Алмазов Борис Николаевич
Б. Н. Алмазов: биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


   АЛМАЗОВ, Борис Николаевич [27.Х(8.XI).1827, г. Вязьма Смоленской губ.-- 3(15).IV.1876, Москва; похоронен в Донском монастыре] -- поэт, переводчик, литературный критик, прозаик. Сын отставного штабс-капитана, по происхождению принадлежащего к высшей московской знати. Детство А. провел в родовом с. Караваево (Смоленская губ.). Первоначальное образование получил дома. В 1839 г. поступил во 2-й класс 1-й Московской гимназии, откуда перевелся в пансион Эннеса. В 1848 г. А. поступил на юридический факультет Московского университета, где посещал лекции известных историков Т. Н. Грановского и П. Н. Кудрявцева. Однако не только научные интересы волнуют его в это время: А. страстный театрал, завсегдатай Малого театра, он участвует в любительских спектаклях, мечтая о славе актера. Окончить университет А. не удалось: в 1851 г., оставленный разорившимся отцом без средств, он не смог внести плату за образование и был отчислен. Вскоре после этого А. становится членом "молодой редакции" журнала "Москвитянин", в состав которой входили литераторы А. Н. Островский, Е. П. Эдельсон, А. А. Григорьев, Т. И. Филиппов, Л. А. Мей, артисты П. М. Садовский, И. Ф. Горбунов и др. Близки к "молодой редакции" были П. И. Мельников (Печерский) и А. Ф. Писемский, знакомство с которым переросло у А. в 60--70 гг. в тесную дружбу. Втянутый друзьями в журналистскую жизнь, А. поначалу переживает сильный душевный подъем, с энтузиазмом бросается на борьбу "с пороками, с развратом и злоупотреблениями" (Барсуков Н.-- Т. XII. -- С. 213), "со всем, что есть пришлого, басурманского" в русской "литературе и... жизни" (Там же.-- Т. XI.-- С. 381). Ярким выразителем умонастроений и литературных вкусов молодого критика, склонного к розыгрышам и мистификациям, стал придуманный им персонаж Эраст Благонравов, именем которого А. подписывал свои фельетоны, остроумные пародии и критические выступления. Избранная А. литературная маска, по-видимому, в несколько комичной и шаржированной форме представляла его собственный автопортрет. На сходство А. и Эраста Благонравова, в частности, указал историк М. И. Семевский, отметив, что критик, как и его "двойник", отличается "любовью к известности, страстью к литературе, восприимчивостью сердца..." (А. Н. Островский в воспоминаниях современников.-- С. 148). Выступления Эраста Благонравова, нередко подчеркнуто полемичные по отношению к некрасовскому и панаевскому "Современнику", вызывали яростные журнальные перепалки. Особенно бурно обсуждалась в печати статья Эраста Благонравова "Сон по случаю одной комедии" (Москвитянин.-- 1851.-- No 7 ("Предуведомление"), 9-10), в которой автор пытался привлечь внимание публики к только что написанной, но запрещенной цензурой к постановке, первой комедии Островского "Свои люди -- сочтемся!". Написанная в драматической форме, статья-шутка Эраста Благонравова как бы обыгрывала все возможные критические замечания в адрес драматурга, доводя до абсурда литературные позиции критиков тогдашних направлений -- западников и славянофилов, поклонников "чистого искусства" и утилитаристов. Однако за блеском остроумия Эраста Благонравова для самого А. скрывались выстраданные и серьезные размышления о русской литературе. В этой статье (одной из лучших в наследии критика) А. выступает с требованием простоты в жизни и искусстве, пытается определить самобытность таланта Островского и Гоголя. По мнению А., первый стремится к объективному изображению действительности; Гоголь же склонен к фантасмагории и гиперболизации. Задетые полемикой критики в откликах на статью А. продемонстрировали к ней крайнее пренебрежение, а автору отказали даже в остроумии (см.: <И. И. Панаев> // Современник.-- 1851.-- No 5.-- Отд. VI.-- 4 С. 52--53, <А. Д. Галахов > // Отечественные записки.-- 1851.-- No 8.-- Отд. VI.-- С. 141--142). Восстановить справедливость спустя почти десять лет попытался Григорьев, заявив, что в "замечательной, не позабытой... шутке" "высказан был впервые даровитым критиком-юмористом глубоко верный взгляд на различие нового таланта... от таланта Гоголя" (Григорьев А. А.-- С. 390).
   Вскоре А. пережил духовный кризис, о чем и поведал в доверительном письме Погодину в октябре 1852 г. Жалуясь авторитетному корреспонденту, что "решительно никто не понял", отчего он "кричал и горячился", А. признавался, что прежняя деятельность ему "опротивела" (Барсуков Н.-- Т. XII.-- С. 213). Ставший весной 1852 г. постоянным литературным обозревателем, А. в статье "Наблюдения Эраста Благонравова над русской литературой и журналистикой" (Москвитянин.-- 1852.-- No 17) пытался совместить новые обязанности с прежним литературным амплуа. Статья успеха не имела. С этого момента общий тон литературно-критических выступлений А. меняется: его статьи, проникнутые теперь преклонением перед русской патриархальностью, приобретают привкус дидактизма, фельетонная юмористика уступает место грубому морализаторству (см.: Егоров Б. Ф. -- С. 33). Важным критерием оценки произведения для А. становится характер изображения писателем русского народного быта. Так, например, А. приветствует роман Д. В. Григоровича "Рыбаки", в котором увидел "что-то истинно родное... льстящее... народной гордости" (Москвитянин.-- 1853.-- No II.-- Отд. V.-- С. 80), а о рассказе И. С. Тургенева "Муму" отзывается крайне неприязненно, упрекая автора в изысканности сюжета, "пряных эффектах", не имеющих отношения к действительной русской жизни (Москвитянин.-- 1854.-- No 9.-- Отд. IV.-- С. 32--33). Как литературный обозреватель, А. привлекает внимание публики к проникнутой "теплым чувством" повести Л. Н. Толстого "Детство" (Москвитянин.-- 1852.-- No 19.-- Отд. V.-- С. 113), поэзии П. А. Вяземского, А. С. Хомякова, Ф. И. Тютчева, Н. Ф. Щербины и др.
   В 1853 г. А. счастливо женился на С. З. Ворониной, которой ранее давал уроки литературы. Семейная жизнь принесла с собой и серьезные материальные трудности: жена не имела состояния, а потомство молодой четы быстро увеличивалось. В поисках заработка А. в 1854 г. был вынужден поступить на службу в канцелярию попечителя московского учебного округа, откуда в 1857 г. перешел в контору московской синодальной типографии. По свидетельству Д. В. Аверкиева, с большой симпатией относившегося к писателю, А. "был самым непрактическим человеком в мире и никогда не мог устроиться... К службе он был неспособен" (Аверкиев Д. В. Дневник писателя.-- 1885.-- No 4.-- С. 146).
   Действительно, прослужив несколько лет, А. уже в 1861 г. вышел в отставку в чине губернского секретаря.
   Служба не препятствовала энергичной литературной, работе А. В 1859 г. как бивший сотрудник "Москвитянина" (журнал перестал выходить в 1856 г.) А. принимает участие в альманахе Погодина "Утро", задуманном издателем как "инспекторский осмотр" русской литературы с позиций "искусства для искусства". Эта установка наиболее отчетливо воплотилась в помещенных в альманахе статьях А. "О поэзии Пушкина" и "Взгляд на русскую литературу в 1858 г.". Выступая как ревностный защитник "искусства для искусства", А., однако, подчеркивает и свое сочувственное отношение к современной литературе на злобу дня, связывая с ней "успехи родной земли в деле гражданственности" (Т. III.-- С. 351). А. в целом стремился объективно взглянуть на "вечное" и "злободневное" в литературе, что приводило иногда к оценкам, казалось бы, неожиданным у защитника "чистого искусства". Так, например, "чистую" лирику А. А. Фета А. отвергает за ее принадлежность к "туманному и неясному роду поэзии" (Т. III -- С. 366), а о деятельности М. Е. Салтыкова-Щедрина и его сатирической школы отзывается положительно, руководствуясь в этом случае утилитарными соображениями, насущными потребностями общества. Неоднозначность подхода критика, чьи художественные вкусы оказались более демократичны, чем декларируемая им эстетическая программа, не была замечена современниками. В рецензии на сборник "Утро" Н. А. Добролюбов подверг уничижительной критике все работы А. Особенно резко рецензент выступил против статьи "О поэзии Пушкина", в которой А., отстаивая право художника на "свободное творчество", заявлял, что в Пушкине воплотился "полнейший и чистейший тип поэта" (Там же.--С. 280), воспевающего "только прекрасное" и непреходящее. Чуждый дидактизма и тенденциозности, чрезмерной увлеченности любой наукой, Пушкин, по мнению А., не принадлежал ни к одному направлению, "смотрел на все окружающее... безо всякого предубеждения" (Там же.-- С. 291) и стремился к достижению высшей "поэтической цели". В пылу полемики Добролюбов увидел в А. критика, противопоставляющего поэзию общественной жизни, а искусство -- науке. Отрицательный отзыв вызвала статья и у Григорьева, вынужденного констатировать, что в ней "во имя поэтической непосредственности" А. "лишает поэта его великой личности... его высокого общественного значения" (Григорьев А. А. -- С. 166). Как видно из письма А. к Погодину, статью о Пушкине сам критик расценивал как творческую неудачу -- "какую-то мертвую, механическую работу", "написанную "против совести", и намеревался в дальнейшем создать фундаментальный труд о Пушкине, который бы стал "программой истории" русской "словесности после Петра" (Барсуков Н.-- Т. XI.-- С. 370--371). Этот замысел не был осуществлен.
   В 60--70 гг. А. как литературный критик почти не выступает, но продолжает плодотворно работать как поэт и переводчик. Он сотрудничает в журналах "Русский вестник" (1861--1864, 1871--1872), "Развлечение" (1859--1866), "Искра" (1861--1862), "Заноза" (1863), "Зритель общественной жизни, литературы и спорта" (1862--1863) и др., где публикует в основном юмористические стихи. В 1863 г. под псевдонимом Б. Адамантов А. издал в Москве сборник пародий "Диссонансы". Темы, сюжеты, типы, к которым обращается А., традиционны для русской демократической сатиры и юмористики. В его стихах высмеиваются и обличаются вторжение полицейского режима в частную жизнь ("Неизбежный"), нестойкость либеральных убеждений ("Скептик"), крепостническая идеология ("Недовольный"). Безукоризненному версификатору, А. легко удаются литературные перевоплощения, стилизация. Он широко использует перепев, парафраз, чаще всего ориентируясь на сюжетные схемы и размеры известнейших стихотворений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова и др. Так, например, в стихотворении "Московский Алкивиад" А. "перепевает" пушкинское "К " ("Я помню чудное мгновенье..."); в стихотворении "Если кроткий, как вол, в трезвом виде..." -- некрасовское "Если мучимый страстью мятежной...", в "Модных звуках", пародируя Фета и его последователей, отталкивается от стихотворения Лермонтова "Есть речи -- значенье...": "Есть вирши -- теченье /Их ровно и гладко, / Но смысл их при чтенье / Для смертных загадка". Не менее интересны и шуточные стихотворения А., в которых даны меткие характеристики известным журналистам 50--60 гг. Некоторые стихотворения: "Учено-литературный маскарад", "Московский поэт и петербургский обыватель", "Похороны "Русской Речи..."" и др.-- пользовались большим успехом.
   Гораздо менее популярны немногочисленные "серьезные" стихотворения А. В основном они философичны и проникнуты религиозным чувством ("Гроза", см. также "Успокоение"), Нравственный идеал А.-- Ф. Шиллер, "певец добра и светлых сновидений", в котором соединились "сердечный пламень" и "дух стоика" ("К Шиллеру"), Утверждение безусловного приоритета чистой духовности у А. подчас граничит с морализированием и даже дидактизмом. Таковы, в частности, и поэма "Русь и Запад" (1854), стихотворения "Старая русская партия" (1864), "Русскому царю", пронизанные славянофильскими умонастроениями.
   С конца 60 гг. А. много переводит. Его крупной работой в этой области стал первый вольный перевод на русский язык "Песни о Роланде", изданный в 1869 г. в Москве под названием "Роланд". В предисловии к изданию А., раскрывая принципы перевода, подчеркивал, что заботился "больше всего о том, чтоб быть" верным "идее и духу" произведения (Т. I.-- С. 198). Признавая "добросовестность переводчика" и полезность его труда, рецензент, однако, отмечал, что А. "значительно сгладил первоначальную свежесть оригинала" (А. С. // Вестник Европы.-- 1869.-- No 10.-- С. 965). А. принадлежат также переводы преимущественно лирических и антологических стихотворений Шиллера, И. В. Гете, А. М. Шенье и др., многочисленные переложения поэтических памятников средневековой французской и испанской литератур.
   Итоговым в творчестве А. стал сборник "Стихотворения" (М., 1874), вобравший в себя почти все ранее написанное поэтом. Пропагандировать сборник, не замеченный критикой, пытался А. Ф. Писемский, "с величайшим удовольствием", по его словам, прочитавший книгу (Писемский А. Ф.-- С. 312).
   В 1875 г. А. публикует повесть "Катенька", выдержанную в основном в духе "натуральной школы".
   Как член "Общества любителей российской словесности" А. в том же году принимает участие в чествовании Писемского: 19 января в Московском университете он выступает с докладом "А. Ф. Писемский и его двадцатипятилетняя литературная деятельность".
   Последние годы жизни А. были омрачены смертью горячо любимой жены (1874), оставившей ему на воспитание семерых детей (еще семерых детей семья Алмазовых лишилась ранее). Постоянная нужда и горе подкосили здоровье А. Он скончался в Шереметевской больнице.
   Современники по-разному воспринимали творчество А. Для большинства он остался даровитым юмористом, "певцом минуты", и лишь немногие разглядели самобытный облик интересного русского поэта и критика, бескомпромиссно отстаивающего свои взгляды на искусство.
  
   Соч.: Соч.: В 3 т.-- М., 1892; Стихотворения // Сатира 60-х гг. / Сост. Н. Кравцов, А. Морозов.-- М.; Л., 1932; Русская стихотворная пародия (XVIII -- начало XX в.) / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. А. А. Морозова,-- Л., 1960 (по указателю); Поэты 1860-х гг. / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. И. Г. Ямпольского.-- Л., 1968; Сон по случаю одной комедии // Русская эстетика и критика 40--50-х гг. XIX в. / Подгот. текста, сост., вступ. ст. и примеч. В. К. Кантора, А. Л. Осповата.-- М., 1982.
   Лит.: Барсуков Н. Жизнь и труды М. П. Погодина.-- Пб., 1897.-- Т. 11; Т. 12.-- Пб., 1898; Т. 14.-- Пб., 1902 (по указателю); Писемский А. Ф. Письма / Подгот. текста и коммент. М. К. Клеймана и А. П. Могилянского.-- М.; Л., 1936 (по указателю); Добролюбов Н. А. Утро. Литературный сборник. Москва. 1859 // Собр. соч.-- М.; Л.. 1962.-- Т. 4; А. Н. Островский в воспоминаниях современников / Подгот. текста, вступ. ст. и примеч. А. И. Ревякина.-- М., 1966 (но указателю); Григорьев А. А. Литературная критика / Сост., вступит. ст. и примеч. Б. Ф. Егорова.-- М.. 1967 (по указателю); Он же. Борьба эстетических идей в России середины XIX в.-- Л., 1982 (по указателю).
  

Е. В. Войналович, М. А. Кармазинская

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 1. А--Л. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
   OCR Бычков М. Н.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru