Аксаков Иван Сергеевич
О самоуничтожении дворянства как сословия

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


И.С. Аксаков

О самоуничтожении дворянства как сословия

  
   4 января открыты в Москве дворянские выборы. Все совершилось установленным порядком; заседания происходят в зале Благородного собрания.
   Хотя мы целым рядом статей уже объяснили, более или менее, наш образ мыслей о современном значении русского дворянства, - однако же, ввиду открывшихся выборов, считаем не лишним подвергнуть этот вопрос новому рассмотрению. Он так важен, что требует неоднократного, дружного, зрелого обсуждения. Нашему времени, благодаря Бога, выпало на долю великое историческое дело. Посмотрим же, как отнесется к нему дворянство: явится ли оно достойным своего высокого жребия, по плечу ли придется ему историческая задача, - или же общий уровень дворянского сознания окажется ниже уровня современных крупных вопросов и только обличит историческую несостоятельность этого сословия (в его искусственном виде)?
   Последнее, разумеется, немыслимо. Наше просвещенное московское дворянство, вполне понимая важность предстоящего дела, стоит, без сомнения, вровень с современными задачами и достойным образом закончит старый период своего сословного существования. Вспомним, что взоры всей России устремлены теперь на Москву и что решение московского дворянства послужит, конечно, руководством и для дворянства прочих губерний. Вспомним, что эти дворянские выборы - уже последние выборы, по крайней мере на существующих основаниях; что через три года уничтожение крепостного права должно совершиться окончательно, и что новые выборы ни в каком случае не могут состояться без перемены самого законоположения о дворянских выборах.
   Было бы мало пользы, если бы мы на выборах увлеклись суетным желанием "предъявить" ту и или другую "либеральную" затею, в несбыточности которой мы почти сами уверены, которой осуществление было бы несогласно с духом и историческими началами нашего народа, - да и самим нам представляется в каком-то неясном, смутном виде! Все это, нисколько не подвигая дела, произвело бы только новую путаницу понятий. Но вред был бы еще положительнее, если б к этому общественному делу мы принесли чувство раздражения против отмены крепостного права; если б источником наших так называемых либеральных тенденций было худо скрытое чувство своекорыстной досады. Смешон и жалок либерализм, возросший на такой почве, но к чести наших просвещенных дворян, мы уверены, что подобное сочетание тайных сожалений об утраченной привилегии крепостного права, вместе с соображениями о расширении общественной самодеятельности, - подобное безобразное сочетание, говорим мы, у нас немыслимо.
   Нет, отбросим в сторону все эти пошлые затеи и опошленные понятия и выражения: либерализм, консерватизм, оппозиция, демократия и т. п. Все эти выражения западного общественного строя слишком условны и узки для требований нашей русской нравственной, социальной свободы, для русского земского мира. Мы должны прежде всего руководствоваться самыми широкими началами нравственными, началами общей, высшей правды, любви и братства, началами историческими и народными. Не на механическом равновесии, не на рассчитанном, с недоверчивостью, взаимном отношении известных общественных сил может быть воздвигнуто русское общественное здание: но на началах дружного искреннего союза и свободного нравственного самоограничения этих сил...
   Но возвратимся к предмету нашей статьи, к московским дворянским выборам. Скажем определительнее наше мнение о том, что предлежало бы теперь совершить дворянству, и что - говорим для утешения "либералов" - было бы полиберальнее всяких нелепых либерально-западных затей, вывело бы дворянство из его уединенного положения и доставило бы ему славу высокого исторического подвига.
   В ведомостях напечатана речь, произнесенная в прошлом декабре месяце начальником Тульской губернии пред открытием дворянских выборов. По распоряжению высшего правительства, как сказано в этой речи, дворянство приглашается к обсуждению пяти вопросов, "непосредственно касающихся интересов местных землевладельцев", и между прочим: "о соображениях дворянства и предположениях оного по пересмотру действующего ныне устава о службе по выборам", и "о губернских земских повинностях, устройстве управления ими и подлежащих к производству из сего источника расходах"...
   Мы просим позволения у читателя увлечь его с собою в область мечтаний. Предположим, что нам бы пришлось, по поручению дворян, писать ответ от имени тульского или иного, пожалуй хоть московского дворянства. Вот какой проект ответа мечтается нашему воображению, - в редакции, конечно, неокончательной.
   "NN дворянство, собравшись на дворянские выборы, в первый раз после манифеста 19 февраля 1861 года, положившего конец, согласно с желанием самого дворянства, существеннейшей дворянской привилегии - крепостному праву, признало нужным прежде всего выразить единодушное мнение о настоятельной необходимости: скорейшего разрешения вопроса о вознаграждении помещиков за понесенный ими значительный ущерб в доходах с их имений и окончательного полного уничтожения всех остальных следов крепостного права, так долго разъединявшего дворянское сословие с крестьянством. Пока этот вопрос не будет разрешен по возможности удовлетворительно, до тех пор все отправления общественной жизни будут парализованы и никакие существенные улучшения в администрации невозможны. Но выражая такое желание, дворянство, впрочем, вполне понимает всю трудность его немедленного исполнения и в терпеливом ожидании переходит к изъяснению своих предположений по вышеупомянутым двум пунктам:
   Первый вопрос, представляющийся собравшимся дворянам, - это вопрос о том, чем становится ныне дворянство с уничтожением существеннейшей его привилегии - крепостного права?
   Как ни безнравственно было это право, оно давало дворянству ту силу и крепость, которые составляют принадлежность привилегированного сословия и резко отличают его от прочих сословий. С отменою крепостного права, дворянство как сословие утратило и внутреннюю силу, и резкое свое отличие от других сословий. Чем отличается теперь от них дворянство? Привилегиями? Но с уничтожением привилегии владеть людьми как собственностью, - привилегии, оставшиеся у дворянства, таковы, что оно само единодушно желает распространения их на все прочие сословия и признает такое распространение вполне необходимым и, сверх того, не противным и видам самого правительства. Следовательно, можно надеяться, что через несколько лет этого отличия дворянского сословия от прочих сословий существовать не будет: что же остается затем? Отличие по происхождению? Но русское дворянство гордится только одним русским происхождением и всегда признавало и признает, что тщеславиться породою безнравственно само по себе и несовместно с достоинством человеческим, что это начало несогласно с духовными началами русского народа и с ходом самой истории. Табель о рангах, отомкнувшая двери русского дворянства для лиц всех сословий, без различия происхождения, наполнила и ежедневно наполняет списки дворян более чем наполовину сыновьями купцов, духовных, мещан и даже крестьян. Если бы дворянство вздумало теперь основывать привилегированную замкнутость сословия на начале породы, то ему бы пришлось удалить из своего собрания множество доблестных слуг русской земли, присутствием которых оно, напротив, гордится и которых советы принимает с уважением. Очевидно, что начало происхождения не имеет никакого существенного значения в учреждении дворянства. Таким образом, с распространением остающихся дворянских привилегий на прочие сословия, дворянству остается одно "нарицание благородного" (как сказано в законе), при всех неудобствах сословности, то есть разъединенности с прочими сословиями.
   Чтобы выйти из такого двусмысленного положения, дворянству остается: или отменить все эти неудобства, или же создать дворянскому сословию новые привилегии, установить новые правила для вступления в дворянство, организовать нечто вроде западной аристократии. Но русское дворянство слишком просвещено, чтоб идти наперекор истории и созидать то, что несмотря ни на какие попытки не могло выработаться в течение тысячи лет исторического существования русской земли; что не совместно ни с началами народными, ни даже с степенью развития современного общечеловеческого просвещения. Всякие новые привилегии дворянству могли бы быть даны только к ущербу прочих сословий, только бы стеснили и ограничили права чужие и еще бы более уединили, следовательно бы, и обессилили новопривилегированное дворянское сословие - раздором и враждебностью отношений с сословиями низшими. Нравственное единство и цельность русской земли, столь желанные и столь необходимые для ее преуспеяния, были бы решительно невозможны, если б в XIX веке, в начале второго тысячелетия ее исторического бытия, было создано новое привилегированное сословие или аристократия на западный лад.
   Таким образом дворянство, убеждаясь, что отмена крепостного права непреложно логически приводит к отмене всех искусственных разделений сословий, что распространение дворянских остающихся привилегий на прочие сословия вполне необходимо, считает долгом выразить Правительству свое единодушное и решительное желание:
   Чтобы дворянству было позволено: торжественно, пред лицом всей России, совершить великий акт уничтожения себя, как сословия.
   Чтобы дворянские привилегии были видоизменены и распространены на все сословия в России.
   Затем возникает другой вопрос: чем же будут, какую организацию должны получить теперешние дворяне?
   Дворяне в настоящее время могут быть разделены на два разряда: на владеющих землями и на безземельных. Последние или состоят на государственной службе, или занимаются каким-нибудь ремеслом и торговлею, и таким образом вступают в разряд людей, имеющих с ними однородное занятие, или же причисляются к городам и селам, где живут в качестве простых обывателей.
   Первые, то есть владеющие землями, входят в общий разряд личных землевладельцев, образующийся свободно и естественно из лиц всех сословий, вполне равноправных, без различия происхождения и без всякого поземельного ценза. Ни под каким видом личные землевладельцы не должны составлять сословия привилегированного и не должны иметь никаких преимуществ пред общинниками-землевладельцами. В делах, касающихся интересов - общих и личным землевладельцам и крестьянским общинам, они вместе составляют общие собрания в каждой округе, посредством выборных; в делах, касающихся только крестьянских общин, они пользуются полным самоуправлением, равно как и личные землевладельцы в каждой округе, по делам, непосредственно к ним относящимся.
   Сообразно с этими основаниями должен быть переделан и устав о земских повинностях.
   Таковы общие начала, которые, собравшись в последний раз, старым порядком, в обычное урочное дворянское собрание, - дворянство... губернии полагает в основание всем будущим изменениям о своем существовании.
   Для точнейшего же определения как самих начал, так и подробностей их применения к практике, равно и для изготовления, согласно требованию Правительства, обстоятельных предположений и проектов, дворянство признает необходимым:
   1) Учредить из среды своей Комитет, назначив в оный не менее двух членов от каждого уезда, которому и поручить изготовить требуемые проекты и предположения, согласно принятым дворянством общим началам.
   2) Пригласить литературу к обсуждению вопросов, предложенных дворянству, и протоколов заседаний Комитета, - как необходимое пособие общественного мнения в общественном деле. Это условие представляется неизбежным, чтобы не допустить никакой односторонности в разрешении столь важной и трудной задачи".
   Нам кажется, что такого рода ответ был бы вполне достоин просвещенного дворянского сословия. Такое действие, являясь, по нашему мнению, необходимою историческою ступенью общественного развития, фундаментом для будущего общественного здания, - стяжало бы русскому дворянству почетное место в истории, право на народную благодарность и славу великого нравственного исторического подвига. Всякие же прочие решения были бы, кажется нам, несогласны с волей и началами русского народа и еще более, к явному вреду дворянства, разъединили бы его с прочими сословиями.
   Мы полагаем, что дворяне не посетуют на нас за такой искренний и прямой совет человека, принадлежащего, по происхождению, к их же среде и сословию...
  
   Впервые опубликовано: "День". 1862. 6 января.
  
   Оригинал здесь -- http://dugward.ru/library/aksakovy/iaksakov_o_samounichtojenii_dvoryanstva.html
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru