Адамов Григорий
А. Адамов. Послесловие к роману "Победители недр"

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По изданию 1989 г.


                               Аркадий АДАМОВ

                                ПОСЛЕСЛОВИЕ



    Автор этой книги [Данная статья является послесловием к книге Адамов Гр.
Победители недр. Рассказы (М.,  Правда, 1989).], Григорий Борисович  Адамов,
успел в  своей жизни  написать совсем  немного --  несколько рассказов и три
романа. Некоторые из этих рассказов и первый роман, "Победители недр", вошли
в эту книгу. При этом читателю  следует иметь в виду, что рассказы  написаны
очень давно, в самом начале  тридцатых годов, когда автор лишь  начинал свой
литературный путь, начинал  поздно по теперешним  понятиям, ему было  уже за
сорок. За плечами была сложная и трудная жизнь.
    Я вспоминаю то немногое, к  сожалению, что рассказывал мне отец  о своей
необычной юности.
    Он родился в Херсоне в  1886 году в семье рабочего  деревообрабатывающей
фабрики.  Большая,  очень  большая  семья.  Нужда.  Незаконченная  гимназия.
Домашние    уроки   в    семьях   богатых    людей.   Участие    в    первых
социал-демократических кружках,  выступления перед  рабочими, листовки.  А в
двадцать  лет --  уже  профессиональный  революционер,  подпольщик,  боевик.
Смелый, точно рассчитанный налёт боевой группы на здание губернского суда  в
Симферополе во время подготовки судебной расправы над потёмкинцами,  схватка
с  охраной,  перестрелка,  вскрытие   сейфов  в  дыму  начавшегося   пожара,
уничтожение "дел" и в результате -- спасение жизни многим из членов  экипажа
легендарного  крейсера. А  вскоре арест,  ссылка в  Архангельскую  губернию,
побег...  И  новая страница  революционной  борьбы -- редактирование  боевой
социал-демократической  газеты  "Юг"  (это,  наверное,  и  первый   проблеск
интереса к  журналистике, тяга  к ней),  после её  закрытия -- "Правда юга",
опять аресты, тюрьмы, три  года крепости. Борьба продолжалась...  Революция.
Первые годы после неё -- работа  в Наркомпроде вместе с будущим  академиком,
выдающимся ученым и героем-полярником  Отто Юльевичем Шмидтом, дружба  с ним
и, возможно,  первый интерес  к науке  и к  Арктике. А  затем новый  поворот
судьбы -- журналистика, ответственная работа в Госиздате, поездки по стране,
очерки о гигантах -- первенцах  пятилетки, первая брошюра о  "Краматорке" --
"Соединение колонны" и первые научно-фантастические рассказы в журналах. Это
уже начало 30-х годов.
    Начало  литературной  деятельности Г.Б.Адамова  относится  к сложному  и
драматичному периоду в жизни нашего общества. И всё же одной из  характерных
его  черт  был  невиданный  энтузиазм  индустриального  строительства. Росли
гиганты первых пятилеток  и вместе с  ними жажда научного  познания, научных
открытий  овладевала  обществом,  наперекор,  вопреки  слепому  и   злобному
сталинскому  террору,  разорению деревни.  Люди  той поры  жадно  тянулись к
знаниям, видели в  этом, наверное, и  какую-то опору своим  мечтам о лучшем,
справедливом будущем. А газеты и журналы сообщали всё о новых,  ошеломляющих
научных открытиях  и технических  достижениях. Выходил  и специальный журнал
"Наши достижения", редактором которого был Михаил Кольцов. И в этих условиях
самая дерзкая  фантастика казалась  продолжением сегодняшних  достижений, от
которых захватывало дух. Сегодня они порой кажутся нам наивными, но тогда, в
начале 30-х, казалось, что наука через 15-20 лет преобразит мир.
    Вот   этот   "захлёб",   этот   восторг   наукой   и   отразили   первые
научно-фантастические рассказы  Г.Адамова. Одновременно  они показали,  как,
оказывается, доходчиво  и увлекательно  умеет автор  рассказывать о  научных
открытиях своего времени, как пытается строить интересный, напряжённый сюжет
пока ещёе на совсем небольшом пространстве. Но всё это были лишь подступы  к
большим полотнам.
    Один  из  рассказов,  "Завоевание  недр",  даёт  нам  редкую возможность
заглянуть в  творческую лабораторию  писателя-фантаста, ибо  через несколько
лет  этот  рассказ превратится  в  роман "Победители  недр".  Там не  только
претерпит решительные изменения сюжет, хотя в главном он останется тот же --
путешествие в фантастическом снаряде, но в  то же время и как бы  реальном в
ближайшем  будущем,  так  достоверно описана  его  конструкция,  в неведомые
глубины земли.  Но уже  не два  энтузиаста-учёных отправятся  в это  опасное
путешествие, а к ним присоединится еще и женщина-исследователь, и совсем уже
неожиданно и для  читателя и для  героев-учёных ещё и  мальчик Володя. Кроме
того,  отношения  и  поступки   двух  главных,  знакомых  нам   по  рассказу
героев-учёных  становятся совсем  иными, ибо  в романе  решительно  меняется
характер одного из них.
    И еще одно бросается в глаза: как обогатился научный материал романа  по
сравнению  с тем  ранним рассказом,  сколько появилось  новых сведений,  как
добросовестно, как досконально изучил автор сложный круг наук,  составляющих
научную основу романа. Удивительный, просто великолепный снаряд -- теперь, в
романе,  мы  можем  познакомиться с  ним  куда  подробнее -- отправляется  в
бескрайние глубины  планеты, чтобы  поставить на  службу людям неисчерпаемый
источник энергии -- подземную теплоту.  И дух захватывает от  многочисленных
препятствий  и  смертельных  опасностей,  которые  ждут  смельчаков  в  этом
небывалом путешествии.
    "Описание  работы снаряда  и разных  препятствий и  опасностей,  которые
благополучно преодолевают покорители недр, -- писал академик В.А.Обручев, --
изложено очень живо и увлекательно и даёт молодёжи интересное и поучительное
чтение".
    Но любопытно сравнить этот роман не только с первоначальным рассказом на
ту же тему, но и  с последующими романами автора. Здесь  тоже обнаруживается
весьма интересная и важная закономерность.
    Романов, повторяю, появилось всего три, к сожалению. Первый, "Победители
недр", вышел в  свет в 1937  году. Второй роман,  "Тайна двух океанов" --  в
1939 году.  Он получил  особенно широкую  известность -- первоначально целый
год печатался с продолжением в  "Пионерской правде", вскоре после войны  был
экранизирован, а затем не  раз переиздавался. И, наконец,  третий, последний
роман "Изгнание владыки" вышел в 1946 году, год спустя после смерти автора.
    Так  вот,  интересно проследить,  как  от романа  к  роману неуклонно  и
решительно  раздвигались  сюжетные  границы,  охват  событий,  как нарастала
политическая, идейная, наконец, событийная острота конфликта.
    В первом романе, как я уже говорил, речь идёт о путешествии в  неведомые
глубины  земли  сравнительно  небольшого,  хотя  и  удивительного  по  своей
конструкции снаряда с экипажем всего в четыре человека, и врагами здесь были
слепые  силы  подземных стихий.  Схватка  с этими  неведомыми,  злыми силами
требует  немало  мужества и  знаний  и поминутно  грозит  гибелью, опасности
подстерегают  здесь  героев  на  каждом  шагу.  Автор  проявил  удивительную
фантазию, рисуя этот небывало опасный многомесячный путь в глубинах земли. И
читатель,  конечно же,  восхищается отвагой  героев, всей  душой радуется  и
гордится  их  победой.  И  всё  же  при  этом  целая  гамма  чувств остаётся
незатронутой  в его  душе, ибо  слепые силы  природы или  неведомые до  того
законы  её нельзя  возненавидеть или  полюбить, нельзя  страстно жаждать  им
возмездия. Это тоже, вероятно, почувствовал автор.
    Во втором романе, "Тайна двух океанов", действует уже огромная подводная
лодка  "Пионер",  чудо  советской науки  и  техники,  где находится  большой
экипаж, десятки самых  разных людей. И  теперь уже безбрежные  просторы двух
величайших океанов планеты с  их неведомыми тайнами и  опасностями предстают
перед читателем. И  сложные, уже не  только научные, но  и стратегические, и
политические задачи стоят перед  этим походом из Ленинграда  во Владивосток.
Напомню, роман  вышел в  1939 году,  когда военная  гроза уже собиралась над
миром. В  этой напряжённой  обстановке и  ушел в  далёкое плавание "Пионер",
чтобы укрепить  оборону наших  дальневосточных границ  от нападения японских
империалистов -- в то время главной агрессивной силы на Тихом океане.
    Долго и, как всегда, необыкновенно тщательно работал писатель над  своим
новым произведением.  Тысячи выписок  по новейшей  технике и  технологии, по
физике, химии и биологии моря  в толстых клеенчатых тетрадях, груды  папок с
вырезками из  газет и  журналов о  работе и  новейших открытиях  советских и
зарубежных  учёных,  сотни  новых  книг,  от  объёмистых  научных  трудов до
"Памятки краснофлотца-подводника" и "Правил водолазной службы" скопились  за
это время в небольшом, темноватом кабинете писателя. Зарешеченные окна  этой
квартиры выходили в мрачный колодец-двор. И вот за этими окнами перед  отцом
каким-то  чудом  разворачивались  пленительные  картины  дальних   океанских
походов. Какой искристой, жизнерадостной  фантазией пронизан весь роман.  От
невиданной,   ошеломляющей   конструкции  чудо-лодки,   её   оборудования  и
вооружения, до гигантских морских  чудовищ, обитающих в немыслимых  глубинах
Мирового океана и битвах с ними  членов экипажа "Пионера". Но в этом  романе
советским  подводникам  противостоит  теперь  и  ещё  один  враг:  предатель
скрывается среди членов экипажа и готовит гибель "Пионеру", выполняя задание
японской разведки, и  разоблачение его оказывается  куда труднее и  опаснее,
чем  все  другие  испытания  дальнего  похода.  Впервые  у  автора  в сюжете
появляется очевидный детективный  элемент, который, естественно,  ещё больше
обостряет читательский интерес и волнение.
    В 1938 году  писатель приступает к  работе над своим  третьим романом --
"Изгнание владыки". Здесь уже ареной событий является вся страна, гигантские
работы по отеплению Арктики. И враг здесь куда более сильный и опасный,  чем
прежде: не только слепые силы природы --  на этот раз льды и стужа  Арктики,
неведомые глубины Ледовитого  океана, гигантские, яростные  силы, клокочущие
на  его дне,  но и  разветвлённая, тайная  организация врагов  и  предателей
Родины, поставившая себе целью сорвать грандиозные работы, и тонкая, опасная
работа органов Государственной безопасности по охране великой стройки.
    В ходе  работы над  этим романом,  сбором материала  для него постепенно
возникает уже третья специальная библиотека,  на этот раз по Арктике,  новые
толстые папки с  вырезками из газет  и журналов растут  на столе, на  полу и
стареньком диване, на подоконнике, загораживая уже последний свет из окна.
    А сам автор, уже не очень молодой и здоровый человек, совершает долгое и
трудное  путешествие  в Арктику.  Дальние  поездки на  собаках  и оленях  по
бескрайним  снежным  просторам  Кольского  полуострова  и   Большеземельской
тундре, плавание на  быстроходных рыболовецких сейнерах  к Шпицбергену и  на
легендарных  довоенных  ледоколах  на  Новую  Землю  и  Диксон, бесчисленные
встречи  и  беседы  с  оленеводами,  моряками-полярниками,  учёными принесли
множество ярких впечатлений. Помню, мы заслушивались его рассказами. И долго
ещё  шли  из Арктики  письма  от новых  друзей.  Люди делились  радостями  и
горестями, сообщали новости. Григорий Борисович отвечал старательно и охотно
и,  в  свою  очередь,  засыпал  своих  корреспондентов  вопросами,   которые
возникали по ходу работы над романом.
    И я видел, как многое  из рассказанного им тогда, сообщённое  в письмах,
которые  мы  порой вместе  читали,  вошло потом  в  роман, придавая  ему  ту
подлинность,  достоверность  обстановки,   которые  только  и   в  состоянии
завоевать доверие читателей.
    Но  еще  одно  обстоятельство,  одна  особенность  нового  романа  может
обратить внимание  пытливого читателя.  Детективный элемент  сюжета, начисто
отсутствующий, как я уже говорил, в первом романе и явственно  проступивший,
чётко намеченный во втором, в третьем романе занимает одно из ведущих  мест,
цементируя,  до крайности  местами обостряя  сложный, многоплановый,  весьма
умело, на мой взгляд,  сконструированный, увлекательный сюжет, где  действие
развивается одновременно в Москве, на пограничной заставе, во льдах Арктики,
в глубинах Ледовитого океана и во многих других местах.
    Откуда же  взялись эти  новые, важные  качества сюжета?  Что это?  Нечто
вдруг  новое  в  интересах,  пристрастий  автора,  нечто  только  теперь  им
обретенное? Или постепенное раскрытие, обнаружение в этом самого себя, своей
биографии, своих глубинных интересов, своего характера и новых,  накопленных
возможностей  для  этого?  Я  именно  так  понимаю  его  литературный  путь,
отмеченный,  между  прочим, очевидным  ростом  профессионального мастерства,
дерзостью замыслов, накоплением всё нового опыта.
    Как  жаль,  что  преждевременно  оборвалось  это  неустанное, счастливое
завоевание новых вершин, этот активный творческий поиск.

                                                                        1989

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru