романе совесть является в виде мещанинишки в рваном халате и похожего на бабу, который первый раз приходит к Раскольникову с удивительно тихим и глубоким звукосочетанием убивец, а потом, еще более страшный, потому что иронический, кланяется ему до земли и просит прощения за злые мысли, просит прощения у него... Раскольникова5. Чувствуете ли вы это?
   Но я не знаю во всем Достоевском ничего колоритнее следующей страницы "Преступления и наказания".
  
   -- Не зайдете, милый барин? -- спросила одна из женщин довольно звонким и не совсем еще осипшим голосом.
   Она была молода и даже не отвратительна -- одна из всей группы.
   -- Вишь, хорошенькая! -- отвечал он, приподнявшись и поглядев на нее. Она улыбнулась; комплимент ей очень понравился. -- Вы и сами прехорошенькие.
   -- Какие худые! -- заметила басом другая: -- из больницы что ль выписались?
   -- Кажись, и генеральские дочки, а носы все курносые! -- перебил вдруг подошедший мужик, навеселе, в армяке нараспашку и с хитро-смеющейся харей. -- Вишь веселье!
   -- Проходи, коль пришел!
   -- Пройду! Сласть!
   И он кувыркнулся вниз.
   Раскольников тронулся дальше.
   -- Послушайте, барин! -- крикнула вслед девица.
   -- Что?
   Она сконфузилась.
   -- Я, милый барин, всегда с нами рада буду часы разделить, а теперь вот как-то совести при вас не соберу. Подарите мне, приятный кавалер, шесть копеек на выпивку! Раскольников вынул, сколько вынулось: три пятака.
   -- Ах, какой добреющий барин!
   -- Как тебя зовут?
   -- А Дуклиду спросите.
   -- Нет, уж это что же, -- вдруг заметила одна из группы, качая головой на Дуклиду. -- Это уж я и не знаю, как это так просить! Я бы, кажется, от одной только совести провалилась...
   Раскольников любопытно поглядел на говорившую. Это была рябая девка, лет тридцати, вся в синяках, с припухшею верхнею губой. Говорила она и осуждала спокойно и серьезно.
   "Где это, -- подумал Раскольников, идя далее, -- где это я читал, как один приговоренный к смерти, за час до смерти, говорит или думает, что если бы пришлось где-нибудь на высоте, на скале, и на такой узенькой площадке, чтобы только две ноги можно было поставить, а кругом будут пропасти, океан, вечный мрак, вечное уединение и вечная буря, -- и оставаться там... и т. д.6
  
   Как изумительно колоритна не эта риторика, в конце, конечно, а фон, на котором она здесь возникла.
   И стилем Достоевский редко писал таким сдержанным, с одной стороны, и колоритным -- с другой.
   Ни многословной тягучести, ни плеонастических нагромождений.
   Удивительна канцелярщина Лужина, такая серьезная еще в "Бедных людях". Но еще выразительнее ироническая небрежность Свидригайлова и восторженная фигуральность Разумихина. Избави вас бог, однако, искать здесь слуховой точности Писемского или театральной виртуозности Островского. Речь героев колоритна здесь лишь, так сказать, идеологически:
   это мысль Достоевского колоритна. Понял и воспринял это свойство от Достоевского лишь один Чехов и даже перенес на сцену, сделав, таким образом, шаг вперед в искусстве. Но у самого Чехова этого уже никто не оценил... а сколькие искажают, да еще добросовестно!..
   Вот образчики стиля из "Преступления и наказания".
  
   Свидригайлов.
  
   -- А тут еще город! Т. е. как это он сочинился у нас, скажите пожалуйста!
   -- Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, этак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.
   -- Целая компания нас была, наиприличнейшая, лет восемь назад: проводили время, и все, знаете, люди с манерами, поэты были, капиталисты были. Да и вообще у нас, в русском обществе, самые лучшие манеры у тех, которые биты бывали, -- заметили вы это? Это ведь я в деревне теперь опустился...
   -- Да вы не беспокойтесь, я не надоедлив: и с шулерами уживался, и князю Свирбею, моему дальнему родственнику и вельможе, не надоел, и об Рафаэлевой Мадонне г-же Прилуковой в альбом сумел написать, и с Марфой Петровной семь лет безвыездно прожил, и в доме Вяземского на Сенной в старину ночевывал, и на шаре с Бергом, может быть, полечу...
  
   Разумихин.
  
   -- Кого? меня! За одну фантазию нос отвинчу...
   -- Ну, а тот рассердился... Ораторствовал здесь, знания свои выставлял, да и ушел, хвост поджав...
   -- Не потому, что он вошел завитой у парикмахера, не потому, что он свой ум спешил выставлять, а потому, что он соглядатай и спекулянт; потому что он жид и фигляр, и это видно. Вы думаете, он умен? Нет, он дурак, дурак. Ну, пара ли он вам?..
   -- Тут, брат, стыдливость, молчаливость, застенчивость, целомудрие ожесточенное, и при всем этом -- вздохи, и тает, как воск! Избавь ты меня от нее ради всех чертей в мире! Преавенантненькая!.. Заслужу, головой заслужу!..
   -- Комфортно ужасно, совершенно как дома, -- читай, сиди, лежи, пиши... Поцеловать даже можно, с осторожностью...
  
   От себя Достоевский ни в одном романе не говорит так мало, как в "Преступлении и наказании".
   Но зато здесь язык его местами прямо удивительный:
   "... все лицо его было как будто смазано, точно железный замок".
   "Взгляд был резок и неподвижен".
   "Лужинская чистота и Сонечкина чистота".
   "Задрожала, как лист, мелкой дрожью".
   "Мучительная, темная мысль поднималась в нем".
   "Слышите, как запор брякает".
   "И тут звякнул один удар".
   "...Тихо, с шелковым шумом, опустилась на стул. Светло-голубое, с белою кружевною отделкой платье ее, точно воздушный шар, распространилось вокруг стула и заняло чуть не полкомнаты. Понесло духами. Но дама, очевидно, робела того, что занимает полкомнаты и что от нее так несет духами; хотя и улыбалась трусливо и нахально вместе, но с явным беспокойством..."
   "...Она до того яростно стала желать и требовать, чтобы все люди жили в мире и радости и не смели жить иначе".
   "С самым неприличным и громким хохотом и "представьте себе" без жилета..."
   "Пас! и он стукнул опять водки".
   "Лихорадка вполне охватила его. Он был в каком-то мрачном восторге".
   "Он стал в дверях. Начиналась служба тихо, чинно, грустно".
  

II

  
   Но я люблю "Преступление и наказание" не за эти яркие преимущества. Совсем другое тут привлекательно. Сила и свобода светлой мысли -- вот что захватывает. И потом -- мне еще не отрезаны выходы. Меня еще не учат. Хотя давнее, перегоревшее страдание и сделало мысль "этого" Достоевского уже суровой, и подчас она даже кажется категоричной, но выбор все же возможен. Тот, другой выход, -- он еще не стал ни смешон, ни ненавистен. А главное, он есть.
   Хочешь -- иди за Соней... Ведь Раскольников... не одолел чтения Евангелия в тюрьме: его задушило-таки под конец -- только придавленное Соней, но снова вспыхнувшее -- высокомерие. И после его смерти Соня досталась Федору Павловичу Карамазову. В родах, правда третьих, и побитая, -- она, говорят, умерла. А этот третий сын и есть Алеша Карамазов. Он немногое сумеет объяснить тебе, правда, но у него осталась Лизаветина книга, ресурс его матери. Не нравится?
   Что ж? Тогда ступай в книжный склад Д. П. Разумихина. И кулачище же он стал, Дмитрий-то Прокофьич7!
   А Дунечка все так же скрещивает руки на груди и так же сверкает... но теперь у нее какие-то лекции, и Лебезятников иногда, озираючись, приносит ей прокламации.
   Карьера Лужина кончилась, -- зарвался и пропал где-то в "не столь отдаленных".
   Но выход Свидригайлова для вас, во всяком случае, остается. И он не стал еще отвратительным, как тот -- намыленный шнурок гражданина кантона Ури8.
   Повторяю, мысль ваша еще свободна. О Зосиме не слышно: он еще в миру.
   И Петр Верховенский что-то еще в черном теле у женевцев, а Иван Карамазов -- так тот только что еще получил похвальный лист при переходе во 2-й класс гимназии.
   После "Карамазовых" и "Бесов" я люблю "Преступление и наказание" еще больше, и именно за его молодую серьезность. Смешно -- молодую... Достоевскому было 45 лет, когда в 1866 г. он держал корректуру "Русского Вестника"...9 А все-таки произведение вышло совсем молодое, выстраданное, суровое... но молодое и свободное. Однако...
   Столько раз повторял я здесь про молодость и свободу, -- что можно подумать, что до сих пор я, читатель, все еще учусь по романам нравственности или что я так уж искренно умиляюсь на чьи-нибудь литературные мыслишки.
   Нет... Но молодая мысль... и еще не закрепощенная... Лучше можно проследить за ее двоением, игра ее еще видней; больше выдает она себя. Психология у нее уж слишком блестящая, а все-таки прозрачная, как тарлатан10. А меня, каюсь, интересует именно мысль, и притом не столько содержанием своим, сколько затейливостью игры, блеском.
   Ну, какая там игра была в "Бедных людях"?.. Одна струна, да и та на балалайке. С "Идиотом" тоже ведь плохо, хотя и совсем по-другому. Там душа иной раз такая глубокая, что страшно заглянуть в ее черный колодец. Но широко и ярко нет-нет да и развернется мысль в "Преступлении и наказании". А потом: читайте "Карамазовых" -- и самого Достоевского вы увидите разве мельком, т. е. того Достоевского, который нам еще памятен и известен по мемуарам, письмам и ранним книгам, -- там, в "Карамазовых" открываются скорее наши исторические глубины, там иногда душа обнажает не только народную свою, но и космическую сущность. А в романе 1866 г. ведь еще так и сквозит, ведь там еще жив, еще не перестал болеть даже весь ужас осторожного опыта.
   Хотите один пример? Останавливало ли ваше внимание когда-нибудь то обстоятельство, что в дикой, в чадной тревоге Раскольникова всему больше места, чем самому убийству -- его непосредственным, почти физическим следам? Даже самая картина с топором вышла в романе как-то не страшна... и, главное, не отвратительна. Что-то в ней даже, наоборот, чувствуется одеревенело-привычное и, пожалуй, чуточку пошлое. Страшно, ужасно даже, только как-то совсем по-другому, не как должно быть у новичка-убийцы.
   Психология так дивно вытачана, так пригнана по болванке, что вам не так-то легко, положим, уйти от ее захвата. Тут и болезнь -- точно болезнь, и лихорадочный вызов, и травля...
   Вы чувствуете, что жизнь, и точно, затирает на Раскольникове кровь так же неразличимо и полно, как он сам затер ее на своем носке. И все решительно тут подвертывается кстати -- и мать, и Мармеладовы, и Лужин, и Свидригайлов. Но сравните только сны до и после топора, сравните мысли раньше и позже.
   Так ли велика между ними разница, как та, которую бы должна была внести кровь, т. е. физически, а не морально кровь, кровь с мозгом, с запахом и с грязью, в сны и в явь впервые запачканного ею человека? А воспоминание о Лизавете? Да ведь это жест Раскольникову запомнился... помните, детский-то испуг на лице... рука вперед... и сама пятится... пятится. Тут что-то художественное и даже немножко трогательное, а вовсе не липкое, не тошнотное, не такое, что сквозь него не пробьется никакой луч, ни эстетический, ни моральный... никакой.
   Через два дня... ищет пятна от картины на стене, да еще, чтоб луна была... жестяной звонок... спинной холод11. Все это красиво... не спорю... но ведь это же и точно бред, а если -- психологическая черточка, так, право же, больше для Порфирия, "по долгу присяги", чем для нас с вами, читатель.
   Но в чем же дело? Я богохульствую? Нет, дело только в том, что физического убийства не было, а просто-таки припомнились автору ухарские и менее ужасные по содержанию, чем по пошлой хвасти своей, арестантские рассказы, припомнились бредовые выкрикивания, которые томили его иногда бессонной блошиной ночью, и уже потом он, автор, провел своего нежного, своего излюбленного и даже не мечтательного, а изящно-теоретического героя через все эти топоры и подворотни, и провел чистеньким и внимательно защитив его от крови мистическим бредом июльских закатов с тем невинным гипнозом преступления, который творится только в Петербурге, в полутемных переходах черных лестниц, когда сквозь широко распахнутые окна и на мышастость заплеванных серых ступеней, и на голубоватость стен, искрещенных непристойностями, укоризненно смотрит небо цвета спелой дыни.
   Угадывать ту систематизацию, которую гений вносит в болезненно-пестрый мир впечатлений; систематизацию, весьма мало общего имеющую с той, которая слагается в жизни -- в этой высокой игре, -- вся моя радость. И мне кажется, что я лучше понимаю ее именно в "Преступлении и наказании".
  

III

  
   После многих проб и брошенных начал и среди их памятных следов, то выбиваясь из ущемлений оскорбительной подлинности, то, наоборот, болезненно материализуясь, то расплываясь, то сгущаясь, то скользя, то вдавливаясь, мысль, наконец, выбрала себе две извилины, по которым отныне и совершается с привычными фиксированными задержками ее движение. Схематически это можно отчасти передать так12.
   Вот две основные линии, разомкнутые и извилистые: на них-то и возникают, как бы по этапам мысли, те символы, которые потом размалевывает фантазия, а память обращает в людей.
   Сетью пунктиров и черточных линий своеобразно сближаются и вызывают друг друга отдельные символы, а этим отчасти намечены уже и ситуации и даже самая фабула романа.
   По одной извилине -- ну, скажем, черной, -- привыкла передаваться мысль о том, что смысл жизни, ее правда только в страдании.
   Другую -- красную -- облюбовала себе мысль о том, что человек, наоборот, имеет право требовать... чего?
   Да всего -- счастья, наслаждения, власти, требовать хотя бы затем, чтобы на все это потом наплевать.
   Крайними точками на черной кривой является маляр Миколка и Марфа Петровна Свидригайлова, а красную ограничивают Лужин и Раскольников. И на красной, разъемлющим эту линию на верхнюю и нижнюю ее части пунктом и главным узлом этой извилины, возникает символ Свидригайлова. Маляр и Марфа Петровна, Лужин и Раскольников -- полярны, но их соединяют пунктиры красный и черный: это значит, что символы эти не только логически и постепенно, так сказать поэтапно, вытекают нижний из верхнего и верхний из нижнего, но что они вызывают друг друга и непосредственно по ассоциации, как комические контрасты, если мы захотим сохранить за ними их художественную оболочку.
   Маляр -- это высший символ страдания: здесь не только совпадают, но и покрывают одна другую обе идеи: Страдания и Правды.
   Жизнерадостный мальчик при столкновении с грубой силой, которая грозит его засудить, решается принять на себя страдание. Так делали лучшие и высшие существа, и в этом, т. е. в его решении, таится частица чего-то непреоборимо-сильного и светлого до ослепительной яркости. Вот это что-то и берет его, радостного. Без героизма, без жертвы, без любви, почти стихийным тяготением, жгуче-ощутимым наследием долгой смены страстотерпцев -- определился этот начальный узел, спутавший в одно правду с судом, суд со страданием, а страдание с выкупом чего-то Единственного, Светлого, Нездешнего и Безусловного.
   Женским соответствием к символу маляра -- возникает Лизавета. Эта не ищет пострадать, она только терпит, она -- кроткая, она -- вечно отягощенная то чужой похотью, то чужой злобою, она -- бесполезно для себя сильная, безрадостно молодая и даже бессмысленно убитая. Она -- вещь, но вещь только для нас; для античного бога это была бы его Кассандра13.
   Когда мысль побывала уже на обоих отрогах, и, усиленная двумя потоками в объединяющем русле, она создает свой самый глубокий поворот в романе -- символ Сонечки Мармеладовой. Это уже не только кроткая и не только жертва, да и не думает она о страдании, ни о венце, ни о боге. Сердце Сони так целостно отдано чужим мукам, столько она их видит и провидит, и сострадание ее столь ненасытимо-жадно, что собственные муки и унижение не могут не казаться ей только подробностью, -- места им больше в сердце не находится.
   За Соней идет ее отец по плоти и дитя по духу -- старый Мармеладов. И он сложнее Сони в мысли, ибо, приемля жертву, он же приемлет и страдание. Он -- тоже кроткий, но не кротостью осеняющей, а кротостью падения и греха.
   Он -- один из тех людей, ради которых именно и дал себя распять Христос; это не мученик и не жертва, это, может быть, даже изверг, только не себялюбец, -- главное же, он не ропщет, напротив, он рад поношению.
   А любя, любви своей стыдится, и за это она, любовь, переживает Мармеладова в убогом и загробном его приношении.
   Там, где одна извилина пересекается другой, принадлежа обеим зараз, мысль наша задерживается на символе Авдотьи Романовны Раскольниковой.
  
   Знаете, мне всегда было жаль, с самого начала, что судьба не дала родиться вашей сестре во втором или третьем столетии нашей эры, где-нибудь дочерью владетельного князька, или там какого-нибудь правителя, или проконсула в Малой Азии. Она, без сомнения, была бы одною из тех, которые претерпели мученичество, и уж конечно бы улыбалась, когда бы ей жгли грудь раскаленными щипцами14.
  
   Вот что говорит Раскольникову человек, которому Дунечка через какой-нибудь час после этого будет стрелять в голову из его же пистолета.
   Дунечки и точно приносят жертвы, но самоотречение их высокомерно. Дунечка и страдать будет, не сливаясь с тем, из-за чего мучится, "улыбаясь", по выражению Свидригайлова. Не в этом ли и лежит то сладострастное обаяние Дунечки, которое осилило Свидригайлова и, презрительно готовое проституироваться Лужину, осуждено уйти холодным и бездетным из объятий Разумихина?
   Если додумать маляра, -- до конца его додумать, то мысль едва ли пойдет далее той точки, на которой Достоевский создал Марфу Петровну Свидригайлову. Эта -- тоже приемлет жизнь, только sub specie cruciatus {Под знаком мученичества (лат.).}, под видом страдания. Покупая себе Свидригайлова, Марфа Петровна отлично понимала, кого она покупает; ею не столько оплачивалось наслаждение или желание властвовать, лелеять, опекать, тешиться или хотя бы мучить, сколько именно добывалось право жаловаться, т. е. по-своему страдать и возбуждать к себе сострадание. Письмо, которое чернило Свидригайлова, и несколько ударов хлыста по плечам -- стали, может быть, интереснейшей страницей в жизни Марфы Петровны. Брать от жизни больше даже, чем можешь переварить, и в тоже время казаться мученицей и обездоленной, -- вот для Марфы Петровны смысл жизни. И призрачное страдание скрестилось у нее с самым грубым наслаждением плоти в столь же неразрывный узел, как у маляра его мука плотская и венец духовный.
   Для самого Достоевского Марфа Петровна была символом страдания, в котором нет бога, и этим идея как бы переводилась в сферу высокого комизма.
   Точка Марфы Петровны соединена на нашей схеме пунктиром с центральным пунктом извилины бунтующих, т. е. с символом ее мужа Аркадия Ивановича Свидригайлова. Человек без малейшей пошлости, напротив, -- фантастичный, -- он, может быть, более всех в романе, есть чистая идея, категорическое требование нашего ума.
   Уже не молодой, старше даже, пожалуй, чем Достоевский в те же годы, Свидригайлов болен бесполезностью своего опыта. Он холодный, выносливый, пытливый и чарующий. Жизнь Свидригайлов принимает, пока жизнь сильней его, потому что он, Свидригайлов, трезв, умен и ироничен, но подайся эта жизнь ему хоть на вершок, и он возьмет ее, точно бы это была Лизавета Смердящая, возьмет тут же и всю, с грязью и ужасом, по-карамазовски.
   Нет вещи, которой бы Свидригайлов брезгал, до того этот дьявол холоден и умен; но нет и такой, которой бы он не презирал, начиная с собственной жизни. Умирает Свидригайлов, конечно, не из-за Дунечки, но Дунечка точно была последней связью его с той жизнью, ключи от которой унесла с собой Марфа Петровна. А умереть ему велел не кто другой, как Марфа Петровна, и в тот самый жаркий день, когда после похоронной возни являлась ему напомнить, что часы-то завести и позабыл15. Может быть, Свидригайлов даже убил Марфу Петровну, чтоб удобнее овладеть Дуней, но это все равно: жизнь его все-таки принадлежит ей, Марфе Петровне, и никому больше; у нее ведь и документ есть, а Свидригайлов человек аккуратный и по-своему добросовестный. Но до такой степени органически чужда Свидригайлову идея Искупления, что когда, уходя, он отдает деньги на добрые дела, то мы понимаем, почему это он вспомнил, хотя и по другому поводу, о тридцати сребрениках. Свидригайлов не так глуп, чтобы спасать душу; данные же им деньги и точно больше всего похожи на те, которыми некогда оплатилось "село крови"16.
   Бога же с Свидригайловым не было давно -- рано он его продал, и продешевил, должно быть. Тоже ведь и тут опыт нужен.
   Вверх от Свидригайлова идут идеалистические символы требовательного счастья, все теории, химеры или фантазии; вниз же от него все обличения идеи счастья, вплоть до яркой, в глаза бьющей, укоризненно сбывшейся пошлости.
   Первый узел вверх, к которому тянутся все вожделения, -- это красота -- мучительное обещание Дунечки. Мы об нем уже говорили. Несколько выше возникает тот, где таится возможность ее матери, зерно, из которого вышел печальный призрак Пульхерии Александровны Раскольниковой. Здесь болезненная вера в обетованный союз правды и счастья, здесь даже Лужин может если и не быть прекрасен, то все же хоть не портить картины.
   Здесь и влюбленность в Родю, -- галлюцинирующая и убивающая влюбленную призрачным наслаждением и умилением от его добродетельного счастья. Здесь и трогательно-идиотическая, кротко-упрямая вера в то, что человек любит человека и только любит.
   Вниз от Свидригайлова ей отвечает другая, тоже иллюзионерка счастья, но уже не благословляющая и не осеняющая, а главное, без улыбки -- этой "почти Дунечкиной" улыбки. Это -- тоже упрямая и тоже категорическая, потому что облекает пристальную и упорную мысль художника, но у нее красные пятна на скулах, она -- страшная на солнце, и она хихикает, она кашляет, она жалуется, она проклинает, и, умирая, она судорожно вытягивает сведенные ноги.
   Если в Пульхерии Раскольниковой отразилась тихая, устремленная маниакальная мысль о счастье, то в Екатерине Ивановне та же безумная мысль высовывает язык и мечется.
   Вверх над Пульхерией Раскольниковой на следующем же этапе сложился символ Разумихина.
   И развернулся же здесь автор! Какого открытого и благородно обаятельного представителя дал он "молодым поколениям нашим"17 в Дм. Пр. Разумихине. Но если вы лучше вглядитесь в этого фатального посредника, в этого Кочкарева18 нигилизма и рубаху-парня, вас не может не поразить двойственность, не двоение, а именно двойственность этой наспех одетой мысли. Разумихин вовсе не так прост, как нам сразу показалось: это не только -- умный дурак, но и наивная шельма. Да и слишком уж он что-то во всех восторженно влюблен, всех бранит и в то же время никем не брезгует. Субъективно Разумихин, по-моему, это -- та беспокойная мысль, которая хочет и не может уняться, которая все хочет забыть о своей мучительной загадке: в разговоре, движении, суете и лихорадочной смене тысячи дел и чужих интересов. Впрочем, он не любит ни тумана, ни заповедей страдания. Лучше уж он запьет. -- Еще шаг -- и мысль о счастье, как оправдании, уже возведена в теорию, тоже маниакальную, но уже преступную и кощунственную, и притом в самом догмате своем, а тащить ее осужден очаровательный мальчик, нежный, сильный и даже умный. Большей прозрачности, скажу даже сильнее, более явной наглости, чем Раскольников, художественная мысль себе у Достоевского никогда не дозволяла.
   Мысль коротенькая и удивительно бедная, гораздо беднее, чем в "Подростке", например: Наполеон -- гимназиста 40-х годов. Наполеон -- иллюстрированных журналов. Теория, похожая на расчет плохого, но самонадеянного шахматиста. И в то же время вы чувствуете, что тут и не пахнет сатирой, что это, как теория, самая подлинная пережитость и вера столь живая, что, кажется, еще вчера она заставляла молиться.
   В действии, правда, уже нет самой идеи. Полный гипноз над Раскольниковым совершился, по-видимому, гораздо раньше сцены с Мармеладовым, и наказание в романе чуть что не опережает преступление, физически притом же, как мы уже говорили, почти не тронувшее Раскольникова, и мы знаем, почему.
   В романе есть только укоризненный бред, боль, стыд и наконец роковое влечение к муке возмездия, которым только и может завершиться дерзкая и логическая мысль о победе, о торжестве, если она не захочет удовольствоваться лужинским благополучием.
   Сделать обаятельным, сделать Шиллером, бледным ангелом19 -- то перегоревшее, осужденное, ненавистное и еще раз мучительно разворошенное, -- это более явная игра даже, чем та -- с Сонечкиной чистотой; там ведь хоть теории нет, да и без мистики не обошлось. И какой дьявольской насмешкой не только над душевной красотой, но и над правдой является этот самый Раскольников!
   Сонечка должна его перемолоть. Но перемелет ли?
   Этой задачи Достоевский так ведь никогда и не решил, да и решать не принимался. Он свернул на другой, на страшный путь самобичевания, негодования и возмездия. И черт остался жив...
   Вниз от Свидригайлова за бедной Екатериной Ивановной мысль задерживается еще немного на любопытном узле Порфирия.
   Порфирий -- это символ того своеобразного счастия, которое требует игры с человеческой мукой, но в типе символ вышел не лишенным колоритности.
   Вспомните только белые ресницы, туфли и кропотливую кудахтающую, чисто бабью возню Порфирия с "сюжетцем". Страдание -- для этого человека лишь материал, ворочаемый им любовно, хотя и не без некоторой брезгливости, и художник интересно сочетался в нем с чиновником, аккуратным, добросовестным и если жестоким, то лишь по нечувствительности почти истерического свойства.
   Но с Порфирия мысль перескакивает уже на совсем другой путь, и этот переход характерен в том отношении, что с ним вместе исчезает из идеи последний призрак безумия.
   Зосимов -- это уже осевший Разумихин, Разумихин, но без его форса и эмфаза, это -- флегма с массивными золотыми часами; это -- человек солидный, не без самодовольствия, впрочем, тоже любитель и мастер на бобах разводить, а потому в глубине души уверенный, что он не только настоящий альтруист, но, пожалуй, и мыслитель, будущий-то уж во всяком случае.
   На следующем этапе, в Лебезятникове, золотушном, подслепом, раздражительном и бестолковом, гибнет последняя "теорийка", последняя идейка самодовления; все теперь они провалились: и наполеоновская, и мещанская, и артистическо-чиновничья, и карамазовская, и тупо-гигиеническая, и опошленно-базаровская.
   А Лужин торжествует.
   "То-то вот они, убеждения-то!
   Да и женский вопрос подгулял. Хе-хе-хе!"20. И вот перед тем, как опять взяться за Раскольникова, начиная новый цикл, мысль упирается в Лужина... Продолжительная задержка.
   Теории здесь уже нет. Спекуляция, ведь она -- уже из натуры, всякая отвлеченность, хотя бы даже лебезятниковская... "Пидерита, но также и Дарвина"21 здесь ровно ни при чем, а "молодые поколения наши"22 просто-напросто учитываются Лужиным; потому что и это как-никак, а все-таки векселишка.
   Но хуже всего оказывается следующее обстоятельство. Выходит, что от Лужина, если не до самого Раскольникова, то, во всяком случае, до его "Наполеона", до мыслишки-то его -- в сущности, рукой подать. Ведь и жертва-то облюбована Лужиным, да еще какая! И спокойствие-то ему мечтается, и фонд сколачивается, и арена расширяется, да и риск есть, и даже до сладострастия соблазнительный риск. Вы только сообразите:
   Лужин и Дунечка... Куда уж тут Родиным статейкам...
   В этом-то, конечно, и заключается основание ненависти между Лужиным и Раскольниковым. Не то, чтобы они очень, слишком бы мешали друг другу, а уж сходство-то чересчур "того": т. е. так отвратительно похожи они и так обидно карикатурят один другого, что хоть плачь. И недаром ведь от такой же обязательной совместимости с ума сошли когда-то и Голядкин, и Иван Карамазов.
   Но идеолог "Преступления и наказания" дал нам еще насладиться контрастом, так сказать, бытовым, разве что по-порфирьевски разок-другой подмигнув на "Шиллера-то" и на тот омерзительный вывод, который из него можно сделать.
  

IV

  
   Преступление есть нечто лежащее вне самого человека, который его совершил. Такова была одна из самых глубоких, наиболее волновавших Достоевского мыслей. Романист не знал еще ни вырождения, ни порочной наследственности, а если он иногда и упоминал о "недостатке в сложении" и "об уродливости", то отсюда было еще слишком далеко до "преступного типа". Знай о нем Достоевский, какой бы это был ресурс для Зосимова.
   Впрочем, я поговорю как-нибудь в другой раз о том, какою представлялась Достоевскому сущность человека и как мысль его колебалась в этом вопросе между романтиками и византийским прологом причем романтики стойко защищали свою позицию.
   Теперь нам достаточно одного. Достоевский не только всегда разделял человека и его преступление, но он не прочь был даже и противополагать их.
   Грандиозные страницы "Мертвого дома" (1861) именно тому-то ведь и посвящены, чтобы разрушить фикцию преступничества.
   Острог своим шельмованием и произволом создавал, правда, особый тип людей, но это был тип каторжан, а вовсе не преступников. В "Мертвом доме" есть два удивительных места в 1-й главе и 7-й.
   Речь идет там о дворянине-отцеубийце, который весь месяц после своего злодеяния провел самым развратным образом. Хоть он и не сознался, но его все-таки засудили, и не только все в том городишке, где он раньше служил, но и на каторге были убеждены, что он точно убийца и есть. Арестанты даже подслушали как-то во сне его самообличающий бред. Все время, как жил с ним в остроге Горянчиков, отцеубийца был в превосходнейшем, в веселейшем расположении духа. "Он был взбалмошный, легкомысленный, нерассудительный в высшей степени человек, хотя совсем не глупец". Раз, говоря с автором "Записок" о здоровом сложении, наследственном в их семействе, он прибавил: "Вот, родитель мой, так тот до самой кончины своей не жаловался ни на какую болезнь".
   "Такая зверская бесчувственность, -- читаем мы дальше, -- разумеется, невозможна. Это феномен, тут какой-нибудь недостаток сложения, какое-нибудь телесное и нравственное уродство, еще не известное науке", и автор прибавляет: "Разумеется, я не верил этому преступлению".
   В 7-й главе, пополняя записки Горянчикова, уже сам Достоевский от своего лица удостоверяет, что Горянчиков был прав: после десяти лет каторги отцеубийцу отпустили с миром, так как нашлись другие убийцы -- подлинные. Я привел здесь эту выписку не потому, что это, очевидно, первый эскиз к Димитрию Карамазову24, и притом, наверное, не вымышленный, -- хотя и любопытно ведь, что мысль о нем прожила в Достоевском целых двадцать лет. Но в данном случае меня интересует не это, а лишь другая сторона глубокого убеждения Достоевского, о котором мы только что говорили, а именно, что бывает такое обманчивое, призрачное, роковое соответствие между человеком и преступлением, которое ему приписывается. В "Преступлении и наказании" мысль эта также сильно, по-видимому, волновала автора: он разнообразно касался ее и в Миколке-маляре, и в Раскольникове... А Свидригайлов? Вот, подите, дознайтесь-ка, убил ли он Марфу Петровну или нет?
   В том же "Мертвом доме" найдется и прямо-таки канва для Раскольникова.
  
   Приходили в острог такие, которые уже слишком зарвались, слишком выскочили из мерки на воле, так что уж и преступления свои делали под конец, как будто не сами собой, как будто сами не зная зачем, как будто в бреду, в чаду, часто из тщеславия, возбужденного до высочайшей степени.
   (с. 7. изд. 1865 г., т. II)
  
   Теперь сообразите все, что я сказал выше, и потом, перечитая эту выписку, посмотрите еще раз на прилагаемый здесь чертеж. Пусть, однако, там еще не будет покуда ни узлов, ни надписей.
   Пусть там проходит только две обозначившихся, наконец, среди толчеи мыслей извилины -- след тягостного двоения одной мысли, одного мучительного вопроса об оправдании жизни, и притом жизни не только как личного существования, но и как всего этого огромного, безличного и страшного, к чему "подлец-человек привыкает".
   Одна извилина -- вы помните -- облюбована мыслью пускай их, другая окриком -- нет, врешь.
   Глядите, вот крайний, верхний пункт этого нет -- врешь. Разве не обязательно должна была возникнуть здесь мысль о преступнике или, точнее, о человеке, который совершает преступление? Какое? Конечно, фантастическое, дерзкое, не соответствующее ни силам, ни характеру, ни условиям жизни. При этом, так как преступление являлось лишь по требованию мысли, ему вполне чужда была и страсть, а вместо ее зуда и ослепления там должно было совершаться медленное и долгое назревание самой мыслишки, и притом в самой тепличной обстановке, в страшном, мнительном и высокомерном одиночестве, а в результате происходить и самовнушение.
   Вполне понятно, почему Достоевский сделал тепличную обстановку своего преступления каютой и гробом Раскольникова, а не какой-нибудь богатой помещичьей усадьбой. Здесь действовала не только аналогия; но героя надо было поставить также, несмотря на все его одиночество, ближе к жизни, к подлинному ужасу жизни.
   Но нас может на минуту остановить вопрос: почему же это преступником оказался юноша, почти мальчик, только слишком рано созревший? Вспомним, что преступление логически определилось как теоретическое, "головное". Смею ли я? Проба сил -- этим-то данное действие и относится к поре самоопределения, значит, преступник должен был быть молодым... Итак, молодой... интеллигентный... нищий... одинокий... мнительно-высокомерный...
   Но для чего же еще наделять его красотой, для чего делать преступника нежным, чистым и благородным? Я не поручусь, чтобы тут не было нисколько жорж-сандизма. Но надо считаться и с ходом самой мысли. Не будем выпускать из рук нити, которую мы, кажется, уже нашли. Вы помните, что преступление было идейное, вы знаете убеждение Достоевского в том, что преступничество есть в сущности фикция? Что же мудреного тогда, что чем безобразнее, чем нелепее та тень, которая падает на человека, совершившего преступление, тем отличнее от нее, тем несообразнее с нею оказывается в романе он сам. С другой стороны, искусство художника должно было заключаться в том, чтобы придумать имение такую обстановку преступления, где бы, фантастичное по существу, это преступление казалось имеющим причины совершенно иные, осязательные и даже, так сказать, пошлые, вроде корыстного расчета. Словом, Достоевскому приходилось и здесь создавать ряд контрастов.
   Символу "головного" преступления на линии "приемлемой муки", конечно, тоже должен был соответствовать какой-нибудь значительный символ. В романе намечалось таким образом лицо, к которому приходил преступник. И силою этого лица, его нравственным обаянием, его правдой разрешалась в принятие муки безумная и оскорбившая бога дерзость преступника.
   И это лицо должно было, конечно, вырядиться женщиной. У древних к преступному Оресту приходил его Пилад, и не кто другой, как Фесей, дружбою возрождал одержимого Геракла, но у нас осенять и возрождать призвана только мадонна,
   Что же их соединяло? Любовь? Конечно, нет. Между преступником и приемлющей страдание должны были завязаться отношения вокруг какого-нибудь несчастья. Тут намечалось место людям или совсем уже как нельзя более обездоленным, или упавшим до того низко, чтобы преступнику было не страшно к ним подходить, чтобы их гонимость, отверженность или порочность не выделяли в его сознании ужаса покрывающей его самого грязи, а чтобы, наоборот, несчастья этих людей даже оправдывали его страшную теорию или, по крайней мере, не укоряли преступника за ее применение.
   Но кому же должны быть близки эти люди? Очевидно, приемлющей страдание. Ведь это он, преступник, придет к ней за разрешением. Он -- активное начало, он дерзкий, он и на муку пойдет сам. И даже раньше, может быть, пойдет искать этого пути, чем самое преступление совершить пошел. Все ведь это внешнее и надуманное.
   Но кто же она, эта приемлющая, осеняющая? Она непременно должна быть тоже из отверженных. Иначе преступник не пошел бы к ней, иначе она оттолкнула бы его, гордого, своей чистотой. Только это -- не преступница, потому что она кроткая, эта приемлющая страдание: значит она -- падшая, она обесчещенная. Но и здесь необходимо тоже несоответствие между внешним и внутренним человеком, которое мы уже определили в преступнике.
  
   Весь этот позор, очевидно, коснулся ее только механически: настоящий разврат еще не проник ни одною каплею в ее сердце ("Пр. и нак.", VI, с. 240, 1904 г.).
  
   Не трудно теперь и определить причину, которая заставила приемлющую страдание пасть.
   Но вернемся опять к линии требующих. В точке, противоположной точке фантастического преступления, должен был возникнуть символ пошлого благополучия. И так как этим намечалось тоже лицо романа, то вражда между ним, благополучным, и преступником являлась совершенно неизбежной. Неизбежен был и контраст: молодой с одной стороны, молодящийся -- с другой, фантаст и делец и т. д. В свою очередь, вражда предполагала яблоко раздора, т. е. человека, которого никак не поделят. Но кто же нужен преступнику теперь, после того, как он убил, кроме той, которая сильнее его и должна научить его "жить", т. е. кроме приемлющей страдание? Значит: это лицо, не нужное преступнику теперь, должно было иметь с ним прежнюю связь. Не невеста, нет. Этой нет места в ежа" той, и мы увидим почему, истории преступника. Мать? Но ведь это же нечто лакомое для того, для дельца. Скорее всего поэтому быть ей сестрою преступника. Понятно, почему предметом вражды не могла быть падшая, -- для трезвого дельца эта приманка была бы совершенно неподходящая. Тут намечается девушка чистая, гордая, и хотя горячо любящая брата, но именно такая, чтобы она своим великодушием и чистотой в данные дни отталкивала его от себя к другой, кротко приемлющей страдание, а главное, более близкой ему по своей явной греховности.
   Труднее определить по схеме или даже из плана ход самой травли, т. е. тот путь, которым преступник мало-помалу доводится до сознания.
   Здесь, конечно, был неизбежен посредник, лучше всего -- восторженный и наивный друг, т. е. нечто навязчиво-великодушное и возмутительное своей непосредственностью. Совесть же могла объектироваться под двумя видами: или грубо-пыточным, какие Достоевский всегда любил, или закатно-мистическим. Черт вошел в роман лишь эпизодически, но в мыслях место его было, по-видимому, центральное и, во всяком случае, значительное. Это несомненно.
   Кончая, я хочу указать еще на одно место "Записок из мертвого дома", а именно то, где Горянчиков (II, с. 11, изд. 1885 г.) говорит, как ему потом, при воспоминании об острожной жизни непременно казалось, что все неожиданное, исключительное и чудовищное пережил он в первые несколько дней заточения.
   Начиная с "Преступления и наказания", где все действие артистически сжато в несколько страшных июльских суток, Достоевский постоянно -- целых пятнадцать лет -- прибегает в своих романах к этому способу сгущений и даже нагромождений. И на это он имел тяжкое жизненное основание.
  

------

  

ПРИМЕЧАНИЯ

  

ИЗНАНКА ПОЭЗИИ

МЕЧТАТЕЛИ И ИЗБРАННИК

  
   Впервые -- 2 КО, с. 3-9. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 145 (с некоторыми разночтениями). Печатается по тексту книги.
   Статья "Мечтатели и избранник" помещена Анненским в разделе "Изнанка поазии" вместе со статьями "Символы красоты у русских писателей" и "Юмор Лермонтова", составляя своеобразный триптих, объединенный общей проблемой творчества. Три аспекта творчества -- три темы этих статей: мечтательство, "мечтательное общение с жизнью", красота и "юмор" (см. прим. к статье "Господин Прохарчин", с. 582-583).
  
   1 Этот человек любит дома... -- Ср. в "Белых ночах": "Мне тоже и дома знакомы..." (начало романа. Ночь первая).
   2 Дарданелов -- персонаж романа "Братья Карамазовы", гимназический учитель (кн. 10).
   3 Антон Антонович Сеточкин -- персонаж "Двойника" (чиновник), а также "Записок из подполья" (столоначальник).
   4 Он мог бы и не петь Настеньке... "Rosina. Ro-si-i-i-na". -- См. "Белые ночи", Ночь вторая.
   5 Она, должно быть, девушка очень молоденькая... -- Цитата с небольшими сокращениями (Пн 1, IV).
   6 ...а может быть, ему уже мерещится Лазарь... -- евангельская притча о воскрешении Лазаря.
  

СИМВОЛЫ КРАСОТЫ У РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

  
   Впервые -- 2 КО, с. 10-21. В ЦГАЛИ хранятся два списка: ф. 6, оп. 1, ед. хр. 140 (существенных разночтений нет); ф. 6, оп. 1, ед. хр. 141 (есть разночтения). Печатается по тексту книги.
  
   1 Гурмон Ремиде (1858-1915) -- французский писатель и критик символистского направления. Критический метод Гурмона оказал некоторое влияние на творчество Анненского.
   2 Стендаль где-то назвал красоту обещанием счастья... -- Эта формула Стендаля встречается в его книге "Рим, Неаполь и Флоренция" (1817) и затем в книге "О любви" (1822).
   3 Гений чистой красоты -- "Я помню чудное мгновенье" Пушкина.
   4 Она юмористичное окрашивала самые сны его. -- О понятии "юмора" в эстетике Анненского см. с. 582-583. 3 ... равнодушная природа... -- "Брожу ли я вдоль улиц шумных..." Пушкина.
   6 Чичисбей. -- В XVI-XVIII вв. в Италии так называли кавалера, которого дама выбирала себе в спутники.
   7 Гюисманс Жорис Карл (1848-1907) -- французский писатель, эволюционировавший от натурализма в духе Э. Золя к декадентству.
   8 Симонетта. -- Так Стендаль называет иногда в своем дневнике Анджелу Пьетрагруа (род. 1777) -- в память об их совместной поездке на виллу Симонетта в окрестностях Милана. См. о ней "Дневники" Стендаля за 1811 г.
   9 Фор Феликс (1780-1859) -- друг Стендаля по гренобльской Центральной школе, впоследствии адвокат в Гренобле и пэр Франции.
   10 ...не наследник серебряных легионов Траяна... -- Траян Марк Ульпий (53-117) -- римский император, царствование которого считалось периодом благоденствия империи. Римская литература века Траяна достигла значительного расцвета, так что этот период стали называть "серебряным веком" литературы (ассоциация с мифологическим "серебряным веком").
   11 Красотой для Гоголя была его Катерина... это была ... его измученная голодом полячка. -- Имеются в виду героини повестей Гоголя "Страшная месть", "Вий", "Тарас Бульба".
   12 ...красота Улиньки в мечтах курящего трубку Тентетникова... -- Речь идет о персонажах "Мертвых душ" (т. 2).
   13 Среди этих скучных степных сказок... сотворить с нею любовь. -- Здесь пересказывается распространенный былинный сюжет "Женитьба Добрыни", существующий несамостоятельно, чаще всего примыкающий к сюжетам "Добрыня и змей" и "Добрыня и Алеша". Поляница -- богатырь (мужчина или женщина).
   14 ...все эти любители свежих булок, бригадиры, Санины, Ергуновы... -- герои произведений Тургенева: "Петушков", "Бригадир", "Вешние воды", "История лейтенанта Ергунова".
   15 Аратов -- герой последней повести Тургенева "После смерти (Клара Милич)", См. статью Анненского "Умирающий Тургенев".
   16 Сусанна -- героиня рассказа "Несчастная".
   17 Лиза и Елена -- героини романов "Дворянское гнездо" и "Накануне".
   18 Марианна тоже переживает Нежданова ... для ... девушки с попугаем и идеалами. -- Речь идет о героях романа "Новь".
   19 Юлиан Мастакович -- персонаж рассказа Достоевского "Елка и свадьба". Это имя встречается у Достоевского еще и в "Петербургской летописи" (впервые) и в "Слабом сердце".
   20 ...красивая женщина оказалась сильнее "юнкиря". -- Речь идет о повести Л. Толстого "Казаки".
   21 ...пока шляпа с большими полями и pince-nez ученого склоняются над так и не названным грибом. -- См. "Анна Каренина", ч. 6, гл. V (несостоявшееся объяснение Сергея Ивановича Кознышева и Вареньки).
  

ЮМОР ЛЕРМОНТОВА

  
   Впервые -- 2 КО, с. 22-30. Автографы: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1. ед. хр. 142 (только первая страница до слов "Он не преклонялся..."); ед. хр. 143 (полный текст, без существенных разночтений). Статья печатается по тексту книги.
   В творчестве Лермонтова Анненский видел особый, уникальный для русской поэзии тип соотнесения мечты и реальности, жизни и творчества, определяемый им как "мечтательное общение с жизнью" или как "юмор" художника. Анненский считал, что особенности проявления в творчестве "юмористической" напряженности между "высоким и низменным", "благородным и разнузданным", "идеальным и реальным" (см. прим. к статье "Господин Прохарчин", с. 582) характеризуют художественный мир писателя. В своих статьях Анненский писал о "юморе" Достоевского, Гоголя, Толстого (см., например, его неопубликованные "Заметки о Гоголе, Достоевском, Толстом" -- ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 206). "Юмор" как особая категория эстетики Анненского прямо соотносим с понятием "романтической иронии". Ср.: "Романтическая ирония не комическое, но взаимодействие комического с трагическим, возвышенного с обыденным" (Гинзбург Л. Я. Творческий путь Лермонтова. Л., 1940, с. 134). Однако Анненский не считал "юмор" категорией исключительно романтической эстетики. В романтизме и близких романтизму системах отношения между "идеальным и реальным", по Анненскому, принимают более драматический и напряженный характер, как это проявилось в творчестве Лермонтова.
  
   1 ...да еще с подорожною по казенной надобности. -- См.: Лермонтов, "Герой нашего времени", "Тамань", последняя фраза: "Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности".
   2 ...железным стихом... -- "Как часто пестрою толпою окружен...": "О, как мне хочется смутить веселость их / И дерзко бросить им в глаза железный стих, / Облитый горечью и злостью!.."
   3 ...будь конем и бубенцами... сквозь эту пургу на обледенелой изгороди... -- Детали эти взяты из рассказа Л. Толстого "Хозяин и работник".
   4 ...черный камень Сизифа. -- В наказание за коварство Сизиф, согласно греческому мифу, был осужден на вечный бесплодный ("сизифов") труд: в Аиде он вкатывает на высокую гору каменную глыбу, которая, едва достигнув вершины, тут же катится вниз.
   5 Кааба -- мечеть в Мекке, считающаяся у мусульман священным храмом и являющаяся объектом паломничества. В восточной стене мечети находится "черный камень", которому поклоняются мусульмане.
   6 Наргиле (персидск.) -- восточный курительный прибор, сходный с кальяном, но имеющий, в отличие от него, длинный рукав вместо трубки.
   7 ...напрасно вчерашний послушник... в недрах штабс-капитана Снегирева. -- См.: "Братья Карамазовы", Эпилог, III: "Ну, а теперь кончим речи и пойдемте на его поминки. Не смущайтесь, что блины будем есть. Это ведь старинное, вечное и тут есть хорошее, -- засмеялся Алеша".
   8 ...по желтым ухабам Москвы, по триповым диванам, пятнам скатертей, ошибкам телеграфистов и лысинам архиереев! -- Намек на произведения Чехова.
   9 ...чары лунно-синих волн и черной паутины снастей на светлой полосе горизонта... -- См. в "Тамани": "...внизу с беспрерывным ропотом плескались темно-синие волны. Луна тихо смотрела на беспокойную, но покорную ей стихию, и я мог различить при свете ее <...> два корабля, которых черные снасти, подобно паутине, неподвижно рисовались на бледной черте небосклона".
   10 ...звезды и волны ... не всегда-то меня успокоят. -- См. конец второй части "Героя нашего времени" ("Княжна Мери"): "...его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце..." -- Здесь Анненский парафразирует синтаксическую конструкцию, не используя лексику этого предложения Лермонтова.
   11 ...каждый боится именно своей смерти. -- Анненский повторяет здесь мысль, высказанную им в статье "Господин Прохарчин".
   12 -- Да-с, конечно-с! ... не довольно крепко прижмешь пальцем. -- См. "Фаталист".
   13 Люблю ли я людей или не люблю?.. Она должна быть равнодушная. -- Последний абзац этой статьи представляет собой контаминацию образов и цитат из Лермонтова.
  

БЕЛЫЙ ЭКСТАЗ

СТРАННАЯ ИСТОРИЯ, РАССКАЗАННАЯ ТУРГЕНЕВЫМ

  
   Впервые: 2 КО, с. 33-41. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 150-151. Ед. хр. 149 не имеет существенных разночтений с опубликованным текстом статьи. Печатается по тексту книги.
   Цитаты проверены по изд.: Тургенев И. С. Полн. собр. соч.: В 9-ти т. СПб., 1884, т. 7.
  
   1 Фустов -- персонаж из рассказа "Несчастная".
   2 Сусанна -- см. прим. 16, к "Символы красоты у русских писателей".
   3 Видел же Кропоткин на выходе героиню "Дыма"... -- Анненский имеет в виду эпизод, рассказанный П. А. Кропоткиным (1842-1921) в его книге "Записки революционера" (Лондон, 1902): "...об отношениях императора к княжне N. [Долгорукой. -- И. П.], которую Тургенев так хорошо обрисовал в "Дыме" под именем Ирины, -- во дворце говорили еще более открыто, чем в петербургских салонах. Раз, когда мы вошли в комнату, где переодевались всегда, -- нам сообщили, что "княжна N. сегодня получила отставку, на этот раз полную". Полчаса спустя я увидел княжну N. Она явилась в церковь с распухшими от слез глазами. Все время службы она глотала слезы. Остальные дамы держались поодаль от несчастной, как бы для того, чтобы ее лучше видели. Прислуга уже вся знала про событие и обсуждала его на свой собственный лад. Было нечто отвратительное в толках этих людей, которые за день до того пресмыкались перед этой самой дамой" (глава "Пажеский корпус", с. 135-136).
   4 Я не осуждал ее ... видели свое призвание. -- В третьем случае курсив принадлежит Тургеневу.
  

ИУДА

  
   Впервые: 2 КО, с. 45-54. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 147 ("Новый Иуда") и ед. хр. 148 ("Иуда Искариот и другие"). Ед. хр. 148 не имеет значительных разночтений с ед, хр. 147. Ед. хр. 146 -- список статьи с поправками автора, не имеющий разночтений с опубликованным текстом статьи. Печатается по тексту книги.
   Цитаты проверены по изд.: Андреев Л. Собр. соч. [СПб.], "Шиповник", 1909, т. 5.
  
   1 Катков -- см. прим. 3, с. 593.
   2 Стоит пробежать несколько страниц из Юшкевича... не читал и Великой книги. -- Юшкевич Семен Соломонович (1868-1927) -- писатель, драматург, постоянный автор горьковских сборников "Знание". После Октября -- в эмиграции. Великая книга -- Библия.
   3 "Вечный муж" -- рассказ Достоевского.
   4 ...отца Илюшечки... -- т. е. штабс-капитана Снегирева ("Братья Карамазовы").
   5 Лебядкин -- см. роман Достоевского "Бесы".
   6 Ипполит Терентъев -- см. роман Достоевского "Идиот".
   7 Вспомните Порфирия и ... подготовленный им "сюрпризик". -- Порфирий Петрович -- пристав следственных дел в романе "Преступление и наказание" -- вовлекает Раскольникова в психологическую игру и, обещая показать некий "сюрпризик", дает понять, что ему известно об убийстве старухи-процентщицы нечто такое, о чем он до поры до времени умалчивает. "Сюрпризиком" оказывается мещанин, подозревающий Раскольникова в убийстве. Во время допроса Раскольникова он сидит за ширмой у Порфирия Петровича.
   8 ...фокус-покус штабс-капитана Снегирева с деньгами Алеши Карамазова... -- Эпизод из романа "Братья Карамазовы", в котором Снегирев топчет деньги, предложенные ему Алешей (2, VII).
   9 ...бескапсюльный пистолет Ипполита Терентъева... -- эпизод из романа "Идиот" (3, VII). В пистолете, которым пытается застрелиться Ипполит, нет капсюля.
   10 ...бритва в дрожащих пальцах Трусоцкого... -- Эпизод из рассказа Достоевского "Вечный муж" (гл. XV).
   11 Предсмертная записка Кириллова... выпад того же Кириллова, когда ... он вонзает зубы в мизинец Петра Верховенского. -- Эпизоды из романа "Бесы" (3, II). Записка Кириллова о том, что он застрелился по своей воле и якобы убил за предательство Шатова, была продиктована ему Петром Верховенским.
   12 Вельчанинов -- см. рассказ Достоевского "Вечный муж".
  

ГЕЙНЕ ПРИКОВАННЫЙ

  
   Впервые: "Перевал", 1907, No 4 (под названием "Гейне и его "Романцеро""), с. 27-34. Вошла без изменений в 2 КО, с. 57-70. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 133. Автограф представляет собой черновые наброски к статье, композиционно отличающиеся от опубликованного текста. Существенных разночтений нет. Печатается по тексту книги.
   Статья написана, вероятно, в августе-сентябре 1906 г. 11.Х 1906 г. она была послана редактору "Перевала" С. А. Соколову (см. письмо к нему, с. 468-469).
   Статья "Гейне прикованный" имеет очевидную связь со статьей "Умирающий Тургенев". Внешне эта связь ничем не выявлена, но достаточно сравнить внутренне противопоставленные названия статей, а также их начальные строки, чтобы ощутить осознанную самим критиком соотнесенность представлений об одной и той же проблеме. Само слово "прикованный", рождая определенные ассоциации, обогащается дополнительным мифологическим смыслом, превращаясь в своеобразный символ. Это не пассивная обреченность, а сопротивление, борьба, активность. Не менее характерно противопоставление слов-знаков, создающих тональность обеих статей. В статье о Тургеневе -- это кладбище, венки из бумажных иммортелей, ленты, гроб и т. п. В статье о Гейне -- это арена, плащ, звезды, блестки, цветы. Противопоставлены и начала обеих статей (см. с. 37 и 155). Критик последовательно проводит не только антитезу двух смертей, но главным образом душевной опустошенности умирающего Тургенева и духовной полноты прикованного к постели Гейне.
   Цитаты проверены по изданию: Гейне Генрих, Полн. собр. соч.: В 6-ти т. СПб., 1904.
  
   1 ..."злые песни" Шумана... -- Анненский имеет в виду песню "Бы злые, злые песни" из вокального цикла Роберта Шумана (1810-1856) "Любовь поэта".
   2 ..."Лорелею" Аиста... -- Ференц Аист (1811-1886) -- венгерский композитор. "Лорелея" -- сочинение Листа для голоса с оркестром (40-50-е годы XIX в.).
   3 Никсы -- у древних германцев -- водяные духи, подобные русалкам.
   4 Послушайте первую пьесу "Ламентаций". -- "Ламентации" -- название второй книги "Романсеро"; "первая пьеса "Ламентаций" -- "Испанские Атриды". Анненский дает прозаический перевод последних строк второго стихотворения -- "Лесное уединение".
   5 ...слова французского критика Гейне, что он "дал нам Легенду веков при вспышках магния". -- Слова принадлежат Жюлю Легра. См.: j'tiles Legras. Henri Heine, poete. Paris, 1897. Указано А. В. Федоровым.
   6 Гинекей -- женская половина греческого дома.
   7 Гастингская битва -- битва при Гастингсе (Англия) произошла в 1066 г. и закончилась победой норманнского герцога Вильгельма над войсками англосаксонского короля Гарольда II. Победа Вильгельма привела к покорению Англии норманнами.
   8 ...две последующих пьесы "Романцеро"... -- См. стихотворения "Мария Антуанета" и "Помаре".
   9 Багетка -- т. е. багет.
   10 Ее пляска меня обезумила... -- Строка из стихотворения "Помаре".
   11 ...саду Мабиль... (в Париже) -- излюбленное место прогулок полусвета.
   12 Помните любовное признание, написанное по небесному своду, или гроб, куда положат его любовь и его печаль. -- См. стихотворения "Признание" ("Северное море") и "Песни старые, дурные..." ("Лирическое интермеццо").
   13 Посмотрите на этих двух рыцарей... -- См. стихотворение "Два рыцаря" ("Романсеро"), направленное против польских шляхтичей-эмигрантов, собравшихся после 1830 г. в Париже и дискредитировавших своим поведением польскую эмиграцию. Гейне сочувственно относился к освободительному движению в Польше.
   14 ...для Крапюлинского и ... для Вашланского? -- Персонажи из стихотворения "Два рыцаря".
   15 ...кружатся дщери Иаковли... -- Иаков -- один из иудейских патриархов. Стихотворение "Золотой телец", которое пересказывает Анненский, -- пародийный перепев библейского сюжета.
   16 Аарон -- священник, брат пророка Моисея.
   17 ...умирает царь Давид и ... передает власть... мудрому и набожному Соломону. -- Давид и Соломон, его сын, -- цари Израиля. Речь идет о стихотворении "Царь Давид".
   18 Есть такой беспокойный генерал, Иоав... -- Иоав -- военачальник Давида.
   19 Ричард Львиное Сердце ушел от австрийцев... -- Ричард I Львиное Сердце (1157-1199) -- король (с 1189 г.) из династии Плантагенетов. Участвовал в III крестовом походе (1189-1192), во время которого захватил остров Кипр и крепость Аккру (в Палестине). На обратном пути попал в плен к австрийскому герцогу Леопольду V, и тот передал его императору Генриху VI. Был выпущен в 1194 г. за огромный выкуп.
   20 Кистер -- пономарь, причетник лютеранской церкви.
   21 ...последний мавританский царь. -- Мавританский король Боабдил, последний мавританский король в Гренаде, низложенный испанцами в 1492 г.
   22 Шах ... обманул Фирдуси. За "книгу царей" было заплачено не золотом ... а бледным серебром. -- Фирдоуси Абулькасим (ок. 940-ум. в 1020 или 1030) -- персидский и таджикский поэт, автор поэмы "Шахнаме", т. е. "книги царей". Получив за поэму вместо червонцев серебро, Фирдоуси, по преданию, написал сатиру на шаха, за что подвергся опале.
   23 Курта (куртка) -- короткая мужская одежда, без пол, круглая; камзол с рукавами (В. Даль).
   24 Кортес Эрнан (1485-1547) -- испанский конкистадор, завоеватель Мексики (1521); открыл также Калифорнию.
  

ПРОБЛЕМА ГАМЛЕТА

  
   Впервые: 2 Книга отражений, с. 73-91. Автограф неизвестен. Список статьи с правкой автора: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 139. Существенных разночтений с опубликованным текстом статьи нет. Печатается по тексту книги.
   Статья закончена в начале 1907 г. (см. письмо к Е. М. Мухиной от 3.I 1907 г). До этого был написан первый вариант статьи, очевидно, уничтоженный Анненским (см. письмо к Е. М. Мухиной от 16. XII 1906 г.; с. 471).
   Цитаты проверены по изд.: Трагедия о Гамлете, принце Датском. Перевод К. Р. СПб., 1900, т. 1, 2.
  
   1 Гамлет... побывал и на этапах отчаяния, и не у одного Гете... -- Возможно, Анненский имеет в виду книгу Гете "Годы учения Вильгельма Мейстера". Герой Гете, который должен исполнять роль Гамлета, в частности, говорит: "Я думал <...>, что проникну в дух моей роли, если возложу на себя <...> бремя глубокой тоски и с этим гнетом последую за коим прообразом через необычайный лабиринт разных причуд его и странностей. <...> Но чем дальше я подвигался, тем затруднительнее мне становилось представить себе все целое, и, наконец, я увидел почти полную невозможность охватить его общим взглядом!" (Гете. Полн. собр. соч.: В 13-ти т, М., 1935, т. 7, с. 220).
   2 Элевсинское таинство -- таинство в честь богини земледелия Деметры, куда допускались только посвященные.
   3 Бруно Джордано (1548-1600) -- итальянский философ, в 1583-1585 гг. жил в Лондоне, где написал свои основные произведения.
   4 Дарнлей Генри Стюарт (1541-1567) -- лорд, второй муж Марии Стюарт. Убит заговорщиками по наущению королевы.
   5 Эссекс Роберт (1567-1601) -- фаворит королевы Елизаветы.
   6 Мимо, мимо всего этого... -- Речь идет о крупнейших событиях шекспировской эпохи. Полемизируя со своими предшественниками, истолкователями "Гамлета" (в частности с Гервинусом), Анненский отрицает существенность биографических и исторических предпосылок для исследования "проблемы Гамлета".
   7 ...звезда вела мудрецов и показала им ясли бога... -- Имеется в виду евангельская легенда о поклонении волхвов.
   8 Для Гамлета, после холодной и лунной ночи в Эльсинорском саду, жизнь не может уже быть ни действием, ни наслаждением. -- Анненский называет "Эльсинорским садом" площадку перед замком, где Гамлету явился призрак его вероломно убитого отца и потребовал от Гамлета клятвы, что он отомстит за его убийство ("Гамлет" I, 4).
   9 Мочалов Павел Степанович (1800-1848) -- русский трагический актер. Барнай Людвиг (1842-1924) -- немецкий трагический актер. Сал вини Томмазо (1829-1916) -- итальянский драматический актер. Знаменитые исполнители роли Гамлета.
   10 ... ту ограниченность и теплоту жизни... -- Под "ограниченностью" Анненский понимает конкретность, определенность образа (в отличие от интеллектуальной многоплановости вечно творимой идеи; см. его рассуждения об этом в статье "Драма на дне").
   11 Хитрый Гамлет легенды Бельфоре и витязь Саксона Грамматика... -- Бельфоре Франсуа де (1530-1583) -- писатель и историк. Автор книги "Необычайные истории, извлеченные из многих знаменитых авторов" (1580). Сюжет одной из "Необычаиных историй", заимствованный Бельфоре из "Истории Дании" Саксона Грамматика (1150-1220), был использован Шекспиром для трагедии "Гамлет". Имя героя истории Бельфоре -- Амлет.
   12 ...четвертый акт, который так солоно достался потом Гервинусу. -- Гервинус Георг Готфрид (1805-1871) -- немецкий историк и литературовед. Анненский имеет в виду статью "Гамлет" в книге Гервинуса "Шекспир" (1849-1850). Может быть, с точки зрения Анненского, концепция Гервинуса несколько натянута, особенно в осмыслении IV акта трагедии. Гервинус, в частности, пишет: "Таким образом и это кровавое окончание не есть следствие эстетической ошибки со стороны поэта, а следствие нравственной ошибки его Гамлета, то следствие, на которое с самого начала указывал и смысл всей пьесы, и основа этого характера" (Гервинус Г. Шекспир. Т. 2. СПб., 1867, с. 334).
   13 Валентинов день. -- В день святого Валентина (14 февраля) первая девушка, встретившаяся юноше, становилась его "Валентиной" (нареченной). См. песню Офелии.
   14 Гипериона кудри... -- Гиперион (в греческой мифологии) -- титан, сын Урана и Геи, отец Гелиоса, Селены и Эос.
   15 Фишер Куно (1824-1907) -- немецкий историк философии. Анненский имеет в виду книгу Фишера "Гамлет Шекспира" (в русском переводе: М., 1905).
   16 Брандес Георг (1842-1927) -- датский литературный критик. Имеется в виду его книга "Вильям Шекспир" (т. 1-3; СПб., 1895-1896).
   17 Бельфоре -- см. прим. 11.
   18 Король обратился к матери... иметь его своим правителем. -- Цитата из книги "Трагедия о Гамлете, принце Датском". Перевод К. Р. СПб., 1900, т. 2, с. 23-24. (К. Р. в своей книге приводит отрывок из Бельфоре).
   19 А для Эсхила рождавшим был еще отец, а не мать... -- Анненский имеет в виду воззрения эпохи Эсхила, согласно которым главой и центром рода был отец, а не мать (патриархат).
   20 "В ней есть все, что потрясает... Такова эта трагедия". -- Цитата из статьи Юрия Николаева "Маджий в роли Гамлета" (Московские ведомости, 1892, No 84, 25 марта, с. 4).
   21 Николаев Юрий (Говоруха-Отрок Юрий Николаевич; 1851-1896).
  

БРАНД-ИБСЕН

  
   Впервые: "Перевал", 1907, No 10, с. 42-48. Без изменений вошла в 2 КО, с. 95-106. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 153. Существенных разночтений с опубликованным текстом статьи нет. Печатается по тексту книги.
   Статью Анненский писал между декабрем 1906 г. и мартом 1907 г. См. письма к Е. М. Мухиной (14.XII 1906 г. и 18.III 1907 г.).
   "Бранд-Ибсен" -- одна из статей, где наиболее отчетливо отразились принципы отбора материала Анненского-критика. Анненский пишет о "Бранде" совсем не потому, что ему близка или созвучна именно эта драма Ибсена, а потому, что может высказать в связи с этой драмой тревожащие его мысли -- плод собственного опыта и размышлений; притом высказать их в такой форме, которая почти не обнаружит субъективных проявлений его я. Вместе с тем в статье раскрыта не только сущность Бранда, но и психологические мотивы, побудившие Ибсена написать эту драму.
   Не исключено, что Анненский был знаком с книгой Н. М. Минского "Генрих Ибсен" (СПб., 1897), однако концепция статьи с этой книгой не связана. В отличие от Минского, сосредоточенного на анализе характера Бранда, Анненский исследует внутреннюю связь между Ибсеном и его произведением. Отдельные совпадения в трактовке Анненского и Минского объясняются, по-видимому, общностью темы. Внутреннюю, "субъективную" связь между Ибсеном и "Брандом" ощущал, как и Аннеиский, Блок, который писал в 1908 г. о первом этапе творческого пути Ибсена: "В этот момент Ибсен -- автор Бранда. Его воля напряжена до последнего предела. Его мозг искусился в вопросах о долге, призвании, личности, жертве, народе, национальности, обществе. Его сердце узнало любовь и сомнения, страх и сладость одиночества" ("Генрих Ибсен", т. 5, с. 311).
   Все цитаты проверены по изданию: Ибсен Г. Полн. собр. соч. М., 1904, т. 3.
  
   1 Орифламма (лат.) -- большой флаг, подвешенный на веревке, протянутой поперек улицы между домами.
   2 Библейская формула дала ему Авраама, Исаака и Иегову... -- Анненский имеет в виду ветхозаветную легенду о жертвоприношении Авраама, которая прославляет слепое повиновение "господней воле".
   3 Вспомните, как в драме ... доктор, "вошедший" и Герд начисто выветривают из Бранда все остатки ветхого человека. -- Анненский имеет в виду сцену, когда каждый из названных им персонажей пьесы "искушает" Бранда, заставляя его сделать выбор между долгом и чувством (III).
   4 ...забыл о двух душах, которых не может ... сливать "единая плоть" апостола. -- Анненский хочет сказать, что при единении плоти в браке (апостол Павел, Первое послание к коринфянам, 6, 16) душа каждого человека сохраняет свою самостоятельную ценность.
   5 Не мешайте детям... не войдет в царство бога. -- Евангелие от Луки, 18, 15-17; то же см.: Евангелие от Матфея, 19, 13-14; Евангелие от Марка, 10, 13-15.
   6 Не упрекайте эту женщину ... драгоценное миро... -- Евангелие от Матфея, 26, 6-13; то же см.: Евангелие от Марка, 14, 3-9; Евангелие от Луки, 7, 37-50.
   7 Пусть тот, кто чувствует себя без греха ... бросит камень в осужденную. -- Евангелие от Иоанна, 8, 3-7.
   8 Не человек для субботы... -- "И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы": Евангелие от Марка, 2, 27.
   9 Есть старая сказка о ваятеле, которому удалось оживить свое изваяние. -- Анненский имеет в виду миф о Пигмалионе. Вняв мольбе Пигмалиона, богиня любви оживила созданную им статую.
   10 Помню, в одну золотую осень, в Генуе... -- Анненский путешествовал по Италии в 1890 г.
   11 ...белый дольмен роденовского Бальзака... -- Речь идет о скульптуре Бальзака, выполненной Роденом в 1893-1897 гг.
   12 Я был недалеко даже от того англичанина, который... послал вызов Шлегелю за его непочтительную догадку о нравах Офелии. -- Источник ссылки не обнаружен.
   13 ...Ибсен замышлял его раньше в эпической форме. -- Ибсен начал работать над "Брандом" в 1864 г., предполагая написать его в форме поэмы, пятистопным ямбом и восьмистрочными строфами.
   14 ...болела нежная Дамаянти... -- Дамаянти -- героиня "Сказания о Нале" из индийского эпоса "Махабхарата" -- была одержима любовью к Налю.
   15 Бранды спускались гораздо южнее и в Женеву, и во Флоренцию... -- Намек на Руссо и Савонаролу.
   16 Рокамболь -- герой бульварных романов Понсон дю Террайля (1829-1871). "Воскресший Рокамболь", в русском переводе, 1868, и др.
   17 ...когда был написан Бранд? -- Анненский не точен, "Бранд" написан в 1865 г.
   18 Альф -- сын Бранда, принесенный им в жертву идее служения богу.
   19 Фогт -- в Норвегии до конца XIX в. полицейский и податной чиновник; пробст -- старший пастор у лютеран; кистер -- пономарь, причетник лютеранской церкви.
   20 О, до Джон Габриеля оставалось еще так много времени. Тот вон на садовой скамейке задохнулся и помер... -- Речь идет о герое драмы Ибсена "Йун Габриэль Боркман", которая была написана в 1896 г., т. е. спустя 31 год после "Бранда". Анненский проводит параллель между двумя героями, одержимыми идеей власти. Боркман умирает на садовой скамейке (IV).
  

ИСКУССТВО МЫСЛИ

  
   Впервые -- 2 КО, с. 110-135. Автограф неизвестен. Печатается по тексту книги. Статья была написана в 1908 г., до июля (см. письмо к Е. М. Мухиной от 3.VI 1908 г., а также письмо к А. В. Бородиной от 6.VIII 1908 г.).
   Попытка выявить внутреннюю структуру романа Достоевского, установить "родство" между героями -- особая задача Анненского в этой статье. Говоря о ненавязчивости авторского голоса в "Преступлении и наказании", Анненский угадывает тот принцип поэтики Достоевского, который в трудах М. М. Бахтина получит название полифонии.
   Статья "Достоевский в художественной идеологии" вместе с другими статьями Анненского о Достоевском образует сложное единство, позволяющее говорить о своеобразном отражении всего творчества Достоевского в критике Анненского (особенно если учесть различные суждения о Достоевском в статьях, посвященных другим писателям).
   В чертеже, помещенном на с. 197, красная линия заменена жирной чертой.
  
   1 Митрофанов Павел Павлович -- см. прим. 1, с. 656.
   2 ...он считал острожные пали. -- Ср. в "Записках из Мертвого дома": "Был один ссыльный, у которого любимым занятием в свободное время было считать пали. Их было тысячи полторы, и у него они были все на счету и на примете. Каждая паля означала у него день..." (гл. 1 "Мертвый дом").
   3 Мучительному нарастанию июльской недели... -- События романа происходят в июле.
   4 Я читал где-то недавно про Льва Толстого... кто-то большой и лучезарно-белый. -- В дневниках Толстого и в мемуарах о нем упоминаний о таком замысле не обнаружено,
   5 В этом романе совесть является в виде мещанинишки в рваном халате... просит прощения у него... Раскольникова. -- Пн 3, VI, 4, VI.
   6 Не зайдете, милый барин?... и вечная буря, -- и оставаться там ... -- Пн 2, VI. Слова: "Где это я читал... вечное уединение, вечная буря -- и оставаться там", -- относятся к роману В. Гюго "Собор Парижской Богоматери" (кн. 2, гл. 2).
   7 ...ступай в книжный склад Д. П. Разумихина. И кулачище же он стал, Дмитрий-то Прокофьич! -- Ср. в романе: "Об издательской-то деятельности и мечтал Разумихин..." (4, III).
   8 ...намыленный шнурок гражданина кантона Ури. -- Речь идет о самоубийстве Ставрогина ("Бесы", 3, VIII).
   9 ...корректуру "Русского Вестника"... -- Роман печатался в журнале "Русский Вестник", 1866, No 1, 2, 4, 6-8, 11, 12.
   10 Тарлатан -- прозрачная, похожая на кисею ткань.
   11 Через два дня ... спинной холод. -- См. 2, VI.
   12 Схематически это можно отчасти передать так. -- См. приложенную к статье схему Анненского (с. 197).
   13 Кассандра -- дочь царя Трои Приама, обладавшая даром пророчества, которой никто не верил.
   14 Знаете, мне всегда было жаль ... жгли грудь раскаленными щипцами. -- См. 6, IV.
   15 ...часы-то завести и позабыл. -- См. 4, I.
   16 ..."село крови" -- земля для погребения странников, купленная первосвященниками на те тридцать сребреников, которые были возвращены Иудой, раскаявшимся в своем предательстве. См.; Евангелие от Матфея, 27, 3-8.
   17 ...молодым поколениям нашим... -- 5, I.
   18 Кочкарев -- см. "Женитьбу" Гоголя.
   19 ... Шиллером, бледным ангелом... -- так называют Раскольникова Порфирий Петрович и Свидригайлов.
   20 То-то вот они убеждения-то! ... Хе-хе-хе! -- 5, I.
   21 Пидерита, но также и Дарвина... -- В романе Лебезятников: "...занести им "Общий вывод положительного метода" и особенно рекомендовать статью Пидерита (а впрочем, тоже и Вагнера)..." (5, III). Имеются в виду статьи д-ра М. Пидерита ("Мозг и дух. Очерк физиологической психологии для всех мыслящих читателей") и А. Вагнера в указ. сб. (СПб., 1866). Здесь ирония по поводу характерного для 60-х годов увлечения Лебезятникова естественными науками.
   22 ...молодые поколения наши... -- см. прим. 17
   23 ...византийский пролог... -- см. прим. 3, с. 580.
   24 ...первый эскиз к Димитрию Карамазову... -- Об "отцеубийце из дворян" как прототипе Мити Карамазова см.: Достоевский Ф. М. Полное собр. соч. Л.: "Наука", 1972, т. 4, с. 284-285 (прим.).
  

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  
   КО -- "Книга отражений".
   2КО -- "Вторая книга отражений".
   Бкс -- Бальмонт К. Будем как солнце. В изд.: Бальмонт К. Д. Собрание стихотворений. М., 1904, т. 2.
   Блок А. -- Блок А. Собрание сочинений: В 8-ми т. М.-Л., 1960-1963.
   Вн -- Брюсов В. Все напевы. М., 1909 ("Пути и перепутья", т. 3),
   ГБЛ -- Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.
   Гз -- Бальмонт К. Горящие здания. В изд.: Бальмонт К. Д. Собрание стихотворений. М., 1904, т. 2.
   ГИАЛО -- Государственный Исторический архив Ленинградской области.
   ГЛМ -- Отдел рукописей Государственного Литературного музея.
   ГПБ -- Отдел рукописей Государственной Публичной библиотеки нм. М. Е. Салтыкова-Щедрина.
   ГСс -- Гиппиус З. Н. Собрание стихов. Кн. 1-2. М., 1904-1910.
   ЕИТ -- журнал "Ежегодник императорских театров".
   ЖМНП -- "Журнал Министерства народного просвещения".
   ИРЛИ -- Отдел рукописей Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР (Ленинград).
   Кл -- Анненский И. Ф. Кипарисовый ларец. М., 1910.
   Мд -- Гоголь Н. В. Мертвые души.
   МБ -- журнал "Мир божий".
   Пн -- Достоевский Ф. Н. Преступление и наказание.
   Псс -- Майков А. Н. Полное собрание сочинений: В 3-х т. СПб., 1884.
   Пк -- Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи, книга восьмая, М., 1908.
   Пп1-Пп2 -- Брюсов В. Я. Пути и перепутья. Собрание стихов, т. I-II. М., 1908.
   РБ -- журнал "Русское богатство".
   Рс 1-3 -- "Русские символисты". Вып. 1. М., 1894; вып. 2. М., 1894; вып. 3. М., 1895.
   РШ -- журнал "Русская школа".
   Тл -- Бальмонт К. Д. Только любовь. М., 1903.
   Тп -- Анненский И. Ф. Тихие песни. СПб., 1904.
   Uo -- Брюсов В. Я. Urbi et orbi. Стихи 1900-1903 гг. М., 1903.
   ЦГАЛИ -- Центральный Государственный архив литературы и искусства (Москва).
   ЦГИАР -- Центральный Государственный исторический архив СССР (Ленинград).
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru