Амфитеатров Александр Валентинович
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мнительный Лаокоон
    Герой нашего времени
    Первая заповедь
    Акафист смутителю неподобному Сергию Каменноостровскому
    Стихиры российския, исправленныя и усовершенственныя по закону сего времени
    Благодарю!
    Гувернантка
    Русские в 1906 году
    Дары Павлова
    Автобиография обрушенного потолка
    Послание Князеву
    Три пародии

                              А. В. Амфитеатров
                               (А.; Аббадона)

                               Стихотворения

-----------------------------------------------------------------------------
      Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)
      Составление, подготовка текстов и примечания Н. Б. Банк, Н. Г. Захаренко
      и Э. М. Шнейдермана
      Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание
      Л., "Советский писатель", 1969
-----------------------------------------------------------------------------

                                 СОДЕРЖАНИЕ

     10. Мнительный Лаокоон, или Обжегшись на молоке, станешь дуть и на воду
     11. Герой нашего времени
     12. Первая заповедь
     13. Акафист смутителю неподобному Сергию Каменноостровскому
     14. Стихиры российския, исправленныя и усовершенственныя по закону сего времени
     15. Благодарю!
     16. Гувернантка
     17. Русские в 1906 году, или Прекрасный кадет, закалающий себя на алтаре своего отечества
     18. Дары Павлова
     19. Автобиография обрушенного потолка


                          10. МНИТЕЛЬНЫЙ ЛАОКООН,
                                    или
                ОБЖЕГШИСЬ НА МОЛОКЕ, СТАНЕШЬ ДУТЬ И НА ВОДУ

          Хоть говорят, говорят, что "времена уж не энти-с!",
          Но - timeo Danaos et dona ferentes! {1}
          Стал полицейский смирней, не сразу он тычет нас в dentes, {2}
          Но - timeo Danaos et dona ferentes!
          Меньшиков вновь либерал... Колпак хоть фригийский наденьте-с,
          Но - timeo Danaos et dona ferentes!
          Отдан под суд генерал, да какой еще! в анненской ленте-с!
          Но - timeo Danaos et dona ferentes!
          На либеральном играть кто не горазд инструменте-с!
          Но - timeo Danaos et dona ferentes!
          Ох, крокодильей слезы не было б в сем инциденте-с!
          Ох, timeo Danaos et dona ferentes!
          Много весны на словах! Нам покажи в документе-с...
          Да-с! Timeo Danaos et dona ferentes!
          Чуткая юность мрачна... Жив, значит, нюх-то в студенте-с!
          Timeamus Danaos et dona ferentes. {3}

          30 ноября 1904
          Рим

    {1 Полустишие Вергилия: "Боюсь данайцев, даже дары приносящих" (лат.). -
Ред.
     2 Зубы (лат.). - Ред.
     3 Боимся данайцев, даже дары приносящих (лат.). - Ред.}


                          11. ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

                         Позвольте рекомендоваться:
                         Я петербургский либерал.
                         Люблю в идейках завираться...
                         Но - кто не врал? Но - кто не врал?

                         Я красен, но и осторожен:
                         Рад слово смелое прочесть,
                         Но - тем, кто неблагонадежен...
                         Имею честь! Имею честь!

                         Мысль зарубежную смакуя,
                         Шлю эмигрантам комплимент,
                         Но в русских недрах - начеку я:
                         Я не студент! Я не студент!

                         Прогресса заповеди верен,
                         Кляну я тьму: да будет свет!
                         Но - друг мой неблагонамерен...
                         Нас дома нет! Нас дома нет!

                         Пленяем остроумья ширью,
                         Бывает, брякну что-нибудь...
                         Но - чтобы рисковать Сибирью?!
                         Счастливый путь! Счастливый путь!

                         Святой гуманности поборник,
                         Я равноправья женщин жду.
                         Но - если бьет курсистку дворник,
                         Я обойду! Я обойду!

                         Люблю раскупорить котомку!
                         Когда с друзьями я кучу,
                         Пью смело тост - "за Незнакомку!!!"
                         Но кто она - молчу! молчу!

                         Я зол, что нравы наши грубы:
                         От произвола гибнет Русь!
                         Но - треснет мне хожалый в зубы..,
                         Я оботрусь! Я оботрусь!

                         Всегда, везде, во всем я - влеве!
                         Отрежу правду - хоть царю!..
                         Молчал как мертвый я при Плеве,
                         Зато при Мирском - говорю!!!

                         За право земства - новый Муций -
                         Борюсь я в гордой тишине.
                         Но... земцы ищут конституций!!
                         Я в стороне! Я в стороне!

                         Свободу я люблю без меры
                         И проповедую везде.
                         Но - сколь противны мне эсеры!
                         Как ненавистны мне эс-де!

                         Горит душа невыносимо!
                         Я революцией дышу!
                         И только Горького Максима
                         Не выношу! Не выношу!

                         Свободу прессе! К свету! К свету!
                         Я - гласной правды паладин!
                         Но - хлопнут честную газету...
                         Так подпишусь на "Гражданин"!

                         На безобразия цензуры
                         Негодовать я храбр и быстр.
                         Но - на меня карикатуры?!
                         Карай, министр! Ссылай, министр!

                         Я в убеждениях упорен,
                         В устоях - просто исполин:
                         Я тверд, как Алексей Суворин..,
                         Отец, конечно, а не сын!

                         Еврейства мукам и печалям,
                         Согласен я, предела нет...
                         Но - мы знакомы с Левендалем:
                         К нам на журфикс! К нам на обед!

                         Я прогрессист, но без нахальства,
                         Мне страшен каждый генерал:
                         Лишь с дозволения начальства
                         Я - петербургский либерал!

                         Характер у меня - лягушкин,
                         Я - земноводный по уму:
                         Мне руку даст Бобрищев-Пушкин, -
                         Что ж? Я пожму! Что ж? Я пожму!

                         Я компаньон весьма веселый,
                         Певали мы недурно встарь...
                         Залиться жутко "Карманьолой",
                         Так гряну "Славься, русский царь!".

                         Пророк пиров, при звоне кубков
                         "Глаголом жгу сердца людей"...
                         Вы лишь не требуйте поступков:
                         Я без затей! Я без затей!

                         Я не построю баррикады
                         И цитадели не взорву:
                         Я к Пасхе жду себе награды
                         И к Рождеству, и к Рождеству!

                         Приятен мне огонь протеста,
                         Но - надо ж чем-нибудь и жить:
                         Коль прогорит по земству место,
                         Пойду в полицию служить.

                         Конечно, горькая опека...
                         Но учит нас разумный век:
                         Не место красит человека,
                         Но красит место человек!

                         Плачу в гимназию за сына...
                         По дому трачу денег тьму...
                         Покорен долгу гражданина,
                         Я приспособлюсь ко всему!

                         Готов ходить во всяких бармах,
                         Кто палку взял - тот мой капрал.
                         Но - верьте: даже и в жандармах,
                         Я - либерал! Я - либерал!

                         1904
                         Рим


                            12. ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ
                       Гимн Петру Николаевичу Дурново

                         Он расцвел, подобно розе,
                         И сказал родной стране:
                         "Да не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Подражать маркизу Позе
                         Не способен я вполне,
                         Но - не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         В государственном морозе
                         Натянул я нос "весне":
                         Днесь не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Покорил я Русь под нози,
                         Будто витязь на войне, -
                         И не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Витте тащится в обозе,
                         Я ж гарцую на коне...
                         Нет! Не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Как хорош я в этой позе,
                         Не приснится и во сне...
                         Верь: не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Шлю угрозу на угрозе
                         Сей и оной стороне:
                         Пусть не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Тех повешу на березе,
                         Этих вздерну на сосне...
                         Врешь! Не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Пулемет в огромной дозе -
                         Вот спасение казне!
                         Не помогут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Суд - в акимовском психозе,
                         Кремль - в дубасовском огне...
                         Да не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Пресса - в мертвенном гипнозе,
                         Как утопленник на дне...
                         Ну-ка, ну-ка! где вы, бози,
                         Инии разве мене?

                         Соберу я дани мнози -
                         Где овсом, где на зерне, -
                         Но заплатят тебе... бози
                         Инии разве мене!

                         Не свезти на целом возе,
                         Что проклятий слышно мне...
                         Всё ж - не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Чести больше и в навозе,
                         Смысла больше и во пне...
                         А не будут тебе бози
                         Инии разве мене!

                         Брань гремит в стихах и прозе
                         Даже всей моей родне, -
                         Но не будут тебе бози
                         Инии разве мене!"

                         Декабрь 1905 или январь 1906


                     13. АКАФИСТ СМУТИТЕЛЮ НЕПОДОБНОМУ
                         СЕРГИЮ КАМЕННООСТРОВСКОМУ,
            ВО ГРАФЕХ СУЩУ И СЛАВУ ВСЕЛЕНСКУЮ ВЕЛЬМИ ПРИЯВШЕМУ,
             ГОСУДАРСТВЕННОЙ МАГИИ ПРОФЕССОРУ, ВСЕГО ПЕТРОГРАДА
         ОБЕР-КУВЫРКАТЕЛЮ И, ПРЕФОКУСНЫЯ КОЛЕНА ТВОРЯЙ, ЦАРЕДВОРЦУ

     Коими  похвальными венцы уязвем смутителя? Плотию в Петербурге суща, но
циркулярно  всех  достигающа,  всех  предателя  и отступника и всех скорбных
заточителя  и  от  всех  сущих  в  бедах  затворенное  убежище,  Российскаго
бесчестия  столпа, лицемерных поборника? Его же ради шатания, Дурново Россию
разложи, вопияй: позвольте выпороть вашу милость!
     Курноса  образом,  всемирна  суща плутовством, яви тебе бюрократическия
твари  создатель.  Многорасходную  бо  широту беспрограммия твоего провидев,
протяженносложенне Сергие, научи ны вопияти тебе сице:

           Радуйся, конституции вилами на водах песнетворче!
           Радуйся, мистификаторе, тебя же на свете несть горче!
           Радуйся, царя многократы за глупый нос водивый!
           Радуйся, демократов по тюрьмам и местам отдаленным
                                                     рассадивый!
           Радуйся, клятвенных обещаний неисполнение!
           Радуйся, в честном слове своем произволение!
           Радуйся, публике очков втирание!
           Радуйся, к народным нуждам невнимание!
           Радуйся, отечественной прессы подкупательство!
           Радуйся, в иностранных корреспондентех искательство!
           Радуйся, возложивший Вильяма Стэда на лоно!
           Радуйся, пригласивший Луи Нодо и Диллона!
           Радуйся, лести торжество и над истиною издевательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, сочинителю конституционнаго самодержавия,
           Радуйся, жену свою приведший в православие!
           Радуйся, в Портсмуте-граде врази японстии победивший!
           Радуйся, Россию монополькою водкою споивший!
           Радуйся, давший нам золотую валюту!
           Радуйся, произведший Вуича в Скуратова Малюту!
           Радуйся, отечества разорение велие!
           Радуйся, французских и немецких рептилий веселие!
           Радуйся, парижских банкиров надувательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство!
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, обещавший нам четыре свободы!
           Радуйся, велевший сидеть у моря да ждать погоды!
           Радуйся, како спасти Россию знающий!
           Радуйся, секрета сего никому не открывающий!
           Радуйся, на два фронта играние всегдашнее!
           Радуйся, забвение сегодня про вчерашнее!
           Радуйся, готовность лгать в ежеминутие!
           Радуйся, Хлестакова за пояс заткнутие!
           Радуйся, друзей своих и сотрудников предательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство!
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, доверия напрасное прошение,
           Радуйся, доверия ни справа, ни слева неполучение!
           Радуйся, Петра Николаевича Дурново возвышение!
           Радуйся, административной ссылки воскрешение!
           Радуйся, печати русской погашение,
           Радуйся, студентов поношение,
           Радуйся, гимназистов заушение,
           Радуйся, просвещения истребление,
           Радуйся, к черным сотням вожделение,
           Радуйся, над мыслью русской надругательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, департамента полиции владычество,
           Радуйся, Акимова во судех неприличество,
           Радуйся, обожание Димитрия Трепова,
           Радуйся, командировка Орлова Свирепаго,
           Отправляемаго ныне в поход заново.
           Радуйся, друже Меллера и Алиханова,
           Радуйся, Карангозова в Одессу ниспослание,
           Радуйся, Дубасовым Москвы расстреляние,
           Радуйся, сожжение сел и обывателей убийство,
           Радуйся, Гурьева и прочих, елицы с ним, витийство,
           Радуйся, купле продажнаго писательства!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, "Русскаго государства" поощрение,
           Радуйся, с Сергеем Шараповым примирение,
           Радуйся, с Манасевичем-Мануйловым якшание,
           Радуйся, воров опора и честным людям мешание,
           Радуйся, Василия Касперова протекция,
           Радуйся, финансов русских вивисекция,
           Радуйся, громождение обмана на обмане,
           Радуйся, показание царю кукиша в кармане,
           Радуйся, либерале, страхом свободы объятый,
           Радуйся, низкопоклонниче пред Звездною палатой,
           Радуйся, скрутивый в бараний рог обывательство.
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство!
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, щедродавче "С.-Петербургскаго телеграфнаго
                                                     агентства",
           Радуйся, подложныя рекламы совершенство,
           Радуйся, научнаго невежества беспредельность,
           Радуйся, ноздревщины неслыханная цельность,
           Радуйся, таланте врать, о чем угодно, не зная скончания,
           Радуйся, языкоблудства увенчание,
           Радуйся, нарицаемый волшебником и магом,
           Радуйся, Михаилу Кречинскаго оставивший за флагом,
           Радуйся, хвостовиляние направо и налево,
           Радуйся, - с позволения сказать - министерская полудева,
           Радуйся, великий мастер на все обстоятельства!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, Сахалина пополам разделение,
           Радуйся, кредитов русских ущемление,
           Радуйся, узаконение российскаго пианства,
           Радуйся, кабаков премещение на уличный скандал
                                                  и буянство,
           Радуйся, любителю хулиганския резвости,
           Радуйся, учредителю "народныя трезвости",
           Радуйся, насадителю православной морали кафе-шантанами,
           Иде же несть болезнь и печаль, а только - девки
                                                     с канканами!
           Радуйся, протекционных пошлин торжество и
                                                 превосходство!
           Радуйся, промышленности русской повсеместное
                                                  банкротство!
           Радуйся, налогов, яко прессом, выжимательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, меценате российския лиры,
           Радуйся, одеваяй пиит своих в лакейские мундиры,
           Радуйся, Константина Константиновича глупостей
                                                    свидетелю,
           Радуйся, академии без академиков радетелю,
           Радуйся, из оной академии Максима Горького изгнание,
           Радуйся, невежества геройство и приличия незнание!
           Радуйся, охотниче снимать со всякой каши пенки!
           Радуйся, получивый нос от Чехова и Короленки!
           Радуйся, издателю газеты без подписчиков,
           Радуйся, редакцию составивший из сыщиков!
           Радуйся, предвидевший обжорство сей породы,
           Радуйся, испросивший субсидию им на бутерброды,
           Радуйся, миллиона народных денег в сей печи сожжение!
           Радуйся, Гурьева любовь и Сигмы глубочайшее уважение,
           Радуйся, Никольского восторг и Гурлянда обожательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, рабочих именующий "братцы",
           Радуйся, - бух в колокол, не посмотря в святцы!
           Радуйся, одесских погромов научительство,
           Радуйся, Богдановича оплата и покровительство,
           Радуйся, Матюшенского и Гапона подстрекательство,
           Радуйся, черных сотен пристанодержательство,
           Радуйся, депутатов в сахарныя уста целующий,
           Радуйся, о дне грядущем в ус себе не дующий!
           Радуйся, охранителю - своей собственной шкуры!
           Радуйся, изобретателю генерал-губернаторской цензуры!
           Радуйся, над свободой слова издевательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

           Радуйся, возлюбивший служебное бескорыстие,
           Радуйся, учредивший мышеловку из амнистии!
           Радуйся, чинов, наград и пенсий нехотение,
           Радуйся, земель в Австрии и Пруссии приобретение!
           Радуйся, Вильгельма II интимный друже,
           Радуйся, курса направителю что день, то хуже!
           Радуйся, прельщение Мещерскаго, охальника!
           Радуйся, превращение Николая Второго в целовальника!
           Радуйся, Государственной думы бессрочныя отсрочки!
           Радуйся, рабочих обнищание до последней сорочки!
           Радуйся, укрощение митингов и прочия мятежный орды,
           Радуйся, отдание выборов под кулак Держиморды,
           Радуйся, забастовок и стачек победноборче,
           Радуйся, конституции вилами на водах песнотворче!
           Радуйся, до всего, тебе некасаемаго, касательство!
           Радуйся, новоиспеченное сиятельство,
           Неподобный отче Сергие Каменноостровче,
                                  Радуйся!

     О  преславный  и  пречудный  Отче Сергие, витии суемудренныя нечестивых
видим тобою посрамленныя!!
     Тимирязева   бо   хульника,  разделяющаго  правительство,  и  Толстого,
смешающа министерскую троицу, {Министр-отец - С. Ю. Витте, министр - с<укин>
сын  - П. Н. Дурново, и министр - плут простой - Г. Акимов.} препрел, нас же
во ежовых рукавицах укрепил еси.
     О,  колика  туга  обдержит ны от стреляний дурновских и язвы терпеть ны
несть мощно: пластыря приложите несть врача... Балмашев бо умре, и Карпович,
иже министры воспитуяй, далече от нас!
     Архистратига,  великаго  министра  и  храмины  председателя  Мариинской
Сергия   восхвалим:   многи  бо  мужи  погуби  неправедно  умрети  имущия, и
жительству  российскому  является  с  Дубасовым  во  сне,  реша  неправедное
изречение.  Прескверных  же  твоих  деяний,  яко  песка морского и множества
звезднаго,  исчести не могущи, недоумением объяти бывше, вопием ти: караул!!
Егда же соблаговолиши покинута ны? Отпусти душу на покаяние!

     <19 февраля 1906>
     Париж


                          14. СТИХИРЫ РОССИЙСКИЯ,
                      ИСПРАВЛЕННЫЯ И УСОВЕРШЕНСТВЕННЫЯ
                           ПО ЗАКОНУ СЕГО ВРЕМЕНИ

                          1. СТИХИРА АДМИРАЛЬСКАЯ

  Поется при спуске броненосцев, при осмотре портовых сооружений и приеме
 заказов, а равно и при всяком высокоторжественном происшествии по морскому
      ведомству, главным же образом - во дни тезоименитства и рождения
    его императорского высочества великого князя Алексея Александровича

                        Волною морскою
                        Крал еси древле:
                        На Балетную,
                        На оперетную,
                        На всякую прочую девку скравше!

                          2. СТИХИРА ГЕНЕРАЛЬСКАЯ,
                           ОНА ЖЕ КУРОПАТКИНСКАЯ

                 Исполняется при встречах главнокомандующих
                   и прочего генералитета, возвращающихся
                    на родину с полей битв маньчжурских

                     Взбранный воевода отступительный,
                     Яко избавлен от побед!
                     Восписуют тя штабы твои, полководче!
                     Но, яко имущий команду всепобедимую,
                     От бед своих нас свободи, да поем ти:
                     Сгинь от нас, несчастье разнесчастное!

                            3. СТИХИРА ОБЫСКНАЯ

                   Се - жандарм грядет во полунощи,
                   И блажен муж, его же обрящет бдяща!
                   Кольми паче блаженна бдящая жена,
                   "Литературу" в печке сожегшая,
                   Шрифт и браунинги в речку спустившая,
                   Во сретенье жандарма чистосердне уготованная!
                   Не ворвется он к ней в спальню, гремя шпорами,
                   Не поднимет с постели полуголую,
                   Не покажет понятым тело белое.
                   Если треснет нагайкою, - не по нагим плечам,
                   Не поставит босыми ногами на холодный пол,
                   Не принудит в развращенном виде перед
                                                    ним стоять,
                   На допросе неумытном ответ держать -
                   Во единой ночной рубашечке
                   Под открытою форточкою.
                   Лишь велит он у жены благоразумныя
                   Понятым пошарить за пазухою,
                   Поискать крамолы под юбками -
                   Не таит ли умысла противу самодержавия, -
                   Да прикажет протокол подписать:
                   "Всем довольна, не имею претензии!"

                        4. СТИХИРА ИМПЕРАТОРСКАЯ {*}

    Читается членами императорской фамилии ежедневно пред отходом ко сну

                    Отче наш! Хорошо, что еси на небеси,
                    А если бы ты был на земли,
                    То поселил бы тебя Вуич где-нибудь вдали,
                    Да исполнится воля Дурново
                    И да приидет царствие его!
                    Заем в Европе даждь нам днесь,
                    Петру Николаевичу овса отвесь,
                    А народ пусть заплатит долги наши, -
                    Только не так, как мы платим кредиторам
                                                       нашим!
                    Не подведи нас под покушение,
                    Но избави нас от Каляева!

     {* Ранее, цензурного гонения для, печаталась яко "министерская".}

                          5. СТИХИРА ИЗДАТЕЛЬСКАЯ

                          Воспою прокимен:
                          Акимов - злой скимен..,
                          Суди ж меня, судия
                          Неправедный!!!

                          6. СТИХИРА КРОНШТАДТСКАЯ
 Исполняется на радениях иоаннитов и тому подобных празднествах российской
 юродивости, преимущественно же - во сретение преподобного отца протоиерея
Иоанна Ильича Сергиева, от черных сотен суща, бабия пророка, блаженномздоимца,
     всих плутов и казеннотатей молитвенника и дреймадернаго чудотворца

                          Плуте тихий
                          Хмельныя славы!
                          Близ тебя, священнаго,
                          Близ тебя, блаженнаго,
                          Жулик на мазурике
                          И вор на плуте!
                          Выведше тебе из тьмы на солнце,
                          Видевше свет газетный,
                          Ждем до конца
                          Еще немного,
                          Чтобы твои плутни прокурор накрыл!

                          7. СТИХИРА БУТЕРБРОДНАЯ

                 Поется хором пред редакционными завтраками
                сотрудников газеты "Русское государство" {*}

                 Иже в девятый раз ассигновку Матюшенскому
                                                     написавый,
                 Иже Гапону-попу протекцию оказавый,
                 Иже Ушакова и Коренева возложивый на лоно,
                 Иже поощрявый Зубатова во время оно,
                 Вящаго провокаторства учредивый мытарства, -
                 Хвален еси, соченший ны "Русское государство"!
                 Девять тысяч на завтраки, - что может быть слаще?
                 Восписуем же, братие, что - несть власти аще!
                 Девятьсот тысяч бюджета! - пляшите, зовите:
                 Славься сим, болярин, граф Сергей Юльевич Витте!

     {*   За   не   столь  праведною,  сколь  скаредною  кончиною  "Русского
государства"  и  прекращением  сопряженных  с  оным  завтраков  стихира  сия
временно  вышла  из  употребления,  но  не  без упования паки воскреснуть. А
завтракают ныне в "России".}

                             СТИХИРЫ ЧУХНИНСКИЯ

             Рекомендуются к умному чтению кандидатам в палачи,
                       пред исполнением экзекуции {*}

                                     8

                  Разбойника нечестиваго искал еси вотще,
                  Чтобы лейтенанта Шмидта повесити.
                  Разбойникам нечестивым, плююще, отказавшимся,
                  Милосердия пример явил еси, адмирале,
                  Четырьмя залпами Шмидта поразивый!
                  Двенадцатью пулями Шмидта пронзивый!
                  Молимся ти, разбойников устыждение,
                  Молимся ти, дисциплины насаждение:
                  Яко палачам неопытным, даруй нам свое научительство!

                                     9

                  Аще и во гроб низвел еси бессмертных,
                  Но флотскую сокрушил еси силу
                  И остался на бобах - победитель,
                  Министерству телеграфируяй: "Радуйтеся!
                  Лейтенант Шмидт и матросы расстреляны,
                  "Пантелеймон" и "Очаков" на дно пущены!
                  Разрешите утопить остальную флотилию,
                  С офицерством и с командами,
                  Дабы в эскадре Черноморской порядок был!"

     {*  Сия  и  следующая  стихиры  в  честь  выбывшаго из флотских еписков
адмирала  Чухнина  сохраняются  в  сем  молитвослове исключительно на случай
скорого  открытия мощей означенного угодника, чудесами своими, уже при жизни
своей,   посрамившаго   славу   как  Серафима  Саровскаго,  так  и  Феодосия
Черниговского, и всех прочих собственноручных его величества чудотворцев.}

                         10. СТИХИРА ТИМИРЯЗЕВСКАЯ

                            Чертог твой
                            Вижду, Витте мой, {*}
                            Но охоты не имам,
                            Да вниду в онь.
                            Страшновато с твоим скопом
                            Сопричислиться:
                            Никаким потом иссопом
                            Не очиститься!

     {*  Обращение  должно меняться соответственно имени того благочестивого
вельможи, коий занимает пост министра-президента. Так, под игом г. Столыпина
достойно и праведно есть воспевать: "Петя мой!"}

                          11. СТИХИРА ЖАНДАРМСКАЯ,
                ИЛИ ОТВЕТСТВЕННЫЙ ВОПЛЬ НА ЗАПРОС НАЧАЛЬСТВА
                 О ПРЕВЫШЕНИИ ВЛАСТИ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ОНОЮ

                   Ваши превосходительства, услышьте нас!
                   Услышьте нас, ваши превосходительства!
                   Укорение Спиридоновой не женственное,
                   Яко обличила нас письмом,
                   Благоволите считать не существующим,
                   Да не подвергнемся суду!
                   Но трудам нашим в поощрение, -
                   Яко истязуемо девиц,
                   Не имеющих к начальству почтения
                   И посягающих на государственный строй, -
                   Явите к нам велию милость,
                   Да не устрашимся вовек!
                   При исполнении служебных обязанностей
                   Ни стыда у нас, ни совести, ни чести нет.
                   И не то еще творит наше усердие,
                   Да не всё выходит на белый свет.
                   Рука руку моет, ваши превосходительства!
                   Ваши превосходительства, волк волка не ест!
                   Соизвольте положить милостивую резолюцию,
                   Да возликуем и процветем, яко сельний крин:
                   Представьте нас к денежной награде
                   С командировкою за границу на казенный счет,
                   Удостойте нас святыя Анны второй степени
                   И производства в следующий чин!

                            12. СТИХИРА БАЛЬНАЯ

          Исполняется на фестивалях гг. министров внутренних дел -
        незадолго до переселения оных из мира земного в мир небесный

                            Давид играше,
                            Давид скакаше
                            Перед ковчегом
                               Веселыми ногами.
                            Дурново играше,
                            Дурново скакаше
                            После расстрелов,
                               Перед гробами.
                            Министры не приехали,
                            Послы заболели,
                            Дамы не хотели:
                               Ох, бал, бал, бал!
                               Лучше б ты не бывал!
                            Без министров, без послов
                            Праздник всё же был готов:
                            Гости наезжали
                            С усами, с усами,
                            Гостей угощали
                            Овсами, овсами.
                               Дурново увещевал,
                               Чтобы каждый ликовал:
                            Веселися, пристав!
                            Радуйся, подчасок!
                            Ходи живо, сыщик!
                            Шевелись, брандмейстер!
                            Воспляшите, дворники!
                            Танцуй, околоточный!
                               И не унывай, жандарм!!!

                          13. СТИХИРА БЕЗВЫХОДНАЯ

                  С особенным чувством должна исполняться
                  молодыми людьми еврейского происхождения

                       От юности моея
                       Мнози борют мя напасти:
                       В университет хотел бы я,
                       А меня сажают в части!
                       Мечтал я во время оно,
                       Что буду прилежный студент:
                       Ненавидящие Сиона
                       Подвели меня под "процент"!
                       Как поехал я в Питер из Бреста,
                       Сыщик в тот же уселся вагон.
                       Обязательны мне в месяц три ареста
                       И высылка - на каждый сезон.
                       О, когда б вы в моей шкуре побывали!
                       В году триста шестьдесят пять дней:
                       У меня обысков - меньше едва ли...
                       Я клянусь вам, как честный еврей!
                       Шарят, где револьверы, бомбарды:
                       Не хотят взять во вниманье то,
                       Что давно уже я снес в ломбарды
                       Зонтик, брюки, шляпу и пальто!
                       Так меня ощупывают строго,
                       Будто в каждом пальце - по ножу,
                       Будто, лишь тряхни меня немного,
                       И тотчас я браунинг рожу!
                       Я знаком всем русским прокурорам,
                       Мне жандармов неизвестных нет,
                       Я живу в тюрьме иль под надзором,
                       По этапу исходил весь свет.
                       Записали меня, бедного, бундистом,
                       Увезли в Архангельск жить!
                       После - нет: признали сионистом, -
                       Переводят в Кадников тужить!
                       Каждый нерв истерзан, каждый атом!
                       С нашим братом счеты так просты:
                       Записали социал-демократом -
                       И отправили в "Кресты"!
                       А вчера я снова был утешен -
                       Мне сказал тюремный офицер:
                       "Вероятно, будешь ты повешен,
                       Яко социалист-революционер!"

                            14. СТИХИРА ЦАРСКАЯ

              Годится на каждый день, но с особенным чувством
                    исполняется в годовщину 9-го января

                        Спаси, господи, люди твоя
                        И защити достояние твое
                        От нечестивейшаго императора нашего
                        Николая Александровича,
                        Да твое не расстреляет
                        Под крестом твоим жительство!

                 15. СТИХИРА РОМАНОВСКАЯ, БЛАГОДАРСТВЕННАЯ,
         ИЛИ ГИМН ПРИЗНАТЕЛЬНОЙ РОССИИ ВО СЛАВУ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО
                   ВЕЛИЧЕСТВА НИКОЛАЯ II АЛЕКСАНДРОВИЧА,
              ИМПЕРАТОРА ЦАРСКОСЕЛЬСКАГО, ЦАРЯ ПЕТЕРГОФСКАГО,
                  ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ ОХРАНСКАГО И ПР., И ПР.,
                    И ВСЕЯ "ПОЛЯРНЫЯ ЗВЕЗДЫ" САМОДЕРЖЦА

                         Боже, царя стряхни!
                         Самодержавный,
                         Царь он - к позору, к позору нам!
                         Царь он - на смех врагам!
                         Злой, своенравный,
                         Глуп он - куда ни ткни!
                         Боже, царя стряхни!!!

                         <19 марта 1906>
                         Париж.


                               15. БЛАГОДАРЮ!
      Романс литератора, умиленного кадетским, законопроектом о печати

                Я прочитал проект... Хоть он еще не в силе,
                Но вижу хорошо грядущую зарю:
                Всего лишь на пять лет меня вы засадили...
                                 Благодарю!

                Дождались мы цветов, дождемся, значит, ягод...
                Российской власти впредь отнюдь не укорю:
                По конституции за это - в крепость на год...
                                 Благодарю!

                В собрании умов, свободой знаменитых,
                С почтеньем старину подьяческую зрю:
                Вы честно сберегли суд при дверях закрытых...
                                 Благодарю!

                Священно сохранен порядок "диффамаций",
                Не допускающих сторон враждебных прю:
                За то, что посрамлен уклад соседних наций, -
                                 Благодарю!

                В читальне у меня брошюрки очень прытки,
                Но от жандарма впредь шкафов не затворю:
                Ведь риск теперь - всего три месяца к отсидке...
                                 Благодарю!

                Прелестные статьи и чудо-параграфы
                Я жадно проглотил - авось переварю!
                Спасибо за тюрьму, особенно ж - за штрафы...
                                 Благодарю!

                Строжайшей логикой ваш кодекс лучезарный
                Так полон, что - давай господь пономарю!
                Пускай бранит его народ неблагодарный...
                                 Благодарю!

                Ах, злая клевета прилипчивей, чем клейстер!
                В толпе гуляет слух, - его ли повторю? -
                Что диктовал закон вам обер-полицмейстер...
                                 Благодарю!

                30 июня 1906
                Париж


                              16. ГУВЕРНАНТКА
                      С МУЗЫКОЮ, СОГЛАСНА И В ОТЪЕЗД,
                      ИЛИ НАСТАВЛЕНИЕ С. А. МУРОМЦЕВА
                ЧЛЕНУ КРАЙНЕЙ ЛЕВОЙ: TENEZ VOUS DROITE! {*}

                       Сдержи, мой друг, свое рыкание
                          И рот запри.
                       Об Учредительном собрании
                          Не говори.

                       Рукоплесканий грубой публики
                          Не возбуждай -
                       И понапрасну о республике
                          Не рассуждай.

                       Не удручай словами быстрыми
                          Кадетский стан.
                       Кто ж так ругается с министрами:
                          "Вы - хулиган"!

                       Коль скоро слово мною дадено,
                          То сгоряча
                       Не закричи смотри: "Прочь, гадина!" -
                          На палача.

                       Министров наших молодечество
                          Как вихрь пустынь.
                       Но их назвать - "враги отечества"!..
                          Динь-динь - динь-динь!

                       Ври аккуратно и умеренно
                          Вплоть до конца.
                       Поверь: надежнее ход мерина,
                          Чем жеребца.

                       Слова и тон волненья грубого
                          Противны мне:
                       Я весь - как "мякиш для беззубого"!
                          (Смотри "На дне"!).

                       Когда мужик твердит мужицкое,
                          Он злит меня.
                       Его зову, звоня и цыцкая,
                          К порядку дня.

                       Звоню Аладьину, Аникину, -
                          Плебеи, брысь!
                       Но у своих словца не выкину:
                          Скромна их рысь.

                       Гостил недаром в Петергофе я
                          Врагам на страх:
                       Вкус государственного кофея
                          В моих устах!

                       Как гувернантка, я прославился
                          В короткий срок
                       И лишь в "день Павлова" не справился...
                          Хоть брось звонок!

                       Я тишины благоговейныя
                          Вотще алкал:
                       Народ "убийцу" в жилы шейныя
                          Чуть не толкал!

                       От потолка и до фундамента
                          Висела брань.
                       Ах, у российского парламента
                          Манеры - дрянь!

                       Но не долга была потерянность:
                          Единый день.
                       Ведь аккуратность и умеренность
                          Тверды, как пень.

                       Пускай ораторы народные,
                          Трудовики,
                       Пугают, будто нас голодные
                          Ждут мужики.

                       Не знаю, будет ли напитана
                          Толпа сих плакс,
                       Но Дума мной благовоспитана,
                          Уж это так-с!

                       Как Эдуард Направник с палкою,
                          Я - у звонка.
                       И лишь одной легендой жалкою
                          Смущен слегка:

                       Бормочет Дума, опечалена,
                          Что я... того...
                       Потомок Софьи и Молчалина -
                          И весь в него!

                       Июнь или июль 1906

     {* Держитесь правой стороны (франц.) - Ред.}


                          17. РУССКИЕ В 1906 ГОДУ,
                   ИЛИ ПРЕКРАСНЫЙ КАДЕТ, ЗАКАЛАЮЩИЙ СЕБЯ
                         НА АЛТАРЕ СВОЕГО ОТЕЧЕСТВА

                                   Нет,  раньше  чем что-либо провозглашать,
                              "кадеты"  должны  иметь  власть в своих руках.
                              Только  на таких условиях они могут взяться за
                              образование    министерства,    принести   эту
                              величайшую  патриотическую  жертву и выполнить
                              высшую задачу, возложенную на них историей.

                                                "Речь". Статья А. С. Изгоееа

                     Самоотверженны бывали люди встарь,
                     Но и теперь на этот счет мы быстры.
                     Прими меня, отечества алтарь!
                     Себя тебе я жертвую - в министры!

                     Когда-то пламя злобное сожгло
                     Длань Сцеволы при сборище немалом.
                     Не хуже мы, и я, куда ни шло,
                     Согласен быть - российским генералом.

                     Любой кадет историей венчан
                     На подвиги... их список очень длинен!..
                     Когда я буду русский Ли Хун-Чан,
                     То помните: пред вами - новый Минин!

                     Да, Минин я, но - возведенный в куб,
                     А может быть, в придачу и Пожарский:
                     Признался же, что я "не очень глуп",
                     Язвительный писатель Луначарский.

                     Пусть клевета плетет паучью сеть!
                     Как патриот, утешу я парламент:
                     Коль не дадут мне ведомством вертеть,
                     Уж так и быть, возьму хоть департамент!

                     Возможно ль век свой в праздности прожить,
                     Став, так сказать, своей карьеры вором?
                     Готов по гроб я родине служить, -
                     Назначьте только обер-прокурором!

                     Держа в кармане каждом по шишу,
                     Я издаю неявственные звуки
                     И лишь тогда кой-что "провозглашу",
                     Когда всю власть возьмут кадеты в руки!

                     Я подпишу, пожалуй, хоть контракт,
                     Что всех реформ я рыцарь и оратор,
                     Но требует сперва кадетский такт,
                     Чтобы я был - военный губернатор!

                     Ну, словом, так: отечество любя,
                     Не дрогну я ни пред какой напастью -
                     Спасу его, пожертвую себя...
                     Чур, только быть мне "предержащей властью".

                     4 июля 1906
                     Париж


                              18. ДАРЫ ПАВЛОВА

                         Павлов едет, дик и злобен,
                         От Таврических громад.
                         Злостью бесу он подобен
                         И умен - как автомат.
                         К Петергофу приближаясь,
                         Он умильный принял вид
                         И, солидно принижаясь,
                         Нежно Трепову журчит:

                         "Пропусти меня, владыка!
                         Пожалей мою слезу!
                         В этой Думе столько крика -
                         Не увезть и на возу!
                         Там кишат исчадья ада
                         И, пюпитрами стуча,
                         Воют: "Вон пошел! Не надо!
                         Прочь! Не слушать палача!"
                         Оскорблен я. Месть - по праву!
                         Повели же расстрелять
                         Всю Аладьина ораву
                         И кадетов штучек пять!"
                         Но, на страже "кабинета",
                         Трепов стихнул, будто спит,
                         И ему, стихом поэта,
                         Павлов сызнова хрипит:

                         "Я привез тебе гостинец:
                         Любопытней в мире нет!
                         Замечательный зверинец -
                         Министерский наш совет!

                         Все - в кольчуге драгоценной
                         Под мундиром золотым:
                         Страхованье жизни тленной,
                         Ибо все мы - прах и дым!
                         Всюду ныне - пули, бомбы,
                         Здесь подкоп, а там провал...
                         Слушай, Трепов! Ты гуртом бы
                         Нас, друзей, блиндировал!
                         Вот тебе Стишинский с Гуркой,
                         Вот Столыпин-пулемет:
                         Был бы кстати он под туркой,
                         На Руси ж - куда не мед!"

                         Но, на страже "кабинета",
                         Трепов хмурится, молчит,
                         И - волнуясь: что же это? -
                         Павлов жалостно бурчит:
                         "Слушай, дядя! Дар бесценный!
                         Что другие все дары?
                         Торжествует суд военный
                         От Фонтанки до Куры!
                         Труп расстрелянного Шмидта,
                         Трупы рижских мертвецов, -
                         Ренненкампфовы копыта
                         Топчут головы бойцов!
                         Всем в России жить несносно,
                         Да не слаще и Сибирь:
                         Ходит язвой смертоносной
                         Юридический упырь.
                         Городской народ и сельский
                         Столь исстрелян в этот срок,
                         Что сам Меллер-Закомельский
                         Стал мальчишка и щенок!
                         Лишь один воитель Бадер
                         Нам приходится под масть:
                         Белостокский дебаркадер
                         Помнит бадерову власть!
                         Изнасилованы жены,
                         Переколоты мужья...
                         Пулеметы заряжены,
                         Штык недаром у ружья!!!"

                         Дмитрий Трепов еле дышит
                         И сморкается в платок:
                         Кровь он видит, вопли слышит -
                         Ах ты, милый Белосток!

                         И восстал в свирепой страсти
                         Дмитрий Трепов как гроза,
                         И алчнее волчьей пасти
                         Генеральские глаза.
                         И,склонив чело по чину,
                         С содроганьем эполет,
                         Прокурора-молодчину
                         Пропустил он в "кабинет".

                         6 июля 1906
                         Париж


                   19. АВТОБИОГРАФИЯ ОБРУШЕННОГО ПОТОЛКА

                 Воздвигнутый в венец торжественной палате,
                 Спокойно я висел, незыблемый в годах.
                 Я зрел Потемкина - небритого, в халате,
                 Я зрел Потемкина - в брильянтах и звездах.
                 Плясали подо мной красавицы столицы,
                 Иллюминации ночь обращали в день,
                 И лебедью плыла премудрыя Фелицы
                      Божественная тень.

                 Увы! Блестящий век был краток и непрочен!
                 Светлейший опочил в окрестностях Бендер;
                 Таврический дворец уныло заколочен,
                 Как суеты сует учительный пример;
                 Ремонт его вошел в графу бюджетной сметы,
                 Хищению казны прибавив новый шанс...
                 Лишь Дягилев порой здесь выставлял портреты
                      И славил декаданс.

                 Прошло сто лет... Опять жива моя обитель.
                 Начистили паркет, с окошек смыли мел...
                 Пришел под мой навес "народный представитель" -
                 Заспорил, закричал, затопал, зашумел.
                 Был любопытен мне Содом сей безобидный.
                 Я - партий не знаток. Сквозь сетку паутин
                 Мне нравились равно - и Муромцев солидный,
                      И чинный Головин.

                 Шумели там внизу Аладьин и Аникин,
                 И Родичев в экстаз лирический впадал.
                 С трибуны яростно отчитан Горемыкин,
                 И Павлов потерпел неслыханный скандал.
                 Клубились прения неистово и быстро,
                 Неистощимые, как вешняя вода.
                 И каждый голосил на каждого министра:
                       "В отставку, господа!"

                 Не знаю, парлам_е_нт каков у прочих наций:
                 Кто хочет знать - Максим Максимыча спроси.."
                 Но вряд ли где еще красивых декламаций
                 Фонтан обильнее, чем на святой Руси.
                 Не то чтобы я был социализмом болен,
                 Не то чтобы я был ретивый демократ...
                 Но всласть поговорить - премного я доволен,
                       Послушать тоже рад.

                 Кто говорит: я стар? О нет! В начале мая
                 Дала мне молодость народная гроза.
                 Волнующим речам почтительно внимая,
                 Я даже отсырел: невольная слеза!
                 Разоблачения звучали каждой язве!
                 Порокам страшный суд глас трубный возвещал!
                 Нет, если я тогда трещал слегка, то разве
                      От радости трещал!

                 Но помню мрачный день, явился некто Г_у_рко...
                 Задрал он до меня носки своих сапог!
                 И дрогнула моя невольно штукатурка:
                 Негодованья пыл едва я перемог,
                 Перила ветхие презрением заныли...
                 Впервые видел я подобный моветон!
                 С тех пор меня вотще крепили и чинили,
                      Истратив миллион.

                 Сей Гурко был еще "неведомый избранник".
                 Теперь, как говорят, он много преуспел:
                 Лидваля компаньон, Эстер покорный данник...
                 Недаром, видно, я над Гуркою скрипел!
                 Пространство не щадя и не жалея время,
                 С гримасой он цедил свой безобразный спич...
                 Как жаль, что я тогда на дерзостное темя
                      Не уронил кирпич.

                 Затем - предела нет трагическим моментам.
                 Конфликты сосчитать - неодолимый труд.
                 Пищала правая: запахло здесь конвентом!
                 Вопила левая: под суд! под суд! под суд!
                 Но был начальства глаз угрюм и неусыпен,
                 Но был начальства план язвителен и жгуч:
                 В одну глухую ночь пришел сюда Столыпин
                      И запер зал на ключ.

                 Так Дума первая скончала жизнь без шума,
                 В пустыню удалясь от сих прекрасных мест.
                 Но пишут в Англии: "Нет Думы - будет Дума!"
                 Надеждами добра тревоги успокоив,
                 Я мирно спал, один питая интерес:
                 В грядущем феврале каких пришлет героев
                      Страна под мой навес?

                 Желанный день настал, но мне пришелся жестко;
                 Он отравил меня, как пиво - кукельван.
                 Ах, было отчего рассыпаться в известку!
                 Я вижу: под меня вдруг входит... Крушеван!!!
                 Как? Чистоту мою коптит его дыханье?!
                 Как? Кишиневский смрад сюда он приволок?!
                 Обрушься же скорей ты, вековое зданье!
                      Валися, потолок!

                 Март 1907
  
                                 ПРИМЕЧАНИЯ 
  
     Александр Валентинович Амфитеатров (1862-1938)  -  прозаик,  публицист,
фельетонист. В 1902 г. был сослан в Минусинск за опубликование сатирического
фельетона о царской семье "Господа  Обмановы".  В  1905  г.  эмигрировал  за
границу, где пробыл до 1916 г. Живя в Риме и Париже, постоянно сотрудничал в
русской оппозиционной прессе  (газеты  "Русь",  "Молва",  "Двадцатый  век"),
издавал в Париже журнал "Красное знамя". Сатирические стихи А.  Амфитеатрова
периода русской революции 1905-1907  гг.  вошли  в  его  сборники:  "Акафист
Сергию Каменноостровскому и стихиры", Париж,  ред.  журн.  "Красное  знамя",
[1906?]; "Современные сказки", изд. 2, СПб., 1907. После 1920 г. эмигрировал
и занял враждебную позицию по отношению к Советской власти.
 
     10. "Русь" (СПб.), 1904, 6 декабря,  подпись:  Аббадона.  Лаокоон  -  в
греческом эпосе троянский жрец бога Аполлона;  согласно  "Энеиде"  Вергилия,
был задушен по повелению богов за предостережение троянцам. Меньшиков  вновь
либерал. Намек на временное "полевение"  газеты  "Новое  время".  Фригийский
колпак  считался  эмблемой  освобождения,  послужил  образцом  для   шапочки
якобинцев во время французской буржуазной революции конца XVIII в. Отдан под
суд генерал. Речь идет о генерале В. Ковалеве, который, находясь на  военной
службе в г. Асхабаде (Ашхабаде), в марте 1904 г. вызвал к себе  домой  врача
Н. Забусова и  там,  при  содействии  подчиненных  ему  солдат,  учинил  над
Забусовым дикую расправу. Был предан военному суду. Однако вынесенный ему  в
ноябре 1904 г. приговор (отстранение от военной службы при сохранении  чина)
и явное нарушение процессуального кодекса (на  суд  не  были  приглашены  ни
пострадавший, ни  свидетели)  вызвали  протест  общественности,  требовавшей
нового, непредвзятого судебного разбирательства. Не дожидаясь второго  суда,
В. Ковалев в мае 1905 г. застрелился. Анненская лента - знак ордена св. Анны
I степени. Много весны на словах. Имеется в виду министерство  князя  П.  Д.
Святополк-Мирского.
     11. "Русь" (СПб.), 1Э04,  12  ноября,  подпись:  А.  Печ.  по  кн.:  А.
Амфитеатров, Современные сказки, изд. 2, СПб., 1907, с. 37. К  стихотворению
имеется следующая сноска: "Эта маленькая сатира, написанная в период "весны"
Святополк-Мирского, ходила по рукам в списках;  потом  петербургские  газеты
того времени огласили ее без моего ведома и  с  произвольными  сокращениями,
каждая - применительно к своим симпатиям  и  антипатиям.  Были  и  подложные
четверостишия. Восстановляю здесь мой... подлинный текст". По поводу  выхода
сборника  "Современные  сказки"  (изд.  2,  СПб.,  1907),  куда  вошло   это
стихотворение, было  возбуждено  судебное  дело,  на  книгу  наложен  арест,
присудили ее "уничтожить вместе со стереотипами и  другими  принадлежностями
тиснения, заготовленными для ее напечатания" (ЦГИА, ф. 777, оп. 17, ед.  хр.
32, 1911). По-видимому, взяты за образец стих. А. К. Толстого "Благоразумие"
и  Н.  А.  Некрасова  "Человек  сороковых  годов".  "За  Незнакомку"  -   за
конституцию. Хожалый - служитель при полиции  для  разных  поручений.  Муций
Сцевола,  Гай  -  герой  римского  предания,  юноша,  пытавшийся   убийством
этрусского царя избавить родину от  опасности.  Земцы  ищут  конституций.  В
ноябре 1904 г. в  Петербурге  состоялся  общеземский  съезд,  выступивший  с
требованием  буржуазных  политических   реформ.   Эсеры   -   члены   партии
социалистов-революционеров. Эс-де - члены Российской  социал-демократической
рабочей  партии.  "Гражданин"  -  реакционная  петербургская   газета-журнал
(1882-1914), выходившая под редакцией кн. В. П. Мещерского и имевшая  своими
подписчиками главным образом  представителей  духовенства  и  высшей  знати;
субсидировалась  правительством.  Сын  -  А.  А.  Суворин.  "Карманьола"   -
французская народная революционная песня-пляска. "Славься, русский царь!"  -
хор из оперы М. И. Глинки "Жизнь за царя"  ("Иван  Сусанин"),  текст  барона
Розена. "Глаголом жгу сердца людей" - несколько измененная строка  из  стих.
А. С. Пушкина "Пророк". Бармы - принадлежность парадного  наряда  московских
князей и царей, надевавшаяся на плечи. Кто палку взял -  тот  мой  капрал  -
немного измененная пословица.
     12. "Молва" (СПб.), 1906, 13 января, без 14-й строфы. Печ. по  кн.:  А.
Амфитеатров, Современные сказки, изд. 2, СПб., 1907, с. 91. Да не будут тебе
бози инии разве мене! (Да не будет у тебя других богов кроме меня) -  первая
заповедь (Ветхий Завет. Исход, гл. 20, 3). Маркиз  Поза  -  герой  драмы  Ф.
Шиллера "Дон Карлос, инфант испанский", воплощение благородства. Весна - см.
примеч. 10. Соберу я дани мнози - где овсом, где на зерне - см.  примеч.  5.
Брань гремит в стихах и прозе даже всей моей родне. П. Н. Дурново - один  из
главных "героев" сатиры того  времени.  Под  родней  подразумеваются  братья
Дурново, в разное время занимавшие министерские посты, а также, вероятно,  и
его зять - М. Г. Акимов.
     13. "Русь" (СПб.),  1906,  19  февраля;  "Свободный  смех"  (Бесплатное
приложение к  журналу  "Новик"),  1906,  No  2,  с.  22.  Печ.  по  кн.;  А.
Амфитеатров, Акафист Сергию Каменноостровскому и стихиры, Париж, [1906?], с.
11. "Акафист" получил широкое нелегальное распространение во многих  городах
России. Так,  томский  книгопродавец  В.  Посохин  получил  от  коммивояжера
неизвестной торговой фирмы несколько экземпляров этого стихотворения  (ЦГИА,
ф. 776, оп. 21, ед. хр. 492, ч. 1).  "Акафист"  долгие  годы  находился  под
запретом, и  за  его  хранение  привлекали  к  судебной  ответственности.  К
примеру, в деле, возбужденном в начале 1915 г. против группы бывших учеников
Костромской духовной семинарии, одним из пунктов обвинения явилось  хранение
"Акафиста" (ЦГИА, ф. 1363, оп. 6, ед. хр. 84). Акафист  -  особые  церковные
хвалебные песнопения и молитвы в честь Христа, богородицы и святых; службу с
акафистом совершают стоя, причем часто поют  все  присутствующие  в  церкви.
Сергий  Каменноостровский  -  граф  С.  Ю.  Витте,  жил  в   Петербурге   на
Каменноостровском (ныне Кировском) проспекте. Курноса  образом  -  намек  на
внешность Витте. Сице (церк.) - так,  таким  образом.  Радуйся,  конституции
вилами на водах песнетворче! Имеется в виду,  что  Витте  явился  фактически
идейным вдохновителем и автором Манифеста 17 октября 1905 г.  Новоиспеченное
сиятельство -  намек  на  пожалование  Витте  графского  титула.  Жену  свою
приведший в православие. Речь идет о второй жене Витте - графине М. И. Витте
(урожд.  Хотимской),  по  происхождению  еврейке.  В  Портсмуте-граде  врази
японстии победивший. С.  Ю.  Витте  участвовал  в  заключении  Портсмутского
мирного договора с Японией в 1905  г.  Велие  (устар.  и  церк.)  -  великое
(иронии.). Рептилии  -  журналисты,  публицисты,  сотрудничающие  в  прессе,
пресмыкающейся перед правящими кругами. Четыре свободы  -  свободы  совести,
слова, собраний и союзов, обещанные в  Манифесте  17  октября.  Како  спасти
Россию знающий. .. секрета сего никому не открывающий. По  сообщению  газеты
"Молва" (29 декабря 1905  г.),  Витте  при  свидании  с  членами  "Союза  17
октября" заявил: "Я знаю, как спасти Россию!" Как свидетельствовал  один  из
участников встречи, "вопрос этот остался  невыясненным".  Доверия  напрасное
прошение. Через  органы  печати,  близкие  к  правительству,  Витте,  будучи
премьер-министром, неоднократно взывал к  обществу  о  доверии  и  терпении,
обещая в будущем воплотить в жизнь гражданские  свободы.  Петра  Николаевича
Дурново возвышение. В октябре 1905 г. Дурново, ранее товарищ  министра,  был
назначен на пост министра внутренних дел. Елицы (церк.) - мн. ч. от "еликий"
(который, сколький). Финансов русских вивисекция.  Имеется  в  виду  тяжелое
финансовое положение России в этот период, политика кабальных займов и т. д.
Звездная палата. Подразумевается группа  титулованных  лиц  (состоявшая,  по
сообщениям газет, из "35 звезд: 3 князя, 4 графа, 3 барона, 24 сановника и 1
митрополит"),  близких  к  царю,  закулисно   направлявшая   государственную
политику. "С.-Петербургское телеграфное агентство" - официальное  агентство,
обслуживавшее петербургские газеты. Ноздревщина - болтовня и хвастовство (по
имени героя поэмы Н. В. Гоголя "Мертвые души"). Михайло Кречинский  -  герой
пьесы А. В. Сухово-Кобылина "Свадьба Кречинского", проходимец. Хвостовиляние
направо и налево. Речь идет об одновременном заигрывании Витте с  дворянской
оппозицией  и  якшании  с  черносотенными  организациями.  Сахалина  пополам
разделение. По  условиям  Портсмутского  договора  южная  половина  Сахалина
отошла Японии. Канкан - французский эстрадный танец, модный в России с  60-х
годов XIX в. Из оной академии Максима Горького изгнание... получивши нос  от
Чехова и Короленки. В 1902 г. Горький был  избран  почетным  академиком,  но
выборы, по распоряжению  царя,  были  объявлены  недействительными;  в  знак
протеста В. Г. Короленко и А. П.  Чехов  в  1902  г.  отказались  от  звания
почетных  академиков.  Издателю  газеты  без  подписчиков.   Подразумевается
"Русское  государство"  -  реакционная  правительственная   газета   (1906).
Субсидия на  бутерброды  и  т.  д.  Создание  газеты  "Русское  государство"
обошлось правительству в 609 тысяч рублей, в том числе 9 тысяч  на  завтраки
для сотрудников ("бутерброды", по выражению, встречающемуся в  оппозиционной
печати). Но и этой суммы оказалось недостаточно  для  поддержания  газеты  и
огромной армии ее сотрудников, в связи с чем редактор обратился к  Витте  за
новой дотацией - до 900 тысяч! Рабочих именующий "братцы". Одно из  посланий
Витте к бастующим начиналось обращением "братцы рабочие". Одесские  погромы.
Погром в Одессе (октябрь 1905  г.)  наиболее  кровопролитный  (более  тысячи
убитых)   среди   погромов   после   объявления   Манифеста   17    октября.
Пристанодержательство - содержание притонов, покровительство  подозрительным
лицам, преступникам. Земель в Австрии и Пруссии приобретение - смысл  намека
установить не удалось. Превращение Николая Второго в целовальника - намек на
введение государственной винной монополии. Государственной  думы  бессрочный
отсрочки. Речь идет об  обещании  созвать  "представительное  учреждение"  в
рескрипте Николая II от 18 февраля 1905 г.; созыв Думы затянулся  более  чем
на год: I Государственная дума открылась 27 апреля 1906 г.  Отдание  выборов
под кулак Держиморды. Речь идет о выборах в I Государственную думу  (февраль
- март 1906 г.) Толстой - И. И. Толстой. Туга (церк.  и  устар.)  -  скорбь.
Стреляния дурновские. Имеются в виду репрессии, предпринимавшиеся Дурново на
посту министра внутренних дел. Архистратиг - военачальник, главный  воевода.
Марианская  храмина  -  Мариинский  дворец  в  Петербурге,  где  происходили
заседания Государственного совета.
     14. "Русь" (утр. вып.), 1906, 19 марта, без стихир 14  и  15.  Печ,  по
кн.: А. Амфитеатров, Акафист Сергию  Каменноостровскому  и  стихиры,  Париж,
[1906?], с. 4. Амфитеатров предпослал публикации "Стихир" в книге  следующее
предисловие: "Русскому правительству угодно было обрушить на  мои  "Стихиры"
жесточайшее гонение. Газета "Русь", где они увидели свет, закрыта, ни в  чем
не повинный ответственный редактор ее - под судом, и, в дополнение  эффекта,
г. Дурново вздумал было требовать от правительства  французской  республики,
чтобы я был  выдан  в  петербургские  полицейские  лапы,  как  обвиняемый  в
кощунстве. Это требование вызвало  немалый  смех  в  министерстве  Клемансо:
недоставало только, чтобы юристы русского сыска подкрепили свое  ходатайство
о моей выдаче жалобою, будто я занимаюсь порчею или колдовством. В настоящем
издании "Стихиры" заново редактированы и пополнены двумя "песнопениями", еще
не бывшими в печати. Лично я не придаю  большого  значения  этим  мимолетным
шуткам, вырвавшимся из-под моего пера и случайно  наделавшим  столько  шума.
Если я публикую их теперь отдельным  изданием,  то  лишь  потому,  что  меня
постоянно запрашивают об "Акафисте"  и  "Стихирах"  многочисленные  любители
сенсационной литературы,  и,  быть  может,  продажа  этой  брошюры  прибавит
несколько денег в кассу Русской Школы Социальных наук в Париже, очень в этом
нуждающейся". В день  выхода  газеты  "Русь"  со  "Стихирами"  Петербургским
цензурным комитетом было начато судебное дело по поводу  их  напечатания.  В
"Стихирах" были усмотрены признаки преступления по ст. 103  (об  оскорблении
царствующего императора и членов его семьи) и ст. 129, п. 1 (о виновности  в
возбуждении "к учинению  бунтовщического  или  изменнического  деяния")  Уг.
улож. Цензурный комитет постановил:  "1)  Возбудить  судебное  преследование
против редактора... газеты М. М. Крамалея, а равно  и  других  лиц,  могущих
оказаться виновными по сему же делу, и 2) Наложить арест  на  No  61  газеты
"Русь"". Дело  было  рассмотрено  Петербургской  судебной  палатой,  которая
подтвердила обвинение, постановила оставить в силе распоряжение о  наложении
ареста на этот номер газеты  и,  "ввиду  особой  важности  учиненных  в  нем
преступных деяний, приостановить названную газету..." (ЦГИА, ф. 776, оп.  8,
ед. хр. 989, 1907). Стихира - церковное песнопение на библейские  мотивы.  В
большинстве   стихотворений   цикла   пародируются   молитвы   христианского
богослужения: в 1-м - ирмос I  из  великопостного  богослужения,  во  2-м  -
молитва ко св. ангелу хранителю, в 3-м -  полунощница  (тропари),  в  4-м  -
основная молитва всех христианских вероисповеданий "Отче  наш,  иже  еси  на
небесех!..", в 6-м - "Вечерняя песня сыну божию священномученика Афиногена";
в 7-м - молитва "Иже на всякое время и на всякий час" (общая форма некоторых
молитв), в 8-м - молитва  "Разбойника  благоразумного  во  едином  часе...",
служба Страстной недели, в 9-м - молитва из пасхального богослужения "Аще  и
во гроб снизошел еси, бессмертне...", в 10-м  -  молитва  из  великопостного
богослужения на Страстной неделе "Чертог твой вижду, спасе мой...", в 11-м -
молитва из вечерни "Господи, воззвах к  тебе,  услыши  мя..  .",  в  13-м  -
молитва из утрени "От юности моея мнози борют мя  страсти.  ..",  в  14-м  -
строки 1-2 - цитата из "тропаря креста" и "молитвы за царя и отечество".
     1. Балетная. Подразумевается Э. Балетта. "В Михайловском театре публика
сделала скандал Балетта,  любовнице  вел.  кн.  Алексея,  кричала:  "Вон  из
театра!", а  по  поводу  ее  бриллиантов:  "Это  на  тебе  наши  крейсера  и
броненосцы висят". Кричали,  чтобы  она  больше  не  смела  показываться  на
сцене... Так-таки и выгнали! Недурно положение великого князя  Алексея!  Все
кричат, что он - виновник всего воровства во флоте и жалкого его  положения"
(Из дневника Л. Тихомирова. - "Красный  архив",  т.  2  (39),  1930,  с.  48
[запись 22 ноября 1904 г.]).
     2. Взбранный (церк.) - крепкий в брани.
     3. Во сретенье - для встречи. Неумытный (книжн. устар.) - бескорыстный,
нелицеприятный.
     4. Петру Николаевичу овса отвесь - см. примеч. 5.
     5. Прокимен - церковный стих (воззвание) из псалтыри.  Скимен  -  лютый
зверь (церк.-слав.).
     6. Дреймадерный - от "дреймадера" (марка вина).
     7. "Русское государство" -  см.  примеч.  13.  "Россия"  (1905-1914)  -
полицейско-черносотенная петербургская газета, с 1906 г. - официальный орган
министерства внутренних дел; пользовалась дотацией правительства.
     9.   В   газете   "Русь"   опубликована   под    заглавием:    "Стихира
севастопольская". Броненосец "Св. Пантелеймон", крейсер "Очаков" и несколько
миноносцев присоединились в  ноябре  1905  г.  к  восставшим  в  Севастополе
матросам и солдатам; по кораблям был открыт артиллерийский  огонь,  возникли
пожары, один из миноносцев был потоплен.
     10.  Иссоп  -  растение,  синий  зверобой,  обладающее   лекарственными
качествами; по евангельской легенде, тело распятого Христа  омывали  губкой,
смоченной иссопом.
     11. Сельний (сельный - церк.) - полевой. Крин - лилия.  Святыя  Анны  -
орден.
     12. Первые строки пародируют эпизод из Библии ("И  когда  дух  от  бога
бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл..." - 1-я книга Царств, гл.  16,
23). П. Н. Дурново 8 марта 1906 г. устроил официальный бал  в  министерстве;
по сообщению газет, было разослано до 500 билетов высокопоставленным  лицам,
дипломатическому корпусу и представителям высшего общества; однако дипломаты
на бал не прибыли, из министров присутствовал только  Акимов,  зато  явилось
значительное число чинов  из  департамента  полиции  и  жандармерии.  Гостей
угощали овсами, овсами - см. примеч. 5.  Подчасок  -  помощник  часового  на
посту. Брандмейстер - начальник пожарной команды. Околоточный -  полицейский
чин в царской России, ведавший определенным районом города (околотком).
     13. Подвели меня  под  "процент".  Имеется  в  виду  процентная  норма,
существовавшая  в  царской  России  при  приеме  евреев  в  высшие   учебные
заведения.    Бундист     -     член     Бунда     (Всеобщего     еврейского
социал-демократического  союза).  Кадников  -  маленький   город,   севернее
Вологды, место ссылки. "Кресты" - одиночная тюрьма в Петербурге.
     14. 9 января 1905 г. - Кровавое воскресенье (день  жестокого  расстрела
царским правительством мирной демонстрации рабочих  в  Петербурге).  Николай
Александрович - Николай II.
     15. Пародируется государственный гимн Российской  империи  "Боже,  царя
храни..." (слова В. А. Жуковского, музыка А. Ф. Львова). "Полярная Звезда" -
название царской яхты.
     15.  "Двадцатый  век"  (СПб.),  1906,  4  июля.  "Перепев"   стих.   Е.
Ростопчиной "Благодарю!". В  стихотворении  осмеиваются  основные  положения
"Проекта  закона  о  печати,  составленного  партией  народной  свободы  для
внесения в Государственную думу" [СПб., 1906]. Подьячий  -  помощник  дьяка,
должностное лицо в  правительственных  учреждениях  России  в  XVI-XVII  вв.
Диффамация  -  опубликование  в  печати  сведений,  которые  позорят   честь
какого-либо лица, учреждения и т. д. Пономарь - дьячок. Обер-полицмейстер  -
лицо, стоящее во главе полиции в крупных городах царской империи.
     16. "Двадцатый век" (СПб.), 1906,  4  июля.  Учредительное  собрание  -
представительное учреждение от населения России, требование созыва  которого
было популярным  среди  народных  масс  во  время  революции  1905-1907  гг.
Аккуратно и умеренно - перефразированная реплика Молчалина из комедии А.  С.
Грибоедова "Горе от ума". "Мякиш для беззубого" (правильно: "для  беззубых")
- выражение Сатина (из пьесы Горького "На дне"). Гостил недаром в  Петергофе
я.  Имеется  в  виду  визит  С.  А.  Муромцева  в  качестве  председателя  I
Государственной думы к Николаю II, пребывавшему  в  то  время  в  Петергофе.
"День Павлова"  -  см.  Именной  указатель  (Павлов).  Трудовики  ("Трудовая
группа")-оппозиционная группировка мелкобуржуазных демократических элементов
в государственных  думах;  в  нее  входили  депутаты  от  крестьян  и  части
интеллигенции. Софья и Молчалин - персонажи комедии А. С.  Грибоедова  "Горе
от ума".
     17. "Двадцатый век" (СПб.), 1906, 8 июля. Эпиграф -  из  статьи  А.  С.
Изгоева "Отголоски самодержавия" ("Речь", 1Э06, 29 июня). Муций Сцевола (см.
примеч.  11),  схваченный  неприятелем,  положил  правую  руку  на  пылавший
жертвенник, показав презрение к пыткам и смерти. Признался  же,  что  я  "не
очень  глуп",  язвительный  писатель  Луначарский  -  источник   цитаты   не
установлен. Обер-прокурор - высшая должность в  Синоде.  Предержащая  власть
(церк.-книжн.) - высшая правительственная власть.
     18. "Двадцатый век" (СПб.),  1906,  28  июня.  "Перепев"  стих.  М.  Ю.
Лермонтова "Дары Терека". Таврические громады. Имеется  в  виду  Таврический
дворец, в котором  происходили  заседания  Государственной  думы.  Все  -  в
кольчуге драгоценной под мундиром  золотым.  Вельможи  носили  под  мундиром
металлические кольчуги в целях охраны  жизни.  Торжествует  суд  военный  от
Фонтанки  до  Куры.  Речь  идет  о  кровавых   репрессиях,   непосредственно
руководимых департаментом полиции Министерства внутренних дел  (находился  в
Петербурге на наб. р. Фонтанки, д. 16) и прошедших по  всей  стране,  в  том
числе и на Кавказе. Рижские мертвецы. Подразумеваются массовые  расстрелы  в
Прибалтике под руководством генерала Орлова. Белосток. Здесь 1-3  июня  1906
г. произошел один из самых жестоких еврейских погромов.
     19. "Русь" (утр. вып.), 1907, 11 марта. Речь идет об обвале  потолка  в
здании Таврического  дворца,  где  заседала  II  Государственная  дума.  Это
случилось  рано  утром  2  марта  1907  г.  (деревянные  потолочные   балки,
пролежавшие около 100 лет, при ремонте не были  заменены,  прогнили,  что  и
послужило причиной обвала). Таврический дворец был построен в 1783-1788  гг.
архитектором И. Е. Старовым по распоряжению Екатерины II  для  князя  Г.  А.
Потемкина-Таврического.  Фелица  -  Екатерина  II,  под  этим   именем   она
фигурирует в стихах Г. Р. Державина "Фелица" и "Благодарность  Фелице";  имя
Державин взял из "Сказки о царевиче Хлоре",  написанной  Екатериной  II  для
внука Александра. Светлейший опочил в окрестностях Бендер.  Г.  А.  Потемкин
умер от малярии в 1791 г. по дороге из Ясс,  где  вел  мирные  переговоры  с
Турцией, в Николаев, в открытой степи. Таврический дворец уныло заколочен...
Ремонт его вошел в графу бюджетной сметы. В XIX в. дворец пришел в упадок. В
1898 г. на ремонт здания было ассигновано 38  тысяч  рублей.  Дягилев  порой
здесь выставлял портреты и славил декаданс. С. П. Дягилев устраивал выставки
русских художников, в  частности  историко-художественную  выставку  русских
портретов - около 6000 произведений, - в  залах  Таврического  дворца  (1905
г.);  в  выставках   "Мира   искусства"   пресса   того   времени   находила
преимущественно проявление "декадентства". "Народный представитель". Имеются
в виду депутаты I Государственной думы. Максим Максимыч - М. М. Ковалевский.
Моветон (франц.) - дурной тон, невоспитанность. "Неведомый избранник"  -  из
стих. М. Ю. Лермонтова "Нет, я не  Байрон,  я  другой...",  здесь  намек  на
хлебную   аферу   Гурко.   Конвент   -   Национальное    собрание,    высший
представительный орган в период французской буржуазной революции конца XVIII
в. Пришел сюда Столыпин и запер зал на ключ. 7 июля 1906 г. П. А.  Столыпин,
тогда министр внутренних дел, распустил I Государственную думу.  В  грядущем
феврале и т. д. Открытие II Государственной думы состоялось 20 февраля  1907
г. В пустыню удалясь от сих прекрасных  мест  -  "перепев"  начальных  строк
песни "Я в пустыню удаляюсь. .." М. В. Зубовой (входила  в  песенники  конца
XVIII в.) Кукельван - кукольван - сорное растение с ядовитыми семенами.


                             А. В. Амфитеатров

     Муза пламенной сатиры: Русская стихотворная сатира 1880-1910-х годов
     М., "Современник", 1990.- (Сельская б-ка Нечерноземья).

     Послание Князеву
     Три пародии

                              ПОСЛАНИЕ КНЯЗЕВУ

                             ПО ПОЛУЧЕНИИ КНИГИ
                           "ДВУНОГИЕ БЕЗ ПЕРЬЕВ"

                        От всей души вам говорю:
                                 Благодарю!
                        Принес мне множество утех
                           Ваш дельный смех!
                        Бесперых пошляков обезобразив,
                           Вот так и впредь
                        Хлещите их сплеча, Василий Князев,
                           На то и плеть!
                        Долой со всякой ряженой вороны
                           Павлиний пух!
                        Жаль, плетка не достанет до короны,
                           А то бы - ух!

                        <1914>


                               <ТРИ ПАРОДИИ>

     Изучаю  экзотическую  поэзию  И.  А.  Бунина. Какой Бедекер пропадает в
этом  академике!  Основными  элементами  ми  и отличительными признаками его
лирики  являются  1)  опытное  знание  географии;  2) точка среди стиха и 3)
рифмы,   подбираемые   к   собственным  именам  и  "путешественным"  словам,
труднейшим  жупела  и  металла.  Остальное  прилагается к сим лейтмотивам, в
зависимости с их течения, по мере надобности, в качестве приварка

     В таком роде:

                     Прочитан Бунин. Как тяжелый куль,
                     Причуды-рифмы волоклись и вязли.
                     Весной поет над розою буль-буль.
                     В Одессе есть миллионер Маразли.

                     Велик поэт. Созвучных скрипов царь,
                     Он важен, как Анубисова крипта.
                     Но "Энциклопедический словарь"
                     Необходим к сим таинствам Египта.

     Или в таком:

                     Луны светло-зеленой вырез
                     Глядится в Нил. Под гнетом пирамид
                     Пустыне сонной грезится Озирис.
                     А за морем султан Абдул-Гамид
                     Под стражею, в крамольных Салониках,
                     Угрюмо числит старые грехи.
                     Мерцает Пинд. И Бунина стихи
                     Текут, журча о воинах Аниках.

     Конечное же впечатление:

                     Ассаргадон свершил свою судьбу.
                     Скончался Кир, обременен грехами.
                     Но Вечный Дух создал Ивана Бу...
                     Да! Бунина, Ивана,- со стихами!

                     Затеял он, задумчиво-жесток,
                     Воспеть весь мир, от кондора до крысы.
                     И чтобы Кира этого в мешок
                     Убрать,- увы! - нет новой Томирисы!


                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     Александр   Валентинович   Амфитеатров,   прозаик,   поэт,   драматург,
журналист,  публицист, издатель, родился в семье священнослужителя в Калуге.
В   1885  г.  закончил  юридический  факультет  Московского  университета. В
1886-1887  гг.,  находясь  в  Италии, присылал свои корреспонденции в газету
либерального  направления  "Русские  ведомости",  позднее  в  1888-1891  гг.
печатался  в  "Новом  обозрении".  В  1891-1899  гг.  активно  сотрудничал в
консервативном  издании "Новое время", помещая корреспонденции из Москвы под
псевдонимом  Old  Gentleman  (до 1896 г.), потом - воскресные фельетоны. Под
впечатлением  нарастающих  революционных  выступлений  расстался с редакцией
"Нового времени" и совместно с В. М. Дорошевичем основал газету "Россия". За
фельетон  Амфитеатрова  "Господа  Обмановы",  в  котором содержалась критика
самодержавия, в январе 1902 г. газета была закрыта, а сам Амфитеатров сослан
в  Минусинск на 5 лет. В конце того же года он переводится в Вологду. В 1905
г.  выехал  в  Париж,  где  в  течение ряда лет издавал революционный журнал
"Красное  знамя". Сотрудничал также в русской оп позиционной прессе: "Русь",
"Молва",  "Двадцатый  век"  и  др.  В  1916 г. вернулся в Россию и возглавил
редакцию  "Русской  воли".  В 1920 г. эмигрировал за границу. Умер в Леванто
(Италия).
     Амфитеатров  является  автором  многочисленных  книг  о  быте  и нравах
конца  XIX  века,  об  эпохе крепостного права и др. В период первой русской
революции  1905-1907  гг.  Амфитеатров  публикует  ряд  острых  сатирических
произведений    против    либералов,   "героев"   своего   времени,   членов
правительства,   жандармов,   верноподданнейшей   прессы.  Он  явился  также
составителем  сборника  "Забытый смех" (сб. 1-2, 1914-1917), в который вошли
сатирические  стихи  поэтов-искровцев.  В  период послеоктябрьской эмиграции
написал  роман  "Зачарованная  степь" (1921), кн. "Демонические повести XVII
в.", "Литература в изгнании" (1929).

     <ТРИ  ПАРОДИИ>.  Даты  написания пародий неизвестны. Сатирик пародирует
эстетизм,   экзотические  рифмы,  сюжеты  бунинских  стихов  1903-1907  гг.,
созданных  во  время  путешествия  на  Восток.  Бедекер  -  название  широко
распространенных  путеводителей  по  странам для путешественников и туристов
(название  получил  по имени немецкого книгопродавца и издателя К. Бедекера,
1801-1859).  Буль-буль  (турец.)  -  соловей.  Маразли  Г.  Г.  -  известный
филантроп.   На  свои  средства  построил  городскую  публичную  библиотеку,
лечебницу  и  другие учреждения. Он важен, как Анубисова крипта - Анубис - в
древ.  егип.  мифологии  бог-покровитель  мертвых. Изображался в виде волка,
шакала  или  человека  с  головой  шакала.  Крипта  - в древ. Риме подземное
сводчатое  помещение;  позднее  в  Зап.  Европе  -  часовня  под храмом, где
хоронили  умерших. Озирис (Осирис) - в древ.-егип, мифологии бог умирающей и
воскрешающей природы, покровитель и судья мертвых. Изображался в виде мумии.
Абдул-Гамид  //  Под  стражею  в  крамольных  Салониках  -  Абдул-Хамид  II,
прозванный    "кровавым    султаном",    после    подавления    младотурками
контрреволюционного  путча в апреле 1909 г. был низложен и арестован. Пинд -
в  греч.  мифологии  горный массив с вершинами Парнас и Геликон, где обитали
музы.  Аника-воин  -  герой русских народных "духовных стихов", вступавший в
схватки  со  смертью.  Ассареадон (?-668 до н. э.) - ассирийский царь. Кир -
автор  имеет  в  виду  Кира  старшего  (Кир  II  Великий,  ?-530  до н. э.),
завоевавшего много городов в Малой и Средней Азии, также и Вавилон. Потерпел
поражение  и  погиб  в  походе против массагетских племен в Средней Азии. По
преданию он был убит царицей скифов-массагетов Томирисой.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru