Аммосов Александр Николаевич
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.15*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Биографическая справка
    Элегия
    Серенада
    "Не позабудь меня вдали..."
    Колокольчик
    Мысль московского публициста
    Пародия на стихотворение г. Некрасова "Тройка"
    Серенада
    Пастух, молоко и читатель

  
  
  
  
  
  
   А. Н. Аммосов
  
   Стихотворения
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Поэты 1860-х годов
   Библиотека поэта. Малая серия. Издание третье
   Л., "Советский писатель", 1968
   Вступительная статья, подготовка текста и примечания И. Г. Ямпольского.
   OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Биографическая справка
   Элегия
   Серенада
   "Не позабудь меня вдали..."
   Колокольчик
  
  
   Александр Николаевич Аммосов родился в 1823 году в семье офицера,
  впоследствии изобретателя так называемых "аммосовских печей".
   В конце 40-х годов он учился в Петербургском университете, а затем
  поступил на военную службу. В годы Крымской войны находился в действующей
  армии - сначала на Дунае, потом в Севастополе. В годы польского восстания
  был в русских войсках в Польше. В последние годы "жизни состоял управляющим
  Палатой государственных имуществ Волынской губернии.
   По свидетельству современников, это был неистощимый весельчак, чьи
  остроумные экспромты и куплеты имели широкое хождение. Сохранилось немало
  его стихотворений - как опубликованных, так и неизданных. Но подавляющее их
  большинство - это либо поверхностные юмористические пустяки, либо лирические
  альбомные стихи. Может быть, именно те, которые пользовались наибольшей
  популярностью и ходили по рукам, до нас не дошли. На слова Аммосова написали
  романсы М. П. Мусоргский, К. Н. Лядов и другие композиторы.
   В 50-х годах несколько его стихотворений появились в газете "Русский
  инвалид" и в сатирическом приложении к "Современнику" - "Свисток", а в
  1861-1866 годах Аммосов много печатался в "Развлечении".
   Имеются сведения, что он принимал какое-то участие в писаниях Козьмы
  Пруткова, в частности - что ему принадлежит басня "Пастух, молоко и
  читатель". Приписывается Аммосову интересное стихотворение "Палашка",
  напечатанное в "Искре".
   Аммосов издал также брошюру "Последние дни жизни и кончина А. С.
  Пушкина. Со слов его лицейского товарища и секунданта К. К. Данзаса" (СПб.,
  1866).
  
  
   ЭЛЕГИЯ
  
   "Хас-Булат удалой!
   Бедна сакля твоя;
   Золотою казной
   Я осыплю тебя.
  
   Саклю пышно твою
   Разукрашу кругом,
   Стены в ней обобью
   Я персидским ковром.
  
   Галуном твой бешмет
   Разошью ио краям
   И тебе пистолет
   Мой заветный отдам.
  
   Дам старее тебя
   Тебе шашку с клеймом,
   Дам лихого коня
   С кабардинским тавром.
  
   Дам винтовку мою,
   Дам кинжал Базалай,
   Лишь за это свою
   Ты жену мне отдай.
  
   Ты уж стар, ты уж сед,
   Ей с тобой не житье,
   На заре юных лет
   Ты погубишь ее.
  
   Тяжело без любви
   Ей тебе отвечать
   И морщины твои
   Не любя целовать.
  
   Видишь, вон Ямман-Су
   Моет берег крутой,
   Там вчера я в лесу
   Был с твоею женой.
  
   Под чинарой густой
   Мы сидели вдвоем,
   Месяц плыл золотой,
   Всё молчало кругом.
  
   И играла река
   Перекатной волной,
   И скользила рука
   По груди молодой.
  
   Мне она отдалась
   До последнего дня
   И аллахом клялась,
   Что не любит тебя!"
  
   Крепко шашки сжимал
   Хас-Булат рукоять
   И, схватись за кинжал,
   Стал ему отвечать:
  
   "Князь! рассказ длинный твой
   Ты напрасно мне рек,
   Я с женой молодой
   Вас вчера подстерег.
  
   Береги, князь, казну
   И владей ею сам,
   За неверность жену
   Тебе даром отдам.
  
   Ты невестой своей
   Полюбуйся поди,
   Она в сакле моей
   Спит с кинжалом в груди.
  
   Я глаза ей закрыл,
   Утопая в слезах,
   Поцелуй мой застыл
   У нее на губах".
  
   Голос смолк старика,
   Дремлет берег крутой;
   И играет река
   Перекатной волной.
  
   <1858>
  
  
   СЕРЕНАДА
  
   Город спит в дали туманной,
   Освещен лишь бельведер,
   И играет иностранный
   На гитаре офицер.
  
   Звучно стройная гитара
   Изливает нежный стон:
   "Cara mia, mia cara! {1}
   Выйди, выйди на балкон!"
  
   Полны слез слова живые,
   Но безмолвен бельведер,
   И опять "o cara mia!"
   Продолжает офицер.
  
   Голос плакал музыканта;
   Вот услышали его...
   Из окна - Maria santa! {2} -
   Чем-то облили всего!..
  
   Жаль мне нового мундира, -
   Maledetto {3} бельведер!..
   И в волнах Гвадалквивира
   Стал купаться офицер...
  
   <1858>
  
   {1 Моя дорогая (итал.). - Ред.
   2 Святая Мария! (итал.). - Ред.
   3 Проклятый (итал.). - Ред.}
  
  
   * * *
  
   Не позабудь меня вдали,
   Не разлюби меня в разлуке
   И на страдальческие муки
   Привет участия пошли.
  
   Гони коварные мечты
   В порыве пылких увлечений.
   Не позабудь моих молений,
   Не разлюби молиться ты!
  
   Чтоб счастье наше не могли
   Сгубить навеки злобы руки,
   Не позабудь меня в разлуке,
   Не разлюби меня вдали.
  
   <1859>
  
  
   КОЛОКОЛЬЧИК
  
   Я простился и помчался,
   Мыслью, сердцем был с тобой
   И звенел, и заливался
   Колокольчик почтовой.
  
   Было скучно мне и больно,
   Пыль клубилась предо мной;
   Грустно слушал я невольно
   Колокольчик почтовой.
  
   Сердце больше не страдает;
   Но с тех пор ему порой
   Что-то всё напоминает
   Колокольчик почтовой.
  
   <1861>
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   В сборник включены произведения двадцати пяти второстепенных поэтов
  середины XIX века, в той или иной степени дополняющих общую картину развития
  русской поэзии этого времени.
   Тексты, как правило, печатаются по последним прижизненным изданиям
  (сведения о них приведены в биографических справках), а когда произведения
  поэта отдельными сборниками не выходили - по журнальным публикациям.
  Произведения поэтов, издававшихся в Большой серии "Библиотеки поэта",
  воспроизводятся по этим сборникам.
   При подготовке книги использованы материалы, хранящиеся в рукописном
  отделе Института русской литературы (Пушкинского дома) Академии наук СССР.
  Впервые печатаются несколько стихотворений В. Щиглева, П. Кускова и В.
  Крестовского, а также отрывки из некоторых писем и документов, приведенные в
  биографических справках.
   Произведения каждого поэта расположены в хронологической
  последовательности. В конце помещены не поддающиеся датировке стихотворения
  и переводы. Даты, не позже которых написаны стихотворения (большей частью
  это даты первой публикации), заключены в угловые скобки; даты
  предположительные сопровождаются вопросительным знаком.
  
   А. Н. АМОСОВ
  
   Элегия. Тавро - клеймо, выжигаемое на коже лошадей и служащее
  отличительным знаком. Ямман-Су - горная река на Северном Кавказе.
   Серенада. Пародия на многочисленные "испанские романсы" русских
  поэтов, насмешка над увлечением испанской экзотикой.
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Свисток. Собрание литературных, журнальных и других заметок. Сатирическое
   приложение к журналу "Современник". 1859--1863
   Серия "Литературные памятники"
   М., "Наука", 1981
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   Стихотворения, присланные в редакцию "Свистка"
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   <Н. А. Добролюбов>. Вступление
   Андрей Комаров. Отрывок из письма
   * * * <А. Н. Аммосов?>. Мысль московского публициста
   А. А. <А. Н. Амосов>. Пародия на стихотворение г. Некрасова "Тройка"
   А. А. <А. Н. Амосов>. Серенада
   * * * <А. Н. Аммосов, Алексей Жемчужников?>. Пастух, молоко и читатель
  /басня/
  
  
   В заключение редакция "Свистка" представляет суду своих читателей пять
  стихотворений посторонних сотрудников, почувствовавших призвание к
  юмористической деятельности. Все они, как легко усмотрит читатель,
  принадлежат к теории "искусства для искусства" {47}.
  
   1
   ОТРЫВОК ИЗ ПИСЬМА
   (Посвящается Г. И. Сокольскому)
  
   "...Что это за город!? Справедливый боже!
   Ни одной заезжей, незнакомой рожи...
   Не с кем перемолвить "конфиденциально":
   Все глядят так тупо, так официально!
   И во всем такая "мерзость запустенья",
   Только что и слышишь: "долг" и "исполненье"...
   Но при настоящем пониманьи долга -
   Кажется порядка не дождаться долго!
   Здешний пол прекрасный в разговорах плоских
  
   Мне напоминает попадей московских;
   Слушая их речи, видя одеянье,-
   Неужели, мыслишь, это "перл созданья"?
   Здесь меня сначала очень уважали:
   Тридцать два семейства оженить желали;
   Тридцать три девицы мне романсы пели -
   И при каждом слове девственно краснели;
   Каждая альбом мне робко подносила
   И стишков на память написать просила;
   Измаравши бойко нежную страницу
   И себя сравнивши с мрачною гробницей -
   И прося стихами нежного вниманья,
   Все-таки я медлил бракосочетаньем...
  
   Вследствие такого долгозамедленья,
   Обо мне "мамаши" изменили мненье:
   Вдруг я очутился и "масон" и "красный" -
   И меня в семейство принимать опасно,-
   Что во мне гнездятся "вольные идеи"...
   (Так и жду, что скоро попаду в злодеи!)
   Потерял совсем я их благоволенье!
   Вот судья уж не был третье воскресенье!
   Я ему за это очень благодарен:
   Глуп непроходимо этот тучный барин;
   С ним скучаешь страшно; после ж посещенья
  
   Остается долго некое затменье...
   Помнишь, как с тобою мы порой мечтали:
   Рим, Париж и Лондон быстро посещали -
   И роскошно илыли по водам Лемана,
   И виднелась влево пышная Лозанна,
   И Шильон угрюмый, Байроном воспетый... {48}
   Все теперь трущобой заменилось этой.
  
   Застрелился б с горя в этом заточеньи!
   Не хочу доставить только развлеченье
   Жителям: ведь право, из такого вздора
   На полгода верно будет разговора!.."
   1859. Москва. Андрей Комаров,
  
   2
   МЫСЛЬ МОСКОВСКОГО ПУБЛИЦИСТА
  
   Какие времена! то Виллафранкский мир,
   То смерть Булгарина {49}, то взятие Шамиля!..
   Нет! не пойду я слушать водевиля -
   Отправлюсь к Печкину в трактир!
  
  
   3
   ПАРОДИЯ НА СТИХОТВОРЕНИЕ г. НЕКРАСОВА "ТРОЙКА"
  
   Что повесил головку пустую?
   В стороне от наук и труда?
   Знать все манит тебя на Морскую,
   Каждый день все туда да туда?
  
   И зачем ты бежишь торопливо,
   Вдруг накинув на плечи шинель?
   На тебя, развалившись лениво,
   Загляделась в коляске мамзель.
  
   На тебя заглядеться не диво,
   Полюбить тебя каждой не лень:
   Вьется ус темнорусый игриво,
   Ростом парень в косую сажень!
  
   Хватит ей на наряд и на ленты,
   А тебе впредь на горький урок,
   За большие набитый проценты
   Туго-натуго твой кошелек.
  
   Взгляд один да французские моды
   Распалят в тебе русскую кровь
   И отцовские хлопнешь доходы
   На поддельную девы любовь.
  
   Поживешь и попразднуешь вволю,
   Будет жизнь и полна и легка...
   Да не то тебе пало на долю:
   Ведь именье пойдет с молотка.
  
   Ты с шампанским и милой девицей,
   Надорвавши и силы и грудь,
   Спустишь все наконец за границей
   И придется тут спину согнуть.
  
   Познакомясь с работою трудной,
   Отцветешь, не успевши разцвесть,
   Погрузишься ты в сон непробудный,
   Если нечего будет поесть.
  
   И в лице твоем, полном движенья,
   Полном жизни - появится вдруг
   Горьких слез да стыда выраженье
   И последний, тяжелый недуг.
  
   И схоронят в сырую могилу,
   И забудут в Морскую твой путь,
   Где утратил и деньги и силу,
   Истощил ты и разум и грудь.
  
   Не гляди же с тоской на Морскую,
   У Дюссо горькой чаши не пей.
   Отправляйся к себе в Моховую *
   И подумай о жизни своей...
   А. А.
  
   * Это ко мне не относится, хотя я и живу в Моховой. Примечание одного
  из ближайших сотрудников "Свистка".
  
  
   4
   СЕРЕНАДА
  
   Город спит в дали туманной,
   Освещен лишь бельведер,
   И играет иностранный
   На гитаре офицер.
  
   Звучно стройная гитара
   Изливает нежный стон:
   "Cara mia, mia cara! *
   Выйди, выйди на балкон!"
  
   Полны слез слова живые,
   Но безмолвен бельведер,
   И опять "o cara mia!"
   Продолжает офицер.
  
   Голос плакал музыканта;
   Вот услышали его...
   Из окна - Maria Santa! ** -
   Чем-то облили всего!...
  
   Жаль мне нового мундира,-
   Maledetto *** бельведер!...
   И в волнах Гвадалквивира
   Стал купаться офицер...
   А. А.
  
   * Милая моя, моя милая! (итал.).- Ред.
   ** Святая Мария! (итал.).- Ред.
   *** Проклятый (итал.).- Ред.
  
   5
   ПАСТУХ, МОЛОКО И ЧИТАТЕЛЬ
   (Басня)
  
   Однажды нес пастух куда-то молоко,
   И так ужасно далеко,
   Что уж назад не возвращался.
  
   -----
  
   Читатель! он тебе не попадался?
   * * *
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРИСЛАННЫЕ В РЕДАКЦИЮ "СВИСТКА"
  
   Св. 3, с. 536-540. В конторской книге "Современника" указано, что эти
  материалы занимают четыре страницы журнального текста, и должны быть
  оплачены из расчета 50 рублей за печатный лист. Авторы скрыты под
  криптонимом NN и в графе об оплате стоит прочерк - гонорар, вед., с. 255.
  Следовательно, авторов было несколько, и причитающееся вознаграждение
  (примерно 12 руб. 50 коп.), можно думать, не было выплачено. Цензорская
  корректура (датирована 20 октября) - в ПД.
  
   <Вступление>
  
   Предполагают, что автор - Н. А. Добролюбов (Абакумов С. Н. А.
  Добролюбов как сатирик.- "Новое дело", 1922, т. 1. с. 53).
   Стр. 79. В корректуре последняя фраза от слов "Все они" отсутствует.
  4? ...принадлежат к теории "искусства для искусства".- См. прим. 35.
  
   1. Отрывок из письма
  
   Перепечатано в кн.: Стихотворения Андрея Комарова. М., 1861, с. 8-10.
  
   2. Мысль московского публициста
  
   Перепечатано в кн.: К. Прутков. Полн. собр. соч., М.- Л., 1933, с. 543
  и там же авторство предположительно приписано А. Н. Аммосову.
   В корректуре это стихотворение отсутствует и вместо него набрано без
  заглавия другое, подписанное "* * *" и отчеркнутое на полях красным
  карандашом:
  
   Ададуры нет растенья,
   А репейник есть...
   Одна дура в восхищеньи,
   Хочет его съесть!
  
   3. Пародия на стихотворение г. Некрасова "Тройка"
  
   Вероятно, автор - А. Н. Аммосов (См. Рейсер С. А., Заметки о
  Некрасове.- "Звенья", No 5, M., Л., 1935, с. 532-533). Существует также
  предположение, что стихотворение это является автопародией - СН (1879), т.
  IV, с. XII, CLXXXVIII. Рукопись неизвестна. Перепечатано в "Полном собрании
  сочинений" Н. А. Некрасова (М., 1927, с. 443) в отделе "Стихотворения,
  приписываемые Некрасову".
   Автором сноски ("Это ко мне не относится, хотя я и живу в Моховой.
  Примечание одного из ближайших сотрудников "Свистка") считается Добролюбов -
  ССД, т. 7, с. 593. В корректуре сноска отсутствует и вместо заключительного
  четверостишия напечатано (отчеркнуто на полях красным карандашом):
  
   Не гляди же с тоской на Морскую,
   Презирай покупную красу;
   Береги ты на пользу святую
   Благотворную жизни росу.
  
   Ядовита краса покупная,
   Жизнь тошна и позорно пуста; -
   Посмотри, как стремится толпой
   К общей пользе народ покупной.
   А. А.
  
   4. Серенада
  
   Автор, вероятно, А. Н. Аммосов ("Звенья", No 5, с. 532-533).
  
   5. Пастух, молоко и читатель
  
   Автограф Алексея Жемчужникова - в ЦГАЛИ. Цензорская корректура - в ПД.
  Перепечатано в ПССП (1885), с. 74. Между тем в мемуарной литературе
  встречаются указания на авторство А. Н. Аммосова. "Братья Жемчужниковы,-
  писал П. В. Шумахер к П. И. Щукину в 1884 г.,- нечестно поступили, умолчав
  об Александре Аммосове, который более Алексея Толстого участвовал в их
  кружке. "Запятки" и "Пастух и молоко" - не их, а Аммосова. Это знают многие;
  и будь князь Алексей (А. К. Толстой.- А. Д.) жив, он как человек честный, не
  допустил бы этой передержки".- "Щукинский сборник", вып. 7. М., 1907, с.
  159. О принадлежности басни А. Н. Аммосову - в письме К. А. Булгакова к Н.
  А. Степанову от 15 февраля 1859 г.- ПССП (1965), с. 437. В кн. стихотворений
  А. М. Жемчужникова (М., 1963) басня не включена.
  
   48 ...Шильон угрюмый, Байроном воспетый... - Имеется в виду поэма
  Д.-Г. Байрона (1788-1824) "Шильонский узник" ("The prisoner of Ghillon"),
  1816.
   49 То смерть Булгарина...- Реакционный литератор и журнальный деятель
  Ф. В. Булгарин, умер 1 (13) сентября 1859 г. близ Дерпта.
  

Оценка: 8.15*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru