Аблесимов Александр Онисимович
Мельник - колдун, обманщик и сват

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.36*16  Ваша оценка:

А. О. Аблесимов

                     Мельник - колдун, обманщик и сват
                     Комическая опера в трех действиях

----------------------------------------------------------------------------
     Стихотворная комедия, комическая опера, водевиль конца XVIII  -  начала
XIX века. Сборник: Т. 1 / Вступ. ст., биогр. справки, сост., подг. текста  и
примеч. А. А. Гозенпуда.- Л.: Сов.  писатель,  1990.  (Б-ка  поэта.  Большая
серия).
----------------------------------------------------------------------------

     Александр  Онисимович  Аблесимов   (1742-1783)   -   поэт,   драматург,
журналист.  Происходил  из  небогатой  дворянской  семьи.  Получил  домашнее
образование. В 1751 году был зачислен в военную службу, с 1758 по  1766  год
служил в армии сначала солдатом, затем сержантом и прапорщиком. В 1767  году
стал членом Комиссии нового  Уложения,  в  которой  разрабатывались  проекты
государственных законов. Здесь он сблизился с литераторами М. И. Поповым, В.
И. Майковым и Н. И. Новиковым. В  1770  году  Аблесимов  снова  поступил  на
военную службу, окончательно вышел в отставку в  1772  году  и  поселился  в
Москве, где служил мелким чиновником.
     Первыми литературными опытами Аблесимова  были  элегия  "Сокрылися  мои
дрожайшие  утехи",  эпитафия  "Подьячий  здесь  зарыт"  и  шесть   эпиграмм,
напечатанных в журнале А. П. Сумарокова "Трудолюбивая пчела"  (1759).  Затем
он обращается к сатирическим жанрам, пишет "были", выпускает сборник "Сказки
в стихах" (М., 1769),  участвует  в  сатирическом  журнале  Н.  М.  Новикова
"Трутень", затем сам издает журнал "Рассказчик забавных басень,  служащих  к
чтению в  скучное  время...",  в  котором  публикует  главным  образом  свои
сочинения. Как писатель-сатирик Аблесимов находился под влиянием Сумарокова.
     Знакомство с солдатской жизнью отразилось в опере Аблесимова  "Поход  с
непременных квартир" (поставлена в Москве 7 июня 1782  года,  с  музыкой  М.
Эккеля, впервые опубликована  П.  П.  Берковым  в  1956  году).  Составитель
"Драматического словаря" писал об этой опере:  "Представлена  много  раз  на
Московском  театре.  Оная  пиеса  довольно  хорошо  принята  публикою.   Г-н
сочинитель показал в оной пиесе подробно  все  солдатские  нужды,  так,  как
искусившийся в сей части". {"Драматический словарь". Спб.,  1772.  С.  108.}
Кроме  того,  им  написана   комедия   "Подьяческая   пирушка"   (1771,   не
сохранилась),  комическая   опера   "Счастье   по   жеребью"   (М.,   1779),
аллегорический пролог "Странники" для открытия Петровского театра  в  Москве
(М., 1780). Лучшее произведение Аблесимова -  комическая  опера  "Мельник  -
колдун, обманщик и сват" - сохранила имя автора  от  забвения.  Произведение
это высоко оценено Белинским. {См.: Белинский В.  Г.  Полн.  собр.  соч.:  В
13-ти т. Т. 1, М., 1953. С. 53.}


                     МЕЛЬНИК - КОЛДУН, ОБМАНЩИК И СВАТ
                     Комическая опера в трех действиях

                              ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Анкудин, крестьянин.
     Фетинья, жена его.
     Анюта, дочь их.
     Филимон, жених Анюты.
     Фаддей, мельник, колдун, обманщик и сват.
     Несколько подруг Анюты.

                            Действие в деревне.

                                 ДЕЙСТВИЕ 1

Театр представляет с одной стороны лес, вдали по холмам малые деревеньки, а
  с другой стороны - мельницу и при ней телеги с мешками. Напереди ж всего
                                  дерево.

                                 ЯВЛЕНИЕ 1

                              Мельник (один).

     Мельник (стругая доску, поет только тон песни без речей и музыки, потом
говорит). Какая бишь это песня?.. Да: "Как вечор у нас с полуночи..." Так...
(Зачинает петь на этот тон песню, продолжая сам свою работу.)

                        Как вечор у нас с полуночи,
                        Со полуночи до бела света...

Какой  проливной  бола  пошел  дозжик,  да  перестал  скоро.  (Так же поет и
продолжает работу.)

                        На заре-то было да на утренней,
                        На закате ведь светлого месяца...

Ну  уж  был  ветер! то-то, слышь ты, дул сильно, что чуть бола и мельницу-та
мою  совсем  не спрорушил, в пень бы я стал, да спасибо! хоть исковеркал, да
немного;  а  хоть  и  немного,  да наделал дела. (Приноравливает доску.) Ну,
будет ладно, пойдет опять заново. (Подошед к оркестру.) Смешно, право, как я
вздумаю:  говорят,  будто  мельница  без  колдуна  стоять  не может, и уж-де
мельник  всякой  не прост - они-де знаются с домовыми, а домовые-то у них на
мельнице  как  черти  ворочают...  Ха!  ха!  ха!..  какой сумбур мелют? А я,
кажется, сам коренной мельник: родился, вырос и состарился на мельнице, а ни
одного  домового  сроду  в глаза не видывал. А коли молвить правду-матку, то
кто  смышлен  и горазд обманывать, так вот и нее колдовство тут... Да пускай
что хотят, они, то и бредят, а мы наживаем этим ремеслом себе хлебец.

                          Кто умеет жить обманом,
                          Все зовут того цыганом;
                          А цыганскою ухваткой
                          Прослывешь, колдун, угадкой.
                          И колдовки-колотовки
                          Те жа делают уловки.
                          Много всякого есть сброду:
                          Наговаривают воду,
                          Решетом вертят мирянам
                          И живут таким обманом.

Как и аз грешный!..


                                 ЯВЛЕНИЕ 2

                             Филимон и прежний.

     Мельник (его увидя). А!.. это ко мне гость. На сей день будет  поживка.
(К Филимону.) Путь-дорога доброму молодцу!
     Филимон. Челом бью, старинушка.
     Мельник. Издалеча ль бредешь, куда путь держишь?..
     Филимон. Не пуще дальнее дело.
     Мельник. Да волею или неволею?
     Филимон. Коней ищу: савраско да гнедко вдвоем куда-то запропастились; а
кони-та,  кони-та  какие  добрые  были.  (Особливо.)  Это  он-та  ворожейка:
попытаюсь  у  него  поколдоваться.  (К  Мельнику.)  Что,  старинушка,  хочу*
спросить тебя...
     Мельник. О чем поволишь? Изволь-ста, мы ваши работники.
     Филимон. Доброе дело... и мы вам  плательщики...  Итак,  поворожи  мне:
найдутся ли мои кони?
     Мельник. Найдутся ли кони?..
     Филимон. Так, старинушка; мне об них очень хочется сведать.
     Мельник. А вот эдак, например, как будет ли от тебя  что?  (Подставляет
руку.)
     Филимон. Наперед угадай, дедушка, а там мы посмотрим.
     Мельник (отворачивается, сердится и зачинает петь).

                           Угадать,
                           Не устать;
                           Да как дело плоховато,
                           Так и платят торовато.

     Филимон. Да я тебе, старинушка, плательщик буду.
     Мельник.

                               На посуле,
                               Как на стуле,
                           Посидя да не поешь,
                           Так живот не будет свеж.

     Филимон. Ни из чего не солгу, поверь, пожалуй...
     Мельник.

                               В тот черед,
                               Наперед
                           Эти басни не под нужу,
                           Вынь-ка мошну-та наружу,
                           И пустого не болтай,
                           Да нам денежки считай.
                  (Подставляет руку, смотря ему в глаза.)

     Филимон. Ну, коли так, изволь, пожалуй: мы вам и наперед дадим посильно
место копеек.
     Мельник. Это только-та?
     Филимон. Будет покамест: чего больше?
     Мельник (особо). Ладно, ты без полтинника-та от меня не отъедешь.
     Филимон. Что ж ты мне скажешь?
     Мельник. А как теперь на дворе - рано?
     Филимон. Не больно еще поздно, и сонце за лес не село.
     Мельник. Перевернись жа три раза по сонцу.
     Филимон. Что бы так?
     Мельник. Что бы так!.. в ворожбе это нада... Ну, делай что велят!..
     Филимон. Во твою угоду мы и повернемся. (Вертится один раз.)
     Мельник. Еще против сонца.
     Филимон (вертясь). Ещо-таки и против сонца.
     Мельник. Теперь стань вот к этому  дереву.  (Филимон  хочет  иттить,  а
мельник говорит.) Нет, нет, постой... есть ли у тебя плат?
     Филимон (вынимает платок). Есть вот.
     Мельник. Зажми жа глаза плотно... завяжи платом крепче... ещо крепче...
Ну! ладно... теперь слушай жа: стой да нишкни, с места не двигайся и  никому
не аукайся, а я пойду к старшому...
     Филимон (исполняя все, что только мельник ему ни  приказывал).  А  буде
кто без тебя ко мне придет и станет меня спрашивать: зачем-де ты стоишь так,
добрый молодец, ясные твои очи завязаны?..
     Мельник. Ни с кем ни словечка, а ворчи, коли хочешь, про себя.
     Филимон. А песню спеть в потребу ли будет?
     Мельник. Всполошишь всех, не нада.
     Филимон (про себя). Эдакая причина!
     Мельник. Стой же плотно.
     Филимон. Ин добро быть так.

 Мельник, отходя от Филимона, примечает его движения; а он покушается глаза
немного открыть. Мельник, воротясь, подходит крадучись и говорит, с сердцем.

     Мельник. Тють!.. тють!.. что ты это чудесишь?.. этакой рахманной,  ведь
испужаешьси... (Взяв его за руку.) Поди за мною... стой, ухватись вот за это
дерево. (Потом очерчивает его мелом.) Ну, стой жа, слышь ли ты,  плотно,  не
трожься и за черту ни ногою, а то быть худу... (Отходит.)

                                 ЯВЛЕНИЕ 3

                              Филимон (один).

     Филимон (приклоняя голову в ту сторону, куда  мельник  ушел,  слушает).
Слышится, колдун ушел... так, ушел теперь. Что-та он мне  скажет?..  Ну,  да
что ни будет, то будет!.. (Открывает немного глаза.) Да... нет...  уж  меня,
ничего не видя, от страху как будто мороз по  коже  подирает...  Что  ж  мне
делать? ничего иного, как  орать  что  есть  мочи...  Нет!  стану  курныкать
помаленьку, только чтоб не так страшно мне было.

                        Не тронемся, не ворохнемся,
                        Не кликнемся, не аукнемся;
                        Спою песню; да какую ж я спою?..
                             А! любиму свою...

          Музыка зачинает в это время, как Филимон готовится петь.


                                 ЯВЛЕНИЕ 4

                             Мельник и прежний.
               Мельник выносит жернова, ставит их у мельницы.

     Филимон (продолжает петь на голос: "Как ходил, гулял молодчик.,.").

                          Вот спою какую песню:
                          Ходил молодец на Пресню,
                               Под вечерок,
                               Путь недалек.
                          Ходил молодец на Пресню
                          Из Сесвяцкова села,
                               Под вечерок,
                               Путь недалек.
                          Из Сесвяцкова села,
                          Красна девка там жила,
                               Девка душа
                               Там хороша,
                          Красна девка там жила,
                          Молодца с ума свела.

Мельник вертит жерновом и сим делает шум; а Филимон, продолжая петь, пугается.

                          Девка... ду... ша
                          Там... хо... ро... ша..
                        (Оканчивает диким голосом.)

     Мельник. Расступись, вода!..  Растворись,  мельница!..  Явись  ко  мне,
седой демон!..

             (Вертит опять жерновом сильняе и производит шум.)

     Филимон (дрожит). Чур меня!.. чур меня!.. с нами невидимая сила...
     Мельник (подбегая к Филимону). Ухватись, ухватись за дерево плотняе.

                 Филимон, хватаясь за дерево, и сам дрожит.

     Мельник (обходя его кругом). Будут кони?.. Будут кони?.. Таки  будут?..
(Сиповатым голосом.) Нет, не будут. (Обходит  другой  раз.)  Придут  кони?..
Таки  придут  ли  кони?..  (Также  сиповато.)  Нет,  не  придут...  Что   за
дьявольщина! (Обходит третий  раз.)  Найдутся  ли  кони?..  Да  найдутся  ли
кони?.. (Притворным голосом с сердцем.) Хоть найдутся, да не скоро... (Своим
голосом.) Исчезни ж, окаянной! (Сам подбегает опять к жернову и вертит оное.
Потом, подошед к Филимону.) Теперь поди  сюда,  развяжи  глаза  и  не  бойся
ничего. Филимон (развязав глаза). У!.. (Дрожа поет.)

                           О ты, дедушка Фаддей!
                           И ты сильный ворожища!
                           Ты могучий чародей.

     Мельник.

                           Кабы ковш теперь пивища:
                           Я в него бы поглядел,
                           То наделал бы уж дел.

     Филимон.

                           Ты нам, дедушка, помога,
                           У кого кручины много.

     Мельник (особо).

                           Я тем, детушки, помога,
                           У кого есть денег много.

     Филимон. Ты нам, дедушка, помога |
     Мельник. Я вам, детушки, помога, | (Вместе.)
     Филимон. У кого кручины много. |
     Мельник. У кого есть денег много. | (Вместе.)
     Филимон. Итак, дедушка, пропали мои кони?..
     Мельник (поет).

                           Я вам, детушки, помога,
                           У кого есть денег много.

     Филимон. Что ж ты мне скажешь?
     Мельник (еще поет).

                           Я вам, детушки, помога,
                           У кого есть денег много.

     Филимон. Да вот, пожалуй, я и ещо дам тебе денег, только  отгадай  мне.
(Дает ему денег.)
     Мельник (заикаясь). А!.. а кармливал ты их овсом?
     Филимон. О! нет, они сроду зерна не видали.
     Мельник. Ну, так век не найдутся...
     Филимон. Этакое мое горе!
     Мельник. Постой ещо... подай-ка мне свою руку! (Филимон кажет  руку,  а
мельник водит по ладони пальцем.) Так, в твоей руке их нету; только  корысть
будет, лихих людей переможешь; а на сердце кручина пала...
     Филимон (особливо). Как сказали об нем, так  и  подлинно,  что  он  все
подноготное узнавает!
     Мельник. Погляди-тка сюда пряменько!.. Что-та есть у тебя на мысли?..
     Филимон. Ох! старинушка, есть... да боюсь молвить.
     Мельник. Небось, небось, поведай мне свою крепкую  думу,  авось-либо  в
чем и пособить можно.
     Филимон. Нет, дедушка, кажется, несбыточное дело, и статься-та этому не
можно.
     Мельник. Не болтай пустого.
     Филимон (поет на голос: "Западала путь-дороженька моя...").

                        Я поведаю тоску-печаль ему:
                        Отчего так больно сердцу моему,
                        Ведь он сильной ворожища
                        И мне стался быть дружища,
                        Так я думушку свою
                        Перед ним не потаю...

     Мельник. Не утай, не утай ничего, а мы посмотрим,  как  пособить  будет
можно.
     Филимон. Ну, ин быть так, правду молвить: я прибрёл бола к тебе кручину
свою размыкать; придумай, пригадай мне, я задумал, доброй молодец,  жениться
и пришла мне одна красная девица по обычью; да вот беда моя! отец и мать  ее
друг с другом не согласны: старухе как-то исстари случилось быть дворянского
отродья, а выдана в крестьянство поневоле;  старик-ат  ведь  и  хочет  дочку
выдать за детину-хлебопашца, а старуха-хлопотунья за дворянского  сыночка...
и за то-та муж с женою и хлопочут.
     Мельник. О! о! это плевое дело; я смекнул, как быть этому: девка  будет
наша! Что за работу?
     Филимон. Четверть доброй ржи старинушке челом бью.
     Мельник. Ну-тка по рукам... ладно!..  (Поет  на  голос:  "Вы  реченьки,
реченьки...")

                           Не кручинься, молодец,
                           Горю сделаем конец,
                           Назову тебя я братом
                           И пойду к невесте сватом,
                           Ты об этом не тужи,
                           Припасай лишь четверть ржи.

     Филимон.

                           О том, дедушка, ни слова,
                           Будет рожь тебе готова;
                           О дарах ты не тужи,
                           Делом сам лишь не держи.

     Мельник.

                           Я тебе жену добуду,
                           Иль я мельник ввек не буду!..
     Филимон.

                           Чудеса ты все творишь,
                           Как рублем меня даришь.

     Мельник.

                           Мы пойдем приготовляться,
                           Как с невестой повидаться.

     Филимон.

                           Пойдем к делу поспешать.
     Мельник.

                           Пойдем свадьбу затевать.

     Оба.

                           А чтоб быть нам посмелея
                           И приттить повеселея,
                           Так зайдем мы в кабачок:
                           Тяпнем там винца крючок.


                                 ДЕЙСТВИЕ 2

  Театр представляет поле, с одной стороны вдали мельницу, реку и лес, а с
    другой напереди двор крестьянский, потом сумерки и восходящий месяц.

                                 ЯВЛЕНИЕ 1

                              Анюта и Филимон.
              Анюта выходит из двора, а после Филимон из лесу.

     Анюта. У!.. да уж на дворе-та и  смеркается!  Когда  это  день  прошел?
Смотри, пожалуй, а я работаючи-та и не  видала.  (Поет  начало:  "Земляничка
ягодка".)

                             По всей я младости
                             Ведь не вижу радости,
                                Вот мой
                                Талан какой. (2 раза)
                             Нету мне весела дня;
                                Всё сушит,
                                Всё крушит
                             Всякой час меня.

     Филимон  (ходя  между  тем  задумавшись  и,  по   голосу   завидя   ее,
останавливается). Это она!.. она точнехонько!..
     Анюта (увидя Филимона). Это он?.. Точно он!.. Филимон. Подойду  к  ней,
что ни будет, то будет. (Подходит.)
     Анюта. Он ко мне идет?.. Так, ко мне; нет, я уйду от него, а то неровно
как старики мои меня с ним увидят, то пойдет дым коромыслом! (Хочет  уйти  и
после останавливается.)
     Филимон (также остановись). Беги, пожалуй,  что  нужды?  Видишь  какая,
коли так упряма, ты чаешь, краше тебя и нету; ан лих  есть  много,  не  тебе
чета, и я, право, гоняться-та за тобою не буду.
     Анюта (про себя). Кажется, он вздурился, что я уйтить-та хотела! Эдакая
напасть моя, что станешь делать? Не уйтить - горя, а уйтить и вдвоя... да не
кая пропасть, мне и самой хочется повести с ним поговорку.
     Филимон (увидя, что она остановилась). А! а... это ей не по сердцу, что
я сказал: гоняться-та за ней не буду... эдак-та лучше с ними водиться; у нас
ведь по-сельски: как любушке своей тулунбаса два-три в спину влепишь  и  она
стерпит, так и наша.
     Анюта. Не знаю сама, что бы это такое со мною сталось?.. Что я его лишь
увижу, так сердце мое все затрепещет, руки опустятся, ноги подогнутся,  и  с
места не сдвинешься!.. Что ж будешь делать? Хоть  побои  принять,  а  с  ним
перемолвлю. (Воротясь, подходит к нему тихо.)
     Филимон (также к ней приближаясь, про себя). Ты ко мне,  и  я  к  тебе.
(Анюте.) Девица красная, подобру ль живешь, поздорову?
     Анюта. Не пуще так, чтобы тебе сказать - радошно.
     Филимон. Да тебя давно уж и в посиденках не видно.
     Анюта.   Матушка   меня   не   пущает;   говорит:   ты,   дискать,   уж
девушка-невеста, так женихи осудят, и я от этого иногда и плачу.
     Филимон. Не тужи, красная девица, авось-либо дождемся и мы своей воли.
     Анюта. Кажется, мне не нажить этих дней. (Особо.) Он, видно,  хочет  на
мне жениться.
     Филимон (особо ж). Женился б не шутём, кабы было можно.
     Анюта (поет начало на голос: "Кабы знала, кабы ведала, мой свет").

                        Кабы я, млада, уверена была,
                        Что дружку свому хоть чуть-чуть я мила:
                        Я бы всякий день немножко
                        С ним видалась хоть в окошко
                        И не в скуке бы жила.

     Филимон (особо говорит). Побожусь ей, что я невесть как ее люблю.
     Анюта (продолжает петь на тот же тон начало).

                        Только милый мой не ведает того,
                        Как безвременно крушусь я для него:
                        Он во сне мне часто снится,
                        Будто вздумал он жениться
                        На иной, а не на мне.

     Филимон. Нет, нет! что пустое затевать! этого и в уме не бывало.


                                 ЯВЛЕНИЕ 2

                             Мельник и прежние.

     Мельник. Ого! сокол, ты  уж  и  здеся!  Скоренько  ты  залетел...  а  я
ничего-таки, тяпнул винца мерочку, так и веселяя стало. Здорова-ка, Анюта!
     Анюта. Здравствуй, соседушка.
     Мельник. Что-та как эдак вы делаете?
     Анюта. Пели песни.
     Филимон (Мельнику). Слышал ли ты, как она жалобно пела?
     Мельник. Слышал, слышал, да это ненадолго; скоро запоет  иным  голосом,
уж не так заунывно.
     Анюта (досадуя). Зачем его черт принес?
     Филимон. Небось, нет ничего.
     Анюта. Да видишь какой, только помешал нам!
     Филимон (поет).

                        Полно, светик мой, стыдиться,
                        Станем мы при нем дружиться,
                        Дай мне рученьку свою,
                        Дай голубушку мою.

     Анюта.

                        Ничуть это не годится,
                        Чтоб так при людях резвиться,
                        Отвяжись и не шути,
                        Ведь нисколько в том пути.

     Филимон.

                        Его нечего таиться;
                        Старик этот пригодится,
                        Распознай сама его,
                        Он пригоден для всего.

     Анюта (обертываясь назад). Ай! ай!.. уйдите, уйдите! старуха  моя  сюда
идет.
     Мельник. Уйдем, уйдем, ведь старуха-та великая хлопотунья.

   Мельник и Филимон уходят назад театра и прячутся за крестьянский двор.


                                 ЯВЛЕНИЕ 3

                              Фетинья и Анюта.

     Фетинья. Ты, рыскушка, все на улице, и рано и поздно;  а  что  делаешь?
ведь только зеваешь; а ты бы, девушка, лучше кросна ткать смышляла.
     Анюта. Да я и так лишь теперь из-за дела:  тебе  шила  подзатыльник,  а
себе низала поднизь; целый день  работаючи,  кажется,  рук  не  покладывала,
когда ж погулять-та?..
     Фетинья. Девушки теперь не гуляют,  уже  смеркается...  поди,  поди  за
дело.
     Анюта (особо). Вот  какая,  право,  все  делай  да  делай,  и  погулять
некогда; видать ли уж как бы замуж выйти, тогда не сказала бы она мне: лучше
бы, девушка, кросна ткать смышляла...
     Фетинья. Что ж ты стала?
     Анюта. Да теперь уж темна дело делать.
     Фетинья. Так ин ложись да спи, завтра рано вставать.
     Анюта. Мне и спать-та еще не хочется.
     Фетинья. Поди ж! поди!.. эдакая упрямица!
     Анюта (отходя). Куда, право, какая!..

                                 ЯВЛЕНИЕ 4

                              Фетинья (одна).

     Фетинья. Пора девку замуж, нечего мешкать, у нее уж теперь не  дело  на
уме, а она женихов смышляет... Да что мне делать? придумать не  могу;  давно
бы я ее с рук сбыла, как  бы  не  старый  хрыч  мне  перечил,  охо-хо-хо-хо!
такова-та быть не за ровней! не то смышляй, что хочется,- то делай, что  муж
велит.

           (На голос: "Ах, на что ж бола, ах, к чему ж бола...".)

                    Ах! на что ж бола, ах! к чему ж бола
                       Мне на свете быть,
                       Во кручине жить?
                    Я родилася, я родилася
                       Не крестьянкою,
                       А дворянкою.
                    Меня отдали, меня отдали
                       За крестьянина,
                       Не за барина.
                    Навязался мне, навязался мне
                       Некошной старик,
                       Все с ним шум да крик.
                    Иссушил меня, иссушил меня,
                       Как лучиночку,
                       Как былиночку.
                    Горя мыкаю, горя мыкаю
                       Я от младости
                       И до старости.


                                 ЯВЛЕНИЕ 5

                             Прежние и мельник.

     Мельник. Помогай бог, Антипьевна!
     Фетинья (кланяясь). Соседушка Гаврилыч! что бы так поздненько?
     Мельник. Укрой от темной ночи.
     Фетинья. Добро пожаловать... а моего старика видел?
     Мельник. Нет, кормилица, и в глаза не попадался.
     Фетинья. Он к тебе на мельницу поехал.
     Мельник. Ко мне?..
     Фетинья. Да.
     Мельник. Куда ж бы это он запропастился?
     Фетинья. То-то я и горюю! клячонка-та окаянная  не  очень  надежна,  на
коей он поехал.
     Мельник. Ну, так и впрямь не скоро и дотащится... Да нет, ты не  о  том
горюешь... я смышлю, что у тебя на мысли.
     Фетинья. А что бы такое?
     Мельник. Девка-то у вас на возрасте, пора бы ее веселым  пирком  да  за
свадебку.
     Фетинья. Суженого-та нет.
     Мельник. Будет, будет, я уж тебе в том.
     Фетинья. Поворожи-тка, будет ли ей удача?
     Мельник. Поворожи-тка!.. Ведь даром не ворожат (подставливает ей руку),
клади-ка сперва гривенку денег, да попотчевай бражкой - так и пойдет дело.
     Фетинья. А без этого не можно?
     Мельник. Никак нельзя, а  особливо  без  сивухи;  без  нее  и  язык  не
поворотится.
     Фетинья. Ну, коли так, то пойдем в горницу, там я тебя и попотчеваю.
     Мельник. Зачем дело стало: пойтить, так пойтить.

                                 (Отходят.)


                                 ЯВЛЕНИЕ 6

                              Филимон (один).

     Филимон (выходя). Ушли!.. Ну, что-та будет, авось-либо пойдет  дело  на
лад, старик и туда, и сюда,  да  провальная  старуха  все  поперек  ломит...
Полно, сват-ат у меня ведь колдун, так и кручины нет. Что ж  мне  на  досуге
делать? От скуки хоть песню скуныркаю.

               (На голос, начало: "При долинушке гуляли...".)

                          Стану свата дожидаться,
                             Нечего бояться,
                          Сват мне любушку достанет,
                          Ничуть не обманет:
                             Он колдун,
                             Не болтун,
                          Водится всё с домовыми,
                          И сам набольшой над ними,
                             И пьет и ест с ними!
                          Стану свата дожидаться.
                             Нечего бояться,
                          Сват мне любушку достанет,
                             Ничуть не обманет!
                             Он чертей,
                             Как детей,
                          Когда надобно, скликает,
                          Куды хочет помыкает,
                             После вон толкает.


                                 ЯВЛЕНИЕ 7

                         Фетинья, Анюта и Мельник.
                    А Филимон, увидя их, опять прячется.

     Мельник. В пору вышли, не опоздали, месяц лишь только всходить начал...
подите ж сюда.
     Фетинья. Нет, Гаврилыч! право, кажется, ты  ума  рехнулся,  ну,  святки
ныне, что ли, так загадывать?
     Мельник. Это только вашим сестрам, бабам, черед загадывать о святках, а
нам, ворожеям, и летом, и зимою, осенью и весною, днем  и  ночью,  когда  ни
захотим, всегда святки: черт-ат ведь в наших  вожжах,  и  мы,  когда  хотим,
тогда его и погоняем... ну, теперь понимаешь ли?
     Фетинья. Разумею.
     Мельник. Вели же сперва чего-нибудь поднесть мне выпить.
     Фетинья. Разве еще мало?.. Мне кажется, ты и так уже навеселе и хлебнул
довольно.
     Мельник.  Это-то  нашему  брату  и  надобно.  Ведь  сказать  правду:  с
чертом-та не со своим братом  ладить,  надобно  быть  смелу,  а  смелость-ту
делает сивуха.
     Фетинья. Эдакая дьявольщина! Ну, добро, изволь.  Анюта,  вынеси  соседу
давешнюю с вином сулейку.

                               Анюта уходит.

     Фетинья  (между  тем  говорит  мельнику).  Я  тебя,  сватушка,  подарю,
посмотри каким подарком.

   Анюта выносит дорожную фляжку на ремне и подает матери, а она, отдавая
                             мельнику, говорит.

     Фетинья. Вот, изволь владать и попивать из нее на здоровье.
     Мельник (взяв и любуясь).  О!  о!..  то  спасиба...  прямо  удружили...
(Надев фляжку через плечо и потом пьет из нее.) Ну!.. гожа!.. хоть  бы  куды
сивуха. Вот добрая хозяйка!.. что ж теперь станем делать?
     Анюта и Фетинья. Загадывать, разве забыл ты?
     Мельник. Да так... а я, право, думал, что вы об этом забыли.
     Обе. Как забыть то, что нужно?
     Мельник. Ну! ну, ладно, ладно. (К Фетинье.) Побудь же ты  покамест  там
за дверьми... поди ж, поди, тебе говорят!..
     Фетинья. Посмотрю, что будет. (Становится в дверях и выглядывает.)
     Мельник (к Анюте). А стань вот здесь, к  месяцу  спиною,  руки  подними
эдак, гляди в зеркало... наведи его на месяц, загадай: суженой, ряженой,  за
кем мне быть замужем?
     Анюта. Суженой, ряженой, за кем мне быть замужем?

  Мельник дает знать Филимону, чтоб он вышел, а тот показывает, что боится
                         выйтить. Мельник досадует.

     Мельник (к Анюте). Видишь ли что?
     Анюта. Вижу: на небе звезды.
     Мельник. А еще?
     Анюта. Ничего больше.
     Мельник. Что ж бы такое мешало?.. А!.. облачко нашло.  Да  оно  пройдет
скоро. (К Филимону тихо.) Выдь сюда, покажись ей.
     Филимон. Чтоб ее не всполошить! (Выходит.)
     Анюта. Дедушка! мне что-та чудится.
     Мельник. Ладно! смотри, что еще будет. (Еще Филимону). Подь поближе.

                             Филимон подходит.

     Анюта. Ай!.. кто это? Он... так, он!..
     Мельник (дает знать Филимону, чтоб он ушел. К Анюте). Ударь,  ударь  по
зеркалу, чтоб не схватил тебя.
     Анюта (спустя зеркало). Ну!.. что это почудилось!.. Кажется, самой  он.
О, кабы да это сбылося!
     Мельник. По обычаю ль жа тебе?
     Анюта. Вот ища что знать хочет? что  бы  я  была  за  дура,  чтоб  тебе
сказала! люблю ли, нет ли,  до  того  дела  нет,  это  ведь  девушке-невесте
сказывать, кажется, стыдно.


                                 ЯВЛЕНИЕ 8

                             Старуха и прежние.

     Фетинь я (выходя, говорит про себя). Боюсь, чтоб девка  не  испугалась,
ведь ища она у меня рабенок. (К дочери.) Почудилось ли тебе что, Анюта?
     Анюта. Вот он скажет.
     Мельник. Ничего, ничего... (К Анюте.) Поди ты теперь в свое место.


                                 ЯВЛЕНИЕ 9

                             Мельник и Фетинья.

     Фетинья. Ну, теперь поворожи-тка и мне.
     Мельник. Тебе?.. изволь... Постой жа, нада сперва выпить.
     Фетинья. Да долго ли этого будет?
     Мельник. Ещо по одной выпьем... (Выпив.)  Ну!..  что  ж  тебе  надобно?
Загадай, да и мне скажи.
     Фетинья. Мне хочется узнать: какой у меня зять будет.
     Мельник. А вот это дело: как сказала, так и угадать  можно.  Ведь  тебе
дворянин надобен?
     Фетинья. Я-таки за иного и выдать ее не думаю.
     Мельник. Ладно, ладно, пройди ж вон по этой тропинке.
     Фетинья. Куда так?
     Мельник. Туда, туда недалёчка, да и вернись назад.
     Фетинья. Ну, да какого шатуна я там увижу?
     Мельник. Не шатуна, суженого  твоей  дочери:  какой  первой  тебе  пырь
встречу, такой и зять у тебя будет.
     Фетинья. А как их встретится целая гурьба?..
     Мельник. Нет, нет! поди лишь, я знаю, что одного только встретишь.
     Фетинья. Ин добро быть  так.  (Отходит  назад  театра;  Филимон  с  нею
встречается; Фетинья подходит к нему ближе, рассматривает и пугается.) Аи!..
аи!.. (Бежит к мельнику.) Зачурай, зачурай меня!..
     Мельник. Небось, небось, обернись назад, он уже провалился.
     Фетинья. Ох!.. не могу отдохнуть... Ну, Гаврилыч, не солгал ты,  теперь
я поверю, что в тебе много дьявольщины.
     Мельник. А затеев и еще больше.
     Фетинья. Да, правду молвить: почудился мне детинушка очень  изряден,  и
он был бы Анюте очень на стать, кабы да только он дворянин был.
     Мельник. Дворянин, дворянин, что и думать, я всё ведаю.
     Фетинья. А кто ж он таков?
     Мельник. Он... тот... кой живет не пуще далече отсюда и  всего  гоны  с
трои, из села Хлебородова, деревни Доброй-Пожни; есть также у него  посильно
место мужичков, работников и домашних челядинцев.
     Фетинья. А зовут его как?
     Мельник. Не скажу теперь... будет с тебя и этого... Поди ж покуль и  ты
к своему месту.
     Фетинья. А ты?
     Мельник. Мне есть свое дело, кое... все ль бабам ведать? поди, поди, не
мешай мне. А я еще покамест выпью. (Между тем пьет  и,  на  фляжку  любуясь,
говорит.) Какая это добрая фляга!
     Фетинья (отходя). Ин час тебе доброй.


                                 ЯВЛЕНИЕ 10

                             Филимон и Мельник.

     Филимон (отходя к Мельнику, он пугается). Ах, дедушка!  я  невесть  как
рад: ты приставляешь мне голову к плечам.
     Мельник. И впредь нас, стариков, держися... А! да вон  и  старик  домой
едет. Пойдем сюда покамест. (Отходит к стороне.)


                                 ЯВЛЕНИЕ 11

                             Анкудин и прежние.

     Анкудин (погоняет лошадь, а она стала). Ну, ну!  сивушка...  эк  она...
стала... что делать? (Помогает ей.)  Ну!  ну!  дотяни  еще  немного...  нет,
провальная, не везет... ин добро быть так, отдохни, сивка, и  я  с  тобою  в
пень стал. (Подходит к оркестру.) Что, барям-та рай жить, хоть раз бы  пожил
так, как они; до полно что некошная живет и их  доля,  бывает  и  им  хлопот
полон рот, а нашему брату, чего не видя, заботы  меньше:  пропадай  оно,  не
хочу быть в барях!

                     Мельник и Филимон подходят к нему.

     Мельник. Помогай бог, соседушка!
     Анкудин. Ба! сват Гаврилыч, откуда взялся?
     Мельник. Шли путем-дорогой да завернули и к тебе побывать.
     Анкудин. Добро пожаловать, что добренького?..
     Мельник. А вот что:  мы  к  тебе  прибрели  не  пир  пировать,  не  ржи
торговать, а думу крепкую думать: есть у тебя суженая, есть у  вас  ряженая,
благослови-тка ее за соседа моего.
     Анкудин. А его милость откудова?..
     Филимон. Из села Хлебородова, деревня Доброй-Пожни, челом бьем.
     Анкудин. Доброе дело, я бывал там.
     Мельник. Хе!.. как сказать тебе про его житье-бытье и богатство,  такты
с ним не расстанешься: детина он собою, ты видишь, уж на все  ухват;  борону
ли сладить, тын ли огородить, уж ничего из рук  не  вывалится;  а  дом-ат  у
него, кабы ты ведал, как  полной  закром;  чего  нету?  "скота-то,  что  ли,
хлеба-та ли, или другого протчего - необъятная сила, а ни отца ни матери, ни
роду ни племени, весь тут, как видишь...
     Анкудин. Такого доброго молодца давай нам... да скажу тебе,  вот  беда:
старуха провальная со мной не ладит; я хочу так, а она  поперек  ломит!..  я
чтобы к доброму, а она по-своему мудрует, да и черт ее не перековеркает.
     Мельник. Где черту возиться! а разве я ее поверну по-своему, она  будет
наша.
     Анкудин. Правду тебе молвить, а не чаю.
     Мельник. Дай покамест ты свое слово.
     Анкудин. Я!.. я готов, с моей руки час доброй.
     Мельник. Только нам было и нада, мы теперь побредем ко двору, и  уж  ты
нас с поезжанами к себе дожидайся. Челом бьем...  (Хотят  итти,  но  мельник
останавливает Филимона.) Постой, постой еще,  по  последней  выпьем,  будьте
здоровы. (Пьет, а выпив.) Челом бьем. (Отходят.)
     Анкудин. Не помешкайте ж, Гаврилыч.
     Мельник (отходя). Будем, будем скоро.


                                 ЯВЛЕНИЕ 12

                              Анкудин (один).

     Анкудин (подходя к воротам, их отворяет  и  потом  к  лошади).  Ну-тка,
сивушка, ужли отдохнула?.. ну! ну! пошла... ну, на двор прямо...


                                 ЯВЛЕНИЕ 13

                             Фетинья и прежний.

     Фетинья. Насилу ты приехал, а я тебя уж отчаяла.
     Анкудин. Только так-так что дотащился.
     Фетинья. А я без тебя дочь просватала.
     Анкудин. А за кого бы эдак?
     Фетинья. За кого, я знаю.
     Анкудин. Так и я такжа просватал.
     Фетинья. Ты, жа как это?..
     Анкудин. А так жа, не скажу, так и думаешь.
     Фетинья. О! мне и дела нет, я  только  знаю,  что  на  своем  поставлю.
(Поют.)

                           Как ни стану,
                           А достану
                           Дворянина-жениха.

     Анкудин.

                           Как ни стану,
                           А достану
                           Землепашца-жениха.

     Оба.

                           Отдам в нынешнем дочь лете,
                           Молодец есть на примете,
                           Дочь мою кой может взять.

     Фетинья.

                           Сколько хочет, пусть он вздорит,
                           А меня не переспорит:
                           Дворянин мне будет зять.

     Анкудин.

                           Пой, пожалуй, что я вздорю,
                           А тебя я переспорю:
                           Мне крестьянин будет зять.

     Фетинья.

                           Я отдам за дворянина.
     Анкудин.

                            Я отдам за мужика...

(Говорит) за нашего брата, за крестьянина.
     Фетинья. За такого ж дурака, как сам.
     Анкудин. Ан лих нет, дворянин-ат вишь хороший дочь-ту нашу не  возьмет;
а буде какой бы и сыскался на ней жениться, так уже  разве  такой,  вот  что
называется-та, самая мелкая сошка. А наш брат крестьянин,  чему-та  пить  не
быть... (Поет.)

                           Не дурак наш брат детина,
                           И работник он прямой.

     Фетинья.

                           Да лих зять не будет мой.

     Анкудин.

     А вот будет.

     Фетинья.

                           Вот не будет.
     Анкудин.

                           Да ведь я большой в дому.

     Фетинья.

                           Да не быть по-твоему.
     Анкудин.

                           Почему?
     Фетинья.

                           Потому:
                           Ты мужик, а я дворянка.

     Анкудин.

                           Нет, крестьянка.

     Фетинья.

                           Дочь ведь тож по мне дворянка.

     Анкудин.

                           Нет, крестьянка.

     Фетинья.

                           Ан дворянка.

     Анкудин (с сердцем).

                           Нет, крестьянка!.. слышь, крестьянка.

     Фетинья. Опомнись, старой  пес!  ведь  ты  знаешь,  что  я  рождена  от
благородной крови.
     Анкудин. Вспомни-ка, старая негодяйка, и ты, что уже двадцать лет,  как
ты жена моя.
     Фетинья (поет).

                           Да, хоть я твоя жена,
                           А тебя лих мало тешу.

     Анкудин.

                           Так вот раз тебе отвешу,
                           То и будешь ты смирна.

     Фетинья.

                           Плюю я на эти враки.

     Анкудин.

                           Ну, уж вот дойдет до драки.

     Фетинья.

                           Враки!.. Враки!..

     Анкудин (особливо).

                           Хоть боюся я греха,
                           А скрою ей треуха!

     Фетинья.

                           На твои-та я угрозы,
                           Знай, хотела наплевать.

     Анкудин.

                           Ну смотри ж, жена, чтоб слезы
                           Ты не стала утирать.

(Говорит)   Я   с   тобою,   лебедь   моя,   справлюсь,  дай-ка  мне  только
приобострожиться, а то нет, ты востра очень, и что ты думаешь дворянского-та
отродья, так тебе и черт не брат! (Поет особо.)

                           Мне на спорщицу-женищу
                           Купить добрую плетищу.
                           Настрехать ее спинищу...
                           Будем жить, как я хочу.

     Фетинья.

                           А я старому хрычу
                           Сама втроя отплачу,
                           А ты с дочкой-та простися!..

     Анкудин.

                           Эй! жена, слышь ты, уймися!

     Фетинья.

                           Сам уймись!

     Анкудин.

                           Ну, жена, поберегись.

     Фетинья.

                           Я тебя лих не боюся,
                           С женихом уговорюся,
                           За кого хочу отдать.

     Анкудин.

                           О! тому-та не бывать!
     Фетинья.

                           По-тому-та не бывать...
     Анкудин.

                           По-твому-та не бывать...
     Оба.

                           По-твому-та не бывать.
                           Не бывать!.. не бывать!..

                                 (Уходят.)


                                 ДЕЙСТВИЕ 3

Театр представляет тот же крестьянский дом и при нем на скамьях сидящих девок.

                                 ЯВЛЕНИЕ 1

                         Фетинья и несколько девок,
               из коих иная прядет, иная шьет; только всякая
                      с делом и поют свадебные песни.

     Хор.

                          Что без бури, без вихоря
                          Ворота отпиралися,
                          В терем двери отворялися.

     Фетинья. Нет, девки, другую спойте, позаунывней.

     Хор.

                    Тошненько мне младой в девках быть,
                    Тошней того мне замуж иттить.

     Фетинья. О! нет, эта уж очень жалобна, спойте ещо иную.

     Хор.

                    Вечор-та мне косоньку матушка плела,
                                                 матушка плела,
                    И жемчугом косоньку всю унизала, всю
                                                      унизала.


                                 ЯВЛЕНИЕ 2

                              Анюта и прежние.

     Фетинья. Поди-ка сюда, Анюта; а мы тебе свадебные песни пели.
     Анюта. Матушка!.. да за кого ты меня выдать-та хочешь?
     Фетинья. Небось, небось; я выдам тебя за такого  молодца,  какой  нашим
девкам и во сне не пригрезится...
     Анюта. Почему это ведать?
     Фетинья. Глупенькая, захочет ли мать,  чтоб  дочь  ее  была  за  дурным
мужем, а я еще и больше хочу: чтоб муж у тебя был детинушка завидной и такжа
барыша и дворянского отродья.
     Анюта (поет).

                           Вот моя, вот напасть:
                           Злодейка любовна страсть
                           Взяла надо мою власть:
                                Свет не мил,
                                Свет постыл.
                           Всякой час крушуся я,
                           Противна мне жизнь моя!


                                 ЯВЛЕНИЕ 3

                             Анкудин и прежние.

     Анкудин. Ге!.. старуха!.. чтой-та... На тебя эту ночь сна нет!.. (Увидя
девок.) Ба! да ты и впрямь свадьбу затеяла?..
     Фетинья. Таки не шутя.
     Анкудин. Сунбурщица! да ты послушай меня.
     Фетинья. Нет, нет, ты хоть тресни, а я свои буду петь песни; назло тебе
дочь просватала в село Хлебородово...
     Анкудин. Э!.. как! в село Хлебородово ты хочешь выдать?
     Фетинья. Так-таки.
     Анкудин. А... а за кого бы там?
     Фетинья. За помещика деревни Доброй-Пожни.
     Анкудин. Вот-на! да там и помещиков-та нету.
     Фетинья. Ан лих есть; мне кажется, Фаддей-мельник сватает, и уже мы,  я
и она (указывая на дочь), его и видели.
     Анкудин. Когда видели?
     Фетинья. Давеча, как смерклось.
     Анкудин. Так Фаддей-мельник вам сватает?
     Фетинья. Да, так-таки, и  он  кланяется  и  божится  за  него,  как  за
дворянина.
     Анкудин. Ха-ха-ха!.. он вас морочит; а ведь и ко мне он жа, из той жа и
деревни приходил сватать, только крестьянина.
     Фетинья. Неужто?
     Анкудин. Стану ль я тебя обманывать... да вот он и сам катит к нам.


                                 ЯВЛЕНИЕ 4

                             Мельник и прежние.

     Фетинья. Поди-тка, поди, соседушка, разбери нас; ведь  ты  сватаешь  за
дочь-ту мою дворянина? Мельник. Ты его видела? Фетинья. Видела.  Мельник.  И
спрашивать нечего. Анкудин. Как жа, а ко мне ты приходил с детиной и называл
его крестьянином?
     Мельник. Я и теперь в том стою, и коли милости вашей в потребу, так  мы
его и на лицо выставим.
     Анкудин и Фетинья (оба). Подай-ка сюда, мы и посмотрим.
     Мельник. За нами дело не станет. (Ухватя их обоих, поет.)

                             И теперь я то пою,
                             В своем слове я стою.
                                Этой ночи,
                                Что есть мочи,
                             Я чудес вам натворю:
                             Тебя с нею помирю!
                                Подождите,
                                Не ходите,
                             Жениха вам покажу
                             И все дело развяжу.

                   (Уходит, и они все, смотря ему вслед.)


                                 ЯВЛЕНИЕ 5
                           Те же, кроме Мельника.

     Анкудин. Старуха!.. как ты смышляешь? сват-ат  наш  не  дьявольщину  ль
какую городит и уж не оборотня ли нам сватает?
     Фетинья. Чего доброго, и быть так.
     Анкудин (поет).

                          Вижу я, колдун морочит:
                          Обмануть нас всех трех хочет;
                          Только как колдун ни дюж,
                          Да ведь я и сам уклюж:
                          Как обман его я смечу,
                          То, как черта, изувечу.
                          Провожу с двора дубьем... (2 раза)


                             ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

            Мельник (пьяный и с балалайкой), Филимон и прежние.

     Мельник. Ну-те-тка... (К старику.) Этого ли я к тебе приводил?
     Анкудин. Этого, этого, не спорное дело, только, брат...
     Мельник (к старухе). А ты с ним ли на дороге-та столкнулась?
     Фетинья. С ним, точнехонько.
     Мельник. Ау невесты и спрашивать нечего.
     Анюта (подходя к ним, рассматривает Филимона, он ей  кланяется,  и  она
ему). Он!.. точнехонько он!.. как же я рада!
     Фетинья. Да ведь он дворянин, ты сказывал?
     Мельник. Да еще и природной.
     Анкудин. Почему жа мне называл ты его крестьянином?
     Мельник. А потому жа, что это правда.
     Анкудин. Что ж за чертовщина такая? Дворянин и  крестьянин;  нет!  нет,
видно, брат-сват, ты нас морочишь.
     Анюта. Батюшка и матушка, что до того  нужды?  пускай  он  хоть  пастух
будет, да мне полюбился; не думайте, отдавайте скорее.
     Мельник (берет старика и старуху за руки; сперва к старику). Ты за него
отдать думаешь?
     Анкудин. С охотой бы.
     Мельник (к старухе). А ты, сватьюшка?
     Фетинья. И я бы не упрямилась, коли дворянин он.
     Мельник. Ладно, слушайте ж, что я вам петь  буду.  (Настраивает  сперва
балалайку, потом поет.)

                  Уж как шли старик с старухой из лесочка,
                       Из лесочка,
                       С ними дочка,
                       Пригожайка... (2 раза)
                  Навстречу им попался сосед-мельник,
                       Сосед-мельник,
                       Не бездельник,
                       Ворожайка... (2 раза)
                  Сосед-мельник загадает им загадку,
                       Им загадку,
                       Правду-матку
                       Загадает... (2 раза)
                       Еще что да таково,
                       На Руси у нас давно:
                  Сам помещик, сам крестьянин,
                  Сам холоп и сам боярин,
                  Сам и пашет, сам орет
                  И с крестьян оброк берет.
                       Отгадайте!
                       Толк в том дайте.
                       Не болтайте,
                       Отгадайте... (2 раза)

     Анкудин. Черт разве это отгадает, а не мы, грешные!
     Мельник (продолжая петь). Старики мои догадки не имеют,

                       Не имеют,
                    Не умеют
                    Отгадати... (2 раза)
                  Так ни мне пришло загадку разгадати,
                    Разгадати,
                    Не солгати,
                    Объявити... (2 раза)
                  Ища вот да что оно,
                  На Руси у нас давно:
                  Сам помещик, сам крестьянин,
                  Сам холоп и сам боярин,
                  Сам и пашет, сам орет
                  И с крестьян оброк берет.
                    Это знайте:
                    Это знайте,
                    Не вступайте
                    Больше в спорец.
                    Его знают,
                    Называют
                    _Однодворец_!..

Слышали  ль?..  он _однодворец_, а _однодворец_ - и дворянин, и крестьянин -
всё один.
     Анкудин. Вот на! а я, хоть бы те треснуть, не домыслился этого.
     Мельник. Ну, теперь спору больше нет? Анкудин. Нисколько.
     Фетинья. И я ни словечка. (Особливо.) Ведь все уж дочь-та моя будет  не
за простым мужиком-охреяном, а таки хотя за половиною да дворянином.
     Анкудин. Пускай, пускай по-твоему.
     Мельник. Нечего ж и смышлять  больше,  ну-тка,  в  добрый  час  веселым
пирком да за свадебку.
     Фетинья. Во святой час! по рукам, да и замуж.
     Анкудин. Спасиба, брат соседушка, правду  молвить,  удружил  всем  нам.
(Зачинает петь.)

                     Теперь у нас, старуха, нету спора:
                     Приходит наше дело до сговора.

                                    Хор

               Мельник                                Все

     Так... я к вам, мои други,           Вот... друг наш сват Гаврилыч,
     Я недаром приходил,                  Сват недаром приходил,
     Я вам свадьбу снарядил               Он нам свадьбу снарядил,
     Всем вам, всем вам угодил.           Всем нам, всем нам угодил.

                                  Фетинья

                     Крушить не буду молодость девичью,
                     Сыскала жениха ей по обычью.

                                    Хор

               Мельник                                Все

     Так... я к вам, мои други...         Вот... друг наш сват Гаврилыч...
                                                                      и пр.
                                   и пр.

                                  Филимон

                     Теперь мое сердечушко на месте:
                     По нраву я пришел моей невесте.

                                    Хор

               Мельник                                Все

     Так... я к вам, мои други...         Вот... друг наш сват Гаврилыч...
                                                                       и пр.
                                   и пр.

                                  Мельник

                     Как женится на девочке детинка,
                     То придет мне в карман от них полтинка.

                                    Хор

               Мельник                                Все

     Так... я к вам, мои други,           Вот... друг наш сват Гаврилыч,
     Я недаром приходил,                  Сват недаром приходил,
     Я вам свадьбу снарядил,              Он нам свадьбу снарядил,
     Всем вам, всем вам угодил.           Всем нам, всем нам угодил.

                                    Все

                     Зачинать пора пирушку нам смекать,
                     И в веселости затеем куликать.

                         Мельник (поет к Анкудину)

                     Поведи-ка ты к себе нас, доброй тесть:
                     У тебя вина и пива много есть.

                                    Все

                     Поведи-ка ты к себе нас, доброй тесть,
                     У тебя вина и пива много есть.
                               (Все отходят.)

                 Сим оканчивается третье действие и опера.

     <1779>


                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     В  настоящее  издание  вошли  избранные  стихотворные  комедии,  тексты
комических опер XVIII в. и куплеты  из  водевилей  первой  половины  XIX  в.
Произведения В. В. Капниста, А. С. Грибоедова и П. А. Катенина  остались  за
пределами данного сборника, так как этим авторам  посвящены  отдельные  тома
"Библиотеки поэта".
     Во  втором  издании  Большой  серии  "Библиотеки  поэта"  вышли  книги:
Шаховской А. А. Комедии. Стихотворения / Вступ. статья, подготовка текста  и
примеч. А. А. Гозенпуда. Л.,  1964;  "Стихотворная  комедия  конца  XVIII  -
начала XIX века"  /  Вступ.  статья,  подготовка  текста  и  примеч.  М.  О.
Янковского.  М.;  Л.,  1964.  Предлагаемая  вниманию  читателей  книга  лишь
частично совпадает  по  содержанию  с  указанными  изданиями:  пьесы  Н.  П.
Николева, Н. Р. Судовщикова, А. А. Шаховского и Н. И. Хмельницкого, частично
- куплеты из водевилей (основные источники водевильных текстов см.:  Ленский
Д. Т. Оперы и  водевили.  М.,  1836;  "Репертуар  русского  и  Пантеон  всех
европейских театров". 1842, кн. 7; Кони Ф. А. Театр. Спб., 1871;  "Старинные
водевили". М.; Л., 1939).
     В настоящий сборник включены характерные для комедии, комической  оперы
и  водевиля  произведения,  позволяющие  проследить   поэтическую   эволюцию
вышеназванных  жанров.  Произведения,  публиковавшиеся  при  жизни  авторов,
печатаются  по  последним  прижизненным  изданиям,  с  учетом  цензурованных
рукописей.  Пьесы,  не  опубликованные  при  жизни  авторов,  печатаются  по
наиболее   авторитетным   посмертным   изданиям   и    рукописным    копиям,
преимущественно  хранящимся  в  Ленинградской  государственной   театральной
библиотеке им. А. В. Луначарского.
     Орфография и пунктуация приближены к  современным  нормам,  сохраняются
только особенности, имеющие стилистическое  или  произносительное  значение,
несущие печать эпохи.
     Издание  сопровождено  общей  вступительной   статьей   и   специальным
предисловием к разделу "Куплеты из водевилей". Произведения  каждого  автора
предваряются вступительными заметками.
     Примечание  к  каждому  произведению  начинается  с   библиографической
справки, в которой указана первая публикация и все  последующие,  содержащие
изменения  текста,  вплоть  до  источника,  дающего  окончательный  вариант,
приводимый в данном  издании,  а  также  сведения  о  наиболее  значительных
рукописях (многочисленные  идентичные  списки  не  учитываются).  Уточняется
время  публикаций,  даются   необходимые   сведения   историко-литературного
характера - обстоятельства создания произведения, этапы воплощения замысла и
т. п. Приводятся критические, эпистолярные,  мемуарные  отзывы.  Указываются
театральные постановки и отзывы на них. Комментируются малоизвестные события
и  факты,  подразумеваемые  или  явно  упоминаемые  в  тексте.  Разъясняются
архаические   понятия   и   выражения,   отдельные   эпизоды,   малопонятные
современному читателю.
     Объяснение отдельных устаревших слов, мифологических  имен  и  названий
отнесено в Словарь, помещенный в т. 2.

             Список условных сокращений, принятых в примечаниях

     Арапов - Арапов Пимен. Летопись русского театра. Спб., 1861.
     БдЧ - журнал "Библиотека для чтения" (1834-1865).
     BE - журнал "Вестник Европы" (1802-1830).
     Вольф - Вольф А. Хроника петербургских театров с конца 1826  до  начала
1855 года. Спб., 1877. Ч. 1-2.
     ГТБ - Государственная театральная библиотека  им.  А.  В.  Луначарского
(Ленинград).
     ДС - "Драматический словарь". Спб., 1772.
     ИВ - журнал "Исторический вестник" (1880-1917).
     Пантеон  -  журнал  "Пантеон  русского  и  всех  европейских   театров"
(1840-1841).
     РВ - журнал "Русский вестник" (1856-1899).
     РМ - журнал "Российский музеум" (1815).
     РТ - журнал "Репертуар русского театра" (1839-1841).
     РФ - "Российский феатр, или Полное собрание всех Российских феатральных
сочинений". Спб., 1786-1794. Ч. 1-43.
     СО - журнал "Сын отечества" (1812-1852).

                              А. О. АБЛЕСИМОВ

     Отдельное издание. М., 1779. На  титульном  листе  издания  обозначено:
"Представлена в первый раз на московском театре генваря 20 дня  1779  года".
Первая постановка состоялась на сцене театра в доме сенатора Р. И. Воронцова
на Знаменке. Роли исполняли:  Анкудина  -  Е.  Залышкин,  Фетиньи  -  Н.  В.
Соколовская, Анюты - X. Яковлева, Фаддея - А. Г. Ожогин, Филимона  -  Я.  С.
Шушерин. Музыка М. Соколовского. 9  февраля  состоялся  спектакль  в  Зимнем
дворце (Петербург). Обе постановки имели большой успех: "Сия  опера  столько
возбудила внимания от публики, что много раз была играна (в Москве.- А. Г.),
и завсегда театр наполнялся; а потом в  Санкт-Петербурге  была  представлена
много раз у Двора, и в  случившемся  в  тогдашнее  время  Вольном  театре  у
содержателя г. Книппера была играна сряду двадцать семь раз;  не  только  от
национальных слушана была с удовольствием, но и  иностранцы  любопытствовали
довольно; кратко сказать, что едва ли не первая русская опера имела  столько
восхитившихся спектаторов (зрителей.- А.  Г.)  и  плесканий"  (ДС.  С.  78).
"Мельник - колдун, обманщик и сват" - одна из немногих  русских  опер  XVIII
в.,  сохранившаяся  в  репертуаре  отечественного  театра  в  XIX  столетии.
Ставилась она и позднее. В  немалой  мере  популярности  этого  произведения
способствовали талантливые исполнители роли Мельника, начиная с А. Ожогина и
продолжая М. С. Щепкиным, О. А. Петровым, А. Е. Мартыновым, А. М.  Крутицким
и  другими  выдающимися  артистами.  В.  Г.  Белинский  называл   "Мельника"
"прекрасным народным водевилем" и считал, что это произведение Аблесимова "и
комедии Фонвизина убили <...> все комические знаменитости,  включая  сюда  и
Сумарокова". Будучи гимназистом, Белинский сам участвовал в постановке  этой
оперы (см.: Белинский В. Г. Поли. собр. соч. Т. !. М., 1953; Т. 2. М., 1953.
С. 53, 551; Т. 3. М., 1953. С. 288).
     "Мельник" Аблесимова  прочно  связан  с  русской  действительностью,  и
попытки найти источник неприхотливой фабулы во французской комической  опере
XVIII  в.,  в  частности  в  интермедии  Ж.-Ж.  Руссо  "Devin  du   village"
("Деревенский колдун", 1752), беспочвенны. В  произведении  Руссо  покинутая
возлюбленным пастушка Колетта обращается за помощью к деревенскому  колдуну,
и тот советует ей притвориться равнодушной и возбудить  чувство  ревности  в
Колене  (так  зовут  покинувшего  ее  юношу).  Совет  колдуна  помогает,   и
интермедия завершается счастливо. Ни сюжет оперы Аблесимова,  ни  герои,  ни
тем более музыка, основанная  на  мелодиях  русских  народных  песен  -  они
большею частью указаны в тексте пьесы,-  не  имеют  ничего  общего.  Вопреки
этому, один из дореволюционных литературоведов  писал:  "Зная  неграмотность
Аблесимова, приходится объяснить  себе  соприкосновение,  хотя  бы  в  общем
замысле (курсив мой.- А. Г.), двух опер, его "Мельника, колдуна" и "Devin du
village"  Руссо,  заимствованием  из  вторых  рук,   с   чужого   пересказа"
(Веселовский Алексей Н. Западное влияние в  новой  русской  литературе.  5-е
изд. М., 1916. С. 116). Опера Руссо была известна в России и  исполнялась  в
оригинале  и  в  переводе  до  появления   "Мельника".   Однако   никто   из
современников не  только  не  заметил  ни  малейшего  сходства  между  этими
произведениями,  но,  напротив,  большинство  отмечало  самобытность   пьесы
русского автора. Так, немецкий актер А, Зауэрвейд, выступавший в Петербурге,
писал об оригинальности "Мельника" и его отличии "от других опер, в  которых
слишком  много  заимствованного.  Аблесимов  -  один  из  немногих   русских
литераторов,  которые  вполне  поняли  характер  своего  народа   и   весьма
содействовали его развлечению"  (Sauerweid  A.  Russische  Theatralien.  St.
Petersburg, 1784. В. 1. S. 73).  В  петербургском  журнале,  издававшемся  в
конце XVIII в. на немецком языке, анонимный автор писал  о  "Мельнике":  это
"всеми излюбленная пьеса, она дается теперь так  же  часто,  как  прежде,  и
театр всегда полон.  Сюжет  "Мельника"  прост,  но  он  самым  выразительным
образом рисует  быт  русских  крестьян.  Его  мелодии  составлены  из  самых
популярных народных песен" ("Journal von Russland". 1795.  В.  1.  S.  309).
Вернее  было  бы  сказать,   что   песни,   использованные   Аблесимовым   и
композитором,  приобрели  благодаря  опере  популярность.   Обработка   этих
мелодий,  сделанная  М.  Соколовским,  не  сохранилась.  Музыка   "Мельника"
известна  нам  в  позднейшей  гармонизации  и  инструментовке   неизвестного
композитора; авторство неосновательно приписывалось Е. И. Фомину.
     Опера Аблесимова вызвала много откликов современников,  преимущественно
отмечавших достоинства произведения и его успех. Но  нашлись  и  противники.
Анонимный автор издевательской "Оды похвальной автору "Мельника", сочиненной
в городе Туле 1781 года" (возможно, что ее написал Д. П. Горчаков)  усмотрел
главный недостаток произведения в его народности  и  в  том,  что  Аблесимов
бросил вызов законам оперы и  ее  прославленным  либреттистам  Ф.  Кино,  П.
Метастазио и Ш.-С. Фавару:

                          Своею оперой прекрасной
                          Кинольту дал ты тулумбас,
                          И Метастазию ужасный
                          Ты ею же отвесил раз.
                          Фавар с тобой не входит в спорец,
                          Ведь ты у нас не однодворец -
                          Тягаться льзя ль им всем с тобой!

Сочинителя  "Оды"  возмутило  то, что Аблесимов воспроизвел в опере народные
игры и обряды и даже осмелился показать телегу и лошадь:

                          Мы все твою узнали цену,
                          Как ты луну стащил на сцену
                          И лошадь на театр привел.

Особенно разгневала автора "Оды" грубая лексика Анкудина (примечательно, что
приводимые  им  куплеты  в  одном  случае  заимствованы  из сцены, в которой
крестьянин  угрожает  побоями  своей  жене-дворянке).  Автор "Оды" предложил
Аблесимову  сесть на лошадь, впряженную в телегу, и выехать на ней в обитель
муз:

                          Пегас пускай хоть ныне занят
                          И быть тобой не может нанят,
                          Но ты из "Мельника" возьми
                          Коня и на Парнас пустися,
                          Там к музам с "Мельником" явися
                          И награждение прими.

(Русская  стихотворная  пародия  XVIII  - начала XX в. Л., 1960. Б-ка поэта.
БС).  Аблесимов  скромно  и  сдержанно  ответил на эту "оду" в своем журнале
"Рассказчик  забавных  басень,  служащих  к чтению в скучное время или когда
кому  делать  нечего.  Стихами  и  прозою"  (М.,  1781.  Л. 49. С. 181-183),
изобразив  спор  поэтов  "про  Феба"  и  их  суровый приговор: "А "Мельника"
издатель  И  в  роде оном тоже "Рассказчика" писатель Не смели бы возвесть и
око  на  Парнас!"  Ничто  не  могло помешать успеху оперы. Он не ослабевал с
годами.  Многие  современники  пытались  объяснить  неувядающую популярность
"Мельника".  П.  А.  Плавильщиков  писал:  "Отчего опера "Мельник", со всеми
слабостями сочинения и ненаблюдениями Аристотелевых правил, более 200 полных
представлений  выдержала  и  всегда с удовольствием принималась, а "Нелюдим"
("Мизантроп".-  А.  Г.), славная Мольерова комедия, никогда полного собрания
не имела? Для того, что "Мельник" наш, а "Нелюдим" чужой". "Наш" - не только
потому,  что написан русским писателем, но прежде всего потому, что правдиво
воспроизводит  русскую жизнь, тогда как "Мизантроп" воссоздает чужую среду и
нравы,  и  вдобавок  зрители  знакомятся  с  пьесой в переводе. Плавильщиков
поясняет:  "Между  переводом и сочинением точно такая же разность, как между
эстампом  (оттиском.-  А.  Г.),  если  не больше" ("Зритель". 1792. Ч. 2. С.
131).  "Мизантроп"  под загл. "Нелюдим" был переведен И. П. Елагиным прозой,
тогда  как  оригинал  написан превосходными стихами, и, следовательно, пьеса
Мольера   предстала  перед  русскими  зрителями  в  виде  слабого,  бледного
"эстампа".  Вновь  к  затронутой  ранее  теме Плавильщиков обратился в пьесе
"Мельник  и сбитенщик - соперники" (1794), в которой, противопоставив героев
оперы  Аблесимова и Княжнина, признал победу первого. Автора "Сбитенщика" он
обвинил  в  подражании  чужеземным  образам,  тогда  как  Аблесимов следовал
природе  и  национальному характеру. В пьесе Плавилыцикова Мельник заявляет:
"Я  люблю своим родным хвастать". Автор "Рассуждения по случаю представления
оперы "Мельник"" (вероятно, С. Н. Глинка) указал, что произведение это "было
играно  почти  двести раз <...>, в самое то время, когда мы уже ознакомились
со  многими иноземными зрелищами. И теперь мы смотрим с удовольствием на сию
старинную  оперу.  Но  очего  она  как  будто  невольно влечет к себе слух и
сердце?  Без  сомнения,  от  того,  что  "Мельник"  есть  самородное русское
произведение"  (РВ.  1808.  Ч.  4,  No 12. С. 385-386). Обстоятельный разбор
посвятил  опере  поэт  и критик А. Ф. Мерзляков. В отличие от Плавилыцикова,
признавшего  достоинства "Мельника", несмотря на "ненаблюдение Аристотелевых
правил", Мерзляков, убежденный приверженец классицистской поэтики, попытался
объяснить   успех   оперы  тем,  что  ее  автор  будто  бы  строго  следовал
предписаниям   Аристотеля,  Горация  и  Буало.  Ссылка  на  авторитеты  была
вынужденной,  и,  конечно,  не  в подобном наивном "объяснении" популярности
"Мельника" заключался смысл отзыва Мерзлякова. По убеждению критика, главное
достоинство  "Мельника"  в  том,  что  "все  лица его просты, но не глупы до
отвратительности,  не  надуты  сверх  своего  звания, как в некоторых других
комических  наших  пиесах <...> Все лица имеют качества приятные <...> все в
известной  степени  милы и разнообразны! Мельник смышлен, догадлив, забавен,
готов  на  услугу.  Анкудин  <...>  не  легковерен,  он тотчас готов принять
осторожность  против колдуна, когда начал подозревать, что он его морочит, и
тогда  же  берет  сторону  жены  своей"  (BE.  1817, No 6. С. 120-126) А. А.
Шаховской  также  объяснял  популярность  оперы  ее связью с русской жизнью.
"Аблесимов  выхватил из народа "Мельника, колдуна и свата", пустил его прямо
на  сцену,  заставил  петь  замысловатые  стихи  на  голос  русских  песен и
представил  зрителям  быт  в  свежей прелести русского своедела, и оттого-то
"Мельник"  и  "Недоросль"  никогда  не  могут приглядеться" (Шаховской А. А.
Летопись  русского  театра  // "Репертуар русского театра". 1840. Кн. 11. С.
5).  "Мельник"  вызвал  к  жизни  многочисленные подражания. Анонимные оперы
"Гадай, гадай, девица, отгадывай, красная" (1788), "Колдун, ворожея и сваха"
(1789), "Невеста под фатою, или Мещанская свадьба" (1791) И. Юкина повторяли
сюжетную схему оперы Аблесимова, но уступали ей в художественном отношении.

                                  СЛОВАРЬ

     Аббе - аббат, спутник светских дам.
     Абшид - увольнение, отставка.
     Ажур - сквозная сетчатая ткань, редкое вязанье.
     Аз - первая буква славянской азбуки.
     Аксиденция - денежная "благодарность", взятка.
     Алагрек - старинный танец.
     Алеман - старинный танец.
     Алгвазил - блюститель порядка, полицейский.
       Антропофилеизм   -   человеколюбие    (искусственное    наукообразное
словообразование).
     Апрофондировать - углублять.
     Аркебузировать  -  расстрелять  (аркебуз  -   старинное   огнестрельное
оружие).
     Асессор (коллежский асессор) - чиновник, занимающий в табели  о  рангах
восьмое место.
     Асмодей - имя демона.
     Астрея (римск. миф.) - богиня справедливости; звезда.
     Атей - атеист, человек, отрицающий существование Бога.

     Багатель - пустяк, безделица.
     Баланцер - канатоходец.
     Балендрясы - пустая болтовня.
     Благочинный - полицейский.
     Благой - отчаянный, горький.
     Бостон - карточная игра, рассчитанная на четырех участников.
     Брегет - часы с боем, по имени  французского  часовщика  А.-Л.  Брегета
(1747-1823).
     Буффон - шут.

     Вавакать - болтать глупости.
     Вага - поперечная лещина у корня дышла.
     Ваперы - истерические припадки.
     Ведомости - газета.
     Векша - белка.
     Венец - созвездие Северный венец.
     Вертиж - головокружение.
     Виновый (винный) - пиковый (название карточной масти).
     Вольмар - город в Лифляндии (ныне Литва).
     Вояж - путешествие.
     Врютить - втянуть, вмешать, навязать.

     Гаер - шут.
     Галантен (от galantes hommes, фр.) - галантные кавалеры.
     Гейдук (гайдук) - лакей, сопровождающий знатного барина.
     Гиль - чепуха, ерунда.
     Голос - мелодия, мотив.
     Глагол - название буквы Г в славянской азбуке.
     Голотереи - галантерея.
     Граса - грация.

     Дежене - столовый прибор для завтрака.
     Деист - последователь философского учения, признающего наличие Бога как
безличной первопричины мира, а не творца мироздания.
     Десть - мера писчей бумаги, 24 листа.
     Доризм   -   очевидно,   дорийский,    политически-религиозный    союз,
образовавшийся в дорийских колониях античной Греции.
     Дормез - старинная карета для дальней поездки,  в  которой  можно  было
лежать.
     Дроль - забавный, странный.

     Екташ - ягдташ, охотничья сумка для убитой дичи.
     Епанча - широкий плащ.
     Ерак - так.

     Жгуты - игра, в которой используется туго скрученная ткань.

     Забоданы - вздор, пустяки.
     Закурить - запить.
     Залетная - склонная к мечтательности.
     Земля - название буквы З в славянской азбуке.
     Зенки - зрачки, глаза.
     Зобать - жадно есть, хлебать.

     Идеизм   -   учение   об   абсолютной   идее   в    духе    английского
философа-идеалиста Дж. Беркли (1684-1753).
     Ижица - название последней буквы славянской азбуки.
     Изурочить - изуродовать.
     Ик - название буквы И в славянской азбуке.
     Икскузовать - извинить.
     Имбролио - быстрая перемена ритма, такта  в  музыке;  путаница,  обман.
Инкогнито - скрывая свое настоящее имя; скрытно, незаметно.
     Ириса (Ирида, греч. миф.) - богиня радуги, соединяющей небо и землю.
     Ирод (библ.) - царь иудейский (73-4 до и. э.), был возведен на  престол
римлянами; символ тирании, жестокости.
     Ихтеизм - идея  абсолютного  Я  (нем.  Ich),  основа  учения  немецкого
философа-идеалиста И.-Г. Фихте (1762-1814).

     Календарь - книга, включавшая  сведения  о  погоде,  а  также  заметки,
статьи и советы по хозяйству.
     Камер-паж - придворное звание.
     Катехизм - катехизис, изложение богословского учения в виде вопросов  и
ответов.
     Кащей - герой русского сказочного и былинного эпоса, персонаж  лубочных
книжек, популярных среди читателей конца XVIII - начала XIX в.
     Коклюшки - палочки, употребляемые при плетении кружев.
     Камеры - сплетницы, кумушки.
     Корнет - капор.
     Корячиться - капризничать, противиться.
     Кратизм - учение античного философа и грамматика Кратета (II в.  до  н.
э.)
     Крепе - игра в кости.
     Крестовая - молельня.
     Крестовый брат- побратим, обменявшийся с  другим  человеком  нательными
крестами.
     Кудри - завитушки, характерные для написания букв гражданского шрифта.
     Куликнуть - напиться, опьянеть.
     Кунцкамера (кунсткамера) - кабинет редкостей.
     Куранты - часы с музыкой.

     Лабет - затруднительное положение, проигрыш в карточной игре.
     Лабуре - старинный танец.
     Ландкарта - географическая карта.
     Ландо - четырехместная коляска с откидным верхом.
     Ларон - круг: круговая пляска.
     Ласкатель - льстец.
     Лиман - Днепровский лиман, омывает Очаков с востока.
     Лихие - рысаки.
     Ловелас - имя распутника,  персонажа  романа  С.  Ричардсона  "Кларисса
Гарлоу", чье имя сделалось нарицательным.
     Льзя - можно.
     Лынять - отлынивать.
     Лытать - уклоняться от работы.

     Марсель - большой прямой парус.
     Маска - гримаса.
     Мериносы - порода тонкорунных овец и баранов.
     Механика - увертки.
     Мизер - отказ от взятки в карточной игре.
     Мизинец - младший сын.
     Мир - крестьянская община.
     Монадологья - учение  о  монадах,  составляющих  основу  мира  согласно
философской системе немецкого мыслителя Г.-В. Лейбница (1646-1716).
     Монплезир - дворец Петра I в Петергофе.
     Монсьор (от monsieur, фр.) - сударь.
     Монсеньер (Monseigneur, фр.) - ваше высочество, ваша светлость.
     Москатильный (москательный) - красильный.

     Нарцыз (Нарцисс, греч. миф.) - юноша необычайной красоты, влюбившийся в
свое отражение.
     Нарохтаться - намереваться, пытаться.
     Некоштный - недобрый, нечистый.
     Неглижировать - пренебрегать, вести себя невежливо.
     Неполитично - неловко, без умения.
     Несессер - коробка для туалетных принадлежностей.
     Нещечко - любимое существо.
     Нортон - название часов, по имени английского часовщика.
     Нравный - упрямый, своевольный.

     Обер-офицер - чин офицера от поручика до капитана включительно.
     Обык - привык.
     Объятный - постижимый.
     О-дез-алп - альпийская вода; ей приписывались целебные свойства.
     Орест - герой древнегреческого мифа, друг Пилада.
     Осетить - поймать в сети, пленить.
     Особо - в сторону, тихо.
     Отбузовать - отколотить.

     Палата - отделение гражданского и уголовного суда.
     Пантея - героиня одноименной трагедии Ф. Я. Козельского (1769)
     Папилоты - лоскуты бумаги для завивки волос.
     Парасоль - зонтик, защищающий от солнца.
     Партикулярно - неофициально, штатски.
     Пафос - город на острове Кипр, где находится храм Афродиты.
     Пень - тупик; стать в пень - оказаться в безвыходном положении.
     Перебяка - перебранка.
     Перекутить - запить.
     Перипатетицизм  -  учение  перипатетиков,   последователей   греческого
философа Аристотеля (384-322 до н. э.).
     Перхота - зуд в гортани, вызывающий кашель.
     Пест - глупец.
     Пеструха - карточная игра.
     Петиметр - франт, щеголь.
     Пинд - горная гряда в Греции; одна из ее вершин - Парнас  -  почиталась
обиталищем Аполлона и муз.
     Пифизм - новое словообразование от пифии, прорицательницы в Дельфах.
     Позитура - поза.
     Покровка - праздник Покровенья, отмечаемый 1 октября ст. ст.
     Политика - уклончивость, хитрость.
     Полкан - богатырь, герой русского сказочного эпоса,  персонаж  лубочных
книжек, популярных среди читателей конца XVIII - начала XIX в.
     Польш-минавея - польский менуэт (полонез).
     Порскать - натравливать гончих на зверя.
     Посямест - до этих пор.
     Потазать - поколотить.
     Потыль - затылок.
     Предика - проповедь, речь.
     Презент - подарок.
     Пресущий - исконный, извечный.
     Приказ - судебное учреждение, тюрьма.
     Проводница - обманщица.
     Провор - хитрец, ловкач.
     Променаж - прогулка; танцевальное па.
     Пропозиция - предложение.
     Профит - выгода, польза.
     Пустодом - плохой хозяин.
     Пустошь - болтовня.

     Рака - спирт-сырец, требующий вторичной перегонки.
     Рацея - длинное и скучное поучение.
     Ревень - растение, употребляется как слабительное.
     Ремиз - недобор взятки в карточной игре.
     Решпект - уважение.
     Решпектовать - признать.
     Риваль - соперник.
     Ридикюль - смешное, нелепое положение.

     Салтык - лад.
     Самсон - библейский герой, обладавший мощной силой.
     Свербеж - зуд.
     Святая - пасхальная неделя.
     Сговор - обручение.
     Секвестр - лишение должника прав распоряжаться своим имуществом.
     Селадон - имя нежного  вздыхателя,  героя  пасторального  романа  Оноре
д'Юрфе "Астрея", ставшее нарицательным.
     Сераль - гарем.
     Серпянка - дешевая льняная материя.
     Сиделец - продавец в лавке.
     Сидка - топка печи в винокурне.
     Сикурс - подмога, выручка.
     Склаваж - браслеты, украшенные драгоценными камнями, скрепленные тонкой
золотой цепочкой.
     Скло - стекло.
     Скоропостижно - нежданно, нечаянно.
     Скосырско - молодецки.
     Скудельный - глиняный; непрочный.
     Скучивши - с досадой.
     Случай - нежданная милость, успех.
     Совместник - соперник.
     Сократа-платонизм  -  учение  греческого   философа-идеалиста   Сократа
(469-399 до н. э.) и его ученика Платона (ок. 430-347  до  н.  э.),  давшего
субъективное изложение мыслей своего учителя.
     Сорока - женский головной убор.
     Сословы - однозначные слова, синонимы.
     Сотский - полицейский.
     Спензер (спенсер) - короткая куртка.
     Стоик - человек, твердо и мужественно переносящий жизненные испытания.
     Субтильный - деликатный, нежный.
     Супернатурализм  -  натурфилософия,  учение   философа   Фр.   Шеллинга
(1775-1854).

     Твердо - название буквы Т в славянской азбуке.
     Тезей (греч. миф.) - герой, совершивший ряд подвигов.
     Титло - заголовок.
     Тост - поджаренный хлеб, блюдо, распространенное у англичан.
     Турф - торф.
     Тупей - взбитый хохол на голове.

     Угар - буян.
     Унтер - нижний офицерский чин.
     Урок - порча, сглаз.

     Фанты - игра, участники  которой  угадывают  предметы,  взятые  в  виде
залога.
     Фармазон - вольнодумец, безбожник.
     Фасон - нрав, обычай, манера.
     Фатальный - уродливый.
     Фельдъегерь - курьер.
     Феникс (греч. миф.) - сказочная птица, сгоравшая  и  возрождавшаяся  из
пепла.
     Фигурантка - танцовщица, выступающая на заднем плане сцены.
     Фиксизм - искусственное наукообразное словообразование.
     Фордыбак - наглец, буян.
     Фофан - простофиля.
     Фрегат - трехмачтовый военный корабль.
     Фрондер - критикан, смутьян.
     Фузея - старинное ружье.
     Фуро - чехол, покрывало.
     Фухтель - телесное наказание в прусской армии.

     Хват - удалец.
     Хиромантия - гадание по линиям ладони.
     Хлопуша - танец, разновидность кадрили.

     Часовник - часослов, богослужебная книга.
     Челушко (чело) - лоб; наружное  отверстие  русской  печи;  переносно  -
глава, старшина.
     Чуха - чепуха.

     Цифирь - арифметика.

     Шальберить - дурить.
     Шаль - безрассудство.
     Шельство - обман, плутни.
     Шемизетка - вставка (манишка) в женских платьях.
     Шкворень - болт, на котором ходит передок повозки.
     Шпицрутены  -   прутья,   которыми   секли,   проводя   сквозь   строй,
провинившихся солдат.
     Штаб - разряд высших офицерских чинов.
     Штоц (штосс) - удар.

     Щениться - живиться.

     Экспликовать - разъяснять.
     Эр - вид, внешний облик.
     Экстракт - краткое изложение.

     Явочная - объявление о краже и бегстве преступника.
     Ям - почтовая станция.

Оценка: 6.36*16  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru