Анненкова-Бернар Нина Павловна
Дочь народа

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Историческая пьеса в 5 действиях.


0x01 graphic

КНИГОИЗДАНІЕ И. А. САФОНОВА.
СПБ, МАНЕЖНЫЙ ПЕР, 11.

Дочь народа

Истор. пьеса въ 5 дѣйствіяхъ.

Соч. Н. П. Анненковой-Бернардъ.
(Дружининой).

   

Къ представленію дозволенно цензурою. С.-Петербургъ, 29 Ноября 1901 г. (Правит. Вѣст. No 265 5 Декабря 1901).

Одобрена театрально-литературнымъ Комитетомъ къ постановкѣ на сценахъ ИМПЕРАТОРСКИХЪ театровъ. С.-Петербургъ 12 Января 1902 г.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ,

   

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:

   КАРЛЪ VII, Король Французскій.
   ІОЛАНДА, мать МАРІИ АНЖУЙСКОЙ, жены КАРЛА VII.
   Ла-ТРЕМУЛЬ, совѣтникъ французскаго короля.
   РЕНЬО ШАРТРЪ, канцлеръ.
   РАУЛЬ ДЕ ГОНКУРЪ, гофмейстеръ.
   ЭТЬЕНЪ ДЕ ВИНЬОЛЬ
   ЛА ГИРЪ, ДЮНУА, КСЕНТРАИЛЬ АМБРУАЗЪ, ДЕ БУСАКЪ, полководцы.
   МЕЦЪ, молодой рыцарь.
   ПЕЛЕТЬЕ, БОНКЮВЬЕ, ДЮПРЕ, ЛЮВЕТЪ, БРОВАРЪ, СЕКУРЪ, Придворные кавалеры.
   АЛИСА (ЛЮСИ) ЛЮВЕТЪ, жена ЛЮВЕТА.
   М-мъ БРОВАРЪ, жена Бровара.
   ГЕРЦОГЪ ЛЮКСЕМБУРГСКІЙ.
   ГЕРЦОГИНЯ ГОРТЕНЗІЯ, его жена.
   Ж. ГАЛЛОТЪ, Совѣтникъ англійскаго короля.
   КОШОНЪ, эпископъ Бове.
   ЖАНЪ д'Естиве, бывшій викарій.
   ЖАНЪ БОПЕРЪ, докторъ богословія.
   ДЕ ТУРЕНЬ, НИКОЛАЙ МИДИ, ѲОМА КУРСЕЛЬ, Аббаты
   НИКОЛАЙ ЛУАЗЕЛЕРЪ, монахъ.
   СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЬ.
   ИЗОМБАРЪ, доминиканецъ.
   Д'ОВЕРНЬ, посолъ изъ Орлеана.
   МАНШОНЪ, секретарь судилища.
   НАЧАЛЬНИКЪ ПОЛИЦІИ.
   СТОРОЖЪ (тюремщикъ).
   АНГЛІЙСКІЙ СОЛДАТЪ.
   КУПЕЦЪ.
   ФРАНЦУЗЪ РУАНЕЦЪ.
   1-й, 2-й, изъ Орлеана.
   СТАРУХА.
   ЖАКЪ Д'АРКЪ, крестьянинъ деревни Домреми.
   ИЗАБЕЛЛА, его жена.
   ЖАННА, ЖАНЪ, ПЬЕРЪ, ихъ дѣти.
   ЛАКЗАРЪ, братъ Изабеллы.
   ЖОРЖЕТТА, ее дочь.
   СЕВОСТЬЯНЪ, сосѣдъ Лакзара, крестьянинъ.
   ОМЕТТА, подруга Жанны.
   Дѣвочка изъ деревни.
   НИЩІЙ-КАЛѢКА.
   СТРАННИКЪ.
   1-я, 2-я, Дѣвушки въ Домреми.
   ВОИНЪ.
   ЖЕНЩИНА.
   1-я, 2-я, Дѣвушки въ Руанѣ.
   1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, Изъ народа.
   1, 2, 3, 4, Мальчики въ Орлеанѣ.
   СТАРИКЪ.
   РУАНСКАЯ ЖЕНЩИНА.
   ЮНОША.
   ПОЭТЪ.
   ПАЖЪ КОРОЛЯ.
   ПАЖЪ ГЕРЦОГА.
   ПАЛАЧЪ.

Придворные кавалеры и дамы, пажи, священники, судьи, монахи, рыцари, воины, стража, и народъ обоего пола.

   

ДѢЙСТВУЮЩІЕ ЛИЦА ВЪ ФАРСѢ:

   РЫЦАРЬ.
   КУПЕЦЪ.
   ПАСТУХЪ.
   ВРЕМЯ
   ТОЛСТАЯ ДАМА (Расходъ).

Дѣйствіе происходитъ во Франціи, въ первой половинѣ XV столѣтія.

   

ДѢЙСТВІЕ I.

КАРТИНА I.

Дѣйствующія лица:

   ЖАКЪ Д'АРКЪ, крестьянинъ.
   ИЗАБЕЛЛА, жена его.
   ЖАННА, ЖАНЪ, ПЬЕРЪ ихъ дѣти.
   ЛАКЗАРЪ, братъ Изабеллы.
   ЖОРЖЕТТА, его дочь.
   СЕВОСТЬЯНЪ, сосѣдъ Лакзара.
   ДѢВОЧКА изъ деревни.
   НИЩІЙ-калѣка.

Дѣйствіе происходитъ въ селеніи Бюре, въ домѣ Лакзара.

Внутренность жилища небогатаго крестьянина. Прямо передъ зрителями стѣна, въ ней два окна на улицу. Возлѣ стѣны, по срединѣ, между окнами -- большая клѣтка съ кроликами. Справа, на второмъ планѣ -- входная дверь; слѣва -- двѣ двери: одна -- въ спальню, другая (на первомъ планѣ) -- въ кладовую. Обстановка самая простая крестьянская: столы, шкафчикъ съ посудой, табуретки, скамьи и проч. грубой деревенской работы. День. Предобѣденное время.

   

ЯВЛЕНІЕ 1-ое.

Жоржетта (убираетъ горенку). Входитъ поспѣшно Дѣвочка.

   

Дѣвочка.

   Жоржетта! Жоржетта!
   

Жоржетта

   А?
   

Дѣвочка.

   Ты слышала: новое чудо?
   

Жоржетта.

   Чудо?
   

Дѣвочка.

   Да вотъ... Священникъ пріѣхалъ изъ города, такъ разсказывалъ, а я слышала: будто бы въ одномъ городѣ, не знаю въ какомъ, я не поняла, а только въ одномъ городѣ жила благочестивая женщина....
   

Жоржетта (съ любопытствомъ)

   Ну, ну!
   

Дѣвочка.

   Она молилась -- эта благочестивая -- страшно молилась... и день и ночь. И вдругъ, въ недѣлю страстей Господнихъ у нея открылись раны -- на рукахъ и на ногахъ -- какъ отъ гвоздей и потекла кровь!... Священникъ говоритъ, что это чудо, и что она будетъ святая... А то еще, говорятъ, чудо: въ одной деревнѣ, не помню какъ ее называли, появилась блаженная и предсказываетъ; а въ этой деревнѣ ночью, вдругъ на небѣ показался огненный столбъ, а блаженная сказала, что это знаменье и скоро конецъ міра.
   

Жоржетта (плача)

   Ой, я не хочу, чтобы конецъ міра.
   

Дѣвочка.

   И еще говорятъ, что тамъ гдѣ война, каждую ночь летаетъ драконъ по небу и вылетаетъ онъ изъ лагеря англичанъ -- это тоже знаменье.
   

ЯВЛЕНІЕ 2-ое.

Входитъ Лакзаръ.

Лакзаръ (Жоржеттѣ).

   Иди -- тебя мать зоветъ.
   

Жоржетта.

   Сейчасъ... Ахъ, отецъ, вотъ Жюли разсказываетъ такъ страшно, такъ страшно... (уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

Лакзаръ и дѣвочка.

Лакзаръ.

   Ну, какіе же ты ужасы тутъ болтаешь? а?
   

Дѣвочка.

   Да, дядя Лакзаръ, говорятъ конецъ свѣта скоро... Вонъ священникъ разсказывалъ драконы летаютъ по небу. Священникъ говоритъ: молитесь, молитесь, пришелъ вѣрно послѣдній часъ.
   

Лакзаръ.

   Не мало и вздора болтаютъ... Ты не пугайся такъ, дѣвочка.
   

Дѣвочка.

   Я побѣгу разскажу въ деревнѣ! (убѣгаетъ):
   

Лакзаръ (одинъ).

   Эге!.. Кролики то мои безъ пойла. (Наливаетъ въ черепокъ воду и ставитъ въ клѣтку).
   

ЯВЛЕНІЕ 4-ое.

Входятъ Жакъ и Изабелла.

Жакъ.

   Ну вотъ и доплелись... Здравствуй братъ! Съ новорожденнымъ тебя.
   

Лакзаръ (здороваясь).

   Благодарю (цѣлуются съ сестрой). Присаживайтесь, устали? (садятся). Да что это у тебя, братъ Жакъ, лицо такое озабоченное? А? Что случилось?
   

Жакъ (махнувъ рукою).

   И не смотрѣлъ бы ни на что!.. Жанна меня сокрушила... Бить жалко... Не знаю, что и дѣлать!.. (Сердито указывая на жену): А все бабье! И моя баба такая же: охъ да ахъ! да дѣва спасетъ Францію... Ну и полѣзла дѣвчонкѣ блажь въ голову... Нѣтъ, сыновья много лучше -- съ ними куда, меньше заботъ.
   

Изабелла.

   Ты напрасно грѣшишь отецъ, что жалуешься на Жанну... И говоришь все напраслину.
   

Жакъ.

   Какъ напраслину? Какъ? Что жъ я худого ей хочу?
   

Изабелла.

   Не худого, а только...
   

Жакъ.

   Что только?.. Хочу, чтобы она выкинула дурь изъ головы, да вышла бы поскорѣй замужъ, какъ подобаетъ честной поселянкѣ. (Послѣ минутнаго молчанія). Лакзаръ! Братъ милый! Она тебя любитъ -- помоги уговорить ее.
   

Изабелла.

   И правда, братъ, помоги. Парень хорошій за нее сватается. Она будетъ съ нимъ счастлива, да и отецъ успокоится. Онъ даже сна совсѣмъ лишился.
   

Жакъ.

   Съ вами, бабьемъ, и жизни лишишься. Сегодня такой страшный сонъ видѣлъ -- думалъ, что ума рехнулся.
   

Лакзаръ.

   Ну! что ты?
   

Жакъ.

   Да, да!.. Вдругъ вижу: будто проходятъ мимо нашей деревни войско, а угорѣлая Жанна вскочила на коня и удрала за войскомъ. Я проснулся и говорю женѣ: непремѣнно сегодня просить Лакзара, слезно просить, чтобы уговорить дѣвченку скорѣе выйдти замужъ.
   

Изабелла.

   Вотъ ты не вѣришь въ чудеса, а если вѣрить -- все можетъ случиться.
   

Жакъ.

   Чудеса! Чудеса... Ну я повѣрю -- такъ пусть это и будетъ чудо!.. А не могу же я повѣрить, чтобы моя Жанна, которую я преспокойно угощаю тумаками, въ случаѣ чего -- стала такой дѣвой!.. Я себѣ представляю, что это какая нибудь принцесса, въ золотомъ платьѣ, съ короной на головѣ... Э, да что съ тобой толковать!.. Баба и останешься бабой!.. (Лакзару) Помоги Лакзаръ! Слышишь: помоги!

(Входитъ Жоржетта).

Лакзаръ.

   Что-жъ... это надо... какъ ея сердце...
   

Жакъ.

   Что тамъ сердце -- былъ бы парень добрый.
   

Изабелла.

   Ну я пойду къ родильницѣ, на новорожденнаго посмотрю. (Идетъ къ двери налѣво).
   

Лакзаръ (смѣется).

   Ничего, парнишка славный.
   

Жакъ.

Пойду и я навѣстить. (Уходитъ за женой).

   

ЯВЛЕНІЕ 5-ое.

Лакзаръ, Жоржетта, потомъ Жанна.

Лакзаръ. (Жоржеттѣ),

   Собирай обѣдать -- пора.

(Жоржетта идетъ къ шкафу, который помѣщается направо въ углу, около входной двери и достаетъ скатерть. Въ это время въ дверяхъ показывается Жанна. Она поспѣшно, безъ словъ, бросается на шею къ Лакзару, и крѣпко прижимается къ нему).

Лакзаръ.

   Жанна (цѣлуетъ ее и ласкаетъ, гладя по головѣ). А здѣсь отецъ и мать.
   

Жоржетта.

   Здравствуй Жанна! (цѣлуются). Ахъ, Жанна!.. Вотъ отецъ тоже слышалъ -- Жюли разсказывала, вотъ такъ ужасы! (Жанна смотритъ на нее съ испугомъ).
   

Жоржетта.

   Да, да! знаменія... и у одной благочестивой женщины раны открылись на рукахъ и ногахъ, въ недѣлю страстей Господнихъ, какъ отъ гвоздей... и кровь. (Жанна вздрагиваетъ).
   

Лакзаръ.

   Ну, ну или -- дѣлай свое дѣло -- всего не переслушаешь, всего не перескажешь.
   

ЯВЛЕНІЕ 6.

Тѣ-же, вбѣгаетъ Жанъ {У Жана голова повязана платкомъ.} и Пьеръ, потомъ Севастьянъ.

Жанъ.

   Дядя, дядя наша Жанна здѣсь?
   

Пьеръ (увидя Жанну).

   Да вотъ она!
   

Жанъ.

   А-а-а, думала одна удрать, потихоньку, а вотъ мы тебя и догнали... догнали! Что взяла?

(Входитъ Севостьянъ).

Севостьянъ.

   Сосѣдъ, поздравляю съ рожденіемъ сына.
   

Лакзаръ.

   Да Богъ послалъ... Слава Богу!
   

Севостьянъ.

   А ты не взыщи -- я къ тебѣ съ просьбой.
   

Лакзаръ (улыбаясь).

   Муки что ли?
   

Севостьянъ (тоже улыбаясь).

   Угадать не трудно -- у всѣхъ одна бѣда. Круто пришлось -- въ домѣ ни крошки.
   

Лакзаръ (привставъ).

   Я сейчасъ...
   

Севостьянъ.

   А новость слышалъ?
   

Лакзаръ.

   Какую?
   

Севостьянъ.

   А какъ же... къ присягѣ будутъ опять звать... чтобы присягали англійскому королю. Посылаютъ такихъ людей, что говорятъ, что Франція все равно погибла -- Короля у насъ нѣтъ настоящаго и страна наша все одно, что англійская...
   

Лакзаръ.

   Ну, посмѣлъ бы мнѣ кто нибудь сказать это.
   

Севостьянъ.

   Да... да... вотъ деревня Мази ужъ присягнула.
   

Лакзаръ (вспыльчиво).

   Мерзавцы! совѣсти нѣтъ! Что за люди?.. Вотъ сынъ у меня родился... Въ такое время страшно и за сына: какъ подумаешь, что если и онъ когда нибудь также... (махнувъ рукой). Эхъ!.. лучше не говорить... Была бы моя воля... Ну да что ужъ!.. (Жоржеттѣ) Жоржетта, отсыпь муки сосѣду. Ключъ на правой полкѣ.

(Жоржетта и Севостьянъ уходятъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 7.

Лакзаръ, Жанна, Жанъ и Пьеръ.

Жанъ.

   Ой, ногу совсѣмъ стеръ! (Хватается за правую ногу).
   

Пьеръ.

   А ты не сражайся, коли нѣженка!
   

Жанъ.

   Да у меня не отъ сраженія, а оттого, что теперь шибко бѣжалъ... Самъ ты нѣженка... и трусъ!
   

Пьеръ (даетъ ему подзатыльникъ).

   А вотъ тебѣ и трусъ!..
   

Жанъ.

   Ну, коли такъ! я... (хочетъ броситься на Пьера).
   

Лакзаръ.

   Да полно, полно!.. Что вы?
   

ЯВЛЕНІЕ 8.

Тѣ-же, Жакъ и Изабелла (въ дверяхъ).

Жакъ.

   Да это наши ребята... Черти, чего вы орете? (Изабеллѣ тихо). Вотъ это отлично, что Жанна пришла... Понимаешь?
   

Изабелла.

   Да. Да.
   

Лакзаръ.

   Ну, сядемъ за столъ (кричитъ въ дверь, куда ушла Жоржетта съ Севостьяномъ) Жоржетта, обѣдать!

(Всѣ садятся за столъ, кромѣ Жанны, которая присѣла на полъ, возлѣ клѣтки кроликовъ).

Лакзаръ.

   А ты что же Жанна? Иди къ намъ.
   

Жанна.

   Нѣтъ, я здѣсь.
   

Жанъ.

   Наша Жанна любитъ сидѣть около звѣрей. Смотри, дядя Лакзаръ, она еще выпуститъ твоихъ кроликовъ.
   

Лакзаръ.

   Ну что-жъ, пускай.
   

Жакъ.

   Какъ нынче хлѣбъ у тебя?
   

Лакзаръ.

   Плохо. Да еще четыре овцы пало.
   

Жанъ.

   А сегодня у насъ, дядя Лакзаръ, вотъ такъ стычка была. Такъ мы ихъ отжаривали, такъ отжаривали бургундскихъ прихвостней -- только держись! Они говорятъ: "И вашъ Домреми пойдетъ скоро за бургундцевъ!" Вотъ мы имъ и задали.
   

Пьеръ.

   Слѣдующее сраженіе черезъ недѣлю -- тогда, пожалуй они насъ отжарятъ.
   

Жанъ.

   Ну ты дурень и сдавайся! (отцу). Понимаешь, отецъ, сегодня мы засѣли въ рощѣ, да сразу на нихъ приступомъ. Они ошалѣли -- бѣжать, а мы на нихъ, да въ схватку... разъ! разъ!.. всѣхъ какъ щенковъ расшвыряли...
   

Жакъ (хохоча).

   Молодцы!.. Стойте за дофина -- лупите ихъ, измѣнниковъ!
   

Изабелла.

   Ты вотъ ихъ подзадориваешь, а они и останутся безъ головы.
   

Жакъ.

   Не останутся -- не бабы (Лакзару) А славный, у тебя родился мальчишка -- я завидую!
   

Лакзаръ.

   Чего тебѣ? И твои ребята всѣ хороши.
   

Жакъ (взглядывая на Жанну).

   Ну не очень -- есть и непослушные...
   

Изабелла (тихо мужу).

   Оставь отецъ, не надо.
   

Жакъ (не обращая вниманія).

   Да не очень то весело когда въ грошъ не ставятъ дѣти родителей...
   

Лакзаръ (перебивая).

   Все бываетъ и чего не бываетъ.... и все пустяки!.. (входитъ человѣкъ въ лохмотьяхъ безъ руки).
   

ЯВЛЕНІЕ 9-ое.

Тѣ-же и Нищій-Калѣка.

Нищій (кланяется и молча останавливается у дверей).

Жакъ (первый его увидя)

   Ну, ну, ступай своей дорогой!...
   

Изабелла.

   Вотъ ты всегда такъ Жакъ. А можетъ быть онъ бѣдный, несчастный...
   

Жакъ.

   Чего тамъ бѣдный! Сами всѣ съ голоду скоро помремъ.
   

Изабелла.

   А Спаситель велѣлъ каждаго накормить.
   

Жакъ.

   Меня никто чужой не накормитъ, а кормятъ руки, да спина... А голоденъ -- самъ виноватъ.
   

Лакзаръ.

   А въ чемъ по твоему, вина этого человѣка?
   

Жакъ.

   Да воровалъ, а теперь скитается да посматриваетъ, гдѣ что плохо лежитъ... Ну, ну ступай!... ступай!...
   

Нищій.

   Я не воръ. Я также, какъ и ты -- честный человѣкъ.
   

Жакъ.

   Да, ври еще!
   

Лакзаръ (Жаку).

   А какъ по твоему если онъ воровалъ, чѣмъ онъ придумывалъ свои воровства?
   

Жакъ.

   Головою, конечно.
   

Лакзаръ.

   Желудокъ, стало быть тутъ не при чемъ?
   

Жакъ.

   Ну, не при чемъ.
   

Лакзаръ.

   Значитъ и наказывай голову, а не желудокъ.
   

Жакъ.

   Какъ такъ?
   

Лакзаръ.

   А такъ; нужна помощь головѣ -- откажи. Скажи: а-а! ты умѣла воровать, подлая башка, ну и ступай прочь, убирайся къ чорту!... А теперь проситъ тебя желудокъ... А чѣмъ онъ виноватъ, что голова придумывала воровства?... Вотъ и разсуди.
   

Жакъ (хохочетъ).

   И правда! Ай да Лакзаръ! Ай да братъ!
   

Лакзаръ.

   Значитъ твое дѣло накормить этотъ желудокъ.
   

Жанъ и Пьеръ (хлопаютъ въ ладоши).

   Правда, дядя Лакзаръ, правда!
   

Лакзаръ.

   А такъ какъ самъ ты живешь по божески, то и скажи: благодарю тебя Господи, что я не прошу, а даю. Такъ то братъ!
   

Жакъ.

   Вѣрно! Молодецъ Лакзаръ!

(Во время этого разговора Жанна подала свою чашку нищему).

Жакъ.

   Голова у тебя ахъ, хороша! Жанна, возьмика-ка, дай этому бѣднягѣ (протягиваетъ ей кусокъ, хлѣба). Э-э!... да она уже ему... и чашка у него пустая! (смѣется).
   

Лакзаръ.

   Ишь -- поѣлъ человѣкъ и улыбается. Много ли ему нужно? Ну разскажи намъ, другъ, о своихъ несчастьяхъ.. Присаживайся.

(Жанна подаетъ нищему табуретку, тотъ садится).

Нищій.

   Горе... горе...
   

Лакзаръ.

   Ты дальній?
   

Нищій.

   Дальній!... Бились, бились долго -- теперь погибли... Я изъ воиновъ тоже... Вотъ, при Азенкурѣ, руку оторвало. Родные померли... Отецъ и братъ убиты... я одинъ... Вотъ по свѣту теперь и брожу... скитальцемъ, то здѣсь, то тамъ... Накормятъ -- хорошо, прогонятъ -- тоже хорошо...
   

Жакъ.

   Ну, прогонятъ -- тогда не очень хорошо.
   

Нищій.

   Э, все равно... День, другой, третій... а тамъ и смерть.
   

Жакъ.

   На смерть не очень надѣйся, а ѣсть-то каждый день кишки просятъ.
   

Лакзаръ.

   Ты говоришь: при Азенкурѣ бился?
   

Жанна (живо).

   Разскажи, разскажи!
   

Пьеръ.

   Да какъ-же тебя не убили? Ухъ, какъ тамъ было жарко...
   

Нищій.

   Да бой горячій былъ, горячій!... Всѣхъ восемь тысячъ легло... А что теперь?... Конецъ, всему конецъ. Перевелись храбрые... Была Франція -- не станетъ Франціи!... Пословица сложилась: Пять англичанъ станьте противъ пятидесяти французовъ -- и французы побѣгутъ какъ зайцы... (громко). Эй, вы, люди! Французскіе люди! гдѣ вы?...
   

Жакъ.

   Ну чего тебѣ? Вотъ тебѣ и храбрые! (;указываетъ со смѣхомъ на Жана). Видишь -- башку перевязалъ -- раненый!
   

Жанъ (задорно).

   Не храбрые перевелись, а подлые развелись!... А ты отецъ, меня не тронь!...
   

Жакъ, (любовно треплетъ его по плечу).

   Ну, ну, не скаль зубы, волченокъ... Охъ, ты... волченокъ!
   

Нищій.

   Эй, всѣ вы! Народъ французскій!... Ужасы... ужасы: въ Парижѣ трупы лежатъ по улицамъ чума!... Мертвыхъ не поднимаютъ -- смрадъ!... Собаки, кошки, бродятъ какъ дикія и жрутъ человѣческое мясо! Франція молчитъ! Англійскій щенокъ правитъ Франціей! Эхъ, мертвыхъ не разбудишь! Пропала Франція!
   

Лакзаръ.

   Нѣтъ, лжешь! Она не пропала! Мы живы французы живы -- жива и Франція!... А что же дѣлать?... Молчатъ! Молчатъ! Да коли глотку тебѣ заткнутъ будешь молчать? да коли руки прикрутятъ веревками, пойдешь ты воевать?... Ну и бейся головой, бей стѣну, бей! Голову расшибешь, а стѣна все останется!...
   

Жанъ.

   Все оттого, что подлые развелись... И надо ихъ колотить!
   

Жакъ.

   Да ужъ и я скажу: пока еще не трогали нашего Домреми, я кое какъ мирился; а какъ нагрянули Бургундцы, я, мирный человѣкъ, а готовъ былъ раскроить башку любому!... А подати, подати. Охъ, спина кряхтитъ... Проклятые бургундскіе черти!...
   

Жанна.

   Если бы я была славной и могучей -- я сказала бы королю: сними подати съ нашей деревни!
   

Нищій (съ злымъ смѣхомъ).

   Эхъ, дѣвочка! Король-то нашъ безъ королевства... Придворныхъ за то много... Веселые, говорятъ, вино есть музыка, танцы и бабы... Чего же нужно придворнымъ? Веселье! Веселье!... Сдыхай французскій народъ...
   

Лакзаръ.

   Нѣтъ, врешь. Пусть лучше сдыхаетъ кто нибудь другой -- а мы еще поживемъ!...
   

Жанна (какъ бы въ полуснѣ).

   Жизнь будетъ... Скоро жизнь! Вѣчная Франція!... Англичане бѣгутъ!...
   

Пьеръ (Жаннѣ тихо).

   Жанна, не надо... здѣсь чужой человѣкъ...

Жанна (вздрагиваетъ и смотритъ съ недоумѣніемъ).

Нищій (не обращая вниманія).

   Вотъ онъ -- французскій народъ: голодные шакалы рыщутъ по пустынѣ, братъ побиваетъ брата!... Ничтожныя, разслабленныя твари, овцы безшерстныя, падаль, а не народъ!
   

Лакзаръ.

   Ну, будетъ ругаться -- молчи!... Я накормилъ тебя и убирайся!
   

Нищій.

   Ты накормилъ -- такъ вотъ, хозяинъ, и я тебя потѣшу -- пѣсню спою (поетъ):
   
   Увы, увы, увы, увы!
   Сеньеры, принцы и прелаты,
   Купцы, мѣщане, адвокаты,
   Цехи мастеровъ, и вы солдаты и всякій кто привыкъ
   Сидѣть себѣ на нашей шеѣ
   Жить хочетъ также и мужикъ,
   А онъ часъ отъ часу бѣднѣе,
   Жизнь наша радостью бѣдна,
   Въ конецъ мы право погибаемъ:
   У насъ ни хлѣба ни вина,
   А помощи мы и не чаемъ.
   Пшеницы мы совсѣмъ не ѣли,
   Овсяный хлѣбъ лишь иногда,
   Мы сыты только разъ въ недѣлю,
   Хоть полонъ каждый день труда.
   Не знаемъ мы, чего намъ ждать,
   И въ мысляхъ каждаго бѣжать *).

(Молчаніе).

   *) Переводъ этой пѣсни принадлежитъ профессору Н. И. Карѣеву (См. "Очеркъ исторіи французскихъ крестьянъ съ древнѣйшихъ временъ" Карѣевъ). При желаніи исполнитель можетъ замѣнитъ эту пѣсню слѣдующей:
   "Сражается могучій графъ Роландъ,
   Глотая пыль, отъ жару задыхаясь,
   Съ лица его катится градомъ потъ,
   Струится кровь изъ ранъ его на землю,
   Но все назадъ не подается онъ,
   Все добрый мечъ изъ рукъ не выпускаетъ...
   И тысяча пернатыхъ, острыхъ стрѣлъ
   Какъ частый дождь спустилась на Роланда,
   Разрушился его тяжелый щитъ,
   Изсѣклася броня его стальная,
   И былъ убитъ подъ нимъ любимый конь!
   Полуживой, въ предсмертномъ забытьѣ,
   Разслабленный, въ оцѣпенѣньи хладномъ
   Лежалъ Роландъ, на полѣ распростертый...
   Ужъ близокъ былъ послѣдній мигъ Роланда --
   И вспомнилъ онъ всѣ битвы и походы,
   И Францію родную вспомнилъ онъ!
   Едва дыша простеръ онъ руки къ небу
   И отошелъ...
   Въ тотъ самый часъ надъ родиной Роланда --
   Надъ Франціей сдвигались грозно тучи
   И черный мракъ всю Францію покрылъ,
   И черной мглой покрылося все небо,
   И вѣтеръ вылъ и разливались рѣки И плакала французская земля,
   Какъ сирая вдовица о Роландѣ!
   Пѣснь о Роландѣ. Перев. Б. Н. Алмазова.
   

Лакзаръ. (утирая слезы).

   Эхъ!... За самое сердце... за сердце схватилъ ты меня!
   

Жакъ.

   Славная пѣсня! Ну хоть ты и калѣка, а поешь хорошо!
   

Жанъ.

   Пойдемъ воевать! Пойдемъ всѣ воевать!
   

Изабелла.

   Вотъ вы смѣетесь, что бабы плачутъ, а какъ не плакать?
   

Жанна (подойдя къ нищему).

   Ты... Божій!
   

Нищій.

   Ну, прощай хозяинъ -- будь здоровъ!
   

Лакзаръ.

   Нѣтъ, нѣтъ! Постой, добрый человѣкъ, переночуй -- ночлегъ есть!
   

Нищій.

   Нѣтъ, я пойду... далеко мнѣ еще идти. Прощайте люди. (къ Жаннѣ) Прощай дѣвочка! Душа у тебя хорошая! (уходитъ).

(Жакъ и Изабелла встаютъ).

Жакъ.

   Пора и намъ... Когда еще попадешь домой... Жанъ, Пьеръ -- пойдемте!
   

Лакзаръ.

   Жанна пусть останется -- за женой походитъ.
   

Жакъ.

   Да, да... Ну прощайте!.. Слушайся дяди, Жанна.

(Жакъ, Изабелла, Жанъ, и Пьеръ уходятъ. Лакзаръ провожаетъ, потомъ возвращается).

   

ЯВЛЕНІЕ 10-ое.

Жанна и Лакзаръ. (Молчаніе).

Жанна.

   Дядя!
   

Лакзаръ.

   Что родная?
   

Жанна.

   Что нужно, чтобы спасти?
   

Лакзаръ.

   Кого?
   

Жанна.

   Народъ.
   

Лакзаръ.

   Король нуженъ, король!.. Король! чтобы здѣшній -- французскій...
   

Жанна.

   А что-же будетъ?
   

Лакзаръ.

   Народъ соединится. Теперь всѣ въ разбродѣ. Не знаютъ куда, къ кому прибѣгнуть. Вонъ французы противъ своихъ бьются, французскіе Герцоги -- въ союзѣ съ Англіей. Когда всѣ вмѣстѣ, за одно, всякаго врага осилишь! а такъ -- погибать надо.-- Вѣрно сказалъ калѣка... Эхъ, такъ бы и разорвалъ свое сердце. Жить не охота!
   

Жанна.

   А что если бы нашелся такой человѣкъ, что пришелъ бы спасти?
   

Лакзаръ.

   Нѣтъ такого человѣка и не будетъ... Одно -- погибать!
   

Жанна.

   А если бы нашелся?
   

Лакзаръ.

   Я бы пошелъ къ нему, да и сказалъ: Вынь изъ меня душу, но если можешь спасти народъ -- спасай!

Жанна (отходитъ въ сторону и садится. Молчаніе. Оба задумались).

Жанна.

   Дядя!
   

Лакзаръ.

   Что милая?
   

Жанна.

   А если бы человѣкъ понялъ.
   

Лакзаръ.

   Что понялъ?
   

Жанна.

   Понялъ, что онъ можетъ спасти... Что ему дѣлать?
   

Лакзаръ.

   Идти!.. Кабы я зналъ, что могу сдѣлать дѣло, развѣ бы я остановился!.. Да не могу я ничѣмъ помочь! (Поникнулъ головой).
   

Жанна.

   Правда!.. Если кто понялъ -- долженъ идти! А устанутъ ноги -- упасть на колѣни -- и ползкомъ,-- а все идти! (порывисто). Дядя, пойдемъ спасать!
   

Лакзаръ.

   Что ты! что ты!.. Вотъ отецъ и мать приходили жало- вались, просили... Нѣтъ, нѣтъ, дѣвочка нѣтъ! И не говори!..
   

Жанна.

   Дядя, душа у меня болитъ... мнѣ нѣтъ покоя!
   

Лакзаръ.

   Вотъ отецъ и мать просили. Онъ славный парень... что-бы ты замужъ... Они за судьбу твою печалятся... Каково-же подумай! Эхъ, дѣвочка, зачѣмъ ты выросла?... Когда маленькая была -- такъ хорошо... Звѣрьки разные... Бывало всѣхъ соберешь... и въ завтракъ, и въ обѣдъ -- кормишь... Отецъ сердится, а ты все свое, (смѣется) Эхъ, смѣшная, смѣшная была... мудреная!
   

Жанна (въ раздумьи).

   Отецъ и мать... и все родное... жалко...
   

Лакзаръ (продолжая).

   А еще сумасшедшій Бенуа -- помнишь? Изъ за рѣшетки хваталъ прохожихъ. Ему отрубили два пальца, чтобы онъ не хваталъ; а ты приходила перевязывать ему раны... А онъ тебя любилъ... А еще -- помнишь? изъ клѣтки онъ убѣжалъ, да на холмъ, тамъ ребятишки играли...
   

Жанна.

   Дядя!
   

Лакзаръ.

   Постой! Дай мнѣ докончить: ребятишки играли, а онъ на тебя да съ топоромъ... А ты не испугалась -- вырвала топоръ и привела Бенуа въ деревню. Вотъ, вотъ какъ всѣ дивились!.. и прозвали тебя: храбрая!... Эхъ, дѣти, выростите вы -- бѣда съ вами!.. (молчаніе).
   

Жанна.

   Дядя!
   

Лакзаръ.

   Ну?
   

Жанна.

   И вотъ... если бы двѣ мои подруги... Одна скажетъ: не уходи -- мнѣ тоскливо безъ тебя... и заплачетъ; а другая -- не скажетъ ничего, но рана у нея въ груди и сочится кровь и она умираетъ... Она не говоритъ, она ждетъ, когда придутъ, чтобы унять кровь изъ раны... Что дѣлать тогда?..
   

Лакзаръ.

   Да... да... правда!
   

Жанна.

   И вотъ отецъ и мать, и все родное... и сто отцовъ, и сто матерей... а тамъ, гдѣ битва, воинъ одинъ... и онъ смираетъ, а ты можешь спасти... Дядя, что дѣлать?
   

Лакзаръ.

   Да... да... что-жъ... это такъ!
   

Жанна.

   Если бы твоя Жоржетта пришла и спросила бы идти-ли. Ты... ты чтобы сказалъ?
   

Лакзаръ,

   Я бы сказалъ... я бы сказалъ... (въ раздумьѣ опускаетъ голову, потомъ встряхиваетъ ею, и говоритъ дрогнувшимъ голосомъ) Я бы сказалъ: Ступай! Сотня больше чѣмъ одинъ, тысяча больше сотни... И если сердце вмѣстило такую любовь -- ступай! Иди -- не оглядывайся назадъ! Солнце освѣтитъ... Богъ поможетъ! А если... если... людская злоба, неправда, встанутъ на дорогѣ. Эхъ! Отбрось ихъ въ сторону и или Иди куда зоветъ сердце! (Молчаніе).

Жанна. (медленно подходитъ къ нему, молча обнимаетъ и прижимается къ его груди. Онъ гладитъ ея голову).

ЗАНАВѢСЪ тихо опускается.

0x01 graphic

КАРТИНА 2-ая.

Дѣйствующія лица:

   Жанна
   Ометта, ея подруга.
   1, 2 Дѣвушки
   Старикъ
   Странникъ
   Воинъ
   Дѣвицы, народъ.
   1-й, 2-й, 3-й изъ народа.

Между 1-ой и 2-ой картинами проходитъ годъ. Поляна вблизи деревни Домреми. На холмѣ, справа отъ зрителей развѣсистое дерево; слѣва -- часовня (со ступеньками). Въ открытую дверь видна ея внутренность.

   

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

Жанна, Ометта и пр. дѣвушки.

(Вокругъ дерева Жанна и группа дѣвушекъ, взявшись за руки танцуютъ и поютъ).

Дѣвушки (поютъ)

1.

             Волшебное дерево наше
             Отрада ты намъ и пріютъ!
             Нѣжнѣе, тѣнистѣе, краше
             И птицы нигдѣ не найдутъ.

2.

             Мы дѣти полей и приволья --
             Мы радостно славимъ тебя!
             И пѣсни звенятъ на раздольѣ
             Какъ птицы, свободу любя.

3.

             Настанетъ пора -- стариками
             Придемъ мы подъ кровъ тишины,
             Шумя, какъ и прежде, вѣтвями
             Напомни намъ юные сны.

4.

             Напомни намъ время былое,
             Игривый дѣвическій смѣхъ,
             И чувство души молодое,
             И пору веселыхъ утѣхъ!
   

1- я Дѣвушка.

   Цецилію украшать теперь цвѣтами! (Надѣваютъ вѣнокъ на голову одной изъ дѣвушекъ).
   

2-я Дѣвушка.

   Пойте громче -- тогда веселье!
   

Дѣвушки (поютъ):

             Мы дѣти полей и приволья --
             Мы радостно славимъ тебя
             И пѣсни звенятъ на раздольѣ,
             Какъ птицы, свободу любя!

(Издали показывается толпа народа. Дѣвушки, не обращая вниманія продолжаютъ нѣтъ. Впереди толпы идетъ, одѣтый въ рубище и подпоясанный веревкой, босой монахъ. Подойдя къ мѣсту, гдѣ поютъ дѣвушки, онъ останавливается, и говоритъ громкимъ голосомъ. Дѣвушки перестаютъ нѣтъ).

Странникъ.

   Безумныя, по-что веселитесь!.... И развернется земля и появятся языки огненные, и поползутъ до седьмого неба, и пожретъ пламя всѣхъ и вся, (Обращаясь къ толпѣ): Вырвите глаза ваши, изсушите плоть вашу нечестивые -- ибо нѣтъ спасенія!.... Горы обрушатся и засыпятъ васъ пескомъ своимъ, рѣки выйдутъ изъ береговъ и затопятъ жилища ваши!... Отецъ, возьми дѣтей своихъ и выведи ихъ за ограду!... Братъ бѣги, бѣги съ сестрой своей! (Поднимаетъ руку, съ угрожающимъ жестомъ). Солнце потухнетъ, и дьявольское око засвѣтитъ на небѣ, и появится чудище страшное, и смрадъ дыханія его пойдетъ по землѣ, струпьями покроются тѣла ваши, и гной потечетъ изъ вашихъ ранъ... Опомнитесь, безумцы. Дѣвственницы стали блудницами. Въ блуднѣ и пьянствѣ погрязли вы.... Опомнитесь.

(Въ толпѣ ропотъ).

1-й изъ народа.

   Да, хорошо ему разговаривать -- дѣти не попросятъ у него ѣсть.
   

2-й изъ народа

   Ходятъ по землѣ да людей смущаютъ.
   

3-й изъ народа.

   Молчи. Правду онъ говоритъ -- погрязли мы.
   

2-й изъ народа.

   Пусть тебя и тащитъ онъ изъ грязи... дурака.
   

3-й изъ народа.

   Чтоо?. Такъ вотъ тебѣ...

(Завязывается драка. Въ толпѣ хохотъ).

Голоса.

   "Такъ -- такъ," подбавь еще. "Вотъ хорошо." и проч...
   

Старикъ (останавливая)

   Ну, ну, ребятки -- постыдитесь... (Къ страннику)-. Иди, не смущай народъ.
   

Голоса:

   "Иди... иди... Иди своей дорогой..."
   

Странникъ (грозно)

   Безумцы. Вы на краю погибели. Опомнитесь! (уходитъ, сопровождаемый шумящей толпой)
   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

(По уходѣ странника и толпы, притихнувшія дѣвушки разошлись и стоятъ въ разсыпную)

1-я Дѣвушка (сердито)

   Только нашъ кружокъ разстроилъ... И чего приходятъ не во время... Ну, ну давайте становиться.

(Всѣ собираются. Жанна одна; въ сторонѣ)

2-я Дѣвушка.

   Жанна, или скорѣе... Ну чего стоишь тамъ?

1-я Дѣвушка.

   Это ее старикъ... такъ напугалъ. (Окликаетъ) Жанна.
   

2-я Дѣвушка.

   Нѣтъ, я знаю, это не старикъ... а она думала о пѣтухѣ, который, говорятъ, кричалъ на крышѣ ихъ дома, когда она родилась.

(Всѣ звонко хохочатъ)

1-я

   Жанна! Жанна, брось думать о пѣтухѣ!..
   

Омета.

   Не дразните ее!.. Жанна, мы всѣ тебя любимъ -- иди къ намъ!..
   

Всѣ (въ перебивку)

   Жанна!.. Жанна!.. Жанна, иди... или скорѣй!

(1-я и 2-я дѣвушки подбѣгаютъ и тащатъ Жанну на холмъ)

Голоса.

   А-а!.. Пришла!.. (Общее веселье).
   

2-я.

   Давайте украшать ее цвѣтами... давайте...

(Всѣ толпятся около Жанны. 1-я дѣвушка, надѣваетъ на нее вѣнокъ).

   

Жанна. (Рѣзко, почти со слезами)

   Ахъ, оставьте меня всѣ... всѣ! (Сдергиваетъ вѣнокъ съ головы, и, держа ею въ рукѣ, убѣгаетъ въ часовню. Нѣкоторое время на сценѣ молчаніе. Дѣвушки стоятъ въ недоумѣніи).
   

1-я Дѣвушка.

   А, ну ее! Только всегда разстроитъ... полумная! Недаромъ старики разсказываютъ про нее басни.
   

Ометта.

   Все это бредни! Она умная и добрая и богомольная!... Довольно болтать -- станемъ въ кружекъ!.. Кого теперь украшать цвѣтами...
   

Всѣ.

   Тебя!.... Тебя!..
   

Ометта.

   Нѣтъ, нѣтъ -- Цецилію!

(Взявшись за руки, дѣвушки, мѣрно двигаются вокругъ дерева и поютъ):

             Настанетъ пора -- стариками
             Придемъ мы подъ кровъ тишины...
             Шумя, какъ и прежде вѣтвями
             Напомни намъ юные сны!..

(Небо начинаетъ покрываться тучами, издали слышатся слабые раскаты грома).

1-я Дѣвушка

   Ай-ай-ай... Никакъ гроза идетъ? Будетъ рѣзвиться -- побѣжимъ домой!

(Кружокъ разстраивается. Дѣвушки по-парно расходятся, продолжая пѣть):

             Напомни намъ время былое,
             Игривый дѣвическій смѣхъ,
             И чувство души молодое
             И пору веселыхъ утѣхъ!..

(Уходятъ. Остается только Ометта).

   

ЯВЛЕНІЕ 3.

Ометта и Жанна

(Появляется въ дверяхъ часовни. Лицо ея сосредоточенно, задумчиво. Она не видитъ Ометты).

Жанна.

   Какъ хорошо!.. Всѣ ушли... Тихо такъ... Я положила свой вѣнокъ къ ногамъ Св. Екатерины... Она посмотрѣла на меня такъ ласково... Ахъ, какъ хорошо!.. (Идетъ медленно къ дереву).
   

Ометта.

   Жанна!
   

Жанна.

(вздрагиваетъ и вскрикиваетъ испуганно, потомъ узнавъ Ометту улыбается)

   Ахъ, это ты, Ометта... а мнѣ почудилось... Нѣтъ, впрочемъ, ничего... не бойся... (Обнимаетъ Ометту) Ахъ еслибъ ты знала... (Порывисто) Ометта, знаешь-ли?.. (Внезапно останавливается, точно испуганная, съ широко раскрытыми глазами) Нѣтъ!.. нѣтъ!.. Не надо говорить!.. Не буду!..
   

Ометта (ласково).

   Да что съ тобой?.. Говорятъ -- если поговоришь съ подругой -- легче бываетъ... Скажи! (Жанна молчитъ) Можетъ быть сердце стало шибче биться? (Лукаво) Ты о комъ нибудь мечтаешь?..
   

Жанна.

(Сначала смотритъ съ недоумѣніемъ -- не понявъ вопроса, потомъ вдругъ вспыхиваетъ)

   О, нѣтъ!..
   

Ометта. (Обиженно).

   Вотъ ты какая недобрая, я всей душой, а ты брыкаешься, точно дикая коза.
   

Жанна.

   Страшно мнѣ...
   

Ометта.

   Ну такъ прощай!.. (Хочетъ идти).
   

Жанна.

(Схватываетъ ее за руку).

   Нѣтъ, нѣтъ -- постой!.. Я все скажу... Я... я хочу сказать... давно, давно хочу!
   

Ометта.

   Ну!
   

Жанна.

   Но только никому... Ты слышишь -- никому!
   

Ометта.

   Хорошо.
   

Жанна.

(Все больше и больше волнуясь).

   Я ужъ давно хочу сказать кому нибудь... спросить... Но вдругъ засмѣются, забранятъ. Нѣтъ это страшно!.. Лучше молчать... всегда молчать... А ты -- моя подруга... ты добрая... ты не будешь смѣяться.
   

Ометта.

   Да нѣтъ, разумѣется... Говори!
   

Жанна.

   Да вотъ... бываютъ дни... и. часто... а вотъ теперь все чаще, чаще... Я слышу голоса...
   

Ометта.

   Ну? Богъ съ тобой!
   

Жанна.

   Нѣтъ, нѣтъ! Ты не пугайся. То голоса хорошіе, святые. И если я когда въ часовнѣ -- я люблю туда ходить -- и рано утромъ, когда заря, и вечеромъ... Вернусь со стадомъ и туда... Солнце садится, вездѣ прохлада... Я нарву цвѣтовъ... темно въ часовнѣ, а мнѣ не страшно... Я покрою цвѣтами полъ, потомъ молюсь.-И вотъ разъ...
   

Ометта (Закрывая лицо руками).

   Ой-ой -- боюсь!..
   

Жанна.

   Нѣтъ, нѣтъ -- ты слушай... Я стояла, долго стояла вотъ здѣсь, подъ деревомъ... Я думала о Франціи... и о людяхъ... и молилась... И вдругъ слышу голосъ,-- точно во мнѣ, и точно снаружи -- а словъ не разберу... Точно поетъ -- а словъ нѣтъ. Я вся замерла -- боюсь пошевельнуться... а голосъ громче, громче... и еще другой голосъ... И вдругъ я явственно услышала слова... Я взглянула на дерево и вижу: колышатся листья, а между вѣтвями свѣтъ... бѣлый свѣтъ, и тамъ -- прозрачныя, какъ ангелы -- я узнала ихъ сейчасъ -- Св. Маргарита и Св. Екатерина... Я поняла тогда откуда голоса... Я упала на колѣни, и плакала, и смѣялась... и хотѣлось мнѣ летѣть высоко-высоко, и было такъ радостно, какъ праведнымъ въ раю...
   

Ометта (растроганная).

   А что-же онѣ говорили?
   

Жанна.

   Онѣ говорили: "Господь поможетъ въ дѣлахъ твоихъ -- жди!" Но я не понимаю къ чему это?.. И вотъ разъ., я долго стояла и молилась... И позади меня раздался голосъ: "Иди -- пора! Ты дѣва -- ты спасешь. Я оглянулась Архангелъ Михаилъ летѣлъ по небу, и мечъ его сверкалъ, какъ огненный! Ометта, вотъ!.. ты видишь, видишь?.. вотъ и теперь... Онъ!.. Онъ!!, раздвинулъ тучу... летитъ!!. (Падаетъ на колѣни). Я здѣсь, здѣсь, святой!.. я здѣсь прекрасный!.. Я здѣсь раба твоя! Я здѣсь, ты слышишь (кричитъ, какъ въ безуміи) Спасенье Франціи? Идти?.. Уже пора?.. Нѣтъ, нѣтъ, безъ колебанья, иду! Хотя-бъ на смерть Иду!.. Иду!.. (Громъ. Ометта вскрикиваетъ и убѣгаетъ въ испугѣ).
   

Жанна (одна).

   Иду святой... иду...

(Падаетъ безъ чувствъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

(Сильный дождь. Справа поспѣшно выходитъ человѣкъ, въ боевыхъ доспѣхахъ. Рука у него на перевязи).

Жанна и Воинъ.

Воинъ.

   Укрыться поскорѣй въ часовнѣ... Экій дождь!.. (прячется въ нишу).
   

Жанна.

(очнулась, приподнимаетъ голову, потомъ медленно поднимается сама).

   Ометта!.. Ометта!.. (Встаетъ то оглядывается). Ушла. (Тихими шагами направляется въ часовню, всходитъ по ступенямъ, но увидавъ въ нишѣ воина, вскрикиваетъ и прислоняется къ стѣнѣ).

(Молчаніе).

Жанна.

   Врагъ Франціи?
   

Воинъ.

   Нѣтъ.
   

Жанна, (пытливо).

   Правда?
   

Воинъ.

   Чего мнѣ врать.

(Молчаніе).

Жанна.

   Что я тебя спрошу -- отвѣтишь?
   

Воинъ.

   Спрашивай.
   

Жанна.

   Зачѣмъ ты ушелъ съ битвы?
   

Воинъ.

   Рану... рану пришелъ я омыть, у вашего цѣлебнаго источника -- вотъ и вся причина.

(Жата смотритъ на нею пристально. Онъ смущается).

Жанна.

   Правду?..
   

Воинъ.

   Конечно... правду... чего еще?
   

Жанна.

   Ну что-жъ!.. Значитъ такъ ты хотѣлъ; а только нехорошее ты сдѣлалъ... Рана твоя не опасна, а тамъ... тамъ умираютъ люди... (поникаетъ головой).

(Молчаніе).

Воинъ (тихо)

   Дѣвушка... дѣвушка... прости!
   

Жанна.
(взглядываетъ на нею съ удивленіемъ).

Воинъ.

   Я... Я... совралъ тебѣ.
   

Жанна (испуганно)

   Ты врагъ?
   

Воинъ.

   Нѣтъ! нѣтъ, про это я не совралъ... а... что про рану... ты такъ сказала... Стыдно мнѣ дѣвушка... Я... домой пробираюсь -- бѣжалъ изъ Орлеана...
   

Жанна (вскрикиваетъ)

   Изъ Орлеана?.. Ахъ, скажи, скажи мнѣ все!
   

Воинъ.

   А у тебя тамъ отецъ или братъ?.. а то, можетъ быть -- женихъ?
   

Жанна. (нервно, торопливо).

   Скажи, скажи... Они сражаются съ врагомъ? Какъ?.. Онъ ихъ не осилитъ?
   

Воинъ.

   Ой, да какая же ты горячая, дѣвушка!
   

Жанна.

   Ахъ, разскажи мнѣ все!
   

Воинъ (Вздохнувъ).

   Да что... (Опустивъ голову). Тяжело тамъ...
   

Жанна.

   Тяжело?
   

Воинъ.

   Охъ, какъ тяжело. Врагъ построилъ форты со всѣхъ сторонъ. Мостъ, по которому возятъ припасы, того гляди будетъ въ рукахъ врага, у города запасовъ хватитъ не на долго... Помрутъ всѣ съ голоду!..
   

Жанна (схватившись за голову).

   Ай!..
   

Воинъ.

   Да, погибель вѣрная -- войско упало духомъ!..
   

Жанна.

   А что-жъ дофинъ?
   

Воинъ.

   Дофину горя мало!..
   

Жанна.

   Нѣтъ, нѣтъ -- неправда. Онъ не знаетъ!.. Надо чтобы узналъ. Часъ пришелъ -- нельзя уже больше медлить.
   

Воинъ.

   Эхъ, дѣвушка, легко говорить сказки, а дѣло дѣлать трудно.
   

Жанна.

   Нѣтъ, все легко! но нужно вѣрить!.. Надо идти -- войско собрать!.. Они не могутъ не послушать того, кто имъ велитъ пойти.
   

Воинъ. (презрительно).

   Ну, кто тамъ велитъ!..
   

Жанна.

   Дофинъ!.. Я... я пойду къ дофину, и я ему скажу!..
   

Воинъ.

   Ты?
   

Жанна.

   Я! Войска сберутся пода знамена -- всѣ будутъ храбры, какъ одинъ солдатъ... Мостъ надо отстоять -- и Орлеанъ спасенъ!.
   

Воинъ.

   Ну дѣвушка. Ты точно, вправду, молодой солдатъ!
   

Жанна.

   Скажи: ты слышалъ-ли о Дѣвѣ, что спасетъ Францію?..
   

Воинъ.

   Болтаютъ много, а правда-ли кто разберетъ?
   

Жанна (схвативъ его за руку).

   Вѣрь! Вѣрь!.. И если я приду, скажу пойдемъ -- иди!..
   

Воинъ
(съ недоумѣніемъ и страхомъ).

   Господь съ тобой!.. Эта дѣва -- ты что-ли?
   

Жанна.

   Вѣрь мнѣ воинъ!.. Пусть всѣ повѣрятъ -- будетъ благо!.. Пойдешь?
   

Воинъ.
(послѣ минутнаго колебанія, взглядываетъ на нее -- взволнованно.)

   Пойду!

(Небо нѣсколько прояснилось -- дождь прошелъ).

Жанна.
(взойдя на холмъ, къ дереву, смотритъ внизъ)

   Чужое это мнѣ теперь, чужое... Часъ мой пробилъ (Надаетъ на колѣни) Воинъ молись и ты!

(Воинъ опускается возлѣ нее на колѣни).

ЗАНАВѢСЪ МЕДЛЕННО ПАДАЕТЪ.

Конецъ І-го дѣйствія.

   

ДѢЙСТВІЕ II.

Дѣйствующія лица:

   КАРЛЪ дофинъ Франціи.
   ІОЛАНДА АРРАГОНСКАЯ, мать Маріи Анжуйской, жены дофина.
   ЛА-ТРЕМУЛЬ, Главный Королевскій Совѣтникъ.
   РЕНЬО ШАРТРЪ, канцлеръ.
   РАУЛЬ де-ГОКУРЪ, гофмейстеръ.
   ЭТЬЕНЪ де-ВИНЬОЛЬ Ла-ГИРЪ, одинъ изъ предводителей войскъ стоящихъ въ Орлеанѣ.
   МЕЦЪ, рыцарь.
   д'ОВЕРНЬ, посолъ изъ Орлеана.
   ПЕЛЕТЬЕ, БОНКЮВЬЕ, ДЮПРЕ, ЛЮВЕТЪ, СЕКУРЪ, БРОВАРЪ, Придворные кавалеры.
   ЛЮСИ ЛЮВЕТЪ, жена Левета. М-me БРОВАРЪ жена Бровара. Придворныядамы.

Придворные обоего пола, послы, курьеры, пажи.

Между 1-мъ и 2-мъ дѣйствіями проходитъ около 2-хъ мѣсяцевъ.

Шинонъ. Залы дворца. Въ глубинѣ колонны.

   

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

Пелетье, Секуръ, Бонкювье, Дюпре, Люветъ, Броваръ, Люси Люветъ, М-me Броваръ и проч. придворные.

(Пелетье и Бонкювье играютъ въ кости, вокругъ нихъ группируются нѣсколько человѣкъ; остальные или сидятъ возлѣ дамъ, или прохаживаются по залѣ, оживленно бесѣдуя.

Пелетье.

   Взято!
   

Бонкювье.

   Нѣтъ, мое!
   

Пелетье.

   Нѣтъ, взято!
   

Люси Ловетъ.

   Конечно взято!
   

Бонкювье.

   Я знаю -- дамы покровительствуютъ этому шалопаю.
   

Секуръ.

   А съ ними не спорятъ -- онѣ всегда правы. И такъ -- вы игралъ Пелетье!

(Общій хохотъ).

   

Голоса.

   Выигралъ!.. выигралъ!.. выигралъ!
   

Дюпре.

   А кто слышалъ, что новаго объ этой полуумной?
   

Пелетье.

   Ахъ, изъ Вокулера?
   

Секуръ.

   Она сегодня вернулась изъ Пуатье. Судъ ученыхъ надъ ней оконченъ. Толпы народа стоятъ подъ ея окнами... Уморительно!
   

Пелетье.

   Да, смѣйся,-- а она прехитрая!
   

Дюпре.

   Хитрости я въ ней не вижу.
   

Пелетье.

   Ну какъ же... Какъ-же ты назовешь эту исторію: Изъ какой-то деревушки является въ Вокулеръ, къ начальнику войскъ крестьянка, и требуетъ -- ни больше ни меньше -- чтобы отправили ее къ королю. Ее, разумѣется, прогоняютъ. Она опять является, живетъ въ городѣ, ходитъ каждый день въ церковь, молится и упорно всѣхъ увѣряетъ, что необходимо ее отправить сюда, и что ее посылаетъ Богъ. Жители Вокулера повѣрили -- и вотъ подарили намъ это сокровище.
   

Секуръ.

   Все это очень забавно, ну а какъ вы объясните, что она узнала короля когда ее привели въ первый разъ сюда, и подошла прямо къ нему, ни къ кому другому, а къ нему, хотя онъ спрятался за придворныхъ.
   

Пелетье.

   Чудакъ, нашелъ чему дивиться, вѣдь на монетахъ видѣла она его изображеніе.
   

Секуръ.

   Правда, правда, здѣсь чуда никакого нѣтъ. Притомъ король былъ блѣденъ и смущенъ. Колдунья проницательна, а вотъ друзья скажите: зачѣмъ надъ нею теперь созванъ судъ въ Пуатье, по моему это нелѣпо.
   

Пелетье (хохочетъ)

   Ха, Ха, Ха! бѣдняга. Какъ недальновиденъ.
   

Секуръ.

   А что?
   

Пелетье.

   Тутъ дѣло Ла-Тремуля.
   

Секуръ.

   Ну для чего это ему?
   

Пелетье.

   Ты совсѣмъ бродишь въ потемкахъ, дружище! Она приставала къ королю, чтобы онъ послалъ ее, и немедленно, къ войскамъ -- побуждала воевать, обѣщая побѣды. Ну а главному совѣтнику это -- ха-ха-ха! не совсѣмъ по душѣ.
   

Бонкювье.

   Ха, ха, ха! Отлично онъ устроился съ англичанами!
   

Дюпре.

   Говорятъ -- отъ мѣшковъ съ англійскимъ золотомъ скоро будутъ лопаться стѣны его замковъ, а драгоцѣнными камнями онъ станетъ откармливать своихъ пѣтуховъ и свиней.
   

Секуръ.

   Одобряю! (смѣется) Не теряетъ времени -- ловитъ удачу.
   

Дюпре.

   Хоть подѣлился бы съ кѣмъ нибудь изъ насъ... Жаденъ старая крыса.
   

Бонкювье.

   Судъ ученыхъ долженъ разобрать: не отъ дьявола-ли явилась чудачка, или попросту: не колдунья-ли она?
   

Дюпре.

   Рѣшеніе Суда должно придти сегодня-же; вотъ и узнаемъ, сколькихъ бѣсовъ отыскали въ ней ученые ха, ха, ха!..
   

Секуръ.

   Ловля чертей не всегда безопасна.
   

Пелетье.

   Черти имъ не страшны, притомъ у каждаго ученаго сидитъ свой собственный въ головѣ. При томъ она хорошенькая- Ученыя забудутъ о чертяхъ -- растаютъ.
   

Люси Люветъ (презрительно пожимая плечами).

   Мужичка!..
   

Пелетье.

   Для женщинъ званія не существуетъ. Мы бѣгаемъ за ними, а онѣ обращаютъ насъ въ козловъ.
   

Люси Люветъ.

   Не остроумно.
   

Пелетье.

   Фу! надоѣла война... Чортъ съ нею!... Взяли бы что-ли всѣхъ насъ въ плѣнъ поскорѣе! Все-таки разнообразіе.
   

Люси (съ испугомъ).

   Пусть васъ забираютъ, а я не хочу!
   

Пелетье.

   Не бойтесь, прелестнѣйшая. Замки у англичанъ роскошнѣе нашихъ, вина и золота вдоволь, влюбляться и ухаживать можно, сколько угодно!..

(всѣ хохочутъ).

   Хотите новую пѣсенку? (напѣваетъ):
             Я король безъ королевства,
             Я игрушечный король!..
             Обращаюсь часто въ бѣгство
             И въ карманѣ ноль! (bis).
   

Секуръ (смѣясь).

   Шш... ш... ты слишкомъ громко выражаешь свое мнѣніе!..
   

Дюпре и Бонкювье.

   Ха, ха, ха!... Хорошая пѣсня!..
   

ЯВЛЕНІЕ 2.

Тѣ-же и Ла-Тремуль.

Ла-Тремуль.

   Надъ чѣмъ вы такъ весело хохочете.
   

Пелетье.

   Мы говоримъ, что бѣгать за женщинами опасно. Онѣ обращаютъ своихъ поклонниковъ въ козловъ или ословъ.
   

Ла-Тремуль.

   Вамъ молодымъ, это не страшно -- въ долгу вы не останетесь. Вотъ наше дѣло -- охъ, охъ!.. плохое дѣло!.. (смѣхъ).
   

Пелетье (ударивъ себя по лбу).

   Ахъ, я вспомнилъ!.. Я разскажу вамъ одну исторію про чудачку... (Отходитъ въ глубину, съ двумя придворными; къ нимъ присоединяются еще и еще, и образуется группа. Слышенъ смѣхъ. У стола остаются, Люси Жюветъ и Ла-Тремуль. M-me Броваръ вмѣстѣ съ другими дамами прогуливаются въ глубинѣ сцены, по противоположной сторонѣ отъ группы придворныхъ).
   

Ла-Тремуль (Люси).

   Вы мнѣ нравитесь.
   

Люси (задорно).

   Такъ что-же?
   

Ла-Тремуль.

   А если вы не будете слушаться меня -- я разскажу вашему мужу о шашняхъ съ дофиномъ.
   

Люси.

   Разсказывайте.
   

Ла-Тремуль.

   Ахъ, онъ, впрочемъ, даже обрадуется -- вашъ мужъ... Онъ самъ вѣдь тоже... Я кое-что знаю о немъ... Ну я разскажу М-me Броваръ, и посмотримъ какъ вы поцарапаетесь съ нею. У нея когти цѣпкіе, какъ у кошки.
   

Люси.

   У меня тоже острые.
   

Ла-Тремуль.

   Ну-ну-ну, успокойтесь -- успѣхъ на вашей сторонѣ. M-me Броваръ порядочно понадоѣла. Вы мнѣ повѣрьте. И если вы меня будете слушаться... Дофинъ, вѣдь, щедръ на подарки... Можетъ быть и мнѣ прелестная, перепадетъ отъ васъ когда нибудь. Ну не смотрите такъ сердито -- я вѣдь не жадный -- не то, что молодые... Такъ, изрѣдка погладить ручку... бѣглый поцѣлуй... Вотъ бѣдный Ла-Тремульи сытъ... да, да. (Въ группѣ придворныхъ взрывы и смѣхъ).
   

Секуръ (съ хохотомъ).

   Такъ она такая -- эта Вокулерская полуумная... Ахъ Пелетье... Охъ, уморилъ! Ха, ха, ха!..
   

Пелетье

   Да... да! Это презабавно -- не правда ли?
   

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

Тѣ-же и Карлъ.
(При входѣ его смѣхъ стихаетъ).

Ла-Тремуль, (отходитъ отъ Люси).

Карлъ (вертя въ рукахъ деревянный инструментъ, похожій на свирель)

   Ла-Тремуль!.. Ла-Тремуль! (Ла-Тремуль почтительно подходитъ) Вотъ... вотъ досада -- никакъ не выходитъ!..
   

Секуръ (подбѣгая)

   Позвольте Государь... Сейчасъ!.. (Карлъ отдаетъ ему свирель -- Секуръ насвистываетъ).
   

Карлъ (съ досадой)

   Вотъ... вотъ, а я не умѣю! Вчера было отлично, а сегодня отвратительно.
   

Секуръ (хочетъ опятъ свистать).

Карлъ (вырываетъ у нею инструментъ, разламываетъ его и бросаетъ на полъ).

   Не смѣй! Ты не смѣешь свистать лучше меня! Бросается въ кресло) Ахъ, скука, скука, скука!.. (Молчаніе).
   

Ла-Тремуль мягкими шагами, подойдя къ Карлу -- вкрадчиво).

   Государь... (Карлъ не отвѣчаетъ -- сидитъ отвернувшись) Г осударь.
   

Карлъ.

   Отстань!
   

Ла-Тремуль.

   Можно бы завтра охоту...
   

Карлъ

   Охоться самъ на дикобразовъ и кротовъ съ ослиными ушами.
   

Ла-Тремуль

   А то можно заняться приготовленіями къ маскараду. Я придумалъ для васъ, Государь, костюмъ у-д-и-ви-тельный.
   

Карлъ (Затыкая уши, кричитъ протяжно).

   А-а-а-а! Надоѣлъ, надоѣлъ, на-д-о-ѣлъ!.. (Быстро оборачивается къ Ла-Тремулю и стучитъ кулаками по ручкѣ кресла). Долго ты будешь приставать ко мнѣ? долго? долго?
   

Ла-Тремуль (обиженно)

   Я вѣдь не для себя -- я хотѣлъ доставить удовольствіе дамамъ... Вотъ М-me Люветъ любитъ маскарады...
   

Карлъ (съ живостью)

   Ахъ, въ самомъ дѣлѣ? Да? Ну, ну придумай что нибудь...
   

Ла-Тремуль.

   Вы знаете, Государь, мое рвеніе и преданность...
   

Карлъ (не обращая вниманія на его слова)

   Пелетье (Пелетье отдѣляется отъ группы придворныхъ) Пелетье -- какъ дѣло съ этой вокулерской чудачкой?
   

Пелетье.

   Да говорятъ -- она преумная.
   

Карлъ (хохочетъ).

   Ахъ, ахъ я радъ!.. я радъ!.. Хочу, чтобы она перехитрила этихъ ученыхъ ословъ.. хочу!
   

Ла-Тремуль. (серьезно).

   Ученые собраны по вашему приказу, Государь.
   

Карлъ.

   Ну да, я ихъ собралъ, а теперь хочу, чтобы она оставила ихъ въ дуракахъ. И это такъ и будетъ! будетъ! Хочешь пари? (Придворнымъ) Слышите? Я держу пари съ Ла-Тремулемъ, что ученые останутся не при чемъ (обращаясь къ Пелетье) Пелетье, у тебя есть новая каррикатура? Покажи! (Пелетье подноситъ каррикатуру).
   

Карлъ (Истерически хохочетъ).

   Ла-Тремуль. Ла-Тремуль! Смотри старый кротъ... (Ла-Тремуль подходитъ) Видишь: это -- я, это -- Орлеанъ, это -- англійская корона, а это -- моя мать Изабо! Ха, ха, ха!.. Остроумно? Правда?..
   

ЯВЛЕНІЕ 4-ое.

Тѣ-же, Іоланда, за нею Ла-Гиръ.

Іоланда.

   Мой сынъ, вотъ рыцарь просилъ у меня аудіенціи, и выслушавъ его, я поспѣшила сюда вмѣстѣ съ нимъ.
   

Ла-Гиръ (преклоняя колѣна).

   Я къ вамъ съ недобрыми вѣстями, Государь.
   

Карлъ (нахмурясь).

   Ахъ, эти недобрыя вѣсти... Вѣчно, вѣчно недобрыя вѣсти!.. Лучше давайте, рыцарь смѣяться... Вотъ, вотъ смотрите: (показываетъ каррикатуру) Ха-ха-ха. Вотъ -- это я, это -- Орлеанъ, вотъ -- поросенокъ съ англійской короной на головѣ, а это моя мать -- Изабо! Ха, ха, ха! Нѣтъ, Пелетье просто геніаленъ! Ха, ха, ха!
   

Ла-Гиръ (сдвинувъ сердито брови).

   Я вижу мой приходъ некстати.
   

Карлъ.

   Напротивъ -- очень, очень кстати... Я очень радъ... Вотъ завтра мы предполагаемъ что-то вродѣ... Ахъ я не знаю... Ла-Тремуль, что мы предполагаемъ: маскарадъ или охоту?
   

Ла-Гиръ.

   У насъ, подъ Орлеаномъ, тоже охота, и такая жаркая, что каждый день можно лишиться города, а съ потерей Орлеана вамъ Государь, грозитъ...
   

Карлъ (съ испугомъ, затыкая уши)

   Нѣтъ, нѣтъ! Не надо, ради, Бога, не надо! (Послѣ паузы) Что за охота отравлять мнѣ жизнь? Однимъ городомъ больше -- меньше... Ахъ, да совсѣмъ даже безъ Государства... Жить весело можно всегда!..
   

Ла-Гиръ (вспыльчиво)

   Да, правда. Я думаю, съ сотворенія міра, ни одинъ король такъ весело не терялъ своего Государства... Что-же остается одно: оставить войско и уйти.
   

Карлъ (поспѣшно).

   Нѣтъ, нѣтъ! Зачѣмъ уйти? Я цѣню вашу храбрость, очень цѣню...
   

Ла-Гиръ.

   Войска голодаютъ -- нужно кормить... платить надо, а денегъ нѣтъ.
   

Карлъ (растерянно).

   Платить... платить?.. Я... я не знаю... а? Ла-Тремуль!.. Вотъ и канцлеръ... какъ... какъ... вотъ... денегъ... деньги?..
   

Ла-Тремуль.

   Казна истощена -- платить невозможно.
   

Ла-Гиръ.

   Конечно! На маскарады нужно много, очень много денегъ.
   

Ла-Тремуль. (язвительно).

   На то воля короля. Особѣ королевской крови не подобаетъ жить, какъ простому солдату.
   

Карлъ.

   Славно, славно вы царапаетесь!... Ну, ну... еще... еще! (Придворнымъ). Пари -- кто побѣдитъ?
   

Ла-Гиръ.

   Я не привыкъ къ такимъ турнирамъ. Я не придворный, я солдатъ... Впрочемъ колпакъ шута теперь почетнѣе. Такъ можно передать и войску. Я, Государь, сказалъ все и могу считать себя свободнымъ (кланяется и идетъ).
   

Іоланда (взволновано).

   Постойте? Постойте, рыцарь! Постойте ради Бога!

Ла-Гиръ останавливается.

Іоланда (подходя къ нему).

   У меня... у меня есть немного денегъ... У Королевы, моей дочери, есть брилліанты, есть цѣнныя вещи... Можно... можно продать и мы поддержимъ войско... Не покидайте вашъ постъ... ради народнаго блага... Король разстроенъ... Вы понимаете -- жизнь наша, вѣдь такъ ужасна... (Быстро подходитъ къ Карлу и беретъ ею за руку). Вы разстроены, дорогой мой, вы теряете голову, но Государство не должно погибнуть... У васъ есть сынъ, мой внукъ, подумайте о немъ! (Лагиру) рыцарь, пойдемте къ Королевѣ. (Уходятъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 5-ое.

Тѣ-же безъ Іоланды и Ла-Гира.

(Молчаніе. Карлъ стоитъ въ задумчивости).

Карлъ.

   Какъ странно: моя родная мать -- Изабо -- такая злющая, я мать моей жены такая добрая и мудрая... (Переходитъ на другую сторону) Ла-Тремуль! (Ла-Тремуль подходитъ). Пошли за вокулерской чудачкой, если она уже вернулась изъ Пуатье.
   

Секуръ.

   Она уже вернулась.
   

Ла-Тремуль (сердито вполголоса).

   Чего вы суетесь, когда васъ не спрашиваютъ.

(Секуръ сконфуженно отходитъ).

   

Карлъ.

   Послать за ней!
   

Ла-Тремуль.

   Но-о...
   

Карлъ.

   Не смѣй противорѣчить -- я хочу!

(Ла-Тремуль пожавъ плечами уходитъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 6-ое.

Карлъ, Люси, Пелетье, Люветъ, М-мъ Броваръ и Придворная Дама. Придворные расходятся; въ глубинѣ сцены Люветъ и Пелетье; М-мъ Броваръ прогуливается съ Придворной Дамой. На авансценѣ Карлъ и Люси).

Карлъ.

   Придите сегодня, попозже, къ старой башнѣ возлѣ фонтана.
   

Люси (потупивъ глаза).

   Но я... придворная дама Королевы...
   

Карлъ.

   Ахъ, вы хотите казаться благородной!... Успокойтесь королева слишкомъ любитъ своихъ дѣтей! Если бы вы знали какъ скучны женщины, любящія своихъ дѣтей!... Онѣ ужъ очень добродѣтельны... Ну что-же дѣти у нея есть, и вѣроятно будутъ еще... Такъ придете?
   

Люси (съ притворнымъ ужасомъ).

   А мужъ?
   

Карлъ (улыбаясь).

   Мы придумаемъ ему тоже какое-нибудь развлеченіе... Можно послать его на войну... (Разговаривая въ полголоса отходятъ въ сторону.
   

Придворная Дама. (М-мъ Броваръ).

   Ты видишь какъ король безсовѣстно бѣгаетъ за Алисой?
   

М-мъ Броваръ (съ досадой, пожимая плечами).

   Ты думаешь я огорчаюсь? Мнѣ все равно. (Подходитъ къ Лювету), Вы бы лучше приглядывали за своей женой.
   

Люветъ.

   Что?... за женой? Не стоитъ, у нея слишкомъ длинныя ноги -- не углядишь.
   

М-мъ Броваръ.

   Мнѣ жаль, что вы такъ глупы.
   

Люветъ (шутливо раскланивается).

   Польщенъ весьма.

(М-мъ Броваръ отходитъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 9-ое.

Тѣ-же и Пажъ.

Пажъ (Ла-Тремулю).

   Привели.
   

Ла-Тремуль.

   Она здѣсь, государь.
   

Карлъ.

   Ахъ, отлично! Сюда ее скорѣе! (пажъ уходитъ). Когда она говоритъ, какъ странно загараются ее красивые глаза. Мнѣ это нравится и немного страшно.
   

Люси.

   Ну, глаза у нея совсѣмъ не красивые -- вытаращенные, какъ у кошки.
   

Карлъ.

   Дамы не могутъ судить о женской красотѣ.
   

ЯВЛЕНІЕ 10-ое.

Тѣ-же и Жанна.

Карлъ.

   Здравствуй Жанна.
   

Жанна (преклоняя колѣно).

   Здравствуй, добрый дофинъ.
   

Карлъ.

   Какъ ты себя чувствуешь, послѣ войны съ учеными?
   

Жанна (молчитъ).

Ла-Тремуль (рѣзко).

   Съ тобою говоритъ государь.
   

Жанна (вскидываетъ на Жа-Тремуля печальный взглядъ).

Ла-Тремуль.

   Ты можетъ быть воображаешь, что ты среди своихъ коровъ?
   

Карлъ (останавливая Жа-Тремуля).

   Ну-ну, Ла-Тремуль!.. Отвѣчай Жанна.
   

Жанна.

   Этотъ... этотъ...-- злой рыцарь!
   

Карлъ (улыбаясь).

   Онъ хочетъ научить тебя вѣжливости. Дѣвушка должна быть вѣжливой.
   

Жанна.

   Я не дѣвушка -- я солдатъ. (Взрывъ хохота. Карлъ тоже смѣется).
   

Жанна (послѣ паузы, подойдя къ Карлу дрожащимъ голосомъ)

   Отпусти меня, добрый дофинъ; мнѣ здѣсь тѣсно. Они смѣются, а я могу заплакать...
   

Карлъ (переставъ смѣяться, говоритъ сконфуженно).

   Ты ихъ не бойся. Они не злые -- они всѣ добрые... и я самъ хочу говорить съ тобою... Или ты меня тоже боишься?
   

Жанна.

   Нѣтъ, нѣтъ! Ты добрый... добрый!.. Если въ горахъ пастухъ одинъ... вдругъ злыя огромныя тучи... а ему негдѣ укрыться... Тогда страшно... а пастухъ добрый... и овцы тѣснятся къ нему близко -- близко... а онъ не можетъ ихъ защитить... Нѣтъ, нѣтъ! не можетъ...
   

Секуръ.

   Она что-то въ родѣ пророчицы.
   

Бонкювье.

   И ловко представляется.
   

Пелетье.

   Послушай, прекрасная дѣва полей! Ты бы говорила проще, безъ загадокъ.
   

Жанна (сухо).

   Кто хочетъ понять -- понимаетъ. Слова мои не для васъ.
   

Пелетье (смѣется)

   Ай-ай, какъ ты больно кусаешь!..
   

Люси.

   Скажи, какъ ты ушла отъ родныхъ?.. Если бы всѣ дѣвушки бросили пряжу и стали солдатами -- чтобы было тогда?
   

Жанна (сурово).

   Мнѣ было велѣніе, а какъ другіе не знаю.
   

Люси.

   Ну, а если бы тебѣ дали много-много денегъ, ты отказалась бы быть солдатомъ?
   

Жанна.

   Я пришла спасать гдѣ горе и душа болитъ... А съ вами говорить мнѣ трудно... Я не хочу!
   

Люси.

   Она предерзкая!
   

Секуръ.

   Еще бы, она такъ увѣрилась въ своей власти и силѣ, что никого не боится.
   

Жанна (порывисто).

   Не мои власть и сила! Не мои!
   

Карлъ.

   А чьи же?
   

Жанна.

   Божьи!
   

Ла-Тремуль.

   А въ Бога то ты вѣруешь?
   

Жанна (обернувшись къ нему -- рѣзко).

   Больше, чѣмъ ты!
   

Пелетье.

   Ого! Ловко! (Среди придворныхъ опятъ смѣхъ).
   

Ла-Тремуль. (вспыхнувъ).

   Я думаю, Государь, ее можно уже отпустить.
   

Карлъ (нервно).

   Нѣтъ, нѣтъ! (Не отрывая отъ Жанны взгляда). Жанна, такъ ты совѣтуешь идти въ Реймсъ -- короноваться?
   

Жанна (падаетъ на колѣни).

   Я умоляю...
   

Карлъ.

   Но какъ же мнѣ повѣрить?
   

Жанна.

   Вѣрь! Вѣрь!.. То будетъ шествіе великое! Всѣ города откроютъ двери, вручатъ тебѣ ключи... Мы побѣдимъ безъ крови!
   

Ла-Тремуль (грубо со смѣхомъ).

   Что-же... это тебѣ твои голоса вѣщаютъ? Голоса безумной, или безумные голоса?
   

Жанна (гнѣвно; вскочивъ съ колѣнъ).

   Не тронь! Не тронь! Они святые!.. Ты говоришь отъ дьявола!.. Ты служишь дьяволу... и ты молчи!..
   

Ла-Тремуль, (поблѣднѣвъ).

   Ты забываешься мужичка! (въ толпѣ придворныхъ движеніе).
   

Жанна.

   Да, дьяволъ... дьяволъ. овладѣлъ тутъ всѣми!.. Вамъ весело... вы веселитесь... а тамъ... а тамъ... Слышите: по полямъ, по рѣкамъ, по лѣсамъ гуломъ несется стонъ!.. Это стонетъ народъ Франціи... И я пришла... и говорю... А вы... а вы... вамъ стыдно!.. О, Боже мой, вездѣ погибель... На помощь надо!.. Я слышу, а меня пытаютъ!.. (падаетъ снова на колѣни) Дофинъ! Къ тебѣ взываю я, какъ къ Богу: услышь, дофинъ!.. Родина твоя въ цѣпяхъ... родина умираетъ... Нѣтъ, нѣтъ -- она должна воскреснуть!.. Разбей ея оковы... дѣйствуй! Отправь, отправь меня къ войскамъ! Вѣрь!.. вѣрь!.. такъ надо... Смотри ты видишь правду въ моихъ глазахъ?.. ты видишь... И сердце твое вѣдь говоритъ сейчасъ: повѣрь... Не слушай никого, а только сердце... сердце!..
   

Карлъ (взволнованный).

   Я вѣрю!..
   

Жанна (радостно вскрикиваетъ и поднимается съ колѣнъ).

Ла-Тремуль (въ тревогѣ).

   Государь... Государь...
   

Карлъ (твердо).

   Я вѣрю ей!.. Иди, Жанна, я пришлю тебѣ мое рѣшеніе!
   

Жанна (восторженно).

   Богъ, Богъ внушилъ его тебѣ!
   

Карлъ.

   Ступай!
   

Жанна (порывисто схватываетъ и цѣлуетъ его руку).

   Добрый дофинъ... добрый дофинъ -- молю тебя: не передумай!.. (быстро уходитъ въ ту дверь откуда вошла).
   

ЯВЛЕНІЕ 11-ое.

Тѣ-же безъ Жанны.

По уходѣ Жанны нѣкоторое время молчаніе. Всѣ поражены.

Ла-Тремуль (подойдя къ Карлу).

   Рискуя навлечь на себя вашъ гнѣвъ Государь, но неустанно заботясь о вашемъ благѣ, я все-таки осмѣлюсь...
   

Карлъ (испуганно вздрагиваетъ)

   Оставь!.. Не нарушай покоя моей души! (быстро уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 12-ое.

Тѣ-же безъ Карла.

Пелетье.

   Фью-ю-ю!.. Ну теперь подулъ другой вѣтеръ -- строй, Пелетье, грустныя рожи!
   

Мецъ (отдѣляясь отъ толпы придворныхъ).

   Довольно паясничать! Или у всѣхъ насъ сердца заледенѣли?
   

Пелетье.

   Я отвѣчаю за свое: мое мягко, какъ воскъ.
   

Мецъ.

   Довольно! Сейчасъ вотъ дѣвушка, простая поселянка, взывала къ помощи -- не для себя -- для родины! и мы молчали... О стыдъ! Къ спасенію, къ спасенію!.. (Среди придворныхъ волненіе).
   

Голоса.

   "Да, да!.." "Конечно!.." "Кому не дорога родина..." "Мы всѣ готовы..." "Всѣ!"
   

Ла-Тремуль (стоящій въ сторонѣ).

   Вотъ безумцы, вотъ безумцы!.. Удивительно пріятно, чтобы оторвали голову! Нѣтъ, я подальше отъ войны.
   

Мецъ.

   Пляски, хохотъ, пѣсни -- долой! Мы пляшемъ надъ могилами... Долой лицемѣріе и тунеядство! Долой эти гнусныя цѣпи! Прочь все! Насъ женщины благословятъ... А если нѣтъ, если веселая пляска дороже имъ доблестей сердца -- не нужно намъ такихъ женщинъ!
   

ЯВЛЕНІЕ 13-ое.

Тѣ-же и Карлъ.

Карлъ (задумчиво).

   Когда молишься -- легче.
   

Мецъ. (преклоняя колѣно)

   Государь! Я вѣрный слуга Франціи и короля, я радъ сложить голову за спасеніе родины: Я вѣрю въ чудную силу, небомъ посланной дѣвушки -- я вѣрю и готовъ идти за ней -- Отпустите меня!
   

Карлъ. (оживленно)

   Да, да, ступай!

(Мецъ встаетъ съ колѣнъ),

Карлъ. (по прежнему задумчиво)

   Да, правда!.. Она чудесная!..
   

Ла-Тремуль
(осторожно, отводя въ сторону Шеца, вполголоса).

   Оставьте меня съ королемъ наединѣ: важная аудіенція. (Мецъ подходитъ къ придворнымъ, въ глубинѣ. Всѣ раздѣляются на двѣ группы, спорятъ и расходятся во время начала слѣдующаго разговора Карла съ ла-Тремулемъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 11.

Карлъ и Ла-Тремуль.

Ла-Тремуль.

   Я боюсь, Государь, вы слишкомъ возбуждены и можете быть... неосторожны... Но вѣрный слуга, какъ вѣрный песъ, оберегаетъ ваше благополучіе.
   

Карлъ.

   Оставь, не мучь меня.
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, я о томъ, что осторожность и сомнѣніе всегда полезнѣе въ дѣлахъ.
   

Карлъ.

   Вѣры молю я -- вѣры! Ты знаешь ли мученье -- молиться и не вѣрить? Ты знаешь ли, когда подлый червякъ сомнѣнія грызетъ твое сердце и шепчетъ въ уши: не вѣрь, не вѣрь не вѣрь? И вотъ я поднималъ глаза туда, на небо, я съ жадностью глядѣлъ на далекія горы и я кричалъ, какъ изступленный: Спасенія! Откуда нибудь спасенія!.. Теперь оно здѣсь, близко!.. Я вѣрю -- оно близко... Не отравляй этихъ минутъ -- уйди!..

(Ла-Тремуль отходитъ. Молчаніе).

Карлъ (нерѣшительно)

   Ла-Тремуль, ты сердишься... Прости!.. Мнѣ тяжело...
   

Ла-Тремуль.

   Вы молоды, я старше васъ и я вамъ преданъ.
   

Карлъ.

   Да, да!.. я знаю, знаю!.. Прости меня!.. Но что же дѣлать? Надоѣло мнѣ... Слышишь: надоѣло прятаться, какъ зайцу, и бѣгать и скрываться... О, позоръ!..
   

Ла-Тремуль.

   Я буду счастливъ, государь, когда вы будете спокойны. Я самъ изумленъ, я готовъ повѣрить необычайнымъ свойствомъ этой поселянки...
   

Карлъ.

   Не правда-ли?.. Ты тоже готовъ повѣрить?
   

Ла-Тремуль.

   Да-а... но долго-ли продлится такой обманъ... т. е. я хочу сказать -- такая необыкновенная храбрость. Наши враги безчисленны и сильны -- погибель неизбѣжна.
   

Карлъ.
(вздрагиваетъ и закрываетъ глаза руками).

Ла-Тремуль.

   Не будемъ малодушны: найдемъ хорошее и въ дурномъ...
   

Карлъ (безпомощно)

   Но какъ же?
   

Ла-Тремуль.

   При кротости и спокойствіи можно надѣяться -- и я увѣренъ -- что вамъ назначатъ содержаніе, достойное вашего сана, даже тогда... когда -- о! не пугайтесь, государь -- когда все будетъ кончено...
   

Карлъ. (опускаетъ голову)

Ла-Тремуль.

   Государь, припомните свои слова: "жить весело можно всегда".
   

Карлъ.
(качаетъ головой отрицательно).

Ла-Тремуль.

   А если мы. теперь окажемъ сопротивленіе, если возьмемся за оружіе и не побѣдимъ -- кто знаетъ -- что грозитъ?... Мракъ подпольной тюрьмы, сырыя промозглыя стѣны, гдѣ плѣсенъ дурманитъ голову, и крысы щелкаютъ зубами, голодъ, пытки, плаха, позорная смерть...
   

Карлъ.
(вздрогнувъ всемъ тѣломъ)

   Молчи!.. Ахъ, я не знаю!.. я ничего не знаю!.. Мозгъ, мозгъ горитъ!.. Нѣтъ больше силъ!.. (Склонившись головой на столъ, тихо плачетъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 15.

Тѣ-же и Пажъ.

Пажъ.

   Гонцы изъ Пуатье.
   

Ла-Тремуль.

   Шш-шш!..
   

Карлъ. (поднимая голову)

   Что? что?
   

Пажъ.

   Изъ Пуатье гонцы, государь.
   

Карлъ.

   Зови! зови!

(Пажъ уходитъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 16.

Входятъ Гонцы.
(подаютъ бумагу и удаляются по знаку Карла)

Карлъ.
(Читаетъ бумагу и начинаетъ громко, радостно хохотать)

   Ха, ха, ха!.. Оправдана! Ха, ха, Ха!.. Ты... ты... ты проигралъ пари. Ха, ха, ха!..
   

ЯВЛЕНІЕ 17.

Тѣ-же и Іоланда.

Іоланда.

   Мой сынъ, все устроилось: я и королева -- мы рѣшили перевести на деньги всѣ брилліанты... Пока еще держаться можно -- войска будутъ оплачены.
   

Карлъ.

   Она оправдана! она оправдана!.. Онъ проигралъ пари!..
   

Іоланда.

   Ты говоришь о Жаннѣ? О, я была увѣрена въ ея побѣдѣ. (За сценой шумъ: Голоса: "Немедленно аудіенціи." "Немедленно"!)
   

Карлъ (съ испугомъ).

   Что тамъ за шумъ? Что? Ла-Тремуль?
   

ЯВЛЕНІЕ 19.

Тѣ-же и Пажъ.

Пажъ.

   Послы изъ Орлеана.
   

Іоланда (нервно)

   Впустите! впустите!
   

Карлъ

   Впустить!

(Пажъ отворяетъ двери. Послы входятъ. Лица у нихъ блѣдныя, измученныя, платье въ пыли)

   

ЯВЛЕНІЕ 20.

Тѣ-же, Д'овернь и двое другихъ пословъ.

Д'овернь.

   Дозвольте говорить, государь.
   

Карлъ.

   Говори.
   

Д'овернь (взволнованно).

   Мы изъ Орлеана. Городъ погибаетъ. Войско совсѣмъ упало духомъ. Графъ Дюнуаи граждане умоляютъ послать на помощь Жанну дѣву... Быть можетъ чудомъ спасется городъ.
   

Карлъ.

   Но какъ узнали всѣ объ ней?.. О Жаннѣ?..
   

Д'овернь

   Молва бѣжитъ по Франціи -- достигла Орлеана. Кто видѣлъ эту дѣву, говоритъ: дѣйствительно она чудесная!.. Спаси дофинъ, спаси -- мы погибаемъ!
   

Карлъ.

   Пусть будетъ такъ! Я... посылаю Жанну!
   

Ла-Тремуль (испуганно)

   Государь, опомнитесь!
   

Карлъ (съ твердостью)

   Да... да!.. Я посылаю Жанну! Ступайте съ миромъ въ Орлеанъ!.. Я назначаю Жанну главнымъ начальникомъ всѣхъ войскъ!.. Ужъ если вѣрить въ чудеса -- повѣримъ въ это чудо!!.

ЗАНАВѢСЪ.

0x01 graphic

ДѢЙСТВІЕ 3.

Картина 1-ая. Дѣйствующія лица:

   ЖАННА.
   МЕЦЪ.
   ЛА-ГИРЪ, ДЮНУА, предводители войскъ.
   ИЗОМБАРЪ -- монахъ доминиканецъ.
   СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЬ.
   ПЬЕРЪ.
   ЖАНЪ.
   НИЩІЙ КАЛѢКА.
   СТАРИКЪ.
   ЖЕНЩИНА.
   МАЛЬЧИКИ 1-й, 2-й, 3-й и 4-й.
   НАРОДЪ обоего пола.

Монахи, священники и воины.

День 8-го мая 1429 года. Площадь въ Орлеанѣ. Справа храмъ; двери его открыты настежъ. Слѣва -- дома; въ крайнемъ изъ нихъ помѣщеніе Жанны. Сумерки. Послѣ поднятія занавѣса нѣсколько минутъ сцена пуста, вдали слышится пѣніе; оно усиливается по мѣрѣ приближенія. Изъ глубины (слѣва) показывается процессія: впереди священники и монахи, за ними большая толпа, состоящая изъ женщинъ, дѣтей, стариковъ и убогихъ. Процессія съ пѣніемъ гимна, медленно подвигаясь впередъ, входитъ въ храмъ. Сцена снова пустѣетъ. Изъ храма слышатся звуки органа и пѣнія. Раздается рѣдкій, протяжный звонъ колоколовъ, который слышался еще до поднятія занавѣса, смолкъ во время шествія и теперь снова загудѣлъ глухо, заунывно.

   

ЯВЛЕНІЕ I.

Нѣсколько подростковъ мальчиковъ быстро вбѣгаютъ.

1-й мальчикъ.

   Люди!.. Люди!.. Страшитесь!..
   

2-й мальчикъ.

   Конецъ!... Убили!..
   

3-й мальчикъ.

   Убита!.. Убита!....

(Они вбѣгаютъ въ храмъ, послѣ чего въ безпорядкѣ, группами шумно выходятъ люди изъ храма).

Голоса:

1-й голосъ.

   Да правда-ли?
   

2-й голосъ.

   Кто видѣлъ?
   

3-й голосъ.

   Какъ?
   

4-й голосъ.

   Откуда вы узнали?
   

5-й голосъ.

   А можетъ быть неправда?

(говорятъ почти разомъ).

1-й мальчикъ.

   Охъ правда!
   

2-й мальчикъ.

   Всѣ видѣли!
   

3-й мальчикъ.

   Ранена или убита.
   

Голоса.

   Не можетъ быть!.. Нѣтъ... нѣтъ...
   

Нищій-калѣка.

   Ты толкомъ говори -- кто видѣлъ?
   

3-й мальчикъ.

   Стражникъ, что у главныхъ воротъ...
   

4-й мальчикъ.

   И съ угловой башни тоже....
   

1-й мальчикъ.

   И мы смотрѣли.... насъ пятеро!
   

2-й мальчикъ.

   Мы видѣли, какъ наши бросились на приступъ!
   

3-й мальчикъ.

   На приступъ послѣ -- сперва такъ шли...
   

Нищій-калѣка.

   А знамя?... видно?
   

1-й мальчикъ.

   Все смѣшалось... лошади и люди... головы, мечи... Пыль столбомъ -- такъ и кружитъ...
   

4-й мальчикъ.

   А тамъ, гдѣ знамя, самый ужасъ!
   

Старикъ.
(Изъ толпы кричитъ обезумѣвъ)

   А-а-а-а!.. Спасите! Гибель идетъ!.. Предсказано было -- если врагъ войдетъ въ ворота Орлеана -- свѣту тогда конецъ!.. Врагъ близко! Спасайтесь! А-а-а-а!... Жечь ворота! Стѣну ломать! Рушить все! А-а-а!... А-а-а!...
   

Женщина.

   Дѣтей моихъ убили!... Отдайте!.. отдайте дѣтей!..

(Въ толпѣ волненіе и отдѣльные возгласы).

Голоса.

1-й.

   Вѣрно!... Предсказаніе было!...
   

2-й.

   Да!.. да!.. Сожжемъ лучше, если такъ...
   

3-й.

   Жечь!!
   

Старикъ.
(Колотитъ себя въ грудь).

   Помилуй Боже насъ! Не ввергни въ адъ. Въ смрадѣ пресмыкались. А-а-а-а. Ужасъ. На помощь....
   

Голоса.

   Жечь!... Жечь!... Ломать!!.

(Въ безпорядкѣ бросаются въ глубину).

Нищій калѣка.
(заграждая имъ дорогу).

   Эй, стойте вы!.. Отступники.... Разумъ у васъ помутился!...
   

Голоса.

1-й.

   Чего кричишь полоумный?...
   

2-й.

   Прочь съ дороги!!..
   

Нищій калѣка.

   Стойте, слѣпыя твари!..Чудо въ вашихъ глазахъ!..
   

Старикъ.

   Скорѣй!... Скорѣй!.. Не слушайте бездѣльника. А-а-а-а... живьемъ сгоримъ!!...
   

Нищій калѣка.

   Стойте говорятъ вамъ!
   

Голоса.

3-й.

   Смести съ дороги эту падаль!
   

4-й.

   Убирайся!
   

5-й.

   Дави его калѣку!
   

Нищій калѣка.

   Да, я калѣка! Я кровь свою проливалъ за васъ... Слышите вы, французы.... Эй, въ комъ Богъ живетъ.... стойте!!
   

Голоса.

1-й.

   Послушаемъ его -- это воинъ!
   

2-й.

   Онъ кровь проливалъ за насъ!
   

4-й.

   Есть время слушать!.. Послѣдній часъ пришелъ.

(На паперти показывается Изомбаръ и съ нимъ два монаха).

Нищій-калѣка.

   Развѣ не видите -- свобода близка! У вашихъ стѣнъ три дня побѣда за побѣдой. Какъ дьяволы отъ небесныхъ силъ, бѣгутъ отъ дѣвы враги. Что же вы бабы или дѣти -- мечетесь отъ страху! Эй, если языкъ мой лжетъ -- вырвите мнѣ его!.. Разорвите мое тѣло, изрубите меня!.. Отдайте голоднымъ псамъ на растерзаніе!..
   

Старикъ.
(подойдя къ калѣкѣ толкаетъ его въ грудъ).

   Лжетъ онъ... Не поддадимся... Дьяволъ водитъ его языкомъ!

(Замахивается).

Изомбаръ
(останавливая поднятую руку, строго)

   Онъ убогій.... Онъ младшій братъ твой....
   

Старикъ
(въ смущеніи опускаетъ голову).

Изомбръ (толпѣ).

   Онъ правду вамъ сказалъ, убогій. Гдѣ вѣра въ сердцахъ вашихъ?
   

Голоса:

1-й (робко).

   Знаменье было сегодня ночью: надъ домомъ Жанны взошла мигающая звѣзда и свѣтъ отъ нея пошелъ по небу, и въ томъ свѣтѣ явился перстъ поднятый кверху.
   

2-й голосъ.

   А передъ утромъ темный дымъ повисъ надъ лагеремъ англичанъ и въ немъ летали огненныя стрѣлы.
   

3-й голосъ.

   Жена моя слышала стонъ подземный, и кто-то по англійски звалъ на помощь.
   

4-й.

   Вчера, передъ закатомъ солнца поднялся страшный вихрь у большихъ городскихъ воротъ, а въ вихрѣ кружились бѣлыя птицы съ человѣчьими лицами.
   

Старикъ
(въ отчаяньи).

   Это предвѣстники ада... Адъ кромѣшный грозитъ намъ... На помощь!.. (протяжно) Спа-си-те!
   

Изомбаръ.
(взошедшій раньше на паперть храма, остановился на верхней ступени).

   Маловѣры, малодушные. Чего страшитесь? Въ Богѣ живемъ, и въ часъ погибели не содрогнемся... Онъ, выпившій чашу до дна, поруганный и распятый за васъ, пусть встанетъ въ вашей памяти. Узрите его духовными очами своими и устыдитесь... Маловѣры...
   

Голоса:

1-й.

   Нѣтъ... нѣтъ... мы вѣримъ!
   

2-й.

   Спаси насъ Боже... прости насъ!
   

3-й.

   Святая Матерь Іисуса -- прости!
   

4-й.

   Вѣрую я... Не поколеблется духъ мой!
   

Всѣ.

   Вѣруемъ!.. Вѣруемъ!..

(Толпа падаетъ на колѣни).

Изомбаръ.
(оборачивается лицомъ къ открытымъ дверямъ храма, поднявъ руки къ небу).

   О, Доминикъ многолюбивый. Ты склони свой слухъ къ страдающимъ сердцамъ... Я, твой слуга, я песъ Господень молю тебя... О, Севостьянъ, великій мученикъ, пронзенный, стрѣлами -- прійди на помощь въ моленьи нашемъ... Ты, лишенная свѣта очей, въ кротости несравненная -- Св. Цецилія -- къ Тебѣ взываемъ: въ скорби и уныніи услышь насъ... Одушеви Жанну -- дѣву!.. Приди... спаси!..

(Толпа начинаетъ нѣтъ гимнъ. Темнѣетъ. Нѣкоторое время на сценѣ только пѣніе молящихся. Изъ открытыхъ дверей храма -- тоже пѣніе и звуки органа. Издали начинаетъ доноситься неясный гулъ -- это отдаленный ревъ приближающейся толпы. Онъ становится все слышнѣе и слышнѣе. Народъ перестаетъ нѣтъ, со страхомъ прислушивается. Гулъ усиливается),

Старикъ. (вскакивая).

   А-а-а-а... вотъ она!.. Вотъ гибель!..

(Народъ въ безпорядкѣ и нѣмомъ ужасѣ поднимается съ колѣнъ).

Старикъ.

   Проклятые!.. Проклятые!.. Огонь хлынетъ съ неба!.. вотъ... вотъ... Земля обратится въ уголь!.. Ха, ха, ха!!.
   

Нищій-калѣка.

   Чего хохочешь сатана!.. Эй, люди... эй! Свобода къ намъ идетъ!..

(Толпа тѣснится около стоявшаго на паперти Изомбара).

Голоса:

1-й.

   Святой отецъ! Святой отецъ!..
   

2-й.

   Что это, горе или радость?
   

3-й.

   Неужели мы свободны?..
   

Женщина.

   Нѣтъ... нѣтъ -- погибель это!
   

5-й.

   Скажи намъ... научи... Святой отецъ..
   

Изомбаръ.

   Христіане. Въ вѣрѣ наша сила. Источникъ Божьяго свѣта въ сердцахъ нашихъ... Потухнуть онъ не можетъ -- Онъ вѣченъ какъ Богъ!

(Вбѣгаютъ нѣсколько горожанъ).

Первый.

   Она!.. Знамя ея... У воротъ, близко!
   

Второй.

   Она!!. Наши идутъ!..

(На площади радостный крикъ въ отвѣтъ. Вбѣгаетъ еще толпа людей. Всѣ запыленные, на нѣкоторыхъ слѣды крови).

Вбѣжавшіе.

   Свобода!.. Освобожденіе!.. Факеловъ... Зажигайте факелы!.. Боже... освобожденіе!..
   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

(Общее движеніе. Нѣкоторые бросаются въ дома, другіе -- бѣгутъ въ глубину, изъ домовъ выходятъ уже съ зажженными факелами. Ревъ приближающейся толпы все усиливается. Слышны крики: "Славьте Дѣву!.. Свобода!.. и т. п." Идутъ музыканты и играютъ на трубахъ побѣдный гимнъ, за ними духовенство, войско, рыцари. Вся площадь наполняется народомъ. Колокола, и въ отдаленныхъ храмахъ и въ томъ, что на площади, звонятъ частымъ праздничнымъ звономъ. При восторженныхъ крикахъ народа въѣзжаетъ Жанна, въ бѣломъ одѣяніи и серебряныхъ латахъ, на бѣломъ котъ. Лицо ея блѣдно. Рыцарь Мецъ помогаетъ ей сойдти съ коня. Она идетъ, не выпуская знамени изъ рукъ, и устремивъ вдохновенный взоръ въ пространство, среди падающихъ передъ нею на колѣни людей. Ей протягиваютъ руки, стараются коснуться ея одежды. Непрестанные крики: "Дѣва... Орлеанская дѣва. Спасительница. Свой народъ спасла. Избавила отъ плѣна. Освободила" и т. д. На паперть выходятъ Священники. Жанна всходитъ на ступени и преклоняется передъ открытыми дверьми храма, опустивъ знамя къ землѣ. Наступаетъ глубокая тишина).

Священнослужитель.

(простирая руки надъ склоненной головой Жанны)

   Жанна -- раба Господня, имя твое занесено въ скрижали книги вѣчной. Да будетъ благость Божья на вѣки съ тобой, и да возрадуется народъ твой о лучшей изъ дочерей своихъ. Аминь.
   

Крики.

   Жизнь намъ дала! Освободила! Спасительница!..
   

Жанна.
(блѣдная, трепещущая, вставъ съ колѣнъ и обернувшись къ толпѣ):

   Счастье мое!.. Счастье вамъ! Народъ! Богъ посѣтилъ! Велѣніе исполнилось!.. Счастье!.. Народъ французскій -- врага подъ Орлеаномъ нѣтъ!..

(Она шатается, Мецъ ее поддерживаетъ, Дюнуа, Ла-Гиръ, Пьеръ и Жанъ бросаются на помощь).

Мецъ. (встревоженный)

   Ей дурно... Разступитесь... Дорогу... (Въ толпѣ волненіе. Многіе вбѣжали на паперть. Жанну бережно несутъ на рукахъ въ ея домъ, находящійся противъ храма, на противоположной сторонѣ сцены. Въ домъ входятъ: Дюнуа, Ла-Гиръ, Пьеръ и Жанъ. Взволнованная толпа притихла. Черезъ нѣсколько минутъ изъ дома выходятъ: Дюнуа, Ла-Гиръ и Мецъ. Пьеръ и Жанъ остались въ домѣ).
   

Дюнуа.

   Орлеанцы. Она слегка ранена въ плечо. Она устала и потрясена побѣдой. Кто дорожитъ ея покоемъ -- разойдитесь.
   

Голоса:

l-й.

   Разойдемся.
   

2-й.

   Ишь сказалъ; "кто дорожитъ ея покоемъ?" Всѣ!
   

3-й.

   Мы не каменные!.. Она намъ жизнь вернула, а мы, чтобы не берегли!..
   

4-й.

   Закроемъ лавки.
   

5-й.

   Да, да!.. Чтобы никакой торговли въ этомъ кварталѣ!
   

6-й.

   И завтра!.. и еще три дня!..
   

Женщина.

   Пока она сама не прикажетъ.
   

7-й.

   Уйдемъ!... уйдемъ!..

(Тихо разговаривая толпа постепенно расходится. Площадь опустѣла).

Двое послѣднихъ изъ толпы.
(Мужчина и женщина).

Женщина.

   А какъ ты полагаешь: земного она рода?
   

Мужчина.

   Нѣтъ -- Ангелъ -- видимое дѣло. Гдѣ простой смертный творить чудеса!..
   

Женщина.

   И все таки она -- Дѣва Орлеанская!...

(Уходятъ).

   
   

ЯВЛЕНІЕ 3.

Дюнуа, Ла-Гиръ и Мецъ.

Ла-Гиръ.

   Великолѣпное сраженіе!.. Еще два -- три такихъ удара -- пожалуй мы опять станемъ французами, чортъ возьми!.. Англичане сами лезли на смерть!.. Великолѣпно рухнулъ подъ ними мостъ -- трахъ -- и цѣлое войско въ объятіяхъ Луары. Славно мы ихъ потопили!.. Хе-хе-хе!..
   

Мецъ.

   А храбрый Гласдель тонулъ и все ругался.
   

Дюнуа.

   Страшный и радостный сонъ!.. Я точно грежу!.. Все это правда?
   

Мецъ.

   Нѣтъ -- это чудо.

(Всѣ трое направляются къ глубину. Дюнуа и Ла-Гиръ идутъ налѣво, Мецъ -- остается).

Дюнуа (Мецу)

   А вы что-же рыцарь?-- пора и на покой.
   

Мецъ.

   Нѣтъ я останусь здѣсь, на стражѣ.
   

ЯВЛЕНІЕ 4.

(На сценѣ темно; въ домахъ потухли огни. Мецъ ходитъ въ глубинѣ. На городской башнѣ часы бьютъ полночь. Жанна выходитъ изъ двери своего дома. Она въ длинномъ бѣломъ ниспадающемъ до земли одѣяніи, съ непокрытой головой. Опустивъ голову медленно идетъ къ храму, всходитъ на первую ступень и протянувъ впередъ руки упадаетъ головой на верхнюю, лежитъ такъ распростертая и тихо рыдаетъ).

Мецъ (подходя къ ней).

   Жанна, опомнись, ты слаба -- или назадъ -- въ домъ.
   

Жанна.
(поднимаетъ голову при его словахъ и качая ею отрицательно).

   Нѣтъ!.. нѣтъ!
   

Мецъ.

   Не рыдай, а ликуй -- ты, вѣдь сегодня чудо совершила.
   

Жанна (строго).

   Оставь!.. Оно преступно такое слово.
   

Мецъ.

   Но ты совершила.
   

Жанна.

   Нѣтъ -- то не я!
   

Мецъ.

   Кого же видѣли мы на конѣ, въ дыму, въ темномъ вихрѣ? Кто мчался впередъ и впередъ, не разбирая опасностей. Развѣ не ты?
   

Жанна.

   Другое!.. То!.. то что другое во мнѣ! И вотъ оно ушло теперь!.. Я здѣсь одна!.. я прежняя!.. и., ничего не знаю, нѣтъ!.. я не знаю!.. и не могу!.. ничего не могу (одушевляясь) А тамъ!.. тамъ!.. когда битва, когда вьется знамя мое по небу!.. широкое!.. Какъ огонь.-- то другое!.. И я въ его пламени!.. Тогда я знаю, все знаю!.. и все могу!.. (Вдругъ опять порывисто закрываетъ руками лицо) Ахъ, рыцарь!.. зачѣмъ... (Плачетъ).
   

Мецъ (съ участіемъ).

   О чемъ ты плачешь?
   

Жанна.

   Я видѣла мертвыхъ.
   

Мецъ.

   Проклятіе павшимъ врагамъ -- Миръ сложившимъ жизнь за Францію.
   

Жанна (Торопливо)

   Я выѣзжала на конѣ, передъ битвой -- я просила, умоляла... Я кричала: уйдите, оставьте мою родину, идите въ свою страну... Они не слушались...
   

Мецъ (горячо).

   Еще бы! Имъ любо было сосать французскую кровь, почти столѣтіе, питаться нашимъ униженіемъ, давить на поляхъ брани, обезображенные труппы нашихъ рыцарей...
   

Жанна (Вскочивъ и ломая руки)

   Зачѣмъ?.. Зачѣмъ мнѣ не дано слово! чтобы словомъ, словомъ спасать... Зачѣмъ?..
   

Мецъ

   Слово безсильно тамъ, гдѣ сверкаетъ мечъ!..
   

Жанна.

   Мечъ проливаетъ кровь!.. Кровь!..
   

Мецъ.

   И пускай она льется рѣками -- эта черная, эта проклятая кровь. Пускай смоетъ она позоръ Франціи!
   

Жанна (съ отчаяніемъ).

   Нѣтъ, рыцарь, страшно, страшно... Ахъ, если бы я знала?.. (упавшимъ, но твердымъ голосомъ) Но путь еще не конченъ. Я въ Реймсъ еще должна... чтобы король... Велѣніе... Да -- такъ велѣніе... (Мрачнымъ, пророческимъ тономъ): И не пройдетъ двухъ лѣтъ, какъ я умру... умру лютой смертью.
   

Мецъ (съ ужасомъ)

   Этого не будетъ, не будетъ никогда... Розы и лавры усыпятъ твой путь и трупы враговъ будутъ трофеями.
   

Жанна.
(вздрагиваетъ и глядитъ съ ужасомъ на Меца)

   Нѣтъ... нѣтъ... не надо!.. Нѣтъ, рыцарь... по другому.. (поворачиваетъ голову и глядитъ улыбаясь прямо передъ собой точно созерцая невидимую картину) Вотъ... вотъ... я иду впереди... Знамя въ моей рукѣ... Мой голосъ, какъ призывный рогъ... Насъ много... Мы всѣ... Идемъ... Мы туча передъ грозой и все трепещетъ въ страхѣ... Народъ гонитъ врага... и врагъ бѣжитъ испуганный и стыдно ему, стыдно... А мы сомкнулись... мы вмѣстѣ... побѣда... Знамя высоко вьется -- мечи въ ножнахъ...
   

Мецъ.

   Въ ножнахъ? (возмущенно) О, стыдъ! Мечъ обнаженный -- только мечъ.
   

Жанна (схватывая его за руку).

   А если правда, что тотъ кто поднялъ мечъ... (съ тоскливой тревогой) Скажи, такъ будетъ какъ сказано... Такъ будетъ: Левъ не тронетъ ягненка... и не станетъ враговъ... Скажи... Да?.. да?..
   

Мецъ (пораженный).

   Какъ? Ты хочешь безславія, позора... чтобы пропали народы, чтобы никто не любилъ родины... и всѣ, какъ дикіе звѣри добычу -- отнимали другъ у друга земли?.. Ни страха? Ни мщенья? Исчезнутъ рыцари -- исчезнутъ защитники... Не будетъ этого и не надо, чтобы было!..
   

Жанна (медленно то проникновенно).

   Нѣтъ!.. нѣтъ... тамъ такъ написано... Я знаю... О, какъ далеко! но будетъ какъ написано... я знаю (послѣ паузы). Прощай рыцарь -- измучена я... пойду отдохнуть. (Уходитъ. Мецъ смотритъ ей вслѣдъ. На часахъ башни раздается одинъ ударъ колокола).

ЗАНАВѢСЪ.

0x01 graphic

КАРТИНА 2-я.

Дѣйствующія лица:

   КАРЛЪ VI.
   ІОЛАНДА.
   ЖАННА.
   ЛА-ТРЕМУЛЬ.
   РЕНЬО.
   ДЕ-ГОКУРЪ.
   МЕЦЪ.
   ЛА-ГИРЪ. ДЮНУА. КСЕНТРАИЛЬ. Полководцы.
   АМБРУАЗЪ.
   ДЕ-БУССАКЪ.
   ПОЭТЪ.
   ПАЖЪ.

Пажи, придворные обоего пола и слуги.

РЕЙМСЪ 17 іюля 1429 года. Залъ королевскаго замка. День коронаціи.

ЯВЛЕНІЕ I.

(Съ улицы слышны пѣсни и привѣтственные крики).

Гокуръ и нѣсколько пажей.

Гокуръ.
(суетится возлѣ длиннаго стола, на правой сторонѣ, указывая пажамъ куда что ставитъ).

   Куда дьяволенокъ?.. Ставь здѣсь... Вотъ такъ... Ступайте всѣ къ главному выходу... Быть всѣмъ на своихъ мѣстахъ!

(Пажи уходятъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

Ла-Тремуль и Реньо (входятъ справа).

Ла-Тремуль
(злобно нахмурясь при взрывѣ усилившихся криковъ съ улицы)

   Ну, ревутъ точно быки на волѣ!.. Голова моя лопнетъ отъ этихъ криковъ!..
   

Реньо (насмѣшливо).

   Король показывается народу. Народная радость!
   

Ла-Тремуль.

   Ненавижу это отродье!.. По моему это земля и людямъ благородной крови надо топтать ее ногами... Топтать....
   

Реньо (улыбаясь).

   Однако нужно имѣть огромныя и твердыя ступни, не то землетрясеніе сброситъ въ пропасть.
   

Ла-Тремуль.

   А какъ вы полагаете относительно сегодняшняго дня?
   

Реньо.

   Т. е. именно что?
   

Ла-Тремуль.

   Я говорю о прочности французской короны?
   

Реньо.

   Я всегда былъ преданъ королю.
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, я не о томъ... Мы всѣ вѣрные слуги... Но если сорвется... Охъ, плохо тогда всѣмъ...
   

Реньо.

   Не всѣмъ. Лисицы забѣгаютъ впередъ, а хвостъ заметаетъ ихъ слѣдъ.
   

Ла-Тремуль
(дѣлая видъ, что не замѣтилъ намека -- поспѣшно подходитъ къ окну)

   Смотрите... смотрите! Какъ важно стоитъ она возлѣ короля... Онъ съ нею такъ и не разстается сегодня весь день... и въ соборѣ и здѣсь... Мужичка въ почетѣ. Кланяйтесь всѣ мужичкѣ -- и рыцари и принцы?
   

Реньо.

   Нѣтъ ужъ я кланяться не буду. Пусть это дѣлаютъ тѣ, кто привыкъ пресмыкаться.
   

Ла-Тремуль (ядовито).

   Заставятъ... Скоро будетъ такъ: прежде ей -- потомъ королю. Благородство крови теперь не нужно -- всякая дрянь можетъ повелѣвать... Высоко забралась!..
   

Реньо.

   И не сбросишь. Она стоитъ твердо послѣ сегодняшняго дня.
   

Ла-Тремуль.

   Сбросить очень, очень легко... но нужно время.
   

Реньо (пытливо).

   Время?
   

Ла-Тремуль.

   Да.
   

Реньо.

   Т. е. что вы разумѣете?
   

Ла-Тремуль.

   Вы, канцлеръ, никогда не сочувствовали моей политикѣ.
   

Реньо.

   Да, но бываютъ обстоятельства...
   

Ла-Тремуль.

   И я такъ думаю... Бываютъ обстоятельства... ха, ха, ха... Мужичка насъ могла бы соединить (таинственно) -- все дѣло въ перемиріи. Побѣдъ довольно... довольно съ насъ. Пора вздохнуть... Перемиріе не меньше какъ на шесть недѣль, а тѣмъ временемъ король остынетъ...
   

Реньо (глубокомысленно).

   Что-же?.. Это... вы... вы правы. (На улицѣ опять крики).
   

Ла-Тремуль (обернувшись къ окну).

   Ну, ну. Чего орешь безсмысленное стадо...
   

Де-Гокуръ (быстро входя).

   Король пожалуетъ сейчасъ въ покои! (уходитъ въ середину) Музыканты! (Раздаются звуки трубъ. Черезъ нѣсколько минутъ показывается король въ полномъ облаченіи, въ сопровожденіи Жанны и придворныхъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

Карлъ, Жанна и Придворные.

Карлъ (очень возбужденъ).

   Онъ наступилъ, мой день! Народъ кричитъ, реветъ какъ бурное море... Мнѣ теперь ничто не страшно -- народъ моя защита!..Жанна, зачѣмъ ты печальна?.. Всѣ должны улыбаться сегодня!.. (Придворнымъ) Удалитесь -- я хочу говорить съ ней. (Придворные расходятся -- остаются только Ла-Тремуль и Реньо).
   

Карлъ (взглядывая на нихъ).

   Всѣ должны уйти -- я хочу остаться съ нею одинъ. (Ла-Тремуль пожавъ плечами уходитъ. Реньо кланяется съ видомъ оскорбленнаго и уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

Карлъ и Жанна.

Карлъ.

   Отчего ты печальна?
   

Жанна.

   Тамъ... въ Домреми волшебное дерево... шумятъ вѣтви... листья шепчутся... волшебницы порхаютъ, какъ мотыльки... Ихъ не видятъ... и я не видѣла... А по веснѣ дѣвушки соберутся подъ деревомъ... Мы поемъ пѣсни... родныя деревенскія пѣсни...
   

Карлъ.

   Будь весела Жанна! Въ твоей деревнѣ хуже чѣмъ здѣсь... Чего тебѣ надо -- скажи. Все что могу -- я сдѣлаю.
   

Жанна (съ живостью).

   Если ты хочешь помочь мнѣ -- сними всѣ подати съ моей деревни!
   

Карлъ.

   Я хочу даровать тебѣ дворянство. Отнынѣ ты и весь твой родъ пусть будутъ именитые дворяне Франціи. Проси награды настоящей: золота... драгоцѣнныхъ камней... богатства!
   

Жанна (съ испугомъ).

   Ахъ, нѣтъ... нѣтъ... нѣтъ... не для того пришла я... Спасать надо было... Сегодня свершилось послѣднее -- и я уйду.
   

Карлъ (пораженный).

   Какъ?
   

Жанна.

   Отпусти меня домой.
   

Карлъ.

   Что?
   

Жанна.

   Домой! домой!.. Исполнена воля... я больше не смѣю... Ударилъ часъ -- не смѣю остаться.
   

Карлъ (растерянно).

   А какъ же я?.. Я безъ тебя?... Нѣтъ, нѣтъ, этого нельзя!
   

Жанна.

   Хозяинъ пошлетъ своего слугу убирать поле, и онъ исполнивъ долженъ вернуться назадъ -- а онъ пошелъ еще на другое поле, противъ велѣнія... Гнѣвъ будетъ великъ... Я правду говорю!
   

Карлъ.

   Ты хочешь отравить мнѣ сегодняшнее торжество!
   

Жанна.

   Радость объявить пришла. Не удерживай теперь... Умоляю! Скорбь будетъ... гнѣвъ будетъ!
   

Карлъ.

   Довольно! Не раздражай меня!..
   

Жанна (съ тоской).

   Стонетъ сердце мое... рвется... Отпусти!
   

Карлъ (рѣзко).

   Нельзя! нельзя я тебѣ говорю! (Жанна отходитъ отъ нею поникнувъ головой. Молчаніе).
   

Жанна (послѣ паузы, поднявъ голову, тихо и твердо).

   Нѣтъ -- я уйду!..
   

Карлъ (вспыльчиво).

   Что? Все-таки?.. Зачѣмъ же ты взбунтовала всю страну?.. Ты видѣла мои милости -- теперь хочешь испытать мой гнѣвъ?.. Чему ты заставила вѣрить? Обману?..
   

Жанна (съ испугомъ и мольбою).

   Остановись!.. Нельзя такъ говорить про это!..
   

Карлъ.

   Ты не щадишь меня... не жалѣешь! Ты знаешь, что безъ тебя погибель и уходишь!.. О, всѣ вы на одинъ ладъ!.. Глупецъ кто вѣритъ женщинамъ!.. Всѣ, всѣ безжалостны... притворщицы... упрямыя!.. Да, да... Обманываетъ даже такая!. Дальше отъ нихъ... Не хочу! (поспѣшно уходитъ въ страшномъ волненіи).
   

ЯВЛЕНІЕ 5-е.

Жанна одна, потомъ Мецъ.

Жанна (стоитъ молча, потомъ опускается на стулъ и тихо плачетъ).

Мецъ (торопливо входя).

   Король зоветъ тебя... Что это? Тебя оскорбилъ кто нибудь?
   

Жанна (выпрямляясь).

   Я не лгала -- я правду... всегда правду...
   

Мецъ.

   Король оскорбилъ тебя?
   

Жанна.

   Въ сердцѣ ему больно, какъ и мнѣ... А когда тамъ больно -- оскорбить нельзя.
   

Мецъ.

   Жанна, не сердись! Но я не могу... Слушай меня: если тебя оскорбитъ кто-нибудь, когда-нибудь словомъ... взглядомъ -- тотъ кровный мнѣ врагъ и я... и онъ... онъ отвѣтитъ мнѣ жизнью!
   

Жанна (взглядываетъ съ недоумѣніемъ и испугомъ).

Мецъ.

   Да, жизнью!.. потому что ты все... все для меня -- радость и жизнь!
   

Жанна (печально).

   Далекій... Ты сталъ далекій!.. а я тебѣ такъ вѣрила... Уйди!..
   

Мецъ.

   И вѣрь Жанна! Я весь въ твоей власти -- не гони меня!
   

Жанна (съ горечью).

   Зачѣмъ... зачѣмъ когда было такъ хорошо?
   

Мецъ.

   Жанна! (беретъ ея руку).
   

Жанна (порывисто отдергивая руку).

   Нѣтъ... это худое... его не надо... Зачѣмъ?
   

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

Входятъ Іоланда, Ла-Тремуль и Реньо.

Іоланда.

   Не можетъ она отказать нашей просьбѣ.
   

Ла-Тремуль.

   Однако она отказала королю.
   

Іоланда.

   Жанна, я къ тебѣ... я пришла сказать... не вѣрю... не вѣрю, чтобы ты могла бросить короля... Отвѣчай мнѣ, успокой меня!..
   

Жанна (поникнувъ головой, молчитъ).

Іоланда.

   Какъ? это правда?
   

Жанна.

   Я должна.
   

Ла-Тремуль.

   Вы видите, Государыня, я былъ правъ.
   

Іоланда.

   И все же я не вѣрю!.. Солнце потухнетъ на небѣ, звѣзды станутъ простыми факелами -- но ты, ты не измѣнишь! (Жанна вздрагиваетъ).
   

Ла-Тремуль.

   Вы теряете понапрасну слова, Государыня.
   

Мецъ.

   Король оскорбилъ Жанну.
   

Іоланда (испуганно).

   Какъ? Чѣмъ? Скажите мнѣ... Какая нибудь несдержанная вспышка?.. Жанна, вѣдь ты знаешь онъ взволнованъ... Сегодня такой день... Но если онъ... Прости ему!.. Месть твоя слишкомъ жестока.
   

Жанна.

   Ахъ, Боже мой, месть?! О, какъ больно... больно мнѣ!.. Часъ мой пробилъ... Предѣлъ свершенъ -- теперь будетъ война... О, больно, больно вы дѣлаете мнѣ!..
   

Іоланда.

   Но почему же ты хочешь уйти? Скажи я пойму.
   

Жанна.

   Богъ -- мой повелитель.
   

Іоланда.

   Ты прогнѣвишь Его, если уйдешь. Его волей ты пришла и Онъ не можетъ повелѣть оставить короля... Пойдемъ!.. Король ждетъ, онъ надѣется... Всѣмъ для тебя святымъ заклинаю пойдемъ!.. (Жанна идетъ, склонивъ голову. Іоланда и Мецъ слѣдуютъ за нею).
   

ЯВЛЕНІЕ 7-ое.

Ла-Тремуль и Реньо.

Ла-Тремуль.

   Ну это совсѣмъ мнѣ не по душѣ...
   

Реньо.

   Отлично -- пусть убирается или проваливается въ преисподнюю -- тѣмъ лучше!
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ... нѣтъ! Это мѣшаетъ всѣмъ нашимъ расчетамъ. Она хочетъ увильнуть. Она понимаетъ, что всѣ ошалѣли -- вотъ она и побѣждала; теперь уже поостыли и ей будетъ трудно. Но намъ нужно, намъ необходимо, чтобы было перемиріе и она осталась!
   

Реньо.

   Вашъ расчетъ мнѣ непонятенъ... и онъ невѣренъ.
   

Ла-Тремуль.

   Позвольте, канцлеръ, я попрошу васъ вникнуть. Пусть крѣпко держится французская корона... А если... если...
   

Реньо.

   Н-да-а...
   

Ла-Тремуль.

   Вотъ намъ и нужно... Пускай тогда трещитъ мужичкина спина. Она... она все затѣвала... А мы... мы благоразумно сдерживали... а она... она!..
   

Реньо.

   Вы хорошо придумали.
   

Ла-Тремуль.

   Вамъ нужно тамъ присутствовать при разговорѣ, поддержать короля и ни за что не отпускать ее... Я... я уклоняюсь... Король мнѣ не довѣряетъ, когда находится во власти чертовки... Вы тамъ можете принести пользу.

(За сценой слышны голоса: "Праздникъ превосходенъ".-- "На славу праздникъ").

Ла-Тремуль.

   Поспѣшите канцлеръ.
   

Реньо.

   Да, да... (уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 8-е.

Входятъ Ксентрайль, Де-Буссакъ, Амбруазъ и Дюнуа.

Ла-Тремуль (идетъ на встрѣчу).

   Счастливъ привѣтствовать нашихъ доблестныхъ вождей. (Прикладываетъ руку къ сердцу).
   

Амбруазъ.

   Въ совѣтѣ, или на полѣ брани -- мы всѣ слуги Франціи и короля.
   

Ла-Тремуль.
(указывая на небольшой столъ, стоящій въ сторонѣ отъ главнаго).

   Вотъ, вотъ -- не угодно-ли присѣсть (Хлопаетъ въ ладоши) Вина!
   

Де-Буссакъ (хохочетъ).

   О-о! вѣрно! Сухой разговоръ деретъ горло. (Усаживаются, вносятъ вино).
   

Ла-Тремуль.

   Прошу дорогихъ гостей! (Наливаетъ вино. Чокаются).
   

Амбруазъ.

   Эхъ, вотъ это жизнь!
   

Ксентрайль.

   Да... а! Славно размять кости.
   

Де-Буссакъ.

   Въ глазахъ рябитъ отъ непривычки.
   

Амбруазъ.

   Увидалъ бабъ въ шелку и размякъ бѣдняга!
   

Де-Буссакъ.

   Хороши чертовки! И тебя тоже задергало. Во всѣ стороны старый волокита!
   

Ла-Тремуль.

   Я одобряю... одобряю!.. Какая-же больше по вкусу?

(Подливаетъ вина).

Де-Буссакъ.

   Мнѣ полюбилась одна -- маленькая, въ голубомъ.
   

Амбруазъ.

   Н-ну... нашелъ! Плевокъ, а не баба. Н-нѣтъ, тамъ другая хороша -- рослая въ розовомъ!
   

Ла-Тремуль.

   Молодцы военные: знаютъ толкъ въ длинноволосыхъ!.. Впрочемъ не любили бы бабъ, не стали бы подчиняться бабѣ.
   

Амбруазъ.

   Это насчетъ Жанны?.. Въ военное время, виконтъ, чушь эта въ башку не лѣзетъ.
   

Ксентрайль.

   Мы забывали, что она и женщина.
   

Де-Буссакъ.

   Э, плюнемъ на разговоры!.. Пить, такъ пить! Вино обидчиво -- оно разсердится и прокиснетъ отъ ожиданія.

(Ла-Тремуль ему наливаетъ).

Ксентрайль.

   Э-э... да виконтъ хитритъ -- всѣмъ наливаетъ, а самъ не пьетъ...
   

Ла-Тремуль.

   Когда зашатаются гости -- кто же будетъ ихъ поддерживать?
   

Ксентрайль.

   Находчиво!
   

Де-Буссакъ.

   Благодарность моя достигла неба и опустилась въ адъ. (пьетъ). Да здравствуетъ вино!

(поетъ).

   Ищи, ищи красотку...
   Найдешь будетъ твоя.
   А если прозѣваешь...
   

Ксентрайль. (подпѣваетъ).

   Дуракъ ты и свинья!
   

Де-Буссакъ.

   И врешь... врешь дружище!... Свинья животное цѣломудренное... а въ пѣснѣ послѣднее слово -- оселъ!
   

ЯВЛЕНІЕ 9-е.

Тѣ-же и Ла-Гиръ входитъ.

Ла-Гиръ.

   Э э-э?. Здѣсь вино... поютъ пѣсни, а не позвали Ла-Гира... Ахъ лысые черти!
   

Ла-Тремуль.
(встаетъ почтительно и подвигаетъ стулъ)

   Мѣсто величайшему вождю Франціи.
   

Ла-Гиръ. (улыбаясь Ла-Тремулю).

   Мнѣ помнится -- мы съ вами грызлись... Что-жъ... сегодня воскресаетъ Франція -- злоба молчи!.. (Протягивая руку). Вотъ вамъ рука солдата!
   

Ла-Тремуль.
(склонившись горячо пожимаетъ поданную руку)

   О-о... благодарю!..

(Оба садятся).

Амбруазъ (поднимаетъ кубокъ)

   За Францію и короля!
   

Дюнуа.
(все время державшійся нѣсколько особнякомъ).

   За Жанну!
   

Ла-Гиръ.

   Да, да, за нее!
   

Ла-Тремуль.

   А что доблестные гости -- какое ваше мнѣніе объ этой исторіи?
   

Де-Буссакъ.

   Вино? О вино превосходно!
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, я хочу спросить объ Жаннѣ...
   

Дюнуа.

   Не здѣсь говорить объ этомъ.
   

Ла-Тремуль. (поспѣшно).

   Я понимаю... Но такъ -- мнѣ бы хотѣлось... свои соображенія... По моему это есть затменіе умовъ.
   

Дюнуа.

   Божій промыслъ!
   

Ла-Тремуль.

   Да... но почтенные, закаленные въ бояхъ воины и подчиняются бабѣ! Это... это...
   

Ла-Гиръ.

   Молчать!.. Я старый пьяница и ругатель -- но при мнѣ не трогать этого чертовскаго ребенка! Онъ посланъ Небомъ, если оно существуетъ! Пьемъ за Жанну!
   

Де-Буссакъ.

   Я полагаю не дурно бы и за насъ -- мы тоже подставляли свои шеи...
   

Дюнуа.

   Ну ты, кажется, не дремалъ -- выпито довольно.
   

Ла-Тремуль.

   А вотъ я бы хотѣлъ узнать ваше мнѣніе, достойнѣйшіе гости. Король желаетъ перемирія на шесть недѣль... Король полагаетъ -- измучилось вѣрное войско. Король заботится о воинахъ... А послѣ... послѣ можно идти и на Парижъ.
   

Ла-Гиръ.

   Дрянь дѣло. Англичане очнутся отъ нашихъ побѣдъ -- намъ будетъ тогда трудно съ ними.
   

Амбруазъ.

   Нѣтъ, перемиріе было бы хорошо!
   

Ксентрайль.

   Намъ дороги: благо отечества и воля короля!
   

Ла-Тремуль.

   Вотъ, вотъ!.. Для блага и нужно перемиріе.
   

Ла-Гиръ.

   Чтобы справясь съ силами, англичане погнали насъ, какъ зайцевъ?
   

Дюнуа.

   Тогда и Жанна не спасетъ!
   

Ла-Тремуль.

   Конечно... А гдѣ-же воины -- великіе мужи Франціи?.. не могутъ побѣдить безъ бабы! Должно быть правда -- скоро конецъ міра! Солдаты сами обратились въ бабъ.
   

Ла-Гиръ.
(стукнувъ кулакомъ по столу).

   Будетъ!.. Довольно! Я дикій, косматый звѣрь, кусаюсь жестоко -- мнѣ и желѣзо по зубамъ... Не совѣтую со мной сцѣпляться!..
   

Амбруазъ.

   А я согласенъ. Правду, правду говоритъ виконтъ! Или мы ничто? Или заслуги, знаніе и военная доблесть...
   

Ла-Гиръ. (перебиваетъ)

   Да чортъ ли мнѣ въ нихъ, когда вы спали какъ старыя совы!.. Она пришла, крикнула: за мной!-- и совы стали львами!.. Молиться на нее должны вы!..
   

Де-Буссакъ. (совершенно пьяный)

   Дюнуа... скажи... свое оправданіе... скажи!..
   

Дюнуа. (сердито)

   Отстань! Ты напился, какъ боровъ.

(отходитъ отъ стола).

   

ЯВЛЕНІЕ 10.

Входятъ: Карлъ, Жанна, Іоланда и придворные (Карлъ въ томъ же костюмѣ, но безъ мантіи).

Карлъ.

   Что-жъ, радуйтесь и ликуйте! Она согласилась! (Увидя пирующихъ подходитъ). А-а! опора Франціи -- празднуете свои побѣды? А вы не слышали: гордость вашихъ войскъ собиралась покинуть васъ!.. но не бойтесь опасность прошла: Жанна дала мнѣ слово остаться!
   

Ла-Тремуль.

   Вотъ мы разсуждали...
   

Карлъ.

   Я счастливъ! Я король Франціи! Могущество наше велико! Пусть всѣ будутъ счастливы!
   

Ла-Тремуль.

   Мы разсуждали о предстоящемъ перемиріи на шесть недѣль...
   

Карлъ.

   Перемиріе, ты говоришь?.! Да, да, пусть будетъ такъ... Пусть отдыхаетъ война! Миръ и пиръ!
   

Жанна (встрепенувшись).

   Что?.. Что?.. Нѣтъ, нѣтъ немедленно въ Парижъ!
   

Ксентрайль (сурово).

   Король нашъ владыка!
   

Амбруазъ.

   Перемиріе!
   

Карлъ (Жаннѣ).

   Зачѣмъ-же ты не хочешь, если я хочу!
   

Жанна (торопливо).

   Я говорила... я умоляла... я знала... Но если я осталась -- бездѣйствія быть не должно!.. (Генераламъ) Кто со мной?.. Сотня... Тысяча?.. Мы возьмемъ Парижъ!
   

Де-Буссакъ.
Амбруазъ.
(вмѣстѣ)

   Это безуміе... Зачѣмъ-же?...
   

Ксентрайль.

   Понятно!..
   

Жанна.

   Какъ? Вы не со мной?
   

Ла-Гиръ.

   Съ тобой Ла-Гиръ, Жанна! Пусть мы безумцы... Безумцы возьмутъ Парижъ!
   

Дюнуа.

   Друзья тебѣ вѣрны!
   

Мецъ.

   Я тамъ, гдѣ ты!
   

Де-Буссакъ.

   Не надо!.. Не пойдемъ!..
   

Ксентрайль и Амбруазъ.

   Мы служимъ родинѣ, а не тебѣ!
   

Жанна.

   Трусы!
   

Ксентраиль.
Амбруазъ.
Де-Буссакъ.
(Всѣ трое возмущенные.)

   Что?
   

Жанна.

   Не надо мнѣ васъ! Пейте вино... Я пойду одна!.. Мечь мой будетъ со мною. Я подниму его -- мой мечъ... Изъ раны брызнетъ кровь... я буду на землѣ... Но чтобы врагъ!.. Гнать... гнать его!..
   

Ла-Тремуль.

   Выгода Франціи требуетъ перемирія...
   

Жанна (обернувшись къ нему).

   Ты хочешь погубить ее... Нѣтъ!.. Я не позволю!..
   

Ла-Тремуль.

   Эти слова оскорбительны!
   

Жанна.

   Франція оскорблена! Продажныя души терзаютъ ее и рвутъ и издѣваются и пляшутъ на ея сердцѣ!..
   

Ла-Гиръ.

   Вѣрно Жанна!.. Виконтъ, камень летитъ въ васъ!..
   

Ла-Тремуль (бросается на него).

   Вы мнѣ отвѣтите!..
   

Карлъ.

   Безумные... стойте! За что-же?.. Я вамъ приказываю!.. Мой день, мой свѣтлый день... Не смѣть!..

(Ла-Тремуль и Ла-Гиръ смотрятъ злобно другъ на друга).

Карлъ.

   Жанна, будетъ какъ ты хочешь!.. Теперь за столъ скорѣй -- я хочу пировать!

(Раздаются звуки трубъ).

   

Крики:

   Да здравствуетъ король французскій!
   

Карлъ.
(Іоландѣ, которая подошла къ нему).

   Дурное предзнаменованіе -- я боюсь...
   

Іоланда.

   Ничего. Событіе слишкомъ велико -- люди возбуждены.

(Карлъ идетъ и садится къ столу. Всѣ размѣщаются по указанію Гекура).
(Пажи вносятъ кушанья и вино).

Карлъ.

   Мой первый кубокъ за тебя!.. Жанна, ты слышишь, за тебя... Я радъ, что далъ тебѣ возможность показать міру чудеса храбрости (Придворнымъ). Чтобы ни одного нахмуреннаго чела... Потухшія надежды возродились... Я вашъ законный повелитель... (указывая на Жанну) Она дала вамъ короля! Ну что же? Кричите: за дѣву! за Жанну!

(Общіе крики).

Поэтъ (встаетъ съ своего мѣста).

Карлъ.

   А-а!.. Это хорошо. Ты усладишь насъ риѳмами... Говори!
   

Поэтъ.

   Бездушныя блѣдныя буквы --
   Поэзіи вѣрные слуги --
   Воспѣть вы безсильны заслуги
   Прекрасной, чудеснѣйшей Дѣвы.
   Умолкните злоба и зависть --
   Пусть радости льются напѣвы!
   Преклонимъ знамена покорно
   Предъ дивной воинственной Дѣвой!

(Общій восторгъ).

Карлъ.

   Чудно! Превосходно!
   

Ла-Гиръ.

   Счастливые эти поэты... Нѣтъ -- я сладко не умѣю пѣть. Ла-Гиръ косматый левъ и знаетъ только рычать... Терпѣть не могу бабье отродье -- этихъ кошекъ коварныхъ и лживыхъ и мяукающихъ, и выгибающихъ спину -- а на нашей Жаннѣ женился бы сто разъ, чортъ возьми, и сказалъ бы. Ну дери когтями мою гриву!

(Всѣ смѣются).

Ла-Тремуль.

   Дозволено будетъ и мнѣ сказать свое привѣтствіе?
   

Карлъ.

   Только веселое!
   

Ла-Тремуль.

   Какое же можетъ быть иное?.. О, прекрасныя дамы -- я обращаюсь къ вамъ: Мы преклоняемъ колѣна передъ дивными ручками и лобызаемъ ваши ножки. Напѣвайте, чудныя созданія, сладкія пѣсни любви -- сражаться дѣло рыцарей...
   

Карлъ (нахмурясь).

   Ты бы лучше замолчалъ!..
   

Ла-Тремуль.

   Но... Я громко говорю "но", Государь и останавливаюсь. Я нарочно сказалъ все раньше, чтобы выразить, еще больше, мое глубокое удивленіе передъ доблестями простой крестьянки, вполнѣ достойной милости и щедротъ своего государя!

(Садится).

Мецъ.

   Жанна! Слава твоей чистой душѣ. Слава странѣ родившей тебя! День когда развернулось надъ нами твое знамя, да будетъ священнымъ, вѣчно!!
   

Всѣ (поднявъ кубки).

   За Жанну! За спасительницу! Слава ей!
   

Іоланда (въ глубокомъ волненіи).

   Что я могу?.. Нѣтъ словъ, когда переполнено сердце... Жанна, я говорю тебѣ: дочь моя! (Обнимаетъ Жанну).
   

Жанна (прижимается къ ней).

   Ахъ!..
   

Карлъ.

   Такъ нельзя. Мы всѣ тебя славили, Жанна, скажи намъ тоже, что нибудь.
   

Ла-Гиръ.

   Гордость войска, не посрами солдатъ! Докажи, что и слово твое также остро, какъ и мечъ.
   

Карлъ.

   Мы ждемъ!.. Тише всѣ!.. Вина!

(Всѣ умолкаютъ. Пажи наливаютъ вино. Жанна стоитъ минуту, среди тишины, молча, потомъ начинаетъ нѣтъ ту пѣсню, которую пѣли дѣвушки во 2-й картинѣ 1-го дѣйствія, подъ дубомъ. Голосъ Жанны сначала слабый постепенно ростетъ, крѣпнетъ, дѣлается сильнѣе и сильнѣе. Она поетъ громко. Къ концу пѣсни слышатся слезы, голосъ дрожитъ и зазвенѣвъ обрывается; подступившія рыданія заглушаютъ пѣсню и Жанна падаетъ, безъ чувствъ, на руки подбѣжавшаго къ ней Пьера. Общее смятеніе)

ЗАНАВѢСЪ.

   

ДѢЙСТВІЕ IV.

КАРТИНА І-я.

Дѣйствующія лица.

   КАРЛЪ VII.
   ЖАННА
   ПЬЕРЪ
   ДЮНУА
   МЕЦЪ
   ЛА-ГИРЪ
   ІОЛАНДА
   ЖЕНЩИНА.
   ЮНОША
   1), 2), 3, 4) изъ народа.
   

ЯВЛЕНІЕ 1-ое

Сенъ Дени.

ПРОСТАЯ КОМНАТА.

(Полумракъ. Раненная Жанна лежитъ съ закрытыми глазами. Пьеръ сидитъ возлѣ нее).

Жанна (въ бреду).

   Зачѣмъ я повѣрила?... Да... да... не надо!.. Мечемъ?.. Кто говоритъ?.. И я не стану... Оставьте меня умереть!.. Ахъ!.. кто можетъ знать!.. Да!.. нѣтъ... они были тамъ... Ахъ!.. а-ахъ... (стонетъ).
   

Пьеръ (наливаетъ кружку водой, изъ большого кувшина и, подойдя къ Жаннѣ).

   Жанна, (протягиваетъ кружку) Жанна!..
   

Жанна (отталкиваетъ его руку).

   Уйди!.. Ты священникъ!.. Когда ты будешь говорить проповѣди на холмѣ... ты не вспоминай меня... это грѣхъ!
   

Пьеръ.

   Да ты не узнаешь -- это я, Жанна -- братъ твой Пьеръ.
   

Жанна (протяжно)

   А-а-а!.. Да... да... въ Домреми!.. волшебницъ прогоняли съ дерева... кругомъ ходили съ молитвами... и пѣли... мы плакали... и всѣ будутъ плакать потомъ... потомъ...
   

Пьеръ

   Выпей воды, Жанна, и дай -- я примочу рану.
   

Жанна (снова отстраняя его руку и приподнимаясь).

   Кто смѣетъ прекословить?.. Нѣтъ... нѣтъ!.. На помощь!.. Спасайте городъ!.. (вдругъ вскрикиваетъ и закрываетъ лицо руками) Ахъ... (Отнимаетъ руки отъ лица) Зачѣмъ вы пришли?.. Зачѣмъ?.. (съ испугомъ) Архангелъ!.. Пощади!.. Зачѣмъ, не надо меча!.. Не надо!! (падаетъ на подушки и стонетъ, потомъ понемногу стихаетъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 2-ое.

(Въ дверь тихо стучатъ. Ль еръ идетъ и отворяетъ. Изъ полуоткрывшейся двери показывается голова женщины).

Женщина (шопотомъ).

   Ну... какъ она?
   

Пьеръ (тоже вполголоса)

   Да ничего -- успокоилась будто... Металась все время.

(Изъ-за плеча женщины выглядываетъ еще голова. Женщина входитъ осторожно, а за ней люди обоего пола и разныхъ возрастовъ. Сцена понемногу наполняется народомъ).

Юноша (поспѣшно входя въ толпу)

   Вы знаете? Она повѣсила свои латы къ ногамъ Пресвятой Дѣвы, въ Соборѣ!
   

1-й изъ народа.

   Что ты? Когда?
   

Юноша.

   Да на разсвѣтѣ!.. сторожъ разсказывалъ... Сторожъ испугался -- думалъ привидѣніе... а это она, сама...
   

2-й изъ народа.

   Съ нами крестная сила...
   

3-й изъ народа.

   Да когда же это? (Пьеру) Ей худо все время, вѣдь было?
   

Пьеръ (смущенно)

   Вотъ должно быть... такъ и случилось... Именно что на разсвѣтѣ... умаялся я ночью... а тутъ и заснулъ. Вдругъ что меня толкнуло -- глаза открылъ -- гляжу -- а ее нѣтъ!.. Страхъ меня взялъ -- хотѣлъ бѣжать, розыскивать... Смотрю: дверь распахнулась -- смотрю: идетъ... блѣдная, едва ногами переступаетъ.. Я къ ней -- а она только такъ (показываетъ) повела рукой, чтобы я не подступалъ, да прямо къ кровати... Значитъ въ это самое время она и ходила въ церковь... вотъ что!
   

1-й изъ народа.

   Прогнѣвили мы вѣрно Бога -- бѣдствія на насъ пошли.
   

2-й изъ народа.

   Только бы Господь ее сохранилъ... Молиться надо дружно.
   

3-й изъ народа.

   Да какъ это горе случилось? Разскажи ты намъ милый.
   

Пьеръ.

   Про Парижъ?
   

Всѣ.

   Ну да!.. да!.. да!..
   

Пьеръ.

   Охъ... Ужъ и вспоминать -- все сердце перевертывается.
   

Всѣ.

   Ну!.. ну!..
   

Пьеръ.

   Вотъ пошли мы на Парижъ... Король сперва, вѣдь, согласился... потомъ сталъ тянуть... Жанна его умолила -- онъ опять согласился... И вотъ мы идемъ... Жанна веселая такая, глаза сверкаютъ... Солдаты тоже бодрые, глядятъ на нее радуются. Подошли мы ужъ близко, совсѣмъ близко... вдругъ слышимъ топотъ... Насъ обогнали и прямо вскачь къ Жаннѣ подъѣхалъ графъ Клермонскій: "Именемъ короля приказываю тебѣ остановиться"... А Жанна все ѣдетъ... "Ни шагу дальше. Король запрещаетъ тебѣ аттаку Парижа"... и отдалъ Жаннѣ бумагу отъ короля.
   

Женщина.

   Ахъ, Господи... вотъ гдѣ бѣда!..
   

1-й изъ народа.

   Погоди хныкать -- не перебивай!.. Ну, ну!
   

Пьеръ.

   Я весь похолодѣлъ. Думаю: что будетъ съ нею? Лицо у нея стало какъ мертвое. Она повернулась къ графу и говоритъ: "Хорошо. Передай -- хорошо, я возвращусь назадъ съ войскомъ"... Ну думаю, все пропало.. Стоятъ солдаты мрачные, глядятъ сердито... Вдругъ она встряхнула головой и крикнула: Король не хочетъ, чтобы мы вошли въ Парижъ съ этой стороны -- повернемъ назадъ и войдемъ оттуда, гдѣ мостъ. Это она про тотъ мостъ сказала, что герцогъ Алансонскій въ ночь выстроилъ черезъ Сену... Повернули... идемъ... Жарко, войско дышетъ тяжело, но идутъ, не ропщутъ... Подходимъ... только доски да лодки -- мостъ разрушенъ!..

(въ толпѣ возгласы ужаса).

   

Пьеръ.

   Это Ла-Тремуль, говорятъ, такъ велѣлъ.
   

1-й изъ народа.

   Ахъ, проклятый!.. Хуже чѣмъ врагъ!
   

2-й изъ народа.

   И что король его не выгонитъ?!
   

3-й изъ народа.

   Да, выгонишь, когда король ему столько, говорятъ долженъ, что вѣкъ не выплатишь!
   

5-й изъ народа.

   Деньги-то у него все равно не свои, а англійскія.
   

4-й изъ народа.

   Ужъ тамъ свои ли, не свои -- а король у него въ лапахъ.
   

2-й изъ народа.

   Чтобъ ему сдохнуть подлой жабѣ!
   

Пьеръ.

   Давно пора, да говорятъ, такая гадина, и смерти не нужна.
   

1-ый изъ народа.

   Ну, ну... досказывай дальше!
   

Пьеръ.

   Жанна спрыгнула съ коня, упала на землю, стала биться... Я думалъ тутъ и кончится... Ну ужъ отвѣтили бы мнѣ тогда за нее и совѣтники, да и самъ король!

(въ толпѣ волненіе).

3-й изъ народа.

   Молиться надо, чтобы мимо прошла бѣда!..
   

1-й изъ народа.

   Пусть священники цѣлый день служатъ!
   

Юноша.

   Пойдемъ по улицамъ съ криками, чтобы весь городъ узналъ.
   

Жанна
(тихо застонала, Пьеръ идетъ къ ея постели).

Женщина (испуганно).

   Шш.. шш... не шумите... обезпокоите ее... Въ церковь... въ церковь скорѣй!..

(Понемногу расходятся всѣ, продолжая говорить вполголоса).

   

ЯВЛЕНІЕ 3-е

Жанна и Пьеръ (смачиваетъ ей голову водой). Молчаніе.

Жанна
(тихо стонетъ, потомъ приподнимается и смотритъ съ недоумѣніемъ).

   Что это?... Что это?...
   

Пьеръ.

   Ничего, родная... Это я -- водой... Думалъ тебѣ лучше будетъ.
   

Жанна.

   Ахъ, это ты!.. Я говорила что нибудь?
   

Пьеръ.

   Ты мучилась.
   

Жанна.

   Что же они не идутъ?
   

Пьеръ.

   Были люди... Всѣ объ тебѣ тревожатся. Зачѣмъ же ты повѣсила латы? Люди испугались.
   

Жанна.

   Тише!.. Знаменье мнѣ было... Такъ надо!... Глаза у меня были открыты ночью, и я видѣла сама себя... Поле большое, безъ конца... и я шла... А по небу летѣли Архангелъ, Св. Екатерина, Св. Маргарита... прозрачные... Небо голубое -- голубое было... И во мнѣ такъ, какъ будто тоже небо... и тоже... голубое... Я шла... Знамя было, въ одной рукѣ, въ другой -- я держала мечъ. Оно трепетало мое знамя и развертывалось по вѣтру., широкое... И лиліи, золотыя лиліи, какъ огни сверкали на немъ... Вдругъ я не знаю, какъ, откуда?... передо мной видѣніе точно изъ земли... Онъ былъ темный, какъ туча... Онъ позвалъ меня и я пошла... Зачѣмъ?... не знаю... А святые полетѣли дальше... И вдругъ точно я въ лѣсу... Много., много деревьевъ, птицы летали низко и кричали... вѣтеръ свистѣлъ, громъ грохоталъ... налетѣла буря и оглушила меня... А когда я очнулась -- знамя лежало на землѣ, а въ рукахъ... въ рукахъ былъ только... мечъ... (со страхомъ) Ты понялъ Пьеръ?... ты понялъ?
   

Пьеръ.

   Нѣтъ, нѣтъ!.. не понимаю.
   

Жанна.

   То страшное знаменье -- моя погибель близко!
   

Пьеръ.

   Ну чего тамъ! Больна ты -- вотъ и все. Рана заживетъ и поправишься.
   

Жанна.

   Нѣтъ.... то, другое -- что прежде во мнѣ -- не вернется!.. Со мной говорили небесные голоса, а я послушалась-тѣхъ, кто отъ земли... Мнѣ было веленіе послѣ Реймса домой, а я осталась гордыня меня ослѣпила... И вотъ я ранена... и вотъ пошли несчастія...
   

Пьеръ.

   Полно. Несчастія твои отъ людей... Люди подлецы -- а ты чѣмъ виновата?...
   

Жанна.

   Нѣтъ, нѣтъ, я превысила Волю!.. Слушай: если твой Богъ въ тебѣ скажетъ: "Иди!" и ты нарушишь -- или "стой!" и ты пойдешь -- жди погибели. (Съ отчаяніемъ). И вотъ темно... темно теперь... Не знаю куда идти... Святые мои улетѣли далеко... Я оскорбила небесные голоса!.. (въ галлюцинаціи). Видишь: туманъ... сѣрый туманъ!.. И тамъ, тамъ сверкаютъ мечи, ихъ много... цѣлый лѣсъ... они двигаются... Ближе... ближе... идутъ... Спрячь меня!.. Спрячь! Погибаю!..

(Рыдаетъ -- припавъ къ по плечу).

Пьеръ (со слезами).

   Полно голубушка!.. Ну, перестань!.. Я не могу тоже... не мучайся... Ну успокойся... (Въ дверь стучатъ).
   

Жанна (оборачиваясь).

   А? Что? За мной пришли? (Пьеръ отворяетъ дверь).
   

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

Тѣ-же и Мецъ.

Мецъ (входитъ).

   Ла-Гиръ и Дюнуа хотятъ тебя видѣть. Они у дверей. Но, если тебѣ худо...
   

Жанна (перебивая)

   Нѣтъ, нѣтъ... Я сейчасъ... я хочу ихъ видѣть!..
   

Пьеръ.

   Да, вѣдь, тебѣ трудно.
   

Жанна.

   Нѣтъ, я должна сказать имъ... Скорѣй, скорѣй!.. Пусть войдутъ.... (Мецъ уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 5-е.

Жанна, Пьеръ, потомъ Мецъ, Ла-Гиръ и Дюнуа.

Пьеръ.

   Эхъ Жанна! Не жалѣешь ты себя... вотъ что! (входятъ Мецъ, Ла-Гиръ и Дюнуа).
   

Ла-Гиръ.

   Ну что-же? Вотъ ты и молодцомъ... Довольно бабиться -- пора садиться на коня?
   

Дюнуа.

   Ла-Гиръ шутитъ, какъ всегда. Лучше побереги себя.
   

Жанна.

   Я... я... вотъ... (не можетъ говоритъ отъ волненія).
   

Мецъ.

   Видишь, ты слабая какая... Мы лучше послѣ...
   

Жанна.

   Я... я хочу... (справясь съ волненіемъ) Прощайте -- я ухожу.
   

Всѣ (почти въ одинъ голосъ).

   Какъ? Какъ?.. Зачѣмъ?
   

Жанна.

   Такъ надо! Такъ надо!
   

Ла-Гиръ.

   Да кто же тебя отпуститъ?
   

Дюнуа.

   Или ты это изъ за Парижа? Такъ развѣ мало твоихъ побѣдъ? А впереди тебя ждутъ еще новыя...
   

Ла-Гиръ.

   А если ты въ войскѣ усумнилась -- стыдно тебѣ.
   

Мецъ.

   Солдаты боготворятъ тебя!
   

Ла-Гиръ.

   Можетъ быть тебя смущаютъ нѣкоторые подлецы? Такъ вѣдь, таковъ родъ людской: эта тварь вездѣ заведется...
   

Дюнуа.

   Смотри: дерево въ лѣсу -- на немъ наросты... Не пропадать же дереву изъ за нихъ! А ты хочешь рубить его!
   

Жанна. (сурово)

   Ла-Тремуль всегда напротивъ... распри... ненависть. Я посѣяла злобу. Уйду -- будетъ миръ.
   

Ла-Гиръ. (возмущенный)

   Какъ? Такъ изъ за этого мерзавца? Я ломаю тогда мои латы. Чортъ съ ними!
   

Дюнуа.

   Мы скажемъ королю: пусть выбираетъ между имъ и нами!
   

Ла-Гиръ.

   Я кликну кличъ, соберу рыцарей! Я знаю всѣ честные оставятъ войско -- останутся трусы и подлецы!
   

Дюнуа.

   Ну и пусть покажетъ тогда король, кто ему ближе -- родина или этотъ жалкій прихвостенъ?
   

Мецъ (подходитъ къ Жаннѣ, съ волненіемъ).

   Въ тотъ день, когда ты уйдешь -- я убью себя.
   

Жанна (вскинувъ на него гнѣвный взглядъ).

   Стыдись! Жизнь и смерть -- въ рукахъ Божіихъ!
   

Дюнуа.

   Или тебѣ не жалко всѣхъ насъ? Мы были тебѣ вѣрными друзьями, а ты изъ за какой-то жалкой твари, бросаешь насъ! За что?
   

Жанна.

   Да нѣтъ-же, нѣтъ!... Вы слышите: Воля нарушена... Или хотите вы, чтобы я совсѣмъ погибла?... Оставьте!.. Не надо!.. Я больше ни слова не скажу!..
   

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

Тѣ-же, Пажъ, потомъ Карлъ и Іоланда.

Пажъ (поспѣшно вбѣгая).

   Король! Король!

(Входитъ Карлъ, въ сопровожденіи Іоланды. Дюнуа, Ла-Гиръ и Мецъ стоятъ у изголовья Жанны, Пьеръ поддерживаетъ ее).

Карлъ
(подходитъ къ постели и останавливается въ ногахъ. Онъ взволнованъ).

   Жанна! Ко мнѣ явились подданные въ смятеніи... Ужасъ овладѣлъ городомъ... На улицахъ волненіе -- собираются., молятся... Ты повѣсила свои латы въ церкви. Что это значитъ? Зачѣмъ?
   

Жанна (медленно)

   Я больше не достойна ихъ носить.
   

Карлъ.

   Латы даровалъ тебѣ я, и отнять ихъ могу только я одинъ; а я тебѣ не разрѣшалъ.
   

Жанна (со страхомъ)

   Нѣтъ! Нѣтъ! нѣтъ! Я больше не поддамся голосу человѣческому.
   

Іоланда.

   Жанна, вѣдь, тебя трогаютъ слезы -- ты добра, тебя не можетъ не тронуть мое горе... Я плачу о будущности дочери и внуковъ... Сжалься надо мною!
   

Жанна.

   Молчатъ небесные голоса!
   

Карлъ.

   Я твой повелитель -- я тебѣ приказываю!
   

Жанна (сурово).

   Ты король Франціи.
   

Карлъ.

   Но ты моя подданная.
   

Жанна.

   Я слуга Божья.
   

Іоланда.

   Жанна, сжалься! Все счастье королевской семьи отъ тебя... Не погуби начатаго дѣла, доведи до конца!
   

Жанна (откидываясь навзничь).

   Огонь высоко... да неба!... Сердце мое горитъ... кровь стекаетъ по каплѣ...
   

Дюнуа (становится на колѣни).

   Я передъ Богомъ и королемъ только сгибалъ колѣни... Я умоляю: не покидай насъ!
   

Ла-Гиръ.

   Ты уйдешь -- все разлетится прахомъ!
   

Мецъ.

   Не уходи! Не уходи!
   

Жанна (мечется и стонетъ).

   Давитъ меня!.. давитъ!..
   

Карлъ.

   Слушай... Прости, что я приказывалъ... И я... я умоляю!.. Вѣдь ты все знаешь... У меня... я... нѣтъ спасенія... Не губи!..
   

Ла-Гиръ.

   Жанна, опомнись! Народъ, спасенный тобою -- погибаетъ!
   

Жанна (вскочивъ, какъ громомъ пораженная).

   Народъ?.. народъ?.. нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ!... Спасать его! Спасать!!!... (какъ бы въ экстазѣ). Гдѣ мое знамя? Дайте мнѣ знамя! Я высоко подниму его надъ народомъ... Пусть сердце мое горитъ, пусть горитъ!.. Изъ, пламени -- вѣчная жизнь... Скройтесь люди!.. Огня не будетъ -- все уйдетъ... Душа полетитъ... Лети душа... лети...

(Всѣ съ благоговѣніемъ склоняются предъ нею).

ЗАНАВѢСЪ.

   

Картина 2-я.

Дѣйствующія лица:

   КАРЛЪ VII.
   ЛА-ТРЕМУЛЬ.
   ГОКУРЪ.
   ЛЮСИ ЛЮВЕТЪ.
   МЕЦЪ.
   ПРИДВОРНЫЕ (кавалеры и дамы).
   Дѣйствующіе въ фирсѣ:
   РЫЦАРЬ.
   КУПЕЦЪ.
   ПАСТУХЪ.
   ВРЕМЯ
   ТОЛСТАЯ ДАМА. (РАСХОДЪ).

Между 1-й и 2-й картинами проходитъ нѣсколько мѣсяцевъ.

Буржъ. Залъ въ королевскомъ замкѣ. Помостъ для представленія.

   

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

Ла-Тремуль и Гокуръ.

Ла-Тремуль.

   Только чтобы ничего оскорбляющаго королевскую власть.
   

Гокуръ.

   Нѣтъ, тутъ насмѣшка надъ денежными расходами.
   

Ла-Тремуль. (просматривая)

   Да, да... и смѣшно... Главное, чтобы было смѣшно.
   

Гокуръ.

   Кажется, что смѣшно.
   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

Тѣ-же и Люси (встревоженная).

Люси.

   Король не здѣсь?
   

Ла-Тремуль.

   Еще рано. Онъ въ своихъ покояхъ.
   

Люси.

   Король пропалъ -- нигдѣ не найти.
   

Ла-Тремуль.

   Въ покояхъ.
   

Люси.

   Да нѣтъ его тамъ! Нѣтъ!.. Людей послали искать... Они обошли весь паркъ.
   

Ла-Тремуль.

   Что за чертовщина!..
   

Люси.

   Приходилъ ко мнѣ,-- и все время молчалъ, потомъ убѣжалъ... и теперь не найти его...
   

Ла-Тремуль.

   Охъ, ужъ это мнѣ!.. Всякій день новости. (Уходитъ вмѣстѣ съ Люси, но тотчасъ-же возвращается).
   

Ла-Тремуль (Гокуру).

   Ступайте къ комедіантамъ -- давайте указанія. Я сейчасъ вернусь.
   

ЯВЛЕНІЕ 3-ое.

Гокуръ, Ла-Тремуль и Карлъ.
(показывается въ глубинѣ. У нею блѣдное, растерянное лицо, заплаканные глаза).

Гокуръ (замѣтивъ появленіе Карла -- вполголоса Ла-Тремулю)

   Король! (уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 4.

Ла-Тремуль и Карлъ Ла-Тремуль.

   Ахъ!.. (обернувшись видитъ Карла, который продолжаетъ, въ глубокомъ раздумьи, медленно подниматься впередъ) Государь, васъ ищутъ вездѣ...
   

Карлъ (вздрагивая).

   А!.. Что?... Гонцы изъ Компьена?...
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, Государь... Я искалъ васъ, чтобы доложить о представленіи. Оно начнется черезъ часъ.
   

Карлъ.

   Я боюсь, Ла-Тремуль!..
   

Ла-Тремуль.

   Вы изволили плохо провести ночь, вѣроятно...
   

Карлъ (испуганно).

   А ты узналъ?... Откуда.
   

Ла-Тремуль.

   Я такъ предполагаю.
   

Карлъ.

   Два дня никакихъ извѣстій съ поля битвы!
   

Ла-Тремуль.

   Навѣрно идетъ отлично.
   

Карлъ.

   Я тебѣ все разскажу. Съ тѣхъ поръ, какъ она ушла на помощь Компьеню -- мнѣ страшно. Сегодня всю ночь я не спалъ... Я боюсь -- не знаю чего!.. Или это грѣхи мои приходятъ меня мучить?.. Надо построить храмъ... высокій храмъ... и каяться и поститься... Я убѣжалъ изъ своей спальни, къ женѣ, но и тамъ мнѣ было страшно... и она казалась страшная!.. Ла-Тремуль, одурмань меня чѣмъ нибудь, заставь кипѣть мою кровь, дай отравы, дай безумья, чтобы я ничего не помнилъ!..
   

Ла-Тремуль.

   Я готовъ, Государь, но чѣмъ -- не знаю... Если надоѣла Люси -- можно другую... Я ужъ намѣтилъ одну.
   

Карлъ.

   Нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ!.. Уйти куда нибудь, скрыться!.. Я сейчасъ спрятался въ гротъ... Я слышалъ какъ меня звали, какъ искали меня... ха, ха, ха!.. и мнѣ было забавно, весело, что не могутъ найти -- потому что всѣ страшные... Топотъ! Ты слышишь?.. Гонцы!..
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, это дождь стучитъ.
   

Карлъ.

   Какъ могильщикъ заколачиваетъ гробъ... Правда?.. Такъ будетъ стучать могильщикъ: стукъ, стукъ, стукъ... Убѣжимъ, Ла-Тремуль, и спрячемся въ башнѣ, высоко надъ землей... ты и я -- вдвоемъ... Окна узкія, какъ щели, чтобы никто не видалъ!..
   

Ла-Тремуль.

   Вы очень встревожены, Государь... Я долженъ напомнить вамъ: представленіе скоро начнется... Этикетъ требуетъ отъ Короля любезности и спокойствія... вы король Франціи.
   

Карлъ (не слушая).

   Опять топотъ?
   

Ла-Тремуль.

   Нѣтъ, Государь, успокойтесь!.. Я осмѣлюсь посовѣтовать вамъ -- пожаловать въ свои покои. Я приду за вами., когда будетъ начало.
   

Карлъ.

   Оставь меня здѣсь... Здѣсь не такъ страшно.
   

ЯВЛЕНІЕ 5-ое.

Тѣ-же и Люси.
(показывается въ глубинѣ).

Ла-Тремуль (ей, тихо).

   А, вотъ отлично... Постарайтесь поразвлечь... Какъ можно ласковѣе, моя кошечка. (Уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 6-ое.

Карлъ и Люси.

Люси.
(подходитъ къ Карлу, сидящему въ задумчивости).

   Государь...
   

Карлъ.
(вздрагиваетъ и, не видя ее, говоритъ)

   Зачѣмъ... зачѣмъ пришли?.. Уйдите.
   

Люси (дотрогиваясъ до его плеча).

   Это я -- вѣрная, любящая Люси!
   

Карлъ (обернувшись къ ней).

   Ахъ, вы... Вы говорите: любящая... это хорошо... когда любятъ... Вѣдь хорошо?
   

Люси.

   Я обожаю васъ, Государь.
   

Карлъ.

   Да?.. Такъ убѣжимъ куда нибудь, далеко, вдвоемъ... Чтобы такъ тихо вокругъ...
   

Люси.

   Зачѣмъ тихо? Я люблю блескъ и шумъ... И если я вамъ дорога хотя немного... А я, вѣдь, вамъ мила? Да?.. Вы должны быть счастливы, когда такъ весело кругомъ.
   

Карлъ.

   Вамъ весело?
   

Люси.

   Ахъ, очень.
   

Карлъ.

   Мнѣ никогда не бываетъ весело.
   

Люси.

   Вы такъ часто смѣетесь, Государь...
   

Карлъ.

   А внутри у меня... Я хохочу, бѣшусь -- а тамъ грызетъ, грызетъ... Люси, любите меня, ласкайте меня больше, больше!
   

Люси.

   Милый, я васъ обожаю. (Обнимаетъ и цѣлуетъ).
   

Карлъ
(порывисто отстраняетъ ее).

   Нѣтъ, нѣтъ! Не то!.. не то!.. (ходитъ въ волненіи). (Ла-Тремуль подслушиваетъ. Всякій разъ, какъ Карлъ поворачивается въ его сторону -- прячется, потомъ опятъ выглядываетъ).
   

Люси (обиженно).

   Да, разумѣется, я не похожа на мужичку.
   

Карлъ.

   Что?
   

Люси.

   Я говорю, что всѣ ваши мысли объ ней! А она противная, противная. Я ее ненавижу -- вашу мужичку!..
   

Карлъ.

   Остановитесь! Вамъ о ней говорить нельзя...
   

Люси.

   Вотъ еще!.. Я обижена, и я ее ненавижу.
   

Карлъ.

   Вы женщина!
   

Люси.

   Скажите!.. А она не женщина? Только представляется святошей.
   

Карлъ.

   Тамъ чудо, я вамъ говорю!.. Оставьте...оставьте!.. Молчите! Я могу быть грубъ съ вами, а я не хочу васъ оскорблять... (Ждетъ быстро направо).

(Ла-Тремуль преграждаетъ ему путь).

   

ЯВЛЕНІЕ 7-ое.

Тѣ-же и Ла-Тремуль.

Ла-Тремуль.

   Государь!.. государь!... Сейчасъ начнется представленіе!
   

Карлъ.

   Поди прочь!
   

Ла-Тремуль.

   Всѣ собрались и ждутъ въ сосѣдней залѣ -- ждутъ разрѣшенія войти. Пожалуйте -- вотъ ваше мѣсто. (Беретъ Карла подъ руку, подводитъ къ креслу и усаживаетъ. Затѣмъ, проходя мимо Люси говоритъ ей вполголоса) Я взбѣшенъ! Вы вели себя глупо! (Отходитъ и кричитъ въ двери налѣво). Прошу дамъ и кавалеровъ -- сейчасъ начало! Король уже изволилъ пожаловать.
   

ЯВЛЕНІЕ 8.

   Придворные (дамы и кавалеры) входятъ и занимаютъ мѣста; начинается представленіе.

Пьеса.

(На сценѣ).

Пастухъ.
(Вхдитъ, свистя въ свирѣль и приплясывая).

   Ду-ду-ду! Ду-ду-ду! Ду-ду-ду! А хорошо жить на свѣтѣ!.. Вотъ купилъ себѣ плащъ (разсматриваетъ плащъ)... Нигдѣ нѣтъ дырокъ... Ай да плащъ!.. Теперь всѣ дѣвчонки побѣгутъ ко мнѣ, и я забирай любую!.. Вотъ и шляпа (разглядываетъ шляпу)... Тоже хороша... похожа на пивную бочку... Ду-ду-ду! Ду-ду-ду! Можно жить на свѣтѣ... Ай, гдѣ мои козы? Гдѣ мои козы?.. (Бѣжитъ искать).

(Входитъ рыцарь).

Рыцарь (мрачно).

   Былъ у меня замокъ, вѣрные слуги, пышныя одежды, драгоцѣнныя камни... Теперь все пррровалилось въ тарртаррарры, все сожралъ прроклятый расходъ! Если бы я зналъ страну, гдѣ онъ находится -- я сѣлъ бы на коня и помчался бы въ ту страну, навѣрно наполненную черртями и вѣдьмами... Я взялъ бы какого нибудь черта за хвостъ, а вѣдьму за космы, и заставилъ бы найти мнѣ расходъ, чтобы уничтожить его, какъ онъ рразорилъ меня! (Отходитъ гордо въ глубину).

(Входитъ купецъ).

Купецъ.

   Oxo-xo-xo... Гдѣ мои денежки? Гдѣ мои денежки? Никому не посовѣтую жениться. Жена это порожденіе ада! Всѣ денежки ушли -- всѣ она сожрала. Она достойна, чтобы обратить ее въ тѣсто и поставить въ печку -- пусть печется въ жарѣ. Тогда будетъ знать, что значатъ денежки.

(Вбѣгаетъ пастухъ).

Пастухъ.

   Бѣда! Пропали мои козы! Пока я любовался плащемъ и шляпой -- всѣхъ козъ зарѣзалъ волкъ... Зачѣмъ я купилъ проклятый плащъ?!. Козы были бы цѣлы. О-о-о!

(Реветъ, вытирая кулаками слезы).
(Входитъ
Время съ косой).

Время.

   Бумъ! Бумъ! Бумъ! Узнайте гдѣ ваша погибель! (Скрывается).

(Появляется Толстая дама въ розовомъ платьѣ).

Толстая дама.

   Хи-хи-хи! Ха-ха-ха! Какъ весело имѣть много любовниковъ -- оттого я такая и толстая... Славный воздухъ -- пріятно прогуляться. У меня четыре стороны: двѣ руки, затылокъ и лицо. У меня три любовника: рыцарь, купецъ, пастухъ... четвертая сторона -- пустая... Надо подыскать придворнаго.
   

Рыцарь.

   Ахъ, какая толстая дама! Надо приволокнуться. Я люблю толстыхъ!.. Прекраснѣйшая, я могу обратить на себя ваше вниманіе?
   

Толстая дама.

   Что вамъ угодно доблестный рыцарь?
   

Рыцарь.

   Возьмите меня въ любовники.
   

Толстая дама.

   У меня уже трое.
   

Рыцарь.

   И всѣхъ надуваете?
   

Толстая дама.

   Нѣтъ я вѣрна каждому... Вы мнѣ не годитесь -- я ищу придворнаго. Купецъ.
   Ахъ, какая вкусная! Чудеснѣйшая дама, какъ вы богато одѣты... какое пышное платье!..
   

Толстая дама.

   Я безъ платья еще лучше.
   

Купецъ.

   Такъ сбросьте его... Ахъ, какъ я буду счастливъ!..
   

Пастухъ.

   Ну, эта будетъ пожирнѣе всѣхъ нашихъ дѣвчонокъ... Красавицая васъ люблю -- полюбите меня! Я умѣю плясать и играть на дудкѣ! (Дуетъ въ кулаки и приплясываетъ). Ду-ду-ду!.. Ду-ду-ду!..
   

Время (показывается въ глубинѣ).

Время.

   Бумъ! бумъ! бумъ! бумъ! Узнайте -- это Расходъ!

(Скрывается).

   

Пастухъ.

   Такъ это ты проклятый Расходъ?
   

Купецъ.

   Такъ это ты чертовка слопала мои деньги?
   

Рыцарь.

   Мщеніе! Мщеніе!.. Ты отняла мои богатства!
   

Пастухъ.

   Изъ за твоего толстаго брюха, я купилъ плащъ, и пропали мои козы! Ну, теперь я поиграю на твоей жирной спинѣ! (Бьетъ ее кулаками). Ду-ду-ду!.. Ду-ду-ду!.. Ду-ду-ду!..

(Рыцарь выхватываетъ мечъ и бьетъ имъ даму плашмя, купецъ колотитъ палкой. Дама кричитъ и изъ подъ платья у нея падаютъ мѣшки съ золотомъ. Время показывается въ глубинѣ и хохочетъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 9-ое.

Тѣ-же и Мецъ (врываясь).

Мецъ.

   Остановите представленіе! (Всѣ оборачиваются) Остановите! (Представленіе прекращается. Нѣкоторые встаютъ съ своихъ мѣстъ. Общее смятеніе).
   

Мецъ.

   Кричите! Войте! Рыдайте! Рвите одежды! Она въ плѣну!!!
   

Карлъ
(вскакиваетъ и шатаясь идетъ къ авансценѣ).

   Коня! Коня!.. Коня!.. Къ ней... за ней... Гдѣ?... А-а-а... Она... (Падаетъ на руки подоспѣвшихъ придворныхъ. Его усаживаютъ въ глубокое кресло).
   

Ла-Тремуль
(въ бѣшенствѣ, бросаясь къ Мецу).

   Какъ смѣли вы ворваться?.. Вы отвѣчаете за жизнь короля!
   

Мецъ.

   А, пусть всѣ погибаютъ! Пусть все погибнетъ -- когда она погибла!!!
   

Ла-Тремуль

   Уведите его!

(Придворные набрасываются на Меца).

Мецъ.

   Убейте меня -- ее все равно не вернуть!
   

Придворный
(изъ группы, окружившей короля).

   Шш-ш!.. Онъ, кажется, приходитъ въ себя!..
   

Ла-Тремуль (торопливо).

   Уйдите, уйдите всѣ!.. Скорѣй! скорѣй! (Всѣ расходятся).
   

ЯВЛЕНІЕ 10-ое.

Карлъ и Ла-Тремуль.

Карлъ.

   Ла-Тремуль!..
   

Ла-Тремуль.

   Государь...
   

Карлъ.

   Это сонъ?.. Привидѣніе?.. Или правда?!
   

Ла-Тремуль.

   Успокойтесь, государь...
   

Карлъ (нетерпѣливо).

   Ахъ, да говори!..
   

Ла-Тремуль.

   Хотя и правда -- отчаиваться нечего.
   

Карлъ.

   Правда?.. Такъ это правда? О, Ла-тремуль... все по гибло!.. Надежда, счастье, все!.. За что ты наказалъ меня... Богъ?.. За что?.. Или грѣхи мои такъ ужасны?!. Ангелы... Святые... молитесь за меня!.. Богъ неба... вселенной... преисподней -- спаси!!.... Номы ее выкупимъ!.. мы ее выкупимъ!.. Ла-Тремуль, денегъ... денегъ... денегъ немедленно!!.
   

Ла-Тремуль.

   Государь, выслушайте спокойно...
   

Карлъ.

   Спокойно? Жизнь погибаетъ... О, подлая душа, ничтожество, мерзавецъ, предатель, трусъ, ползущій гадъ -- уйди!.. Я могу убить тебя!..
   

Ла-Тремуль.

   А-а... Такъ? извольте -- я уйду.
   

Карлъ (съ испугомъ).

   Ла-Тремуль!.. Ла-Тремуль!.. Куда? стой. (Ла-Тремуль останавливается). Что-же дѣлать?.. (Опускается въ кресло).
   

Ла-Тремуль.

   Не знаю.
   

Карлъ.

   Какъ спасти ее?
   

Ла-Тремуль.

   Не знаю.
   

Карлъ.

   Что будетъ съ Франціей?
   

Ла-Тремуль.

   Не знаю.
   

Карлъ.

   Что станется со мной?
   

Ла-Тремуль.

   Не знаю.
   

Карлъ (въ отчаяніи).

   А-а-а! Говори мнѣ дерзости, ругай, бей, истязай меня... но только не это "не знаю"!..
   

Ла-Тремуль.

   Я хотѣлъ предложить... но былъ позорно выгнанъ.
   

Карлъ.

   Ну говори... говори!
   

Ла-Тремуль.

   Есть извѣстіе объ одномъ пастухѣ: онъ также имѣетъ видѣнія... (Карлъ выражаетъ нетерпѣніе). Не прерывайте меня, Государь. Онъ также имѣетъ видѣнія, какъ и она... Мы можемъ поставить его во главѣ войска -- и наше дѣло выиграно.
   

Карлъ.

   Нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ!.. Она одна...
   

Ла-Тремуль (про себя).

   Пришло время топтать -- пришло!
   

Карлъ.

   Что ты говоришь, Ла-Тремуль?..
   

Ла-Тремуль.

   Я говорю -- все въ Божьей волѣ, Государь... Молитесь и вѣрьте.
   

Карлъ (съ отчаяніемъ).

   Нѣтъ, нѣтъ! Все кончено!.. Чудо... чудо два раза не бываетъ!.. (Опускаетъ голову и тихо рыдаетъ).
   

Ла-Тремуль
(отойдя отъ него на другую сторону сцены).

   А! Ты на землѣ теперь, мужичка -- пришло время тебя тебя топтать!!.

ЗАНАВѢСЪ.

Конецъ IV дѣйствія.

   

ДѢЙСТВІЕ V.

КАРТИНА I.

Дѣйствующія лица:

   ГЕРЦОГЪ ЛЮКСАМБУРГСКІЙ.
   ГЕРЦОГИНЯ ГОРТЕНЗІЯ, его жена.
   ПАЖЪ.
   КОМНАТА ВЪ ЗАМКѢ ГЕРЦОГА
   ЖЮЛЬ ГАЛЛОТЪ, совѣтникъ англійскаго короля.
   КОШОНЪ.
   СТОРОЖЪ (тюремщикъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 1.

Герцогъ и Гортензія.

(Герцогъ въ раздумьи ходитъ по комнатѣ. Гортензія, сидя въ нѣкоторомъ отдаленіи, слѣдитъ за нимъ).

Герцогъ.

   Не знаю какъ поступить?.. Письмо отъ Главнаго викарія инквизиціи... Ну!жно послать отвѣтъ... и я не знаю... положительно не знаю! (Хлопаетъ въ ладони).
   

Гортензія.

   Ты что?
   

Герцогъ.

   Узнать хочу о плѣнной. (Входитъ пажъ).
   

Герцогъ.

   Позвать ко мнѣ сторожа башни. (Пажъ уходитъ).
   

Гортензія.

   Прочти мнѣ письмо.
   

Герцогъ
(достаетъ изъ бюро бумагу, садится возлѣ жены и читаетъ):

   "Властью, данной намъ Св. римскимъ престоломъ, и влекомые желаніемъ дѣйствовать на пользу преславной великой и истинной отъ вѣковъ, католической вѣры, мы, Главный викарій инквизиціи, требуемъ, чтобы женщина, называемая Орлеанской дѣвой, заподозрѣнная нами во многихъ преступленіяхъ ереси, была доставлена намъ, какъ плѣнница".
   

Гортензія.

   Что-же, ослушаться страшно?
   

Герцогъ.

   Я могу получить хорошій выкупъ за нее отъ Карла VII или отъ англичанъ, и вмѣшательство въ это дѣло инквизиціи мнѣ не нравится.
   

Гортензія.

   Какъ отъ англичанъ? развѣ ты... Тебѣ не жаль ее?..
   

Герцогъ.

   Что дѣлать!.. Я союзникъ Англіи... Содержаніе войска стоитъ большихъ затратъ... Выкупъ за плѣнную поправитъ мои дѣла...
   

Гортензія.

   О, этотъ союзъ! Онъ мнѣ непріятенъ.
   

Герцогъ.

   Что дѣлать! Война. Идемъ туда гдѣ безопаснѣе.
   

ЯВЛЕНІЕ 2-ое.

Входитъ тюремщикъ.

Герцогъ.

   Все благополучно?
   

Тюремщикъ
(падая на колѣни).

   Виноватъ, Ваша Свѣтлость, виноватъ... Смилуйтесь.
   

Герцогъ.

   Что такое?
   

Тюремщикъ.

   Ночью выскочила она изъ окошка.
   

Герцогъ (гнѣвно).

   Какъ?
   

Тюремщикъ (со страхомъ).

   Бѣжать хотѣла... да я перехватилъ на полдорогѣ... И какъ не разшиблась -- дивно!.. Убиться могла бы на смерть.
   

Герцогъ.

   Смотри, не сбережешь -- наказаніе тебѣ жестокое.
   

Тюремщикъ.

   Смилуйтесь, Ваша Свѣтлость, вѣдь ей помогаютъ и ангелы и черти...
   

Герцогъ.

   Ступай.

(Тюремщикъ уходитъ).

   

ЯВЛЕНІЕ 3-ое.

Тѣ-же безъ тюремщика.

Герцогъ
(начинаетъ снова, съ волненіемъ, ходитъ взадъ и впередъ, по комнатѣ).

   Еще сбѣжитъ!.. Она моя плѣнная... военная добыча... честь моя охраняетъ ее... Надо усилить надзоръ!.. я отвѣчаю за нее и передъ Босомъ, и передъ королями.
   

Гортензія (тревожно).

   Карлъ VII вѣдь долженъ послать за ней? да?
   

Герцогъ.

   Я думаю... Онъ ей слишкомъ многимъ обязанъ и дастъ за нее высокій выкупъ... Я надѣюсь... Жду...
   

Гортензія.

   Ты только Франціи можешь отдать ее -- больше никому не правда-ли?..
   

Герцогъ (нерѣшительно).

   Да... мм... да...
   

Гортензія.
(быстро подходитъ къ Герцогу).

   Освободи ее!
   

Герцогъ.

   Нельзя.
   

Гортензія.

   Освободи -- умоляю тебя!.. Проклятіе падетъ на тѣхъ, кто причинитъ ей зло... Она не должна страдать, подъ нашей кровлей... Горе, горе страшное постигнетъ насъ!..
   

Герцогъ.

   Женскія бредни, милая!..
   

Гортензія.

   Нѣтъ, нѣтъ!.. Освободи!..
   

Герцогъ.

   Да не могу я -- говорю тебѣ.
   

Гортензія.

   Я не смѣю вмѣшиваться въ военныя дѣла -- я не понимаю ихъ... Но я знаю, я чувствую -- ты долженъ ее освободить! (Герцогъ молча переходитъ на другую сторону. Она идетъ за нимъ). Если ты любишь меня... если у тебя есть сердце!..
   

Герцогъ.

   Когда война-сердце молчитъ.
   

Гортензія.

   Проклятое время! Братъ возсталъ на брата, состраданіе спитъ, люди стали звѣрями... Освободи ее!.. Мнѣ больно, такъ больно, такъ больно, какъ бы я сама страдала. (Плачетъ).
   

Герцогъ.

   Ну успокойся... я... я постараюсь.
   

Гортензія
(обернувшись кладетъ ему руки на плечи и говоритъ порывисто).

   Ты чувствуешь, что нельзя сдѣлать ей зло? Тебѣ жалко ее?.. да?.. да?.. Ты чувствуешь?.. Обѣщай -- ты сдѣлаешь все для ея свободы -- обѣщай!..
   

Герцогъ (цѣлуетъ ее въ голову).

   Ступай милая, къ себѣ и вѣрь -- я сдѣлаю все (провожаетъ ее до дверей).
   

ЯВЛЕНІЕ 4-ое.

Герцогъ, Пажъ, потомъ Кошонъ и Галлотъ.

Пажъ (входитъ).

   Тамъ двое. Говорятъ по важному дѣлу къ Его Свѣтлости!

(Герцогъ дѣлаетъ знакъ впуститъ. Пажъ удаляется. Входитъ Кошонъ и Галлотъ).

Кошонъ.

   Миръ прекрасному дому сему, миръ обитателямъ его... Да проститъ насъ именитый властитель, если нашъ приходъ несвоевременъ. Мы признаны исполнить долгъ справедливости. Не осудите -- примите насъ.
   

Герцогъ (почтительно кланяясь).

   Ворота моего замка открыты для всѣхъ желающихъ посѣтить меня.
   

Кошонъ.

   Я сокрушаюсь -- сердцемъ сокрушаюсь, но въ смиреніи своемъ принялъ безропотно властью земной и небесной возложенное на меня порученіе.
   

Галлотъ.

   Король Англіи и Франціи Генрихъ VI, а за его малолѣтствомъ регентъ короля, великій герцогъ Бедфордъ, дали намъ полномочіе вести переговоры съ Вашей Свѣтлостью.

(Вручаетъ герцогу бумагу).

Герцогъ (прочтя возвращаетъ).

   Повинуюсь и готовъ выслушать.
   

Кошонъ.

   У васъ есть плѣнница...
   

Герцогъ (хмурясь).

   Я получилъ уже письмо отъ Викарія инквизиціи.
   

Кошонъ (съ удивленіемъ).

   Какъ? уже?
   

Галлотъ (злобно).

   Не дремали стало быть -- быстро пронюхали.
   

Кошонъ (смиренно).

   Викарій считаетъ своимъ правомъ выступить судьей въ этомъ дѣлѣ. Ну что-же -- такъ и должно быть. Но ему не было извѣстно, что трудное бремя это уже возложено на немощныя плечи мои. Судить поручено мнѣ.
   

Герцогъ (неохотно).

   Я не знаю... Какъ же съ Викаріемъ?..
   

Кошонъ.

   Повѣрьте -- мое, мое это право, Ваша Свѣтлость. Охъ... охъ -- мое!.. Епархія -- на коей была взята плѣнница -- моя. Народный бунтъ... т. е. нѣсколько негодяевъ -- потому что я былъ строгъ,-- изгнали меня изъ епархіи... но все же она была моя... И потому право судить -- мое, ничье больше (Поднимаетъ глаза къ небу). Охъ -- охъ!.. велики прегрѣшенія человѣческія, но милость Всевышняго еще больше!..
   

Галлотъ.

   Англійское правительство предлагаетъ вашей свѣтлости сдать въ его власть плѣнницу.
   

Герцогъ.

   Но я отвѣчаю за нею и передъ Франціей.
   

Галлотъ.

   Это игра словъ -- не больше. Франція -- пустой звукъ. Послѣ суда надъ колдуньей, побѣды ея будутъ не законны. Французскія провинціи снова перейдутъ въ нашу власть.
   

Герцогъ.

   Это еще не извѣстно, а я отвѣчаю за ея судьбу и передъ королемъ Карломъ VII-мъ.
   

Галлотъ.

   Васъ заботитъ эта кукла въ бумажной коронѣ? Не смѣшите! Король французскій -- Генрихъ VI-й, и регентъ его -- владыка вашей страны. Мы пріѣхали за плѣнной Ваша Свѣтлость.
   

Герцогъ.

   Я... я затрудняюсь... но долженъ отказать...
   

Кошонъ.

   Милосердіе и состраданіе похвальны, но упорство въ заблужденіяхъ ведетъ къ погибели.
   

Галлотъ.

   Мой языкъ будетъ яснѣе: Англія предлагаетъ за плѣнницу пять тысячъ ливровъ.
   

Герцогъ.

   Карлъ VII можетъ тоже пожелать ее выкупить.
   

Кошонъ.

   Не во грѣхъ будетъ мнѣ осужденіе ближняго, но средства казны Карла седьмого -- истощены.
   

Галлотъ.

   Мнѣ дано полномочіе прибавить еще тысячу. Пусть будетъ шесть.
   

Герцогъ.

   Въ ея жилахъ течетъ французская кровь, какъ и въ моихъ -- я не могу!
   

Кошонъ.

   Когда дьяволъ приходитъ на землю искушать -- онъ, часто принимаетъ личину женщины. Бойтесь коварства дьявола.
   

Галлотъ.

   Ваша Свѣтлость, вы навлекаете на себя гнѣвъ Англійскаго Короля... Вы нашъ союзникъ.
   

Герцогъ.

   Я очень огорченъ... но...
   

Кошонъ.

   Да не вмѣнятся въ прегрѣшеніе дому сему беззаконія его.
   

Герцогъ (вспыльчиво).

   Ваши слова оскорбительны!
   

Кошонъ.

   Нѣтъ, нѣтъ. Я сокрушаюсь о заблудшей душѣ вашей -- вы укрываете преступницу.
   

Галлотъ.

   Будьте благоразумны, Ваша Свѣтлость: Карлъ VII не можетъ предложить вамъ столько.
   

Кошонъ.

   Кто укрываетъ преступнаго -- гнѣвъ Божій на немъ, и кара великая постигнетъ его... Да спасется домъ сей отъ погибели!
   

Галлотъ.

   Я готовъ прибавить еще. Семь тысячъ.
   

Кошонъ.

   Послушайте совѣта благостнаго... Карлъ VII разоренъ совсѣмъ.
   

Герцогъ.
(послѣ минутнаго молчанія, видимо колеблясь).

   Не... не могу я...
   

Галлотъ.

   Восемь... (Молчаніе). Девять тысячъ.
   

Герцогъ.
(Борьба въ немъ еще замѣтнѣе).

   Нѣ... нѣтъ...
   

Кошонъ.

   Высокая цѣна! Благородная цѣна! Почти что выкупъ особы королевской крови... Смирись сердце упорнаго, про: свѣтись разумъ помраченнаго, прозри слѣпой.
   

Галлотъ.

   Десять тысячъ!

(Герцогъ вздрагиваетъ).

Галлотъ.

   Послѣднее слово -- десять тысячъ!

(Молчаніе. Герцогъ медленно, въ раздумьѣ переходитъ на другую сторону).

Кошонъ.

   Гдѣ-же взять столько денегъ Франціи? (Воздѣвъ руки кверху) и по смерти муки адскія, вѣчный огонь, и укушеніе зміевъ и жажда неутолимая тому кто скрываетъ отъ ока закона преступную! И дому его, и женѣ его, и друзьямъ его!
   

Галлотъ.

   Вы слишкомъ испытываете наше терпѣніе, Герцогъ. Не думаю, чтобы вамъ было выгодно стать къ Англіи въ положеніе измѣнника...
   

Герцогъ
(почти падаетъ въ кресло. Глухимъ голосомъ).

   Берите плѣнную.
   

Галлотъ.
(идетъ къ двери и дѣлаетъ знакъ. Двое слугъ вносятъ ящикъ).

Кошонъ.

   О возликуй справедливость. О возрадуйся твердь добродѣтели. Славьте, славьте побѣду надъ дьяволомъ.
   

Галлотъ
(подходитъ къ Герцогу, продолжающему сидѣть съ опущенной головой).

   Теперь вы прикажете проводить насъ къ плѣнницѣ.
   

Герцогъ
(не глядя на Галлота три раза хлопаетъ въ ладони).

   

Галлотъ
(вынувъ изъ ящика нѣсколько мѣшковъ съ золотомъ кладетъ на столъ возлѣ Герцога).

   Считать не трудитесь -- деньги вѣрны.

(Герцогъ продолжаетъ сидѣть въ прежнемъ положеніи. Входитъ Пажъ).

Пажъ.

   Что угодно приказать Его Свѣтлости?
   

Герцогъ
(не оборачиваясь дѣлаетъ знакъ рукою).

   Туда проводить... въ башню.
   

ЯВЛЕНІЕ 5-е.

Гортензія показывается изъ боковой двери.

Кошонъ (съ поклономъ).

   Миръ, благоволеніе и радость дому сему и обитателямъ его и потомкамъ ихъ!

(Галлотъ тоже кланяется и оба уходятъ въ сопровождены Пажа).

   

Гортензія
(стремительно подойдя къ герцогу).

   Что это за люди?
   

Герцогъ.

   За... за Жанной.
   

Гортензія (съ испугомъ).

   Взять ее? (Герцогъ не отвѣчаетъ). Но мы ее не отдадимъ?..
   

Герцогъ
(съ трудомъ произнося слова).

   Выкупъ... большой... и... англійскій Король.
   

Гортензія (въ ужасѣ).

   Что?.. (Послѣ паузы, почти шопотомъ). Ты, ты продалъ ее англичанамъ?
   

Герцогъ
(опустивъ голову еще ниже и тоже почти шопотомъ).

   Да.
   

Гортензія.
(вскрикиваетъ и падаетъ передъ нимъ на колѣни).

   Нарушь, нарушь эту позорную сдѣлку!.. Вспомни -- у тебя одна съ нею родина!.. Слышишь: нарушь!
   

Герцогъ.

   Нельзя... если бы и хотѣлъ... (Гортензія поднимается съ колѣнъ).
   

Гортензія.

   Да... да... война!.. (съ горькой усмѣшкой) военная добыча... И жалости нѣтъ... и деньги...

(Герцогъ дѣлаетъ движеніе, чтобы подойти къ ней).

Гортензія (съ негодованіемъ).

   Оставь меня!.. Измѣнникъ!..

(Герцогъ безпомощнио опускается на прежнее мѣсто).

ЗАНАВѢСЪ.

   

КАРТИНА 2-ая.

Дѣйствующія лица:

   КОШОНЪ, епископъ Бовё.
   ЖАНЪ Д`ЭСТИВЁ, бывшій викарій,
   ЖАНЪ БОПЕРЪ, докторъ богословія.
   ЖАНЪ ДЕ ТУРЕНЪ, НИКОЛАЙ МИДИ, ѲОМА КУРСЕЛЬ, аббаты.
   НИКОЛАЙ ЛУАЗЕЛЁРЪ, монахъ.
   ИЗОМБАРЪ.
   МАНШОНЪ, секретарь.
   ЖАННА.
   СУДЬИ.
   СТРАЖА И ВОИНЫ.

Залъ Суда въ Руанѣ. Налѣво отъ зрителей возвышеніе въ видѣ трона (для Предсѣдателя), передъ нимъ въ нѣсколько рядовъ, амфитеатромъ, расположены, мѣста для членовъ судилища. Немного по-одаль, прямо передъ зрителями, небольшой столъ и табуретъ для секретаря. Направо, противъ судей, у стѣны небольшая деревянная скамья подъ навѣсомъ (для подсудимой). По обѣимъ сторонамъ ея становятся по воину въ полномъ вооруженіи, послѣ того какъ подсудимая будетъ введена въ залу.

   

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

Кошонъ и Галлотъ входятъ. Галлотъ.

   Такъ вотъ я и передаю вамъ: регентъ -- великій Герцогъ страшно недоволенъ вами и судьями. Второй мѣсяцъ тянется судъ, вы ничего не добились.
   

Кошонъ (покорно).

   Что дѣлать! Велико упорство дьявольской силы въ преступницѣ. Мои почтенные собратья утомились. И молитвы святыхъ не всегда сокрушали дьявола, а тѣмъ паче наши -- грѣшныхъ, слабыхъ рабовъ.
   

Галлотъ.

   Гнѣвъ герцога не имѣетъ границъ. Англія связана, пока не оконченъ судъ. Мы не любимъ сидѣть сложа руки и ждать. Герцогъ велѣлъ строго объявить вамъ свой гнѣвъ.
   

Кошонъ.

   Охъ-охъ, слова ваши истинны, гнѣвно сердце человѣческое. гнѣвно, но сердце дьявола несокрушимо, какъ молотъ. Да ниспошлетъ мнѣ, немощному рабу, Господь, терпѣніе и силы!..
   

Галлотъ.

   Однако я долженъ дать отвѣтъ Герцогу.
   

Кошонъ.

   Владѣнія дьявола огромны, и въ борьбѣ съ нимъ погибали мужи сильные духомъ. Не изъ угожденія власти человѣческой борюсь я -- слабый, ничтожный червь -- а ради насажденія истины: да погибнетъ мракъ заблужденія.
   

Галлотъ.

   Послушайте -- вы начинаете меня злить... Что я долженъ отвѣчать герцогу?
   

Кошонъ.

   Страхъ мой великъ: не осилить, пожалуй, намъ козней дьявольскихъ.
   

Галлотъ
(вынимая большой, туго набитый, кошелекъ).

   Послушайте, будемъ говорить яснѣе. Вотъ... я... мнѣ велѣно отдать вамъ.
   

Кошонъ
(бѣгло взглянувъ, отворачивается съ ужасомъ).

   Вырви, вырви око твое, если зришь искушеніе. (Поворачивается спиною къ Галлоту, сложивъ за ней руки вверхъ ладонями и, какъ бы не замѣчая, принимаетъ такимъ образомъ деньги отъ Галлота, потомъ прячетъ поспѣшно кошелекъ и складываетъ смиренно руки на груди). Охъ -- охъ велико милосердіе и немощна плоть!
   

Галлотъ.

   А вотъ еще для расходовъ по суду.

(Передаетъ кошелекъ нѣсколько меньшихъ размѣровъ).

Кошонъ
(поспѣшно принимая).

   Велики расходы... велики!
   

Галлотъ.

   Ну-съ, теперь къ концу. Какой же отвѣтъ герцогу?
   

Кошонъ.

   Сѣти дьявола коварны, но тонки какъ паутина. Надежда теплится въ сердцѣ моемъ. Молитвы и усердіе моихъ благочестивыхъ собратій, быть можетъ, распутаютъ нити зловредныя...
   

Галлотъ.

   Чтобы было окончено сегодня же... Слышите?
   

Кошонъ (вздыхая).

   Трудно бремя, и немощенъ духъ!
   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

Входитъ Луазелеръ и Маншонъ.

Кошонъ (Луазелеру).

   Ну, ну что, достойнѣйшій братъ? Я васъ ожидалъ съ нетерпѣніемъ.

(Галлотъ отходитъ въ глубину и говоритъ съ Мангнономъ).

Луазелеръ (съ живостью).

   Устроилъ все, какъ нельзя лучше. Она меня не узнала. Тамъ почти совершенно темно и, притомъ, я ловко закрылъ лицо свое капюшономъ. Она повѣрила, что я пріѣхалъ съ ея родины, чтобы облегчить душу ея въ исповѣди.
   

Кошонъ.

   Ну, ну... и что же?
   

Луазелеръ.

   Открылась мнѣ чистосердечно. Но говоритъ такъ же какъ и на судѣ. Поймать не удалось, какъ ни бился.
   

Кошонъ.

   Проклятіе!
   

Луазелеръ.

   Но я знаю теперь главное -- знаю куда намѣтить стрѣлу... Знаю чего она боится.
   

Кошонъ
(таинственно, вполголоса).

   Сегодня послѣдній день суда. Удвойте похвальное рвеніе свое. Старанія ваши не останутся втунѣ.
   

Луазелеръ (также).

   Усердствую и надѣюсь.
   

Кошонъ
(отдавая ему деньги, многозначительно и тѣмъ же таинственнымъ тономъ).

   По трудамъ воздается и награжденіе. (Отойдя отъ Луазелера -- Маншону) Подойди ко мнѣ! (Маншонъ подходитъ, Луазелеръ идетъ къ Галлоту). Ты помнишь мои наставленія (Маншонъ почтительно кланяется). Смотри, чтобы я былъ тобою доволенъ, не то -- берегись... Трудна юдоль земная и полна превратностей -- берегись! Отвѣтишь головой.

(Маншонъ съ почтительнымъ поклономъ отходитъ къ своему столу).

   

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

Входятъ: Жанъ д'Эстиве, Ж. Боперъ, де-Турень, Николай Миди, Курсель и прочіе судьи. Они идутъ группами и по одиночкѣ, подходятъ къ Кошону здороваются и занимаютъ свои мѣста.

Кошонъ
(съ возвышенія, гдѣ помѣщается ею кресло).

   Почтеннѣйшіе, любезнѣйшіе собратія. Сегодня собираемся мы въ послѣдній разъ. Потрудимся же на пользу благочестія и свѣта истины. Вознесемъ слезныя моленія наши,-- да укрѣпитъ насъ Всевышній! (Секретарю) Подай! (Мантонъ подаетъ бумагу и возвращается на свое мѣсто) Вотъ, прошу выслушать. (Читаетъ): "Я, Жанна д'Аркъ, уроженка деревни Домреми, именуемая дѣвой Орлеана -- сознаюсь, что поддаваясь прельщеніямъ дьявола, склонявшаго меня къ власти, пирамъ, нарядамъ -- я, Жанна д'Аркъ чарами и колдовствомъ, посредствомъ заклинаній противныхъ Богу, соблазнила народъ французскій, я отпала отъ истинной вѣры, я обманывала всѣхъ, начиная съ короля, я призывала злыхъ духовъ, совращала людей въ идолопоклонство и возбуждала къ пролитію крови. Во всемъ этомъ признаю себя виновной и подчиняюсь власти суда". Дѣло только за подписью.
   

Изомбаръ.

   Этого заранѣе писать нельзя. Жанна не сознавалась и можетъ быть еще оправдана.
   

Кошонъ
(гнѣвно на него взглядываетъ).

   Какъ ваше мнѣніе достойнѣйшіе братья?
   

Николай Миди.

   Все написано правильно.
   

Боперъ.

   Лучше не можетъ быть.
   

Луазелеръ.

   Еще слишкомъ милостиво.
   

Изомбаръ.

   Все тамъ противъ правды!
   

Кошонъ (строго).

   Возлюбленный братъ, я вамъ дѣлаю внушеніе: вы преграждаете путь закону!
   

Изомбаръ.

   Закона здѣсь нѣтъ, и судить ее намъ нельзя!
   

Кошонъ.

   Что-о?
   

Николай Миди.

   По какому праву?
   

Изомбаръ.

   Еще до своихъ походовъ она была судима собраніемъ ученыхъ въ Пуатье. И тѣми же законами и въ тѣхъ же преступленіяхъ она оправдана... Такъ что же теперь?.. Или законами можно играть по произволу?
   

Кошонъ.

   Слова эти дерзки!.. Но... но я не хочу унижать себя гнѣвомъ... Остерегайтесь однако!..
   

Изомбаръ.

   Угрозы мнѣ не страшны. Я охраняю истину -- и потому только еще среди васъ.
   

Николай Миди.

   Истину?.. И я добиваюсь ее... и ради истины борюсь съ дьяволомъ въ лицѣ преступницы.
   

Изомбаръ.

   Нѣтъ въ ней дьявола!
   

Николай Миди.

   Есть!.. Когда Св. Бенуа изгонялъ бѣса изъ монаха...
   

Изомбаръ.

   Дьяволъ есть духъ -- духомъ его и побѣждайте!
   

Николай Миди.

   Святой изгналъ бѣса изъ отрока. Святой выгналъ дьявола изъ юной дѣвушки!
   

Изомбаръ.

   Молитвою онъ изгонялъ -- не пытками и цѣпями.
   

Николай Миди. (озадаченный).

   Вы... вы правы мой братъ!.. И я предлагаю заточеніе въ монастырь.
   

Галлотъ.

   Что? Монастырь? Ну для этого слишкомъ дорогъ за нее выкупъ въ десять тысячъ ливровъ!
   

Кошонъ.

   Возлюбленные братья, я полагаю мы слѣпо должны идти стезею закона...
   

Николай Миди.

   Это не нарушаетъ его, если заточеніе вѣчное.
   

Кошонъ.

   Сожалѣнію не мѣсто въ сердцахъ нашихъ. Судить мы должны -- не сожалѣть.
   

Изомбаръ.

   А гдѣ свидѣтельство о благочестивой жизни преступницы на родинѣ? Эта бумага можетъ служить ей оправданіемъ... Гдѣ она?
   

Боперъ.
(вполголоса Луазелеру).

   Бумага уничтожена самимъ Кошономъ для пользы дѣла.. Поддержите...
   

Изомбаръ.

   Я спрашиваю гдѣ эта бумага?
   

Луазелеръ.

   Не горячитесь, не горячитесь достойнѣйшій братъ. Къ чему намъ благочестіе преступницы? Мы ересь преслѣдуемъ, ересь!.. Она еретичка.
   

Боперъ.

   Понятно. Бумагу всѣ мы читали, а гдѣ она теперь -- не важно.
   

Изомбаръ.

   Она украдена изъ дѣла, эта бумага!
   

Кошонъ.

   Уваженіе... уваженіе къ мѣсту, гдѣ вы находитесь!
   

Изомбаръ.

   А такъ какъ эта бумага всѣмъ извѣстна... Да? То я предлагаю, если не оправданіе, то полное смягченіе обвиненій.
   

Боперъ.

   Оно... пожалуй... ради ея молодости...

(Среди судей легкое волненіе и говоръ вполголоса).

Галлотъ.
(Кошону, торопливо):

   Измѣнники ростутъ. Что же вы? Усмирите ихъ?
   

Кошонъ. (громко).

   Къ порядку... къ порядку!.. (Шумъ стихаетъ). О чемъ., о чемъ печетесь вы, любезнѣйшіе, богобоязненные братья мои? О чемъ заботитесь? О сорной ли травѣ, или о хлѣбной нивѣ? Для блага Франціи, для дорогой намъ родины должна преступница понести наказаніе жестокое. Великъ соблазнъ, колеблется вѣра... О благѣ Франціи...
   

Изомбаръ. (перебивая).

   Вамъ, это нужно -- не Франціи!
   

Кошонъ (блѣдный отъ негодованія).

   Молчать!.. Молчать!.. Силой данной мнѣ власти приказываю вамъ.... (схватясь рукою за сердце). Охъ, охъ... Усмирись буря въ сердцѣ моемъ... (Стражѣ, торопливо). Преступницу... ввести преступницу...
   

ЯВЛЕНІЕ 4-ое.

Вводятъ Жанну.
(Руки и ноги ея закованы въ цѣпи, голова слегка потуплена. Одежда черная, мужская, матоваго траурнаго цвѣта, безъ всякихъ украшеній. Лицо блѣдно, глаза лихорадочно блестятъ. Слабая, она едва переступаетъ подъ тяжестью оковъ; не доходя нѣсколькихъ шаговъ, останавливается, поднимаетъ голову и глубоко вздыхаетъ. Косой лучъ свѣта, освѣщаетъ ея лицо. Постоявъ немного, и какъ бы собравши силы она приближается къ своему мѣсту, всходитъ на возвышеніе и садится на скамью. По сторонамъ скамьи становятся двое воиновъ, въ полномъ вооруженіи).

Кошонъ.

   Преступная и грѣшная и упорная въ своихъ заблужденіяхъ душа. Объявляемъ тебѣ, что сегодня послѣдній день суда надъ тобою. Не прогнѣвляй судей своимъ злобнымъ упорствомъ и не обременяй, и безъ того, тягостный трудъ нашъ.
   

Жанна.

   Раны у меня отъ цѣпей... Оковы снимите... Желѣзная клѣтка моя и такъ надежна, глаза тюремщиковъ зорки -- цѣпи не нужны.
   

Кошонъ. (насмѣшливо).

   Чтобы ты могла убѣжать?
   

Жанна.

   Всякій узникъ хочетъ бѣжать, и если бы я могла, я освободила бы всѣхъ -- нельзя жить въ темницѣ.
   

Кошонъ.

   Ну такъ еще наложатъ на тебя оковы, чтобъ усмирить строптивой душу!.. душу!
   

Жанна.

   Въ темницѣ мое тѣло не душа, кто можетъ заключать ее? Слезы моей души вездѣ, во всей землѣ, а когда плачетъ моя душа,-- плачетъ народъ. Но крѣпокъ, крѣпокъ затворъ моей темницы.
   

Кошонъ.

   Онъ будетъ еще крѣпче, еще надежнѣе.
   

Жанна.

   Ну что-жъ пускай, онъ все-же мнѣ не страшенъ! Нѣтъ, не одну меня вы заключили въ цѣпи, со мной въ цѣпяхъ весь мой народъ!.. И если стѣны моей тюрьмы будутъ вдвое выше -- я спрыгну съ высоты... И если нужно будетъ прорыть подземелье, чтобы освободиться -- я буду рыть, день и ночь, рыть землю своими руками. Я убѣгу! Тамъ погибаетъ народъ мой!
   

Кошонъ.

   Однако довольно празднословья! (къ Боперу). Любезнѣйшій братъ приступите къ исполненію труда своего.
   

Боперъ.

   Женщина, именуемая Орлеанской дѣвой! Ты обвиняешься -- тебѣ уже извѣстно -- въ томъ, что изъ тщеславія и страсти къ пышнымъ одеждамъ, какъ дурная дочь, покинула отчій домъ свой и въ гордынѣ своей возомнила, что можешь бесѣдовать съ святыми и слышать ихъ голоса.
   

Жанна.

   Голоса были святыхъ. Вамъ меня не разувѣрить. Если бы вы слышали эти голоса, вы бы такъ меня не мучили!
   

Боперъ.

   По какимъ признакамъ ты можешь это утверждать?..
   

Жанна.

   А какъ на небѣ горитъ солнце... луна освѣщаетъ -- я не знаю... Вижу... Такъ было и съ голосами -- я слышала.
   

Боперъ
(съ хитрой улыбкой)

   И ты увѣрена, что тебѣ были видѣнія?
   

Жанна (сухо).

   Были.
   

Боперъ.

   А не помнишь ли какіе волосы, глаза, уши и одежды у святыхъ?

(Среди судей сдержанный смѣхъ).

Жанна
(взглядываетъ укоризненно).

Кошонъ.

   Ну, что же ты -- отвѣтствуй.
   

Жанна
(опустивъ голову, отрывисто).

   Дальше.
   

Луазелеръ.

   Ты хочешь замучить насъ своимъ упорствомъ?
   

Жанна
(съ горькой улыбкой).

   Васъ много -- я одна.
   

Кошонъ. (Боперу).

   Скорѣй... скорѣй... допрашивайте.
   

Боперъ.

   А на какомъ же языкѣ разговаривали съ тобой святые?
   

Галлотъ
(со смѣхомъ, грубо).

   На англійскомъ! Они предсказывали, что она будетъ поджарена.

(Жанна вздрагиваетъ).

Боперъ.

   Ну -- что-же?
   

Кошонъ.

   Не злоупотребляй терпѣніемъ судей -- отвѣтствуй!
   

Жанна.

   Дальше -- это безъ отвѣта.
   

Кошонъ (наставительно).

   Смири въ себѣ бѣса -- смири.
   

Жанна.
(гордо, поднявъ голову).

   Судите -- не издѣвайтесь!
   

Кошонъ.

   Ой укроти... укроти необузданный духъ! (Банеру). Не ослабѣвайте, братъ мой.
   

Боперъ.

   Битва при Патэ была въ праздникъ -- не правда-ли?
   

Жанна.

   Не помню.
   

Галлотъ (дерзко).

   Какъ же, какъ же -- въ праздникъ. Голоса ея не очень богомольны.
   

Жанна
(вспыхнувъ, со слезами).

   Не смѣйте такъ говорить о голосахъ!
   

Боперъ.

   Но, вѣдь, ты ничего не дѣлала безъ ихъ совѣта? А какъ же они тебѣ совѣтовали воевать въ праздникъ?
   

Жанна (горячо).

   Но Франція была въ цѣпяхъ... Я жила въ деревнѣ, молилась... Ко мнѣ пришли святые, сказали: "иди спасать"!.. и я пошла... Знамя мое развѣвалось! Голоса, во мнѣ, славили Бога!
   

Боперъ.

   Такъ... такъ... Значитъ отправляясь въ бой, ты произносила заклинанія?
   

Жанна.

   О чемъ вы спрашиваете -- мнѣ не ясно.
   

Луазелеръ.

   Не притворяйся -- ты понимаешь: слова, имѣющія таинственный смыслъ -- слова!
   

Жанна.

   Я молилась и утромъ и на ночь.
   

Боперъ.

   Такъ, такъ... похвально, что ты сознаешься наконецъ въ заблужденіяхъ.
   

Кошонъ.

   А-а-а!.. ты призналась наконецъ, что мечъ твой и знамя были чародѣйскими знаками?
   

Жанна (съ испугомъ).

   Мнѣ темны ваши слова. Кто нибудь... Дайте кого нибудь, кто бы говорилъ за меня... Я разскажу ему все, а онъ будетъ отвѣчать.
   

Изомбаръ.

   Ей нуженъ защитникъ. Это ея право по закону.
   

Кошонъ.

   Вы опять!.. О, мнѣ придется поступить съ вами строго.
   

Галлотъ.

   Чортъ знаетъ какъ все это надоѣло.

(Среди судей сдержанный ропотъ).

Голоса.

   Правда.-- Надо же кончать скорѣй!-- Это невыносимо!.
   

Боперъ (громко).

   Жадна д'Аркъ, ты совершенно отвергаешь свои преступленія. Я задаю тебѣ еще вопросъ -- и ты обязана отвѣтствовать суду. Тебѣ были откровенія. Значитъ, тебѣ открыто будущее и ты знаешь впередъ: будешь ли ты спасена? Ты знаешь -- не правда-ли?

(Между судьями одобрительный шопотъ):

   "А-а!.. Вопросъ хорошъ".
   

Изомбаръ (вскакивая).

   Кощунственный вопросъ. Смертный не можетъ проникнуть въ волю Божію.
   

Кошонъ (гнѣвно).

   Отвѣчать она будетъ!.. Говори!

(Молчаніе).

Жанна.

   Если душа моя угодна Богу -- она уже спасена; а если нѣтъ -- я молю Бога о спасеніи.

(Среди судей):

   "Вывернулась ловко".
   

Галлотъ.

   Такъ и вьется ничѣмъ не проймешь!
   

Луазелеръ.

   Погодите -- мы доберемся.
   

Жанна.

   На что вамъ погибель моя -- вѣдь вы не англичане?
   

Николай Миди.

   Не погибель твоя нужна -- покаяніе.
   

Кошонъ.

   Да, да. Нѣтъ числа грѣхамъ твоимъ.
   

Николай Миди.

   Въ безмѣрной гордынѣ ты ослѣпилась до того, что дозволяла людямъ цѣловать руки свои и одежды и носить медальки съ твоимъ изображеніемъ, какъ у королей.
   

Жанна.

   Не я того хотѣла, а они. Они любили меня -- люди -- и я любила ихъ.
   

Николай Миди.

   Ты утопала въ роскоши, облекалась, въ яркія ткани, будучи женщиной носила мужскую одежду.
   

Боперъ.

   И расточала казну, и гордилась богохульствомъ.
   

Жанна.

   Ложь!
   

Луазелеръ.

   Ты предавалась колдовству, чародѣйскими ухищреніями ввела въ соблазнъ Карла VII-го.
   

Жанна.

   Ложь!
   

Кошонъ.

   Ты произносила заклинанія...
   

Жанна.

   Ложь!
   

Боперъ.

   Какъ? Ты отрекаешься отъ собственныхъ словъ?
   

Жанна.

   Я сказала, что молилась.
   

Кошонъ.

   О ужасъ! О помраченіе!
   

Жанна (съ отчаяніемъ).

   Куда прибѣгнуть мнѣ, Господи! (Плачетъ).
   

Кошонъ.

   Не о грѣхахъ сокрушаешься -- плачешь отъ тщеславія, отъ гордыни! А-а-а, смириться не хочешь? Коварны слезы твои, лживы уста!
   

Жанна.

   Въ душѣ твоей ложь! И гнѣвъ не отъ Бога!
   

Кошонъ.

   Что? Что-о? Дерзость! Кому? Я твой судья -- помни!
   

Жанна.

   Ты врагъ мой, и ты судишь меня!... Стыдись!
   

Кошонъ (въ бѣшенствѣ).

   Я... я раздавлю тебя!.. (Спохватившись опускается въ изнеможеніи на кресло и хватается руками за сердце). Ахъ... ахъ... змѣя... она... она лишитъ меня жизни! Охъ -- охъ... не отдышусь... (Послѣ молчанія, справившись съ волненіемъ). Достойнѣйшіе сотрудники!.. Братья, возлюбленные братья -- внемлите!.. И сегодня... и сегодня не добьемся мы признанія. Два мѣсяца мучаетъ насъ, понапрасну, проклятая!.. Охъ... охъ. (качаетъ головой).
   

Николай Миди (Кошону).

   Дозволено мнѣ будетъ сдѣлать ей внушеніе?
   

Кошонъ.

   Разрѣшаю, и возлагаю на васъ упованіе.
   

Николай Миди
(торжественно, съ полной искренностью).

   Очнись несчастная, погрязшая въ заблужденіяхъ. Мы грѣшные братья твои идемъ къ тебѣ на помощь. Склони къ намъ сердце твое и очнись.
   

Всѣ.

   Очнись!.. Очнись!..
   

Николай Миди.

   Не судить тебя пришли мы, а спасти!.. Отъ вѣчныхъ мукъ, отъ адскаго пламени, отъ геенны огненной!
   

Судьи.

   Да... Да... отъ геенны огненной!
   

Николай Миди.

   Мы воздыхаемъ, скорбятъ сердца наши и плачутъ горько очи!.. Врагъ человѣческій -- ужасъ и гибель отъ вѣка -- покинь грѣховное тѣло сіе! Сгинь! Пропади!.. Жанна, еще не поздно, еще не предстала ты передъ лицомъ грознаго Божьяго Суда -- отрекись отъ дьявола... Отрекись -- вѣщаю я тебѣ. Отрекись! Отрекись! (Стоитъ нѣкоторое время съ протянутыми руками, потомъ складываетъ ихъ на груди и опускается на свое мѣсто).
   

Жанна
(поникнувъ головой, изрѣдка вздрагиваетъ).

Кошонъ.
(Выждавъ, язвительно)

   Что-же, и эти благочестивыя слова не трогаютъ тебя? Ты уподобилась камню!... Сѣть беззаконій твоихъ покрыла Францію, ты сѣяла ересь... (вдругъ грозно и повелительно): Кайся суду!
   

Судьи.

   Кайся пока еще не поздно! Кайся!
   

Жанна.

   Вотъ... вотъ мои руки въ цѣпяхъ!.. Рвите, жгите, рѣжьте, пытайте меня -- языкъ мой, отъ боли, скажетъ вамъ "да" -- а я говорю: "нѣтъ"!.. Вы слышите судьи мои: "нѣтъ"!
   

Кошонъ
(ядовито, стараясь смѣхомъ прикрыть свое бѣшенство):

   Не извивайся, не извивайся... Спрячь, спрячь, жало змѣиное!.. (съ злорадствомъ). Казнь -- казнь ожидаетъ тебя!..
   

Жанна.

   Не убить вамъ меня! Душа моя все равно останется съ народомъ. И я буду охранять его... и мой голосъ услышится друзьями, и побѣгутъ со страхомъ враги!..
   

Галлотъ
(порывисто и гнѣвно).

   Добивайте ее!
   

Кошонъ.

   Охъ -- охъ, терпѣніе мое истощилось!
   

Луазелеръ (громко и рѣшительно).

   Есть преступленіе -- и есть судъ; есть наказаніе -- и есть милость... А не виновна ли ты противъ шестой заповѣди?
   

Жанна (взглядываетъ на него со страхомъ и удивленіемъ).

Луазелеръ.

   Заповѣдь гласитъ: не убій!.. Богъ повелѣлъ: не убій!
   

Жанна (горячо).

   Мой мечь не обагренъ -- я не убила ни одного!
   

Луазелеръ.

   А знаешь ли ты, что грѣхъ не только въ дѣйствіи, но и въ помышленіи?
   

Жанна.

   И мыслямъ моимъ было противно убійство!
   

Луазелеръ.

   А знаешь ли ты, что не только тотъ, кто нанесъ рану -- совершилъ грѣхъ, но и тотъ, кто подтолкнулъ руку ближняго своего. А такъ какъ ты...
   

Кошонъ.

   Подстрекала къ убійству.
   

Луазелеръ.

   Учила убивать!..
   

Кошонъ.

   Изъ за тебя, нечестивой, убивали! И ты убійца, трижды убійца!
   

Жанна
(стоитъ, какъ ошеломленная, и вдругъ точно подкошенная падаетъ на колѣни).

   Богъ... сущій на небесахъ!.. Они судятъ меня -- эти люди... Виновна ли я -- открой мнѣ... Среди грома и вихрей -- явись мнѣ... Суди меня!..
   

Кошонъ.
(съ нетерпѣніемъ).

   Отвѣтствуй суду!
   

Николай Миди.

   Гибнетъ душа твоя -- пожалѣй!
   

Жанна
(радостно вскрикивая).

   Откровеніе! Откровеніе!.. Тише люди... Жанна слушай голоса!..
   

Кошонъ.

   Отвѣтствуй строптивая!
   

Жанна
(не видя и не слыша окружающаго, въ радостномъ созерцаніи).

   Знамя мое бѣлое вьется... сверкаютъ золотыя лиліи... поютъ голоса...
   

Галлотъ.

   Она смѣется надъ нами.
   

Боперъ.

   Придумываетъ увертки.

(Среди судей негодованіе).

Изомбаръ
(подойдя къ Жаннѣ дотрогивается до ея плеча).

    Жанна... Жанна д'Аркъ... Приди въ себя.
   

Жанна
(смотритъ на него разсѣяннымъ взглядомъ, потомъ проводитъ рукою по глазамъ).

Изомбаръ.

   Суду отвѣчай -- ждутъ!
   

Галлотъ.

   Что съ ней разговаривать... Жилы тяните изъ нея!
   

Кошонъ.

   Нарушила ты шестую заповѣдь?

(Судьи вскакиваютъ съ своихъ мѣстъ съ угрожающими жестами).

   

Голоса.

   "Надо заставить ее отвѣчать".-- "Говори"!-- "Отвѣчай"!-- "Лицемѣрка"!-- "Негодная"!-- Лгунья"!-- "Мерзкая"!-- Долго ты будешь издѣваться"!
   

Галлотъ.

   Проклятая, сознавайся! ......
   

Кошонъ (громогласно).

   Виновна ты въ убійствѣ? (Жанна вздрагиваетъ). Слышишь? Въ убійствѣ ты виновна?
   

Жанна
(тихимъ, полнымъ тоски, убитымъ голосомъ)

   Вины моей нѣтъ... но я грѣшна.

(Изъ груди Изомбара вырывается сдержанный крикъ ужаса. На сценѣ нѣсколько секундъ молчаніе).

Кошонъ.

   Испытаніе, возложенное на насъ, возлюбленные братья и сотрудники, окончено. Преступница созналась.
   

Изомбаръ.

   Я... (Не можетъ говоритъ отъ волненія. Идетъ неровной походкой къ своему мѣсту и садится).
   

Кошонъ.

   Жанна д'Аркъ, если сердцу твоему, окаменѣвшему въ преступленіяхъ, доступна радость -- радуйся: судъ надъ тобою оконченъ.
   

Галлотъ (суетясь).

   Бумагу. Дайте ей подписать бумагу... скорѣй -- скорѣй!
   

Кошонъ (Жаннѣ).

   Подойди къ столу! (Указываетъ на столъ секретаря).
   

Жанна
(подходитъ къ столу въ недоумѣніи).

Боперъ.

   Она безграмотная.
   

Галлотъ
(вставъ съ своего мѣста, идетъ къ Жаннѣ, со смѣхомъ).

   Ха-ха-ха! Мы сейчасъ ее обучимъ... сейчасъ... ха, ха! (схватываетъ руку Жанны и водитъ ею по бумагѣ). Вотъ-вотъ... и еще такъ... и еще... вотъ и готово! ха, ха, ха!
   

Кошонъ (Жаннѣ).

   Преступница -- можешь удалиться. (Стражѣ). Уведите ее. (Жанна идетъ медленно. Одинъ стражъ -- впереди, другой за нею. Недойдя до двери она оборачивается).
   

Жанна.

   Если вы были не правы -- пусть судитъ васъ Богъ; а если я грѣшна -- я жду искупленія (уходитъ).
   

ЯВЛЕНІЕ 5.

Тѣ-же безъ Жанны.

(Луазелеръ, по уходѣ Жанны встревоженно встаетъ съ мѣста).

Изомбаръ.

   И стѣны стоятъ еще?.. И мы не раздавлены?.. О, жить стыдно... Безправіе!..
   

Кошонъ (гнѣвно).

   Что?
   

Боперъ.

   Она сама призналась.
   

Николай Миди.

   Она сказала, Что грѣшна.
   

Изомбаръ.

   Передъ Божьимъ судомъ -- не передъ человѣческимъ. Не дано людямъ того судить.
   

Луазелеръ.

   Онъ клевещетъ на Правосудіе.
   

Изомбаръ.

   Радуйтесь -- погибла она. И если можете сегодня спать спокойно -- спите, я вамъ не завидую... Совѣсть ваша убита!
   

Кошонъ.

   Счастье, что все кончилось какъ надлежало быть... Я бы васъ...
   

Изомбаръ.

   Нельзя задуть огонь правды, свѣтильника на высокой горѣ. Есть жертвы -- а правда одна... Проклятіе предателямъ!
   

Луазелеръ.
(поблѣднѣвъ, испуганно).

   Нѣтъ, нѣтъ!.. Зачѣмъ это слово?.. Возьмите его назадъ... Возьмите... Нѣтъ!
   

Николай Миди.

   Вонъ его! Онъ оскорбилъ всѣхъ насъ.

(Общій шумъ. Негодованіе).

Изомбаръ.

   Я самъ уйду... Спите спокойно сегодня, (уходитъ).
   

Кошонъ.
(хохочетъ ему вслѣдъ).

   Ха, ха, ха! Безумецъ!
   

Луазелеръ
(идетъ, шатаясь къ авансценѣ, держась рукою за сердце).

   О-о... Жутко... жутко мнѣ!...

ЗАНАВѢСЪ.

0x01 graphic

Картина 3-я.

Дѣйствующія лица:

   КОШОНЪ.
   НИКОЛАЙ МИЛИ.
   ЛУАЗЕЛЕРЪ.
   ИЗОМБАРЪ.
   ЛАКЗАРЪ.
   ПЬЕРЪ.
   ЖАННА.
   НАЧАЛЬНИКЪ ПОЛИЦІИ.
   АНГЛІЙСКІЙ СОЛДАТЪ.
   КУПЕЦЪ.
   ФРАНЦУЗЪ -- руанецъ.
   СТАРУХА.
   ДВѢ ДѢВУШКИ.
   ДВА МАЛЬЧИКА.

СУДЬИ, ГОРОДСКІЯ ВЛАСТИ, АНГЛІЙСКІЕ СОЛДАТЫ, СТРАЖНИКИ, ПАЛАЧИ, НАРОДЪ (обоего пола) -- руанцы и люди изъ Орлеана.

Площадь Стараго рынка, въ Руанѣ. На площади три помоста: одинъ -- для судей, другой для представителей городской власти и англичанъ, и третій для Жанны. Тутъ-же костеръ, со ступеньками, ведущими къ столбу. Внизу костра прибита доска съ надписью, по бѣлому черными буквами: Еретичка, Идолопоклонница, Колдунья.

   

ЯВЛЕНІЕ 1.

Народъ собирается на площадь. Между народомъ стража.

Англійскій солдатъ.

   Пришло, пришло время расплачиваться за грѣхи колдуньѣ.
   

Старуха.

   А почемъ ты знаешь -- можетъ быть она и не колдунья?
   

Англійскій солдатъ.

   Самъ видѣлъ, когда она ѣздила на конѣ, отъ нея черный паръ валилъ, какъ отъ нечистой силы.
   

Французъ-руанецъ.

   Не безъ того, что зналась она съ чортомъ.
   

1-я дѣвушка.

   А вотъ, говорятъ, когда ее судили -- во всѣхъ стѣнахъ трескъ былъ, а подъ потолкомъ нечисть летала, вродѣ какъ летучія мыши.
   

Французъ-руанецъ.

   Это ей все равно -- нечисть! Она во что хочешь обернется: и въ мышь, и въ сову, а хочешь и въ кошку.
   

1-я дѣвушка.

   Вотъ -- вотъ... Нынче у Кошона, говорятъ всю ночь сидѣла на крышѣ, у трубы, кошка, да непростая, а особенная -- страшная.
   

Англійскій солдатъ.

   Оно и есть... оно и есть -- колдовство! Тьфу, мерзость!..
   

1-й орлеанецъ.

   Неужели король ее не выкупитъ? а? Какъ ты думаешь?
   

2-й орлеанецъ.

   Да ужъ надо полагать, что нѣтъ. Давно пора бы выкупить, а вотъ...
   

1-й орлеанецъ.

   Нѣтъ, нѣтъ я буду ждать, все буду ждать, до послѣдней минуты.
   

2-й орлеанецъ (насмѣшливо).

   И жди.
   

Купенъ-руанецъ.

   Это вы о чемъ?
   

1-й орлеанецъ.

   А что король ее не выкупилъ.
   

Купецъ.

   А чего ее!.. Пусть погибнетъ! Нечего ей было по походамъ шляться.
   

2-й орлеанецъ.

   Да ты французъ или нѣтъ? Бездѣльникъ! Она нашего короля короновала!
   

Купецъ.

   И безъ нея король короновался бы. Нечего ей было соваться. (Отходитъ).
   

Старуха (вздыхая).

   Всѣ святые погибаютъ... можетъ быть и она святая.
   

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

Входятъ Лакзаръ и Пьеръ.

(Оба блѣдны. Лакзаръ идетъ съ трудомъ).

Пьеръ.

   Дядя Лакзаръ, уйдемъ лучше... Тяжело!
   

Лакзаръ.

   Нѣтъ, нѣтъ!.. Она приняла крестъ -- потерпимъ и мы... Пусть мы ее увидимъ и она насъ.
   

Пьеръ.

   Лучше бы вмѣсто нея... со мною это!.. Не могу... не могу!
   

Лакзаръ.

   Мы должны стоять здѣсь. Она уйдетъ изъ жизни и увидитъ, что здѣсь ее любили.
   

Пьеръ. (встрепенувшись).

   Да дядя, будемъ прямо передъ нею. Пусть видитъ... пусть видитъ!
   

Французъ-руанецъ (Англійскому солдату)

   Да ты ее знаешь въ лицо?
   

Англійскій солдатъ.

   А то какъ-же? Сколько разъ видалъ.
   

Французъ-руанецъ.

   Страшная?
   

Англійскій солдатъ.

   Нѣтъ, обличьемъ показываетъ будто она даже добрая. Это все нарочно, чтобы губить народъ.
   

Французъ-руанецъ.

   А собой-то она какъ?
   

Англійскій солдатъ (съ циничнымъ смѣхомъ).

   Да такъ... отъ скуки ничего, можно и поживиться... Говорятъ она прераспутная.
   

Лакзаръ (схвативъ его за горло).

   Молчи... Собака!
   

Англійскій солдатъ.

   Ай!.. люди!.. Грабятъ!.. Грабители, грабители здѣсь. Ой!..
   

Лакзаръ
(отпуская его).

   Она мнѣ... родная... Ты про нее не смѣй!
   

Голосъ изъ толпы.

   Отецъ, должно быть.
   

Другой голосъ.

   Эй, ты ей кто?
   

Лакзаръ
(еще задыхаясь отъ волненія).

   Дядя...
   

Англійскій солдатъ
(успѣвшій уже оправиться отъ испуга, съ хохотомъ).

   А-а-а!.. дядя!.. Туда-же его, на костеръ, стараго висѣльника.
   

2-й Орлеанецъ
(схватываетъ солдата за шиворотъ и отбрасываетъ въ сторону).

   Молчи подлецъ!.. Надъ горемъ не смѣются.

(Солдатъ хочетъ на него броситься, въ это время въ толпѣ смятеніе, бѣгутъ мальчишки и кричатъ):

   "Вѣдьму везутъ"! "Сторонитесь"! "Эй сторонитесь"!
   

2-я Дѣвушка (первой).

   Надо уголекъ утащить, когда будетъ горѣть... Говорятъ у кого такой уголекъ -- замужъ въ этомъ году выйдетъ.
   

Старуха.

   А если хворостинку подложить -- спасенье души обрѣтешь!
   

ЯВЛЕНІЕ 3.

(Въ глубинѣ показывается телѣга съ Жанною. Ее окружаетъ стража. Подъѣзжаютъ къ помосту. Судьи и власти занимаютъ свои мѣста).

Французъ-руанецъ.

   Да она совсѣмъ молоденькая!
   

1-я Дѣвушка (разочарованно).

   Ну-у... и не страшная.
   

1-й Мальчикъ.

   Ты гляди въ оба, когда зажгутъ: увидишь, какъ изъ пламени черти поскачатъ -- красные и съ рогами...
   

2-й Мальчикъ.

   А я убѣгу!..

(На помостѣ судей, по знаку Кошона, поднимается Николай Миди).

Николай Миди (громко).

   Внимайте!

(Народъ успокоивается. Слышны отдѣльныя слова:

   "Тише"!.. "Молчите"!.. "Слушайте"!.. "А что будетъ"? "Тише! тише"!)

(Послѣ наступившаго молчанія Николай Миди начинаетъ рѣчь).

Николай Мили.

   Внимайте!.. Се древнее сбывается пророчество: "Настанутъ времена, когда появятся знаменія... И страхъ, и трепетъ, и содроганіе пройдетъ изъ конца въ конецъ міра! И въ гордынѣ своей человѣкъ превыситъ себя"! Такъ гласитъ сказаніе. Страшитесь и трепещите люди! Склоните долу свои непокорныя главы; дабы грозный Судья не обруищлъ на васъ великія бѣдствія: мора, глада, и всяческаго ужаса. Падите ницъ въ смятеніи и въ слезахъ... И въ стенаніяхъ, воздѣвъ руки къ небу, вопіяйте: Горе! горе! горе! Ибо сбывается древнее сказаніе!.. "И аще боленъ одинъ членъ -- отсѣки его, дабы не заразить все тѣло" -- гласитъ сказаніе. "И аще заражена одна лоза -- отрѣжь ее, дабы не погубить виноградникъ"... Жанна д'Аркъ! Гордыня обуяла тебя и ты уподобилась дьяволу. Изыди и сокрой лице твое во мракѣ прёйсподней, Какъ ангелъ прогнѣвившій Повелителя своего. Мы не можемъ спасти тебя. Изыди съ миромъ -- защиты не жди!..
   

1-й Голосъ (изъ толпы).

   Про ангеловъ что-то...
   

2-й Голосъ.

   Врешь! Это онъ про колдовство!
   

3-й Голосъ.

   О гордынѣ говоритъ, что если кто гордый, того тоже сожгутъ.
   

Французъ-руанецъ.

   Что онъ говорилъ? Я не разобралъ.
   

Англійскій солдатъ.

   Онъ говоритъ: молитесь съ трепетомъ, а не то колдунья всѣхъ погубитъ.
   

2-я Дѣвушка.

   Ой, страшно какъ!
   

1-й Мальчикъ.

   Ишь какъ ее подергиваетъ!
   

2-й Мальчикь.

   Это ее отъ святыхъ словъ поводитъ!

(Кошонъ встаетъ съ мѣста и дѣлаетъ знакъ стражѣ).

Стражники.
(подойдя къ толпѣ).

   Эй -- вы!.. Замолчите!
   

Голоса.

   Тише!.. Тише!.. Другой будетъ говорить... Самый старшій.
   

Кошонъ.

   Жанна д'Аркъ, именующая себя Дѣвой -- лгунья, богохульница, невѣрующая, подстрекательница, мятежница, лицемѣрка, интригантка, жестокосердая, расточительница, еретичка, слуга дьявола -- кайся! Кайся собраніе нечестивыхъ пороковъ, кайся ради спасенія своей души! Судъ приговорилъ тебя къ смерти. И хотя злобнымъ упорствомъ ты усугубила тяжкія вины свои -- Судъ являетъ тебѣ милосердіе свое: казнь обезглавленія замѣнена сожженіемъ на кострѣ, безъ пролитія крови.

(Въ толпѣ сдержанный гулъ).

Жанна
(становясь на колѣни, говоритъ дрожащимъ, прерывающимся голосомъ).

   Въ дѣлахъ моихъ, хорошихъ или дурныхъ, никто не виновенъ... ни мой мороль... ни мой народъ. Я... я виновна одна... Боже! королю моему, Карлу МЫ-му -- счастье и славу!.. Боже! Франціи -- вѣчную жизнь!.. Если враги мои осудили меня напрасно -- прости имъ Господи... Если я не такъ поняла волю твою прости мнѣ невѣдѣніе мое!.. Я шла къ тебѣ... Если не вѣренъ былъ путь мой -- прости!-- Но я шла къ тебѣ... Прости страхъ мой передъ смертью... Мнѣ страшно, Господи!.. страшно!

(Съ судейскаго помоста торопливо спускается Луазелеръ и блѣдный приближается къ помосту, на которомъ стоитъ Жанна).

Луазелеръ.

   Іуду... Іуду прости!..

(Жанна встаетъ испуганно).

   Я твой Іуда!.. Я предалъ тебя!.. я Іуда!.. я гнусный, я мерзкій! мнѣ вѣчная мука!.. Прости!.. Прости!..

(Среди судей замѣшательство).

Кошонъ. (громко).

   Онъ съ ума сошелъ -- уведите его!

(Стража набрасывается на Луазелера и уводитъ).

Луазелеръ
(уходя продолжаетъ кричать):

   Прости!.. Я Іуда!.. Я низкій!

(Его голосъ еще слышится издали и постепенно смолкаетъ). На помостѣ, гдѣ пом 23;щаются англійскія власти, раздаются нетерпѣливыя восклицанія:

1-й Голосъ.

   Долго ли насъ будутъ держать здѣсь?
   

2-й Голосъ.

   Прекратите скорѣй эту комедію!
   

Галлотъ.

   Отдавайте приказаніе. Что же вы?
   

Начальникъ полиціи.

   Ведите ее.

(Англійскіе солдаты подступаютъ къ Жаннѣ).

Начальникъ полиціи (Палачу).

   Исполнить!
   

Жанна, (торопливо).

   Крестъ!.. Крестъ!.. Крестъ!.. кто нибудь!..

(Солдатъ связавъ два прутика подаетъ ей. Она цѣлуетъ крестъ и прижимаетъ его къ груди. Ее ведутъ къ эшафоту. Въ то-же время Изомбаръ направляется къ церкви. Жанна всходитъ на эшафотъ. Палачъ привязываетъ ее къ столбу).

Кошонъ.
(Подойдя къ костру).

   Кайся, несчастная, твой часъ пробилъ!
   

Жанна.

   Моя смерть отъ тебя!.. Отойди!..

(Кошонъ въ смущеніи уходитъ).
(Появляется Изомбаръ. Онъ несетъ крестъ на длинномъ шестѣ, становится съ крестомъ противъ Жанны, передъ ея лицомъ).

Жанна, (громко).

   Руанъ -- могила моя... прощай!

(Въ толпѣ крикъ:

   "Пустите, пропустите меня"!

(Расталкивая толпу появляется Лакзаръ за нимъ Пьеръ).

Лакзаръ.

   Жанна... Жанна -- смотри!.. я здѣсь!.. Мы здѣсь Жанна, мы съ тобой!
   

Жанна.
(радостно вскрикиваетъ и послѣ паузы говоритъ тихо):

   Іисусъ... благодарю!..

(Лакзаръ и Пьеръ становятся на колѣни, большая часть изъ толпы тоже. Судьи торопливо оставляютъ свои мѣста и уходятъ. Въ толпѣ слышится женскій плачъ).

Англійскій солдатъ.
(подойдя къ костру кричитъ):

   Вотъ тебѣ... вотъ...

(недоговариваетъ и въ ужасѣ пятится назадъ).
(Стоящіе на кол 23;няхъ зажигаютъ свѣчи. Раздается пѣніе похороннаго гимна).

Старуха, (со страхомъ).

   Святая она!.. Святая!

(Палачъ зажигаетъ костеръ).

ЗАНАВѢСЪ.

   

ГЛАВНЫЕ ИСТОЧНИКИ.

   1) Vallet de Viriville Histoire de Cahrles VII et de son époque (Paris 1862--1863. 3 vol).
   2) " " " Isabeau de Bavière (Paris 1859).
   3) Da Be aucourt. Histoire de Charles VII (1880--1885).
   4) Luce. Jeanne d'Arc à Domrémy (Paris 1886).
   5) Mémoires de Jeanne dtArc, ou mémoires de laPucelle (dans Michaut t. III dans Buchon t. XXXIV).
   6) Longnon. Paris pendant la domination anglaise (1420-1436). (Paris 1878).
   7) O'Reilly. Las deux procès de condamnation de Jeanne d'Arc. (Paris 1868).
   8) Quicherot. Procès de condamnation et de rehabilitation de Jeanne d'Arc (Paris 1841--1849).
   9) Chronique de la Pucelle (dans Buchon t. XXXIV).
   10) Le brun de charmettes. Histoire de Jeanne d'Arc. (1817).
   11) H. Martin. Histoire de France (v. VI 1862).
   12) Wallon--J. d'Arc. (1873) z мног. др.
   13) Michelet. J. d'Arc. (1889).
   14) Sorel -- La prise de J. d'Arc. devant Compiègne (1889).
   15) Драгомировъ. Очерки. (Кіевъ 1898 г. стр. 187).
   16) Карѣевъ Н. И. Очерки исторіи французскихъ крестьянъ съ древнѣйшихъ временъ до 1789 г. (Варшава 1881 г.)
   17) Проф. Ковалевскій П. И. Психіатрическіе эскизы изъ исторіи (т. ІI-й изд. 2-е. Спб. 1898 г.)
   18) М. Твенъ. Воспоминанія объ Іоаннѣ д'Аркъ перев. съ англійскаго (Спб. 1897 г.).
   16) H. М. Дементьева -- Іоанна д'Аркъ. Историч. хроника. (Москва 1895 г.).
   20) Journal d'un bourgeois de Paris (1403--1449) и проч.
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Ремонт и строительство.
Рейтинг@Mail.ru